Асмолов

Константин Асмолов: Антитеррористическое законодательство Южной Кореи сделано так, что Яровая отдыхает

КНДР всегда была достаточно популярным предметом для обсуждения в мировых и отечественных СМИ. Но особенно она интересна марксистам — как один из примеров государства, позиционирующего себя как социалистическое. Поэтому мы взяли интервью у историка-корееведа Константина Асмолова и расспросили его о самых разных сторонах жизни в Северной Корее — от экономики до компьютерных игр.

Вместо предисловия

Константин Асмолов:  Каждый раз, когда мы говорим о каком-то аспекте, касающемся КНДР, мы, конечно, упираемся в вопрос об источниках. Потому что источников немного, и особенно это касается, условно говоря, данных, доступных широкой публике. В некоторых случаях речь идёт о реальных цифрах, а в некоторых случаях речь, на самом деле, идёт о приблизительных результатах или интерпретациях. Со спутниковых снимков многого не узнать, а перебежчики – народ ангажированный, да и строить показания по одному-единственному свидетелю – это, понятное дело,  распространённая ошибка. Этим очень часто пользуются, когда у тебя других данных нет. И здесь надо понимать, что высока вероятность ошибиться. Поэтому я буду говорить о том, в чём более или менее уверен, или о том, что более или менее знаю и видел сам, либо заранее оговариваться, что «вот мнение, основанное на каких-то фактах и предположениях».

— О Северной Корее пишут западные, отечественные, южнокорейские СМИ, в интернете можно  часто наткнуться на статьи  различных аналитиков. Да и официальные северокорейские источники публикуют некоторые материалы о своей стране. О КНДР в последнее время говорят много и говорят разное.  Кому верить?

— Верить нельзя никому, включая меня. Поправку на ангажированность, на недостаток информации, на желание представить информацию в нужном свете надо делать применительно ко всем.  У меня в своё время был некий рейтинг того, какой процент правдивой информации бывает в антисеверокорейской пропаганде.  Получается обычно примерно так: если это СМИ типа «Свободной Азии» 1, то правды там бывает процентов десять;  если это «Чосон Ильбо» 2 — ведущая консервативная пресса, то применительно к Северной Корее там правды примерно процентов двадцать пять. Информация там весьма ангажирована. Когда идёт информация от национальных служб разведки – сорок-пятьдесят процентов. Сейчас, возможно, ситуация улучшится, т.к Мун (новый президент Республики Корея Мун Джэин — Ред.) назначил нового главу разведки — специалиста по Северу. И я действительно надеюсь,  что при новом начальстве они (южные корейцы) перестанут гнать откровенно пропагандистскую фигню, ибо в течение последних десяти лет мы узнаем, что Север развалится в ближайшие два-три года. Поток подобных ангажированных материалов они гнали в таком количестве и с такой плотностью, что довольно сильно забили этим информационные каналы, что оказывает очень сильное влияние на принятие решений относительно Северной Кореи. Поэтому, безусловно, информацию, которая идёт от официальных северокорейских источников, надо читать и смотреть… Тем более что они очень часто дают крайне любопытные и интересные фотографии в своих публикациях 3, ЦТАК 4.

— Корейцы также публикуют сочинения Ким Ир Сена, Ким Чен Ира и даже сейчас стали публиковать Ким Чен Ына. Насколько то, что написано в их сочинениях, соответствует действительности, по Вашему мнению?

— Дело в том, что, как можно обратить внимание, особенностью каждого из трёх Кимов является то, что у них довольно мало теоретических работ. То есть большая часть произведений каждого из Кимов — это фразы, которые были сказаны в конкретное  время по конкретному поводу. Именно поэтому не надо их абсолютизировать как инструкции на все случаи жизни, как это некоторые делают, однако это очень чёткий ответ по текущему историческому моменту.

— Насколько, по-вашему, отличается пропаганда, проводимая Севером вовне и внутри страны?

По моим ощущениям – никак. Я не уверен, что это хорошо, потому что целевая аудитория внутри и вовне страны очень разная. И отчасти именно поэтому, северная пропаганда имеет меньший успех, чем могла бы, так как тот стиль, который нормально воспринимается северокорейской аудиторией, даже российской воспринимается несерьёзно.

— А как сами корейцы относятся к своим СМИ?

