Критика теории государственного капитализма

Критика теории государственного капитализма
~ 46 мин

Среди запад­ной «левой» интел­ли­ген­ции в период ста­нов­ле­ния совет­ской вла­сти были рас­про­стра­нены дис­кус­сии о том, что же это всё-таки за обще­ствен­ный строй? Кто-то гово­рил, что это «ази­ат­ский спо­соб про­из­вод­ства», кто-то пола­гал, что это самый обык­но­вен­ный капи­та­лизм, ино­гда даже «сверх­ка­пи­та­лизм», а кто-то ука­зы­вал, что это воз­рож­де­ние фео­да­лизма, вспо­ми­ная слова Баку­нина о том, что с сохра­не­нием госу­дар­ства невоз­можно сохра­нить «сво­боду и справедливость».

Важно, что мно­гие такие кри­тики в годы войны под­дер­жали своё пра­ви­тель­ство, что и стало при­чи­ной рас­пада II Интер­на­ци­о­нала. Пока новое про­ле­тар­ское госу­дар­ство было в ста­дии ста­нов­ле­ния, все эти «соци­а­ли­сты» только и гово­рили о жесто­ко­сти, о «воз­рож­де­нии вар­вар­ства» и проч. Ленин в ста­тье «Как бур­жу­а­зия исполь­зует рене­га­тов» ука­зы­вал, что бур­жу­аз­ные СМИ регу­лярно опо­ве­щали насе­ле­ние о похо­дах Каут­ского на совет­скую власть.

Рефор­ми­сты, кото­рые в годы зати­шья могли фор­мально высту­пать за рево­лю­цию, в период реаль­ных вол­не­ний тут же ста­но­ви­лись сто­рон­ни­ками пра­ви­тель­ства. Наи­бо­лее харак­тер­ный при­мер — пере­рож­де­ние «легаль­ных марк­си­стов», кото­рые отка­за­лись от идей Маркса и стали рас­про­стра­нять рели­ги­оз­ную фило­со­фию, а в поли­тике при­дер­жи­ва­лись пра­вых (ино­гда и уль­тра­пра­вых) взглядов.

Дело в том, что любые рефор­ми­сты явля­ются по сути поли­ти­че­скими про­во­ка­то­рами в рабо­чей среде, их цель — слу­жить бур­жу­а­зии верой и прав­дой; они выпол­няют точно такую же работу, что и соци­аль­ные инсти­туты, защи­ща­ю­щие нынеш­ний строй.

И, есте­ственно, форм у оппор­ту­низма очень много. Глав­ная задача: дока­зать рабо­чему дви­же­нию, что Совет­ская Рос­сия не имеет ничего общего с дик­та­ту­рой про­ле­та­ри­ата. Нужно дока­зать, что на самом деле там обще­ство все­об­щей нена­ви­сти, где уби­вают за чте­ние сти­хов, про­дают в мага­зи­нах чело­ве­че­ское мясо и прак­ти­куют мно­го­жён­ство (бело­эми­гранты в период граж­дан­ской войны нередко об этом «сви­де­тель­ство­вали»).

Дис­кус­сии о при­роде СССР не пре­кра­ща­ются и до сих пор. Клас­со­вые враги, исполь­зуя СМИ, гово­рят о том, что соци­а­лизм сам по себе ужа­сен, а капи­та­лизм — нечто есте­ствен­ное, богом дан­ное, высту­пать про­тив рыноч­ной эко­но­мики — это как высту­пать про­тив эволюции.

Но такие явные бур­жу­аз­ные лакеи не пред­став­ляют осо­бого инте­реса, поскольку их аргу­менты, в основ­ном, про­сто апел­ли­руют к эмо­циям. Да и всё-таки бить соци­а­лизм любыми мето­дами соот­вет­ствует их мате­ри­аль­ным интересам.

Дру­гой раз­го­вор — дис­кус­сия о при­роде СССР в соци­а­ли­сти­че­ской среде. Довольно часто такие дис­кус­сии сви­де­тель­ствуют о том, что лица, отно­ся­щие себя к марк­си­стам, плохо зна­комы с марк­сиз­мом; они про­сто игно­ри­руют тео­рию пере­ход­ного пери­ода и в целом полит­эко­но­мию, то есть основ­ные при­знаки фор­ма­ций и их вза­и­мо­связь в период соци­аль­ной рево­лю­ции, кото­рая как раз про­изо­шла в 1917 году в России.

В дан­ном слу­чае хоте­лось бы рас­смот­реть тео­рию госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма, кото­рая явля­ется доста­точно попу­ляр­ной в запад­ной левац­кой среде. Её суть заклю­ча­ется в том, что в СССР был уста­нов­лен госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм. В Рос­сии, в основ­ном, она рас­про­стра­нена среди рефор­ми­стов (социал-демо­кра­тов), анар­хи­стов, так назы­ва­е­мых левых ком­му­ни­стов и, конечно, среди сто­рон­ни­ков Тони Клиффа.

Советология

Кри­тики СССР редко рас­смат­ри­вают вопрос с марк­сист­ских пози­ций, то есть не гово­рят о том, в чём суть госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма и даже самого капи­та­лизма. Есть неко­то­рые фор­маль­ные при­знаки, при помощи кото­рых в прин­ципе можно дока­зать, что в СССР был любой обще­ствен­ный строй. Исполь­зу­ются уловки, в част­но­сти, реду­ци­ро­ва­ние и сверхобобщение.

Глав­ное дока­за­тель­ство в таком «ана­лизе» — ана­ло­гии. То есть если кри­тики нахо­дят некие общие черты СССР и капи­та­ли­сти­че­ских стран — зна­чит, это госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм. Хотя на самом деле неко­то­рые муд­рецы нахо­дили и такие при­знаки, кото­рые поз­во­ляли сде­лать вывод: в СССР даже не госу­дар­ствен­ный, а чистый капи­та­лизм. Члены пар­тии — бур­жу­а­зия. Как вари­ант, это новый вид бур­жу­а­зии, куда более совер­шен­ный. Мол, это вообще буду­щее, акту­аль­ное для всех стран. Анти­уто­пия «1984» — иллюстрация.

Не нужно думать, что это всего лишь фан­та­зия кон­крет­ного писа­теля. На самом деле во вре­мена холод­ной войны насе­ле­ние запад­ных стран запу­ги­вали именно в таком духе. Так что в период про­ти­во­сто­я­ния подоб­ные аргу­менты не счи­та­лись лож­ными, наобо­рот, их рас­смат­ри­вали все­рьёз, эти доводы обсуж­да­лись в среде сове­то­ло­гов, а бур­жу­аз­ные фонды давали слово про­тив­ни­кам СССР, кото­рые раз­де­ляли «соци­а­ли­сти­че­ские» взгляды. Именно тогда появ­ля­лись лже­на­уч­ные кон­цеп­ции вроде тео­рии тота­ли­та­ризма1 .

Мне­ние людей, сто­рон­ни­ков науч­ных взгля­дов, оста­ва­лось неиз­вест­ным. Потому что в луч­шем слу­чае такое печа­тали в мало­ти­раж­ных изда­ниях, и ясно, что бур­жу­аз­ные СМИ особо об этом никого не опо­ве­щали. Задача была про­ста: сохра­нить капи­та­ли­сти­че­ский строй.

