Историческая мимолётность капитализма. Тенденция нормы прибыли к понижению с XIX столетия

Историческая мимолётность капитализма. Тенденция нормы прибыли к понижению с XIX столетия
44 мин.

Источник

Эстебан Эсекьель Майто1

Оглавление

Предисловие от редакции LC

Аннотация

Введение

Норма прибыли

Движение капитала и норма прибыли


Норма прибыли с середины девятнадцатого века

  1. Страны капиталистического центра
  2. Страны периферии
  3. Мировая норма прибыли и роль Китая

Заключение

Статистическое приложение

Методическое приложение

Предисловие от редакции LC

Тенденция нормы прибыли к понижению занимала умы политэкономов как минимум со времён Адама Смита. Однако ни он, ни Давид Рикардо, ни Джон Стюарт Милль не смогли дать удовлетворительного объяснение этого феномена. Впервые этот феномен был объяснён Карлом Марксом в третьем томе «Капитала».

По его теории, в процессе развития капиталистического способа производства из-за увеличения доли постоянного капитала по отношению к переменному отношение прибавочной стоимости ко всему капиталу уменьшается. И хотя сам Маркс, судя по некоторым его письмам, сомневался в том, насколько эта тенденция существует в реальности, в советской политической экономии она объявлялась безусловно доказанным фактом.

Западные марксисты говорили об этой проблеме менее однозначно. Так, к примеру, американский марксист Пол Суизи сомневался в существовании данной тенденции в условиях монополий, ещё более скептичен к этому современный немецкий исследователь Михаэль Хайнрих. Естественно, современная академическая экономическая теория также отрицает тенденцию нормы прибыли к понижению: чего стоит одна лишь «критика» Марка Блауга.

К сожалению, до сих пор имеется очень мало качественных эмпирических работ, посвящённых данной проблеме. Большинство из них имеют те или иные недостатки, которые снижают ценность исследования, среди них неразличение ренты и промышленной прибыли, игнорирование циклов оборота оборотного постоянного и переменного капиталов и так далее. В связи с этим очень долгое время мы были вынуждены ориентироваться лишь на косвенные данные, свидетельствующие о реальном падении промышленной нормы прибыли: активный перенос производства из стран Центра в страны Периферии, всё большее использование дешёвого труда мигрантов, падение реальной процентной ставки и прочее. Однако в последнее время начали появляться работы, эмпирически показывающие, что на большом промежутке времени норма прибыли действительно имеет тенденцию к понижению. Среди них статья «The historical transience of capital: The downward trend in the rate of profit since XIX century» аргентинского учёного Esteban Ezequiel Maito, перевод которой мы представляем нашим читателям.

Аннотация

В статье оценивается норма прибыли для четырнадцати стран на значительном временном отрезке. Расчёты показывают чёткую тенденцию нормы прибыли к понижению как в странах центра, так и в странах периферии, несмотря на периоды частичного восстановления в обоих случаях. Изменение нормы прибыли подтверждает предсказания Маркса об исторических перспективах современного способа производства. Также делается оценка нормы прибыли в мировом масштабе за последние шестьдесят лет, при этом выделяется особая роль Китая в общей системе извлечения прибыли.

Ключевые слова: норма прибыли — Маркс — способ производства — центр/периферия.

Введение

С самых истоков классической политической экономии исследователи были обеспокоены тенденцией нормы прибыли к понижению. Склонность капиталистической системы к кризисам и снижению выработки прибыли была описана Адамом Смитом и Давидом Рикардо2 , а также представителями других направлений политэкономии. В их работах отражался реальный характер данной закономерности, но также накладывался и отпечаток теоретических воззрений тех экономических школ, к которым принадлежали авторы3 .

Маркс установил, что важнейшая закономерность капиталистического способа производства [в оригинале «политэкономии» — LC] — это закон тенденции нормы прибыли к понижению. Обратив внимание на необходимость расширять сельскохозяйственное производство на менее плодородных почвах, Рикардо предположил, что причина тенденции нормы прибыли к понижению кроется в увеличении стоимости труда из-за снижения производительности сельского хозяйства. Однако рикардианское предположение о снижении предельной производительности в сельском хозяйстве (которое неоклассики экстраполируют на всё производство) оказалось неверным. Норма прибыли показывает тенденцию к понижению не потому, что производительность труда падает, а как раз потому, что она увеличивается в контексте истории.

Капиталистический процесс производства — это процесс самовозрастания стоимости (Д — Д') посредством эксплуатации рабочей силы (Д — Т … П … — Т' — Д'). Капитал, авансированный в форме денег (Д), обменивается на товары (Т) — средства производства, сырьё (постоянный капитал, C) и рабочую силу (переменный капитал, V). Рабочая сила, в отличие от средств производства и ресурсов, обладает способностью создавать дополнительную стоимость, необходимую для её собственного воспроизводства [Небольшая неточность автора статьи. Рабочая сила создаёт в данном случае не дополнительную стоимость, а просто «новую» стоимость, превышающую своей величиной затраченный переменный капитал. То есть затраченная на неё стоимость, содержащаяся в переменном капитале, потребляется, а взамен рабочая сила создаёт НОВУЮ стоимость, равную сумме переменного капитала и прибавочной стоимости. — LC]. Таким образом реализуется собственно производственный процесс (П), в котором рабочая сила, используя средства производства, преобразует сырьё, в результате чего получается масса товаров большей стоимости, чем предшествующая (Д'). В стоимость конечного продукта входит перенесённая на него часть стоимости постоянного капитала плюс дополнительная сумма, генерируемая рабочей силой, равная сумме переменного капитала (стоимость воспроизведения рабочей силы) и прибавочной стоимости. Таким образом, капитал превращается из денежного капитала в товарный капитал, далее в производительный (производственный) капитал и, наконец, возвращается с большей стоимостью в формы товарного и денежного капитала. Последний шаг включает в себя продажу на рынке (Т' — Д'), получение прибыли и завершение процесса самовозрастания капитала.