Здесь мы чётко упираемся в вопрос о результативной выборке. Это то же самое, что задавать вопросы вроде «А как вообще корейцы относятся к вождю?», «Какие настроения в северокорейской армии?» … У меня нет информации от достаточного количества респондентов, чтобы я мог это сказать про «вообще». Здесь важно мнение большого количества разнообразных и простых людей.

— Всё равно что спросить, как в России относятся к Путину. Все по-разному.

Ну да. Только если в России этот ответ более-менее очевиден, то для Северной Кореи такой очевидности нет.

— Какие источники по экономике КНДР Вы считаете наиболее адекватными?

— Те, которые пишут профессионалы. Потому что даже если мы имеем дело с профессионалом с тем или иным уровнем  ангажированности, он никогда не станет отрицать очевидных фактов.  Он будет давать им разные трактовки и объяснения. Но при этом будет стараться приводить факты.

-Какие, на Ваш взгляд, существуют главные стереотипы, мешающие непредвзято оценивать события, происходящие в Северной Корее?

Нулевой стереотип, это, конечно, что там «адский ад и Мордор, и вообще, как там может быть по-другому». Было очень смешно смотреть, как на либеральных ресурсах, сначала на «Медузе» 5, я пытался людям объяснить, что может быть это и тяжело, но это не «ужас ужас ужас», реакция всё равно была категории «Как не крокодил?!». Поэтому тут, пожалуй, два момента, которые на более серьёзном уровне затрудняют понимание. Первый, это то, что Север постоянно воспринимают как клон Советского Союза. На мой взгляд, даже в лучшие времена Север походил на Советский Союз  процентов на сорок, а сейчас, естественно, разница там всё больше и больше. Понятно, что когда тебе нужно коротко объяснить, что такое КНДР, ты вынужденно используешь некоторые аналогии с СССР, но это по принципу «Что такое страус? Ну, лошадь знаешь? Совсем на неё не похож». Это первый стереотип. А второй стереотип — это то, что Север не меняется. Всё равно, что современная Россия осталась до сих пор в “лихих девяностых” или во временах раннего Путина лишь потому, что у власти Путин, а то, что уже 17 лет прошло, никого не волнует. Между тем, видно, какой был сделан рывок при молодом руководителе КНДР. Можно хотя бы сравнить, насколько съёмки Пхеньяна с одного и того же ракурса в течение последних лет дают разный пейзаж.

-А в чём принципиальная разница с Советским Союзом?

Иные источники формирования. Советский Союз имел иную территорию, иной набор ресурсов, иной национальный состав, иные внутриполитические традиции. Несмотря на некоторую схожую внешнюю форму, получилось разное. Вообще, в своей книге «The North Korean Revolution» Чарльз Армстронг 6 пишет, что сложно говорить о корейских коммунистах, их проще называть “радикальными националистами”. Они были коммунистами, японцы считали их коммунистами, но я не уверен, что они сдали бы серьёзный зачёт по догматике. И это тоже играло свою роль. Даже если мы возьмём товарища Ким Ир Сена. Он читал какое-то количество классической марксистской литературы в юности до того, как совсем ушёл в партизанскую деятельность и его стали волновать уже скорее вопросы насущные. На территории Советского Союза опять же у него вряд ли была возможность разговаривать с кем-то про философию.

Но культура ведь там почти не меняется. Музыка, живопись, танцы. Во всяком случае, это так выглядит для иностранного наблюдателя.

— Внешне — да. Но последняя статья на «Хабре» 7 показала, что у них там, по крайней мере, есть игры в гонки. «Pyongyang Racer» 8. Конечно, такого уровня игру у нас в России группа студентов может сделать за месяц, но тем не менее: управляешь машинкой – ездишь по Пхеньяну.

— Музыка, фильмы изменились с семидесятых-восьмидесятых?

— Как сказать. Мы, как минимум, сидим на уровне Ванессы Мэй, а это, дай бог памяти, уже девяностые. Культура меняется, но очень медленно. Нужно очень внимательно читать северокорейский контент. По моим ощущениям, мелкие подвижки есть, но они не всегда видны. Ведь даже если смотреть на Советский  Союз времён Андропова, когда у нас только-только начинает появляться рок и какая-то молодёжная субкультура, её на фасаде тоже не особо-то видно, тем не менее, она есть. То есть здесь опять-таки палка о двух концах – с одной стороны, раз этого нет на фасаде, значит, этого нет вообще, с другой — ну мы же понимаем, что она должна там быть, потому что должна.

