1 (1)

История ALN

«Долг революционера — в том, чтобы делать революцию во что бы то ни стало». Эти слова вспомнит любой, кто хоть раз брал в руки знаменитый «Краткий учебник городского партизана» бразильского революционера Карлуса Маригеллы. История «Национально-освободительного Действия», руководителем которого он был, позволяет проследить ключевые моменты, связанные с подпольной борьбой герильерос в условиях фашизации общества.

Глава 1. Коммунистическая Группировка Сан-Паулу.

Старый активист Бразильской Коммунистической Партии, и член её Центрального Комитета, переизбиравшийся на конгрессах 1954 и 1960 годов, Жуан Карлус Маригелла был одним из важнейших лидеров внутренней Революционной Тенденции, пытавшейся радикализировать политическую линию БКП. Наиболее сильным влиянием Маригелла пользовался в Сан-Паулу, где и была образована достаточно большая группа его последователей, называвшая себя «Крылом Маригеллы» (Ala Marighela).

10 декабря 1966 года Маригелла направил открытое письмо Исполнительному Комитету БКП, в котором он отказался от своего членства в ИК и объявил себя сторонником революционных позиций.

Приглашённый в качестве специального гостя, он, не спрашивая разрешения у Центрального Комитета партии, отправился на конференцию «Организации Латиноамериканской Солидарности» (OLAS), проходившую в Гаване в июле-августе 1967 года. Узнав об этой поездке, руководство БКП направило ноту протеста Коммунистической Партии Кубы, в которой заявлялось, что Маригелле не было разрешено присутствовать на конференции. Тотчас же после получения ноты, Маригелла отвечает Исполнительному Комитету следующим образом:

«Не запрашивая разрешение у партии, я присутствовал на конференции, во-первых потому, что не обязан просить разрешения ни у кого на осуществление революционных действий, а во-вторых потому, что я не признаю Центральный Комитет той революционной властью, которая обладала бы правом решать, что мне следует делать, а чего не следует»

«…я намерен встать на путь вооружённой борьбы, подтверждая свои революционные позиции…»

Кроме того, находясь в Гаване, Маригелла пишет ещё два письма. Первое, датированное 28 сентября 1967 года, направлено бывшему адмиралу Арагану (номинальному руководителю MRNM), скрывавшемуся в Уругвае, с предложением об объединении сил в деле развития вооружённой борьбы. Второе послание предназначалось самому Фиделю Кастро: в нём Маригелла выражает солидарность с Кубинской революцией, а так же вносит несколько предложений-поправок, рекомендуемых для рассмотрения на следующей сессии OLAS.

Эти три послания, которые позднее будут известны под общим названием «Гаванские письма», обозначат начало деятельности Карлуса Маригеллы, как «главного партизанского лидера Бразилии», взамен уже дискредитировавшего себя революционного националиста Лионеля Бризолы, все воинственные авантюры которого окончились провалом.

Жуан Карлус Маригелла

Вернувшись в Бразилию во второй половине 1967, очарованный концепцией фокизма (кубинской теорией, основывающейся на действиях малых групп партизан в различных частях страны), и получивший от кубинцев некоторую сумму в долларах США, Маригелла реорганизует группу своих сторонников в Сан-Паулу в «Коммунистическую Группировку» (Agrupamento Comunista de São Paulo – AC/SP), которая позже станет ядром «Национально-Освободительного Действия».

Принятие руководящих принципов OLAS, а так же целенаправленный отказ от партийной схемы, приводят к превращению AC/SP в своеобразный полюс притяжения для многочисленных диссидентских групп, рассматривавших вооружённую борьбу в качестве основного метода бразильской революции.

В Гуанабаре диссидентская ячейка БКП, базировавшаяся в «Национальной Технической Школе», в конце 1967 окончательно покидает ряды партии, присоединяясь к «Коммунистической Группировке». В дальнейшем, благодаря широким связям активистов этой группы в университетской среде, ячейка будет расширятся за счёт присоединения к ней многочисленных учащихся, повернувшихся к вооружённой борьбе после студенческих бунтов 1968 года.

В сентябре 1967 года Маригелла посылает первую группу бразильцев, состоявшую всего из семи человек,  для прохождения военного обучения на Кубе. Чуть позже эта группа получит название «Первой Армией ALN» (I Exército da ALN).

В феврале 1968 года лидер AC/SP излагает свои воззрения и руководящие принципы в документе «Заявление Коммунистической Группировки Сан-Паулу».

Согласно ему, первоначальная вооружённая деятельность должна была вестись в городах, но, для того, чтобы победить в этой революционной войне, после создания базовых городских групп поддержки, следовало распространить свою деятельность и на сельские районы, где из вооружённых рабочих и крестьян и будут формироваться колонны революционной армии.

Три основных принципа лежали в основе борьбы Маригеллы:

«а) обязанность каждого революционера – делать революцию;

б) не спрашивать ни у кого разрешения на революционную деятельность;

в) приверженность революции и пути вооружённой борьбы»

В марте 1968 года, следуя собственным принципам, Маригелла организует дебютное нападение на инкассаторский автомобиль «Итало-французского Банка» на проспекте Санту-Амару в Сан-Паулу.

В апреле AC/SP выпускает первый номер своего журнала «Партизан» (O Guerrilheiro), который должен был служить главным информационным органом групп, в чью задачу входило развитие партизанской борьбы в стране. Помимо того, что здесь были опубликованы «Заявление» и «Общая декларация I Конференции OLAS», — базовые тексты организации, — Маригелла позволил себе уточнить политическую линию «Коммунистической Группировки», заявив, в редакционном предисловии, что

А) главным врагом бразильской герильи и всего человечества является североамериканский империализм;

Б) борьба AC/SP базируется на тезисе «революции в два этапа» — т.е. первоначальной целью организации является «национальное освобождение Бразилии» (борьба за национальную независимость от империализма), в процессе утверждения которого ведущую роль должен сыграть пролетариат. Установление подлинной национальной демократии будет сопровождаться «уничтожением военно-бюрократического аппарата Государства и замена его структурами вооружённого народа».

Так же в 1968 году Маригеллой был опубликован текст «Некоторые вопросы бразильской герильи», составленный ещё в октябре 1967 года в Гаване. Здесь Кубинская революция рассматривается в контексте мировой социалистической революции, и выводится как пример триумфальной победы партизанской армии над регулярным войском, несмотря на поддержку контрреволюционных сил североамериканским империализмом и отсутствие «классического» условия – мировой войны, которую можно было бы преобразовать в войну гражданскую.

Здесь же главарь AC/SP выводит три фазы развития партизанской борьбы в Бразилии:

1) планирование и подготовка герильи;

2) запуск вооружённых действий и период стратегического отступления («выживания герильи перед натиском Государства»)

3) рост партизанских сил и переход к маневренной войне.

В июле 1968 комбатанты «Первой Армии ALN» возвращаются с Кубы, и инициируют хорошо подготовленные в военном отношении вооружённые акции. Не останавливаясь на достигнутом, Маригелла тотчас же приступает к организации ещё одной группы («Вторая Армия ALN» или «Группа 25-ти»), которая так же отправляется на Остров Свободы, где и проходит усиленный курс военно-политической подготовки в период с марта по сентябрь 1969 года.

Итак, при поддержке «Первой Армии», «Коммунистическая Группировка», ведомая жаждой деятельности, организует и проводит первые серьёзные вооружённые акции:

— Нападение на «Торгово-промышленный Банк» на проспекте Сан Габриель;

— Нападение на финансовое агентство «Alameda Barros» на проспекте Анжелика;

— Ограбление почтового поезда, следовавшего по маршруту Эстрада де Ферру Сантус – Жундиан;

— Нападение на автомобиль с деньгами агропромышленной корпорации «Massey Ferguson» в Альто де Пиньейрос;

— Нападение на дом коллекционера оружия в Аламедия Рибейран Прету;

— Взрыв автомобиля, принадлежащего сотруднику Департамента Полиции и Общественного Порядка (DOPS) в Сан-Паулу, на проспекте Маржиналь;

— Взрыв в доме директора телекоммуникационной компании «Contel»;

— Нападение на оружейную фабрику «Indústria Rochester» в Моги Дас Крузес.

Эта последняя акция представляла собой наиболее дерзкую и сложноорганизованную вылазку, когда около тридцати боевиков на пятнадцати автомобилях обезвредив охрану, экспроприировали 23 ящика с динамитом, 21 трубку пластида и 4 мешка хлората калия.

Операции AC/SP 1968 года были ограничены исключительно районом Сан-Паулу, и принесли в казну организации более 530 тысяч крузейро, а так же позволили значительно увеличить арсенал группы.

12 октября 1968 года, продолжая развитие революционного насилия, в Сан-Паулу был убит капитан армии США Чарльз Родни Чендлер. Операция была исполнена Марку Антониу Брас де Карвалью – человеком абсолютного доверия Маригеллы, при участии двух бойцов «Народного Революционного Авангарда» (Vanguarda Popular Revolucionária) – другой организацией вооружённой борьбы, зародившейся в среде лиц, склонявшихся к революционному национализму.

В конце 1968 года Маригелла, проанализировав первые опыты вооружённой деятельности, выпускает стратегический документ «Вопросы организации», в котором заявляет, что, не отказываясь от своих «пролетарских» принципов, AC/SP должна содействовать вовлечению в революционную войну как можно большего количества людей, относящихся к различным общественным слоям, заинтересованных в смене режима. Для этого, по мнению руководителя, необходимо осуществлять яркие публичные вооружённые акции («акции вооружённой пропаганды»), которые найдут максимальный эмоциональный отклик у населения.

Документ призывает так же к созданию «Центра Самосовершенствования»: своеобразной военно-политико-философской школы воспитания кадров и руководителей, необходимых для дальнейшего расширения структуры.

Центральным же пунктом текста «Вопросы организации» становится утверждение организационной схемы AC/SP, разделённой на три фронта: «Партизанский», «Массовый» и «Сеть поддержки».

«Партизанский Фронт», согласно Маригелле, предназначался для осуществления вооружённых акций в любом месте страны. «Массовый фронт», имеющий структуру, аналогичную партизанскому сектору, должен был связывать организацию со студенческими, рабоче-крестьянскими и религиозными массами. Он так же должен был иметь «разумную боевую мощь» для осуществления акций небольшого масштаба. «Сеть поддержки», соответственно, оказывала помощь двум вышеназванным фронтам.

Помимо фронтов, документ предполагает формирование мобильных боевых расчётов, «Вооружённых Тактических Групп» (Grupos Táticos Armados — GTA), которые не нужно путать с «Группами огня» (Grupos de Fogo — GF), действующими в «Партизанском» и «Массовом» секторах. GTA и GF имеют независимую друг от друга инфраструктуру и действуют автономно, изредка координируя свои действия в простейших формах.

Преступная деятельность группы Маригеллы, начавшаяся в первые месяцы 1968, завершилась в этом году терактом 17 декабря: около двух часов ночи мощная бомба взорвалась близ Монумента Лётчикам Второй Мировой на площади 14-Бис в Сан-Паулу. На месте подрыва была оставлена газета «O Guerrilheiro», с «Посланием к бразильцам», написанном самим Маригеллой.

В последние дни года Маригелла выпускает письмо к революционерам, известное в истории под броским названием «Тот, кто танцует самбу — остаётся; тот, кто не танцует самбу — пусть уходит» (Quem Samba Fica, Quem Nao Samba Vai Embora). Он объясняет, что деньги, полученные от нападений и грабежей, являются «стратегическим фондом» организации, предназначенным для подготовки и отправки в сельскую местность тех из боевиков, кто особо отличился в ходе осуществления вооружённых акций.

Кроме того, Маригелла призывает к объединению всех вооружённых групп страны для единой борьбы против империализма и военной диктатуры, невзирая на то, к каким политическим течениям относятся те или иные боевые организации. «В любом случае, тот, кто танцует самбу — останется, а кто не танцует — пусть уходит», заключает Маригелла, используя фразу из популярной песни самба-исполнителя Жамелана.

Завершает своё послание руководитель AC/SP воинственной тирадой, породившей тот безумный суицидальный героизм, с которым бразильские боевики, очарованные харизмой Маригеллы, исполняли свои революционные акции: «Перехватите инициативу, возьмите на себя ответственность, сделайте это! Лучше совершить ошибку, и поплатиться за это жизнью. На самом деле, мёртвыми являются те, кто не делает ничего».

Глава 2. Монахи-доминиканцы и «Коммунистическая Группировка»

Ещё в начале 1968 года «прогрессивный» монах фрей Освальду Аугусту де Резенде Жуниор, проникнувшись революционными идеями Теологии Освобождения, организовал несколько собраний в доминиканском монастыре на улице Каиби, квартал Пердизас, Сан-Паулу, в которых участвовали следующие служители культа:

Фрей Карлус Альберту Либаниу (Фрей Бету)

Фрей Фернанду де Бриту (Фрей Тимотео Мартинс)

Фрей Жуан Антониу Кальдас Валенса (Фрей Маурисио)

Фрей Тито де Аленкар Рамус

Фрей Луис Фелипе Раттон

Фрей Магну Жозе Вилела

Фрей Франсиску Перейра Араужу (Фрей Чико)

Решение о присоединении к «Коммунистической Группировке» не было результатом экспрессивности или волюнтаризма, но исключительно скрупулезного анализа политических сил, действующих в стране. Фрей Освальду в ходе собраний тщательно разбирал позиции Бразильской Коммунистической Партии и «Народного Действия» (где так же, ввиду исторических корней, имелась широкая прослойка левых христиан). Обе политические организации мятежный монах критиковал за «бюрократизм» и «доктринальный догматизм», ведущий к параличу действия. В то же время он указал, что внутри городского комитета БКП Сан-Паулу существует группа лиц, возглавляемая Карлусом Маригеллой, которая отвергает примиренческие позиции своей партии, и стремится развязать революционное действие вопреки официальной позиции ЦК и самого генсека Престеса.

Фрей Освальду, который уже был знаком с Маригеллой, а так же фрей Бету (параллельно являвшийся членом  логистической сети «Народного Революционного Авангарда») призвали всех собравшихся немедленно присоединиться к AC/SP. Началось постепенно вовлечение монахов в дела (в основном, материально-технические) «Коммунистической Группировки Сан-Паулу».

В середине 1968 года на служителей культа была возложена первая ответственная миссия. Руководитель AC/SP приказал монахам заняться изучением территорий вокруг трассы Белен — Бразилиа, где изначально планировалось установить «стратегический район» для развития сельской герильи. Район Консейсан де Арагуайя, где доминиканский орден имел большое количество монастырей, являлся приоритетным в деле планирования партизанской войны. Теоретически, герильерос могли рассчитывать здесь на большую поддержку религиозных деятелей и их паствы.

После получения 3 тысяч крузейро, фрей Освальду распределил задачи исследования среди семерых своих последователей, вызвавшихся участвовать в экспедиции. В течение 20 дней группа тщательно изучала социально-экономическую ситуацию в городах Гурупи, Педру Альфонсу и Итакажа в регионе Риу Вермелью, а так же ознакомилась с территорией на севере штата Гояс, ограниченной городами Токантинополис и Арагуатинс. Особое внимание было уделено острым общественным проблемам, которые можно было бы использовать в развитии классовой войны на селе. Обязательным условием так же являлось изучение всех возможных коммуникаций: дорог, рек, трасс, крупных лесных переходов и т.п., дабы не упустить из виду аспект мобильности – один из самых важных факторов выдвинутой Маригеллой теории «мобильной партизанской колонны». Кроме того, на карандаш были взяты все местные крупные коммерческие предприятия, способные, через «экспроприации», обеспечить герилью необходимыми финансовыми ресурсами.

С этого момента, монахи полностью включаются в работу структуры AC/SP: получив «псевдонимы», они становятся  полноценными членами материально-технической сети организации, имевшими прямой доступ к Маригелле и Жоакиму Камара Феррейре («Толедо») – второму человеку в «Коммунистической Группировке».

Во втором полугодии фрей Франсиску Перейра де Араужу («фрей Чико»), имевший давние связи с экс-губернатором штата Пернамбуку Мигелем Арраесом, бежавшим после переворота 1964 года в Алжир, отправляется в Париж, где некоторое время занимается организацией работы зарубежной информационной сети Маригеллы.

В сентябре месяце группа монахов во главе с фреем Бету получает новое задание: на их плечи возлагается ответственность за издание журнала «Партизан». В тот же момент фрей Освальду отправляется в Рио-де-Жанейро, дабы наладить связи с местными коммунистическими диссидентами и Флавиу Таварисом, представителем «Движения Революционного Действия».

Глава 3. AC/SP расширяет своё влияние

Очень быстро идеи Маригеллы распространились внутри студенческой среды, завоевав множество сторонников в различных городах, чему способствовал климат политического мятежа 1967-68 гг. Вскоре, ранее мало кому известное «Крыло Маригеллы», трансформировавшееся в AC/SP, стало настоящим авангардом революционной борьбы, привлекающим к себе повышенное внимание молодёжи по всей Бразилии.

В марте 1968 Маригелла устанавливает контакты с группой «Corrente» из Минас-Жерайс. В Бразилии (столице) «Коммунистическая Группировка» наладила отношения с группой Луиса Вернека де Кастру Филью, объединившего около двух десятков старых членов БКП, надеявшихся с помощью вооружённой борьбы нанести поражение правительству. Другой фракцией, состоявшей в большинстве своём, из студентов местного Университета, являлась группа Жозе Карлуса Видаля.

Унификации обоих коллективов содействовала уличная борьба: именно в ходе многочисленных стычек с полицией и фашистами, обе группы осознали идентичность своих целей. Ко всему прочему, Карлус Видаль, являвшийся бывшим последователем «Националистического Революционного Движения» (MNR) имел контакты с Флавиу Таварисом, который и свёл своего товарища с Жоржем Мишелем Собринью, ставшим своеобразным связником между группой в Бразилии и AC/SP.

Параллельно с деятельностью монахов-доминиканцев, активисты коллектива из Федерального Округа, при содействии эмиссара Маригеллы Эдмура Периклиса де Камаргу, начали изучение территории вокруг городов Формоза, Поссе, Никеландия и Унай, где в тот момент обострились земельные конфликты. Кроме того, близ города Риу Бартоломеу была создана своеобразная «база обучения», где активисты практиковали стрельбы из переданных из Сан-Паулу автомата и пистолета, а так же экспериментировали со взрывчатыми веществами на основе хлората.

Эдмур Периклис де Камаргу

В Рибейран-Прету местным членом Компартии Иринеу Луисом де Мораесом так же была создана революционная ячейка, получившая имя «Вооружённая Сила Национального Освобождения» (FALN), которая в конце 1967 установила тесные контакты с «Коммунистической Группировкой». В последующем, после разгрома этой маленькой организации в октябре 1969 года, её спасшиеся от арестов боевики присоединятся к «Тактической Вооружённой Группе» Виржилиу Гомеса да Силвы.

Глава 4. «Национально-освободительное Действие»

В январе 1969 года «Коммунистическая Группировка Сан-Паулу»  впервые использует имя «Национально-освободительного Действия» (Ação Libertadora Nacional) в документе «О проблемах и стратегических принципах». Новое название было введено по инициативе Маригеллы и должно было вызывать ассоциации с «Национально-Освободительным Альянсом» (Aliança Nacional Libertadora) – антиимпериалистическим фронтом прогрессивных сил, сражавшихся в 30-х годах за установление революционно-демократического правительства против диктатуры Жетулиу Варгаса. В этом же году,  для перевода структуры на национальный уровень, руководитель ALN разработал несколько документов, посвящённых стратегии, тактике и технике герильи.

В тексте, изданном в январе, выводится тезис, повествующий о тактическом характере городской герильи, тесно связанной с сельской партизанской войной, которая имеет, в свою очередь, уже стратегический характер. Боевики ALN, день за днём реализующие нападения на банки и коммерческие конторы, не должны забывать о проблеме сельской работы, являющейся главной целью организации.

В апреле ALN официально утверждает эволюцию организационной схемы выпуском документа «Характеристики нашей нынешней структуры», в котором вновь, уже на общебразильском уровне, озвучиваются стратегические задачи организации. Для исполнения этих задач учреждено «Стратегическое Командование», в чью компетенцию входит «разрешение проблем сельской герильи, развитие тайной работы на селе и монтаж здесь партизанской структуры, центральный контроль за улучшением боевой техники, организация и реализация операций перемещения ресурсов и кадров, стратегическая поддержка».

«Командование» напрямую связано с «региональными координационными центрами», которые должны быть созданы во всех крупных урбанистических конгломерациях для того, чтобы «взять на себя ответственность за развитие городской герильи, расширение и руководство городским массовым фронтом и организацию городской сети поддержки».

Несмотря на столь жёсткую структуру, в документе подчёркивается, что все революционные изолированные группы, защищающие основные принципы ALN, будут рассматриваться как связанные с организацией, хотя бы они и не были напрямую направляемыми национальным руководством в своём планировании вооружённых акций.

Более сложные операции, требующие большой подготовки и эффективности, должны планироваться и осуществляться оперативными координационными центрами, формирующиеся представителями двух или более групп.

В мае 1969 Маригеллой был выпущен документ «Роль революционного действия в создании организации», в котором руководитель ALN рассказывает, как из маленького ядра городской герильи с помощью революционной практики AC/SP эволюционировала в национальную организацию. Он жёстко критикует организации (главной из которых считается БКП), делавшие основную ставку на «голый прозелитизм» и привлечение сторонников с помощью политических манипуляций. По его мнению, прозелитизм только тогда является эффективным, когда он подкреплён действием (вооруженной пропагандой):

«…наш путь насилия, радикализма и терроризма является честным методом привлечения людей. Те, кто присоединятся к нашей организации, не будут обмануты пустыми обещаниями, но будут привлечены исключительно революционным насилием, являющимся основным нашим принципом…»

В августе Маригелла распространяет свой знаменитый «Мини-учебник городского партизана», ставший настольной книгой для бразильских революционеров, а так же весьма скучный памфлет «Об организации революционеров», в котором монотонно повторяются принципы, выведенные в ранее опубликованных документах.

Октябрь обозначился выпуском внутреннего документа под заглавием «Наставления о сельской герилье»: основной мыслью этого труда является призыв к консолидации групп городской герильи через создание климата мятежа в главных бразильских городах.

Находясь на первой стадии своего роста, организация понимает, как важно сейчас интенсивное развитие психологической войны для того, чтобы держать врага в постоянном напряжении, тем самым отвлекая его внимание от сельской местности. От провинции, где идёт серая и не видимая глазу работа по строительству инфраструктуры, по созданию баз поддержки, по вовлечению крестьян в действия против федеральной власти. Т.е. подготовка к мобильной партизанской войне.

Насилие крестьян, с которыми будет установлен надёжный контакт, должно быть ориентировано, в первую очередь, на углубление классового конфликта: убийства «латифундистов и их прислужников», разрушение и сожжение плантаций, уничтожение и угон скота – всё это необходимо для того, чтобы «ввергнуть село в тот же красный террор, который уже захватил городские центры, который ввергает в настоящую панику буржуев, военных и империалистов».

