Условия работы

Условия работы
~ 10 мин

Современный капитализм

Совре­мен­ный капи­та­лизм, как и капи­та­лизм вре­мён бипо­ляр­ного мира — это капи­та­лизм мет­ро­по­лий, суще­ству­ю­щий за счёт экс­плу­а­та­ции Тре­тьего мира, пере­носа при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из зави­си­мых стран в импе­ри­а­ли­сти­че­ские госу­дар­ства. Тре­тий мир даёт Пер­вому дешё­вую рабо­чую силу, при­род­ные ресурсы и рынки сбыта. Роль при­дат­ков закреп­лена за ними самой струк­ту­рой миро­вой финан­сово-эко­но­ми­че­ской системы: рынки уже поде­лены, да и деньги на раз­ви­тие соб­ствен­ного про­из­вод­ства про­сто так никто не даст. Именно эта система до сих пор поз­во­ляет под­дер­жи­вать высо­кий уро­вень жизни в раз­ви­тых стра­нах и под­ку­пает тем самым их про­ле­та­риат, обес­пе­чи­вая его лояль­ность суще­ству­ю­щему строю. Можно ска­зать, что в этих стра­нах бóль­шая часть наём­ных работ­ни­ков — это рабо­чая аристократия. 

Такая прак­тика появи­лась после Вто­рой миро­вой войны, когда бур­жу­а­зии Запад­ной Европы и Север­ной Аме­рики пона­до­би­лось обез­опа­сить себя от уси­ле­ния ком­му­ни­стов в своих стра­нах. За десятки лет подоб­ной поли­тики тру­дя­щи­еся в Пер­вом мире при­выкли к «капи­та­лизму с чело­ве­че­ским лицом» и в боль­шин­стве своем твердо под­дер­жи­вали рефор­ми­стов, а не ком­му­ни­сти­че­ские пар­тии (кото­рые тоже посте­пенно спол­зали вправо), а мно­гие рабо­чие дру­гих стран стали верить, что и у них можно постро­ить то же самое. Впро­чем, с паде­нием Союза и исчез­но­ве­нием «крас­ной угрозы» в так назы­ва­е­мых госу­дар­ствах все­об­щего бла­го­ден­ствия начался посте­пен­ный отказ от социал-демо­кра­тизма, хотя он про­дол­жает гос­под­ство­вать в рабо­чем дви­же­нии. Пере­те­ка­ние сто­и­мо­сти из зави­си­мых стран никуда не делось, но делиться ей капи­та­ли­стам теперь не обязательно. 

Стоит отме­тить, что рас­тёт не только кон­цен­тра­ция капи­тала в руках немно­гих, но и гло­ба­ли­за­ция про­из­вод­ства. XX век пода­рил нам такое явле­ние, как транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции. С 70-х годов, когда вошли в повсе­днев­ную прак­тику мор­ские кон­тей­нер­ные пере­возки, про­из­вод­ства стали выно­ситься из импе­ри­а­ли­сти­че­ских цен­тров в страны Тре­тьего мира, где сто­и­мость рабо­чей силы была намного меньше; ком­па­нии при этом про­дол­жали сли­ваться друг с дру­гом. Это при­вело, с одной сто­роны, к тому, что у капи­тала воис­тину не стало наци­о­наль­но­сти — ком­па­нии вроде Renault — Nissan — Mitsubishi тому при­мер; с дру­гой сто­роны — к тому, что про­из­вод­ствен­ные цепочки мно­гих това­ров теперь раз­бро­саны по всему зем­ному шару, а не кон­цен­три­ру­ются в рам­ках какой-нибудь одной страны. 

Однако XXI век вновь воз­вра­щает нас к мно­го­по­ляр­ному миру. Абсо­лют­ное гос­под­ство Аме­рики уже ста­но­вится зыб­ким и неустой­чи­вым, в первую оче­редь в связи с уси­ле­нием Китая. Мир вновь пре­вра­ща­ется в поле войны всех про­тив всех, госу­дар­ства миро­вой зна­чи­мо­сти снова пыта­ются стро­ить на своей тер­ри­то­рии про­из­вод­ствен­ные цепочки пол­ного цикла, обра­зу­ются неглас­ные поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские блоки, веду­щие страны вновь зани­ма­ются пере­де­лом мира, исполь­зуя для этого как эко­но­ми­че­ские методы, так и пря­мые воен­ные вторжения. 

Что каса­ется войн, до сих пор речь шла о кон­флик­тах между импе­ри­а­ли­стами в зави­си­мых стра­нах, о вой­нах, веду­щихся руками мест­ных мари­о­не­ток раз­лич­ных импе­ри­а­ли­сти­че­ских груп­пи­ро­вок, а не о пря­мых столк­но­ве­ниях импе­ри­а­ли­сти­че­ских госу­дарств. Однако мы не знаем, что будет зав­тра. Ядер­ный пари­тет, конечно, хоро­ший сдер­жи­ва­ю­щий фак­тор для Тре­тьей миро­вой… Но доста­точно ли хоро­ший? Время покажет.