А про­тив­ники СССР среди «левых» выпол­няли свою задачу. Они, утвер­ждая, что соци­аль­ная рево­лю­ция неми­ну­емо при­ве­дёт к «ужасу», «тер­рору» и «тота­ли­та­ризму» в конеч­ном итоге заня­лись реви­зией марк­сизма и полу­чили от бур­жу­а­зии карт-бланш в СМИ и даже в образовании.

Нельзя в то же время иде­а­ли­зи­ро­вать СССР. Конечно, про­блемы были, но для их раз­бора нужен науч­ный под­ход. А в дан­ном слу­чае всё-таки речь идет о людях, рабо­та­ю­щих в инте­ре­сах бур­жу­а­зии, кото­рые кровно заин­те­ре­со­ваны в сохра­не­нии дан­ного спо­соба про­из­вод­ства. Навряд ли в таком слу­чае воз­можно объ­ек­тив­ное рас­смот­ре­ние про­блемы. Тем более, что сего­дня есть факты, сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что в плане работы с источ­ни­ками сове­то­логи, увы, часто исполь­зо­вали откро­вен­ные фаль­шивки, в том числе, рос­сказни Сол­же­ни­цына счи­та­лись прямо-таки авто­ри­тет­ным источ­ни­ком. Поэтому для мно­гих было не так важно понять, какова реаль­ная при­рода СССР, а задача была кон­крет­ная — борьба с совет­ским режимом.

Что такое государственный капитализм?

Суть госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма заклю­ча­ется в том, что основ­ные игроки рынка, то есть моно­по­лии, сра­щи­ва­ются с госу­дар­ствен­ным аппа­ра­том для того, чтобы извле­кать ещё боль­шую при­быль. Есте­ственно, в какой-то мере эле­менты госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма есть все­гда, дру­гое дело — насколько это выражено.

В совре­мен­ных стра­нах, наи­бо­лее раз­ви­тых, эле­менты госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма налицо. Исполь­зуя меж­ду­на­род­ные финан­со­вые орга­ни­за­ции, именно госу­дар­ства, основ­ные члены ЕС, США, Япо­ния и неко­то­рые дру­гие, уни­что­жают целые отрасли в «отста­лых» стра­нах, дабы рас­ши­рить своё влияние.

При госу­дар­ствен­ном капи­та­лизме сохра­ня­ется клас­со­вое раз­де­ле­ние, част­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства. Более того, госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм куда более «ста­би­лен», чем капи­та­лизм, в ситу­а­ции, когда «рынок всё решает». Часто госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм может сви­де­тель­ство­вать о вре­мен­ной ста­би­ли­за­ции режима, зача­стую за счёт угне­те­ния нераз­ви­тых стран, тем самым отча­сти сгла­жи­вая про­ти­во­ре­чия в соб­ствен­ной стране.

Левац­кие интел­лек­ту­алы пола­гают, что это прин­ци­пи­ально меняет рас­смот­ре­ние капи­та­ли­сти­че­ской системы, что теперь уже мно­гие поло­же­ния полит­эко­но­мии, харак­тер­ные для XIX века, про­сто неак­ту­альны. Хотя на деле можно наблю­дать те же самые захваты рын­ков, пере­нос про­из­вод­ства и нерав­ный обмен.

В такой ситу­а­ции лева­кам жить ком­фортно, и они про­сто не заме­чают того, за счёт чего воз­можна такая жизнь. Их «левые» взгляды всё дальше от марк­сизма, они теперь про­сто высту­пают как защит­ники раз­ного рода «иден­тич­но­стей», то есть малых групп, кото­рые высту­пают, напри­мер, за права пол­ных людей, геев, пред­ста­ви­те­лей мало­чис­лен­ных суб­куль­тур и т. д. Угне­те­ние раз­ви­ва­ю­щихся стран соот­вет­ствует их мате­ри­аль­ным инте­ре­сам, хотя никто среди «левых» прямо это и не озву­чи­вает. При­зы­вать к рево­лю­ции в стра­нах золо­того мил­ли­арда так же разумно, как при­зы­вать к рево­лю­ции бур­жуев, напо­ми­ная им о том, что экс­плу­а­та­ция не соот­вет­ствует нор­мам морали.

Самое глав­ное, что при госу­дар­ствен­ном капи­та­лизме непре­менно дол­жен сохра­няться капи­та­ли­сти­че­ский харак­тер про­из­вод­ства, то есть оно должно быть направ­лено на извле­че­ние мак­си­маль­ной при­были, все основ­ные про­ти­во­ре­чия спо­соба про­из­вод­ства будут сохра­нены, порож­дая кри­зисы и воен­ные катастрофы.

Во вре­мена Маркса и Энгельса нахо­ди­лись люди, кото­рые видели в госу­дар­ствен­ном капи­та­лизме некий идеал. Клас­сики отве­чали на это таким образом:

«Это чисто корыст­ная, ман­че­стер­ски-бур­жу­аз­ная фаль­си­фи­ка­ция назы­вать „соци­а­лиз­мом“ вся­кое вме­ша­тель­ство госу­дар­ства в сво­бод­ную кон­ку­рен­цию — покро­ви­тель­ствен­ные пошлины, гиль­дии, табач­ную моно­по­лию, ого­су­дар­ствле­ние отдель­ных отрас­лей про­мыш­лен­но­сти, Seehandlung, коро­лев­ский фар­фо­ро­вый завод. Мы должны под­вер­гать это кри­тике, а не при­ни­мать на веру»2 .

Навряд ли можно ска­зать, что улуч­ше­ния соци­аль­ной жизни — плохо, однако эти незна­чи­тель­ные улуч­ше­ния не отме­няют капи­та­ли­сти­че­ское обще­ство. Объ­ек­тивно подоб­ные реформы и укреп­ле­ние госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма могут быть свя­заны с зада­чей ста­би­ли­зи­ро­вать капи­та­лизм. Это могут быть вре­мен­ные меры, как, напри­мер, в период, пока было акту­ально про­ти­во­сто­я­ние запада и СССР, в ту пору дей­стви­тельно мно­гие госу­дар­ства можно было счи­тать «соци­аль­ными», но под­чёрк­нуто с сохра­не­нием капи­та­лизма как без­аль­тер­на­тив­ного спо­соба производства.

Возь­мём сло­вар­ное опре­де­ле­ние госу­дар­ствен­ного капитализма:

«В совре­мен­ных капи­та­ли­сти­че­ских странах—система регу­ли­ро­ва­ния народ­ного хозяй­ства со сто­роны госу­дар­ствен­ной вла­сти, воз­глав­ля­е­мой пред­ста­ви­те­лями круп­ного финан­со­вого капи­тала. Это регу­ли­ро­ва­ние хозяй­ствен­ной жизни со сто­роны госу­дар­ства осо­бенно уси­ли­лось во время импе­ри­а­ли­сти­че­ской войны, когда госу­дар­ствен­ной вла­стью были взяты под кон­троль потреб­ле­ние, цены, сбыт, а отча­сти и само про­из­вод­ство. По такому пути пошла сна­чала Гер­ма­ния, а за ней и дру­гие страны»3 .

«Госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм — хозяй­ство, веду­ще­еся госу­дар­ством либо сов­местно с част­ным капи­та­лом, либо для него, но на прин­ци­пах капи­та­ли­сти­че­ского предпринимательства».

И к этому можно доба­вить, что чем успеш­нее страна вое­вала за коло­нии, тем эффек­тив­нее могла ста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию у себя. Хотя такая задача не все­гда и сто­яла. Где было воз­можно, там про­сто подав­ляли вос­ста­ния, а вот где надо было дей­ство­вать помягче, то уж при­хо­ди­лось тра­тить ресурсы на соци­аль­ную сферу. И этот ком­про­мисс, как можно понять, слиш­ком далеко всё же не зай­дёт и явля­ется вре­мен­ной мерой.

Итого мы имеем: при госу­дар­ствен­ном капи­та­лизме клас­со­вое обще­ство, где гос­под­ствует бур­жу­а­зия, дей­ствуют рыноч­ные законы (есть биржа и др. финан­со­вые учре­жде­ния) и есть част­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства. В дей­стви­тель­но­сти мно­гие «левые» счи­тают, что всё это было в СССР, и далее стоит рас­смот­реть доказательства.

«Левые» критики СССР

Сразу же надо отме­тить, что мно­гие люди исполь­зуют при­ми­тив­ные парал­лели вроде того, что раз при капи­та­лизме есть нечто, кото­рое есть в СССР (напри­мер, зар­плата), то это озна­чает только то, что в СССР капи­та­лизм. Заме­чая неко­то­рые сход­ства, они игно­ри­руют прин­ци­пи­аль­ные раз­ли­чия в спо­собе про­из­вод­ства, то есть игно­ри­руют соци­аль­ную основу кон­крет­ной фор­ма­ции. Таким мето­дом дей­стви­тельно можно «дока­зать», что в СССР был фео­да­лизм или даже рабо­вла­дель­че­ское обще­ство, что сви­де­тель­ствует только о том, что чело­век не готов иссле­до­вать про­блему и, в общем-то, про­сто таким обра­зом демон­стри­рует лич­ную непри­язнь к СССР.

Этим, есте­ственно, всё не огра­ни­чи­ва­ется. Дис­кус­сии о при­роде Совет­ской Рос­сии (СССР) нача­лись сразу же после рево­лю­ции. Неко­то­рые инди­виды, о кото­рых Ленин писал в книге «Дет­ская болезнь „левизны“ в ком­му­низме», довольно быстро заго­во­рили о «дик­та­туре пар­тии над про­ле­та­ри­а­том». Они, есте­ственно, обви­няли СССР в том, что ком­му­низм не уста­но­вился в одно­ча­сье; в том, что совет­ское руко­вод­ство не реа­ли­зует сомни­тель­ные идеи вроде лик­ви­да­ции тюрем, армии.

Одним из пер­вых, кто при­вёл парал­лели между капи­та­лиз­мом и рабо­чим госу­дар­ством, был Антон Пан­не­кук. Он заявил, что в дей­стви­тель­но­сти СССР не явля­ется рабо­чим госу­дар­ством постольку, поскольку управ­ляет всем не рабо­чий класс, а пар­тия. Такая ребя­че­ская пози­ция вызвана тем про­стым фак­том, что Пан­не­кук игно­ри­рует тот момент, что всё-таки управ­ляет госу­дар­ством класс, а не поли­ти­че­ская пар­тия, кото­рая выра­жает инте­ресы того или иного класса. В инте­ре­сах какого класса высту­пала пар­тия боль­ше­ви­ков? Если верить сто­рон­ни­кам госкапа, то боль­ше­вики, уни­что­жая рыноч­ные отно­ше­ния, част­ную соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства, вклю­чая неры­ноч­ные меха­низмы и орга­ни­зо­вы­вая совет­ское хозяй­ство, на самом деле высту­пали в инте­ре­сах капи­та­лизма, уни­что­жая попутно его соци­аль­ные основы.

Такие про­ти­во­ре­чия не кажутся стран­ными лицам вроде Пан­не­кука, потому что в их иде­аль­ной кар­тине обще­ством должны управ­лять вообще все, иметь рав­ные права и воз­мож­но­сти. И если есть группа ком­пе­тент­ных работ­ни­ков, кото­рые дей­стви­тельно могут управ­лять, то это озна­чает только то, что эти лица явля­ются экс­плу­а­та­тор­ским клас­сом. Такая вот логика у «левых коммунистов».

В иде­але рабо­чий класс дол­жен сразу взять власть и всё устро­ить так, как поже­лает. Что из этого вый­дет, сложно пред­ста­вить. По всей види­мо­сти, за основу леваки берут некие децен­тра­ли­зо­ван­ные общины анар­хи­стов или нечто вроде этого. При этом игно­ри­ру­ется враж­деб­ное окру­же­ние, кото­рое, оче­видно, навряд ли обра­ду­ется таким пере­ме­нам; а также про­гресс про­из­вод­ства, кото­рый невоз­мо­жен в подоб­ных усло­виях, так как если созда­вать децен­тра­ли­зо­ван­ную модель по всем «нор­мам» уто­пи­стов, то это будет воз­врат к нату­раль­ному хозяй­ству и пер­во­быт­ному обмену.

Прак­тика подоб­ных дви­же­ний — эко­но­мизм и хво­стизм. Уль­тра­ле­вые фра­зёры высту­пали про­тив СССР, участ­во­вали в любых рабо­чих про­те­стах и не выдви­гали ника­ких осо­бых тре­бо­ва­ний. Резуль­таты их дея­тель­но­сти налицо. А смысл их суще­ство­ва­ния вообще не ясен, потому что они счи­тают, что рабо­чий класс дол­жен сам себя осво­бо­дить, не нужно при­но­сить науч­ный соци­а­лизм в про­ле­тар­скую среду, поскольку он там якобы «в силу есте­ствен­ных при­чин» и так при­сут­ствует. Есть «есте­ствен­ная лич­ность», кото­рая в силу опять же есте­ствен­ных при­чин сама всё осо­знает и сама же орга­ни­зует так, как нужно, и сде­лает это правильно.

Для чего, в таком слу­чае, нужен марк­сизм? Да ни для чего. Тем более, что теперь в каче­стве стра­шилки эти люди будут исполь­зо­вать мифы о рево­лю­ции и ста­лин­ских репрес­сиях; что если пар­тия будет руко­во­дить рево­лю­ци­он­ным про­цес­сом, то опять всё меха­ни­че­ски повто­рится. Поэтому пар­тия, как выра­зи­тель клас­со­вых инте­ре­сов, где состоят наи­бо­лее ком­пе­тент­ные и авто­ри­тет­ные люди, после рево­лю­ции вообще не нужна. Это так назы­ва­е­мая маха­ев­щина, только почему-то все эти лица про­дол­жают себя ассо­ци­и­ро­вать с марк­сиз­мом, а не с анархизмом.