Маригелла оптимистично утверждает, что 1969 должен стать годом начала сельской герильи, хотя по всем признакам организация морально не доросла до подобной деятельности.

Так же в этом году ALN выпускает тексты «Операции и Партизанские Техники» и «Революционное действие и единый фронт»: малоинтересные документы, слово в слово повторяющие тезисы, ранее высказанные в других трудах Маригеллы.

Глава 5. Вооружённая деятельность в Сан-Паулу

В 1969 году национальным координатором ALN был назначен Жоаким Камара Феррейра («Толедо»), несмотря на то, что сам Карлус Маригелла продолжал часто путешествовать, координируя или разрабатывая  стратегические направления герильи внутри страны.

В начале года ALN несёт большие потери в Сан-Паулу.

26 января в перестрелке с полицией погибает главный помощник Маригеллы, координатор «Тактической Вооружённой Группы», Марку Антониу Брас де Корвалью («Маркито»), отличившийся расстрелом капитана армии США Чарльза Чендлера на глазах его же собственных детей в октябре прошлого года. Таким образом, руководство над GTA Сан-Паулу (состоящей, к тому моменту, уже из двух «Групп действия») переходит к Арну Прейсу.

Марку Антониу Брас де Карвалью

Так же в январе были арестованы Аргонауто Пачеко да Силва, преподаватель курса обучения по обращению со  взрывчатыми веществами, и Жуан Леонарду да Силва Роша, член GTA.

11 февраля полицейский наряд, явившийся в коммерческую контору «Utupes» для того, чтобы арестовать подозреваемого в террористической деятельности сотрудника Амильтона Фернанду Кунья, натыкается на вооружённое сопротивление. В результате, по официально версии, Фернанду Кунья убит в ходе начавшейся схватки. Именно после этой операции агентами была идентифицирована личность Прейса, так же служащего «Utupes», который вынужден передать свои полномочия координатора «Тактической Вооружённой Группы» Виржилиу Гомесу да Силве.

Виржилиу Гомес да Силва

К тому же моменту времени относится и некоторые разногласия между ALN и «Народным Революционным Авангардом», который передал на хранение «Национально-Освободительному Действию» часть оружия, похищенного из арсенала 4 Пехотного полка. В дальнейшем, после многочисленных просьб VPR, боевики ALN неохотно вернули доверенное оружие. Гибель Брас де Карвалью, являвшегося основным связующим звеном между двумя организациями, несколько охладила отношения между структурами.

В этот период первого шквала репрессий, ALN вынужден был выживать, исполняя акции крайне мелкого, бандитского масштаба, вроде атак на пекарню или супермаркеты. В середине апреля происходит попытка ограбления «Итало-Американского Банка» в квартале Фунда, где один единственный солдат Военной Полиции, даже не открывая огня, обращает группу налётчиков в бегство.

Оправившись от позора, GTA Виржилиу Гомеса инициирует серию операций с ограбления 7 мая финансового агентства «Suzano», принадлежащего «Союзу Бразильских Банков». Во время отхода герильерос ввязались в ожесточённую перестрелку с полицией, в результате которой один случайный прохожий убит, ещё трое ранены. Один из боевиков, Такао Аману, был ранен в бедро, и в тот же вечер прооперирован на дому членом медицинского сектора ALN Боанержесом Масса.

В этом же месяце ALN исполнил теракт в представительстве американской корпорации «Allis-Chalmers» на проспекте Агуа Бранка, а так же нападение на ювелирный магазин в Аламеда Жау.

27 мая для того, чтобы увеличить арсенал организации, а так же деморализовать вооружённые силы, и сделать достойную рекламу организации, вооружённая команда из шести человек осуществляет нападение на гарнизон 15 Батальона Вооружённых Сил в Сан-Паулу на проспекте Крузейро ду Суль. В бою погибает солдат Наум Жозе Мантовани, застреленный близ охранного поста казарм, а так же серьёзно ранен в голову второй часовой Никасиу Консейсан Пупу.

4 июня после ограбления банка «Tonzan» на проспекте Пенья де Франса, отступавшими комбатантами убит сержант Вооружённых Сил Бонавентура Родригес да Силва, у которого похищен пистолет.

В этой же операции ранение в спину получил террорист Франсиску Гомес да Силва, однако, из-за тяжести травм, хирург ALN на этот раз не решился оперировать Да Силву, и он был оставлен своими спутниками в больнице «Боа Эсперанса». Увидев, что причиной травмы являлось пулевое ранение, доктора решили сообщить об этом в полицию. Но Боанержес Масса, Элиана Тоскано Замиховски и Паулу де Тарсу Венсеслан не допустили ареста своего товарища: взяв хирургов в заложники, они угнали карету скорой помощи и под страхом смерти заставили докторов прооперировать раненого товарища в домике на пляже в Сантусе, принадлежавшем активистке ALN  Сандре Бризоле.

Продолжая свою революционную деятельность, «Национально-Освободительное Действие» в следующие месяцы осуществляет серию ограблений банков, супермаркетов и транспортных компаний, «разбавляя» эти монотонные акции вооружённой пропагандой:

16.06 Взрыв бомбы в лифте представительства «Бразильского Информационного Канала» (TV CBI);

23.06. Нападение на офис автобусной компании «Viação Leste-Oeste»;

26.06. Теракт против электроподстанции «Light» в Пикете;

08.07. Нападение на финансовое агентство «Банка Бразилии» в Санту-Андре;

12.07. Одновременное нападение на офис «Союза Бразильских Банков» и «Федеральную Экономическую Кассу» на проспекте Гуарапира в Жасанане;

15.07. Первое нападение на офис финансового агентства «Bradesco» на улице Мажор Диого;

24.07. Вооружённое нападение на представительство «Культурной Ассоциации Бразилия – США» на улице Оскара Порту;

Конец июля: нападение на супермаркет «Pão de Açúcar» в Байрро Пиньерос;

18.08. Нападение на отделение «Коммерческого Индустриального Банка» на проспекте Сан Габриель;

24.08. Теракт против офиса электрокорпорации «Light»;

24.08. Расстрел витрины супермаркета «Mappin», где выставлена экспозиция, посвящённая «Недели Армии»;

29.08. Нападение на инструментальную компанию «Berse Ltda» на улице Аугустиньо Гомеса;

06.09. Взрыв бомбы в Епископальном Дворце;

09.09. Нападение на финансовое агентство «Итало-американского банка» на улице Памплона;

22.09. Второе нападение на офис финансового агентства «Bradesco» на улице Мажор Диого.

19 сентября организация реализует акцию вооружённой пропаганды на полицейском посту № 21, располагавшемся перед зданием Национального Собрания на проспекте Паулиста. Пост представлял собой полицейский автомобиль с двумя вооружёнными агентами, близ которого постоянно находился гражданский гвардеец, контролировавший въезд и выезд с территории.

Около 22 часов к посту подъехал автомобиль, в салоне которого находились Атон фон Филью, руководитель операции Виржилиу Гомес да Силва, Денисон Луис де Оливейра и Мануэль Сирилью де Оливейра Нету. Все четверо вышли, и направились к патрульной машине, якобы что-то спросить. В тот же момент к гражданскому гвардейцу подошёл Такао Аману, заставивший его, под угрозой убийства, встать на колени, и униженно просить прощения. Агенты, заметив происходящее, попытались отреагировать и открыли огонь в сторону боевиков. Завязалась короткая перестрелка, во время которой полицейский Педру Фернандес да Силва  получил несколько ранений в спину, став впоследствии инвалидом. Денильсон и Виржилио отобрали у деморализованных сотрудников автомат и два револьвера  38 калибра, а Такао, высмеяв гвардейца, реквизировал у него табельный пистолет.

В дополнение к «революционной акции», комбатанты облили патрульный автомобиль бензином и подожгли его. Это была одна из последних громких акций ALN в Сан-Паулу в 1969 году.

Глава 6. Церковь и ALN

В 1969 году ALN становится всё более структурированной организацией, расширяет своё влияние по всей стране, получая поддержку студенческих и рабочих секторов, а так же некоторых служителей Католической Церкви. Организация имеет сеть здравоохранения, логистики, печати. Одной из важнейших баз поддержки, где происходили заседания национального командования, являлся дом французского промышленника Жака Эмиля Фредерика Брейтона, сочувствующего бразильской революции, на улице Соуза Рамос (Вила Мариана), отношения с которым наладил Паулу де Тарсу Венсеслау, координатор логистической сети ALN.

Другим ключевым пунктом материально-технического сектора «Национально-Освободительного Действия» являлся монастырь монахов-доминиканцев в квартале Пердизас, роль которого со временем всё возрастала.

В январе 1969 года, после ограбления Карлусом Ламаркой арсенала 4 Пехотного полка и последующих арестов в Итапесерика да Серра, вскрылись связи, которые поддерживались между боевиками VPR и фреем Бету. Напуганный возможностью ареста, монах покидает свой дом, переезжая на конспиративную квартиру, предоставленную «Народным Революционным Авангардом». Однако, после ареста в марте члена VPR Исаиса де Вале Алмада, власти вновь раскрывают местонахождение мятежного монаха. В панике, фрей Бету направляет прошение провинциальному приору Доминиканского Ордена фрею Домингусу Майя Лейте о переводе его в Семинарию Кристу Рей в Сан Леопольду (Риу-Гранди-ду-Суль). Прошение удовлетворено, брат-доминиканец с облегчением покидает ставший опасным город.

В июле монах вызван в Сан-Паулу, где Маригелла возлагает на него миссию организации схемы тайной переброски скрывающихся товарищей в Монтевидео. Связавшись с уругвайским собратом, таким же «революционным христианином», отцом Вериссимо, фрей Бету успешно монтирует «коридор»  между городами Адуана (Бразилия) и Ривера (Уругвай).

Система работала. Фрей Бету получал шифрованные телефонные сообщения из Сан-Паулу от фрея Фернанду, так же сотрудничавшего с ALN. Используя свои связи среди местного клира, монах размещал прибывших комбатантов в местной церкви. После чего, из Сан-Леопольду он перемещал их на автомобиле в Сантана ду Леваменту, на самую границу с Уругваем, откуда беглецы своим ходом следовали в сторону Риверы, где их уже поджидал падре Вериссимо, сопровождавший беглецов далее в Монтевидео.

Таким вот образом, фрею Бету удалось переправить в Уругвай, в разное время, семь человек. Восьмой, Жозеф Бертольд Кальверт 26 октября 1969 был арестован на границе, так и не сумев достичь Риверы.

Другой доминиканец, фрей Освальду, оказывал неоценимую помощь в путешествиях Маригеллы по стране. С помощью братьев-доминиканцев, ему удавалось надёжно укрывать от взора полиции руководителя ALN.

В конце мая 1969 года фрей Освальду был направлен в Рио-де-Жанейро для укрепления местной структуры AC/SP и передаче своего опыта молодым революционерам. После организации нескольких вооружённых ограблений, добившись значительных результатов в деле подготовки комбатантов Гуанабары, монах-доминиканец, под предлогом прохождения дополнительного обучения богословию, отправился в Европу. Прибыв в город Фрибург, Швейцария, где должны были проходить курсы теологии, фрей Освальду установил контакты с сотрудниками посольства СССР, которые, правда, не получили развития. Обосновавшись в Швейцарии, и даже получив вид на жительство, доминиканец создал здесь небольшое агентство по распространению революционных бразильских новостей в Европе. Кроме того, она начинает активно сотрудничать с революционным журналом «Фронт», издававшемся в Париже. В Бразилии ключевым сотрудником этого швейцарского агентства являлся фрей Фернанду, который так же был отряжён Маригеллой в помощь фрею Бету по поддержке схемы нелегальной переправки боевиков в Уругвай.

Ещё одним помощником бразильской герильи ALN являлся фрей Жорже (Джиорджио Калегари), бразилец итальянского происхождения, имевший связи с Издательством «Фельтринелли», которое, в том числе, опубликовало на итальянском языке ряд документов «Национально-Освободительного Действия» (что, в свою очередь, крайне сильно повлияло на самого Джанджакомо Фельтринелли, создавшего в 1970 году по бразильской схеме свои «Группы Партизанского Действия»).

После отъезда фрея Бету в Риу-Гранди-ду-Суль, сектор печати ALN перешёл под руководство другого монаха, фрея Маурисиу (Жуана Антониу де Кальдаса Валенса), который организовал маленькую типографию для печати документов организации прямо в здании монастыря на улице Каиуби.

Глава 7. Психологическая война

С самого начала своей деятельности, AC/SP (а затем и ALN) рассматривала городскую герилью исключительно как тактический инструмент в процессе формирования и развития сельской партизанской войны. Лежащая в основе городской герильи концепция психологической войны требовала установления во всех крупных городах Бразилии атмосферы мятежа и беспорядка, дабы держать репрессивные силы в постоянном напряжении, отвлекая их внимание от сельской местности, где должно было формироваться партизанское ядро.

Немаловажную роль так же играла и «вооружённая пропаганда» — дерзкие и яркие акции, способствующие, по мнению Маригеллы, привлечению в ряды организации новых последователей, склонных к насилию и радикализму.

Как это не странно, но первая акция психологической войны бразильской герильи была осуществлена в Соединённых Штатах, когда в журнале «Diario de las Americas», издававшемся в Майами, 4 февраля 1969 появилось послание Карлуса Маригеллы, который, нисколько не стесняясь, утверждает, что Бразилия «вошла в фазу партизанской войны, типичными характеристиками которой являются организации засад, осуществления вооружённых ограблений, саботажа, организаций забастовок и массовых волнений». Казалось бы, мелкое событие, на самом деле вызвало живой отклик как в самой Бразилии, так и в Латинской Америке, и, прежде всего, на Кубе.

В мае 1969 ALN пытается добиться поддержки в армейских слоях: используя в качестве повода инцидент с хищением оружия из арсенала 4 Пехотного Полка, организация выпускает целую серию «националистических» листовок и памфлетов, в которых призывает офицеров и сержантов последовать примеру «товарищей, сражающихся за новую независимую Бразилию».

Начиная с июня месяца, дабы поддержать царящее напряжение, связанное с расширением городских вооружённых акций, ALN приступает к практике массовой рассылки писем по адресам банковских агентств и «империалистических» коммерческих контор, в которых содержались угрозы нападения, что доводило до настоящего исступления управляющих, вынужденных содержать в своих офисах большую охрану.

Помимо этого, так же летом 69, ALN в Рио-де-Жанейро регулярно начинает рассылать в зарубежные посольства свои манифесты с весьма тенденциозным описанием различного рода вооружённых акций. Как пример можно привести один из таких документов, распространённый в середине июня:

«Офицеры и сержанты дезертируют из армии и присоединяются к революционерам, унося с собой самое современное оружие и амуницию. Именно так поступил капитан Карлус Ламарка. Сержант Престес и его товарищи были освобождены из военной тюрьмы городскими герильерос. Американский шпион Чарльз Чендлер был казнён бразильскими патриотами, так же являвшимися военнослужащими, перешедшими на революционную платформу. Революционная война набирает ход, шествуя по стране вооружившись теориями Карлуса Маригеллы. Пожалуйста, уведомите своё правительство о сложившейся ситуации, т.к. бразильская диктатура пытается скрыть происходящее. Салютуем. Национально-Освободительное Действие».

25 июня, с целью запугивания военнослужащих и поддержания климата насилия, ALN осуществляет демонстративную акцию, размещая близ армейского кордона на книжной ярмарке на площади Саенс Пенья в Рио-де-Жанейро, бомбу большой мощности, но без детонатора, сообщая об акции по телефону властям.

15 августа команда из двенадцати человек  захватила центральную студию «Национального Радио» в Пирапоринье, муниципалитет Диадема, Сан-Паулу. В ходе операции у охранника был отобран пистолет, а так же подвергся жестокому избиению директор радиостанции Либорио Шук. Вышедший в прямой эфир Жильберту Лусиану Белок зачитал манифест Маригеллы «К бразильскому народу», в котором лидер «Национально-освободительного Действия» призвал своих товарищей к усилению боевых действий в городе, дабы отвлечь репрессивные силы от сельской местности, где ALN намеревался начать подготовку к развёртыванию мобильной партизанской войны

Экспроприации и банковские ограбления, которые организация осуществляла в невиданном масштабе, так же имели своё объяснение с точки зрения стратегии. Изначально выстраивая структуру на кубинские деньги, полученные ещё в 1967 году во время посещения острова, Маригелла всеми силами пытался выйти из финансовой зависимости, грозившей подрывом «национальной» линии ALN. Отвергая возможность финансирования извне, руководитель «Национально-Освободительного Действия» видел в революционных экспроприациях единственно верный путь материальной поддержки бразильской революционной борьбы.

Не менее полезными в деле развития психологической войны, запугивании и деморализации репрессивных сил государства, становятся нападения на полицейские патрули и уличные посты. Хотя солдаты и полицейские были серьёзно вооружены, на первых этапах самоуверенность играла против них: партизаны довольно легко заставали сотрудников врасплох, разоружали их, сжигали машины и унижали на глазах прохожих. Иногда унижали с особой жестокостью, что приводило к смерти безоружных солдат и агентов. Подобного рода дикие инциденты служили для того, чтобы посеять страх внутри государственных структур, продемонстрировать силу подпольной организации и неэффективность репрессивных мер. Тем же целям служил, например, расстрел супермаркета «Mappin», в витрине которого были выставлены экспонаты, посвящённые проведению т.н. «Недели армии».

Крайне эффективным методом запугивания являлись прямые угрозы сотрудникам гражданской и военной полиции: довольно распространённым явлением были телефонные звонки, во время которых боевики ALN зачитывали агентам распорядок дня их жён или детей. Хотя, нужно быть справедливым, за всю свою историю организация не совершила никаких непосредственно агрессивных действий против членов семей военных и полицейских.

Продолжая действовать в том же духе, за несколько дней до 7 сентября, ALN направило властям Сан-Паулу грозный манифест, в котором революционеры требовали запретить все торжества, посвященные ура-патриотическому «Дню Родины» (дню национальной независимости). В противном случае, организация угрожала провести террористические атаки против населения, в гибели которого будут виноваты сами власти.

В начале октября 1969 года заработала зарубежная информационная сеть ALN, выстроенная фреем Освальду. Маригелла даёт сенсационное интервью французскому журналу «Фронт», опубликованное под заголовком «Бразилия будет новым Вьетнамом». В момент выхода номера, сам Карлус Маригелла был уже мёртв.

Глава 8. ALN в Рибейран-Прету и Сеаре

В Рибейран-Прету группа боевиков ALN под руководством Паулу Эдуарду Перейры рассматривалась национальным руководством как надёжная основа сети поддержки развития сельской герильи в регионе. Руководствуясь приказами Виржилиу Гомеса и Жоакима Камара Феррейры, группа инициирует изучение территории, особо упирая на получение информации о местных коммерческих конторах, банках и арсеналах, которые в будущем, через экспроприации, могли бы восполнять материально-технические расходы герильи. Кроме того, комбатантами были составлены подробные топографические карты и заведены знакомства с крестьянами в городах Бедедуру и Питангейрас, вместе с которыми организованы учебные стрельбы в местечке Агуас Виртуозас.

Дабы установить постоянную связь с национальным руководством, двое членов группы, Гильермо дус Сантус Карвалью и Ари Альмейда Норманья обустраивают в Сан-Паулу конспиративную квартиру. Однако, 19 апреля Сантус де Карвалью был арестован в рамках расследования террористических актов, осуществлённых в Рибейран-Прету участниками FALN. На следующий день в Сан-Паулу была схвачены Ари Альмейда, а в самом Рибейран-Прету Паулу Эдуарду.

Выпущенные из тюрьмы лишь через 2 месяца, активисты ячейки из Рибейран-Прету вновь выходят на Виржилиу Гомеса, который во время личной встречи настаивает на немедленном убийстве Гильермо дус Сантуса, совершившего самое настоящее предательство, сдав своих невиновных товарищей властям. Решение этого вопроса было отложено на более поздний срок, так как деморализованные тюремным заключением бойцы были весьма напуганы воинственной риторикой Гомеса и его требованиями.

В середине октября 1969 года региональная группа размещает несколько бомб близ представительств американских корпораций в Рибейран-Прету, однако, из-за ошибки фабрикации, ни одна адская машинка не срабатывает.

Таким образом, не совершив ни одной путной акции, группа Рибейран-Прету влачит своё существование до ноября 1969 года, когда, после арестов в Сан-Паулу множества боевиков ALN, местная структура была разгромлена.

В штате Сеара, как и во многих других местах, платформой местной сети ALN являлась диссидентская группа Бразильской Коммунистической Партии под руководством Жозе Салеса де Оливейры, который в конце 1967 году покинул ряды партии для развития вооружённой деятельности. С ростом студенческого радикального движения в 1968 году, Салесу удаётся привлечь в свою группу несколько десятков молодых товарищей, в том числе, и оппозиционную фракцию «Народного Действия», так же вставшую на путь вооружённой борьбы.

В начале 1969 года, по приказу Маригеллы, сюда из Сан-Паулу пребывает Сильвиу де Альбукерке Мота с целью ориентации деятельности структуры Жозе Салеса.

Единственной акцией этой региональной группы в 1969 году становится неудачная атака на отделение «Коммерческого Банка Сеары» 4 декабря. Для того, чтобы подсобить неопытным местным товарищам, в Форталезу из Гуанабары в полном составе приезжает «Группа действия» во главе с Рональду Дутра Машаду. Но и она не способна предотвратить крах операции: в то время как боевики Машаду берут под контроль территорию близ банка, местные бойцы под руководством Салеса врываются внутрь. Тем временем, на улице революционеры открывают стрельбу по пытавшемуся скрыться охраннику учреждения. Заслышав выстрелы, товарищи Салеса в панике бегут из банка, даже не сделав попытку изъять деньги.

Глава 9. ALN в Центральной Бразилии

С 1967 года Городской Комитет БКП Бразилии, практически полностью состоявший из радикалов, воодушевлённый концепциями «Революционного Течения», начал подготовку к вооружённой борьбе. Под наблюдением членов ЦК Горкома местные коммунисты в местечке Паракати организовали солидный тренировочный лагерь, где практиковались упражнения в стрельбе, работе со взрывчатыми веществами, а так же марш-броски и физические занятия. После VI Конгресса БКП коммунистическая группа Бразилии под лидерством адвокатов Томаса Мигеля Прессбургера и Раймунду Нонату дус Сантуса в полном составе покидает партийные ряды, сближаясь с «Крылом Маригеллы».

Во второй половине 1968 года из Сан-Паулу сюда пребывает эмиссар AC/SP Эдмур Периклис де Камаргу, назначенный ответственным за изучение региона на предмет организации здесь «стратегического района» возможной сельской герильи.

В начале 1969, когда работа по изучению территории была в самом разгаре, Эдмур, осознавший бесперспективность дальнейших исследований, неожиданно ссорится с национальным руководством, настаивавшим на продолжении работы. Он покидает Бразилию.