Любой капитал вынужден продавать по более низкой цене, чем у конкурентов, а также покрывать всё большую долю рынка. Это означает постоянный рост расходов на постоянный капитал, оснащение и инфраструктуру, что позволяет повысить производительность и снизить стоимость единицы того или иного товара, включая рабочую силу. Относительный рост постоянного капитала возможен за счёт переменного капитала, то есть стоимости воспроизводства рабочей силы, а последняя является единственным источником прибыли. Здесь, таким образом, капитал находит свой внутренний предел. Выходит, единственная цель капитала — увеличение прибавочной стоимости, получаемой за счёт эксплуатации рабочей силы, но единственный способ это сделать — увеличить отношение постоянного капитала к переменному капиталу.

С точки зрения Маркса, эта тенденция нормы прибыли к понижению формируется независимо от снижения или стабильности отношения размера заработной платы к уровню прибыли, то есть от наличия постоянной или возрастающей нормы прибавочной стоимости (отношения прибыли к переменному капиталу):

«Последнее вместе с прогрессирующим относительным уменьшением переменного капитала по сравнению с постоянным создаёт всё более высокое органическое строение всего капитала, непосредственным результатом чего является то, что при неизменяющейся и даже при повышающейся степени эксплуатации труда норма прибавочной стоимости выражается в постоянно понижающейся общей норме прибыли. …Следовательно, возрастающая тенденция общей нормы прибыли к понижению есть только выражение прогрессирующего развития общественной производительной силы труда, выражение, свойственное капиталистическому способу производства»4 .

Тенденция к снижению нормы прибыли не обязательно идёт в одном темпе, более того, временами норма прибыли может даже увеличиваться. Данной тенденции противостоят многие факторы, некоторые из которых были описаны Марксом и Гроссманом: удешевление постоянного капитала, оплата рабочей силы ниже её стоимости, повышение скорости оборота капитала, экспорт капитала, расширение торговли за счёт использования иностранных рынков и т. д.

Эти противодействующие факторы характеризуют систему как склонную к саморазрушению. Анализируя тенденцию, Маркс пренебрегает некоторыми из этих факторов, сосредотачиваясь на наиболее существенных долговременных аспектах. Эти «противовесы» в долгосрочной перспективе могут лишь относительно смягчить тенденцию к снижению нормы прибыли. Их собственные свойства, которые сперва создают тенденцию к увеличению прибыльности, впоследствии либо перестают быть значимыми, либо начинают действовать противоположным образом. К примеру, удешевление составных частей постоянного капитала уменьшает его удельный вес по отношению к переменному капиталу, повышая прибыльность, что в контексте конкуренции между капиталистами позволяет повысить расходы на постоянный капитал. Гроссман заключает, что без этих противодействующих факторов обрушение системы оказалось бы гораздо более внезапным:

«Работа этих противодействующих факторов превращает разрушение системы во временный кризис, так что процесс накопления не оказывается чем-то непрерывным, а принимает форму периодических циклов <…>, по мере того, как эти противодействия постепенно ослабевают, противоречия мирового капитализма становятся всё более острыми, и тенденция к разрушению системы неизбежно достигает своей окончательной формы абсолютного краха»5 .

Если система имеет тенденцию к понижению доходности, то рано или поздно её внутренние резервы окажутся исчерпаны. Но есть ли эмпирические доказательства данной тенденции? Данная статья преследует цель разрешить спор об этой имманентной тенденции капиталистического способа производства к уничтожению своих собственных основ.

Норма прибыли

В марксистской политэкономии норма прибыли рассчитывается через отношение прибыли и капитала [выделение наше — LC], авансированного в виде машин, инфраструктуры (основной постоянный капитал), сырья (оборотный постоянный капитал) и заработной платы (переменный капитал). Основной постоянный капитал переносит свою стоимость на продукцию в течение ряда лет. Постоянный и переменный оборотный капитал переносят свою стоимость на конечный продукт после каждого производственного цикла, эта стоимость единовременно возвращается к капиталисту при продаже товара, чтобы снова вернуться в процесс производства и самовозрастания капитала [При этом надо помнить, что сам по себе производительный переменный капитал тоже относится к оборотному капиталу. Поэтому оборотный капитал делится на постоянный оборотный и переменный оборотный капиталы. — LC].

В соответствии с системой национальных счетов оборотный капитал, истраченный на сырьё и заработную плату — им соответствуют показатели «Промежуточное потребление» (Intermediate Consumption, IC) и «Фонд заработной платы» (Wage Bill, W), — должен быть разделён на годовое количество оборотов (N). Так как владельцы капитала имеют огромные расходы на постоянный капитал, что выражается во все возрастающей скорости оборота и в высоком органическом строении капитала, заработная плата занимает все менее значимое для снижения рентабельности место среди издержек капиталиста.

