Социал-империализм: чему Гетман учит левых

Социал-империализм: чему Гетман учит левых
9 мин.

28 сентября 2019 г. состоялась долгожданная конференция молодых учёных и студентов «Марксизм: поколение NEXT». Долгожданной лично для меня она была из-за того, что должна была состояться еще в апреле, но была в самый последний день отложена на неизвестный срок ввиду того, что «количество зарегистрированных лиц намного превысило предполагаемое число участников». Впоследствии, уже на самой конференции, модератор А. В. Бузгалин отметил, что было подано 300 заявок, и что не было возможности разместить всех желающих.

С одной стороны, такое число заявок на участие в молодёжной конференции — явление крайне положительное, оно отражает рост интереса к марксизму среди молодежи. Здесь надо отметить всё возрастающую роль марксистских кружков, некоторые из которых уже сейчас начали выполнять роль кузницы кадров будущих исследователей, агитаторов и пропагандистов. Важность этого нового явления осознаётся и небольшой частью научного сообщества, которое в 90-х гг. не порвало своей связи с марксизмом: А. В. Бузгалин, Р. С. Дзарасов, А. И. Колганов, Б. Ю. Кагарлицкий и другие. Так, на конференции Бузгалин говорил о возможности проведения в недалеком будущем общероссийской конференции марксистских кружков.

С другой стороны, следует обратить внимание на ошибки, сознательные или нет, которые допустили организаторы конференции. Вместо того, чтобы не упустить волну интереса, они перенесли конференцию на 4 месяца. Я тоже подавал заявку на конференцию, но так и не получил обещанного оповещения на почту о переносе даты, узнав о ней из третьих рук. Создалось ощущение, что организаторы, испугавшись числа заявок, сознательно перенесли конференцию на такой долгий срок, не удосужившись оповестить участников и прорекламировать это событие в соцсетях: новость о предстоящей конференции была опубликована в группе журнала «Рабкор» за день до ее проведения.

В итоге пленарное заседание открылось в полупустом конференц-зале Московского финансово-юридического университета. Из заявленного президиума: А. В. Бузгалин, А. Г. Забелин, Р. С. Дзарасов, Б. Ю. Кагарлицкий, Д. Мандел, Б. Ф. Славин — на пленарном заседании присутствовал один только А. В. Бузгалин, который и открыл конференцию. Изначально предполагалось, что конференция будет проходить в течение двух дней, 26 и 27 апреля, а в итоге её провели одним днём, и из-за неявки ряда докладчиков было принято коллективное решение объединить три заявленных секции в одну.

Несмотря на эти недостатки, конференция прошла успешно: докладчики поднимали важные и актуальные вопросы современного марксизма, слушатели активно задавали вопросы и живо дискутировали между собой.

Среди выступающих меня заинтересовал И. В. Гетман, который сделал доклад на тему «Социал-либерализм как эффективная политэкономическая доктрина, позволяющая избежать „противостояния враждебному окружению“ при построении социализма в отдельно взятой стране». Собственно, моя заметка и будет посвящена критике Гетмана и тех идей, которые он транслировал в своем выступлении.

Критика необходима в силу того, что Гетман является одним из активных авторов интернет-журнала «Рабкор» и, как он сам признался в начале своего выступления, «обязан становлению своих взглядов» Б. Ю. Кагарлицкому, главному редактору этого журнала. Я достаточно давно слежу за публикациями на сайте «Рабкора» и в группе журнала в ВК. Следует отметить, что на странице в ВК они размещают материалы не только со своего сайта, но и из других левых сообществ, допуская достаточно широкую идейную пестроту. Тем не менее, в публикациях основных авторов прослеживается определенная политическая линия, которая проистекает из взглядов их идейного лидера — Б. Ю. Кагарлицкого.