Тем временем, подготовка местной группы, примкнувшей к AC/SP продолжается: во время февральского карнавала 1969 года боевики региональной секции грабят паспортный стол в Аса Норти, откуда забирают более ста чистых паспортных бланков, государственные штампы и печатную машинку. Эта первая акция бразильской группы одновременно привела и к первым потерям: в ходе начавшегося расследования были схвачены 14 человек, большинство из которых являлись старыми коммунистами.

Пережив первый шок, группа быстро восстанавливается под руководством Жозе Карлуса Видаля. В этот же момент установлены связи с Флавиу Таварисом, представителем «Движения Революционного Действия» из Рио-де-Жанейро.

Оправившись наконец от потерь, 7 мая революционеры исполняют налёт на бразильский кинотеатр «Karin», а чуть позже грабят местную бензоколонку.

Присоединение к группе армейского дезертира Паулу Сазара Лопеса да Силва Родригеса, приносит некоторые дивиденды. Так как Паулу Сезар самовольно покинувший Полицейский Батальон Бразильской Армии, прихватил с собой два автомата INA, пополнивших арсенал подрывной структуры. Кроме того, им был составлен список офицеров батальона, а так же нарисована карта-схема военного гарнизона.

В августе 1969 года Жеова Ассис Гомес был отправлен из Сан-Паулу в столицу Бразилии  для налаживания связей с Жозе Карлусом Видалем. Результатом данных контактов стало решение об организации групп в Гоянии и Анаполисе. Выдвинутая идея заключалась в формировании там сетей поддержки будущих сельских герильерос.

Жеова Ассис Гомес

Маригелла отправляет Жеове деньги, на которые тот арендует фазенду близ шоссе Гояния – Нерополис, на которой организована база подготовки боевиков. Кроме того, через эмиссара Камара Феррейра отправляет в Бразилию 2 автомата INA, пистолет, 2 винтовки FAL и патроны к ним для укрепления огневой мощи региональной структуры.

В сентябре и октябре, в ходе расследования пропажи несовершеннолетнего Карлуса Густава ду Насименту, структура в Бразилии — Гоянии была раскрыта. Правоохранительными органами было установлено, что ребёнок находился в столице, на малой родине своего отца-дипломата, служившего в Румынии. Случайно получилось так, что ребёнок скрывался в доме, служившим местом встреч местных боевиков. В результате случайного стечения обстоятельств были арестованы четверо членов ALN, у которых изъято 12 единиц огнестрельного оружия различного калибра и масса боеприпасов.

Вскоре властями был схвачен и сам Жозе Карлус Видаль. К началу октября 1969 от партизанской группы уже практически ничего не остаётся. Последним ударом по структуре в Бразилии стало задержание 12 ноября Жеовы Ассиса Гомеса, главного координатора сельской сети в Гоясе.

Глава 10. ALN в Гуанабаре

В Рио-де-Жанейро активисты «Национально-Освободительного Действия» начали подготовку к герилье ещё в начале 1969 года. С января и до самого апреля продолжались тренировки и изучение политико-идеологических текстов Маригеллы.

Координаторами пока ещё малочисленной организации в Гуанабаре стали уже имевшие связи с национальным руководством ALN брат и сестра Жуан Батиста и Зильда де Паула Хавьер Перейра.

В марте месяце принимает решение о присоединении к ALN группа студентов во главе с Карлусом Эдуардо Фаялем де Лира, которая чуть ранее имела сношения с «Красным крылом», но разорвала все связи с маоистами, будучи противниками жёсткой централизации руководства.

Первой акцией ALN в Гуанабаре стало неудачное нападение на буржуазный кинотеатр «Ópera» в Ботафогу 27 апреля 1969 года. Попытка вторжения была пресечена охранником, в результате чего завязалась интенсивная перестрелка. Удивительно, но, не ожидавшие подобной реакции, пятеро боевиков, даже не сделав попытки совершить кражу из кассы, убежали, оставив на пороге тяжело раненого гвардейца.

Позорный итог первой операции запускает внутри группы ALN/GB процесс отчаянной самокритики и самобичевания. Наблюдая бездействие совершенно деморализованных товарищей, Маригелла посылает в Рио-де-Жанейро фрея Освальду с заданием реструктуризации региональной секции.

С прибытием опытного и предприимчивого координатора, группа Фаяля возобновляет свою деятельность. Уже более подготовленные боевики 12 июня грабят финансовое агентство «Уругвай», принадлежащее «Банку Боа Висты», забирая 4 тысячи крузейро. Фрей Освальду, приложивший неимоверные усилия к обучению комбатантов, ликовал.

Получив уверенность в собственных силах благодаря этому нападению, структура «Национально-Освободительного Действия» в Рио-де-Жанейро провела в течение июля 1969 года следующие грабежи:

— 08.07. финансового агентства «Сан-Кристован», принадлежащего «Территориальному Кредитному Банку» на улице Бела Виста;

— 12.07. конторы по продаже автомобилей «Novocar» на улице Уругвай;

— 29. 07. финансового агентства «Санс Пенья», принадлежащего «Банку штата Минас-Жерайс» на улице Карлус де Васконселус.

Столь интенсивная деятельность привлекла внимание правоохранительных органов, в результате чего в июле же были схвачены Ньютон Леон Дуарте и Жороже Вильсон Фйяль де Лира, застигнутые в момент угона автомобиля, необходимого для очередной акции.

Первые потери порождают кризис внутри организации в Рио-де-Жанейро. Было принято решение полностью уйти в подполье. Вся группа обустроилась в доме на Муран ду Вале, Сан-Кристован, который помимо пристанища, служил так же и оружейным арсеналом организации.

«Раскрытые» властями боевики были вынуждены постоянно перемещаться, чтобы избежать ареста. Себастьян Мендес Филью и Жозеф Бертольд Кальверт бегут из Рио-де-Жанейро в Сан-Паулу. Последний чуть позже через Сан-Леопольду попытается уехать в Уругвай, но будет арестован на границе. Взамен бежавших, руководство ALN послало из Сан-Паулу Атона фон Филью и Марию Апаресида Косту.

Очень скоро во время стандартной проверки документов была арестована Зильда де Паула Хавьер Перейра, которой в середине следующего 1970 года, симулировав сумасшествие, удаётся бежать из тюремного госпиталя.

В августе оперативный руководитель ячейки в Гуанабаре Рональду Дутра Машаду получил от национального руководства ALN задание установить контакты с коммунистической группой вооружённой борьбы в Ресифи для последующей интеграции её в ряды «Национально-Освободительного Действия». Были налажены связи с лидером группы Франсиску Висенте Феррейрой, которого удалось убедить действовать в рамках руководства Маригеллы. Чуть позже ALN начал и здесь реорганизацию сил.

4 сентября происходит операция, поднявшая на уши всю страну: в Рио-де-Жанейро объединённым «фронтом» ALN и MR-8 был похищен американский посол Чарльз Элбрик. Причём, что удивительно, никто из местной структуры «Национально-Освободительного Действия» участия в этой громкой акции не принимал, и даже не знал о её подготовке.

«Акты насилия, проведённые  различными организациями по всей стране, должны были потрясти общество, однако этого не случилось – население постепенно начинает привыкать к эскалации революционного насилия.

Франклин де Суза Мартинс, руководитель Диссидентского крыла Гуанабары (Dissidência da Guanabara — DI/GB), во время одной из оперативных встреч, предлагает осуществить беспрецедентную акцию. Похищение.

Изучая возможные кандидатуры, террористы пришли к выводу, что наиболее громким может стать похищение посла. Идея вскоре была принята и одобрена Сидом Кейружем  Бенджамином, руководителем «Фронта Вооружённого Действия» (Frente de Trabalho Armado) – боевого крыла DI/GB.

После общего совещания, было решено, что идеальной целью похищения, могущим иметь национальные и международные последствия, является посол США Чарльз Берк Элбрик. Основным требованием было освобождение главных лидеров местного студенческого движения, арестованных военной хунтой.

Руководство DI/GB после оперативного планирования, пришло к выводу о необходимости подключения к акции другой организации, обладавшей большим опытом и способной поддержать DI/GB в этой операции. ALN, боевики которого проходили обучение на Кубе, а затем возвращались в Бразилию и проводили здесь десятки самых различных акций (около тридцати ограблений банков и контор продажи автомобилей, два десятка взрывов, кражи оружия, нападения на казармы и полицейские посты), рассматривался руководством как идеальный партнёр для осуществления задуманной дерзкой операции. Призывы Маригеллы, поощрявшего любые проявления революционного насилия и предлагавшего вооружённым группам помощь в деле его развёртывания, так же сыграли свою роль.

В июле 1969 года Клаудио Торрес да Силва, так же член FTA, получив задание от руководства DI/GB, связался с Жоакимом Камара Феррейрой («Толедо») для обсуждения возможного сотрудничества. Тот полностью одобрил идею.

Решено было провести операцию в течение «Недели Родины» (1-7 сентября), когда улицы муниципалитета Сете де Сетембру заметно пустеют.

4 сентября народ Бразилии был удивлён первым столь крупным похищением в стране, исполненным ALN совместно с «Диссидентским крылом Гуанабары», которое позже переродится в «Революционное Движение 8 октября» (Отрывок из книги «Смертельная истина»).

9 сентября ALN в Рио-де-Жанейро осуществил ещё один дерзкий акт по «экспроприации» оружия. В этот день, выскочив из двух «Фольксвагенов», боевики атаковали сотрудников Военной Полиции Штата Гуанабара, которые, вооружённые автоматами, патрулировали окрестности офиса телевизионной компании «TV Excelsior». Не оказывая никакого сопротивления, солдаты отдали своё оружие; тем не менее, один из них был ранен ударом приклада по голове.

В октябре Рональду Дутра Машаду, назначенный координатором Северо-Востока, установил новые полезные контакты в Ресифи с местными диссидентами из PCBR. Окончательно переехав сюда из Рио-де-Жанейро вместе с Дульсе Чавес Пандольфи, он занялся обучением и политическим воспитанием новых боевиков. Для повышения эффективности организации и получения боевого опыта, он же организовал и первую акцию группы ALN штата Пернамабуку – ограбление филиала «Финансового Банка» в Жабоатане.

Начиная с 8 декабря 1969 года структура ALN в Гуанабаре несёт тяжелые потери. Находившимся в отпуске полицейским из Сан-Паулу, на пляже в Копакабане была совершенно случайно опознана и арестована Мария Апаресида Коста в компании с Валетимом Феррейрой. 18-летний студент Феррейра хранил в своём доме на улице Пальмейрас винтовку «Маузер» патроны к ней, мимеограф и печатные клише. Это была «типография» группы.

Следствием этого раскрытия стали аресты Атона фон Филью и Линды Тиала. Чуть позже были схвачены ещё трое членов структуры, а так же раскрыты две конспиративные квартиры организации.

Тем не менее, несмотря даже на аресты и бегство своих боевиков, ALN в Рио-де-Жанейро продолжал осуществлять акции самофинансирования, столь необходимые для развития национальной организации:

— 27.08. ограблено финансовое агентство «Catete», принадлежащее «Банку Нового Мира».

— 25.09. грабёж агентства «Bonsucesso», принадлежащего «Территориальному кредитному банку».

— 15.10 грабёж агентства «Rua Bela vista», принадлежащего «Банку Байи».

— 29.11. нападение на офис фирмы «Construtora Presidente» на улице Майринк Вейга.

— 05.12. ограбление агентства «Castelo do Banco Bordalo».

— 16.12. ограбление агентства «Méier», принадлежащего «Банку Байи».

Глава 11. Потери в Сан-Паулу

Середина 1969 года обозначилась первыми арестами, потрясшими структуру ALN в Сан-Паулу. Седьмого мая, через несколько часов после ограбления офиса «Союза Бразильских Банков» в Сузано, на углу улицы Мирассоль были схвачены Роланду Фратти, Александр Малавацци и Жозе Жофре де Фариас.

Начиная с августа месяца, силам безопасности государства удаётся ударить глубоко внутрь организации, но, не смотря ни на что, она продолжает свою террористическую деятельность.

8 августа «Группа Действия» Жозе Вильсона Лесса Сабаж нападает на учебный центр «Curso Objetivo», где забирает 8 тысяч новых крузейро наличными и 12 тысяч в виде чеков, которые были сданы на хранение «Луису Рудольфу Гольдману» (вымышленное имя Антенора Майера). Чтобы убедиться, что чеки по-прежнему платёжеспособны, в начале сентября боевики решают купить магнитофон в магазине Лутца Фернанду на улице Сан-Луис в Ипиранге.

Товар был оставлен в магазине до тех пор, пока банк не подтвердит валидность чеков.

Но случилось то, чего так боялись комбатанты: магазин был уведомлён, что сданные на проверку чеки являются краденными, и если покупатели вернуться за своим товаром, необходимо сообщить об этом в полицию.

Полагаясь на удачу, на следующий день «Фольксваген» с четырьмя членами ALN на борту подъехал к магазину, чтобы забрать покупку. Жозе Вильсон и Франсиску Жозе де Оливейра зашли в магазин, Антенор Майер остался за рулём, а Мария Аугуста Томас осталась близ входа, контролируя ситуацию. Трое полицейских уже находились в лавке, ожидая прибытия нужных им покупателей. Как только Жозе Вильсон вошёл в помещение, продавец подал агентам предупредительный сигнал.

Потребовав немедленно сдаться, полицейские открыли предупредительный огонь. В ответ революционеры так же начали стрелять. В результате полицейский Жуан Селачок Нету был ранен в бедро, а продавец, Жозе Жетулиу Борда убит. Мария Аугуста убежала по улице. Жозе Вильсону, раненому в руку, и Франсиску удалось вскочить в автомобиль, помчавшийся по улице Консоласан.

Остановившаяся на красный сигнал светофора, машина комбатантов была настигнута полицейским автомобилем. Трое боевиков выскочили наружу. Франсиску удалось бежать, а Жозе Вильсон и Антенор, преследуемые полицейскими, к которым присоединились сотрудники Сил Общественной Безопасности штата Сан-Паулу, помчались к зданию на улице Эпитасиу Пессоа, и укрылись в квартире № 46, где проживал Рикарду Роберту Комоду, школьный друг Антенора.

Окружив здание, сыщики предложили бойцам сдаться, на что те ответили категорическим отказом. Жозе Вильсон Лесса Сабаж, фанатичный последователь идей Маригеллы, решил сопротивляться до конца, как это было предложено в «Мини-учебнике городского партизана». Испугавшийся такого развития событий, Роберту Комоду сбежал вниз по лестнице, где и был арестован безо всякого сопротивления. Антенор панически носился из одной квартиры в другую. В отчаянии, он забежал на 7 этаж, откуда попытался спуститься на улицу по водопроводной трубе. Однако, добравшись до четвёртого этажа, он сорвался и рухнул вниз, переломав ноги и таз. Загнанный в угол Жозе Вильсон сумел застрелить солдата  Военной Полиции, храбро ворвавшегося в апартаменты. В отчаянии боевик попытался прорвать осаду, стреляя во все стороны, но был убит.

Но даже после арестов и героической смерти Сабажа, насилие ALN не остановилось. На следующий день после смерти Жозе Вильсона, революционеры запланировали в знак мести осуществить террористический акт против некоей «важной фигуры», имя которой так и осталось неизвестным. Рано утром Исиро Нагами, являвшийся членом «Группы Действия» погибшего Сабажа, поместил мощную бомбу в салон своего синего «Фольксвагена». Во время движения автомобиля, бомба неожиданно взорвалась, разорвав на куски машину, Исиро Нагами и ещё одного участника ALN, идентифицированного значительно позже как Сержиу Роберту Корреа.

Конец сентября стал печальным временем для ALN Сан-Паулу. 24 числа были задержаны члены «Тактической Вооружённой Группы» в Аламеда Кампинас, пытавшиеся угнать два автомобиля. Сопротивление при аресте было отчаянным, как обычно. В итоге, после окончания перестрелки, были схвачены раненые Такао Аману, Луис Аугусту Фожаса Бальбони и Карлус Личжейн. Луис Аугусту в тот же вечер скончался в больнице от полученных травм.

Луис Аугусту Фожаса Бальбони

В результате этих арестов, в течение следующей недели подверглась разгрому «Тактическая Вооружённая Группа» и сеть поддержки ALN в Сан-Паулу. Схвачены десятки сочувствующих, раскрыты многочисленные дома и арсеналы, принадлежащие организации. 29 сентября координатор GTA Виржилиу Гомес да Силва оказал сопротивление при аресте и умер от полученных в бою ранений через несколько дней.

В октябре месяце аресты, задержания и обыски продолжились. Всего же за время полицейских операций были арестованы 19 ключевых комбатантов ALN и раскрыто 12 конспиративных явок. Таким образом, к концу 1969 года структура «Национально-освободительного Действия» в Сан-Паулу находилась на грани краха. Продолжавшиеся репрессии заставляют боевиков буквально разбегаться по стране, усиливая региональные группы. Некоторые скрываются в Уругвае.

Эти последние, после разбазаривания денег полученных посредством грабежей, вынуждены были отправиться в Буэнос-Айрес, где 4 ноября 1969 года они угоняют Боинг 707, совершавший рейс Буэнос-Айрес – Сантьяго-де-Чили.

Восемь бразильских революционеров, проникших на борт по поддельным паспортам, заставляют пилота направить самолёт на Кубу. Во время захвата боевики угрожали пассажирам пистолетами и бомбами, а так же заставляли читать листовки ALN, специально изданные на испанском языке.

На Кубе беглецы воспользовались предоставленной правительством Фиделя Кастро возможностью пройти усиленное военное обучение. После чего все они вернулись на родину, готовые к новым свершениям.

Аресты второй половины 1969 года привели к разрушению связей «Национально-Освободительного Действия» с доминиканскими монахами, поскольку большинство из них было идентифицировано или задержано.

Однако самой тяжёлой потерей, понесённой ALN в конце 1969 года, безусловно, стала смерть Карлуса Маригеллы.

Глава 12. Смерть Карлуса Маригеллы

Жуан Карлус Маригелла родился 5 декабря 1911 года в Сальвадоре, штат Байя, в семье итальянского эмигранта и бразильянки суданского происхождения. Его революционная карьера началась в 30-х годах: в 1932 он присоединяется к «Коммунистической Молодёжи» и «Красной Федерации Студентов», в составе которых принимает активное участие в заговоре 1935 года, целью которого было осуществление в Бразилии социалистической революции. В 1936 году, окончив инженерный институт, по приказу партии он направляется в Сан-Паулу для работы в местной коммунистической секции.

В 1939 году Маригелла вновь арестован (уже в третий раз) и отправлен в тюрьму «Фернанду де Норонья», где занимается политическим воспитанием заключённых.

Освобождённый в 1945 году по амнистии, объявленной президентом Жетулиу Варгасом, он в том же году избирается федеральным депутатом от БКП. В течение правительства Дутра Коммунистическая Партия вновь уходит в подполье, поэтому 7 января 1948 депутатский мандат Маригеллы был аннулирован.

Находясь на нелегальном положении, в период с 1949 по 1954 годы Маригелла работает в профсоюзах, увеличивая влияние партии в рабочей среде. Вскоре он входит в состав Исполнительного Комитета и Национального Секретариата БКП.

В августе 1950 года Маригелла впервые публично озвучивает радикальные тезисы: он выпускает манифест, в котором проповедует идею революционной войны. Как член Исполнительного Комитета, он возглавляет делегацию БКП, посетившую Китай в 1952 году. По возвращении, очарованный революционными достижениями Мао, будущий главарь ALN начинает работу по подготовке масс к бразильской революции. Тогда ещё он настаивал на необходимости формирования крестьянской революционной армии (Армии Национального Освобождения), в соответствии со стратегией, выдвинутой Мао Цзедуном и Линь Бяо.

Следующим шагом Маригеллы являлось проникновение в студенческую среду. С помощью контактов на юридическом факультете Рио-де-Жанейро, ему удаётся завербовать некоторых преподавателей и учащихся. Семена бунта были посеяны, оставалось только ждать урожая.

Стратегия Кубинской Революции, ставшей примером для многих бойцов с режимом в Латинской Америке, противоречила позиции международного коммунистического движения и БКП, вставших на платформу советского примиренческого реформизма. Однако, триумф армии Фиделя восхищает многих старых бразильских революционеров, действующих ещё с 30-х годов, которых до глубины души потрясает тактика «фокизма». Для Маригеллы, человека «поколения Коминтерна»,  концепция «партизанских очагов» выглядит идеальной для реализации в Бразилии.

После военного переворота 1964 года, Маригелла в очередной раз арестован в одном из кинотеатров Рио-де-Жанейро. Выпущенный благодаря усилиям юриста Собраля Пинту, он переходит к открытой пропаганде идей вооружённой борьбы среди студентов и рабочих.

В июле 1967 года Карлус получает официальное приглашение принять участие в конференции «Организации Латиноамериканской Солидарности» (OLAS) в Гаване, где обсуждаются пути распространения антиимпериалистической борьбы на весь континент.

Не спрашивая разрешение о стоявшей в оппозиции к OLAS Коммунистической Партии, Маригелла отбыл в столицу Кубы по фальшивому паспорту. Конференция закончилась принятием знаменитых Деклараций, одобрявших вооружённое действие в большинстве стран южноамериканского континента, что ещё более усилило решимость Маригеллы перейти к активной борьбе.

После конференции Маригелла провёл ещё несколько месяцев на Кубе, где его настигла новость об окончательном исключении из рядов Бразильской Коммунистической Партии.

Вернувшись на родину в конце 1967 года, он непосредственно переходит к практике революционной войны.

Итак, осенью 1969 года ALN впервые сталкивается со шквалом государственных репрессий, подбирающихся всё ближе к главному руководителю организации. Началом конца Маригеллы стало задержание Паулу де Тарсу Венсеслау, который выдал полиции телефонный номер, использующийся для экстренной связи с руководством ALN.

Проверка показала, что номер принадлежит доминиканскому монастырю в квартале Пердизес. К тому времени, братья уже находились под подозрением после того, как арестованный в марте 69 боевик VPR Исаис ду Вале Алмада сообщил о близких связях монахов с подрывными революционными группировками Сан-Паулу. За монастырём было установлено пристальное наблюдение, телефон так же прослушивался.

Тем временем, 2 ноября в Рио-де-Жанейро в общественном автобусе были схвачены фрей Тимотео (Фернанду де Бриту) и фрей Иво (Ив ду Амараль), прибывшие сюда для установления контактов с местным прогрессивным клиром.

Привезённые в Сан-Паулу, монахи начали сдавать властям все известные им сведения, касающиеся сети ALN и участия в ней братьев-доминиканцев. В конечном итоге, фрей Тимотео признался в том, что, после отъезда фрея Освальду за границу, именно он был назначен ответственным за контакты Маригеллы и членов логистической сети. Экстренная связь с руководителем «Национально-Освободительного Действия» проходила через книжный магазин «Duas Cidades», принадлежавший доминиканскому ордену: Маригелла (или его доверенные) просто звонил сюда, и называл пароль «Это Эрнесто. Сегодня в мастерской», что обозначало, что встреча должна состояться в 8 часов вечера на высоте 800 в Аламеда Каза Бранка, Сан-Паулу.

