Левые на Западе и что с ними делать

Левые на Западе и что с ними делать
23 мин.

Все мы знаем, что большая часть российского коммунистического движения — праздные «тусовщики» либо зашоренные сектанты, что в нём царят теоретический разброд и организационная неразбериха. Тем не менее, кое-какие положительные тенденции в нём есть.

В последние годы в его ряды вливается всё больше новых людей. Создаются кружки, агитационные ютуб-каналы, теоретические журналы. Всё больше людей признаёт важность развития теории, причём, что стоит особо отметить, именно теории марксистской. Да, пока что нельзя говорить о качественном изменении в лучшую сторону, но и это немало по сравнению с тем, что было лет десять назад.

В общем-то, всё это не так уж сильно отличается от того, как методом проб и ошибок формировалась российская компартия в конце позапрошлого века. Конечно, нам бы хотелось видеть коммунистическое движение иным, но выбора у нас, увы, нет.

Существование какой-никакой положительной тенденции неудивительно: именно в России, наряду с тяжёлым наследием поражения коммунизма в 1991 году, мы находим и благоприятные условия для развития левого движения. Во-первых, это страна полупериферийная — одно из потенциальных слабых звеньев мирового империализма. Во-вторых, это страна с богатейшим опытом в построении социализма: именно для русскоговорящих наиболее доступно великое теоретическое наследие СССР. В-третьих, это страна, давшая нам множество крупных левых специалистов, хоть и не всегда строго марксистского толка (Орлов, Огородников, Сафронов, Жуков и др.), благодаря советской же системе образования. Наконец, несмотря на вопли либералов о произволе российских силовиков, за коммунистические взгляды как таковые пока что не сажают, а потому мы можем свободно обмениваться знаниями и вести агитацию в Сети, чего не скажешь о странах вроде Индонезии или Китая.

Но мировая революция не может произойти в одной только России, а снова остаться в изоляции нам категорически нежелательно, в чём мы убедились на примере опыта СССР. Как говорится, род людской воспрянет с Интернационалом. Чтобы этот Интернационал сформировать, нужно взаимодействовать с международным левым движением, особенно с левыми стран «золотого миллиарда». А чтобы с ними взаимодействовать, нужно сперва разобраться, что там к чему.

Сущность постмодернизма

Для начала необходимо разобраться в состоянии местного левого движения. К несчастью, оно страдает тяжёлой болезнью, и имя ей — постмодернизм.

Нельзя в полной мере понять деятельность западных левых, не поняв сущности постмодернизма. Эпидемия этой тяжёлой философской болезни в идеологии и воззрениях интеллектуальных кругов Запада налицо. И это не просто так: современный постмодернизм выгоден для господствующего класса как никогда раньше. Но почему?

Черты постмодернизма конца XX века — тотальный релятивизм (отрицание объективных критериев истины), социальный конструкционизм и чрезмерный акцент на культуре и языке. Полвека назад всё это казалось не имеющим перспектив идеалистическим бредом, предсмертным хрипом буржуазной идеологии, доказательством её бессилия против марксизма. Но в те годы постмодернизм ещё не успел проявить себя в полной мере, а марксистская мысль — окончательно потухнуть. А вот теперь, в век Интернета, сущность повсеместно цветущего постмодернизма обнажилась во всей её мерзости.

Постмодернизм — это отрицание отрицания схоластики. Приведём простое сравнение.

У постмодернизма есть свои догмы. Тот же релятивизм, утверждение о том, что «у каждого истина своя», на деле — догма, принимаемая постмодернистами, как бы парадоксально это ни звучало, за объективную истину, не требующую доказательств. Если доказать это и пытаются, то выходит формалистическая мертвечина, а порой и полная ахинея (прямо как средневековые «доказательства» существования Бога).

Как тут не вспомнить горячо любимую леволибералами теорию привилегий? Мужчины/белые/гетеросексуалы (нужное подчеркнуть, недостающее вписать) — привилегированные угнетатели, дискриминации против них не существует. Так было, так есть и так будет всегда! Стрелочка не поворачивается, потому что она не поворачивается! А если хочешь это опровергнуть, ты такой же тоталитарный угнетатель и шовинист. Ничего не напоминает?

Напоминает это другую черту схоластики — гонения на «еретиков». В западной общественной жизни они уже достигли своего апогея, и это можно заметить невооружённым глазом. Речь идёт о «культуре отмены», прочно ассоциирующейся с «SJW» и «новыми левыми».