К примеру, начало избирательной кампании в Московскую городскую думу, в которой принимал участие Кагарлицкий, удивительным образом совпало с чередой странных высказываний и публикаций, которые начали делать постоянные авторы и соратники Бориса Юльевича. Так, Даниил Григорьев 21 июня на стриме, озаглавленном «Почему леваки не знают экономику?», без тени иронии заявил, что он «не читал и не конспектировал все 4 тома Капитала потому, что это большая работа, в итоге которой ты не получишь ничего». Далее он отметил, что если какая-нибудь идея не может быть изложена на листе бумаги, с ней вообще не надо знакомиться, приведя в пример диалектику. Ему вторил Сергей Ребров, который 30 июня на ютуб-канале «Рабкора» в ролике «Диалектика здорового человека» призвал читателей журнала не тратить время на изучение Гегеля, ведь ничего хорошего из этого якобы не выйдет, он только заведет их в пучину идеализма, да и у Маркса в «Капитале» слово «диалектика» употребляется нечасто. Юрий Мишуткин в своей статье «Хватит играть в революционеров» обвинил участников марксистских кружков в том, что они занимаются реконструкцией революционных событий, участвуя во всякого рода культурно-социальных играх вместо того, чтобы бороться за власть. Иначе говоря, он рекомендовал голосовать, а не читать. Вишенкой на этом торте стал доклад Гетмана.

В начале своего выступления он объяснил причину своего интереса к заявленной теме. По его словам, не так давно он совместно с «Левым фронтом» принимал участие в организации дискуссии на тему «Каким будет левый поворот?». Один из выступающих, депутат Государственной думы от КПРФ Денис Парфёнов, неожиданно высказал серьёзные сомнения в возможности прихода к власти левых посредством парламентской борьбы, а также указал на серьезную угрозу со стороны враждебного капиталистического окружения в случае, если левым всё-таки удастся взять власть. По словам Гетмана, ему «не очень понравились» эти высказывания депутата, он считает, что запрос на подобные идеи «не совсем представлен в обществе». Судя по всему, его просто напугали такие радикальные взгляды из уст депутата от КПРФ.

Далее Гетман высказывает пространные критические замечания в адрес левого движения в целом, указывая, что главная его проблема в том, что его участники не верят в то, что они когда-нибудь «разовьются в общественную силу, которая будет способна навязать обществу некую идеальную картину мира». Здесь, конечно, можно было возразить Гетману, что вопрос не в том, какое из движений окажется способным навязать обществу свою «идеальную картину мира», а в том, какое из них сможет стать выразителем интересов тех общественных сил, которые объективно заинтересованы в революционном преобразовании реальности.

Также Гетман указывает на то, что левое движение не стоит на месте, но в нём до сих пор преобладают «любители запостить картинку с цитатами Энгельса или с красным знаменем над Рейхстагом». «Эти люди, — по его мнению, — не помогут нам вернуть уважение к марксизму как направлению в общественной мысли». По мнению Гетмана, левым в России нужно обратиться «к опыту социалистических партий Первого мира в эпоху наступления неолиберализма», в частности, Лейбористской партии Австралии, точнее, к деятельности её 23-го премьер-министра Роберта Джеймса Ли Хоука. Но перед тем, как перейти к подробному разбору его деятельности, Гетман касается еще одной важной темы.

Указывая на тот факт, что российские левые знают географию, в основном, на примерах из классических работ Маркса, Энгельса и Ленина, Гетман сетует, что из области их рассмотрения выпадают целые континенты (сюда относится и Австралия), а мир-системный анализ среди них недостаточно распространён. Следовательно, сам Гетман знаком с мир-системным подходом к рассмотрению реальности и является сторонником его применения. Давайте отметим это на полях и продолжим следить за развитием мысли.

Следующая часть доклада Гетмана красочно живописала социально-экономические преобразования в период нахождения Роберта Хоука в кресле премьер-министра. Останавливаться на этом нецелесообразно, отмечу лишь, что при Хоуке было введено всеобщее бесплатное здравоохранение, были увеличены расходы на социальную сферу, происходила индексация заработной платы, безработица сократилась на 2%, была введена практика налоговых вычетов для низкооплачиваемых работников. Естественно, вся эта история закончилась голливудским финалом: когда Хоука не стало, австралийский рабочий класс несколько недель скорбел о нём, вспоминая, как много позитивного Хоук сделал для него и в целом для страны. Но подобные примеры, вырванные из более широкого контекста, очень однобоки и поверхностны, они вводят слушателей в заблуждение. Таких трогательных историй можно привести очень много.