Несмотря на то, что такие люди чаще всего заяв­ляют, что именно они «истин­ные марк­си­сты», на деле всё обстоит не так. Маркс по поводу тео­рии и глу­пой прак­тики левых фразёров:

«…с 1852 г. я не свя­зан ни с каким объ­еди­не­нием и что я глу­боко убеж­дён в том, что мои тео­ре­ти­че­ские работы при­но­сят больше пользы рабо­чему классу, чем уча­стие в объ­еди­не­ниях, время для кото­рых на кон­ти­ненте мино­вало. После этого в лон­дон­ской газете „Neue Zeit“ г-на Шер­цера не раз поме­ща­лись рез­кие нападки на меня за эту „без­де­я­тель­ность“; хотя моё имя и не упо­ми­на­лось, но было совер­шенно ясно, о ком идёт речь. Когда Леви при­е­хал (в пер­вый раз) из Дюс­сель­дорфа — он и тебя тогда часто посе­щал, — он взду­мал даже соблаз­нять меня обе­ща­нием под­нять вос­ста­ние фаб­рич­ных рабо­чих в Изер­лоне, Золин­гене и т. д. Я резко выска­зался про­тив такого бес­по­лез­ного и опас­ного безум­ства»4 .

Без раз­ви­тия тео­рии о марк­сизме гово­рить не стоит. Аван­тюры уль­тра­ле­вых нико­гда ещё не при­во­дили ко сколько-нибудь поло­жи­тель­ным резуль­та­там, о кото­рых можно гово­рить как о при­мере удач­ной борьбы с капи­та­лиз­мом. Наобо­рот, левые «отри­ца­тели» госу­дар­ства и про­чие бол­туны, кото­рые напа­дали на СССР, часто счи­та­лись попу­ляр­ными интел­ли­ген­тами в капи­та­ли­сти­че­ских странах.

Есть ещё «марк­си­сты-ленинцы», кото­рые утвер­ждают, что Ленин сам при­зна­вал, что в СССР госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм (началь­ный период НЭПа), а поэтому в СССР только и был капи­та­лизм. В каче­стве под­твер­жде­ния чаще всего исполь­зу­ется выска­зы­ва­ние Ленина — «Мы отсту­пили к госу­дар­ствен­ному капи­та­лизму»5 .

Однако дан­ное выска­зы­ва­ние исполь­зу­ется не пол­но­стью. А вот тут и смысл несколько другой:

«Мы отсту­пили к госу­дар­ствен­ному капи­та­лизму. Но мы отсту­пили в меру. Мы отсту­паем теперь к госу­дар­ствен­ному регу­ли­ро­ва­нию тор­говли. Но мы отсту­паем в меру. Есть уже при­знаки, что вид­не­ется конец этого отступ­ле­ния, вид­не­ется не в слиш­ком отда­лён­ном буду­щем воз­мож­ность при­оста­но­вить это отступлении».

Как видно, это про­сто фаль­си­фи­ка­ция, рас­счи­тан­ная на людей, кото­рые не будут про­ве­рять. И Ленин прямо утвер­ждает, что отступ­ле­ние навряд ли будет дол­гим, оно необ­хо­димо в период вос­ста­нов­ле­ния после граж­дан­ской войны.

Основ­ные госу­дар­ствен­ные дея­тели того пери­ода также под­твер­ждали, что госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм имеет место. Однако надо пом­нить, что в период НЭПа была бур­жу­а­зия, были ино­стран­ные кон­цес­сии, сов­мест­ные пред­при­я­тия и коопе­ра­тивы. В общем, был част­ный капи­тал. Подоб­ные эле­менты дей­стви­тельно играли суще­ствен­ную роль в эко­но­мике страны, и для пар­тии НЭП — вынуж­ден­ное реше­ние, поскольку меж­ду­на­род­ной рево­лю­ции не было, а страна отста­лая. Не говоря уже о враж­деб­ном окру­же­нии (интер­вен­ции), граж­дан­ской войне и о том факте, что про­тив­ни­ков совет­ской вла­сти было ещё очень много.

Попытка ста­би­ли­зи­ро­вать эко­но­мику таким обра­зом в конеч­ном итоге ни к чему не при­вела. Стране нужна была инду­стри­а­ли­за­ция, а НЭП, осо­бенно в послед­ние годы, лишь уси­ли­вал вли­я­ние бур­жу­а­зии и кула­ков, кото­рые спе­ку­ли­ро­вали на хлеб­ных ценах, пыта­ясь под­чи­нить госу­дар­ство, то есть заста­вить госу­дар­ство высту­пать в их инте­ре­сах, а не в инте­ре­сах рабо­чего класса.

В резуль­тате при­шлось силой изы­мать про­дукт, лик­ви­ди­ро­вать кула­ков и бур­жу­а­зию как класс, уни­что­жать все формы част­ного капи­тала. И этот момент, как будто «незна­чи­тель­ный», обхо­дят сто­ро­ной. Свя­зано это с тем, что СССР рас­смат­ри­ва­ется при­ми­тивно, нет раз­де­ле­ния на исто­ри­че­ские отрезки. А ведь есть боль­шая раз­ница между тем же НЭПом и пери­о­дом рас­ку­ла­чи­ва­ния, кол­лек­ти­ви­за­ции и инду­стри­а­ли­за­ции. Ссылки на Ленина в началь­ный период НЭПа в дан­ном слу­чае навряд ли пред­став­ляют хоть какую-то акту­аль­ность. После лик­ви­да­ции НЭПа про­сто не оста­ва­лось капи­та­ли­сти­че­ских хозяй­ствен­ных форм.

Так что лица, утвер­жда­ю­щие, что в период НЭПа был госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, отча­сти правы, хотя там был и не только госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, но уже и прин­ци­пи­ально анти­ка­пи­та­ли­сти­че­ские эле­менты, поскольку вме­сте с капи­та­ли­сти­че­ским хозяй­ством было и совет­ское. То же можно ска­зать и о пере­стройке, когда совет­ское хозяй­ство лик­ви­ди­ро­ва­лось. Но разве можно гово­рить о госу­дар­ствен­ном капи­та­лизме в осталь­ное время суще­ство­ва­ния СССР? Кри­тики игно­ри­руют период пол­ной наци­о­на­ли­за­ции про­мыш­лен­но­сти и отказа от сов­мест­ных пред­при­я­тий, то есть как раз эле­мен­тов госу­дар­ствен­ного капитализма.

Не менее инте­ресны аргу­менты вроде того, что соци­а­лизм — новая обще­ствен­ная фор­ма­ция, где отсут­ствует госу­дар­ство. А раз в СССР есть госу­дар­ство, то зна­чит и нет нового обще­ства. Кри­тики, таким обра­зом, при­хо­дят к выводу, что в СССР был капи­та­лизм. Это свя­зано с тем, что они, во-пер­вых, не знают, что такое капи­та­лизм, во-вто­рых, не изу­чили марк­сист­скую тео­рию о пере­ход­ном периоде.

Переходный период

Клас­сики науч­ного ком­му­низма нико­гда не утвер­ждали, что с уста­нов­ле­нием дик­та­туры про­ле­та­ри­ата в тот же миг насту­пит соци­а­лизм. В первую оче­редь, нужно раз­ру­шить основы капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба производства:

«…дело идёт не об изме­не­нии част­ной соб­ствен­но­сти, а об её уни­что­же­нии, не о зату­шё­вы­ва­нии клас­со­вых про­ти­во­ре­чий, а об уни­что­же­нии клас­сов, не об улуч­ше­нии суще­ству­ю­щего обще­ства, а об осно­ва­нии нового обще­ства»6 .

