Рецензия на фильм «Дурак»

Рецензия на фильм «Дурак»
~ 9 мин

Герой нашего времени?

Фильм рас­ска­зы­вает исто­рию моло­дого сан­тех­ника Ники­тина, кото­рый, про­ве­ряя сло­ман­ные трубы в одном из обще­жи­тий про­вин­ци­аль­ного городка, нахо­дит огром­ную сквоз­ную тре­щину в зда­нии с пер­вого по девя­тый этаж. Вся опас­ность заклю­ча­ется в том, что зда­ние, ско­рее всего, не про­стоит больше суток и может рух­нуть бук­вально в любую минуту: жизни вось­ми­сот чело­век висят на волоске. Ники­тин решает спа­сти людей…

— Про­сти нас, сынок… А что мы тебе дали?
— Жизнь.
— А что с ней делать, с такой жизнью?

Стоит отме­тить, что «Дурак» бьёт по-​живому, пока­зы­вая зна­ко­мую для боль­шин­ства наших сограж­дан быто­вуху. Атмо­сфера мещан­ства и без­на­дёги, рос­кошь и власть бур­жу­а­зии, нищета и бес­по­мощ­ность отдель­ных людей наём­ного труда — всего этого в фильме предо­ста­точно. Но в фильме нет мора­ли­за­тор­ства. Одни наём­ные работ­ники, дове­дён­ные тяго­тами жизни, пьют, воруют и сво­дят концы с кон­цами. Мно­гие из них имеют мел­ко­бур­жу­аз­ное созна­ние, им зада­ром не надо ника­кого ком­му­низма и все­об­щего сча­стья, глав­ное для них — это ско­пить день­жат, открыть своё дело и обза­ве­стись сво­ими наём­ными рабочими…

Дру­гие же, как Ники­тин и его отец, ведут чест­ную и поря­доч­ную жизнь — за что и про­званы обще­ством «дура­ками». Как ни пара­док­сально, такая оценка спра­вед­лива. В начале фильма режис­сёр пока­зы­вает обще­жи­тие, где хро­ни­че­ский алко­го­лик изби­вает свою жену и дочь, потому что не нахо­дит «заначку» на про­пой. Далее зри­тель видит сред­нюю рос­сий­скую семью Ники­ти­ных: пять чело­век ютится в хру­щёвке. В одном слу­чае спив­шийся обы­ва­тель, в дру­гом — чест­ный разум­ный чело­век: оба живут фак­ти­че­ски в нищете. Режис­сёр как бы пока­зы­вает: в соци­аль­ном плане между ними нет разницы.

Ведь при капи­та­лизме таких поня­тий, как чест­ный труд, поря­доч­ная жизнь попро­сту не суще­ствует. Если твоя дея­тель­ность никак не свя­зана с под­ры­вом основ экс­плу­а­та­тор­ского строя, то она так же порочна, ибо поз­во­ляет суще­ство­вать самому про­цессу экс­плу­а­та­ции. Сего­дня быть поря­доч­ным — это быть покор­ным, быть рабо­чим, быть ско­том. Чело­век, кото­рый нахо­дится в раб­стве и не пыта­ется из этого раб­ства выбраться, — раб, вызы­ва­ю­щий лишь пре­зре­ние и отвра­ще­ние в гла­зах ком­му­ни­стов. Чело­век, нахо­дя­щийся в раб­стве, но раб­ство это пре­зи­ра­ю­щий, уже заслу­жи­вает снис­хож­де­ния. Да, его методы спа­се­ния людей неве­же­ственны и даже наивны, но дурак всё же лучше раба. Хотя бы тем, что дурак может пере­стать быть дура­ком, крепко заняв­шись обра­зо­ва­нием, а раба сколько ни про­све­щай — всё без толку. В меч­тах он будет дальше желать снять свои кан­далы лишь для того, чтобы надеть их на своих вооб­ра­жа­е­мых подчинённых.