Согласившись сотрудничать с властями, фрей Тимотео несколько дней, под наблюдением агентов, ждал звонка. Наконец, 4 ноября телефон зазвонил. Встреча была назначена.

В Аламеда Каза Бранка, близ места будущей встречи, была организована засада. Одни агенты скрывались в близлежащих строящихся домах, наблюдая за происходящим на улице, другие конспирировались под обычных прохожих или под влюблённые пары. В нужном месте стоял «Фольксваген – Фуска» с двумя испуганными доминиканцами в салоне.

Незадолго до назначенного времени, мимо высоты 800 медленно прошёл мужчина, идентифицированный полицией как Луис Жозе да Кунья («Креол»), близкий помощник главаря ALN. Опасаясь спугнуть Маригеллу, его задерживать не стали.

Маригелла явился ровно в 20:00 и направился к автомобилю монахов. После того, как он сел на переднее пассажирское сиденье, фрей Иво и фрей Тимотео выскочили из машины и кинулись на землю. Осознав, что попал в засаду, он выхватил револьвер и попытался оказать сопротивление аресту, но был расстрелян.

Маригелла следовал всем правилам своей собственной концепции, выведенной в «Мини-учебнике городского партизана», не собираясь сдаваться живым. Помимо револьвера, в кармане своего спортивного костюма он так же носил две ампулы с цианистым калием.

Тем временем автомобиль, на котором главарь ALN прибыл на место встречи, был окружён агентами, но находившиеся в салоне боевики так же сдаваться не собирались. Яростно отстреливаясь, они прорвали оцепление, убив при этом следователя Эстелу Боржес Морату и дантиста Фридриха Адольфа Романа, случайно проходившего мимо места схватки. Сыщик Рубенс Кардозу де Меллу Тукундува был серьёзно ранен.

Так закончилась жизнь Карлуса Маригеллы, однако его организация продолжала жить и действовать, в соответствии с руководящими принципами погибшего вождя.

Несмотря на огромную потерю, ALN возродился под руководством Жоакима Камара Феррейры – второго человека в организации.

Удивительно, но, несмотря на всю одиозность этого персонажа, после крушения диктатуры и установления демократического правительства, общество и государство пересмотрело свои взгляды на его деятельность. Сегодня именем «борца за демократию» Карлуса Маригеллы названы улицы в Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Риу-Гранди-ду-Суль и мост в Белене.

В Пинар-дель-Рио, Куба, ещё в 1973 году была открыта военная школа имени Маригеллы.

Архитектор Оскар Ньемейер спроектировал Мемориал Карлуса Маригеллы, который должен был быть возведён правительством штата Рио-де-Жанейро в пролетарском районе Санта Барбара, где коммунистические революционеры обычно организовывали свои встречи для планирования вооружённых акций.

А в 2004 году, в 35 годовщину смерти основателя и руководителя ALN, в Сан-Паулу, на доме 815 в Аламеда Каза Бранка, близ которого он и был убит, властями была установлена мемориальная доска.

Глава 13. ALN под новым руководством

Новый 1970 год «Национально-Освободительное Действие» встретило в состоянии ступора. Погиб символ бразильской герильи, харизматичный руководитель Карлус Маригелла, через которого, помимо всего прочего, так же шло множество контактов с представителями региональных групп и многочисленными сочувствующими.

Новым лидером организации становится 57-летний Жоаким Камара Феррейра («Толедо», «Старик»), старый коммунист и товарищ Маригеллы, доказавший свою способность к управлению в ходе операции по похищению североамериканского посла Элбрика в Рио-де-Жанейро.

Жоаким Камара Феррейра

Поражённый смертью Маригеллы, Феррейра, находившийся в это время в Париже с миссией установления международных контактов для дальнейшей поддержки бразильской вооружённой борьбы, срочно отбывает на родину.

Через Кубу, где в это время проходила обучение «Вторая армия ALN», «Толедо» направляется в Бразилию, куда пребывает в конце января 1970 года. Незадолго до отъезда с Острова Свободы, Феррейра даёт интервью «Радио Гаваны», где подтверждает свою верность принципам Маригеллы.

В этом интервью, «Толедо» говорит, что бразильская революция не закончена, более того: необходимо усилить натиск на военную диктатуру за счёт увеличения темпов вооружённых акций. Касаясь действий в сельской местности, Феррейра призывает боевиков осуществлять нападения на крупные фермы, убивать скот и распространять мясо среди беднейших слоёв крестьян, дабы заручиться их поддержкой и сочувствием, необходимым для развёртывания сельской герильи.

Так же «Толедо» отметил, что смерть Маригеллы должна быть отомщена, и напомнил, что объединение всех бразильских революционных сил должно быть достигнуто путём конкретных вооружённых действий.

Похищение американского посла в Гуанабаре, исполненное совместными силами ALN и MR-8, Камара Феррейра приводит как пример подобных действий.

В заключение, «Толедо» предсказал скорую унификацию всех революционных организаций в единую бразильскую сражающуюся партию, которая «нанесёт поражение диктатуре вооружённым путём».

В марте месяце Камара Феррейра поставил перед организацией новую задачу: консолидировать ALN, захватить и повысить инициативу вооружённых действий в городах. Он настаивает на посылке на Кубу как можно большего числа новых боевиков для прохождения обучения, дабы увеличить военный потенциал организации. По возвращению в Бразилию «Второй Армии ALN», Феррейра тут же формирует «Третью Армию».

ALN приступает к реорганизации.

На бразильско-уругвайской границе Карлус Фигейреду де Са пытается восстановить схему «коридора», развалившуюся после ареста фрея Бету. Систему удалось реактивировать, но она снова рушится после ареста 13 апреля Луиса Карлуса Роша Гаспеса, у которого полицией обнаружены важные внутренние документы структуры.

Чуть позже, в мае месяце, Фигейреду де Са, в качестве делегата от ALN, примет участие в крупном подпольном собрании в столице Боливии, куда съехались представители практически всех крупных революционных организаций юга континента. В будущем, продуктом подобных встреч станет создание «Хунты Революционной Координации», куда войдут чилийское «Левое Революционное Движение» (MIR), уругвайские «Тупамарос», аргентинская «Народная Революционная Армия» (ERP) и боливийская «Армия Национального Освобождения» (ELN). «Национально-Освободительное Действие» к моменту объединения будет уже практически уничтожено.

Параллельно с перестройкой структуры, Камара Феррейра запускает в обращение ряд внутренних документов, в которых заявляет о необходимости дальнейшей подготовки к сельской герилье (приостановленной в виду смерти Маригеллы), а так же о временном ограничении, ввиду кризиса безопасности, связей с другими революционными организациями страны.

Помимо этого, анализируя сложившуюся ситуацию, «Толедо» позволяет себе критиковать милитаристскую тенденцию, возникшую внутри организации. Он указывает, что акции «Вооружённой Тактической Группы» слабо связаны с деятельностью Массового Фронта, что способствует изоляции ALN. Для исправления ситуации он рекомендует:

«- изменить качество работы, чтобы переломить политическую изоляцию посредством политических действий, непосредственно связанных с народными секторами;

— консолидировать работу в сельских стратегических районах».

Таким образом, Камара Феррейра становится руководителем организации, единолично направляющим её деятельность, что сразу же не понравилось некоторым молодым товарищам, которые летом 1970 года, находясь на Кубе (в рядах «Третьей Армии ALN»), сформируют оппозиционную группу, позднее ставшую основой «Народно-Освободительного Движения» (MOLIPO).

Только что укрепившаяся организация вскоре переживает новый серьёзный удар. 23 октября 1970 года Жоаким Камара Феррейра был задержан сотрудниками правопорядка, и в эту же ночь умер, как гласит официальная версия, от сердечного приступа.

С арестом и смертью «Толедо» закончилась история ALN как монолитной централизованной структуры, придерживавшейся чёткой стратегической линии

После потери своего харизматичного вождя, спустя два с половиной года с момента пилотного выпуска, в свет выходит второй номер журнала «Партизан». Подготовленный ещё Жоакимом Камара Феррейрой, он даёт краткое описание многочисленных революционных акций ALN и других вооружённых бразильских групп. В конце журнала печатается «Письмо к боевикам», мрачно призывающее крепить организацию, несмотря даже на потери двух ведущих главарей. Послание подписано «Координационным Национальным Центром» — новым руководящим органом организации.

Глава 14. Борьба в Сан-Паулу

Ослабленный арестами 1969 года, Региональный Координационный Центр Сан-Паулу принимает решение о присоединении к «Фронту Революционной Мобилизации» (Frente de Mobilização Revolucionária), куда так же входят «Вооружённый Революционный Авангард – Пальмарис» (Vanguarda ArmadaRevolucionária Palmares – VAR-P), «Народный Революционный Авангард» (Vanguarda Popular Revolucionaria — VPR), «Демократическое Сопротивление» (Resistência Democrática — ReDe), «Рабочая Коммунистическая Партия» (Partido Operário Comunista — POC) и «Революционное Движение Тирадентис» (Movimento Revolucionário Tiradentes -MRT).

Во второй половине января несчастья посыпались на головы товарищей из Массового Фронта: были арестованы Мигель Накамура и Жозе Альприн Филью (руководители рабочего сектора), Мария Луиза Локателли Гарсия Белок (координатор студенческого сектора), и многие другие активисты. В довершение ко всем бедам, большая часть массовой организации с большим трудом приняла новые директивы Камара Феррейры, а в последующем и вообще перешла на сторону диссидентов, находившихся на Кубе.

«Вооружённая Тактическая Группа» (GTA) под руководством координатора Жиомара Силва Лопеса была реструктуризирована, вобрав в себя остатки группы уехавшего в Гавану Карлуса Эдуарду Флёри, и нескольких боевиков, приехавших из Гуанабары. Мало-помалу, элементы, ранее завербованные «Массовым Фронтом» были кооптированы в GTA.

Эта новая реструктурированная группа 2 марта осуществляет нападение на филиал «Союза Бразильских Банков» на проспекте Жабакара. 20 числа совершён грабёж в финансовом агентстве «Brandesco»; в этот же день члены группы огня «Массового Фронта» (который так же, в соответствии с идеями Маригеллы, формировал боевые единицы для осуществления акций небольшого масштаба) под руководством Хироаки Торигой нападают на сотрудника Сил Общественной Безопасности в Ибирапуэра и «экспроприируют» его оружие.

А тем временем аресты продолжились. Вскоре был задержан и координатор «Вооружённой Тактической группы» Жиомар Силва Лопес вместе с активисткой сети поддержки Соней Иполито.

В момент ареста Силва Лопес попытался покончить жизнь самоубийством, проглотив капсулу с неизвестным веществом. Стремясь сохранить ему жизнь, полицейские доставили главаря боевиков в госпиталь «Clínicas», где он был помещён под наблюдение врачей и охраны.

Через несколько часов, пришедший в себя Жиомар, следуя заветам Маригеллы, ещё раз попытался покончить с собой, выкинувшись из окна четвёртого этажа больницы. К счастью, натянутый на первом этаже тент, смягчил его падение, в результате чего тот лишь сломал бедро. Переведённый в военный госпиталь Сан-Паулу, совершенно деморализованный руководитель, начинает давать показания, позволившие задержать ещё нескольких активистов «Массового Фронта» и логистической сети ALN.

После ареста Жиомара, Карлус Эужениу Сарменту Коэлью де Паз («Клемент») взял на себя ответственность за координацию «Тактической Вооружённой Группы». Военным руководителем GTA становится  Жозе Эдезиу Брианецци. «Группа огня» «Массового Фронта» переходит под командование Жозе Мильтона Барбосы.

Продолжения боевых операций вызывает новый шквал репрессий. 2 апреля 1970 года полиция раскрывает и берёт в осаду дом Дориваля Феррейра на улице Зума де Са Фернандес. Феррейра был членом Регионального Координационного Центра, ответственным за взрывчатые вещества. Осознав неизбежность ареста, боевик попытался прорвать осаду, тяжело ранив одного из сотрудников Сил Общественной Безопасности штата Сан-Паулу, однако в начавшейся перестрелке сам был убит. В доме обнаружены материалы для изготовления сложных бомб, оружие и уже готовые адские машинки.

На другом фронте ALN так же несёт потери. Брианецци и Антониу дус Трис Рейс де Оливейра получают указания от Камара Феррейры организовать сельскую базу поддержки на севере штата Парана, где оба имеют родственников и друзей детства, но не успевают сделать ничего. Брианецци погибает в перестрелке с полицией в Сан-Паулу 13 апреля 1970, а Трис Рейс де Оливейра, член GTA и революционный фанатик, вместе с активисткой VPR Альсери Марией Гомес да Силва будет убит тремя днями ранее во время штурма полицией конспиративной квартиры в квартале Татуапе. Таким образом, работа по учреждению базы организации в Паране закончилась так и не начавшись.

Потери апреля/марта совершенно парализовали деятельность GTA на некоторое время. Упавшее знамя борьбы подхватила группа огня «Массового Фронта», которая 29 и 30 мая совершает налёты на отделение «Банка Бразилии» и супермаркет «Peg-Pag».

Так же в мае состоялась встреча руководящей комиссии «Фронта Революционной Мобилизации», на которой было принято решение о начале подготовки к похищению немецкого посла, которое было исполнено VPR 11 июня этого же года.

Анна Бёрнстин, активистка «Вооружённой Тактической Группы», была задержана 14 июля охранниками супермаркета «Mappin» в Сан-Паулу, обвинённая в попытке кражи сумки. В момент прибытия полиции, Анна открыла огонь из своего револьвера, смертельно ранив агента Исидора Замбольди. На следующий день были схвачены ещё двое комбатантов GTA — Рейнальду Морану Филью и только что вернувшийся из Уругвая Вася Вайтман.

В то время как обездвиженная «Тактическая Вооружённая Группа» теряет своих людей одного за другим, группа огня «Массового Фронта» напортив – интенсивно развивает действие. В течение лета этим небольшим коллективом были исполнены следующие грабежи:

— супермаркета «Peg-Pag» в квартале Индианаполис

— телеграфа в квартале Либердаде

— аптеки на проспекте Жабакара

— супермаркета «Ao Barateiro» на проспекте Коронель Диогу

— инкассаторского автомобиля на улице Соединённых Штатов. В этой операции так же принимают участие боевики VPR и MRT, которыми ранены два охранника.

Во второй половине сентября 1970 состоялось новое заседание комиссии «Фронта Революционной Мобилизации», где обсуждался вопрос похищения уже трёх дипломатов. Эти операции должны были быть последовательно осуществлены в Сан-Паулу, Гуанабаре и на Северо-востоке. Идея состояла в том, чтобы добиться в обмен на жизни послов освобождения из тюрем более 200 боевиков различных революционных организаций.

В ходе обсуждения списка заключённых, требующих освобождения, руководитель VPR Карлус Ламарка поскандалил с остальными участниками комиссии, не согласившись с тем, что в принятом перечне имён боевиков ALN гораздо больше, нежели имён членов его собственной организации. По мнению Ламарки это типичное проявление дискредитации, так как «во фронте нет более значимых или менее значимых организаций».

Тем временем, пока внутри FMR шли ожесточённые споры, в Европе фрей Освальду Аугусту Резенде Жуниор успешно создал сеть информационной войны с бразильской диктатурой. Связавшись с Мигелем Арраесом, руководителем «Бразильского Информационного Фронта», мятежный монах учредил агентства распространения революционных новостей в Париже, Алжире и Италии, где поддержку деятельности доминиканца оказывали местные коммунисты.

После смерти Камара Феррейры, ALN продолжает обсуждать с «Фронтом» возможность осуществления громких похищений. Первоначальная идея об исполнении трёх последовательных операций была, в конечном итоге отвергнута, в связи с гибелью руководителя «Национально-Освободительного Действия», а так же массовых арестов в среде «Бразильской Революционной Коммунистической Партии» (PCBR) на Северо-востоке. После правительственных выборов 15 ноября состоялось новое заседание комиссии FMR, на которой ALN представлял уже Карлус Эужениу Сарменту Коэлью да Паз. Обсуждался вопрос, поднятый Карлусом Ламаркой, о немедленной реализации похищения швейцарского посла в Гуанабаре. Представитель от «Революционного Движения 8 октября», на которое была возложена обязанность подготовки акции, заявил, что для выполнения подобной акции нет ни средств, ни инфраструктуры, ни оружия. Большинство делегатов проголосовали за отсрочку исполнения как минимум на два месяца. Однако командир VPR Карлус Ламарка, игнорируя мнение большинства, решил реализовать операцию  во что бы то ни стало. Таким образом, 7 декабря 1970 года в Рио-де-Жанейро был схвачен швейцарский посол Джованни Бухер, отпущенный в январе следующего года в обмен на освобождение и высылку в Чили 70 политических заключённых.

Глава 15. Убийство Ари Роша Миранды

Ари Роша Миранда и Вильсон Койсейсан Пинту провели в рядах «Вооружённой Тактической Группы» очень немного времени. Происходившие из «Массового Фронта», они стремились адаптироваться к новому формату «работы», более жёсткому, чем они себе представляли.

После нескольких вооружённых нападений на банки, оба почувствовали, что принесут гораздо больше пользы в» массовой организации: вооружённое действие было им не по душе. Ведь человека, думали они, нужно использовать, исходя из его личных навыков и характеристик. Они привыкли работать с людьми, используя в качестве аргументов не оружие, но слово. Поэтому Роша и Пинту попросили отвод из «Вооружённой Тактической Группы». Ответ был более чем суров: комбатант ALN, отказавшийся от борьбы, приговаривается к смерти. Ни о каком «отводе» из GTA не может быть и речи.

11 июня 1970 года группа ALN запланировала нападение на финансовое агентство «Nossa Senhora da Lapa», принадлежавшее «Национальному Банку штата Минас-Жерайс» в Сан-Паулу. И Ари, и Вильсон, несмотря на своё нежелание, участвуют в операции.

Помимо комбатантов ALN, в нападении так же участвовал Эдуарду Лейте («Бакури»), бывший главарь «Демократического Сопротивления» (Resistência Democrática) и один из самых одиозных персонажей бразильской вооружённой борьбы.

Эдуарду Лейте

Вильсон Консейсан Пинту был оставлен в качестве бойца прикрытия в 30 метрах от банка, в то время как остальные направились к самому офису.

Внезапно послышалась стрельба. Вильсон со своего поста увидел, как «Бакури» просто выстрелил несколько раз в грудь Роша Миранды. После того, как тот упал на землю, Эдуарду Лейте открыл огонь и по самому Вильсону, ранив его в левую руку. Испугавшись, и вспомнив угрозы со стороны руководителей ALN, он решил бежать. Оставив близ банка автомобиль организации, Консейсан Пинту добрался пешком до госпиталя «Сан-Камилу», где чуть позже и сдался прибывшим полицейским.

Миранде повезло меньше: со смертельным ранением в грудь, он был увезён боевиком ALN Хироаки Торигой на конспиративную квартиру самого «Бакури». Объясняя чуть позже всё произошедшее, выдвигалась версия о том, что Лейте перепутал своих товарищей с охраной банка.

Фарс продолжался: боевики срочно вызвали одного из активистов сетей поддержки организации, студента третьего курса медицинского факультета, для оказания помощи своему уже мертвому товарищу. На следующий день Ари Роша Миранда был тайно захоронен «Бакури» в поле в Эмбу-Гуасу.

Долгое время Миранда был объявлен «пропавшим без вести», и ответственность за его смерть возлагалась на силы безопасности государства. Только с новыми арестами из среды «Вооружённой Тактической Группы», выяснилась истинная картина смерти этого молодого человека.

Глава 16. Борьба в Гуанабаре

Аресты конца 1969 года в Сан-Паулу привели к тому, что отсюда в Рио-де-Жанейро бегут Карлус Эдуарду Файял де Лира и Паулу Энрике Роша Линс, с задачей реструктуризации сил. Они создают «Региональный Координационный Центр Гуанабары» (CR/GB), под чьим руководством действуют две «группы огня»: группа Паулу Энрике Линса и группа Мариу де Суза Прата.

9 января 1970 комбатанты экспроприируют финансовое агентство «Lido», принадлежащее «Банку штата Минас-Жерайс», а 17 февраля грабят филиал «Национального Бразильского Банка» на проспекте Бразилии, «зарабатывая», в общей сложности, около 50 тысяч крузейро.

Намереваясь усилить огневую мощь организации, 25 января активисты GR/GB организуют налёт на завод «Andaraí», охранявшийся непосредственно бойцами Вооружённых Сил. Главной целью было оружие часовых. После условного сигнала, группа во главе с Карлусом Эдуарду Файял де Лира нападает на один из постов, избивает солдата и отнимает его автомат. Боевики двух других расчётов, под руководством Паулу Энрике Роша Линса струсили, и не стали атаковать заранее намеченные посты.

Во время отступления, из-за небрежного обращения с оружием, смертельное ранение получает Луис Афонсу Миранда Коста Родригез, чей труп на переднем сиденье брошенного автомобиля был позже обнаружен полицией.

11 марта 1970 года на полицейском дорожном посту в Ларанжейрасе была остановлена машина, в салоне которой находились трое боевиков CR/GB. Подозревая, что водительское удостоверение Жорже Раймундо Жуниора поддельное, агенты приказали ему, а так же Ромулу Нороньа де Альбукерке выйти из салона и проехать на патрульном автомобиле в полицейский участок, в то время как третий боевик, шофёр Мариу де Суза Прата, должен был следовать в сопровождении сотрудника Военной Полиции Ньютона де Оливейра Насименту за патрулём. Пользуясь беспечностью полицейских, не обыскавших задержанных, Мариу де Суза Прата во время движения обогнал полицейский автомобиль, блокировал его своей машиной, а затем застрелил сопровождавшего его солдата из револьвера, после чего скрылся. Таким образом, революционер «выиграл» ещё год жизни: он будет убит 4 апреля 1971 года на конспиративной квартире в Кампу Гранди, после того, как застрелит майора Жозе Жулиу Тожа Мартинеса.

13 марта праздник насилия ALN в Рио-де-Жанейро продолжился. Сержант Лажоа Родригу де Фрейтас остановил красный «Фольксваген», в котором находились трое революционеров, для обычной проверки документов. Осознав, кто находится перед ним, полицейский попытался задержать преступников, но Карлус Эдуарду Файял де Лира успел выхватить оружие и тяжело ранил самого сержанта, а так же капитана Фредди Пердигана Перейра. В ходе начавшейся погони двое боевиков сумели убежать, а Файял де Лира, загнанный в угол, вынужден был силой захватить проезжавший мимо автомобиль, в котором находилась сеньора Жуанита де Суза  вместе со своим 9-летним сыном. Вытолкнув женщину на тротуар, комбатант унёсся вместе с ребёнком на заднем сиденье. Не зная о наличии пассажира, сотрудники правоохранительных органов открыли шквальный огонь, в результате чего мальчик был ранен в подмышечную область. В конце концов, Файялу удалось оторваться от полиции, и, бросив автомобиль с раненым ребёнком на улице Сикейра Кампус, он скрылся пешком.

