Страна небуженных толп

Страна небуженных толп
~ 13 мин

— И ты, Брут! 

— Да. И мы тоже.

Тоже решили выска­заться по поводу про­ис­ше­ствия в Архан­гель­ске. Вы, веро­ятно, уже успели поучаст­во­вать в пыл­ких дис­кус­сиях, про­честь несколько заме­ток и поряд­ком устать от этой темы. Мы, марк­си­сты, снова ска­ты­ва­емся в баналь­но­сти вроде “тер­рор в рабо­тах В. И. Ленина” или “кри­тика новых левых”. Снова пинаем мёрт­вый жанр, боремся с при­зра­ками эсе­ров и дис­ку­ти­руем с тру­пами. Пра­вые уже исполь­зуют ситу­а­цию себе на пользу, поют на новый лад ста­рую песню про гнус­ных лева­ков, винов­ных во всех про­бле­мах совре­мен­ного обще­ства. Но пёс с ними, с кон­сер­ва­то­рами — нам эту песню слы­шать не впер­вой. В наш век ново­сти живут недолго. Тер­акт забу­дется, мы вер­нёмся к при­выч­ным делам, про­дол­жим шту­ди­ро­вать ста­рые томики и писать заметки.

Но оста­нутся те, кто спол­за­ются сей­час в фан-​клуб архан­гель­ского под­рыв­ника. О них и стоит пого­во­рить. Бес­по­коит то, что “фанаты” на фоне “испу­гав­шихся” могут возо­мнить себя подав­лен­ным, но идей­ным и подлинно-​революционным меньшинством.

Герои и толпа

Какова пози­ция этих фанатов?

Оправ­да­ние тер­ро­ризма — ста­тья уголовно-​наказуемая, поэтому прямо выра­жать свою пози­цию в интер­нете они не могут. Даже если бы и риск­нули, адми­ни­стра­торы левых групп сле­дят за чисто­той ком­мен­та­риев — и пра­вильно делают. Чего-​то внят­ного можно добиться только в лич­ном раз­го­воре. Чтобы избе­жать пря­мых фор­му­ли­ро­вок, сто­рон­ники тер­ро­ри­ста ухо­дят на абстракт­ный, высо­кий уро­вень, рас­суж­дают о так­тике левых в целом. А ино­гда идут от про­тив­ного, в духе: “да, он так посту­пил, зато вы…”

С фей­ко­вых акка­ун­тов слышны крики: «Этот слу­чай как лак­му­со­вая бумажка, он пока­зал кто есть кто! Кто рево­лю­ци­о­нер, а кто так себе! Пока диван­ные тео­ре­тики сидят по домам и читают книжки, парень сде­лал реаль­ный шаг!» 

Их система взгля­дов пре­красно зна­кома тем, кто общался с “вете­ра­нами” левого дви­же­ния, либо застал те старые-​добрые вре­мена. Рас­клад про­стой. Есть толпа обы­ва­те­лей — тупая и лени­вая, пле­нён­ная обще­ством потреб­ле­ния. Они не знают, как пра­вильно сра­жаться с систе­мой. Есть моло­дые и отча­ян­ные “герои”. Сво­ими дерз­кими выход­ками они пока­жут пас­сив­ной толпе при­мер пла­мен­ной борьбы.

“Герои и толпа” — ста­рая, но живу­чая схема. “Герои” пыта­ются про­бу­дить спя­щие толпы, при этом дер­жат людей за быдло, счи­тая себя и только себя истин­ными твор­цами истории.

Мол, чего ты, народ рус­ский, не про­буж­да­ешься? Мы и наруч­ни­ками себя в гос­учре­жде­ниях при­ко­вы­вали, и зда­ния захва­ты­вали, и бан­неры с рево­лю­ци­он­ными лозун­гами выве­ши­вали, и обма­ну­тых доль­щи­ков защи­щали, и парк во дворе отсто­яли, и на несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных митин­гах за тебя стра­дали… А листо­вок и газет-​то сколько было рас­про­стра­нено! А ты всё не никак не проснешься!

Потому почти с доса­дой гре­мело над шестви­ями: «Обы­ва­тель — это раб! Обы­ва­тель — это раб!..».

Эмо­ци­о­наль­ные ребята с неста­биль­ной пси­хи­кой вли­ва­лись в друж­ные ряды “рево­лю­ци­о­не­ров”. Не нужно шту­ди­ро­вать Ленина, тра­тить луч­шие свои годы на пар­тий­ную рутину. Напро­тив, ничего кроме отча­ян­ного геро­изма и рево­лю­ци­он­ного порыва. Не страшно, если поса­дят. А ещё лучше — погиб­нуть герой­ской смер­тью! Тогда, счи­тай, не зря на свет родился.