Однако в фильме не нашлось тех, кто смог бы обра­зу­мить сан­тех­ника Ники­тина и под­толк­нуть его на путь изу­че­ния капи­та­ли­сти­че­ской дей­стви­тель­но­сти, её зако­нов.
А потому глав­ному герою на про­тя­же­нии всего фильма при­хо­дится не раз оправ­ды­ваться за своё жела­ние помочь обществу.

Оправ­ды­ваться перед власть иму­щими, перед своей семьёй и даже перед теми, кого он соби­ра­ется спасти.

Финал фильма под­во­дит к тому, что даже самые бла­гие наме­ре­ния, не под­креп­лён­ные науч­ными зна­ни­ями, пре­вра­ща­ются в дон­ки­хот­ство и неиз­бежно при­во­дят к гибели.

Обыкновенный капитализм

Раз­го­вор мэра Гала­га­но­вой и мест­ного пред­при­ни­ма­теля Бога­чёва о воз­мож­ной трагедии:

— А люди? Живые люди, урод?
— Закрой рот, сука. Давно ты о людях стала думать? Когда 800 чело­век разом сдох­нуть могут? А когда они по одному дохли, ты о них думала? Когда себе от каж­дой ста­тьи в бюд­жете уре­зала, думала? Дороги — говно, яма на яме, сплош­ные ава­рии, народ спи­ва­ется, потому что в городе нор­маль­ной работы нет и зар­плата 3 копейки. Ста­ри­кам и инва­ли­дам вообще лучше не жить.

Далеко не каж­дый пред­при­ни­ма­тель спо­со­бен гово­рить прямо и без при­крас о себе и дру­гих пред­ста­ви­те­лях бур­жу­а­зии. Бога­чёв не зани­ма­ется само­об­ма­ном, как дру­гие, — воз­можно, он осо­знает свою клас­со­вую при­над­леж­ность даже больше, чем осталь­ные герои фильма:

— Я сколько для тебя сде­лала. Ты же всю жизнь от меня кор­мишься.
— Да если бы не я, ты так сек­ре­тар­шей в реестре бы сидела. Потому что ты — никто, а я — кто, и наверху об этом знают. Я помог тебе чело­ве­ком стать, а ты куса­ешь руку, кото­рая тебя дер­жит. Ты поду­май хоро­шенько: ты с ними или с нами?

Пер­вый диа­лог отлично пока­зы­вает иллю­зор­ную суть без­опас­но­сти капи­та­лизма. Важно пони­мать, что все эти четы­рёх­этаж­ные дачи, лич­ные яхты, само­лёты, брил­ли­анты и про­чая рос­кошь явля­ются не только резуль­та­том неопла­чен­ного труда, но и не постро­ен­ными вовремя боль­ни­цами, шко­лами, доро­гами etc. А потому крайне лице­мерно кри­чать о жерт­вах рево­лю­ции, но при этом помал­ки­вать о жерт­вах «ста­биль­но­сти», когда из-​за нера­ци­о­наль­ного рас­пре­де­ле­ния ресур­сов еже­дневно поги­бают люди. В то же время лич­ная нажива бур­жу­а­зии и её при­служ­ни­ков во вла­сти — это лишь малая часть эко­но­ми­че­ского расточительства.

Недо­ста­ток фильма в том, что авторы абсо­лю­ти­зи­руют част­ные про­яв­ле­ния соци­аль­ных про­блем. Напри­мер, кор­рум­пи­ро­ван­ность чинов­ни­ков — это не при­чина, а след­ствие част­но­соб­ствен­ни­че­ских отно­ше­ний. Само обще­ствен­ное устрой­ство в целом есть соци­аль­ный кан­ни­ба­лизм, анти­уто­пия наяву.

Вто­рой же диа­лог каса­ется соци­аль­ной мобиль­но­сти, кото­рой при капи­та­лизме нет. В сказки типа «если будешь хорошо рабо­тать, то мно­гого добьёшься» в фильме не верят ни дове­дён­ные до отча­я­ния рабо­чие, ни бур­жуа вроде Богачёва.