Именно поэтому многие ищут в Северной Корее диссидентов классического советского образца, а их там точно быть не может, ну просто хотя бы потому, что там иное отношение к интеллигенции. Нет среды, в которой, условно говоря, воспитывается это поколение «интеллигентной дисседы».

Тут ещё есть такой момент — вы читали закон о Национальной безопасности Республики Корея? 9 Он есть в свободном доступе в интернете. Так вот, фишка в следующем. За просмотр северокорейского контента ты имеешь шанс получить примерно такой же срок, как северокореец за просмотр южнокорейского.

— Даже за прослушивание северокорейской музыки можешь сесть?

— Ну теоретически — да. Была же одна громкая история, причём громкость этой истории была связана с тем, что речь шла о чисто инструментальных композициях без слов. Но у них были пропагандистские названия.

-В Южной Корее руководство КНДР считается бандформированием, и если оно приедет на Юг, то его могут и должны арестовать?

-Да. Правительство КНДР считается бандформированием. Антитеррористическое и антиэкстремистское законодательство Южной Кореи сделано так, что Яровая отдыхает.

-Какая последняя журналистская «утка» о Северной Корее Вам запомнилась больше всего?

— Из последних? Трудно сказать, потому что они дублируют друг друга. Разговоры о том, что Север опередил по производству героина Афганистан  — это неинтересно. Разговоры про массовую эвакуацию неблагонадёжных граждан из Пхеньяна – тоже, потому что буквально через несколько дней было сказано, что это наоборот эвакуация благонадёжных перед войной. Просто «уткодельством» же занимаются разные конторы, и иногда так получается, что на каком-то этапе выстреливают две противоположные новости. Как я уже сказал, радио «Свободная Азия», газета «Чосон Ильбо» и японская газета «Санкэй Симбун» 10 — вот если Вы видите где-то ссылки на ЭТО, то сразу же можете ставить большой жирный вопросительный знак. И ещё «Daily NK» 11. Они утверждают, что у них есть информаторы, но там проблема сбора информации категории «верьте мне». Как это выглядит? «У нас есть люди, в Китае или где-то, которые общаются с перебежчиками и передают нам, что им перебежчики рассказали». Ну то есть понятно, что перебежчики могут быть реальными, виртуальными… они могут вообще не существовать.

-Что Вы думаете по поводу убийства брата Ким Чен Ына в аэропорту Куала Лумпура? Замешаны ли северокорейские спецслужбы?

— Тут “дело ясное, что дело тёмное”. (улыбается) По сути, после дипломатического кризиса в малайских СМИ эта тема практически исчезла. Можно также обратить внимание, что даже, собственно говоря, у американцев она стала сильно сходить на нет. Что мы имеем? У нас есть две исполнительницы покушения, северокореец, которого пытались выставить главным — вот этого инженера-химика, но через какое — то время отпустили, причём отпустили за явным недостатком улик. Затем, после того как произошёл дипломатический кризис, когда малайцы взяли в осаду северокорейское посольство, до этого времени малайская полиция таки получила возможность пройти внутрь посольства и два часа поговорить с представителями посольства КНДР, которых пытались представить как людей, причастных к покушению. Я вполне могу допустить, что малайская полиция благополучно получила доказательства, которые говорили о том, что эти люди к покушению непричастны. Но дело настолько тёмное, что при желании я могу из тех фактов, которые есть, собрать версию, которая  говорила бы, что это Север, и версию, которая говорила бы, что это не Север.

-За какие статьи в КНДР предусмотрена смертная казнь?

— Насколько я знаю, в 2013 году в уголовный кодекс они вносили какие-то изменения. Но УК 2009 года доступен в Интернете на английском языке. 12  Поэтому я сейчас точно не скажу, но там всего пять или шесть преступлений: контрабанда наркотиков в особо крупных размерах, умышленное убийство, изнасилование, остальные статьи политические. Даже если ориентироваться на кодекс 2009 года, там всё более или менее по этому поводу написано.

-А подвергаются ли репрессиям представители сексуальных меньшинств?