P — прибыль, p'— норма прибыли, v — переменный капитал

Однако, учитывая сложность расчёта постоянного и переменного оборотного капитала, достаточно взять норму прибыли на основной постоянный капитал для оценки динамики прибыльности в стране. Таким образом, в данной статье используется следующая формула нормы прибыли:

Впрочем, в долгосрочной перспективе норма прибыли на основной капитал имеет тенденцию сходиться с нормой прибыли по Марксу. Причина этого проста: чем выше скорость циркуляции оборотного капитала, тем меньше его доля в авансированном капитале, то есть тем меньше его доля по отношению к основному постоянному капиталу.

Рикардианские теории сжатия прибыли (уменьшения доли прибыли в единице продукции), поддержанные «неортодоксами» и многими марксистами, ошибочно определяют стоимость труда с помощью показателей размера годового фонда заработной платы. Их ошибка заключается в игнорировании циклов обращения оборотного капитала: это приводит к принятию неверной системы координат и завышению стоимости рабочей силы. В таких странах, как США, Япония и Нидерланды, заработная плата составляет 50% ВВП, но из-за скорости оборота капитала фактическая доля переменного капитала в годовых затратах (т. е. реальные затраты капиталистов на рабочую силу) составляет всего около 5%. Уменьшение доли авансированного переменного капитала по сравнению с долей постоянного, повышение органического строения капитала (которое нельзя компенсировать увеличением нормы прибавочной стоимости) — всё это факторы, на которых зиждется тенденция капитала к саморазрушению. Сегодня в странах капиталистического центра органическое строение капитала, то есть отношение постоянного капитала к переменному, близко к 40:16 . В этом свете теории сжатия прибыли, весьма популярные в 60−70-х годах, утратили свою силу независимо от какого-либо влияния колебаний рабочей силы в краткосрочной перспективе.

В исследованиях нормы прибыли на основной капитал в отдельных странах норма прибавочной стоимости не использовалась как основной показатель нормы прибыли. В этом качестве применялись отношение выпуска к капиталу, понижение добавленной стоимости, связанной с основным капиталом7 .

Норма прибыли на основной капитал была, безусловно, наиболее часто используемым показателем в исследованиях доходности капитала. В предыдущем исследовании8 мы провели сравнение для четырёх стран с использованием марксистской методологии (через норму прибыли), однако, за исключением этого случая, во всех исследованиях, в которых проводились международные сравнения, использовали норму прибыли на основной капитал (rate of return on fixed capital) в связи с большей доступностью соответствующих данных. Чан-Ли и Сатчи в одном из первых сравнительных анализов изучили норму прибыли в странах ОЭСР за период 1960—1980 гг., чётко описав её снижение из-за кризиса прибыльности в 70-х. Ли и др. провели исследование, которое рассматривает долгосрочную прибыльность для Великобритании, США, Японии и еврозоны (с 60-х годов) в контексте исторического анализа глобальной гегемонии развитых государств в мировой системе. Дюмениль и Леви также провели сравнение нормы прибыли для этих стран, однако рассматривали меньший временной диапазон. Захария проделал подобное исследование, учитывая также Китай и Индию, однако он не оценивает доходность воспроизведённого основного капитала (return on reproductive fixed capital) и дополнительно включает в исследование жилища, которые не являются частью основного капитала и самого процесса капиталистического производства9 .

В этой статье представлены оценки для четырнадцати стран, в некоторых случаях охватывающие изменения более чем за сто лет и отражающие более половины мирового производства за последние семьдесят лет10 . По сравнению с работой Ли и др. добавлены более долгосрочные оценки (100 лет и более) для Германии, Аргентины, Швеции и Нидерландов. Добавление Аргентины в начале двадцатого века, а также Кореи и Китая в последние десятилетия позволило нам лучше рассмотреть наиболее динамично развивавшиеся периферийные области накопления на протяжении определённых периодов относительно общей тенденции изменения прибыльности.

Во всех случаях норма прибыли рассчитывалась как отношение чистой прибыли и основного постоянного капитала (чистого воспроизводственного капитала) для всей экономики, выраженного в текущих ценах. Единственное исключение сделано для США, для которых оценка основана только на частном корпоративном секторе. Наконец, статистические и методологические приложения для каждой страны указаны в статье с указанием источников оценки.

Движение капитала и норма прибыли

В третьем томе «Капитала» Маркс раскрывает общий процесс капиталистического производства, исходя из способа существования разнородных отдельных капиталов. Неравномерное распределение прибыли между различными областями (между отраслями или национальными рынками) стимулирует приток капитала в наиболее прибыльные отрасли или страны. Этот приток повышает конкуренцию благодаря инвестициям в основной капитал, что приводит к общему снижению прибыльности в рамках отрасли или национального рынка. Попытки отдельных капиталов увеличить свою производительность в итоге тормозят размывание общих норм прибыли [вероятно, автор имеет в виду общие нормы прибыли в каждой из отраслей экономики. — LC]. Эти постоянные движения непосредственно связаны с тенденцией к выравниванию и падению норм прибыли11 .

Наряду с этим в работе делается вывод, что в исторической перспективе прибыльность экономик стран капиталистического центра фактически ниже из-за более высокого относительного уровня накопления основного капитала. Это значит, что в странах центра производственные процессы требуют большего размера минимального капитала. Тем не менее, в странах периферии в последние десятилетия наблюдается более значительный относительный спад, чем в странах центра, что обычно демонстрируют на более высоких темпах накопления и роста за последний период.