Английский рабочий класс, очевидно, также был благодарен своим лейбористам, к примеру, за обширное строительство муниципального жилья, которое развернулось во время первого лейбористского правительства, после принятия в 1924 г. «Закона о жилищном обеспечении Уитли» и продолжалось до 1981 г. Об этом я уже писал в позапрошлом году. С одной стороны, это можно назвать несомненной победой английского рабочего класса, который боролся за улучшение своих жилищных условий, начиная со второй половины XIX в. С другой стороны, мы можем взглянуть на вопрос шире, поднять голову над национальным границами.

Так, по словам Зака Коупа, после 1928 г. Лейбористская партия, находясь в правительстве, «использовала Королевские ВВС, чтобы терроризировать и бомбардировками вгонять в подчинение индийское движение за независимость, и заключила в тюрьму около 50 000 его активистов; направляла военные корабли терроризировать суданцев; использовала войска и вводила драконовское законодательство для подавления забастовок в Кении, Нигерии, Танганьике и Гане; поддерживала усилия греческого (и, таким образом, немецкого) фашизма по подавлению народного антифашистского партизанского движения с 1945 по 1947 г.; использовала Особую воздушную службу и „охотников за головами“ для усмирения движения за независимость Малайи в 1949 — 1951 гг.; направляла войска в Корею в период между 1950 и 1952 гг.; предоставила дипломатическую поддержку США во Вьетнаме в период с 1964 по 1970 гг.; поддержала израильскую агрессию против арабских государств на Ближнем Востоке в 1967 г.; в 1968 г. заключила контракты, предполагающие незаконное использование Родезией намибийского урана; выступала против санкций ООН в отношении Южной Африки в 1960-х и 1970-х гг.; в 1969 г. направила войска для поддержания колониального статуса Северной Ирландии, установив там режим пыток и интернирования в период с 1975 по 1979 гг.; поддерживала иранского шаха до последних дней его режима [в 1979 г.]; продавала истребители Hawk индонезийскому компрадорско-фашистскому диктатору Сухарто; вторглась и оккупировала Афганистан и Ирак в первые годы нынешнего тысячелетия».

Современный мир, в котором капиталистические отношения господствуют во всех странах и непосредственно влияют на жизнь каждого человека на планете, мир, в котором все страны опутаны тесными экономическими связями, требует от коммунистов более широкого, интернационального подхода к изучению действительности, чем когда-либо в истории. Им должен стать мир-системный подход, но в марксистской интерпретации.

Гетман, как мы видели выше, тоже является сторонником его применения. Если мы возьмём авторов, которые соединяют мир-системный подход с марксизмом: Самира Амина (при всех недостатках его работ вроде уклона в реформизм), Джона Смита, Зака Коупа и др., то увидим, что в основе своей марксисткая интерпретация мир-системного подхода содержит теорию трудовой стоимости и теорию прибавочной стоимости Маркса, а также непосредственно связанную с ними теорию трансформации стоимости в цену производства, а следовательно, и в рыночную цену. Из-за этой трансформации прибавочная стоимость распределяется между капиталистами, имеющими фирмы в разных частях мира, так что денежная прибыль, которую они получают после продажи своих товаров, не пропорциональна прибавочной стоимости, произведённой рабочими этих фирм. Или, проще говоря, размер прибавочной стоимости определяется затраченным трудом, а присваивается исходя из величины капитала. Благодаря этому механизму происходит глобальный перенос стоимости, который принимает форму эксплуатации странами центра стран периферии 1