«Cancel culture („культура отмены“ или „канселинг“) — это практика осуждения, порицания или отказа от поддержки публичной персоны за то, что она, по мнению общественности, совершила проблематичное действие или высказала оскорбительное мнение. Процесс обычно включает в себя попытку лишить человека платформы — отписку от аккаунтов „отменённой“ знаменитости и бойкот её проектов. Пользователи также могут потребовать уволить персону или привлечь её к уголовной ответственности. Канселинг зачастую происходит в рамках соцсетей, но иногда последствия выходят за пределы интернета и распространяются на карьеру человека».

Способ привлечь знаменитостей к ответственности или травля: что такое cancel culture и не зашла ли она слишком далеко (TJ)

Вот оно как! Не принимаешь догматы постмодерна? Отменён! Сказал что-то «проблематичное», пусть даже это твит шестилетней давности? Объявляем тебе бойкот! Докопаться могут до чего угодно, даже до футболки с полуобнажёнными женщинами, как это произошло с астрофизиком Мэттом Тейлором. Крупные компании также идут на поводу у «культуры отмены» во имя сохранения прибыли — «еретиков» увольняют, а соцсети массово блокируют их аккаунты, порой за любое неосторожное слово.

Дошло до того, что «культуру отмены» уже начали критиковать некоторые постмодернисты и леволибералы. Оно и понятно: все эти «гонения» должны были неизбежно привести к тому, что «отменять» начнут и «проблематичных» постмодернистов. Критерии проблематичности при этом доводятся до абсурда: «отменить» товарища можно из-за самых незначительных разногласий. Однако, подобно любым критикам капитализма с немарксистских позиций, критики «культуры отмены» на деле вовсе не собираются её устранять.

Такова средневеково-обскурантистская сущность постмодернизма. Отсюда понятно, почему он и выгоден буржуазии, и в то же время служит доказательством её идейной немощности. Постмодернизм — конечный результат развития идеализма, на котором строится буржуазная идеология, впадающий в крайнее лженаучное мракобесие. Запад вновь окутан тёмной пеленой догматизма, но догматизма совершенно иного и порождённого совершенно другими условиями, чем тысячу лет назад. История повторилась, как водится, в виде фарса.

Сия реакционная философия пока что справляется со своей задачей обезоружить пролетариат. Чуть менее, чем все западные левые фактически отказались от марксизма. Отныне их метод — постмодернизм. Это существенно тормозит развитие коммунистического движения на Западе.

Если мы хотим понять, что с этим делать, нужно ознакомиться с основными идеями и течениями этого самого западного левого движения. Предлагаю этим заняться и заодно посмотреть, на кого равняются российские «Либромарксизмы» и «Альт-Лефты».

Краткий обзор западного левого движения

Отказ от научного метода, от марксизма, определил облик западного левого движения. Здесь наблюдаются тотальный идейный разброд, отказ от теоретической работы и полное непонимание, что нужно делать. Принятие постмодернистского мракобесия же привело к гегемонии идеализма, метафизики и субкультурщины во взглядах местных левых. Нет на Западе и тех благоприятных условий для массового развития движения, что имеются в России: большинство трудящихся там живёт куда лучше, и социализм им пока не очень-то и нужен (см. наши статьи в разделе «Политэкономия»). Нет почти нигде и ностальгирующих по соцлагерю, которые создают советскому строю какой-никакой положительный имидж в глазах части подрастающего поколения Восточной Европы.

Следствия этого плачевны. Если в России многие уже берут на вооружение марксизм как науку, пусть с некоторыми ошибками во взглядах, то на Западе его место занимает в лучшем случае графомания «новых левых». Если у вас вызывает отвращение российская «левая шваль», то даже не представляю, что бы с вами случилось при непосредственном контакте с «левой швалью» западной.

В западном левом движении можно выделить три основные группы.

Первая и самая многочисленная — либертарные левые. По большому счёту, она состоит из анархо-коммунистов и социал-демократов, однако встречаются и другие течения, часто пересекающиеся друг с другом, к примеру, синдикализм и экосоциализм. Когда говорят о «коммунистах» на Западе, обычно подразумеваются именно они.

В России существует стереотипный образ «евролеваков», и от реальности он не слишком далёк. Тут мы видим политику идентичности (борьбу за права меньшинств) и интерсекциональность (низведение классового антагонизма до уровня всего лишь одной из равноправных «систем дискриминации»). Тут мы видим акционизм по поводу и без: хождение на ЛГБТ-парады, пикеты после каждого случая полицейского беспредела, поддержку стихийных протестов и забастовок (конечно, без всяких попыток внесения в них коммунистического сознания). Раз уж мы говорим о социал-демократах, разумеется, имеют место оголтелые реформизм и экономизм, а анархо-коммунизм так вообще де-факто субкультура наподобие тех же нацболов.