Потеряв связь с товарищами, Файял вынужден был обратиться за помощью к своим родителям, проживавшим в доме престарелых. Именно там 16 марта он и был арестован, но в последующем его обменяли, в числе других сорока заключённых, на похищенного в VPR немецкого посла.

Арест Файяла вызвал приостановку деятельности CR/GB, закончившуюся полным демонтажем структуры после ареста Рональду Дутра Машаду и Паулу Энрике Роша Линса: первый был задержан в Ресифи 28 марта, а второй – в Натале 13 апреля. В следующие недели в Гуанабаре были арестованы ещё двое членов «Тактической Вооружённой Группы».

После крушения CR/GB, в Рио-де-Жанейро создаётся временный руководящий совет, взявший на себя ответственность за реорганизацию сил в регионе.

30 июня 1970 года Джесси Джейн, активистка «Массового Фронта» «Регионального Координационного Центра Сан-Паулу» вместе с Колумбу Виейра де Суза Жуниором и братьями Эйральду и Фернанду Пинья Фрейре, в международном аэропорту «Галеан» (Рио-де-Жанейро) захватывает самолёт, выполняющий рейс Рио-де-Жанейро – Буэнос-Айрес. Джейн требует в обмен на жизни пассажиров освобождения 40 заключённых, которые должны были быть затем перевезены на Кубу на этом же борту. Возглавлял список политических узников Вашингтон Алвис да Силва, комбатант ALN и, по совместительству, отец самой руководительницы операции.

Однако попытка шантажа была пресечена спецназом ВВС. В ходе штурма Эйральду Пинья Фрейре покончил с собой, выстрелив в шею.

В середине 70 года структура в Гуанабаре несёт очередные потери: организацию покидает Мариу де Суза Прата, его жена Марилена Виас-Боас Пинту и Жозе Карлус Авелину да Силва, которые присоединяются к местной группе «Революционного Движения 8 октября».

Мариу де Суза Прата

В июле месяце GTA Гуанабары, усиленная двумя товарищами вернувшимися с Кубы, осуществила два крупных нападения. Одно на полицейский участок в фавеле Асуль, где было украдено оружие (включая автомат) и униформа, а второе – на финансовое агентство, принадлежавшее «Коммерческому Индустриальному Банку Минас-Жерайс» в Леблоне.

19 августа, в ходе попытки ограбления филиала «Национального Банка штата Минас-Жерайс» в Рамусе, был застрелен охранник заведения. Расправившись со стражем, революционеры ворвались внутрь учреждения, и потребовали отдать им ключи от сейфа. Находившийся за стойкой клерк испуганно сообщил, что ключи находятся только у управляющего, которого сейчас нет на месте. Расстроенные налетчики покинули финансовое отделение, так и не получив ни одного крузейро.

Результатом этой провальной акции стал арест одного из её участников Отони Гимарайеса Фернандеса Жуниора.

Ослабленный постоянными потерями, ALN в Рио-де-Жанейро в следующем году вынужден начать действовать совместно с другими организациями штата.

Глава 17. Борьба на Северо-востоке и в Минас-Жерайс

В Форталезе (штат Сеара) неудачная попытка грабежа филиала «Торгового Банка» 4 декабря 1969 деморализовала на некоторое время местную группу Сильвио Альбукерке Мота. Однако, после отъезда на Кубу главаря, когда новым координатором деятельности в Сеаре стал Жозе Салес де Оливейра, дела заметно пошли в гору.

10 марта 1970 года в столице штата была совершена оккупация фабрики «Кока-Кола», в ходе чего так же была изъята касса, что принесло в казну группы около 8 тысяч крузейро. Эта и другие вооружённые акции ячейки связаны были исключительно с социально-экономическими условиями региона: в отличие от больших городов, боевики ALN не совершали здесь «экспроприаций» или налётов на крупные коммерческие учреждения.

Уничтожение теплообменника автобусной компании, кража мимеографов и пишущих машинок из института Химии и Математики, атака на казарму 23 Регионального Полка в июле 1970 года: все эти операции становятся настоящими подвигами группы Жозе Салеса.

Чтобы улучшить результаты работы, координатор «выписывает» из Сан-Паулу нескольких опытных комбатантов, после чего группа перемещается вглубь Сеары, дабы начать работу по подготовке сельской герильи в районе Карири.

В начале августа в регион пребывает адвокат Тарсисиу Лейтан де Карвалью, назначенный политическим комиссаром ALN/CE, который не только читает боевикам лекции, посвящённые политическим вопросам и психологической войне, но и проводит критический анализ деятельности группы. По его мнению, организация в регионе оторвана от масс, в связи с чем он предлагает начать издание газеты, раскрывающей идеи ALN, и содействующей привлечению новых сторонников.

Структура ALN Сеары вскоре наладила хорошие отношения местной секцией «Бразильской Коммунистической Революционной Партии» (PCBR), следствием чего стало осуществление нескольких совместных операций, таких как нападение на инкассаторский автомобиль «Банка Лондона» 16 марта 1970, и ограбление филиала «Банка Бразилии» в Марангуапе 11 августа того же года.

Если интенсивность вооружённых действий или величина экспроприированных сумм не могли идти ни в какое сравнение с деятельностью ALN в крупных городах, то о качестве насилия этого сказать никак нельзя.

29 августа боевики ALN/CE похищают и убивают бизнесмена Жозе Арманду Родригеса, главу фирмы «Ibiapaba Comercial Ltda» в Сан-Бенедикту. Напав на головной офис компании, революционеры связывают и увозят коммерсанта. После чего пытают. Согласно медицинскому заключению, он был жестоко избит, а затем застрелен. Труп предпринимателя был сброшен в ущелье в горах Серра де Ибиапина.

Налётчики изъяли в офисе компании 32 тысячи крузейро без какого-либо сопротивления. Зачем им понадобилось убивать коммерсанта? Трагическую абсурдность ситуации придаёт тот факт, что двое из убийц являлись бывшими семинаристами, сторонниками теологии освобождения.

Ночью во время бегства из Сан-Бенедикту, вблизи Сан Луис ду Куру, вся группа была блокирована полицией. Отстреливаясь, четверым из шести революционеров удалось уйти лесами. Двое других были арестованы, и сразу же начали сотрудничать со следствием.

В следующие дни аресты, задержания и обыски продолжились, после чего командование ALN приняло решение демонтировать структуру в штате Сеара. Жозе Салес де Оливейра переехал в соседний штат Пернамбуку, остальные избежавшие арестов направились в Сан-Паулу.

В Пернамбуку, точно так же, как и в Сеаре, ALN действовал совместно с PCBR. Однако, после задержания местного координатора Рональду Дутра Машаду, 28 марта в лапы полиции в Ресифи попал его заместитель Перли Сиприану, сдавший властям три конспиративные квартиры ALN и PCBR, а так же содействующий в идентификации множества лиц, причастных к деятельности революционных организаций штата.

На одной из этих квартир сыщики нарвались на вооружённое сопротивление, в результате чего тяжёлое ранение получил следователь Жоаким Франсиску де Мелу. Бой прекратился только после того, как агентам удалось ранить боевика Маурисиу Анисиу де Араужу, находившегося внутри. Здесь же было изъято оружие, боеприпасы, агитационные материалы. В результате расследования полиция установила причастность местной группы ALN к ограблению аптеки при госпитале «Жайме де Фонте», а так же к нападению на заправку на проспекте Роза и Силва.

К концу полицейской операции, 31 марта 1970 года, были арестованы двенадцать элементов, принадлежащих к структуре ALN/PE.

Примерно в этот же момент, Паулу Энрике де Оливейра Роша Линс, следуя указаниям национального руководства ALN, приезжает в город Наталь с целью реструктуризации деятельности в штате Риу-Гранди-ду-Норти. Наладив контакт с местным коммунистом Авелину Батистой Нету, Паулу Энрике приступает к созданию структуры в этом штате.

Однако, 13 апреля оба революционера были арестованы. После неудачной попытки самоубийства, Паулу Энрике выкладывает полиции всю имевшуюся у него информацию о структурах ALN в Гуанабаре и на Северо-востоке.

Между тем, в Белу-Оризонти (штат Минас-Жерайс) усилия ALN по реструктуризации своих сил после разгрома Corrente, дали свои первые результаты. Была сформирована небольшая группа радикальной молодёжи, незамедлительно приступившая к стрелковым занятиям. После подготовительного этапа борьбы, заключавшегося в распространении в городе брошюр «Национально-Освободительного Действия» и нанесении на стены различных надписей подрывного характера, эта группа реализовала своё первое нападение: 6 июня 1970 года был ограблен супермаркет «Merci» в квартале Лоурдис. Через месяц последовало второе нападение – на этот раз, на супермаркет «Camponesa».

В начале августа коллектив ALN/MG был усилен прибытием из Рио-де-Жанейро Маркуса Нонату де Фонсеки, уже известного властям благодаря своей деятельности в «Тактической Вооружённой Группе» Гуанабары.

В конце сентября численность структуры вновь пополнилась – из Сан-Паулу приехал Альду Са Бриту, получивший задание подготовить акцию по похищению британского консула в Белу-Оризонти, которая должна была стать прологом к грандиозной многоходовой операции по освобождению двухсот политических заключённых.

Глава 18. Попытка развития сельской герильи

В начале 1968 года Карлус Аугусту да Силва Сампайо, левый студенческий лидер из Белена (штат Пара), воодушевлённый идеями «Революционного течения внутри БКП», устанавливает контакты с Карлусом Маригеллой.

В сентябре того же года, к нему из Сан-Паулу пребывает боевик Жуан Батиста с заданием организовать в штате структуру ALN. С помощью местного студенческого главаря, Батисте удаётся сколотить из местной молодёжи небольшое активное ядро, отличившееся, на первых этапах своей деятельности, лишь распространением листовок и росписью стен.

В июне 1969 Карлус Аугусту вместе с товарищем Жуаном Альберту Капиберибе совершают поездку в Рио-де-Жанейро, где Маригелла поручает им начать работу по изучению и подготовке сельской территории в регионе реки Арагуайя, между городами Империатриз и Мараньян. Здесь же, в Рио-де-Жанейро, Карлус Аугусту встречается с монахами-доминиканцами Иво и Фернанду, которые уже имели опыт работы с сельскими массами.

Тем временем семинарист Нестор Мота, так же назначенный Маригеллой ответственным за подготовку сельской войны, отправляется в Консейсау де Арагуайя для установления контактов с Жуаном Карлусом Рамальо, руководителем местной секции «Базового Движения Образования» (Movimento de Educação de Base). Вскоре сюда же переезжает и Капиберибе.

17 августа Флавиу Аугусту Невес Леан де Салес, изгнанный из региональной группы за пристрастие к марихуане, по собственной инициативе, но прикрываясь именем ALN/PA, осуществляет нападение на коммерческую фирму «Gelar» в Белене.

Спустя некоторое время происходит ещё один громкий инцидент, встревоживший население. 25 августа от взрыва бомбы, спрятанной на заднем дворе собственного дома Флавиу Аугусту, погибают его мать и сестра.

В связи с этим, антитеррористическая деятельность полиции Белена усиливается в разы. Карлус Аугусту да Силва Сампайо вместе с Жуаном Моасиром Сантьяго Мендосой спешно бегут в Рио-де-Жанейро, спасаясь от репрессий. Туда же отправляется и сам виновник всех бед Леан де Салес, который через некоторое время присоединяется к «Вооружённой Тактической Группе» Гуанабары. Завязав со своей вредной привычкой, он становится крайне нервным и отличится в будущем проявлениями ненужной жестокости во время осуществления акций.

Вернувшись через некоторое время обратно в Белен, Карлус Аугусту получает сообщение, что Альберту Капиберибе уже подготовил местность в Токантинсе для установления первичной базы сельской партизанской войны. Карлус Аугусту отбывает обратно в Рио-де-Жанейро за дальнейшими инструкциями.

После его возвращения, группа ALN/PA с целью добычи оружия организует неудачное нападение на автомобиль офицера Военно-морского Флота. Это вновь вызывает шквал репрессий: власти усиливают конкретную работу для обнаружения группы, систематически проводящей в городе вооружённые акции.

После смерти Маригеллы группа Белена теряет всякую связь с новым командованием организации. Только в апреле 1970 Карлус Аугусту вновь восстанавливает контакты с Национальным Координационным Центром, который к тому моменту возглавил Жоаким Камара Феррейра. Он сообщил, что, сразу же после возвращения с Кубы «Второй Армии ALN», часть её боевиков будет отправлена в штат для непосредственного начала сельской герильи.

В июне 1970 года Жозе Силва Таварис, бывший боевик Corrente, и член группы, вернувшейся с Кубы, получает от Феррейры задание отправиться в Белен для развития «стратегического района». Лидер «Национально-Освободительного Действия» настаивал на том, что перед началом непосредственных боевых действий, необходимо провести должную политическую работу с массами. В июле была куплена ферма между городами Императриз и Мараньян, которая будет служить основой для развития стратегической работы. В сентябре месяце Таварис наконец приезжает в столицу штата, откуда тотчас же направляется в зону, где уже давно работает Капиберибе.

Однако, репрессивные органы, усилившие свою борьбу с терроризмом в апреле месяце, обнаружили несколько конспиративных убежищ, организованных ALN в сельской местности. Более того: 7 сентября был арестован сам Альберту Капиберибе, вместе с женой и сестрой ожидавший на остановке прибытия автобуса в сторону Императриза. На следующий день, так же в автобусе на Императриз был задержан Жозе Таварис.

В ходе последующих розысков в «стратегическом районе» были схвачены ещё двое прибывших сюда боевиков ALN/PA, успевших довольно широко развернуть политическую агитацию среди крестьян.

В результате этой же операции, сыщики совершенно случайно раскрыли базовую группу «Национально-Освободительного Действия» на экономическом факультете университета Белена, имевшую прямую связь с Капиберибе,  которую возглавлял Роберту Рибейру Коррейя, ответственный за выпуск подрывной газеты «Революционная борьба», ставшей рупором революционеров Пары.

Так закончилась попытка ALN организовать «стратегический район» сельской герильи на стыке штатов Гояс, Пара и Мараньян; территории, известной как Консейсан-ду-Арагуайя (Клюв попугая). Вскоре в руки правосудия попадает и основной вдохновитель сельской партизанской войны, Жоаким Камара Феррейра.

Смерть Феррейры окончательно меняет лицо «Национально-Освободительного Действия». Нарушая руководящие принципы и Маригеллы, и «Толедо», организация всё больше и больше дистанцируется от широких масс, становясь всё более жестокой и кровавой.

Глава 19. Деятельность «Координационного Регионального Центра Сан-Паулу» в 1971 году

Юри Хавьер Перейра и Карлус Эужениу Сарменту Коэлью да Паз, члены Временного Национального Руководства, за отсутствием подходящих кандидатур, взяли на себя руководство над региональной секцией ALN в Сан-Паулу. В Региональный Координационный Центр (CR/SP) так же входила Лидия Герленда, заменившая Марсиу Лейте Толеду, покинувшего ALN по идеологическим мотивам и впоследствии убитого.

В новом 1971 году национальное командование столкнулось с серьёзной проблемой: помимо оппозиционной деятельности находившихся на Кубе членов «Третей Армии ALN», недовольных стратегией развития организации, в самой Бразилии разгорелся конфликт между «Тактической Вооружённой Группой» Сан-Паулу и местным «Массовым Фронтом».

В начале 1971 года CR/SP провёл серию совместных акций с другими революционными организациями, наиболее громкой из которых стало убийство промышленника Эннинга Альберта Бойлесена 15 апреля, исполненное объединённой группой ALN и «Революционного Движения Тирадентис» (MRT). Совместно с «Народным Революционным Авангардом», отношения с которым весьма ухудшились после осуществления похищения швейцарского посла в Гуанабаре, ALN 22 января грабит инкассаторский автомобиль «Банка Андраде Арнауд» в квартале Камбуси.

Некоторые другие подобного рода операции проводились в первой половине 71 в основном в союзе с MRT и зарождающимся «Марксистским Революционным Движением» (Movimento Revolucionário Marxista):

— 18 января: массовый угон автомобилей с общественной стоянки на проспекте Агуа Бранка, сопровождавшийся закидыванием территории «коктейлями Молотова» и избиениями охранников.

— 31 января: ограбление супермаркета «Pão de Açúcar» на улице Маэстро Элиас Лобу.

— 4 февраля: ограбление супермаркета «Pão de Açúcar» на улице Сан Габриель.

— 6 февраля: ограбление супермаркета «Fioreto» на улице Силва Буэну.

— 10 февраля: ограбление фирмы «Mangels do Brasil» в Ипиранге.

— 10 марта: нападение на филиал «Торгово-промышленного банка», расположенного в промышленной зоне Вилларес, в Рудже Рамос, и попытка подрыва моста через реку Тьете в квартале Жагуаре (окончилась крахом, в связи с отказом детонатора).

— 29 марта: нападение на ювелирные магазины «Divinal» и «Botura & Miranda» на улицах Амалия Норонья и Оскар Фрейре соответственно, в квартале Сумаре.

Сотрудничество длилось вплоть до апреля 1971 года, когда обе эти организации были разгромлены.

Ещё в прошлом году ALN прикладывает усилия для восстановления сектора печатной прессы, разрушенного после арестов братьев-доминиканцев в октябре 1969 года. В 70 году ответственным за прессу был назначен Рафаэль де Фальку Нету, наладивший связи со студентом журналистского факультета Жорже Фиделину Гальваном де Фигейреду, действовавшим вполне легально, и обеспечивающим правовое прикрытие подпольной работы, а так же уменьшавшим затраты за счёт помощи третьих лиц, не принадлежавших к ALN. Арест Рафаэля в середине 1970 года несколько тормозит развитие проекта. В конце этого же года за дело берётся Монир Тахар Саб («Шариф»), назначенный ответственным за обустройство подпольной типографии организации.

В марте 1971 года на деньги, предоставленные Мониром, Жорже Фиделину организовывает типографию на улице Домингус де Моралис. С помощью Ладислау Криспина де Оливейра, он выпускает пять номеров газеты «Venceremos», и третий номер журнала «O Guerrilheiro» (сентябрь). Фиделину пишет статьи для обоих изданий, становясь, таким образом, главным редактором печатного сектора ALN. Кроме того, подпольная типография параллельно развивает деятельность в области подделки различных документов. Дабы обеспечить предприятие необходимыми материалами, CR/SP осуществляет в середине 1971 семь грабежей: нескольких школ, фирмы, нотариальной конторы, полицейского участка и офиса Министерства Труда, где изымаются не только деньги, но и офсетный пресс, печатные машинки, машины и материалы для ламинирования, мимеографы, клише и бланки документов идентификации.

Весной происходит рост деятельности организации, особенно контрастирующей с упадком предыдущего года. Помимо «Вооружённой Тактической Группы» под командованием Карлуса Эужениу Сарменту Коэльу да Паз, активно развивается так же «Группа огня» (Grupo de Fogo) «Массового фронта» под руководством Жозе Мильтона Барбосы, Антониу Карлуса Бикалью Лана, Антониу Сержиу де Матоса и Мануэля Жозе Мендес де Абреу.

10 мая ALN осуществляет нападение на таксомоторный парк «Бандейранте» в Ипиранге, в ходе чего погибает один из охранников.

В дополнение к акциям, приведённым в тексте, осуществляются бесчисленные кражи автомобилей, мотоциклов и т.д. В 1971 году ALN проводит 25 акций вооружённой пропаганды и 15 ограблений различных коммерческих учреждений. Так же исполняются и необычные акции, такие как угон грузовика-рефрежератора компании «Swift» 17 мая, продуктовый груз которого в этот же день был распределён между жителями фавелы Пальмарис в Санту-Андре.

С целью повышения огневой мощи, а так же для демонстрации военного потенциала и деморализации репрессивных сил государства, ALN реализует серию специальных акций:

— 19 июля, во время проведения футбольного матча с участием команды Вооружённых Сил в парке Аклимасан, солдат, охранявший грузовик игроков, были избит и разоружён;

— 17 августа солдат Жуан Гедес Ножейра, доставлявший курьерскую почту, на улице Аспикуэльта был избит и обезоружен;

— 13 сентября команда боевиков ALN атакует военный автомобиль на проспекте Гальтер, в Пиньейросе, в результате чего было захвачено два пистолета.

В дополнении к этому, члены «Вооружённой Тактической Группы» в разное время сожгли пять полицейских автомобилей, предварительно разоружив находившихся в них пассажиров.

Для того, чтобы прекратить подобные действия, принявшие систематический характер, полиция  Сан-Паулу развернула крупную спецоперацию: в районах наибольшей активности революционеров были припаркованы армейские автомобили, якобы внезапно сломавшиеся, рядом с которыми скрытно располагались полицейские засады.

23 сентября, около трёх часов дня, к остановившемуся на улице Жуана Моура армейскому грузовичку, подъезжает «Фольксваген» с пятью вооружёнными активистами на борту. Трое мужчин и одна женщина выпрыгнули из машины и быстро направились в сторону военного транспорта. Девушка, идентифицированная как Анна Мария Насинович Коррейя, взяла на прицел водителя, в то время как трое других, обойдя машину с левого борта, извлекли из салона автомат. Внезапно на улице появилась засадная полицейская команда, руководитель которой громким голосом приказал боевикам сдаться. Ответом ему был шквал свинца. В начавшемся ближнем бою были убиты члены ALN Антониу Сержиу де Матос, Мануэль Жозе Мендес Нунес де Абре и Эдуарду Антониу да Фонсека. Анна Мария бросилась наутёк вниз по улице. Шофёр автомобиля боевиков так же умчался.

6 октября Монир Тахар Саб и Ютака Насикава были точно таким же образом ранены после попытки атаковать автомобиль Военной Полиции, припаркованный на проспекте Курисину. Тогда в завязавшейся перестрелке Монир получил пулю в горло, а Насикава в живот. Спасённые двумя своими товарищами, они были вытащены из-под огня и увезены на квартиру Диаса да Коста Филью.

Опасения за жизнь Монира заставили комбатантов на следующий день похитить медика Анисиу Коста Толеду, который после осмотра сообщил, что без квалифицированной стационарной помощи раненый умрёт в течение нескольких часов. 13 октября, при содействии брата Монира тот был перевезён в госпиталь «Сан-Камило».

Руководство организации вообще не заботило, что с их раненым товарищем будет дальше – к тому моменту Монир всё больше отдалялся от ALN, приняв позицию «Народно-Освободительного Движения» (MOLIPO). В конечном итоге, незадолго до своего ранения и последующего ареста, он был исключён Юри Хавьером Перейрой из рядов «Национально-Освободительного Действия».

Однако, два этих инцидента, закончившиеся для ALN весьма печально, заставили региональное командование отказаться от дальнейшей практики уличных нападений на полицейские патрули и машины.

