Статобзор: Куда уходит весь излишек?

Статобзор: Куда уходит весь излишек?
~ 8 мин

Из недавно опуб­ли­ко­ван­ного на LC пере­вода ста­тьи «От Сове­тов к оли­гар­хам: нера­вен­ство и соб­ствен­ность в Рос­сии 1905−2016» мы, помимо всего про­чего, узнали, что «объём офф­шор­ного богат­ства в Рос­сии при­мерно в три раза пре­вы­шает офи­ци­аль­ные чистые ино­стран­ные резервы (около 75 % наци­о­наль­ного дохода про­тив около 25 %) и сопо­ста­вим по вели­чине с сум­мами финан­со­вых акти­вов в самой стране. То есть в Вели­ко­бри­та­нии, Швей­ца­рии, на Кипре и подоб­ных офф­шор­ных цен­трах бога­тые рос­си­яне хра­нят такое коли­че­ство финан­со­вых богатств, сопо­ста­ви­мое с тем, чем рас­по­ла­гает всё насе­ле­ние Рос­сии в самой Рос­сии». По оценке авто­ров этой ста­тьи, «зна­чи­тель­ная часть офи­ци­аль­ных ино­стран­ных обя­за­тельств Рос­сии (более 80 % наци­о­наль­ного дохода в 2015 г.) фак­ти­че­ски удер­жи­ва­ется рези­ден­тами Рос­сии через офф­шор­ные счета»1 .

Дан­ные впе­чат­ляют, однако явля­ется ли опыт рос­сий­ских импе­ри­а­ли­стов, укры­ва­ю­щих изли­шек при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти от нало­гов ради ещё боль­ших сверх­при­бы­лей, чем-​то уни­каль­ным в миро­вой прак­тике? Отнюдь. Бла­го­даря недавно опуб­ли­ко­ван­ным дан­ным под назва­нием «Paradise Papers» и допол­ни­тель­ным иссле­до­ва­ниям, про­ве­дён­ным Габ­ри­элем Цуц­ма­ном, Тома­сом Тор­с­ло­вым и Людви­гом Виром2 , мы знаем, что по всему миру зна­чи­тель­ная доля при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, захва­чен­ная кор­по­ра­ци­ями, раз­ме­ща­ется в нало­го­вых гава­нях. Это, конечно же, про­ис­хо­дит на фоне замет­ного укло­не­ния от уплаты нало­гов, осу­ществ­ля­е­мого отдель­ными дер­жа­те­лями зна­чи­тель­ной части миро­вого богат­ства3 .

Мы теперь знаем, что Рос­сия по уровню нера­вен­ства в рас­пре­де­ле­нии дохо­дов может сопер­ни­чать с США, при­бли­жа­ясь к пока­за­те­лям начала XX в. Доля обще­ствен­ного пирога, кото­рая нахо­дится под кон­тро­лем горстки вла­дель­цев средств про­из­вод­ства, пора­жает вооб­ра­же­ние4 . Аме­ри­кан­ские оли­гархи, как и их бра­тья по классу в Рос­сии, очень не любят делиться этим «честно» нажи­тым богат­ством. Так, исходя из рисунка 1, аме­ри­кан­ские транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции в 2016 г. 63 % всей своей ино­стран­ной при­были дер­жали в шести нало­го­вых гава­нях, наи­бо­лее замет­ными из кото­рых явля­ются Нидер­ланды, Бер­муд­ские ост­рова, Карибы и Ирлан­дия. Это на 20 % больше, чем в 2006 году5 .

Рис. 1. Доля при­были кор­по­ра­ций США, выве­ден­ной в оффшоры.

Это озна­чает, что в самих нало­го­вых гава­нях низ­кие нало­го­вые ставки могут гене­ри­ро­вать боль­шие нало­го­вые поступ­ле­ния по срав­не­нию с раз­ме­рами эко­но­мики. Но это также озна­чает, что круп­ные мно­го­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции могут пере­не­сти свою при­быль на тех, кто обла­дает самыми щед­рыми зако­нами и пра­ви­лами, как недавно сде­лала Apple, пере­ме­стив десятки мил­ли­ар­дов дол­ла­ров из Ирлан­дии на неболь­шой ост­ров Джерси (кото­рый обычно не обла­гает нало­гом кор­по­ра­тив­ный доход и в зна­чи­тель­ной сте­пени осво­бож­да­ется от нало­го­вых пра­вил Евро­пей­ского Союза)6 .

Есте­ственно, что страны, нало­го­выми рези­ден­тами кото­рых явля­ются кор­по­ра­ции, теряют потен­ци­аль­ные нало­го­вые поступ­ле­ния, а это озна­чает, что боль­шее нало­го­вое бремя пере­кла­ды­ва­ется на тру­дя­щихся этих стран. Из рисунка 2 мы видим абсо­лют­ные нало­го­вые потери раз­лич­ных стран7 .

2
Рис. 2. Страны, теря­ю­щие более 1 млрд. евро нало­го­вых поступ­ле­ний в год из-​за утечки в оффшоры

В слу­чае с Соеди­нён­ными Шта­тами Цуц­ман и его кол­леги оце­ни­вают, что Соеди­нён­ные Штаты теряют почти 60 мил­ли­ар­дов евро в офф­шо­рах (около ¾ от офф­шо­ров Евро­пей­ского союза, а осталь­ные — от нало­го­вых убе­жищ в дру­гих местах), что состав­ляет около 25 % кор­по­ра­тив­ных нало­гов, соби­ра­е­мых в насто­я­щее время.