 — Нет. Скажем так, аналога 121 статьи УК СССР в Северной Корее нет. Более того, на «NK News» была даже забавная статья из рубрики «Ask a northkorean», где они задают вопросы перебежчикам. В этих ответах было чётко сказано, что никаких преследований сексуальных меньшинств нет. 13

— Насколько велик разрыв между партийной верхушкой и населением по материальному достатку?

— Сложно сказать. Для ответа на этот вопрос ты должен быть в гостях у партийной верхушки, иметь возможность смотреть на расслоение.  Во всех вопросах, которые связаны с социальным расслоением, мы очень часто оцениваем не сам факт расслоения, а факт его восприятия. Если обратить внимание, у нас есть такая вещь как индекс восприятия коррупции. Он отражает не столько то, насколько коррупция развита, а то, насколько коррупция развита по мнению окружающих. Когда в своё время выяснилось, что Шушкевич со строительства правительственной дачи украл ящик гвоздей для себя, это воспринималось как ужасная коррупция и материалы доклада, которые составлял тогда ещё никому не известный депутат Лукашенко, стали очень важным фактором в его борьбе за власть. Спустя какое-то время об этом уже не говорили. Вспомните, сколько у нас в Советском Союзе говорили о борьбе с привилегиями. Борьба с ужасными привилегиями номенклатуры! Если ты посмотришь на то, что входило в этот набор привилегий номенклатуры и сравнишь его с набором привилегий современных чиновников – это небо и земля. Однако сегодня большинством российского населения то, что чиновники занимаются коррупцией и за счёт этого богато живут, воспринимается спокойно, ну как бы социальное расслоение фиксируется, но такого жёсткого протеста по этому поводу нет.

— Есть ли в КНДР рабочий контроль на предприятиях?

— Про рабочий контроль не слышал, хотя может быть и есть. Насколько я понимаю, какие-то вещи, [внимание, пошло мнение, а не суждение — примечание К.В. Асмолова]  возможно, решаются через «ин мин баны» — народные группы. Народные группы – это попытка частично сделать аналог соседской общины, частично аналог общей ячейки общества, то есть, грубо говоря, это объединение людей, которые живут в одном подъезде. Там есть начальник народной группы, сочетающий в своих полномочиях управдома и участкового. Раньше у него были ключи от всех квартир, и его нужно было предупреждать, условно говоря, если там у тебя друзья остаются на ночь. То есть это такой участковый плюс управдом плюс консьержка. Какие реально существуют системы контроля и обратной связи — это довольно сложный вопрос.  Я слышал, что когда любой из Кимов встречался с народом, ему всегда в карман френча можно было аккуратно положить записку с просьбой, с жалобой, с чем-то ещё.

— Донос напрямую высшему руководительству…(смеёмся)

— Заметим, что, кстати говоря, писать сигналы там в меньшей степени воспринимается как донос и стукачество, потому что только в 2003 году в метро убрали объявление «Поощряем доносы на шпионов», потом они снова появились, сейчас их, возможно, снова уберут, поэтому… посмотрим.

Можно ли расценивать систему сонбун 14 как средство борьбы с контрреволюцией?

—  Возможно, она была таковой, просто у меня, например, и у Ланькова ( российский востоковед-кореевед и публицист Андрей Ланьков, — Прим. ред) 15 очень разные  представления о том, насколько сонбун сейчас работает. Ланьков считает, что это работает до сих пор. По моему мнению, это работает скорее как старые советские анкеты, где нужно было всегда писать, были ли у вас родственники на оккупированной территории, были ли у вас родственники, осуждённые за сотрудничество с фашистами, и так далее. Анкеты подобные писались, но насколько, скажем так, решения принимались в соответствии с этой анкетой или личными качествами – это вопрос. Нельзя сейчас точно сказать, насколько и как на сегодняшний день работает сонбун.

— Вопрос скорее не в том, как он работает сейчас, а для чего это изначально предназначалось.

— На каком-то этапе – да, это было средством борьбы с контрреволюцией, однозначно. Можно обратить внимание, что в уголовном кодексе есть статья о поражении в правах, ну в том числе приостановка избирательного права и что-то ещё. То есть человек теряет право избирать, быть избранным, участвовать в управлении государством. Это у нас там есть.

— Какие научные исследования сейчас ведутся во Дворце науки и техники?