Другая чреда вооружённых акций ALN в 1971 была приурочена к очередным годовщинам гибели Маригеллы и Жоакима Камара Феррейры:

— 26 октября ограблен офис электрокомпании «Light» на улице Силва Буэну, в Ипиранге;

— 27 октября подорвана и, в последующем, обстреляна контора управляющего завода «Supergel» в Жагуаре;

— 29 октября команда боевиков оккупирует завод «Вулкан» в квартале Сокорро;

— 1 ноября в ответ на повышение тарифов на проезд в общественном транспорте, группой диссидентов ALN (которые вскоре оформятся в MOLIPO) совершено нападение на автобус транспортной компании «Tusa» в рабочем квартале Вила Эмма. Автобус сожжён, а полицейский Кабу Нельсон Мартинес Понсе, пытавшийся помешать преступлению, убит;

— в начале ноября осуществлены два поджога в автопарке общественных автобусов, а так же нападение на редакцию журнала «Folha»;

— 3 ноября сожжён автомобиль американского посла;

— в этот же день взорван дом генерального директора компании «Sears», и обстрелян коттедж директора корпорации «Chicago Bridge»;

— в течение первых недель ноября проходят массовые акции мирной пропаганды в центре Сан-Паулу, с раздачей листовок и брошюр.

В соответствии со схемой подготовки и развития организации, 4 декабря структура в Сан-Паулу решила усилить свою огневую мощь самодельными ручными гранатами. Первые снаряды сделала Лидия Герленда, однако они не взрывались. Вторая проба закончилась печально: преждевременным взрывом одной из гранат девушке оторвало правую руку.

На следующий день, когда «Вооружённая Тактическая Команда» искала способы лечения своей раненой подруги, троица боевиков ALN, рассекавшая на автомобиле по городу в поисках докторов, угодила в полицейскую облаву. Бросив автомобиль, комбатанты попытались скрыться, перепрыгивая через заборы частных домов. Таким образом, они оказались на улице Вериссиму.

Здесь одна из активисток группы, Линда Тайя, остановила автомобиль супружеской пары. Выкинув чету из салона и уложив на земле, революционеры внезапно подверглись атаке со стороны сотрудника Сил Общественной Безопасности Владимира Тромбеттаса, находившегося неподалёку и наблюдавшего все их манипуляции.

Владимир сцепился с Жозе Мильтоном Барбосой, сумев отобрать у него автомат. В этот момент Линда выстрелила, и ранила военного в руку. Однако к тому времени к месту действия уже спешила группа полицейских, преследовавшая боевиков. В начавшейся перестрелке Жозе Мильтон погибает, а Линда Тайя получает тяжёлое ранение в голову.

Жозе Мильтон Барбоса

Когда агенты приблизились, революционер Жельсон Рейшер, ранее поднявший руки вверх, внезапно открыл огонь с близкого расстояния, ранив одного из сержантов. Воспользовавшись суматохой, он сумел бежать.

Жельсон Рейшер

Восстановившаяся после травмы Линда, отвечая на вопросы полиции, разразилась воинственной и горькой речью, заявив, что «когда боевик GTA попадает в лапы полиции, он должен либо убить самого себя, либо погибнуть, но никак не сдаваться живым», как это случилось с нею. Если бы не ранение в голову, сказала Линда, она так же сопротивлялась бы до смерти, как и её товарищи.

8 декабря чудом спасшийся от ареста (а скорее всего – и от смерти под пытками) Жельсон Рейшер, взяв в помощники ещё двоих соратников, наконец исполняет свой долг товарища: прямо на улице он похищает медика Эуклидиса Фонтеньо Маркеса, который оказывает помощь раненой Лидии Герленде, а позднее, за справедливую плату, делает ей протез правой руки.

Несмотря на интенсивную деятельность CR/SP в 1971, к концу года организация фактически истощила свои силы, благодаря непрерывным ударам со стороны властей.

Глава 20. Деятельность «Координационного Регионального Центра Гуанабары» в 1971 году

Боевая группа Гуанабары, закончившая свою борьбу в 1970 году неудачной попыткой ограбления «Национального Банка Минас-Жерайс» в августе месяце, вследствие осенних арестов к началу 1971 года была практически дезорганизована.

Ослабленная постоянными потерями, «Тактическая Вооружённая Группа» из Рио-де-Жанейро вынуждена обратиться к стратегии осуществления вооружённых акций в сотрудничестве с другими революционными группировками в формате единого фронта.

25 января 1971 была исполнена первая совместная операция подобного рода: большая группа комбатантов ALN, MR-8, PCBR, VPR и MRT, унифицированная в «Команду имени Роберту Спигнера» осуществляет нападение на полицейский дорожно-пропускной пост №10 на улице Перейра Ландима, похищая один автомат INA.

В апреле местная GTA уже самостоятельно исполняет налёт на автостоянку в Вила Изабель, откуда угоняются 4 автомобиля.

Пример товарищей из Сан-Паулу заставляет Региональный Координационный Центр Гуанабары (CR/GB) задуматься о выпуске собственного революционного журнала. С этой целью 22 июля боевики грабят офис издательской конторы RUF, откуда уносят электронный копировальный станок, мимеограф и несколько печатных машинок. Неделю спустя, 29 июля, необходимые для издания финансовые ресурсы были получены посредством нападения на инкассаторский автомобиль, забиравший деньги из кассы госпиталя «Ordem Terceira da Providencia», что принесло революционерам 56 тысяч крузейро.

Несколькими днями спустя после этого, из Сан-Паулу в Рио приезжает Соня Ипполиту с заданием организации местного Сектора Документации. При помощи Антониу Карлуса Ногейры Кабраля, она в короткие сроки на одной из конспиративных квартир организует мини-лабораторию по фабрикации поддельных документов. Материал для этой деятельности был добыт с помощью двух летних нападений: на Секретариат регистрации актов гражданского состояния 9 августа, где были украдены две тысячи различных бланков, множество печатей и факсимиле, и 17 августа на Избирательные Участки №№ 5 и 18, где похищено 1500 электоральных карточек.

Наконец, в августе увидел свет первый номер журнала CR/GB «Ação» (Действие), который, как и его аналоги в Сан-Паулу, полностью посвящён описанию революционной деятельности региональной группы.

Опять же, как и товарищи в Сан-Паулу, в середине 1971 боевики из Рио ориентируют свою борьбу на осуществление акций вооруженной пропаганды и операций запугивания. В качестве наиболее эффективного метода проведения подобных акций, избраны нападения на полицейские патрули. Таким образом, бойцы осуществили атаки на полицию на проспекте Прада Жуниор 31 июля, на Площади Авай 19 ноября и на улице Диас да Круз 31 октября. На площади Авай была проведена целая хитроумная операция: смоделировав дорожно-транспортное происшествие, комбатанты GTA дождались прибытия патрульного автомобиля, после чего разоружили агентов, приковали их наручниками к столбу, а полицейскую машину подожгли, после чего разбросали близ места действия несколько десятков листовок.

Воодушевлённые удачной атакой на больницу «Ordem Terceira da Providencia», члены «Тактической Вооружённой Группы» планируют осуществить подобное же нападение на частную клинику доктора Эйраса в Ботафогу. Определив в качестве даты операции 2 сентября, революционеры договорились о прибытии из Сан-Паулу трёх опытных боевиков во главе с Жозе Мильтоном Барбосой для усиления.

В ходе самой атаки на бронированный автомобиль, охрана среагировала оперативно – началась интенсивная перестрелка, во время которой боевиками не только были убиты оба стража, но и случайно ранены доктор клиники и один из пациентов. Операция принесла налётчикам 80 тысяч крузейро, а так же два пистолета убитых инкассаторов.

Эта акция стала центральной темой вышедшего в октябре второго номера журнала «Ação», в котором революционеры оправдывают убийства следующим образом:

«Пресса диктатуры стремится использовать смерть охранников в своих интересах, представляя их как невинных жертв. Однако, должно быть ясно, что убитые, сознательно или нет, выступали в качестве защитников эксплуататоров и их правительства, защищая его с оружием в руках от атак партизан. Таким образом, эти люди и подобные им, не могут ожидать никакой пощады, никакого сочувствия».

Расследуя два идентичных нападения близ госпиталей, 9 октября федеральная полиция задерживает Карлуса Альберту Масьеля Кардозу и его подругу Эмелинду де Жезус Мела и Силва. Выдав некоторые особо ничего не значащие сведения, Карлус Альберту завоёвывает доверие сыщиков, и даже более того – соглашается сдать ещё нескольких своих товарищей. 10 октября в сопровождении двух агентов он отправляется на предположительное место встречи с двумя своими соратниками, но до неё не доходит: нанеся побои сыщиком, он скрывается. Однако, товарищи не поверили в историю его освобождения, и на следующий день решением революционного трибунала он, обвинённый в предательстве, был приговорён к смерти.

13 января во время встречи, трое «палачей» озвучивают Карлусу Альберту приговор. Тот пытается спастись бегством, но его преследуют Флавиу Аугусту Невес Леан де Салес и Антониу Карлус Ногейра Кабраль, стреляя по ногам. Раненый, он пытается скрыться в доме на улице Бернарду, но здесь его настигают и убивают выстрелом в голову.

Тем временем, параллельно с реализацией собственных нападений, CR/SP вновь восстанавливает тесные связи с группами вооружённой борьбы, действующими в регионе. Начиная с августа 1971 года в формате единого фронта с PCBR и VAR-P были осуществлены следующие акции:

— 19 августа нападение на резиденцию коммерсанта Жайме Пазуэлло;

— 23 августа одновременный грабёж двух бензоколонок на улице Барата Рибейру и проспекте Виейра Соуту;

— 16 сентября нападение на бронированный грузовик «Банка Брадеско» и похищение 20 тысяч крузейро;

— 28 октября атака на отделение «Итало-Американского Банка» на улице Конде де Бонфин, во время которой был ранен патрульный полицейский;

— 30 октября налёт на ювелирный магазин «Missagea», где украдено 40 тысяч крузейро и множество драгоценностей.

8 ноября, усиленная прибытием из Сан-Паулу Юри Хавьера Перейры и Жозе Мильтоном Барбосой, региональная GTA исполняет грабёж Центрального Кооператива Производителей Молока, забирая из сейфа 50 тысяч крузейро, хотя согласно плану нападение должно было принести более двухсот тысяч.

Эти деньги отчасти пошли на выпуск третьего номера журнала «Ação», который увидел свет в середине ноября.

Глава 21. Ошибка руководства

После смерти Жоакима Камара Феррейры лишённая руководства организация перешла под командование Временного Национального Координационного Центра (Coordenação Nacional Provisória — CNP), куда входили ряд региональных координаторов ALN.

В январе 1971 года  CNP выпускает документ под названием «Анализ трёх лет борьбы», где, посредством самокритики, организация пытается приблизиться к позициям «Группы 28-ми» (коллектив боевиков, проходивших обучение на Кубе, вставший в оппозицию новому командованию и проводимому им курсу) и сочувствующего ей «Массового Фронта».

Отсутствие жёсткого руководства по-прежнему сказывается на работе организации: в январе начинаются проблемы на Северо-востоке. В отсутствии там координатора, группа из Пернамбуку, без санкций и разрешения организации преобразуется во «Фронт Освобождения Севера и Севера-востока» (Frente de Libertação Norte-Nordeste). CNP вынужден признать новую организацию, дав ей полную свободу тактических действий, но настояв на стратегической связи с ALN. Руководство делает всё, чтобы сохранить единство разрушающейся структуры.

Рост разногласий по поводу дальнейшего развития, начавшихся с демарша  прокубинской «Третьей Армии ALN», закончился для одного из членов CNP крайне печально: сначала Марсиу Лейте Толеду был лишён своего статуса в руководстве и понижен до звания обычного боевика «Группы огня», а затем и вовсе убит.

Позиции Марсиу Лейте, напрямую высказанные им Временному Национальному Координационному Центру, будут иметь для него самого самые трагические последствия: он был казнён по обвинению в «развитии пораженческой и отступательной тенденций». Утром 23 марта 1971 года руководители организации получают письмо от Марсиу, написанное им в комнате пансионата в квартале Индианаполис, Сан-Паулу.

Три фразы, выведенные жирным шрифтом, красуются на первой странице: «Революция не имеет определенного срока и никуда не спешит», «Не спрашивать разрешения ни у кого на совершение революционных действий», «Не бояться делать ошибки! Лучше совершить ошибку, чем не делать вообще ничего». Каждая фраза, принадлежащая Карлусу Маригелле, была подкреплена личным опытом Марсиу Лейте.

Работая над документом, этот молодой человек, должно быть, размышлял о тех трагических переменах, произошедших в его жизни в 1968 году, когда он ещё являлся членом Бразильской Коммунистической Партии и студентом факультета Политической Социологии Университета Макензи в Сан-Паулу. У него была невеста Мария Инес, с которой он проживал вместе в съёмных апартаментах на улице Консоласан, планируя выстроить крепкую семью.

Но романтические милитаристские концепции, эксплуатирующие образ Фиделя Кастро и Че Гевары, притянули молодого человека к Карлусу Маригелле, который поведёт таких же как и он к захвату политической власти посредством вооружённой борьбы.

Импульсивный идеалист Марсиу покидает БКП, для того, чтобы в начале 68 присоединиться к «Коммунистической Группировке Сан-Паулу».

Письмо командованию являлось концентрацией всех сомнений, терзаемых Марсиу. «Я подвергаю критике сложившуюся ситуацию тотального оборончества, поскольку наблюдаю полное отсутствие воображения, необходимого для выхода из кризиса. Эта задача является очень серьёзной, поскольку на карту поставлено доверие к методу избранной нами борьбы. Тупик, в котором мы оказались, угрожает подрывом революционного движения Бразилии, полным застоем и последующим его вымиранием».

Этот пессимистический тон на корню подрубал надежды, возлагаемые на воинственную  революционную методологию, воодушевлённую кубинским примером, и буквально загнавшую в угол «Национально-Освободительное Действие». Марсиу вспомнил свой первый арест в 1968 году, когда полиция пронюхала о его намерениях посетить Кубу.

Скрыв свою связь с группой Маригеллы, он был выпущен через три дня. Вспомнил он и попытку улететь в Гавану через Рим 6 августа того же года, когда его вновь задержали в аэропорту Рио-де-Жанейро. Снова проведя несколько дней за решёткой, он оказывается на свободе. Наконец, он достигает своей цели, и почти два года живёт на Острове Свободы под псевдонимом «Карлос». За это время он научился обращаться с оружием и взрывчаткой, постиг азы теории городской и сельской герильи. В июне 1970 года он тайно возвращается в Бразилию, чтобы принять участие в вооружённой борьбе.

Учитывая его острый ум и знания, полученные на Кубе, Марсиу быстро движется вверх по иерархической лестнице ALN. В конечном итоге, он становится одним из членов Национального Координационного Центра. Однако, после смерти Жоакима Камара Феррейры, он на долгих четыре месяца потерял всякие контакты с организацией, и не мог их восстановить. Преследуемый властями, он перемещался по стране, пытаясь выйти на связь со структурой.

В начале февраля 1971 года он впервые публично, в форме дружеского диалога, излагает другим членам CNP своё неприятие методологии и политической траектории «Национально-Освободительного Действия». Но товарищи рассматривают данный демарш просто как нарушение внутренней дисциплины, а не как акт самокритики.

Находившийся в глубоких сомнениях, Марсиу отказывается от поста регионального координатора ALN в Гуанабаре. Но, после короткого периода размышления, он всё-таки решается взять на себя эту ответственность, однако решение о назначении его в Рио-де-Жанейро уже отменено. Более того – его выводят из состава CNP. Именно тогда Марсиу присоединяется к «Группе огня» Сан-Паулу, в составе которой принимает участие в нескольких ограблениях. Его недовольство растёт:

«Я вошёл в эту группу, надеясь, что мы будем действовать в определённых рамках автономии, и применять свои знания и умения на пользу движения…Я сражался в группе около двух месяцев, и испытал большое разочарование в методах и целях этой структуры…»

Этот молодой человек рассматривает свою работу в «Группе огня», как «изнурительную», полную «колебаний перед лицом врага».

В конце письма Марсиу отказывается от революционной иллюзии, комментируя своё решение покинуть организацию: «нет никакой возможности продолжать терпеть ошибки и политические промахи, совершённые руководством, и которые уже нет возможности исправить.

/…/

Я никогда не был и не буду карьеристом, оппортунистом или пораженцем. Я не стесняюсь, и не скрываю своих убеждений. Я буду продолжать работать на благо революции, потому что это мой единственный путь. Я буду стараться быть эффективным там, где это больше всего нужно, и отвечать за всё сделанное лично».

Письмо к руководству было подписано именем «Висент» — псевдонимом, избранным Марсиу после своего возвращения в Бразилию с Кубы.

После того, как послание было передано товарищам, в тот же день, 23 марта, Маурсиу был приглашён на встречу для подробного объяснения своих позиций. Захватив револьвер 38 калибра и самодельную гранату,  он отправился на улицу Касапава. Он ещё не знал, что «Красным Трибуналом» он обвинён в предательстве. Он никак не думал, что недовольство организации его замечаниями вылилось в смертный приговор.

Возле дома 405 по улице Касапава, Марсиу был расстрелян двумя своими бывшими товарищами по Временному Национальному Координационному Центру – Юри Хавьером Перейрой и Карлусом Эужениу Сарменту Коэлью да Паз. Получив семь пуль, он умер на месте.

«Национально-Освободительное Действие» взяло на себя ответственность за это убийство, выпустив следующее коммюнике:

«Мы выслушали товарищей, непосредственно связанных с ним, и приняли решение. Революционная организация, сражающаяся с режимом, не может позволить никому иметь информации больше, чем требуется только для его работы. Тем более не может позволить поддерживать пораженческие и отступательные настроения в своих рядах. Каждый товарищ, принимая на себя ответственность, должен осознавать последствия этого шага.

/…/

Таким образом, никаких отступлений быть не может. Политические разногласия всегда будут уважаться. Но отступления тех, кто взял на себя ответственность, никогда! Защита наших кадров и структуры от пораженческих тенденций, является стратегическим вопросом. Революция не позволяет отступать!

Или свободная Родина, или все умрём за Бразилию!

Национально-Освободительное Действие»

Убийство Марсиу Лейте Толеду вызвало волну недовольства внутри организации Юри и Карлус Эужениу, единолично вынесшие и исполнившие смертный приговор в отношении своего товарища, были временно выведены из состава CNP.

В попытке искупить свою вину, Юри Хавьер Перейра отправляется в Гавану, где вновь пытается вести переговоры с «Группой 28-ми» («Третьей армией ALN»), но результат оказывается более чем печален: диссидентский коллектив официально откалывается от ALN, образуя чуть позже «Народно-Освободительное Движение» (Movimento de Libertação Popular – MOLIPO). В добавок ко всем бедствиям, «Национально-Освободительное Действие» к концу года теряет большую часть своего «Массового Фронта» в Сан-Паулу, который так же переходит на позиции MOLIPO.

Наблюдая за медленным, но верным крушением структуры, лидеры группы бразильских боевиков, находящиеся за рубежом, — Роланду Фратти, Аргонаута Пачеко да Силва и Риккардо Сараттини, — предлагают реформировать политическую линию организации. Таким образом возникает «Ленинская Тенденция ALN» (Tendência Leninista da ALN – TL/ALN), охватившая своим влиянием практически всю заграничную структуру «Национально-Освободительного Действия». В августе TL выпускает документ «Необходимая самокритика», в котором излагает свою точку зрения на стратегию развития организации.

Ответом становится текст «ALN и Единство революционной левой», выпущенный национальным руководством 25 августа, и позднее опубликованный в третьем номере журнала «Партизан» в сентябре 1971. Здесь главной причиной всех бед бразильской революции назван не милитаризм, а отсутствие единства революционной левой, которая так и не сделала качественного скачка, так и не смогла объединить своих сил в борьбе с диктатурой. Более того – с каждым месяцем революционные силы всё больше распыляются, чему содействует процветающий в левых рядах оппортунизм и мелкобуржуазное поведение, приводящее к отказу от исполнения приказов, пороку самодостаточности и анархизму.

Было очевидно, что ALN не намерен отказываться от своих милитаристских позиций последних лет. Ещё более усугубляло ситуацию деятельность Карлуса Эужениу Сарменту, который, находясь во главе «Тактической Вооружённой Группы» Сан-Паулу, пошёл по пути чистого спонтанеизма, осуществляя без разбора множество самых различных, и, в основном, ненужных акций, подвергая риску всю организацию, что давало ещё один повод для критики стратегии ALN.

В конечном итоге, национальное руководство решает избавиться от одиозного командира – в октябре Карлус Эужениу был отослан на Северо-восток для развития там сельского сектора.

Тогда же в октябре 1971 в рядах бразильских боевиков намечается новый всплеск интереса к документам, выпущенным «Ленинской Тенденцией». Пытаясь пресечь оппозиционные воззрения, на следующий месяц командование запускает в обращение декларацию, в которой руководители TL иронично именуются «левыми интеллектуалами из разряда летописцев и книжных червей, принимающими ту или иную точку зрения на волне «моды», но никак не революционерами». Насмешливый тон национального руководства весьма напоминает резолюции VI Конгресса Бразильской Коммунистической Партии, который, в своё время, с той же степенью юмора критиковал «авантюристские» позиции Маригеллы и Алвиса.

Чуть позже, в попытках отвоевать расположение заграничной «диаспоры», ALN выпускает «Письмо к зарубежным товарищам» и документ «Анализ конъектуры бразильской революции»: проникнутые воинственным духом послания, в которых, взывая к «первоначальным тезисам Маригеллы», члены национального руководства пытаются уверить товарищей в необходимости дальнейшей «активной защиты».

В конце 1971 года командование публикует «Ориентации для зарубежных товарищей», в которых, с критической точки зрения, рассматривает успехи групп, проходивших обучение на Кубе. Четыре «Армии ALN» (последняя, состоявшая всего из семерых человек, находилась на острове с конца 1970 по июль 1971) были обвинены в отходе от революционных идеалов, т.к. большинство из членов этих контингентов, за редким исключением, отказались возвращаться в Бразилию. Те же, кто вернулся, привнесли в организацию искажённые кубинскими инструкторами политические и идеологические позиции, что содействовало медленному разрушению структуры.

Подобного рода послания, естественно, никак не содействовали установлению единства между бразильской и зарубежной частью ALN.

Глава 22. Разгром ALN в Минас-Жерайс

С приездом из Гуанабары в 1970 году Альду Са Бриту де Суза Нету, дела группы ALN из Белу-Оризонти (штат Минас-Жерайс) пошли на лад. Предприимчивый комбатант, имевший значительный опыт вооружённой борьбы, взялся за строительство инфраструктуры и логистической сети, необходимой для развития вооружённого действия в регионе. Вскоре он пришёл к выводу, что для дальнейшей деятельности группы требуются деньги.