Пони­мают ли крас­но­баи, что зна­чит осно­ва­ние нового обще­ства? Да, речь идёт о пере­ход­ном пери­оде от капи­та­лизма к ком­му­низму. Тео­рий на этот счёт доста­точно много. Кто-то назы­вает это пере­ход­ным пери­о­дом, кто-то рабо­чим госу­дар­ством, кто-то соци­а­лиз­мом. Но путь ясный: в первую оче­редь, отмена част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства, про­грес­сив­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, обес­пе­че­ние мате­ри­аль­ных и куль­тур­ных потреб­но­стей обще­ства. В усло­виях войны с миро­вой капи­та­ли­сти­че­ской систе­мой и нехватки ресур­сов при­хо­дится идти на ком­про­миссы, в част­но­сти, с мел­кой бур­жу­а­зией в лице кре­стьян­ства. В опре­де­лён­ном смысле капи­та­ли­сти­че­ские эле­менты сохра­ня­лись, однако они соот­вет­ство­вали инте­ре­сам гос­под­ству­ю­щего класса — пролетариата.

Маркс о таком пери­оде писал:

«Между капи­та­ли­сти­че­ским и ком­му­ни­сти­че­ским обще­ством лежит период рево­лю­ци­он­ного пре­вра­ще­ния пер­вого во вто­рое. Этому пери­оду соот­вет­ствует и поли­ти­че­ский пере­ход­ный период, и госу­дар­ство этого пери­ода не может быть ничем иным, кроме как рево­лю­ци­он­ной дик­та­ту­рой про­ле­та­ри­ата»7 .

Как можно заме­тить, Маркс исполь­зует слово госу­дар­ство, он ни в коем слу­чае не высту­пает за мгно­вен­ную отмену вообще вся­кого госу­дар­ства сразу после соци­аль­ной рево­лю­ции. Именно рабо­чее госу­дар­ство, или пере­ход­ный период, в дан­ном слу­чае — марк­сист­ское определение.

Сам про­цесс зави­сит от мно­же­ства фак­то­ров. Но есте­ственно, что ситу­а­ция, кото­рая сло­жи­лась в мире в период про­ле­тар­ской рево­лю­ции 1917 года, явно дала понять, что рево­лю­цию нужно защи­щать любыми спо­со­бами, а со вре­ме­нем стало ясно, что миро­вая рево­лю­ция не свер­шится, нужно дей­ство­вать само­сто­я­тельно, то есть стро­ить обще­ство нового типа в одной, отдель­ной взя­той стране. Только меч­та­тели могут в такой ситу­а­ции наде­яться на мгно­вен­ное уста­нов­ле­ние ком­му­низма, отмену госу­дар­ства и проч.

Речь идёт о клас­со­вой дик­та­туре, когда госу­дар­ство высту­пает в инте­ре­сах рабо­чего класса, спо­соб­ствуя лик­ви­да­ции част­но­соб­ствен­ни­че­ских отно­ше­ний. Лица, гово­ря­щие о «дик­та­туре пар­тии» или, напри­мер, «дик­та­туре вождей», про­сто не пони­мают, что такое класс. Определение:

«Это боль­шая группа людей, отли­ча­ю­ща­яся от дру­гих групп по сво­ему — гос­под­ству­ю­щему — месту в исто­ри­че­ски опре­де­лён­ной системе обще­ствен­ного про­из­вод­ства, тем самым по отно­ше­нию к сред­ствам про­из­вод­ства, по своей — орга­ни­зу­ю­щей — роли в обще­ствен­ной орга­ни­за­ции труда, а сле­до­ва­тельно, по спо­собу полу­че­ния и раз­ме­рам той — непо­мер­ной — доли обще­ствен­ного богат­ства, кото­рой она рас­по­ла­гает»8 .

И тут клю­че­вой момент. В чьих инте­ре­сах рабо­тало совет­ское пра­ви­тель­ство? Отме­няя рыноч­ные меха­низмы, лик­ви­ди­руя соци­аль­ные основы капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства, экс­про­при­и­руя экс­про­при­а­то­ров, можно всё-таки счи­тать, что это госу­дар­ство не высту­пало в инте­ре­сах бур­жу­а­зии. Сле­до­ва­тельно, поскольку сохра­нялся класс — госу­дар­ство отста­и­вало инте­ресы про­ле­та­ри­ата, что было заметно хотя бы даже по пре­об­ра­зо­ва­ниям, кото­рые были реа­ли­зо­ваны в пер­вые годы совет­ской вла­сти. Надо отме­тить, что мно­гие соци­аль­ные про­екты, кото­рые сего­дня вос­при­ни­ма­ются как дан­ность, впер­вые были вве­дены именно в СССР, и уже только потом из-за угрозы соци­аль­ной рево­лю­ции капи­та­ли­стам при­шлось вво­дить ана­ло­гич­ные реформы в своих стра­нах (правда, они были непо­сле­до­ва­тель­ными). Право на работу, жильё (бес­плат­ное), раз­ного рода дет­ские учре­жде­ния и проч. соци­аль­ная сфера была именно «откры­тием» в СССР, то есть в обще­стве, кото­рое сего­дняш­ние кап­страны пред­став­ляют как импе­рию зла.

Это свя­зано с тем, что обще­ствен­ные фонды идут на раз­ви­тие обще­ства, а не на пара­зи­ти­че­ское потреб­ле­ние капи­та­ли­стов, как это про­ис­хо­дит в капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах, где реформы, подоб­ные тем, что были реа­ли­зо­ваны в СССР, вос­при­ни­ма­ются как нечто безум­ное, потому что они не направ­лены на извле­че­ние при­были. Прин­ци­пи­ально новое в СССР было именно то, что исполь­зо­ва­лось науч­ное пла­ни­ро­ва­ние, когда ресурсы были рас­пре­де­лены не по отрас­лям, при­но­ся­щим мгно­вен­ную при­быль, а по «рыночно убы­точ­ным», кото­рые в пер­вое время не при­но­сят боль­шой отдачи, но тре­буют боль­ших затрат (про­из­вод­ство средств про­из­вод­ства, тяжё­лая про­мыш­лен­ность). И это направ­лено как раз на то, чтобы объ­ек­тивно улуч­шить жизнь боль­шин­ства насе­ле­ния, обес­пе­чить всех жильём, устро­ить на работу, гаран­ти­ро­вать меди­цин­скую помощь и каче­ствен­ное обра­зо­ва­ние, нор­маль­ное раз­ви­тие лич­но­сти и т. д. Прин­ци­пи­ально новым было и отно­ше­ние к стра­нам, кото­рые высту­пали как союз­ники. Если капи­та­ли­сти­че­ские страны мак­си­мально экс­плу­а­ти­ро­вали зави­си­мые страны (и коло­нии), то СССР спо­соб­ство­вал раз­ви­тию про­мыш­лен­но­сти и соци­аль­ной сферы в этих госу­дар­ствах, что явно было невы­годно с финан­со­вой точки зрения.