Историческое развитие капитала будет способствовать выходу периферийных стран на мировой рынок с частичным доминированием некоторых сельскохозяйственных и горнодобывающих отраслей. Это обусловлено дешёвым и массовым производством средств производства (включая транспорт) в странах центра, а также благоприятными относительными международными ценами на сельскохозяйственную продукцию и сырьё. Конец XIX века был отмечен крупным кризисом 1871−1873 годов, повлекшим за собой неуклонное снижение уровня прибыли в странах центра и значительный прирост капитала в странах периферии. Завершение становления империализма в последние десятилетия XIX века тесно связано с факторами, затормозившими негативные для капитализма тенденции (вывоз капитала, удешевление основного капитала, упрощённая добыча сырья в странах периферии и т. п.). Учитывая резкое снижение нормы прибыли на протяжении 70-х, мы можем говорить: произошло перенакопление растущей массы капитала. Благодаря вывозу капитала в страны периферии удалось задействовать значительную часть этой массы, как правило, при более высоком уровне прибыльности, посредством производства продукции, приносящей земельную ренту, и связанной с этим деятельностью (инфраструктура и т. п.). В первые два десятилетия двадцатого века тенденция к понижению выглядит более устойчивой [автор имеет в виду, что тенденция к понижению шла более прямолинейно без резких колебаний LC], менее выраженной по сравнению с годами, отмеченными последствиями общего кризиса капитализма 1871−1873 годов.

На протяжении послевоенного периода некоторые наиболее динамично развивающиеся страны периферии вошли на мировой рынок не с продукцией, связанной с земельной рентой, а с промышленными изделиями, в первую очередь, текстильными. Впоследствии их промышленность увеличила объём и сложность производства, чтобы достичь большего промышленного развития, как в случае с Кореей.

Независимо от конкретной роли в определённых капиталистических процессах движение капитала в поисках более высокой прибыли имеет место не только на международном, но и на национальном уровне. Речь о том, что капитал сперва растёт в рамках одной страны за счёт эксплуатации рабочей силы, которая накапливается и реинвестируется здесь же. Это, похоже, является важным аспектом послевоенного капиталистического развития Восточной Азии, хотя, строго говоря, это общая черта исторического процесса развития капитала. По сравнению с предшествовавшими и современными процессами, особенно в некоторых латиноамериканских странах, вложения капитала в форме прямых иностранных инвестиций, вероятно, был относительно незначительным.

Тем не менее, рост накопления и понижение прибыльности имеют место независимо от контроля и ограничений, накладываемых на международную мобильность капитала, и, хотя наивысшие показатели эффективности достигаются капиталом внутри страны, экономические законы, описанные Марксом, продолжают действовать. Что касается тенденции нормы прибыли к понижению, законы накопления остаются в силе независимо от национальной принадлежности более развитого капитала, доминирующего на рынке определённой страны, и конкретных характеристик национальной буржуазии. В самом деле, Япония и Корея пережили, вероятно, самое большое снижение прибыльности во время войны: во всяком случае, оно тогда было намного выше среднего уровня.

Норма прибыли с середины девятнадцатого века

Норма прибыли в долгосрочной перспективе показывает четкую тенденцию к понижению, характерную как для наиболее «старых» и развитых стран центра, так и для периферии12 .

а) Страны капиталистического центра

Для стран центра наблюдения начинаются во второй половине XIX века, отмеченной общим кризисом 1871−1873 годов. Как уже говорилось ранее, этот кризис повлёк за собой резкое падение прибыльности, сменившееся некоторой стабильностью в первые десятилетия двадцатого века. Наблюдения для трёх национальных рынков, которые на протяжении нескольких веков последовательно были ядром развития капиталистического способа производства (Нидерланды, Великобритания и США), а также для двух стран, которые в остальном составляли сильную экономическую конкуренцию американской гегемонии на протяжении всего двадцатого века (Германия и Япония), являются особенно актуальными и отражают системную тенденцию.

График № 1 — Средняя норма прибыли для стран центра (1869−2010).

График показывает резкое падение во время Великой Депрессии 30-х годов и последовательное восстановление до высшей точки, достигнутой во Второй мировой войне. В любом случае, впоследствии норма прибыли снова падает, возвращаясь к предыдущей линии тренда. Это показывает, что капитал не в состоянии избежать этой тенденции даже с помощью самой дикой и варварской войны в истории человечества. Впрочем, эта война вне всяких сомнений позволила отсрочить коллапс капитализма (в тридцатые годы нисходящая тенденция на графике была гораздо более выраженной).

Начиная с XIX столетия и до семидесятых годов XX века за исключением периода 1930−1944 гг., тенденция сохраняет стабильность (это показывает близость точек к линии тренда), однако на протяжении периода 1970−1982 гг. наблюдается резкий спад. Последовавшее частичное восстановление оказалось весьма ограниченным. Если в первом случае восстановление достигло средней нормы от 16% в 1932 г. до 27,3% в 1943 г., то в этом случае оно возросло с 10,8% в 1982 г. до 14,6% в 2007 г., что является наиболее высоким уровнем с 1973 года. Неспособность капитала восстановить свою прибыльность доказывается не только слабым ростом, но и продолжительным периодом времени, который необходим для возврата к пиковым значениям. И это всё с учётом того, что в течение последних десятилетий безуспешно действовали многие факторы, запущенные для борьбы с тенденцией нормы прибыли к понижению (либерализация торговли, финансов и инвестиций, ухудшение условий труда). Последние десятилетия явно показывают низкий уровень прибыльности: в 2009 г. результаты почти такие же, как в 1982 г., таким образом, ограниченный период восстановления, начавшийся в восьмидесятых годах, практически обращен вспять.