6 января 1971 года группа огня совершает налёт на «Национальный Банк Минас-Жерайс» в Белу-Оизонти. Около пяти часов вечера четверо вооружённых боевиков выскакивают из подъехавшего к отделению «Фолксвагена» — трое забегают внутрь, а Мильтон Кампус де Суза остаётся контролировать вход.  Охранник заведения был легко обезврежен, после чего его, а так же всех находившихся внутри клиентов и сотрудников, налётчики загоняют в туалет, где и запирают. Управляющий агентством выдаёт революционерам 89 тысяч крузейро наличными и 4 тысячи банковскими чеками.

Всё складывалось как нельзя лучше до того момента, как вблизи отделения случайно не появился сотрудник Военной Полиции, заинтересовавшийся происходящим внутри. Нервничавший Мильтон Кампус извлекает револьвер и начинает угрожать солдату: вся эта гротескная сцена привлекает внимание прохожих, скопившихся близ дверей банка в ожидании зрелища. Не ожидав такого развития событий, Мильтон ничего другого не придумывает, как спрятать оружие и более-менее спокойно уйти в город, бросив свой пост. Спустя полчаса он будет арестован.

Тем временем, находившиеся внутри трое налётчиков были весьма удивлены, когда увидели близ входа толпу народа. Выйдя, один из боевиков бьёт первого попавшегося гражданина по лицу, яростно крича, что это ограбление и все они должны лечь на землю лицом вниз. Шум и крики возле финансового учреждения приводят к появлению на месте происшествия патрульного автомобиля. Комбатанты заскакивают в свой «Фольксваген» и пытаются скрыться. За ними с включённой сиреной неотступно следует полицейская машина.

Не рассчитывая на подобный исход операции, налётчики даже не имели экстренного плана бегства. В итоге, они случайно выехали на улицу, где располагался Отдел по борьбе с бандитизмом, агенты которого присоединились к погоне.

В квартале Флореста беглецы решают бросить автомобиль, попытавшись уйти от погони пешком. Но этого боевикам не дали сделать преследователи. Начинается интенсивная перестрелка, во время которой случайной пулей был убит четырнадцатилетний подросток. Тем временем, боевику Маркусу Нонату де Фонсеке удаётся остановить автомобиль «Aero-Willys», на котором он и покидает место боя. В тот же момент Ньютон Мораес и Альду Са Бриту забегают в один из близлежащих домов, продолжая отстреливаться на ходу. Мораес, в конечном итоге, сдался без сопротивления, а Альду, попытавшись бежать через окно, получил ранение, от которого и умер утром следующего дня.

Альду Са Бриту де Суза Нету

Аресты Ньютона Мораеса и Мильтона Кампуса, вкупе с гибелью главного координатора, приводят к полному демонтажу структуры ALN в Минас-Жерайс. Избежавшие арестов участники структуры бегут в Сан-Паулу.

Глава 23. Ленинская Тенденция

В то время как вернувшиеся в Бразилию члены «Третьей Армии ALN», недовольные руководством, рвут все связи с организацией и образуют собственную группу (MOLIPO), элементы «Национально-Освободительного Действия», находящиеся за пределами Бразилии, и так же не согласные с проводимой политической линией, пытаются посредством теоретических изысканий переориентировать организацию.

На Кубе Риккардо Сараттини Филью, Роланду Фратти и Аргонауту Пачеку да Силва формируют т.н. «Островную группу», претендующую на роль координационного организма всех находящихся за рубежом боевиков ALN. Троица, невзирая на возможную реакцию национального командования, заявляет о необходимости реформирования политической стратегии в соответствии с «ленинскими постулатами» о связи революционных организаций с массами.

Вскоре «Островная группа» устанавливает связи с Жозе Мария Криспином, представителем ALN в Италии, напрямую связанным с «Бразильским Информационным Фронтом» Мигеля Арраеса. Тот посещает Кубу и в ходе личной встречи полностью поддерживает новые ориентиры, заявляя, что их необходимо донести до всех представителей зарубежной «диаспоры» ALN, дабы сформировать внутреннюю тенденцию.

Фратти и Сараттини отправляются в Чили, где в среде осевших боевиков «Национально-Освободительного Действия» уже процветают самокритичные настроения, благоприятствующие развитию новой идеологической линии.

Во время многочисленных дискуссий, Фратти был избран делегатом для переговоров с национальным руководством Бразилии. Кроме того, именно он составляет документ «Необходимая самокритика», который становится отправной точкой истории «Ленинской Тенденции ALN» (Tendência Leninista da ALN – TL/ALN). В послании, датированном августом 1971 года, критикуются нынешние позиции организации, изолированной от масс вследствие слепого милитаризма, и выстроившей структуру, неадекватную поставленным задачам.

Отклонившаяся от правильной линии организация забыла, что «революция является продуктом деятельности масс». Это отклонение связано с двумя факторами: «присоединением к организации мелкобуржуазных элементов, особенно, студентов, проникнутых радикальным духом» и «влиянием на эти элементы фокистских тезисов Реже Дебре».

Первый фактор привёл к усилению городских вооружённых акций, никак не связанных с массами, в то время как второй содействовал отказу от работы в массовом движении и игнорированию необходимости создания революционной партии (Мобильной Партизанской Колонны).

Осуждая ультрарадикальные позиции ALN, зарубежные диссиденты подняли руку на самого революционного пророка Маригеллу, который, по их словам, «рассматривал экспроприации банков как критерий политического воспитания кадров», что привело к «включению в организацию множества мелкобуржуазных радикалов, в ущерб справедливому ленинскому тезису о необходимости привлечения в революционную партию рабочих и крестьян». Продолжая свою критику, TL заявляет, что внутри организации построен «настоящий культ городского партизана», а концепция «свободной тактики» привела к гибельному спонтанеизму и отказу боевиков от исполнения приказов собственных же координаторов.

Для исправления «левацкого уклона» и коррекции политической линии ALN, диссиденты предложили план, состоявший из пяти пунктов:

1) Разработка широкой программы, объединяющей все базовые социальные слои и классы в общей стратегии национально-освободительной и демократической революции;

2) Организация единого фронта нового типа, охватывающего не только политические организации и партии, но и другие силы, заинтересованные в революции, главным образом, рабоче-крестьянские;

3) Необходимость создания «революционной марксистской партии», возглавляющей революционный процесс, так как отсутствие оной не позволяет направлять и развивать «высшую стадию классовой борьбы – вооружённую борьбу». Для этого диссиденты предложили созвать конгресс, который бы не только определил структуру и политическую линию, но и организовал военно-политическую школу для подготовки профессиональных революционных кадров;

4) Формирование «Революционной армии народа» (Exército Revolucionário do Povo), способной переломить хребет установленной в Бразилии системы военно-бюрократической диктатуры. Диссиденты не отвергали априори необходимые для создания такой армии формулы «очага» или «мобильной колонны», или же стратегии «осаждения города деревней» и «всеобщего городского восстания». Вообще не касаясь темы непосредственного строительства ERP, «Ленинская Тенденция» предложила трансформировать «Тактические Вооружённые Группы» в «Отряды вооружённой пропаганды» (Destacamentos de propaganda armada – DPA), являющиеся главным инструментом активной политики как в городе, так и в деревне. DPA, в отличие от GTA, не будут иметь тактической автономии, но будут действовать исключительно под руководством военно-политического комиссара. Подчёркивалось, что не все члены такого отряда должны быть марксистами: достаточно лишь принятия национально-освободительной и демократической программы ALN;

5) Необходимость развития внешней политики, и в частности, установления связей с мировой социалистической системой. Игнорируя советско-китайский конфликт, «Ленинская Тенденция» призывает крепить отношения не только с Кубой, но и с другими странами, поддерживавшими вооружённую борьбу в Третьем Мире. Кроме того, рекомендовалось наладить контакты с прогрессивными организациями капиталистического мира, и, прежде всего, с революционными группами в Латинской Америке, дабы вписать движение в Бразилии в «континентальный революционный процесс».

Документ, синтезировавший в себе позиции зарубежных боевиков, начавших сомневаться в истинности путей, указанны Маригеллой, подвергся ироничному издевательству со стороны национального руководства ALN в Бразилии.

Отметим, что TL/ALN отнюдь не выступала с фракционистских, раскольнических позиций: на самом деле, было предложено с помощью всеобщего конгресса реформировать вооружённую организацию в сражающуюся марксистскую партию. Отвергая «авангардистский милитаризм» ALN, заинтересованный «исключительно в подготовке комбатантов, а не политических солдат», диссиденты предсказывали скорую смерть организации в случае продолжения следования воинственной линии.

Глава 24. Убийство Эннинга Альберта Бойлессена

Действия бразильских революционеров вызывали опасения у крупных предпринимателей, боявшихся, что эскалация насилия может дестабилизировать находившуюся на подъёме экономику. Кроме того, коммерсанты боялись похищений.

Значительное присутствие представителей коммерческих кругов Сан-Паулу на торжествах и церемониях, проводимых военным правительством, публично демонстрировало поддержку бизнесменами работы, направленной на борьбу против городской герильи, весьма беспокоящей общество.

55-летний Эннинг Альберт Бойлессен являлся датским предпринимателем, принявшим в 1959 году бразильское гражданство. Постепенно, с помощью связей в верхах бразильского политического и коммерческого сообщества, он поднимается по карьерной лестнице топливной корпорации «Grupo Ultra», становясь, в конечном итоге, председателем совета директоров.

С воодушевлением приняв военный переворот 1964 года, предотвративший, по его мнению, установление в стране «левого синдикализма», он не раз оказывал моральную (по крайней мере) поддержку правительству, позволяя себе даже публичные высказывания против действий революционных группировок

Любитель искусства и крупный меценат культурно-просветительских сообществ, Бойлессена так же волновали и социальные проблемы страны. Именно на его деньги был создан «Интеграционный центр Школа-Работа», готовящий квалифицированные рабочие кадры.

Однако, для «Народного Революционного Авангарда» Бойлессен являлся «агентом ЦРУ» и покровителем репрессивных структур, финансирующим специальные отделы по борьбе с «подрывными элементами». Не в силах осознать изменение общественных настроений и гибельность своей стратегии борьбы, революционные группы не верили, что государство самостоятельно расправляется с вооружённым подпольем. Они были склонны доверять различным слухам, повествующим о прямой поддержке органов охраны правопорядка крупными бизнесменами и североамериканскими спецслужбами.

Итак, в ходе очередного обсуждения будущих акций единого революционного фронта, Карлус Ламарка, командир «Народного Революционного Авангарда» передаёт через Эрберта Эустакиу де Карвалью представителю «Революционного Движения Тирадентис» Андре Камаргу Герра  листок с тремя именами:

Эннинг Альберт Бойлессен – директор «Grupo Ultra»

Пери Ижель – президент «Grupo Ultra»

Себастьян Камаргу – президент строительной компании «Camargo Correia».

Причём напротив имени Бойлессена Ламарка поставил крестик, указав его как основного кандидата на ликвидацию.

Наблюдение за бизнесменом началось в январе 1971 года.

На собрании MRT 17 февраля Бойлессен «официально» был приговорён к смерти «революционным трибуналом». Неделю спустя, осознав, что без участия более опытных товарищей исполнение столь сложной операции невозможно, лидер «Революционного Движения Тирадентис» Деванир Жозе де Карвалью внёс предложение о привлечении к акции ещё нескольких боевиков из «братских» структур. Бойлессен выигрывает ещё несколько недель жизни.

Смерть Деванира, который был убит 5 апреля в перестрелке с полицией, вообще поставила под вопрос само исполнение акции. Члены MRT Димас Антониу Каземиру и Жильберту Фариа Лима, полные решимости во что бы то ни стало реализовать убийство в виде мести за гибель своего руководителя, обращаются к командирам «Тактической Вооружённой Группы» ALN Карлусу Эужениу Сарменту и Жозе Мильтону Барбосе с просьбой оказать помощь в подготовке и реализации акции.

Таким образом, сформированная из представителей MRT и ALN «Революционная Команда имени Деванира Жозе де Карвалью», 9 апреля приступает к финальной подготовке.

Первая попытка 14 апреля сорвалась – поджидавшие Бойлессена близ дома его детей палачи не знали, что предприниматель экстренно уехал по делам бизнеса в Гуанабару. Решено было перенести операцию на следующий день.

Около 10 часов утра 15 апреля 1971 года, в момент, когда предприниматель сел в свой автомобиль в Аламеда Каза Бранка и собирался было ехать на службу, две машины с членами «Революционной Команды» заблокировали ему путь. С левой стороны подошёл Юри Хавьер Перейра, и, просунув руку с пистолетом в ветровое окно, попытался выстрелить в бритую голову бизнесмена, но промахнулся. Бойлессен, воспользовавшись моментом, выскочил из машины и в панике помчался прочь. Это было бесполезно. Жозе Мильтон Барбоса, подошедший с правой стороны, выпустил в спину предпринимателю автоматную очередь.

Юри так же три раза выстрелил. Пошатываясь, раненый Бойлесен прошёл ещё несколько метров, а затем упал на тротуар. Хавьер Перейра сделал последний контрольный выстрел, снеся бизнесмену практически всю левую сторону лица.

Близ тела боевики оставили листовки, озаглавленные «К народу Бразилии:

«Есть ещё много таких же, как и он, и мы знаем, кто они. У всех их будет такой же страшный конец, независимо от того, сколько времени это у нас займёт. Важно то, что теперь они везде и всегда будут чувствовать за спиной поступь Революционного Трибунала.

Глаз за глаз, зуб за зуб!».

Вся операция длилась не более двух минут. Свидетелями произошедшего стали десятки прохожих, торопившихся в этот час на работу.

Глава 25. ALN в Сан-Паулу в 1972

После неопределённости конца прошлого года и потери нескольких важных кадров, новый 1972 год боевики «Национально-Освободительного Действия» встретили в приподнятом настроении. В четвёртом номере журнала «Партизан», вышедшем в январе, чётко прослеживаются оптимистические настроения и надежды на скорое возрождение герильи в Бразилии. Надежды эти подкрепляются описанием семидесяти пяти различных вооружённых акций, исполненных революционными организациями в течение 1971 года в Сан-Паулу.

Антониу Карлус Бикалью Лана, вставший у руля «Тактической Вооружённой Группы», реформирует её, создавая внутри GTA две «Группы огня».

На волне поднявшейся эйфории, 10 января ALN, с целью получения материалов для издания очередного номера журнала «Venceremos», осуществляет одновременные налёты на колледж «Фернанду Диас» и кадровое агентство на улице Маэстру Элиас Лобу, захватывая, в обще сложности, около 130 тысяч крузейро.

Спустя неделю, 18 числа, был арестован один из боевиков GTA Жильберту Тельму Сидней Маркес, который тут же указывает властям местонахождение своей конспиративной квартиры, на которой схвачена его подруга, так же участница «Вооружённой Тактической Группы», Элиана Потигара Маседу.

Распутывая связи арестованных, 20 января полиция выходит на след координаторов одной из групп огня Алекса де Паула Хавьер Перейры и Жельсона Рейшера. Остановленные на дорожно-пропускном пункте на проспекте Республики Ливан, революционеры выходят из своего «Фольксвагена» и открывают по агентам шквальный огонь из автомата и пистолета, убивая одного сотрудника, и тяжело раня другого. Игнорируя все предложения о капитуляции, оба комбатанта сопротивляются до самой смерти.

Алекс де Паула Хавьер Перейра

22 числа в ловушку попадают Жозе Перейра да Силва и его жена Гастон Люсия де Карвалью Бельтран, прибывшие на одно из раскрытых мест встреч. Оставив жену на автобусной остановке, Жозе Перейра удаляется для того, чтобы встретить Антониу Карлуса Бикалью Лана. Тем временем, агенты в штатском пытаются схватить Люсию, но та, достав из сумочки револьвер, открывает огонь, тяжело ранив двоих сыщиков. Укрывшись в одном из близлежащих баров, девушка, прошедшая курс обучения на Кубе, более часа отбивает атаки многочисленных полицейских, прежде чем погибнуть.

Гастон Люсия Бельтран

В течение нескольких дней GTA теряет пятерых своих боевиков. Надежды на «качественный скачок» тают с каждым днём. Ситуация усугубляется ещё и депрессией, в которую впал Жозе Перейра да Силва после гибели своей жены. Спустя несколько месяцев, он окончательно покинет организацию: не дожидаясь, пока очередным «революционным трибуналом» он будет приговорён к смерти, Жозе Перейра оставляет записку на квартире Юри Хавьера Перейры, в которой объясняет мотивы своего поступка, после чего уезжает в Рио-де-Жанейро, где он и был задержан 8 мая.

26 января следует новый удар – арестован член национального руководства Элисиу Перейра Фортес, который соглашается содействовать в поимке ещё одного своего товарища. 28 числа, около 11 часов утра, в сопровождении полицейских агентов Перейра отправляется на проспект Родригеса Алвиса, где должна состояться встреча с одним из боевиков GTA. Но тот, подъехав к месту на бежевом «Фольксвагене», сразу всё понял, и, не теряя ни минуты, просто застрелил предателя даже не выходя из машины, после чего скрылся.

3 февраля разгромлена типография на улице Домингус де Мораес, где схвачены двое боевиков, занятые печатью журнала «Venceremos». Один из арестованных, Жорже Фиделину рассказывает полиции о том, что на следующий день он должен встретиться с основным руководителем ALN Юри Хавьером Перейрой.

4 числа происходит попытка задержания автомобиля, в котором находятся сам Перейра и Антониу Карлус Бикалью, однако революционерам удаётся ранить троих сотрудников правопорядка и успешно скрыться.

Элисиу Перейра Фортес

6 февраля GTA исполняет налёт на офис фирмы «Monteiro S/A» в Пиньейросе: после изъятия 40 тысяч крузейро, боевики тратят ещё пять минут на разговоры с сотрудниками и расписывание стен революционными лозунгами. Выйдя на улицу, налётчики расстреливают фасад конторы, серьёзно ранив при этом двух офисных работников и управляющего.

Стремясь поддержать динамику вооружённых действий, члены стремительно разрушающегося «Национально-Освободительного Действия» в апреле и начале мая осуществляют два налёта на банковские отделения, с целью добычи средств для поддержки собственных товарищей, находящихся в подполье.

Примерно в этот же момент в голову Юри Хавьеру Перейре приходит мысль о необходимости покушений на иностранных предпринимателей, являющихся «проводниками интересов североамериканского империализма» в Бразилии.

Дебютом подобных психологических акций стал налёт на резиденцию Майкла Дрейнтона, советника президента фирмы «Isopor». Ворвавшись в дом, шестеро комбатантов во главе с самим Юри, разрисовывают стены и обыскивают комнаты в поисках денег и драгоценностей. Однако плавный ход акции, которая должна была закончиться поджогом, был прерван прибытием к дому полицейского автомобиля. Все шестеро высыпают на улицу, и плотным пистолетным огнём заставляют агентов ретироваться, после чего удаляются сами.

Тем временем, в эмиграции всё больше набирают вес позиции «Ленинской Тенденции», что было связано с получением группой эмигрантов в Чили крупной суммы в долларах, привезённой из Уругвая Карлусом Фигейреду де Са. Которому, в свою очередь, деньги передали бойцы «Тупамарос», заработавшие их похищением бразильского консула в Монтевидео Алоизиу Диаса Гомиди.

На внутреннем фронте дела так же шли не лучшим образом. В мае с Северо-востока вернулся сосланный за милитаризм Карлус Сарменту Коэлью да Паз в сопровождении Арнальду Кардозу Роша. Полностью провалив задачу развития сельского региона, Коэлью объяснил это неблагоприятными социально-экономическими условиями. После некоторого обсуждения ситуации с Юри и Луисом Жозе де Куньей, Карлус Сарменту уехал обратно с задачей реорганизации «Фронта Освобождения Севера и Северо-востока». Арнальду Кардозу, в свою очередь, был направлен в штат Байя, где безуспешно пытался развить деятельность в сельской местности.

12 июня «Команда имени Гастон Люсия Бельтран» во главе с Юри Хавьером Перейрой осуществляет нападение на офис коммерческой фирмы «D.F. Vasconcelos» на проспекте Индианаполис, где забирает 130 тысяч крузейро.

14 числа полиция обнаружила в ресторане «Varela» в квартале Моока группу из четырёх комбатантов, отмечавших столь удачное, по теперешним временам, нападение. Опасаясь атаковать революционеров внутри, агенты выставляют засаду близ входа, дожидаясь, пока товарищи закончат свой торжественный обед.

После того, как квартет покинул стены заведения и направился к автомобилю, послышался приказ о сдаче. Моментально среагировав, боевики извлекают оружие. Начинается бой, ставший фактически концом «Национально-Освободительного Действия».

Антониу Карлус Бикалью Лана первым вступил в схватку, очередью из автомата прострелив обе ноги офицеру Военной Полиции. После чего успел ранить ещё двух сыщиков. Пользуясь огневой мощью своего оружия, он покидает место происшествия, захватывая машину. Маркус Нонату де Фонсека, тем временем, был убит возле входа в ресторан, где он хотел скрыться от полицейских пуль. В это время Юри и  Анна Мария Насинович Коррейя, хотя и получившие ранения, продолжали сопротивляться. В какой-то момент лидер ALN упал, и больше не поднялся. Анна Мария, расстреляв все патроны, в конечном итоге предпочла сдаться, однако рассвирепевшие агенты, невзирая ни на какие мольбы о пощаде, застрелили её.

Юри Хавьер Перейра

Анна Мария Насинович Коррейя

Маркус Нонату де Фонсека

18 августа в ходе оперативных мероприятий на квартире в Вила Мариана был схвачен Жозе Жулиу де Араужу, выдавший полиции местоположение «альтернативной точки» — места, предназначенного для экстренных встреч боевиков в случае чрезвычайной ситуации (в данном случае – гибели руководителя). Во время поездки на предполагаемую «альтернативную точку», Жозе Жулиу выхватил оружие из кобуры охранявшего его агента, после чего выскочил из машины и помчался по улице Теодору Сампайо. Здесь он попытался захватить автомобиль для дальнейшего бегства, но преследовавшие его полицейские не дали этого сделать. В завязавшейся перестрелке Жозе Жулиу погиб. Организация потеряла ещё одного фанатика-революционера, отлично подготовленного на Кубе.

Гибель Юри Хавьера Перейры, основного руководителя ALN, и трёх ключевых боевиков GTA, совершенно подломило силы структуры в Сан-Паулу, парализовав региональную группу до конца года.

Ещё одним результатом «битвы у ресторана Varela» стала акция отмщения, направленная против владельца Мануэля Энрике де Оливейра, который, по предположениям боевиков, и сообщил полиции о нахождении в его заведении разыскиваемых членов ALN.

В 7 часов утра 21 февраля 1973 года «Фольксваген», в салоне которого находился сам Мануэль Энрике в сопровождении маленького племянника, подъехал к ресторану. Здесь его уже ждали четверо вооружённых бойцов «Команды имени Авроры Марии ду Насименту Фуртаду». Предприниматель был расстрелян прямо в автомобиле, несколько пуль случайно задели и его племянника. Мануэль Энрике, 39-летний португалец, приехавший в Бразилию чуть больше года назад в поисках счастья, оставил после себя жену и двух маленьких детей, совершенно беспомощных в чужой стране.