А обы­ва­тель смот­рел на всё это с недо­уме­нием, всё силь­нее убеж­дался, что с этими “геро­ями” ему не по пути. Обы­ва­тель не видел в мар­ги­на­лах себя.

Легальность

Ино­гда гово­рят, мол, “легаль­ные методы борьбы в Рос­сии исчер­паны”. Легаль­ность! Как много пре­зре­ния в этом слове.

Одно время «Бумбараш-​2017», цен­траль­ный печат­ный орган РКСМ(б), даже пуб­ли­ко­вал ста­тьи, при­зы­ва­ю­щие доби­ваться запрета ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий в Рос­сии. Якобы, мы-​то к этому готовы, а вот КПРФ и им подоб­ные рефор­ми­сты не пере­жи­вут. Это очи­стит наше дви­же­ние, при­даст ему нуж­ный роман­ти­че­ский ореол и вообще работа тогда пой­дёт на лад.

Это типич­ное поже­ла­ние левака, кото­рый не знает, что делать с легаль­но­стью. Бывают люди, кото­рым есть что ска­зать. Их идеи явля­ются дей­стви­тельно рево­лю­ци­он­ными, они спо­собны овла­деть мас­сами. Когда таким людям заты­кают рот, они счи­тают это про­бле­мой, всеми силами борются за воз­мож­ность изла­гать свои мысли открыто. В левом дви­же­нии таких людей пока почти нет.

Зато есть такие, кото­рым по суще­ству ска­зать нечего, для кото­рых неле­галь­ность — удоб­ная поза. Вытащи такого на откры­тую дис­кус­сию — опо­зо­рится в два счёта. А в сумер­ках неле­галь­но­сти, за “роман­ти­че­ским орео­лом” можно скрыть свою без­гра­мот­ность и идей­ное банкротство.

Нужно при­знать, что рос­сий­ские марк­си­сты не умеют пока поль­зо­ваться таю­щей на гла­зах легаль­но­стью. Левые сайты, марк­сист­ские сооб­ще­ства, десятки ста­тей и видео­ро­ли­ков — всё в откры­том доступе, но не поль­зу­ется попу­ляр­но­стью. Давайте при­зна­емся: людям пока не инте­ресны марк­сист­ские идеи. Соци­аль­ные слои, на под­держку кото­рых мы рас­счи­ты­ваем, слу­шают совсем дру­гих “про­по­вед­ни­ков”, а чаще всего тра­тят досуг на раз­вле­ка­тель­ный кон­тент, жвачку для ума. Но должны ли мы обви­нять массы в пас­сив­но­сти, счи­тать людей быд­лом? Может, ино­гда стоит поис­кать винов­ника своих про­блем в зер­кале? Мы раз­го­ва­ри­ваем на запу­тан­ном, пти­чьем языке, не умеем писать хоро­шие тек­сты, выпус­каем мате­ри­алы на узкие, неин­те­рес­ные боль­шин­ству людей темы, не можем пред­ста­вить своё уче­ние как совре­мен­ное и акту­аль­ное. Часто мы пишем для самих себя — для тех, кто уже при­шёл к марк­сизму. Много ли мы делаем для того, чтобы при­влечь к изу­че­нию марк­сизма кого-​то за пре­де­лами нашей узкой тусовки?

Легаль­ное поле в Рос­сии дей­стви­тельно сужа­ется. Наи­ме­нее созна­тель­ных участ­ни­ков дви­же­ния под­тал­ки­вают к “реаль­ным шагам”, к нару­ше­нию закона. Совер­шив пре­ступ­ле­ние, “рево­лю­ци­о­нер” даёт гос­по­дам пре­крас­ный повод ещё силь­нее закру­тить гайки, сузить поле легаль­но­сти, пода­вить сопро­тив­ле­ние открыто и на закон­ных основаниях. 

Мы должны сде­лать выбор: будем ли мы бороться за свою легаль­ность, за воз­мож­ность сво­бодно рас­про­стра­нять свои идеи, или же ока­жем услугу все­мо­гу­щим вла­стям, доб­ро­вольно скло­нив­шись над плахой?

Мы, ком­му­ни­сты, счи­таем, что наши идеи стоят того, чтобы бороться за воз­мож­ность выра­жать их открыто и легально. Мы готовы долго и упорно рабо­тать, при­вле­кать к марк­сизму всё больше и больше людей. Что на этот счёт ска­жут анархисты?