«В этом обще­жи­тии у каж­дого вто­рого суди­мость или при­вод. Меньше таких обще­жи­тий — гля­дишь, и мир чище был бы, и нам, нор­маль­ным людям, жизнь проще»,

— заяв­ляет Ники­тину началь­ник мест­ной полиции.

«Нор­маль­ными людьми» он назы­вает пья­ный сброд чинов­ни­че­ства, собрав­ше­гося на вече­ринку по слу­чаю юби­лея мэра города, куда и при­бе­жал сан­тех­ник, чтобы рас­ска­зать про общежитие.

Больное общество

— О чём ты думал?
— О людях, род­ная.
— А мы с Анто­ном [Сыном. — Р. Г.] не люди?
— В общаге 800 чело­век.
— И все твои жёны и дети?
— Там сотни живых людей, сотни! Совесть есть у тебя, нет?
— Дим, они нам никто.
— Неужели ты не пони­ма­ешь, что мы живём, как сви­ньи, и дох­нем, как сви­ньи, только потому, что мы друг другу никто?

Диа­лог между Ники­ти­ным и его женой, без сомне­ния, явля­ется куль­ми­на­цией фильма. Здесь режис­сёр стал­ки­вает миро­воз­зре­ние обы­ва­теля, для кото­рого живые люди «никто», и чело­века, обре­ме­нён­ного соци­аль­ной совестью.

Стоит отме­тить, что цен­траль­ной темой в фильме явля­ется кон­фликт между част­ными и обще­ствен­ными инте­ре­сами. Чьи инте­ресы важ­нее — отдель­ных людей или всего обще­ства? Отве­чая утвер­ди­тельно на пер­вый вари­ант, мы полу­чаем то, что имеем сей­час. Ато­ми­зи­ро­ван­ный социум, обще­ство «всех про­тив всех», в кото­ром такие каче­ства, как бес­ко­ры­стие и аль­тру­изм, либо не вос­при­ни­ма­ются вообще, либо встре­чают оттор­же­ние со сто­роны обы­ва­теля. Отве­чая утвер­ди­тельно на вто­рой вари­ант ответа, мы полу­чаем разъ­ярён­ную толпу, уни­что­жа­ю­щую сво­его спасителя.

В чём же выход?

А выход в том, что необ­хо­димо уни­что­жить сам кон­фликт между обще­ствен­ными и инди­ви­ду­аль­ными инте­ре­сами, то есть част­ную соб­ствен­ность — опре­де­лён­ный тип обще­ствен­ных отно­ше­ний по поводу мате­ри­аль­ных и духов­ных цен­но­стей. Что важ­нее — бла­го­по­лу­чие семьи или жизни несколь­ких сотен незна­ко­мых тебе людей? Такая поста­новка вопроса свой­ственна капи­та­ли­сти­че­ской системе, в кото­рой идёт непре­кра­ща­ю­ща­яся борьба за огра­ни­чен­ные ресурсы. При ком­му­низме же этот вопрос не имеет смысла, ибо бла­го­по­лу­чие отдель­ного чело­века — это бла­го­по­лу­чие всего обще­ства и наобо­рот. Суще­ство­ва­ние част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства создаёт такие усло­вия, когда чем больше ресур­сов у одного чело­века, тем меньше их у дру­гого. При­чём это нера­вен­ство не огра­ни­чено ничем: ни базо­выми усло­ви­ями жизни, ни сове­стью, ни зако­ном. При ком­му­низме же люди тру­дятся одно­вре­менно на благо себя и на благо осталь­ных трудящихся.

Корень инди­ви­ду­а­лизма, то есть про­яв­ле­ния дан­ного кон­фликта, заклю­ча­ется в отчуж­де­нии труда, ведь посред­ством этого отчуж­да­ется и сама обще­ствен­ная сущ­ность человека.

Вердикт

Жёст­кая свое­вре­мен­ная кар­тина без при­крас или пре­уве­ли­че­ний. Жан­ро­вая при­рода фильма близка к кри­ти­че­скому реа­лизму, поскольку пока­зы­вает в дета­лях наше мно­го­стра­даль­ное обще­ство, но не рас­кры­вает при­чины его крайне болез­нен­ного состояния.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.