— Это скорее не исследовательский, а информационный центр. 16

— Что-то вроде большой библиотеки с компьютерами?

-Да. Это с одной стороны, политехнический музей, а с другой — именно большая электронная библиотека. И бумажная, но в меньшей мере. Именно научные исследования, насколько я понимаю, ведутся скорее не там.

— Существует ли в КНДР что-то вроде пропаганды превосходства северокорейской нации над всеми остальными?

— Скажем так, они часто используют фразы о древности корейской нации и иногда используют некоторые элементы тангунопоклонства, 17 но тут есть такая тонкая деталь: они говорят, что корейская нация — одна из древнейших, но никаких деталей, связанных с делением рас на низшие и высшие я у них не видел.

— То есть они просто заявляют о древности своей нации?

— Ну да, они заявляют, что, мол, мы – центр цивилизации и культуры. Просто это очень важная деталь. Многие полагают, что национализм и социализм в сочетании обязательно дают национал-социализм. Подобные вещи очень стараются в КНДР выискивать или интерпретировать. Для меня лично вот эти элементы идеологии времён Гитлера упираются скорее в концепцию, во-первых, жизненного пространства, а во-вторых – в концепцию высших и низших рас, чего в чучхе точно нет.

— Таким образом, корейцы подразумевают под национализмом скорее патриотизм?

-Есть разные определения национализма и патриотизма. В Корее не разделяют нацию и этнос, потому что у них это скорее одно и то же. Корея — моноэтническая страна. У них не может быть еврейского вопроса ввиду полного отсутствия евреев. При всём при том многие вопросы корейского национализма всё-таки касаются национализма крови. На каком-то этапе они  южан критиковали за большое количество смешанных браков. По моему мнению, бытовой национализм там есть, и этот бытовой национализм даже куда-то прорывается, потому что было это самое письмо в редакцию, когда Обаму назвали «нечистокровным гибридом». Но это было на уровне «рабочий письмо в редакцию прислал». Понятно, что, как и в советские времена, эти письма в редакцию иногда пишут журналисты и таким образом пытаются выходить за пределы мейнстрима, ну типа точка зрения написавшего может не совпадать с мнением редакции.

— Правда ли, что из учебной программы в КНДР последние двадцать лет удалены труды классиков марксизма?

— Лично я плохо представляю, что они вообще читают по философии. Но по моим ощущениям с гуманитарными науками, особенно когда дело касается антропологии или социологии, у них полный провал. Я общался с заместителем руководителя института Америки КНДР. Этот институт Штатов состоит из трёх отделов: один занимается внешними связями и техническими вопросами, второй занимается  текущими отношениями КНДР и США, третий – ядерными проблемами и всесторонними договорами. Никакой культурологии, никакого изучения внутренней политики, никакого изучения истории и культуры как базы для принятия политических решений.

— То есть, на Ваш взгляд, и марксизм там тоже особо не изучают?

—  Я не знаю, что и как там дают. Предметы, аналогичные нашему обществоведению, там, безусловно, есть. У меня в ЖЖ есть развёрнутый отчёт о посещении местной школы для сирот. 18Вообще, риторика, связанная со словом «коммунизм» не встречалась давно, но вот то, что Север — это социалистическое государство, они говорят постоянно.

— Они позиционируют себя как социалистами, но не марксистского толка?

— Они не говорят про марксистский или немарксистский толк. Они вообще в этом не разбираются. В работах Ким Чен Ира это ещё есть,  но совсем мало. Если обратить внимание, при всём уважении, серьёзной теоретической работы о том, что такое чучхе, в общем-то, нет. У них все собрания сочинений — это конкретные реплики по поводу. Но это объясняется тем, что когда управляешь страной в «ручном» режиме, у тебя нет времени на то, чтобы сесть, закрыть дверь на ключ и заняться теорией.

— Есть северокорейский сайт по идеям чучхе. 19 Там они выложили четыре «Вестника КАРОН», пять книг-разъяснений идей чучхе, “Краткий курс кимирсенизма- кимчениризма” и “50 вопросов и ответов об идеях чучхе”. Это единственный систематизированный материал на русском языке, который можно найти.