Разделение труда

Разу­ме­ется, про­ле­та­риям импе­ри­а­ли­сти­че­ских цен­тров, глав­ными из кото­рых сей­час явля­ются Евро­пей­ский Союз и США, не нужно, чтобы име­ю­ще­еся поло­же­ние дел ради­кально меня­лось. До пол­ного демон­тажа «госу­дар­ства все­об­щего бла­го­ден­ствия» там пока далеко, и они заин­те­ре­со­ваны разве что в том, чтобы полу­чить больше благ в рам­ках суще­ству­ю­щей системы. Соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции там сей­час точно не будет. При этом ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние этих стран спо­собно вно­сить серьёз­ный вклад в обнов­ле­ние тео­ре­ти­че­ской базы марк­сизма. Ком­му­ни­сты в этих стра­нах не испы­ты­вают нужды, их не пре­сле­дуют воору­жён­ные бое­вики, к их услу­гам обшир­ные биб­лио­теки и луч­шее уни­вер­си­тет­ское обра­зо­ва­ние — а ком­му­ни­стами здесь чаще всего ста­но­вятся интел­ли­генты. Боль­шин­ство зна­чи­мых тео­ре­ти­ков марк­сизма, от Карла Маркса до Фреда Моусли, жили в раз­ви­тых странах. 

Зави­си­мые страны, на пер­вый взгляд, — совсем дру­гое дело. Здесь есть потен­ци­аль­ная мас­со­вая база рево­лю­ции — нищий про­ле­та­риат, доля кото­рого в этих стра­нах к тому же посто­янно рас­тёт за счёт быв­шего кре­стьян­ства. Но, как ни жаль, этого мало: эти люди, в основ­ном мало­об­ра­зо­ван­ные, куда лучше вос­при­ни­мают идеи наци­о­на­ли­стов и кле­ри­ка­лов, и пере­тя­нуть их на свою сто­рону непро­сто. Со стро­и­тель­ством ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий в Тре­тьем мире тоже все­гда было трудно из-за недо­статка гра­мот­ных кад­ров. Вдо­ба­вок страны Тре­тьего мира в слу­чае рево­лю­ции легко могут ока­заться в эко­но­ми­че­ской изо­ля­ции, либо их могут ата­ко­вать. Боль­шин­ство из них не спо­собны пол­но­стью обес­пе­чи­вать себя всем необ­хо­ди­мым, и это зна­чит, что в оди­ночку такой соци­а­лизм ничего не смо­жет. При­меры оскол­ков соц­б­лока, Кубы и КНДР, пока­зы­вают, что такие страны спо­собны лишь выжи­вать, но не каче­ственно раз­ви­ваться в ком­му­ни­сти­че­скую формацию. 

Лишь там, где есть всё необ­хо­ди­мое для авто­ном­ного суще­ство­ва­ния, можно постро­ить соци­а­лизм в отдельно взя­той стране, не завя­зан­ный жёстко на внеш­нюю тор­говлю. Речь о стра­нах, кото­рые зани­мают на миро­вой арене про­ме­жу­точ­ное поло­же­ние, не отно­сясь ни к наи­бо­лее мощ­ным импе­ри­а­ли­сти­че­ским цен­трам, ни к зави­си­мому Тре­тьему миру. Именно здесь стоит ожи­дать новый Октябрь в первую оче­редь. К дан­ной кате­го­рии отно­сятся, к при­меру, Бра­зи­лия, Иран, Индия… Рос­сия — тоже.

Про­ле­тар­ская рево­лю­ция ХХI века из-за гло­ба­ли­за­ции ско­рее всего будет идти по цепочке: раз­рывы про­из­вод­ствен­ных и финан­со­вых свя­зей будут вызы­вать меж­ду­на­род­ные потря­се­ния. Поэтому ком­му­ни­сты всего мира должны дей­ство­вать сообща. В бла­го­по­луч­ных стра­нах они должны зани­маться ана­ли­зом совре­мен­ного капи­та­лизма и раз­ви­тием фун­да­мен­таль­ной марк­сист­ской тео­рии, так как у них есть бла­го­при­ят­ная среда для тео­ре­ти­че­ской работы и нет пер­спек­тив уча­стия в рево­лю­ции у себя дома. Их нара­ботки должны исполь­зо­ваться в более пер­спек­тив­ных стра­нах, кото­рые ста­нут плац­дар­мами для буду­щей миро­вой революции. 

Нара­щи­ва­ние силы буду­щего соц­б­лока за счёт отста­лых стран Тре­тьего мира не под­ра­зу­ме­вает, что те сразу ста­нут соци­а­ли­сти­че­скими в стро­гом смысле слова. Если они не будут отда­вать свои ресурсы, рабо­чую силу и рынки сбыта стра­нам импе­ри­а­ли­сти­че­ского цен­тра, а будут помо­гать стра­нам соци­а­лизма — это уже будет немало. Только лишив импе­ри­а­лизм под­питки ресур­сами из зави­си­мых стран, ком­му­ни­сты смо­гут создать в нём рево­лю­ци­он­ную ситуацию. 