От теоретической работы либертарные левые фактически отказываются. Они даже не изучают теорию, в лучшем случае читая по верхам постмодернистов, Кропоткина или Бакунина. Они практически не участвуют в полемике с правыми идеологами (при этом недалеко уйдя от них, имея такое же буржуазное мировоззрение), ибо не царское это дело — с угнетателями спорить (это, опять же, «культура отмены»).

Отношение к СССР и соцлагерю в подавляющем большинстве случаев резко негативное. Обычно тут повторяют либеральные штампы про «кровавого Сталина» и «тоталитарное царство ГУЛАГа», добавляя фразы о «недалеко ушедшей от капитализма диктатуре партии» и «отходе от антиавторитарных положений Маркса».

Значительная часть либертарных левых прямо отвергает положение о том, что марксизм — это наука, приводя «аргументы» в духе «Маркс писал 200 лет назад» и «тоталитарные Советы возомнили себя носителями научного знания». При этом на науку им наплевать, они, словно попы, апеллируют к ней исключительно ради оправдания своих догм («гендеров больше, чем два», «раса — социальный конструкт» и т. п.), руководствуясь сочинениями братьев-постмодернистов.

Либертарные левые не только не представляют угрозы для капитализма, но и сами невольно превратились в один из элементов буржуазной надстройки, как это случилось и с другими «молодёжными движениями». Они — такие же проповедники постмодернистской схоластики, запудривающие мозги одним и дискредитирующие всех левых в глазах других. Для марксистов это течение реакционно, враждебно и абсолютно бесперспективно.

Вторая группа западных левых — «танкиз». Описать их можно как причудливый синтез российских сталинистов-догматиков (наподобие «Рабочего пути») и западных постмодернистов. Сами они себя именуют марксистами-ленинцами, диалектическими материалистами и антиимпериалистами. К сожалению, всё это только на словах.

В отличие от либертарных левых, «танкиз» открыто призывают читать теорию и признают марксизм наукой. Но если они сами и читают теорию, то читают по верхам, несистематично, без должной проработки материала. Читают, помимо классиков марксизма, в том числе макулатуру постмодернистов. И, что хуже всего, сочинения классиков воспринимаются ими как Священное Писание — либо догматично, либо в абсурдных интерпретациях, оправдывающих современные потуги постмодерна. Например, тут используют «Происхождение семьи…», чтобы доказать, что гендер — социальный конструкт.

Нетрудно догадаться: о материализме и, тем более, о диалектике речи здесь быть не может. Современное течение «танкиз» — порождение ужаснейшей теоретической неграмотности и идеализма. Встречаются тут даже индивиды глубоко религиозные и верующие в астрологию! Порой, пытаясь доказать свои «диалектико-материалистические» убеждения, некоторые воспроизводят положения вульгарного, механического материализма, а другие впадают в гегельянство. Как церковь высосала у Аристотеля всё живое и оставила мёртвую формальщину, так и «танкиз» отобрали у материализма диалектику, превратив его в метафизическую антинаучную дрянь.

«Антиимпериализм» западных сталинистов построен по принципу «враг моего врага — мой друг». Отсюда — поддержка и даже недопустимость критики буржуазных противников США и ЕС вроде Китая (что характерно, признаваемого социалистическим), современной России и Ирана. Поддержкой местных сталинистов заручаются ДНР и ЛНР на Украине, Мадуро в Венесуэле, Асад в Сирии. А если ты против них — ты проплачен ЦРУ, не иначе! В свою очередь, маоисты из рядов «танкиз» ожидаемо воздерживаются от поддержки современного Китая, зато положительно высказываются об афганских моджахедах как борцах против «советского социал-империализма» (пример из России).

Настоящее философское мировоззрение «танкиз» — всё тот же оголтелый постмодернизм. Поэтому у них можно найти много общего с либертарными левыми. Никуда не делись, например, акционизм, «культура отмены», теория привилегий, интерсекциональность и социальный конструкционизм. Никуда не делась и политика идентичности, принимающая здесь крайнюю форму — форму «национализма угнетённых». «Танкиз» в большинстве своём поддерживают чёрный национализм («Чёрные пантеры»), исламский национализм («ХАМАС» и «Хезболла»), национализм коренных американцев и даже ЛГБТ-шовинизм, а их наивные требования включают в себя репарации темнокожим за многовековое угнетение, а также «деколонизацию» белым человеком Америки и Австралии.