— К этому уже можно спокойно подойти с контент-анализом и просто обратить внимание, как часто там упоминается марксизм. Хотя, на самом деле, с точки зрения внутренней теории, чучхе – это вообще-то субъективный идеализм, потому что они до сих пор верят в то, что многие вещи зависят от идей и скорее обуславливают их идеологическими, а не социально-экономическими процессами. Как я уже сказал, чучхе привязывалось к марксизму в рамках соцориентации и так далее, а как только СССР распался, они начали очень сильно склоняться к национализму и националистическим концепциям.

— Какие, по-вашему, основные причины американской агрессии против КНДР?

— Я бы мог, конечно, сказать: «незавершённый гештальт», но на самом деле причин довольно много.  В основном, это как раз ловушка демонизации. Когда пропаганда подняла демонизацию уже до того уровня, после которого любая мысль о переговорах с подобным ужасным врагом воспринимается как еретическая. А это, естественно, очень сильно сужает пространство для манёвра. Кроме того, надо понимать, что  с точки зрения хардкорного американского протестанта, Северная Корея, с её атеизмом с одной стороны и коллективизмом с другой – это вещь, радикально противостоящая протестантскому представлению об идеальном государстве. То есть для значительного числа американских избирателей Северная Корея – это натуральная «империя зла».

— Правда ли, что КНДР поддержала Россию  в её империалистической агрессии против Украины и Сирии?

— Скажем так, насколько я знаю, северяне периодически поддерживают различные сирийские режимы, одно время даже держали с Асадом дипломатическую переписку. По украинскому вопросу откровенной поддержки я не помню, но молчаливая поддержка точно есть. Иное дело, это скорее воспринималось в контексте антизападной риторики.

— В чём выражалась эта «молчаливая поддержка»?

— В отсутствии осуждения.

— Может быть, им просто всё равно?

Ну да, из Кореи украинские дела — это какая-то совсем дальняя глубинка. Мы-то не очень паримся, что в Южном Судане идёт гражданская война.

— Имеется ли в КНДР теневая экономика?

— Да.

-Как с нею борются и борются ли вообще?

— Раньше боролись, теперь пытаются сделать эту экономику не теневой, но с другой стороны, очень жёстко бьют за коррупцию. По моим ощущениям, некоторое усиление репрессий в отношении элит связано именно с этим. Потому что если просто взять и инкорпорировать теневую экономику и госаппарат, ничем хорошим это не закончится. Это закончится перерождением аппарата.  Один  из самых неприятных вариантов развития Северной Кореи,  за исключением чисто военного, это вариант, когда структуры, связанные с теневой экономикой, подминают государственный аппарат под себя. В этом случае, при относительном сохранении фасада, изрядное количество страшилок про Север действительно может стать реальностью.  А то, что коррупционные структуры были, это даже со слов Ким Чен Ира известно.  Есть его интервью 1998 года «Ким Чен Ир от первого лица» 20, где он довольно чётко говорил про коррупцию и целый ряд проблем.

— У северян вообще принято говорить о насущных проблемах?

— Не всегда. Потому что всё-таки там в обществе сильно конфуцианство. То есть если мы начинаем открыто говорить о проблемах, особенно с чужаками, это значит, что просто проблема такого уровня, что сор приходится выносить из избы, так как всё пространство избы он уже занял. Так же как и в России — мы можем довольно жёстко внутри обсуждать какие-то проблемы, но при этом, когда о нас в таких же выражениях говорит иностранец, мы начинаем оскорбляться. Мне кажется, у корейцев то же самое. Я  вполне могу допустить, что народ какие-то вещи  между собой обсуждает, но не при иностранцах  и не с иностранцами.

— Насколько мы знаем из новостей, КНДР отправляет своих  рабочих в другие страны, в том числе и в Россию, на заработки.

— Да, и их немало. Причём они очень ценятся, во-первых, за качество работы, во-вторых, за неконфликтность. Они создают наименьшее количество проблем при общении с местным населением.  Так что, выбирая между корейцами и среднеазиатами, выбор всегда делается в пользу корейцев.

— Как обстоят дела  с условиями труда?

— Условия труда зависят от принимающей стороны. И наше МВД и миграционная служба очень сильно за этим следят.  Важный момент: поехать в Россию на заработки – это престижное назначение, а не отправка солдат или зеков.

— То есть это не какие-то там, как говорят,  рабы, которых вывозят…?