Самое важ­ное, что основ­ная цель этого про­цесса, когда СССР бурно раз­ви­вался, то есть в период инду­стри­а­ли­за­ции, заклю­ча­лась в том, чтобы не быть при­дат­ком миро­вого капи­та­ли­сти­че­ского хозяй­ства, то есть исклю­чить те недо­статки, кото­рые были в период НЭПа. И эта задача была решена, что гово­рит о том, что СССР полу­чи­лось стать силой, спо­соб­ной про­ти­во­сто­ять миро­вому капи­талу, быть аль­тер­на­ти­вой для мно­гих стран.

Но и тут гос­пода «левые ком­му­ни­сты» пола­гают:

«Какие про­цессы изме­нили ситу­а­цию после XIII съезда РКП(б)? Ника­кие! Инду­стри­а­ли­за­ция и коопе­ри­ро­ва­ние про­шли во всех раз­ви­тых стра­нах, меха­ни­зи­ро­вав про­из­вод­ство и укруп­нив хозяй­ствен­ные еди­ницы. Но при чём здесь социализм?»

То есть если инду­стри­а­ли­за­ция про­хо­дила в капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах, то это зна­чит, что в СССР — капи­та­лизм, несмотря на то что в капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах инду­стри­а­ли­за­ция про­во­ди­лась в инте­ре­сах капи­та­ли­стов, тогда шёл про­цесс пау­пе­ри­за­ции, а в СССР инду­стри­а­ли­за­ция цели­ком и пол­но­стью отве­чала инте­ре­сам про­ле­та­ри­ата. В пер­вом слу­чае важна прежде всего рен­та­бель­ность, во вто­ром она не имеет ника­кого зна­че­ния вообще. Но это, видимо, мелочь. Как можно заме­тить, при­ми­тив­ные ана­ло­гии здесь клю­че­вое дока­за­тель­ство. Хотя смот­реть надо на соци­аль­ные основы общества.

Тони Клифф и его сторонники

Тони Клифф попы­тался серьёзно подойти к про­блеме. Дело в том, что до него сто­рон­ники тео­рии госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма дока­зы­вали всё таким обра­зом: в СССР есть армии и в кап­стра­нах есть армии, сле­до­ва­тельно, в СССР капи­та­лизм. Были также ана­ло­гии «мораль­ные», мол, раз в СССР сажают людей в тюрьмы, то зна­чит — капи­та­лизм. Подоб­ные срав­не­ния для мел­ко­бур­жу­аз­ных групп были вполне достаточными.

Ясно, что не все про­тив­ники СССР могли удо­вле­тво­риться подоб­ными дово­дами. Нужна была серьёз­ная работа, где бы дока­зы­ва­лось, что в СССР дей­стви­тельно ника­кого пере­хода от капи­та­лизма к соци­а­лизму нет и что там про­сто обык­но­вен­ный капитализм.

Клифф напи­сал книгу «Госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм в Рос­сии», где, по его мне­нию, не оста­вил про­тив­ни­кам дан­ной тео­рии ника­кого шанса дока­зать, что всё-таки капи­та­лизма не было.

В дей­стви­тель­но­сти среди «левой интел­ли­ген­ции» книга была доста­точно попу­лярна. Однако в науч­ной среде, даже бур­жу­аз­ной, ника­кого отклика не после­до­вало, поскольку книга даже там вос­при­ни­ма­лась про­сто как про­па­ган­дист­ская работа с сомни­тель­ной дока­за­тель­ной базой.

А при­чина в чём? В первую оче­редь, попытки Клиффа казаться объ­ек­тив­ным пол­но­стью про­ва­ли­лись. Он во мно­гих местах ука­зы­вает на «звер­ства» СССР и часто даже про­ти­во­по­став­ляет этой системе капи­та­ли­сти­че­скую, при­чём капи­та­ли­сти­че­ская пред­став­ля­ется в луч­шем свете, так как Клифф был сто­рон­ни­ком «чест­ных выбо­ров», «мно­го­пар­тий­но­сти» и «пря­мой демо­кра­тии», назы­вал себя социалистом.

Изна­чально он был наце­лен на то, чтобы дока­зать гипо­тезу — В СССР был госка­пи­та­лизм, а не изу­чать ситу­а­цию. Сле­до­ва­тельно, все его источ­ники тен­ден­ци­озны. Говоря об источ­ни­ках, надо заме­тить, что речь часто идёт о фальсификациях.

Дока­зы­вая за счёт «мас­со­вых репрес­сий» капи­та­ли­сти­че­ский харак­тер СССР, Клифф при­во­дит массу источ­ни­ков. Но глав­ное — что это за источ­ники? Он ссы­ла­ется либо на себя, либо на сове­то­ло­гов и дру­гих про­тив­ни­ков СССР. Грубо говоря, писа­нина Сол­же­ни­цына и дру­гих подоб­ных дея­те­лей явля­ется исто­ри­че­ским источ­ни­ком. Осо­бенно сильно про­ко­лолся Клифф в вопросе о жерт­вах репрессий.

Напри­мер, он пишет:

«К 1931 г. в тру­до­вых лаге­рях содер­жа­лось около 2 млн чело­век, к 1933–1935 гг. — около 5 млн и к 1942 г. — от 8 до 15 млн (79). Быв­ший неко­гда лиде­ром Юго­слав­ской ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Антон Цилига, кото­рый мно­гие годы нахо­дился в рус­ских кон­цен­тра­ци­он­ных лаге­рях, счи­тал, что число заклю­чён­ных в период чисток трид­ца­тых годов дости­гало при­бли­зи­тельно 10 млн чело­век»9 .

Тут есть инте­рес­ный момент. Ста­ти­стика по заклю­чён­ным и репрес­си­ро­ван­ным была открыта только в конце 80-х годов. Клифф же писал это в сере­дине 50-х, то есть ника­ких реаль­ных источ­ни­ков у него про­сто не было. Сего­дня можно точно ска­зать (на осно­ва­нии откры­тых дан­ных), что в 33-35 гг. не было и мил­ли­она чело­век в тру­до­вых лаге­рях10 . В 1942 году — 1 415 596 чел. А в период чисток, возь­мём, допу­стим, 1936 и 37 гг.:

1936839 406
1937820 881

Видно, что речь идёт о лжи, автор не про­ве­ряет инфор­ма­цию, даже не ука­зы­вает, что, воз­можно, это не совсем соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти. Проще говоря, аргу­мен­та­ция Клиффа постро­ена именно таким вот чудес­ным обра­зом. Особо забавно, как в каче­стве дока­за­тель­ства выдви­га­ется «мне­ние» быв­шего члена ком­пар­тии. Как он мог опре­де­лить, что в лаге­рях нахо­ди­лось 10 млн чело­век? Это же невоз­можно. Но Клифф дове­рял таким «сви­де­тель­ствам».

Ещё об аргу­мен­та­ции Клиффа:

«В Рос­сии ужасы фор­си­ро­ван­ной инду­стри­а­ли­за­ции, жесто­кой кол­лек­ти­ви­за­ции кре­стьян­ства, лише­ние рабо­чих права на орга­ни­за­цию проф­со­юза или заба­стовку, поли­ти­че­ский тер­рор — всё это было побоч­ным про­дук­том бес­пре­це­дент­ного роста капи­та­ли­сти­че­ского накоп­ле­ния».

