zh

Адъютант его превосходительства

Перед вами первый очерк, написанный для нашего журнала трудящейся женщиной. Не секрет, что в коммунистическом движении нашей страны женщины составляют меньшинство, их голос зачастую совсем не слышен. В связи с этим призываем женщин, читающих нас, также присылать заметки о ситуации в ваших трудовых коллективах и о том, как вы ведёте марксистскую пропаганду.

Как определить моё место в социальном устройстве нынешнего общества?

Наверное, перечислением социальных статусов: наемный работник; руководитель; социально-незащищенная категория; охранитель интересов собственника по функциональным обязанностям.

Рассказывать крайне сложно, так как система защиты свидетелей в этом случае не работает. Всё очень узнаваемо. Я «адъютант его превосходительства». 15 лет назад попала под сокращение, до этого  работала в энергетике. С тех пор «сотрудничаю» с мелким бизнесом. Собственников, может, и зовут по-разному, но суть одна.

Главное в  моей работе – умение защитить интересы предпринимателя. И именно тут возникают двойные стандарты: интересы учредителя/собственника/директора нужно защищать до последней капли крови и всеми возможными способами.  Когда же идёт речь об интересах рядовых наёмных работников – закон можно отодвинуть. Увольнение без содержания, двойная зарплата, невыплата сверхурочных, выходных – обычное дело. Но самое жестокое  для уставших, работающих на износ, людей — оставить их без отпуска.

В целом офисные работники трудятся в более комфортных условиях, чем их собратья, занятые работой на станках. Но морально офисному работнику, думаю, тяжелее всех. Деталь выточить – это конкретная работа, лаборанту смешать препараты в колбочках – тоже, хирургу удаление аппендицита или блестящая операция по пересадке органов приносят моральное удовлетворение. А делать то, что обтекаемо, непонятно, требует обмана конечного потребителя – психологически сложно, особенно, если человек порядочен, и ему надо пойти на сделку с совестью.

Отслеживание действий работника – повсеместно установлены видеокамеры, подслушивающие устройства – зачастую доводит до срывов, депрессий.

Скажу про себя: на одном месте работы (а это был частный коттедж) меня закрывали в помещении по соседству с газовой котельной на противопожарную дверь, окошки размером 30*50 см зарешечены, в случае взрыва газа смерть была бы неизбежна. Тогда мне впервые попала на глаза заметка про Ульрику Майнхоф, и уходом посреди рабочего дня и невозвратом к начатым делам и отчетам, я расстреляла все надежды, возлагаемые на меня. Просто невозможно было выносить психологический прессинг.

Люди, как и везде, разные, много порядочных, замечательных как по человеческим качествам, так и профессионально. Но ни одного марксиста пока не встретила. Мужчины обычно озабочены заработком, женщины тем же, но с большей долей перекладывания ответственности на мужчин в этом деле. Обычные разговоры, кроме производственных, — про машины, запчасти, страховки,  детей, их воспитание, институты, колледжи и т.д. Редко — политика. Осторожно и крайне мягко.

Знаю, что в коллективе ко мне относятся очень хорошо. Но «точить вилы» дураков нет. Даже иногда называют провокатором. При этом продолжают совмещать несколько должностей за одну зарплату. Аргумент всегда один: он (хозяин) нам платит, а вот на предыдущей работе задерживали/ не платили/ урезали/ штрафовали. Соглашаются и на многие причуды работодателя, вплоть до ритуальных и бессмысленных действий. Например, начальник рассаживает работников по фэн-шую, более сговорчивым  дает почитать книги всяких современных «психологов», настойчиво приглашает посетить лекции на тему успешности, стоимостью несколько тысяч рублей. В углах ставит скрытые амулеты, обращения к высшим силам, которые якобы принесут новые заказы, – всё это вызывает улыбку, но если возразить, то можно нарваться на лекцию о нашей, работников, недалёкости. Не протестуют против подобных глупостей и потому, что в коллективе есть «стукачи».

Тем не менее, политическое просвещение среди коллег я веду. Всегда, когда представляется подходящий случай или ситуация, стараюсь ввернуть объяснение, как возникает прибавочная стоимость. На своём примере показываю, почему у меня не возникает прибыль. Объясняю так: у меня нет наёмных работников, — следовательно, я не отнимаю стоимость их труда в свою пользу.

Когда директор говорит, что он нас нанял, а не взял в учредители, то стараюсь показать работникам, откуда у него начальный капитал для учреждения компании, и почему мы, в отличие от него, не в состоянии начать своё дело, иметь домашний обслуживающий персонал, путешествовать, да и просто заниматься спортом, отдыхать — как положено человеку  после трудовых будней.

Всякий раз, когда я цитирую классиков марксизма и рассказываю, что история общества – это история борьбы классов, что ход истории всё равно приведёт к смене формации, что надо заниматься самообразованием, мне кивают головой и соглашаются, что всё плохо.  Однако “мы маленькие, от нас ничего не зависит, живём в обществе потребления и главное, что нам платят”. Нередко слышу обиду на СССР. К тому же все женщины стремятся отмахнуться от политики, а своих дочерей настраивают на поиск мужчины, который будет содержать семью.

Напоследок. Был такой фильм — «Адъютант его превосходительства» с Юрием Соломиным в главной роли. Посмотрите.  Особенно интересен финал.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.