— Нет, ни в коем случае. Собственно говоря, судя по тому, что эти «рабы» летели в Пхеньян со мной в одном самолёте просто обвешанные техникой, которую они купили, это не совсем рабы. Да и повторюсь, видимо, какую-то часть зарплат государство забирает, но вопрос какую. Это неизвестно.

-Какая польза Пхеньяну от этого?

— Иностранная валюта. Потому что у них проблемы с покупкой валюты. И, судя по всему, доходы от таких отходников в последнее время стали достаточно приличными. Иначе как объяснить то, что все вдруг внезапно заговорили об «ужасных условиях труда» северокорейских рабочих и о том, что Северной Корее этот путь обязательно надо перерезать.

— Существует множество фотографий прилавков северокорейских магазинов, которые ломятся от различной еды. Действительно ли магазины там не пустуют?

-Это более или менее видно. Не так давно была статья в «Рейтер», 21 где они тоже говорили о большом  количестве разнообразных продуктов, причём именно своих. То есть, короче говоря, Манский следует лесом. Я несколько раз заходил в разные магазины и обратил внимание на то, что у них есть, из чего выбирать. Нормально.

— А техника, телефоны — чьи?

— Не смотрел, но в основном китайские.

— А транспорт?

— Раньше Пхеньян был полон техники пятидесятых-шестидесятых годов, которую они чудом поддерживали в работающем состоянии. Но сейчас троллейбусно-автобусный парк сильно изменился. Там довольно много современных машин, в том числе городского транспорта.

-Ну да, это видно по фотографиям.

— Да, смотрите внимательно повседневные фотографии и сравнивайте старые и новые. Видно, как сильно меняется Пхеньян. Не верьте фразам в духе «А-а-а, запрещённые фото! Человека никуда не пускают!». Самый лучший способ сделать себе рекламу – сказать, что тебя запретили.

 -Ким Чен Ын всё же хочет идти по капиталистическому пути развития или социалистическому?

— Я думаю, что Север всегда будет позиционировать себя как социалистическую страну.

-Ну, Китай тоже позиционирует себя, в некотором смысле, как социалистическую страну.  У них даже в конституции это прописано…

— Ну там сейчас могут быть очень серьёзные «драки» на осеннем съезде. Может всплыть очень много интересных вопросов.

— Напрягает то, что корейцы устанавливают партийные связи со всеми подряд. С ЛДПР, с КПРФ…

— Они очень плохо представляют себе, где кто. То, что из наших чучхеистов половина — приколисты, этого они не понимают совсем. Опять же — не имея возможности налаживать какие-то контакты на государственном уровне, они делают это на партийном.

-Что Вы можете сказать об уровне жизни в современной КНДР?