Опять же тут основ­ной аргу­мент — ана­ло­гия. Раз капи­та­ли­сти­че­ское накоп­ле­ние сопро­вож­да­лось «боль­шой кро­вью», то это зна­чит, что если жертвы есть, то есть и пер­во­на­чаль­ное капи­та­ли­сти­че­ское накоп­ле­ние. Это апел­ля­ция к эмо­циям, игно­ри­руя реаль­ные факты. Напри­мер, то, что про­цесс пер­во­на­чаль­ного накоп­ле­ния капи­тала вклю­чал в себя обни­ща­ние про­ле­та­ри­ата и осо­бенно кре­стьян­ства (кото­рое сго­няли с земель), а в СССР про­цесс всё-таки вклю­чал в себя пол­ную заня­тость и улуч­ше­ние жизни подав­ля­ю­щего боль­шин­ства населения.

В Англии ленд­лорды, исполь­зуя эту ситу­а­цию, уза­ко­нили право част­ной соб­ствен­но­сти и исполь­зо­вали землю с мак­си­маль­ной для себя выго­дой, избав­ля­ясь от «ненуж­ных людей». При­чём всё цен­ное, что могло быть у этих людей, также объ­яв­ля­лось соб­ствен­но­стью ленд­лор­дов. Важ­ней­шую роль в дан­ном про­цессе играло раз­граб­ле­ние отста­лых стран. В СССР, наобо­рот, избав­ля­лись от поме­щи­ков, а землю полу­чали кре­стьяне (раз­мер земли зави­сит от того, сколько едо­ков). Накоп­ле­ние, кото­рое ещё назы­вали соци­а­ли­сти­че­ским накоп­ле­нием, было неиз­беж­ным, но всё же оно объ­ек­тивно отве­чало инте­ре­сам боль­шин­ства насе­ле­ния, а пра­вя­щий класс про­сто был лик­ви­ди­ро­ван в ходе этого процесса.

Вме­сте с тем, Клифф легко мог пугать лева­ков исто­ри­ями о том, что в СССР посто­янно сажали и ссы­лали в лагеря за про­гулы. Хотя подоб­ная норма была акту­альна в пред­во­ен­ные годы, когда дей­стви­тельно про­гул без обос­но­ван­ной при­чины при­рав­ни­вался к саботажу.

То же отно­сится и к репрес­сиям, и к раз­го­во­рам о том, что в СССР были «бур­жу­аз­ные порядки». Любой про­хо­ди­мец мог напи­сать, что в СССР, напри­мер, был част­ный капи­тал, а Клифф мог на это дело сослаться в каче­стве дока­за­тель­ства. Навер­ное, теперь понятно, почему подоб­ная тео­рия не нашла под­держки даже в бур­жу­аз­ных ака­де­ми­че­ских кругах.

И в итоге работа Клиффа про­сто стала оче­ред­ным «под­твер­жде­нием», что в СССР госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, для анар­хи­стов и «левых ком­му­ни­стов», кото­рые ещё до напи­са­ния книги утвер­ждали подобное.

Глав­ное ору­жие Клиффа — логи­че­ская уловка, извест­ная как «соло­мен­ное чучело», то есть он созда­вал лож­ную точку зре­ния и затем её же опро­вер­гал. С дру­гой сто­роны, всё же нельзя не ска­зать, что дру­гих источ­ни­ков у него, ско­рее всего, про­сто не было, поскольку во мно­гом речь шла о засек­ре­чен­ной информации.

Однако дело ведь не только в источ­ни­ках. Ведь Клифф также с «марк­сист­ских пози­ций» пытался дока­зать, что в СССР дей­ствует капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства. Однако в дан­ном вопросе он посто­янно про­ти­во­ре­чил себе же, к примеру:

«Если рас­смат­ри­вать отно­ше­ния, суще­ству­ю­щие в рус­ской эко­но­мике, абстра­ги­ру­ясь от её свя­зей с миро­вой эко­но­ми­кой, нельзя не прийти к выводу, что закон сто­и­мо­сти как дви­га­тель и регу­ля­тор про­из­вод­ства здесь не дей­ствует. По суще­ству, законы, управ­ля­ю­щие отно­ше­ни­ями между пред­при­я­ти­ями, а также отно­ше­ни­ями между рабо­чими и нани­ма­те­лем-госу­дар­ством, ничем не раз­ли­ча­лись бы, если бы Рос­сия пред­став­ляла собой одно боль­шое пред­при­я­тие, управ­ля­е­мое непо­сред­ственно из одного цен­тра, и если бы рабо­чие полу­чали товары, потреб­ля­е­мые ими, непо­сред­ственно в нату­раль­ной форме»11 .

Он пошёл дальше, чем преды­ду­щие сто­рон­ники подоб­ных взгля­дов, но, несмотря на явные про­ти­во­ре­чия, всё же про­дол­жал рас­смат­ри­вать ситу­а­цию таким обра­зом, что всё-таки госкап был. Далее он упре­кал совет­ское госу­дар­ство в том, что для инду­стри­а­ли­за­ции тре­бо­ва­лись обя­за­тель­ные поставки с кол­хо­зов. То есть он прямо заяв­лял, что кол­хоз­ники должны как соб­ствен­ники вла­деть кол­хо­зами, а госу­дар­ство не должно вме­ши­ваться. Речь идёт о мел­ко­бур­жу­аз­ной модели син­ди­ка­ли­стов, что Клифф счи­тал «под­лин­ным социализмом».

Клифф в дру­гих пуб­ли­ка­циях много раз под­твер­ждал, что, в сущ­но­сти, явля­ется реак­ци­о­не­ром — после­до­ва­тель­ным про­тив­ни­ком СССР. В годы корей­ской войны он заяв­лял, что про­ле­та­риат не дол­жен при­ни­мать ника­кой сто­роны, что и СССР, и США — импе­ри­а­ли­сти­че­ские страны в рав­ной мере12 . И гово­рил своим союзникам:

«Для марк­си­стов раз­ви­тых капи­та­ли­сти­че­ских стран ленин­ская оценка импе­ри­а­лизма не может быть авто­ри­тет­ной»13 .

В работе Бас­ма­нова «В обозе реак­ции: троц­кизм 30–70-х годов» при­ве­дено много фак­тов, где Клифф фак­ти­че­ски высту­пал про­тив марк­сизма и на сто­роне мел­кой буржуазии.

Он пытался дока­зать, что в СССР рабо­чему жилось хуже, чем во вре­мена Рос­сий­ской импе­рии, при­водя в каче­стве довода коти­ровки рубля в Рос­сий­ской импе­рии и в СССР, то есть игно­ри­руя тот факт, что в одном слу­чае курс зави­сел от биржи, в дру­гом — нет. Видимо, про­ле­тар­ские формы соб­ствен­но­сти, рабо­чее зако­но­да­тель­ство, жильё, соци­аль­ная сфера и объ­ек­тивно рост потреб­ле­ния ника­ким обра­зом не улуч­шили жизнь рабо­чего класса.