Дабы не было никаких сомнений по поводу причин убийства, близ тела были разбросаны листовки ALN, отпечатанные в студенческой типографии «Центра трудовой ориентации» Университета Сан-Паулу.

Глава 26. Разгром в Гуанабаре

3 января 1972 «Команда имени Жозе Милтона Барбосы», — боевика ALN, погибшего 5 декабря прошлого года в Сан-Паулу, — атакует почтовое отделение в фавеле Новая Голландия в Бонсусессу. После разоружения охраны, революционеры наносят на двери офиса через трафарет портрет самого Барбосы. На выходе, Флавиу Аугусту Невес Леан де Салес, автор многочисленных ненужных проявлений жестокости, зачем-то стреляет в грудь солдату Мануэлю Алвису Са Филью.

17 января, при участии члена национального руководства Луиса Жозе де Куньи, осуществлено нападение на отделение «Банка Брандеско» в Копакабане. Начиная с этого момента, весьма ослабленная GTA Гуанабары укрепляет связи с другими революционными группами региона с целью проведения операций в формате единого фронта. Первой такой акцией в 1972 году становится разоружение охранника склада ВМФ в Сан-Кристоване 21 января.

Задержание в Сан-Паулу и последующее убийство Элисиу Перейры Фортеса 28 января, ввергает в ступор «Тактическую Вооружённую Группу», в которую теперь входят лишь два человека — Флавиу Аугусту Невес Леан де Салес и Антониу Карлус Ногейра Кабраль.

Кое-как оправившись от ударов судьбы, 31 января GTA совместно с местными членами VAR-P и PCBR грабит офис Министерства Труда и Социального Обеспечения в квартале Олария.

На следующий день Леан де Салес вновь дискредитирует себя излишним насилием. На шоссе Висенте де Карвалью автомобиль с обоими членами GTA на борту был остановлен полицейским патрулём. Нисколько не раздумывая и не смущаясь, Флавиу открыл огонь из автомата по агентам. А так как всё это происходило в людном месте, своей беспорядочной стрельбой боевик ALN ранил четверых случайных прохожих, один из которых скончался на следующий день.

В 1972 году, в честь 150-летия независимости Бразилии, правительством был запланирован ряд мероприятий. Одним из них был парад с участием группы Военно-Морского флота Великобритании из пяти кораблей, которые прибыли в порт Рио-де-Жанейро 5 февраля.

Желая познакомиться с городом, английские матросы вечером вышли прогуляться.

Сойдя на берег, 19-летний моряк Дэвид Кутберг и его товарищ Пол Стоуд взяли такси для поездки в центр Рио, предвкушая долгую ночь веселья и удовольствий.

Здесь же, близ порта, в салонах двух автомобилей скрывались девять членов «Фронтовой Команды», составленной из боевиков ALN, VAR-P и PCBR. «Революционный Трибунал» на этот раз выбирал жертву наугад. Никакого значения не имела личность «приговорённого», важен был лишь общественный резонанс, вызванный убийством.

На углу проспекта Риу Бранку, напротив отеля «Сан-Франсиску», один из автомобилей догоняет такси с английскими матросами. Через боковые стёкла революционеры расстреливают пассажиров салона. Дэвид Кутберг умирает на месте, Пол Стоуд и водитель такси каким то чудом остаются невредимыми.

Лижия Мария Салгаду Нобрежа закидывает внутрь салона несколько листовок с приговором «Революционного Трибунала». Кутберг осужден, как всегда, без права апелляции, как представитель «империалистического государства», противодействующего «справедливой борьбе Ирландской Республиканской Армии».

Скрепив своё сотрудничество кровью, «фронт» продолжает действовать: 25 февраля осуществлены одновременные нападения на отделения «Банка Территориального Кредита» и «Банка Байи», что приносит комбатантам более 100 тысяч крузейро.

16 марта одиозный Флавиу Аугусту Невес Леан де Салес совершает серьёзную ошибку, повлекшую за собой изгнание из рядов «Национально-Освободительного Действия». Направляясь на очередное собрание «фронта», на улице Карвалью де Суза его автомобиль был остановлен в рамках операции «Пара-Педру», систематически практиковавшейся полицией для поиска угнанных машин. Выйдя, Флавиу Невес представился матросом, вышедшим в город по специальному заданию своего командира, и поэтому не имеющим документов. Он предлагает лейтенанту Военной Полиции проследовать вместе с ним на проспект Мерити, где якобы его и дожидается начальник, который даст все объяснения. Лейтенант в сопровождении одиннадцати полицейских направляется в сторону проспекта, где в местном баре уже собрались четверо революционеров для обсуждения будущих действий. Именно сюда Флавиу и привёл полицию. Подбежав к столику своих товарищей, он полушёпотом предупреждает об опасности. Поняв, что это не шутка, те извлекают револьверы и выбегают из бара, унося с собой полуживого Леана де Салеса, которого полицейские таки успевают ранить в шею.

Окончательно разочаровавшись в своём товарище, региональная группа ALN выпускает специальное коммюнике, в котором заявляется о полном разрыве отношений с дискредитировавшим себя «мелкобуржуазным поведением» товарищем. Коммюнике было доведено до сведения всех организаций «фронта»: на Флавиу Невеса наложена анафема национального масштаба. Теперь в региональной вооружённой группе Гуанабары остаётся лишь один Антониу Карлус Ногейра Кабраль.

Антониу Карлус Ногейра Кабраль

Операции «фронта» так же были парализованы после ареста 29 марта двух боевиков VAR-P, которые, кроме всего прочего, указали властям квартиру, на которой проходил лечение изгнанный из ALN комбатант. Заявившись сюда, агенты нарвались на яростное вооружённое сопротивление, итогом которому стала гибель трёх ключевых участников «Вооружённого Революционного Авангарда – Пальмарис»: Лижии Марии Сальгаду да Нобрега, Антониу Маркуса Пинту де Оливейра и Марии Режина Лейте Лобу Фигейреду. Спастись удалось лишь непотопляемому Леану де Салесу.

9 апреля разрушение региональной структуры в Гуанабаре продолжилось арестами участников медицинского сектора поддержки. На следующий день сыщики идентифицируют конспиративную квартиру в квартале Линс де Васконелос, использующуюся в качестве подпольной типографии. Установив, что внутри никого нет, агенты выставляют засаду.

Утром следующего дня сюда наведываются трое подозрительных типов, которым немедленно был дан приказ поднять руки. На это подозреваемые ответили огнём из пистолетов. В итоге, двоим удалось скрыться, третий же погиб от полицейских пуль. Убитым оказался последний член «Тактической Вооружённой Группы» Гуанабары  Антониу Карлус Ногейра Кабраль.

Несмотря на разгром GTA, второстепенные участники структуры пытаются реорганизовать свои силы, чему мешают аресты в среде «союзных» организаций VAR-P и PCBR. Дабы укрепить дух товарищей и продемонстрировать, что организация жива, приехавшая из Сан-Паулу Аврора Мария де Насименту Фуртаду в апреле единолично подготавливает и выпускает пятый номер журнала «Действие». На следующий месяц она публикует шестой номер (ещё два номера под её редакцией выходят в июле и сентябре).

После смерти Юри Хавьера Перейры, в Сан-Паулу с задачей реорганизации уезжает Луис Жозе де Кунья. Его место временного координатора, за отсутствием других кандидатур, занимает реабилитированный Флавиу Салес.

14 августа, необходимость добычи средств для выживания, выводит структуру из паралича. Наспех сколоченная Флавиу новая «Группа огня» грабит отделение «Союза Бразильских Банков», унося с собой 93 тысячи крузейро. Эти деньги на некоторое время отдаляют неизбежный крах организации в Гуанабаре.

Тем временем, из Сан-Паулу для усиления пребывает Эльбер Жозе Гомес Гуларт. 9 ноября, во время встречи с Авророй Марией де Насименту Фуртаду, оба революционера случайно нарываются на полицейский патруль. После требований предъявления документов, Аврора извлекает из сумочки пистолет и двумя выстрелами в грудь убивает сотрудника Военной Полиции Мариу Домингуса Панзариеллу. Убегая по трассе, лавируя сквозь потоки автомобилей, она не перестаёт отстреливаться от преследующих её полицейских. После того, как у неё кончились патроны, Аврора была схвачена. Тем временем Эльбер, бросивший на улице чемодан, в котором находился автомат, бежал в другом направлении.

Во время допросов арестованная созналась, что следующим утром она должна встретиться с другими участниками «Группы огня» для обсуждения новых акций.

10 ноября, в сопровождении сыщиков, девушка направилась в сторону улицы Магеллан Коуту. Заметив вдалеке припаркованный «Фольксваген», Аврора вырывается из рук полицейских и, истошно крича, бежит в его сторону. Двумя выстрелами в спину сотрудники правопорядка прервали её бегство. Тем временем, из окна автомобиля был открыт шквальный огонь по полицейским, что заставляет их ретироваться. Но осознав, что их подруга мертва, революционеры уносятся прочь.

Аврора Мария де Насименту Фуртаду являлась наиболее опытным участником региональной группы Гуанабары, за плечами которой были десятки вооружённых акций в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Её потеря обозначала практически полное фиаско структуры, не способной более восстановиться.

Глава 27. Предсмертный хрип ALN

Долгое молчание ALN в Сан-Паулу было нарушено 16 января 1973 года в Сан-Паулу, когда команда боевиков «Национально-Освободительного Действия», движимых банальным желанием раздобыть денег для выживания, атаковала офис транспортного агентства «Util». На данном этапе от некогда мощной организации осталась лишь малочисленная «Вооружённая Тактическая Группа». Временный Национальный Координационный Центр умер, передав свои уже небольшие полномочия Региональному Координационному Центру Сан-Паулу.

Боевыми действиями, которые проводят остатки организации, командуют Антониу Карлус Бикалью Лана и Арнальду Кардозо Роша, которые инкорпорируют в GTA несколько малоопытных персонажей из сочувствовавшего ALN студенческого сектора.

С присоединением студенческих кадров, приходит осознание того, что без влияния в народном движении, которое было практически сведено к нулю после отхода от организации MOLIPO и «Массового Фронта», дальнейшая военная деятельность не имеет никакого смысла. Александр Ванукки Леме, в связи с этим, получает задание организовать несколько студенческих групп для обсуждения политических событий – первый шаг к вербовке новых боевиков.

Несмотря на многочисленные удары со стороны властей, ALN удаётся сохранить практически в неприкосновенности свой Сектор Печати и Информации. В связи с этим, продолжается выпуск альманаха «O Guerrilheiro», а в Рио-де-Жанейро восстановлено издание журнала «Ação», девятый номер которого, подготовленный уже погибшей Авророй Марией де Насименту Фуртаду, повествует о вооружённой деятельности различных бразильских партизан в конце 1972 года.

В этот же период «Революционное Движение 8 октября» (MR-8) приходит к самокритичному выводу о том, что продолжение неограниченных ничем вооружённых акций приведёт к разрушению революционных организаций и перерождению политического действия в банальный бандитизм, как это случилось, например, с «Революционным Движением Тирадентис». Данную позицию поддерживает и 12 номер газеты «Ação», изданный остатками структуры ALN в Гуанабаре. Но, в отличие от MR-8, комбатанты «Национально-Освободительного Действия» уводят критику в сторону, заявляя, что к разрушению организации ведут только акции, лишённые непосредственного политического содержания, а так же наличие внутри структуры «тактических отклонений», уповающих на начало в стране «мирных реформ» — это намёк, прежде всего, в сторону «Ленинской Тенденции», которая постепенно завоёвывала всё больше сторонников среди зарубежных кадров.

Но, даже несмотря на самокритику, в своей предсмертной агонии организация продолжала руководствоваться концепцией бессмысленного и неограниченного насилия, осуществляемого его членами.

21 февраля 1973 года «Команда имени Авроры Марии де Насименту Фуртаду» осуществляет акт мести – убит владелец ресторана «Varela» в квартале Моока Мануэль Энрике де Оливейра, доложивший полиции о присутствии в его заведении четверых боевиков организации, в результате чего погибли Юри Хавьер Перейра и двое его товарищей.

Пытаясь поквитаться с властями за перманентные потери своих товарищей, параллельно с подготовкой убийства Мануэля Энрике, организация разрабатывает планы атак непосредственно на высших представителей следственных органов.

В одном из документов, изъятых на конспиративной квартире в Сан-Паулу ещё в 1972, сыщики с удивлением обнаружили весьма обширные списки офицеров Вооружённых Сил, сотрудников Бюро Безопасности и агентов Отряда Информационный Операций – Центра Операций Внутренней Защиты (DOI-CODI).

Незадолго до этого, подобные же списки были отправлены в Чили, для рассмотрения тамошними политическими эмигрантами. «Народный Революционный Трибунал» принял решение, что наибольшее воздействие на государство окажет «казнь» представителя DOI.

Выбор пал на доктора Октавиу Гонсалеса Морейра Жуниора, начальника полиции 33 лет, сотрудника DOI и бывшего руководителя одного из отделов Обыска и Изъятия.

Ведя повседневную жизнь в Сан-Паулу, в пятницу ночью, после очередного дежурства, он отправлялся в Рио-де-Жанейро, где жила его невеста. Здесь он всегда был без оружия. Отдыхал на пляже в Копакабане, играл в волейбол. Беззаботный, несмотря на все инструкции начальства, обеспокоенного деятельностью революционеров. Офицер полагался на Бога и удачу. Воспользовавшись этим, активистка ALN Бетти Шашамовиц хорошо изучила распорядок дня полицейского, и передала всю информацию «Команде имени Жетулиу де Оливейра Кабраля». Судьба Октавиу Гонсалеса Морейра Жуниора была предрешена.

В пятницу 23 февраля офицер как обычно уехал в Рио-де-Жанейро. Проведя субботний день со своей подругой, утром в воскресение, оставив вещи на квартире, где всегда останавливался, он направился на пляж в Копакабану. Играл в волейбол, общался со своим другом Карлусом Альберту Мартина. И не заметил автомобиль, припаркованный на проспекте Атлантика, на углу с улицей Республика Перу, в салоне которого сидели члены группы огня, представлявшие все до сих пор действующие организации «революционного фронта»  – Флавиу Аугусту Невес Салес де Леан и Мериваль де Араужу от ALN, Рамирес Мараньян ду Валле от PCBR и Джеймс Ален Луз от VAR-P. Ещё несколько комбатантов заняли стратегические точки вокруг.

В какой-то момент Октавиу пошёл к телефону-автомату, чтобы позвонить своей невесте. Три боевика направились в его сторону. Пляжный коврик в руке у одного из них, скрывал карабин 12 калибра.

Подойдя вплотную к телефонной будке, один из членов группы выстрелил в спину офицеру. Второй выстрел был направлен в сердце, но пуля попала в золотое распятие на шее полицейского. Джеймс Ален Луз произвёл три выстрела из револьвера в лицо сыщику. В это время Рамирес Мараньян ду Вале пытался убить Карлуса Альберту Мартина, но тот, получив два ранения, сумел убежать. Близ тела революционеры разбросали листовки, после чего скрылись.

2 марта 1973 года в Сан-Паулу, во время стандартной проверки частного дома, полицейский агент получает пулю в ногу от неизвестных злодеев, которым удаётся скрыться. Один из них, бразилец японского происхождения, во время бегства теряет портфель с идеологическими документами «Национально-Освободительного Действия». 15 числа того же месяца, при участии сотрудников, замешанных в инциденте двумя неделями ранее, был нанесён новый визит на подозрительную усадьбу, где был обнаружен тот самый «ниссей» (бразилец японского происхождения), а так же два других неизвестных лица. На требование открыть дверь, революционеры ответили выстрелами. В итоге им удалось ранить двух офицеров. В начавшемся бою, все трое, идентифицированные как члены «Вооружённой Тактической Группы» Франсиску Сейко Оккама, Арнальду Кардозу Роша и Франсиску Эммануэль Пентеаду, были убиты.

Франсиску Сейко Оккама

В тот же день, когда в перестрелке погибли три комбатанта ALN, на другом конце Сан-Паулу был арестован Александр Ванукке Леме, который немедленно начинает выдавать полиции всю известную ему информацию о деятельности и структуре организации. Помимо всего прочего, он сообщает о намеченной на следующий день встрече с Рональду Кейружем в квартале Брас. Доставленный на место свидания, Александр, под пристальным наблюдением агентов, расхаживает туда-сюда вдоль по проспекту Селсу Гарсия. Он позволяет себе даже взять бутылку пива. Сделав пару глотков, он швыряет бутылку в сторону, на краткий миг отвлекая внимание полиции, а сам стремглав бежит через дорогу. Но до противоположной стороны не добегает – не успев вовремя затормозить, грузовик «Мерседес-Бенц» сбивает беглеца, который умирает от полученных травм на следующий день.

Александр Ванукке Леме

Однако, сыщики ещё около двух недель скрывают гибель Александра, что содействует успешному проведению операции по ликвидации студенческой структуры, выстроенной погибшим.

Глава 28. Конец ALN

13 апреля 1973 года в Рио-де-Жанейро в схватке с полицией погибает боевик местной «Тактической Вооружённой Группы» Мериваль де Араужу. Этому предшествовала другая история.

5 апреля был арестован руководитель «Национального Вооружённого Сопротивления» (RAN) Амадеу де Альмейда Роша, который тут же начал давать подробнейшие показания, содействовавшие полному разгрому его же собственной организации. Был задержан, в том числе, и член RAN профессор Жак Морейра де Альваренжа, университетский преподаватель Араужу, знавший о его деятельности в ALN . На допросах маэстро раскрыл свои связи с комбатантом, а так же указал место, где обычно он с ним встречался. Полиция накрыла «точку», Мериваль оказал сопротивление, пытался бежать, но был убит.

Освободившийся через месяц Жак Морейра де Альваренжа уже был приговорён «Красным Трибуналом» к смерти без права апелляции.

28 июня 1973 года Томас Антониу да Силва Мейреллес Нету, один из последних надёжных боевиков ALN, вместе с двумя товарищами ворвался в колледж «Veiga de Almeida» на улице Сан Франсиску Хавьер, и, после коротких поисков, обнаружил профессора в одном из кабинетов за написанием текста по курсу психологии. Четыре пули сразили преподавателя, менее чем через три недели после выхода на свободу. Перед взорами прибывших полицейских предстала страшная картина: труп, лужи крови и аббревиатура ALN, написанная на стене чёрной аэрозольной краской.

Исполнив свой последний «приговор», организация широкими шагами продвигалась к финалу, теряя кадры один за другим.

13 июля, Луис Жозе де Кунья был опознан полицией на проспекте Санту Амару. Ранив двух женщин при попытке захвата автомобиля, он был убит в начавшейся перестрелке.

16 числа того же месяца погибает ещё один ключевой комбатант GTA Эльбер Жозе Гомес Гуларт, убитый в Ипиранге при попытке прорыва полицейской осады. ALN по-прежнему свято чтил заветы Маригеллы, поэтому руководящие кадры «Вооружённой Тактической Группы» редко когда сдавались добровольно: в основном, все они были убиты при аресте.

При Эльбере был найден документ, в котором организация рассматривает причины поражения левых бразильских революционных сил:

« — централизация и ускорение обмена информацией между репрессивными силами режима;

— повышение технической подготовки сотрудников правоохранительных органов, а так же совершенствование методов допроса;

— установление государством контроля над профсоюзами, факультетами и массовыми движениями;

— успешная агитационная антипартизанская кампания правительства;

— выдвижение абсолютно безумных революционных проектов;

— отсутствие политического единства левых, и неопытность в ведении войны;

— невосполнимые потери в вооружённых группах и сетях поддержки;

— большое количество боевиков, сбежавших за рубеж».

В тексте однозначно признавался успех контрреволюционного правительства, опиравшегося на средний класс: «…и действительно, мы не можем сказать, что действия правительства были неэффективны».

1 октября 1973 года остатки организации в Сан-Паулу под руководством Флавиу Аугусту Невеса Леан де Салеса, объединив силы с «Революционной Коммунистической Партией Бразилии» и «Вооружённым Революционным Авангардом – Пальмарис» осуществляют теракт в офисе по продаже билетов чилийской компании «Lan» на проспекте Риу Бранку. Ранены шестеро полицейских и шесть гражданских лиц. Взрыв назван акцией протеста против свержения 11 сентября в Чили народного правительства Сальвадора Альенде.

Теракт в представительстве «Lan» считается последним проявлением вооружённого насилия бразильской герильи, и знаменует собой окончание периода вооружённой борьбы коммунистов с целью захвата власти.

В свете арестов 73 года, положение ALN становится критическим. В Сан-Паулу остаётся лишь одна группа «Массового Фронта», контролируемая Бетти Шашамовиц, и укомплектованная неопытными элементами, присоединившимися к организации в конце 1972. Эта группа пыталась развивать деятельность внутри профсоюзов Сантуса, распространяя листовки и газеты.

Окончательный роспуск организации произошёл после смерти последнего из членов национального руководства, Антониу Карлуса Бикалью Лана. Преследуемый властями, 30 ноября он был обнаружен полицией на проспекте Пинеду, Санту-Амару, в сопровождении Сони Марии Лопес де Мораес. Когда к паре приблизился полицейский патруль, боевики достали оружие, и, отстреливаясь, попытались бежать. Окружённые, они продолжали яростно сопротивляться, пока не были убиты. Таким образом, «Национально-Освободительное Действие» было обезглавлено.

Антониу Карлус Бикалью Лана

Соня Мария Лопес де Мораес

После смерти Бикалью, Бетти Шашамовиц, переезжает в Рио-де-Жанейро, где проживает вместе с Флавиу Невесом Леаном де Салесом. Лишившись помощи Бетти, группа, развивавшая агитацию в портовых районах Сантуса, была деморализована. В апреле/мае 1974 были арестованы все активисты этого пропагандистского коллектива.

ALN в Бразилии умер. Но за рубежом оставалась ещё «Ленинская Тенденция» во главе с Роланду Фратти, который, пользуясь привилегиями, данными правительством «Народного Единства», сумел собрать в Чили довольно большое количество бразильских беглецов и политических эмигрантов. Открытые дебаты между ALN и TL, проходившие в газете «Единство и Борьба», издающейся в Сантьяго, окончились явно в пользу последних.

После свержения Альенде, «Ленинская Тенденция» рассыпается: ядро во главе с Рикарду Сараттини Филью оседает в Аргентине, остальные разъезжаются по Европе.

В то время Куба признала одного из идеологов TL, Жозе Марию Криспина в качестве «руководителя» фактически уже несуществующего ALN. Криспин отправляется в Аргентину, где пытается, с помощью товарищей, сформулировать новую политическую линию организации, основывающуюся на исторических позициях Маригеллы. Однако ничто уже не могло оживить умерший проект. Вскоре после этого и «Ленинская Тенденция» канула в лету.

Организация окончательно закончила своё существование.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.