Исторические уроки

Ну и послед­нее, более-​менее адек­ват­ное воз­ра­же­ние в защиту архан­гель­ского под­рыв­ника: «Да, это всё про­дол­же­ние «акций пря­мого дей­ствия», но здесь реаль­ный взрыв и реаль­ные жертвы. Это нечто совер­шенно новое в рос­сий­ской поли­ти­че­ской жизни! Воз­вра­ще­ние левого тер­рора! Нельзя гово­рить навер­няка о судьбе тер­рора, ведь неиз­вестно, куда в буду­щем выве­дет эта практика…»

Известно, и без вся­кого буду­щего. Не потому, что Ленин запре­щает нам зани­маться тер­ро­ром, а потому, что юный тер­ро­рист не при­внес ничего нового в прак­тику. Пост­со­вет­ская Рос­сия знала левый поли­ти­че­ский тер­рор в конце 1990-​х — начале 2000-​х годов. Про­сто его исто­рию все уже забыли или пред­по­чи­тают не вспоминать.

Мы в Lenin Crew пла­ни­ро­вали серию пуб­ли­ка­ций, посвя­щён­ных левым тер­ро­ри­стам тех лет, но про­изо­шед­шие собы­тия ста­вят наши наме­ре­ния под вопрос. Поэтому поз­во­лим себе изло­жить основ­ные вехи без науч­ного аппа­рата и крайне сжато.

Пер­вым левым тер­ро­ри­стом в «новой Рос­сии», хотя это и спорно, можно счи­тать члена РКСМ(б) Андрея Соко­лова. В 1997 году он подо­рвал памят­ник Нико­лаю II, напи­сав рядом лозунг «Зар­плату — рабо­чим!». Жертв не было. Соко­лова, бла­го­даря защите Ста­ни­слава Мар­ке­лова, судили только за хули­ган­ство. Потом, в связи с делом «Новой рево­лю­ци­он­ной аль­тер­на­тивы», так ска­зать «при­це­пом», а позже и в связи с собы­ти­ями на Болот­ной пло­щади, Андрей своё всё-​таки отмотал.

В ста­тье “Почему я взры­вал царей” он объ­яс­нял свой посту­пок при­мерно так: в поли­тике сей­час не слы­шат ничего тише дина­мита, никак не про­биться через завесу бур­жу­аз­ной про­па­ганды, вот и при­шлось при­вле­кать вни­ма­ние. Взрыв про­зву­чал, а слы­ши­мость лучше не стала. Соко­лов “выклю­чился” из дея­тель­но­сти своей орга­ни­за­ции и дви­же­ния в целом — таков резуль­тат его “подвига”.

«Новая рево­лю­ци­он­ная аль­тер­на­тива» — зна­ко­вая орга­ни­за­ция конца 90-​х. На её счету взрыв ещё одного памят­ника Нико­лаю II в Подоль­ске в 1998-​м году, один взрыв у Остан­кино в 1996-​м, в 1997-​м году: под­рыв зда­ния ФНПР, одного из мос­ков­ских воен­ко­ма­тов и Глав­ной воен­ной про­ку­ра­туры. В каче­стве куль­ми­на­ции — под­рыв зда­ния ФСБ на Куз­нец­ком мосту в 1999-​м. Новизна, такая новизна в архан­гель­ских событиях! 

Во всех слу­чаях жертв не было — взрывы про­ис­хо­дили ночью. Только при послед­нем тер­акте двое сотруд­ни­ков ФСБ полу­чили лёг­кую кон­ту­зию, но не более.

В идео­ло­ги­че­ском плане группа была сме­шан­ной. Надежда Ракс и жена Андрея Соко­лова, Татьяна Нехорошева-​Соколова, — члены ЦК РКСМ(б). Лариса Рома­нова — пози­ци­о­ни­ро­вала себя как анархо-​коммунистка, что не мешало ей вхо­дить в состав мос­ков­ского гор­кома ста­ли­нист­ской орга­ни­за­ции. Ольга Нев­ская — анархо-​эколог. Алек­сандр Бирю­ков — анар­хист, пере­шед­ший, судя по тюрем­ным пись­мам, на пози­ции ком­му­низма. Андрей Ство­лин­ский — анар­хист, пре­дав­ший всю группу.