В случае США, преемника Нидерландов и Великобритании в качестве мирового гегемона, норма прибыли на протяжении периода с конца 19 века и до Второй мировой войны была значительно ниже, чем у остальных стран. Независимо от того, что наше исследование ограничено частным сектором, оно всё равно отражает высокий уровень развития производительных сил в Соединённых Штатах и их становление как основного экспортёра капитала с начала двадцатого века. После Великой депрессии наблюдается устойчивое восстановление нормы прибыли главным образом после вступления США во Вторую мировую войну в 1941 году, вплоть до исторического пика в 1944 году. Этот рост сократит в будущем разницу между американским и европейским уровнем прибыльности. Послевоенный период характеризуется более высокой нормой прибыли в европейских странах (и большей экономической экспансией), которая, тем не менее, демонстрирует более высокие темпы понижения по сравнению с Соединёнными Штатами.

График № 2 — Норма прибыли в Германии, США и Великобритании (1850−2010).

В Европе в течение девятнадцатого века в Германии, Нидерландах и Швеции наблюдалась более высокая норма прибыли по сравнению с Соединённым королевством. С начала двадцатого века эти различия практически сходят на нет. Как и в случае с Соединёнными Штатами, высокие темпы накопления капитала в Германии и последующее понижение нормы прибыли привели к становлению этой страны одним из основных экспортёров капитала, а также к росту объёмов иностранных инвестиций немецких компаний. Конец британской гегемонии, хотя он и назревал ранее, совпадает с резким снижением нормы прибыли после Первой мировой войны. График для Германии и США в течение двадцатых годов показывает возросшую доходность в США по сравнению с Первой мировой войной, в то время как в Германии доход на капитал оказался ещё ниже. Общий кризис 30-х годов практически выровнял норму прибыли в этих двух странах, что справедливо и для рекордно низкого уровня 1932 г., и для периода последующего восстановления.

График № 3 — Норма прибыли в Японии, Нидерландах и Швеции (1850−2010).

Япония испытала взрывной послевоенный экономический рост, который позволил ей стать ведущей капиталистической державой, захватив те позиции на мировом рынке, в которых США, Великобритания и Германия потеряли конкурентоспособность (от текстильной промышленности до электроники). Однако это явное отклонение прибыльности от показателей других стран было достигнуто именно за счёт накопления капитала, что в итоге обрушило норму прибыли и ввергло японскую экономику в состояние экономического кризиса, который длится в течение последних десятилетий13 .

б) Страны периферии

Страны периферии в наиболее динамичные периоды развития торговли и производства показывают значительный разброс по сравнению со странами центра. Отдельные графики, кроме общей тенденции к снижению, также могут сходиться в некоторых точках, но в целом они остаются различимыми между собой. Хорошо заметно, как в периферийных странах по достижению определённого уровня высокие показатели прибыльности резко падают и идут уже в рамках общей тенденции, показываемой странами центра. Вероятно, наиболее характерные случаи — это Аргентина и Корея, страны, которые в разные исторические моменты были одними из самых быстроразвивающихся среди периферии.

График № 4 — Норма прибыли в странах центра, Аргентине, Бразилии и Корее (1885−2010).

Какова же причина того, что страны центра отражают общую тенденцию движения прибыли в глобальной капиталистической системе? Они показывают лучший уровень развития производительных сил и наивысший относительный вклад в мировое производство благодаря широкому накоплению капитала. В этом смысле перепады уровней прибыли в различных странах периферии во время циклов сильного обесценивания капитала и кризиса девальвации снижают их потенциал сопротивляться общей тенденции, так как это уменьшает их долю в мировом производстве, даже не смотря на то, что после девальвации отмечается более высокая доходность. Таким образом, более высокие уровни прибыльности периферийных стран формируются в контексте уменьшения их собственного вклада в массу прибыли мировой капиталистической системы. Это относится, например, к росту прибыльности в Чили в течение 70-х и 80-х годов, в Аргентине на протяжении нескольких посткризисных периодов или в Великобритании в межвоенный период. Однако есть и противоположные случаи, например, Корея в послевоенное время. Её огромное влияние на мировое производство, обусловленное впечатляющим развитием производительных сил, сочетается с резким снижением прибыльности, что ещё раз подтверждает утверждение Маркса о том, что тенденция к снижению нормы прибыли отражает развитие производительных сил в рамках способа производства. Однако в последние десятилетия сократился вклад стран центра в мировую экономику, вместо этого растёт доля периферийных азиатских стран, таких как Китай и Корея.

в) Мировая норма прибыли и роль Китая

График № 5 показывает среднюю норму прибыли в 14 странах, а также внутри стран центра и периферии. Как отмечалось выше, рентабельность на периферии падает более резко, чем в странах центра, где норма прибыли, начиная с 1982 г., пережила более высокое восстановление (по сравнению со странами периферии), хотя и очень незначительное.

График № 5 — Мировая норма прибыли и средняя норма в странах ядра и периферии (1869−2010).

Мировая норма прибыли, представленная в этом графике, является результатом вычисления среднего арифметического или средневзвешенного значения различных национальных показателей. Средневзвешенная норма прибыли может соответствовать марксистскому пониманию в том смысле, что она выражает отдачу от совокупного общественного капитала (здесь на четырнадцать стран в период с 1955 по 2010 гг. приходилось 57,3% мировой экономики). Из-за того, что влияние разных уровней национальных норм на общую норму прибыли зависит от размера отдельных экономик, для каждой страны взята её доля в совокупном производстве для 14 стран.