Россия

В эко­но­ми­че­ском смысле Рос­сия отно­сится к импе­ри­а­ли­сти­че­ским госу­дар­ствам вто­рого эше­лона.

В миро­вой системе раз­де­ле­ния труда Рос­сии отве­дена роль экс­пор­тёра ресур­сов, а её про­дук­ция обра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти часто не спо­собна кон­ку­ри­ро­вать с запад­ными ана­ло­гами на меж­ду­на­род­ном рынке. Страна сильно зави­сит от импорта слож­ного обо­ру­до­ва­ния и неко­то­рых пред­ме­тов потреб­ле­ния, к при­меру, элек­тро­ники, что огра­ни­чи­вает её дей­ствия в отно­ше­нии «хозяев мира». Однако Рос­сия при этом — импе­ри­а­ли­сти­че­ское госу­дар­ство, её бур­жу­а­зия вполне успешно выка­чи­вает при­ба­воч­ную сто­и­мость из ряда госу­дарств СНГ и таких стран миро­вой пери­фе­рии, как Гви­нея и ЦАР, а также активно отста­и­вает свои инте­ресы на чужой тер­ри­то­рии силой: чего стоит мно­го­лет­няя «война за трубу» в Сирии или воору­жен­ный кон­фликт на востоке Украины.

Эко­но­ми­че­ское поло­же­ние насе­ле­ния РФ начи­ная с кри­зиса 2008 года посте­пенно ухуд­ша­ется. Сво­его рода рубе­жом для рос­сий­ского народа стало повы­ше­ние пен­си­он­ного воз­раста в 2018 г., во мно­гом выбив­шее почву из-под мас­со­вой «веры в ста­биль­ность». Однако проф­со­юз­ное дви­же­ние до сих пор нахо­дится в зача­точ­ном состо­я­нии. Про­ле­та­рии настро­ены ско­рее под­стра­и­ваться под систему, а не бороться с ней: брать кре­диты, пере­ра­ба­ты­вать и тер­петь наступ­ле­ние на свои права. Одна из при­чин этого — то, что тра­ди­ция рабо­чей борьбы в Рос­сии пре­рва­лась за нена­доб­но­стью вме­сте с уста­нов­ле­нием совет­ской вла­сти в 1917 году. 

Между тем, поло­же­ние дел, даже несмотря на послед­ствия кри­зиса и пан­де­мии COVID-19, не явля­ется кри­ти­че­ским. В стране нет поваль­ной нищеты, на необ­хо­ди­мое людям пока хва­тает. Поэтому для име­ю­щихся зачат­ков рабо­чего дви­же­ния харак­терны либо апо­ли­тич­ность, либо — в слу­чае проф­со­ю­зов имени Наваль­ного — при­ми­тив­ное либе­раль­ное миро­воз­зре­ние. Ведь «родина нашего страха» — девя­но­стые, и пока люди пом­нят их и видят, что всё не настолько плохо, ради­ка­лизма от них ждать не приходится.

Что до ком­му­ни­сти­че­ских идей, то вос­при­им­чи­вость масс к ним неве­лика. И дело не только в очер­не­нии ком­му­ни­стов и СССР в СМИ и куль­туре, но и в том, что люди не вос­при­ни­мают эти идеи все­рьёз. В созна­нии рос­сий­ского обы­ва­теля марк­сизм — это бес­смыс­лен­ные ман­тры из бреж­нев­ских учеб­ни­ков, кото­рые зазуб­ри­вали и повто­ряли, только потому что «так было надо». О том, что он заслу­жи­вает вни­ма­ния, люди про­сто не заду­мы­ва­ются. Такое мне­ние гос­под­ствует в том числе среди моло­дёжи — вслед за роди­тель­ским. Любая ком­му­ни­сти­че­ская рито­рика вос­при­ни­ма­ется, как ретро, как исто­ри­че­ская рекон­струк­ция. Всё это под­креп­ля­ется заблуж­де­ни­ями о «без­аль­тер­на­тив­но­сти» капи­та­лизма, о его есте­ствен­но­сти с точки зре­ния чело­ве­че­ской при­роды, об уто­пич­но­сти любых попы­ток стро­и­тель­ства пост­ка­пи­та­ли­сти­че­ского обще­ства. Этому спо­соб­ствует и пла­чев­ное состо­я­ние орга­ни­за­ций, назы­ва­ю­щих себя ком­му­ни­сти­че­скими, дея­тель­ность кото­рых зача­стую лишь оттал­ки­вает дума­ю­щих людей от марксизма. 

Кроме того, поли­ти­че­ская прак­тика в Рос­сии затруд­нена в силу доста­точно жёст­кого подав­ле­ния любой реаль­ной оппо­зи­ции и зако­но­да­тель­ных огра­ни­че­ний на про­ве­де­ние мас­со­вых меро­при­я­тий. Гайки посте­пенно закру­чи­ва­ются, хотя о фашизме гово­рить ещё рано. Дру­гое дело, что в нашей стране этой прак­ти­кой зани­маться осо­бенно и некому.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.