Как объ­яс­няет Цуцман:

«Нало­го­вые гавани явля­ются клю­че­вой дви­жу­щей силой гло­баль­ного нера­вен­ства, поскольку основ­ными бене­фи­ци­а­рами явля­ются акци­о­неры ком­па­ний, кото­рые исполь­зуют их для укло­не­ния от нало­гов».

Обрат­ной сто­ро­ной роста нера­вен­ства по всему миру явля­ется мно­го­лет­нее отсут­ствие роста зара­бот­ной платы. Про­де­мон­стри­руем это явле­ние на при­мере США.

В 2008 г. раз­ра­зился оче­ред­ной кри­зис капи­та­лизма. Люди, имев­шие работу, поте­ряли её, а те, кто не имел, не могли найти. Дол­го­вре­мен­ная без­ра­бо­тица в США достигла уровня, неви­дан­ного со вре­мен Вели­кой депрес­сии. На рисунке 3 мы видим две линии: синяя — уро­вень без­ра­бо­тицы, крас­ная — уро­вень роста зара­бот­ной платы.

Рис. 3. Без­ра­бо­тица и зара­бот­ная плата (США, 2000–2017)

По мне­нию аме­ри­кан­ских мейн­стрим­ных эко­но­ми­стов, по мере паде­ния уровня без­ра­бо­тицы (синяя линия на диа­грамме выше), будет создан дефи­цит рабо­чей силы, и зар­плата рабо­чих (крас­ная линия) нач­нёт расти.

По край­ней мере, такие песни они пели. Но офи­ци­аль­ный уро­вень без­ра­бо­тицы сей­час сни­зился до 4,4 % (с 9,9 % в 2009 году), тем не менее, зара­бот­ная плата (для про­из­вод­ствен­ных работ­ни­ков, не отно­ся­щихся к управ­лен­че­скому звену) рас­тёт только со ско­ро­стью 2,3 % в год — намного меньше, чем 4-​процентный рост, наблю­дав­шийся в 2007 году, когда уро­вень без­ра­бо­тицы был почти таким же.

Что про­ис­хо­дит? Одна из при­чин — резерв­ная армия. Суще­ство­ва­ние боль­шого коли­че­ства без­ра­бот­ных и непол­но­стью заня­тых работ­ни­ков, кон­ку­ри­ру­ю­щих с дру­гими работ­ни­ками за име­ю­щи­еся рабо­чие места — в этом при­чина замед­ле­ния тем­пов роста зара­бот­ной платы.

Рис. 4. Непол­ная и пол­ная заня­тость рабо­чих (США, 1968–2017)

Рас­смот­рим, напри­мер, рост пол­ной заня­то­сти (зелё­ная линия на при­ве­дён­ном выше рисунке 4) и непол­ной (крас­ная линия) в Соеди­нён­ных Шта­тах. С 1968 года два вида заня­то­сти уве­ли­чи­ва­лись более или менее одно­вре­менно — вплоть до самого послед­него краха. Поскольку заня­тость на пол­ный рабо­чий день сокра­ти­лась (с 121,9 млн в 2007 году до 111 млн в 2010 году), непол­ная заня­тость воз­росла (с 24,7 млн до 27,4 млн). Но затем, даже когда пол­ная заня­тость снова начала расти (достиг­нув 125,8 млн в авгу­сте 2017 года), непол­ная заня­тость оста­ва­лась высо­кой (27,6 млн в том же месяце).

Рис. 5. Зара­бот­ная плата и непол­ная заня­тость рабо­чих (США, 1968–2017).

Это число аме­ри­кан­ских рабо­чих с непол­ной заня­то­стью (такие же избы­точ­ные работ­ники в дру­гих стра­нах, повы­шен­ная авто­ма­ти­за­ция и низ­кая зара­бот­ная плата в сек­то­рах роз­нич­ной тор­говли и про­до­воль­ствия) пре­пят­ствует росту зара­бот­ной платы боль­шин­ства работ­ни­ков — тен­ден­ции, кото­рые отра­жены на рисунке 5.

Слуги капи­тала про­дол­жают обе­щать аме­ри­кан­скому рабо­чему классу повы­ше­ние зара­бот­ной платы. Но ни они, ни эко­но­ми­че­ская система, кото­рую они пред­став­ляют, не могут выпол­нить эти обе­ща­ния8 .

Как мы видим из при­ве­дён­ных выше дан­ных, от сло­жив­шейся эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции круп­ные мно­го­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции выиг­ры­вают два­жды: во-​первых, всё больше и больше экс­плу­а­ти­руя своих рабо­чих, чья зара­бот­ная плата почти не изме­ни­лась за послед­ние деся­ти­ле­тия; и во-​вторых, исполь­зуя нало­го­вые убе­жища, круп­ные кор­по­ра­ции избе­гают уплаты нало­гов на зна­чи­тель­ную часть этого излишка (при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти) и таким обра­зом пере­кла­ды­вают нало­го­вую нагрузку на рабочих.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.