Благодаря падению прибыльности для отдельных стран, средняя норма имеет более выраженную тенденцию к понижению, чем средневзвешенная. Это выражается заметным падением средней нормы и стандартного отклонения в течение 70-х и 80-х, а также в невозможности восстановиться к предыдущему уровню. В послевоенное время различия между такими странами, как Япония, Корея, Мексика и Аргентина оказались нивелированы действиями капитала, который развернул на этих национальных рынках относительно высокую экспансию. Таким образом, усиливающаяся глобальная конкуренция между национальными экономиками, в том числе периферийными, за предоставление более благоприятных условий капиталу, снижает разброс нормы прибыли, показывая в последние два десятилетия очень схожие траектории как для средней нормы, так и для средневзвешенной нормы без учёта Китая.

График № 6 — Мировая норма прибыли. Среднее арифметическое (RoPM), средневзвешенное (RoPW), средневзвешенное без Китая (RoP-Ch) и стандартное отклонение от простого среднего (StD, right axis), (1955−2010).

Основным фактором роста мировой экономики на протяжении первого десятилетия нового века была растущая гегемония китайского капитала. Это можно увидеть, если сравнить рост средневзвешенной нормы прибыли между 2001 и 2008 гг. с учётом Китая и без него. Поведение нормы прибыли в этой стране оказывает всё большее влияние на мировое накопление. С точки зрения накопления как глобального явления, за становлением Китая как крупнейшей мировой капиталистической экономики кроются многие факторы, противодействующие тенденции нормы прибыли к понижению: оплата рабочей силы ниже её стоимости, удешевление составляющих постоянного капитала, вывоз капитала, внешняя торговля. Однако дальше встает вопрос об историческом значении этого восхождения. На графике в районе 1997 г. виден пик восстановления, тянущегося с 1982 г. Период 1998—2001 гг. является первым после 1982 г., когда наблюдается снижение нормы прибыли14 . Углубление рыночных реформ в Китае после 2001 г. является новой точкой приложения сил капитала в попытках остановить новую фазу падения, от которого не свободен и сам Китай.

График № 7 — Мировая норма прибыли и Китай (1955−2010).

Растущий разрыв между двумя средневзвешенными значениями нормы прибыли (с учётом Китая и без) для периода 2002−2008 гг. задаёт тон для растущего вклада Китая в мировом повышении прибыльности. В 2008 г. средневзвешенная норма прибыли (20,9%) превышает среднюю (19,8%), а также средневзвешенную без учёта Китая (16,4%)15 , являясь самым точным приближением к реально существующей норме прибыли. В этом году Китай увеличил мировую средневзвешенную норму на 4,5% (в 2001 году — всего на 1,4%), которая действительно превышает свой пик 1997 года в отличие от двух других показателей. Темпы роста китайской нормы прибыли достигли пика в 2008 г. после ямы в 2001 г., а затем обрушились в 2009 г. с 31,8% до 20%. Нынешний кризис приводит норму прибыли к показателям, более или менее соответствующим тенденции 1998−2001 гг., это касается как Китая, так и всего мира. Цикл восстановления экономики 2002−2008 гг., по всей видимости, окончательно завершился. То же самое можно сказать и о длительном периоде восстановления, продолжавшегося с 1982 г. Таким образом, кризис прибыльности и растущая напряжённость в Китае являются выражением общего кризиса, а также показывают неспособность капитала противодействовать мировой тенденции в текущем историческом контексте.

Заключение

Тенденция нормы прибыли к понижению эмпирически подтверждает тот факт, что капиталистический способ производства имеет свои исторические ограничения. Если норма прибыли отражает жизнеспособность системы, то логика приводит нас к выводу: конец этой системы близок.

Было выдвинуто много соображений о способности капитала к самовосстановлению и преодолению кризисов. Периодически повторяющиеся кризисы являются специфичными для данного способа производства и, в конечном счёте, ведут только к частичному восстановлению прибыльности. Эта способность к восстановлению — характерная черта капитала и цикличной природы капиталистической экономики. Однако в долгосрочной перспективе периодический характер кризисов не в состоянии остановить тенденцию нормы прибыли к понижению. Капиталистический способ производства выдвигает притязания на способность бесконечно восстанавливать норму прибыли и собственную жизнеспособность, он утверждает о своем внеисторическом и естественном характере. Тем важнее в свете эмпирических данных показывать его как историческое и мимолётное явление.

Очевидно, что конец капитализма не имеет определённой даты, скорее, его следует понимать как конкретный исторический период, во время которого рабочий класс столкнётся с масштабными политическими вызовами. Тем не менее, мы сделали некоторые прогнозы о линейной тенденции средней нормы прибыли в странах капиталистического центра, соответствующей определенным годам на графике. Однако не следует воспринимать уровень нормы прибыли в 0%, показанный на графике, как действительное время конца капиталистического способа производства. В зависимости от множества факторов линия тренда, отражающая падение нормы прибыли до 0%, может менять свой угол наклона. В 1900 г. тенденция достигла бы 0% в 1990 г. В 1919 г. — в 2024 г. В 1932 г. — в 2007 г. В 1944 г. — в 2025 г. В 1955 г. — в 2040 г. В 1970 г. — в 2055 г. В 1980 г. — в 2046 г. На 2010 г. — в 2056 г. При рассмотрении периферийных стран для 1970 г. прогнозируемый уровень составил 0% в 2072 г., для 1980 г. — в 2050 г. и для 2010 г. — в 2064 г.