Для наглядности можно представить себе глобальный мир в качестве огромного резервуара стоимости, потоки которой, как океанские течения, постоянно циркулируют. Марксистский мир-системный анализ выявил определённые закономерности в этих течениях, а именно их направленностьс глобальной периферии (Третий мир) в центр (Первый мир). Это явление лежит в основе современного империализма, где меньшинство стран Первого мира паразитирует на большинстве стран Третьего мира. В результате перетока стоимости в странах Первого мира возникает излишек прибавочной стоимости, который позволяет правящим классам этих стран получать сверхприбыль, а также перераспределять часть этой сверхприбыли в пользу рабочих классов своих стран в виде сверхплат, способствуя тому, что противоречия между трудом и капиталом в центре мировой системы капитализма сглаживаются. В терминологии марксистского мир-системного анализа такая политика называется социал-империализмом.

Социал-империализм — это попытка правящей буржуазии в мировом масштабе включить рабочий класс капиталистического центра в империалистическую систему, предоставив им политические, культурные и материальные выгоды. Работник получает гражданские права, свободное время, высокую зарплату, возможность защитить свои интересы в суде, государственную поддержку и высокий культурный статус. Результатом социал-империалистической политики стало обуржуазивание социал-демократических партий и рабочих классов стран Первого мира, переход их в разряд рабочей аристократии и, таким образом, на сторону своей буржуазии. По мнению Зака Коупа, несмотря на то, что «срастание социал-демократии с империализмом впервые достигло своего теоретического и практического апогея в Англии, это была общеевропейская историческая тенденция».

Гетман, используя Австралию в качестве примера социально-ориентированной политики, как бы вырывает её из контекста мирового разделения труда. Слушателю предлагается набор позитивных примеров социальной политики, но не объясняется, за чей счёт организован этот «праздник жизни» и к каким последствиям ведёт.

Методология мир-системного подхода требует обратного. Если мы посмотрим на австралийский пример сквозь призму этого подхода, то вся социально-экономическая политика Роберта Хоука и Лейбористской партии Австралии окажется насквозь социал-империалистской.

Таким образом, если вскрыть сущность идей Гетмана, то его социал-либерализм окажется социал-империализмом. Уже самим этим фактом Гетман оказывается плохим советчиком для российских левых.

Предлагая им следовать примеру «социалистических» партий Первого мира, Гетман по сути призывает их перейти на позиции социал-империализма, отказавшись от последовательного интернационализма. Это одновременно означает и переход на сторону буржуазии, которая на глобальном уровне борется за участие в большей доле прибавочной стоимости.

Борьба с капиталом, который в наше время как никогда стал глобальным, требует и глобальных (совместных, солидарных, интернациональных) усилий. Советовать левым идти по пути социал-демократических и большинства коммунистических партий Первого мира, или другими словами, по пути «национального протекционизма» — это не только проявление крайней антисолидарности, но и абсолютно проигрышная стратегия, неизбежный путь на дно.

С одной стороны, во всех политических движениях у нас распространён карго-культ. Мы отчего-то думаем, что за границей ведут более успешную политику и усердно подражаем повадкам белого человека, надеясь, что практики крупных империалистических стран применимы в российской полупериферии. С другой стороны, мы имеем дело с буржуазным мировоззрением, которое господствует и в политике, и идеологии, заставляя смягчать формулировки, отступать от радикальных позиций, каяться за преступления Сталина, чтобы вписаться в систему. Помножьте одно на другое — получите очередное переиздание оппортунизма.

Что российским левым взять из опыта «социалистических» партий Первого мира? Ничего. У нас за плечами вековой опыт предательства, перехода бывших марксистских партий на сторону буржуазии. Этот опыт нужно переосмыслить в категориях марксистского мир-системного анализа, а не перенимать его.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. См. подробней: Amin S. The Law of Worldwide Value. New York: Monthly Review Press. 2011; Smith J. Imperialism in the Twenty-First Century: Globalization, Super-Exploitation, and Capitalism’s Final Crisis. 2016; Смит Д. Империализм в XXI веке; Смит Д. Иллюзии ВВП; Коуп З., Лауэсен Т. Империализм и трансформация стоимости в цену.