И это же ещё не самое нелепое! Как вам, к примеру, ожесточённые дискуссии в Твиттере по поводу того, был ли Сталин трансгендером и был ли он вообще белым в постмодернистском понимании?

А как насчёт споров по вопросу отношения к лесбиянкам, использующим мужские местоимения? Нет, это не шутка — это реальные случаи из практики «танкиз». А ведь это, между прочим, ещё одна черта схоластики — мышиная возня вокруг маловажных и откровенно абсурдных вопросов! Какая тут может быть наука? Впрочем, где-то мы всё это уже видели…

Подробнее о «танкиз» можно прочитать в статье по ссылке. Можно сказать, что в этом течении сочетаются чуть ли не все болезни современной «левой швали» ввиду наличия в нём элементов как сталинистской реконструкции, так и постмодернизма. При этом здесь по сравнению с либертарными левыми выше процент экономически неблагополучных людей и представителей различных меньшинств, что обусловлено популистским характером течения.

При всём этом имеются и некоторые положительные тенденции: постепенное, пока что поверхностное, осознание насквозь буржуазной природы классических «новых левых», а также возрастание интереса к классикам марксизма и истории СССР. Хотя «танкиз» ещё не могут сбросить с себя оковы догматизма и постмодерна, с ними всё не так безнадёжно, как кажется.

Третья, ещё растущая группа западных левых — анти-idpol, противники политики идентичности. Это те, кто понял, что политика идентичности и интерсекциональность — затушёвывающие капиталистическую эксплуатацию, играющие на руку буржуазии инструменты для искусственного раскола рабочего класса. До марксизма, однако, здесь ещё очень и очень далеко.

Сейчас большинство из противников политики идентичности — социал-демократы и реформисты. Например, их крупнейшее сообщество на Reddit, Stupidpol, — открытые сторонники Берни Сандерса. Изучением теории они тоже пренебрегают, ограничиваясь «культурной критикой», вследствие чего неизбежно впадают в идеализм. Также видное место здесь, пусть и будучи в меньшинстве, занимают сталинисты-реконструкторы, к примеру, догматическая и идеализирующая сталинский СССР Коммунистическая партия Великобритании (марксистско-ленинская), обвиняемая сторонниками политики идентичности в «классовом редукционизме» и «трансфобии». Присутствуют и их враги-близнецы — троцкистские догматики, например, французская «Рабочая борьба», членам которой запрещается даже заводить семью.

Это, пожалуй, самое перспективное из всех левых течений на Западе. Постмодернизму противники политики идентичности хоть и подвержены, но куда меньше остальных течений, поэтому из этого болота их проще всего вытащить и довести хотя бы до уровня российских левых. Одна проблема: кто будет их оттуда вытаскивать? Теоретически грамотных западных марксистов можно пересчитать по пальцам, а объективных предпосылок здесь не будет ещё долго.

Такова общая картина текущего состояния западного левого движения. Как же коммунистам бороться в таких условиях? Как одолеть постмодернистскую схоластику? Ответ ясен. Наукой! Только наука, только марксизм даст нам ответ на вездесущий вопрос «Что делать?»

О задачах российских марксистов на Западе

Любому более-менее грамотному материалисту известно: постмодернизм господствует в сознании местных левых не просто так. Повышение уровня жизни западных рабочих побудило большинство былых коммунистов встать на реформистские рельсы, фактически отказавшись от марксистской теории: временные уступки буржуазии создали иллюзию, будто к социализму можно прийти через реформы. Идеологи Французской, Итальянской и других западных коммунистических партий, пытаясь разобраться в новой эпохе, скатились в ревизионизм, а другие члены этих партий, теоретически ещё менее грамотные, слепо пошли за псевдомарксистскими фразочками, закономерно тоже став жертвами неолиберального мировоззрения.

Здесь можно прийти к мысли о том, что «нечего вперёд паровоза идти». Вот когда объективные предпосылки начнут рассеивать эту дурь, тогда и мы начнём действовать!

Да, объективные препятствия существенно тормозят развитие западного левого движения. Но, коль мы диалектики, и о субъективном факторе не стоит забывать. Хоть как-то взаимодействовать с Западом и пропагандировать там марксизм всё равно нужно, чтобы заложить крепкий фундамент для последующего развития движения и иметь возможность получать информацию о происходящем там от тех, кто знает контекст и подоплёку лучше нас. Призыв просто дождаться объективных предпосылок — это призыв сидеть, ничего не делать и никак не способствовать формированию будущего Интернационала.