-Вообще, при Ким Чен Ыне и в Пхеньяне, и в провинции начал существенно расти уровень жизни народа. А это значит, что у людей появляется повод любить власть не только по чисто идеологическим соображениям. Они видят, что государство им помогает, что государство их не бросает. Более того, многие элементы инфраструктуры они переделали на случай природных катастроф. То есть вот у них была довольно серьёзная засуха, наводнение в провинции Хамгён, и я обращаю внимание, что они бросили на это все усилия, отложили введение в эксплуатацию улицы Ремён, но при этом домов они построили несколько десятков тысяч. То есть фактически  все, потерявшие дома в результате наводнения, к зиме получили новое жильё. Это достойно уважения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. «Свободная Азия» — частная, некоммерческая организация, действующая как радиостанция и служба интернет-новостей. Частично финансировалась из федерального бюджета США а также гражданским сектором, включая Корейский фонд культуры и свободы. Вещает на девяти азиатских языках по крайней мере в шести странах.
  2. «Чосон Ильбо» — крупнейшая газета Республики Корея. Основана японской колониальной администрацией 5 марта 1920 года. Официальный сайт: http://english.chosun.com/
  3. «Нэнара» — информационное агентство КНДР, работающая на 9 языках (в том числе и на русском). Помимо новостей на сайте публикуется основополагающая информацию о культуре, политике и экономике КНДР, работы Ким Ир Сена, Ким Чен Ира, Ким Чен Ына и иные книги, изданные в КНДР. «Нэнара» также занимается изданием журналов «Корея», «Корея сегодня», «Внешняя торговля» и «Кымсугансан». Официальный сайт: http://www.naenara.com.kp/ru
  4. ЦТАК (Центральное Телеграфное Агентство Кореи) – информационное агентство КНДР, делающее публикации на шести языках. С 2017 года у сайта появилась русскоязычная версия. Официальный сайт: http://www.kcna.kp/kcna.user.home.retrieveHomeInfoList.kcmsf
  5. «Медуза» — интернет-издание на русском и английском языках, зарегистрированное в Латвии. Официальный сайт: https://meduza.io/, потом на «Снобе» 22 Журнал «Сноб» — российское СМИ. Официальный сайт: https://snob.ru/
  6. Чарльз Кинг Армстронг — историк и профессор общественных наук Фонда корейских Исследований в Колумбийском университете. Автор двенадцати работ на тему Кореи.
  7. Хабрахабр (он же Хабр) — информационный ресурс для интересующихся IT-технологиями или работающими в этой сфере. Официальный сайт: https://habrahabr.ru/
  8. Поиграть можно здесь: http://www.pyongyangracer.co/
  9. Закон о Национальной Безопасности Республики Корея на корейском и английском языках: http://antinsl.jinbo.net/nsl_full_text_en.html
  10. «Санкэй Симбун» — японская ежедневная правоконсервативная газета. Официальный сайт: http://www.sankei.com/
  11. Daily NK — южнокорейская новостная интернет-газета, освещающая вопросы, связанные с КНДР.  http://www.dailynk.com/english/index.php
  12. УК КНДР на английском: http://globalforumljd.org/sites/default/files/docs/library/DPRK%20Criminal%20Law_2009(EN).pdf Любительский перевод на русский: https://vk.com/topic-34486042_35696145
  13. Уголовная ответственность за мужеложство была введена в законодательство РСФСР 7 марта 1934 года и действовала до 3 июня 1993 года.  В советском уголовном праве мужеложство относилось к преступлениям против личности и наказывалось лишением свободы сроком до пяти лет, а при отягчающих вину обстоятельствах (например, при совершении мужеложства с несовершеннолетними) — на срок до 8 лет. Северная Корея официально отрицает репрессивное отношение к сексуальным меньшинствам, признавая это врожденной генетической особенностью, и декларирует уважительное отношение к ним, однако «отвергает многие характеристики популярной гей-культуры на Западе».
  14. Система сонбун – система борьбы с контрреволюционными элементами, основывающаяся на поражении в правах врагов социалистического строя. Система сонбун разбиралась Михаилом Викулиным в статье «Социалистическое строительство в Корейской Народно-Демократической Республике», глава 2, часть «Феодальные пережитки северокорейского общества». http://lenincrew.com/socialist-construction/
  15. Одна из последних работ Ланькова «НЭП от Ким Чен Ына» разбиралась Михаилом Викулиным в статье по КНДР.
  16. Дворец (Храм) Науки и Техники в Пхеньяне – крупнейший информационный центр в КНДР.  Огромный комплекс, выполненный в форме модели атома, в доступном виде рассказывает жителям КНДР о новейших достижениях науки и техники страны. Общая площадь «Храма науки и техники» составляет более 100 тысяч квадратных метров. В составе комплекса находится библиотека с электронной базой данных о последних северокорейских и мировых изобретениях, кинозалы, лаборатории виртуальной реальности и моделирования землетрясений.
  17. Тангун Вангом — согласно корейским легендам, основатель государства Древний Чосон, которое считается первым корейским государственным образованием. В КНДР существование Тангуна считают доказанным, однако это расходится с принятой на сегодняшний день точкой зрения
  18. http://makkawity.livejournal.com/4043357.html
  19. http://kass.org.kp/index.php?lang=rus
  20. «Ким Чен Ир от первого лица» — предполагаемые высказывания Ким Чен Ира в его беседе с руководителями Ассоциации корейцев в Японии, ориентирующейся в своей деятельности на КНДР. Никаких подтверждений того, что эти слова действительно принадлежат Ким Чен Иру нет. Ссылка: http://vestnik.kr/article/kimjongil.html
  21. Агентство «Рейтер»— одно из крупнейших в мире международных агентств новостей и финансовой информации, существует с середины XIX века. Официальный сайт: http://ru.reuters.com/