Ракс, Нев­ская, Рома­нова и Бирю­ков не пошли на сотруд­ни­че­ство со след­ствием, полу­чили реаль­ные сроки, чем лишь нанесли ущерб орга­ни­за­ции и дви­же­нию в целом. Про­цесс был закры­тым, «три­буны» тоже не вышло. Ни одно из тре­бо­ва­ний, кото­рые тер­ро­ри­сты выдви­нули вла­стям в своих ком­мю­нике, выпол­нено не было. Пол­ный про­вал. Теперь эта исто­рия — древ­няя легенда, забы­тая совре­мен­ными левыми. Зна­чи­тель­ная часть людей, чита­ю­щих этот текст, впер­вые узнала об этих собы­тиях. А мно­гие так и не узнают, про­дол­жая стро­чить нечто в духе: «Там, в Архан­гель­ске, про­изо­шло что-​то новень­кое!». Нет, это всё прой­ден­ный этап, про­сто урок так и не был выучен. Всё новое - хорошо забы­тое старое.

А ведь был ещё «Ревво­ен­со­вет», кото­рый при­нёс один вред. Было Крас­но­дар­ское дело, по кото­рому Лариса Рома­нова была под след­ствием ещё до дела НРА. Было укра­ин­ское «Одес­ское пыточ­ное дело», где мест­ным под­поль­щи­кам из «Орга­ни­за­ции коммунистов-​революционеров», в числе кото­рых были и граж­дане РФ, уда­лось подо­рвать зда­ние СБУ и даже пре­вра­тить после­ду­ю­щий про­цесс в три­буну, так как он был открытым. 

Кто-​нибудь пом­нит зажи­га­тель­ную речь, напри­мер, Ильи Рома­нова? Или Гера­си­мова? То-​то и оно. Пуб­ли­ци­стика и лич­ные письма всех этих «вра­гов госу­дар­ства» — очень чест­ные и эмо­ци­о­нально силь­ные, но идейно пустые. В них нет поло­жи­тель­ной про­граммы. Они могут тро­нуть только тех, кто уже стоит на пози­циях авто­ров, а для людей непо­свя­щён­ных ника­кого инте­реса они не пред­став­ляют. «Декла­ра­ция заклю­чен­ных по делу НРА» вообще похожа на сбор­ник рас­хо­жих левых штам­пов. Налепи на неё сей­час назва­ние любой совре­мен­ной левой орга­ни­за­ции — ничего не изменится.

В те годы “Коми­тет защиты поли­туз­ни­ков — бор­цов за соци­а­лизм” про­дви­гал идею созда­ния еди­ной системы помощи левым, осуж­ден­ным по поли­ти­че­ским моти­вам, кото­рая обес­пе­чи­вала бы им инфор­ма­ци­он­ную, мате­ри­аль­ную и юри­ди­че­скую под­держку. С учё­том того, что офи­ци­оз­ные пра­во­за­щит­ники свои деньги давно уже отра­бо­тали и встро­и­лись в госу­дар­ствен­ную систему, идея была не так уж плоха. Но она заглохла. 

Теперь слу­шаем вздохи о том, что у под­рыв­ника из Архан­гель­ска была бла­го­род­ная цель — при­влечь обще­ствен­ное вни­ма­ние к про­бле­мам левых полит­за­клю­чен­ных. По-​видимому, напло­див ещё несколь­ких. А раньше об этом поду­мать было нельзя? По итогу у нас защита подоб­ных людей идёт по схеме “группа в ВК и коше­лёк для пожерт­во­ва­ний”. Это ещё раз к вопросу о том, что “легаль­ность у нас исчер­пана”. Может всё-​таки поль­зо­ваться не умеем?

Мы не счи­тали менее удач­ли­вых тер­ро­ри­стов из АКМ, вроде Федо­ро­вича, и ещё пару слу­чаев, кото­рые совсем слабо под­хо­дят под поня­тие «тер­ро­ри­сти­че­ский акт», но к кото­рым эту ста­тью активно при­тя­ги­вали. А у нац­бо­лов сколько дел было! 

Вся­кий, кто пугает нас «новиз­ной» в этом деле, про­сто не знает исто­рии. А как к выше­пе­ре­чис­лен­ным людям не отно­сись — это тоже наша исто­рия. Исто­рия левых в пост­со­вет­ской Рос­сии. На этом фоне наш совре­мен­ник с бом­бой выгля­дит как дилетант. 

Волна тер­рора схлы­нула в начале 2000-​х, при­чём прак­ти­че­ски бес­следно и бес­славно, имён тер­ро­ри­стов никто уже не пом­нит. Массы не под­ня­лись на борьбу, левое дви­же­ние не вос­пряло. Они ничуть не пошат­нули систему, зато изрядно испор­тили жизнь себе и своим това­ри­щам. Тот, кто сего­дня свя­зы­вает буду­щее своих идей с подоб­ными мето­дами, обре­чён на ту же участь.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.