Ряд мер по взаимодействию с иностранными левыми предложил Владимир Занимонец в заметке «О важности международного взаимодействия и наших задачах». В целом его мысли правильны, однако для наших задач их необходимо развить и адаптировать к условиям стран Запада, учитывая всевозможные препятствия и ограничения.

Западные левые, как правило, не ставят перед собой цели подготовить грамотные кадры для развития теории и применения её к современным реалиям: они попросту не видят в этом необходимости.

Отсюда можно вывести ближайшую цель коммунистов на Западе, и это популяризация изучения марксизма вообще. Российское движение уже прошло этот этап в известной степени, причём в этом есть и наша заслуга. Изучение марксизма может быть индивидуальным и кружковым. При этом пытаться организовать кружки сейчас, не имея нужного количества кадров, готовых учиться, а не тусоваться — гиблое дело. А кружок из одного-двух людей не создашь. Поэтому первым шагом должна стать популяризация индивидуального изучения марксизма, которое сможет дать первые кадры для будущего движения и, в частности, для создания местных отделений LC.

И о кружках, однако, не стоит забывать. Это какой-никакой, но жизнеспособный способ привлечения наших потенциальных сторонников к теоретической работе. Организация образовательного кружка становится возможной тогда, когда накапливается критическая масса людей, признающих важность теоретической борьбы и готовых ею заниматься. Количество переходит в качество.

Отсюда вывод: нужно показывать западным левым, зачем нужна марксистская теория, разбивать взгляды постмодернистов, отстаивать материалистическую точку зрения. Нужно привлекать к совместной работе наиболее способных, критически мыслящих левых (с наибольшей вероятностью таких можно найти, как мы выяснили, в течении анти-idpol либо среди коммунистов-одиночек) и заниматься точечной пропагандой, склонять их к должному, систематическому изучению марксизма. При этом даже на крупных левых ресурсах Запада массовая агитация в Интернете вряд ли будет эффективна из-за теоретической неграмотности левых, идейного разброда, распространённости релятивизма и «культуры отмены». Однако работать стоит и здесь: это пригодится как одно из средств точечной пропаганды.

Малочисленным западным марксистам одним здесь явно не справиться. В этом деле не обойтись и без российских марксистов — ввиду специфики российских условий у них лучше и многочисленнее кадры, а наследие СССР в развитии марксизма просто незаменимо. Значит, уже сегодня сотрудничество коммунистов разных стран играет важную роль. Такое сотрудничество при этом может стать плацдармом для формирования зарубежных ячеек российских марксистских организаций, объединённых интернациональным органом.

Наибольшие успехи во взаимодействии с западным миром пока что наблюдаются у «Политштурма», запустившего англоязычные версии своих ресурсов — сайта и ютуб-канала. Ещё предстоит узнать, оправдает ли себя подобная ютуб-агитация на Западе, однако канал «Politsturm International» уже набрал около трёх тысяч подписчиков, что довольно неплохо, учитывая постмодернистскую направленность и идейный разброд среди чуть менее, чем всех местных левых блогеров.

Lenin Crew также следует расширять свою деятельность и налаживать контакт с Западом, взаимодействовать как с организациями, стоящими на близких к нашим теоретических позициях (если такие найдутся), так и с отдельными людьми. Необходимо привлекать к работе наших сторонников, знающих иностранные языки. В идеале — проживающих в Западной Европе или США и/или имеющих полноценное представление о положении дел в странах «золотого миллиарда». Приоритет стоит отдать корреспонденции с западными теоретиками, переводу программных материалов и запуску англоязычной версии сайта. При этом заняться нужно переводом не только работ LC, но и не переведённых ранее трудов основных советских марксистских теоретиков, включая учебную литературу. В долгосрочной перспективе — помогать отдельным способным левым, признающих себя нашими сторонниками, систематически изучать марксизм и на основе набранного опыта создать адаптированную под Запад программу образовательного кружка, ориентированного при этом не на вечную учёбу ради учёбы, а на вовлечение людей в теоретическую и пропагандистскую работу.

Все эти мероприятия так или иначе направлены на установление связей с Западом и формирование местной базы сторонников LC. Цель этого — переход нашей деятельности на международный уровень, дальнейшее развитие марксизма, применение его к реалиям XXI века и выработка тактики и стратегии международного коммунистического движения. Если мы хотим победить капитализм, нам нужно бороться с ним сообща.

Наконец, нельзя ни на секунду забывать о самой главной задаче любого последовательного коммуниста — учиться, учиться и ещё раз учиться!

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.