График № 8 — Норма прибыли в странах центра, текущие линии тренда по выбранным годам.

Из проделанной выше аппроксимации можно сделать два вывода. Как показано ранее, тенденция не развивается стабильно, а отклоняется в зависимости от исторического момента и противодействующих факторов. Так, ожидаемый предел сместился на 66 лет, с 1990 г. для 1900 г. до 2056 г. для 2010 г. Однако второй вывод заключается в том, что тенденция продолжает действовать, неуклонно понижая количество лет, оставшихся до спрогнозированного предела, который, впрочем, всё ещё приходится на середину текущего столетия. Неспособность капитала и противодействующих факторов за последние десятилетия обратить эту тенденцию вспять выражается теперь как неспособность передвинуть дальше во времени этот гипотетический предел. Наконец, лучше всего повторить слова Гроссмана:

«…по мере того, как эти противодействия постепенно нарастают, противоречия мирового капитализма становятся всё более острыми и тенденция к понижению неизбежно достигает своей окончательной формы абсолютного краха».

Статистическое приложение

Мировая норма прибыли, среднее арифметическое (RoPM), средневзвешенное (RoPW), средневзвешенное без учёта Китая (RoP-CH) (1955−2010)
Норма прибыли в странах центра и Аргентине, среднее за пять лет (1850−2010)
Норма прибыли в периферийных странах, среднее за пять лет

Методическое приложение

Германия: Таблицы DE1 (1950−2010) и DE1C (1850−1950) из базы данных по Германии у Пикетти и Зукмана. Доступно по ссылке16 .

Аргентина: Данные по норме прибыли от Майто17 .

Австралия: Австралийское бюро статистики (ABS), таблица 34 (Income — Доход) and 56 (Capital Stock — Основные фонды) за 1960−2011. Доступно по ссылке.

Бразилия: Данные по постоянному воспроизводственному капиталу и чистой прибыли из графика C2 (с.466) у Гринберга (1953−2005), и операционной прибыли и номинальным колебаниям основного воспроизводственного капитала от Института прикладных экономических исследований (IPEADATA) за последние годы18 .

Чили: Официальные данные по основным фондам от Центрального банка Чили (1985−2010). Данные по основным фондам за предыдущее годы от Соуза и Фе, инвестиционные цены от Брауна и др., а также участие в воспроизводственном строительстве от Агилара и Колиньяо. Итоговые данные были связаны с официальными. Данные по чистой прибыли есть на сайте Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна CEPALSTAT19 .

Китай: Норма прибыли на основной воспроизводственный капитал от Бая и др. (1978−2005), связанная с данными от Хунбиня и др. за последние годы20 .

Корея: Данные по основному воспроизводственному капиталу и чистой прибыли из графика C15 (с.471) у Гринберга (1956−2005), и операционной прибыли и номинальным колебаниям основного воспроизводственного капитала от KOSTAT за последние годы21 .

Испания: Данные по норме прибыли на основной воспроизводственный капитал от Камара Искьердо (1954−2002) и операционной прибыли и номинальным колебаниям основного воспроизводственного капитала от Национального института статистики (INE)за последние годы22 .

США: Норма прибыли из базы данных Дюмениля и Леви (1869−2010), на англ. языке.

Нидерланды: Данные по доходу и основному воспроизводственному капиталу от Смитса и др. (1850−1913). Данные по прибыли от Центрального статистического бюро (CBS) и по основному воспроизводственному капиталу от Гроте и др. et, а также от CBS (1921−2010), с использованием метода непрерывной инвентаризации23 .

Япония: Данные по основному воспроизводственному капиталу и чистой прибыли (1955−2010) от Статистического бюро Японии (SBJ). Официальные данные за предыдущие годы доступны у Хаяши и Прескотта, а также у Моригути и Саеса24 .

Мексика: Данные по норме прибыли от Марины Флорес (1950−2004), а также операционной прибыли и номинальным колебаниям основного воспроизводственного капитала от Национального института статистики и географии (INEGI) за последние годы25 .

Великобритания: Данные по основному воспроизводственному капиталу от Национальной статистической службы (ONS) и по чистой прибыли от Пикетти и Зукмана (1855−2010), доступны по ссылке26 .

Швеция: Данные по основному воспроизводственному капиталу и чистой прибыли от Эдвинсона (1850−2000), а также операционной прибыли и номинальным колебаниям основного воспроизводственного капитала от Статистического управления Швеции (SCB) за последние годы27 .

Норма прибыли взвешена по ВВП из таблиц Мэддисона (1955−2008 гг). В 2009−10 гг. данные расширены с использованием данных по темпам роста реального ВВП от Статистического отдела ООН.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Университет Буэнос-Айреса — Аргентина
  2. Ricardo, David, Principios de economía política y tributación, FCE, México, 1959. Smith, Adam, Investigación y causa de la riqueza de las naciones, Aguilar, Madrid, 1956.
  3. «Неоклассическая ортодоксия экстраполировала данную теорию (Рикардианский закон убывающей отдачи) на промышленность и постулировала существование „убывающей доходности“ капитала, следствием чего явилась нехватка капитала. Кейнс объяснял причины финансовыми спекуляциями, а Шумпетер тем, что бюрократизация современных обществ порождает подавление инноваций». Katz, Claudio, Una interpretación contemporánea de la ley de la tendencia decreciente de la tasa de ganancia, Revista Laberinto N°8, Málaga, 2002.
  4. Карл Маркс «Капитал» (1985), т. 3, глава XIII, стр. 233.
  5. Grossmann, Henryk, The law of accumulation and breakdown of the capitalist system, 2005, p. 74.
  6. Maito, Esteban, Distribución del ingreso, rotación del capital y niveles de rentabilidad, Revista Economía:Teoría y Práctica, Universidad Autónoma Metropolitana (on evaluation), México.
  7. Freeman, Alan, What makes the US profit rate fall? MPRA Paper N°14 147, 2009.
  8. Maito, op.cit.
  9. Chan-Lee, James & Helen Sutch, Profits and rates of return in OECD countries, OECD Economic and Statistics Department Working Paper N°20, 1985. Li, Minqi, Feng Xiao & Andong Zhu, Long waves, institutional changes and historical trends: a study of the long term movement of the profit rate in the capitalist world-economy, Journal of World-System Research, Vol.13 N°1. 2007.
  10. В 2010 г. было представлено 62% мирового ВВП
  11. Однако существуют различия в производительности, связанные с техническими характеристиками производства в определенных отраслях. Например, производство и распределение электроэнергии и других услуг требует значительных затрат на основной капитал по сравнению с переменным капиталом. В итоге отрасли подобного типа имели исторически более низкие показатели, чем остальные. Тенденция к выравниванию нормы прибыли между этими отраслями и остальными медленнее, чем между производственными. Тем не менее, эта тенденция к выравниванию будет развиваться в долгосрочной перспективе, но не за счёт устойчивого роста отраслей с высокими требованиями к инфраструктурному основному капиталу, а за счёт относительного снижения нормы прибыли в других отраслях, что показали Дюмениль и Леви на примере США. Duménil, Gerard & Dominique Lévy, The profit rate. Where and how much did it fall? Did if recover (USA 1948−2000)?, 2002.
  12. Германия, США, Нидерланды, Япония, Великобритания и Швеция считаются странами центра, тогда как Аргентина, Австралия, Бразилия, Чили, Китай, Корея, Испания и Мексика считаются периферией.
  13. Случай Японии рассмотрен в следующей работе: Maito, Esteban, Auge y estancamiento de Japón (1955−2008). Una explicación marxista, Revista Realidad Económica N°280 (on edition), Buenos Aires.
  14. Кризисы в странах периферии (Юго-Восточная Азия, Россия, Бразилия, Аргентина) для этого периода обычно объясняются финансовой или экономической политикой, однако даже не рассматривается их связь с циклом падения нормы прибыли. Подобная трактовка превалирует также и при объяснении причин текущего мирового кризиса.
  15. Поскольку роль китайской экономики для мирового капитализма была незначительной до 1978 г., средневзвешенная норма прибыли с учётом Китая за период 1955—1977 гг. взята как вариация средневзвешенной нормы без учёта Китая.
  16. Piketty, Thomas & Gabriel Zucman (2013) Capital is back. Wealth-income ratios in rich countries 1700−2010, en.
  17. Maito, Esteban, La Argentina y la tendencia descendente de la tasa de ganancia 1910−2011, Revista Realidad Económica № 275, pp.127−152, Buenos Aires, 2013
  18. Grinberg, Nicolás, Transformations in the Korean and Brazilian processes of capitalist development between the mid-1950s and the mid-2000s: the political economy of late industrialisation. Tesis de doctorado, The London School of Economics and Political Science, Londres, 2011.
  19. Souza, Marcos & Aumara Feu, Capital stock in Latin America: 1950−2000, E&E № 50, Brasil, 2005.
  20. Bai, Chong-En, Chang-Tai Hsieh & Yingyi Qian, The return to capital in China, NBER Working Paper № 12.755, 2006. Hongbin, Qu, Julia Wang & Sun Junwel, Return on capital: perception vs reality, HSBC Global Research, Hong Kong, 2013.
  21. Grinberg, Nicolás, op.cit.
  22. Camara Izquierdo, Sergio, La onda larga capitalista en España (1954−2002), Revista Sociedad Brasileña de Economía Política pp.86−111, Río de Janeiro, 2006.
  23. Groote, Peter, Roland Albers & Herman De Jong, A standardized time series of the stock of fixed capital in the Netherlands, 1900−1995, GGDC Working Paper № 25, Groningen, 1996. Smits, Jan Pieter, Edwin Horlings & Jan Luiten van Zanden, Dutch GNP and its components, 1800- 1913, GGDC Monograph Series № 5, Groningen, 2000.
  24. Hayashi, Fumio & Edward Prescott, The Depressing Effect of Agricultural Institutions on the Prewar Japanese Economy, Journal of Political Economy Vol.116 № 4, 2008. Moriguchi, Chiaki & Emmanuel Saez, The evolution of income concentration in Japan 1886−2005: evidence from income tax statistics, Review of Economics and Statistics Vol.90 № 4, 2008.
  25. Mariña Flores, Abelardo, La crisis mexicana de 2008−2010 en perspectiva histórica y en el contexto de la crisis mundial, en María Beatriz García Castro (coord.), «Estudios sobre México en la crisis mundial: escenario nacional tras dos décadas de apertura y desregulación», UAM-A, México, 2012.
  26. Piketty, Thomas & Gabriel Zucman, op.cit.
  27. Edvinsson, Rodney, Historical national accounts for Sweden 1800−2000, Universidad Stockholm, Stockholm, 2005.