Нужно было пред­ста­вить ситу­а­цию так, что СССР — отста­лое обще­ство, где ссы­лают в лагеря за про­гулы, за малей­шую неточ­ность в работе — выго­няют с дома. Рабо­чий живёт чуть ли не в под­вале и впро­го­лодь. В общем, как будто ничего и не меня­лось. Более того, Клифф также под­чер­ки­вает, что СССР — вовсе не пере­до­вое госу­дар­ство, а якобы отста­лое капи­та­ли­сти­че­ское. К такому выводу прийти очень про­сто, если исполь­зо­вать в каче­стве источ­ни­ков труды эми­гран­тов (в том числе бело­эми­гран­тов и их потом­ков), сове­то­ло­гов и про­чих «оппо­зи­ци­о­не­ров», у кото­рых на руках нет фак­тов, зато есть заго­тов­лен­ные кри­чалки и сбор­ники город­ских легенд.

Но если в СССР всё-таки был госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, то кто тогда капи­та­ли­сты, то есть гос­под­ству­ю­щий класс, в чьих инте­ре­сах дей­ство­вало госу­дар­ство? Надо отме­тить, что госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм на деле озна­чает то, что госу­дар­ство в боль­шей мере не явля­ется соб­ствен­ни­ком пред­при­я­тий, а высту­пает как посред­ник в инте­ре­сах круп­ной буржуазии.

На пост­со­вет­ском про­стран­стве как раз-таки госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм довольно раз­вит. И что же мы видим? Госу­дар­ство слу­жит инте­ре­сам моно­по­лист­ского капи­та­лизма, при­ни­мая все финан­со­вые риски на себя, а оли­гар­хам доста­ётся лишь выгода от подоб­ной сделки. Также госу­дар­ство все­гда готово ком­пен­си­ро­вать любые потери пра­вя­щего класса, что мы видим во вре­мена кри­зиса и санкций.

В Совет­ском Союзе подоб­ная схема не рабо­тала, про­сто не было ника­ких капи­та­ли­стов, в инте­ре­сах кото­рых рабо­тало госу­дар­ство как посред­ник. Воз­можно, ска­жут наи­бо­лее упёр­тые, члены пар­тии и есть капи­та­ли­сты? Это же ведь люди с акци­ями, обли­га­ци­ями, вла­дельцы част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства, кото­рые экс­плу­а­ти­ро­вали рабо­чих, извле­кая при­ба­воч­ную сто­и­мость, а затем тра­тили на лич­ное потреб­ле­ние, как счи­тают сто­рон­ники госкапа.

Так ли это на самом деле? Во-пер­вых, стоит заме­тить, что част­ных соб­ствен­ни­ков среди чле­нов пар­тии не было. Воз­можно, управ­ленцы — част­ные соб­ствен­ники? Но тут ошибка в том, что при­ми­тив­ные «кри­тики» не видят раз­ницы между вла­де­нием и управ­ле­нием. Ника­кой зна­чи­тель­ной раз­ницы в дохо­дах чле­нов пар­тии и про­стых работ­ни­ков на самом деле не было. Были ино­гда зло­упо­треб­ле­ния, но они кара­лись даже в началь­ный период пере­стройки (вплоть до расстрела).

Бюро­краты, как бы высоко они ни сто­яли, част­ными соб­ствен­ни­ками не явля­лись. У них не было акций и они не могли полу­чать при­быль закон­ным спо­со­бом. Если же они всё-таки имели сомни­тель­ные доходы, то в любой момент такие «соб­ствен­ники» могли в луч­шем слу­чае ока­заться в тюрьме. Странно полу­ча­ется, что соб­ствен­ники-капи­та­ли­сты не могут рас­по­ря­жаться своею же соб­ствен­но­стью. А деньги, даже если их наво­ро­вать очень много, всё же нельзя пре­вра­тить в капи­тал. Нельзя на них, при всём жела­нии, при­об­ре­сти, напри­мер, про­мыш­лен­ное предприятие.

Полу­ча­ется, что при «обыч­ном госу­дар­ствен­ном капи­та­лизме» в СССР всё было несколько необычно? Надо при­ду­мать изощ­рён­ные аргу­менты. Ока­зы­ва­ется, пар­тия — сово­куп­ный капи­та­лист, вот так про­сто всё и раз­ре­ша­ется. Однако что такое сово­куп­ный капи­та­лист — давно известно. Част­ная соб­ствен­ность боль­шой группы — коопе­ра­тив или акци­о­нер­ное обще­ство. Все соб­ствен­ники пре­красно знают, что они — соб­ствен­ники, они могут рас­по­ря­жаться своим иму­ще­ством и полу­чать с него диви­денды. Были ли собра­ния соб­ствен­ни­ков в СССР? Дока­зать это никому ещё не удавалось.

Если члены пар­тии были соб­ствен­ни­ками, то они, веро­ятно, даже и не знали об этом. Тем более, что в пар­тии состо­яло при­мерно 10 % насе­ле­ния. Такой вот экс­плу­а­та­тор­ский класс, где, напри­мер, в 1971 году было более 40 % обыч­ных про­мыш­лен­ных рабо­чих. А они, по логике уль­тра­ле­вых, видимо, были капи­та­ли­стами, или «сово­куп­ными капи­та­ли­стами» (и 14 % кол­хоз­ни­ков тоже).

Поскольку леваки-хво­сти­сты не могут счи­тать рабо­чих капи­та­ли­стами, им при­хо­дится идти на уступки. Они заяв­ляют, что сово­куп­ными капи­та­ли­стами были не все члены КПСС, а только вер­хушка. Вряд ли можно счи­тать, что такие люди вообще пони­мают, что такое класс. Да и вер­хушка КПСС — это вообще кто? Полит­бюро, ЦК? И все эти люди имели цен­ные бумаги, тра­тили на себя при­ба­воч­ный про­дукт? Ни юри­ди­че­ски, ни эко­но­ми­че­ски даже самые глав­ные дея­тели пар­тии не вла­дели част­ной собственностью.

В клас­со­вом обще­стве должны быть также аппа­раты управ­ле­ния соб­ствен­но­стью. В СССР их не было. Сле­до­ва­тельно, был очень инте­рес­ный капи­та­лизм, где отсут­ство­вали рыноч­ные меха­низмы, част­ная соб­ствен­ность и где сами «капи­та­ли­сты» ника­ким обра­зом не могли извле­кать при­быль, не могли управ­лять своей соб­ствен­но­стью как любой капи­та­лист в совре­мен­ной Рос­сии, кото­рому, напри­мер, доста­лось пред­при­я­тие после приватизации.

Классический марксизм против «реального социализма»

Когда аргу­менты у сто­рон­ни­ков тео­рии госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма закан­чи­ва­ются, они начи­нают «дока­зы­вать» свои утвер­жде­ния цита­тами клас­си­ков. Напри­мер, утвер­жде­ние Энгельса:

«В послед­нее время, с тех пор как Бисмарк бро­сился на путь ого­су­дар­ствле­ния, появился осо­бого рода фаль­ши­вый соци­а­лизм, выро­див­шийся местами в свое­об­раз­ный вид доб­ро­воль­ного лакей­ства, объ­яв­ля­ю­щий без око­лич­но­стей соци­а­ли­сти­че­ским вся­кое ого­су­дар­ствле­ние, даже бисмар­ков­ское. Если госу­дар­ствен­ная табач­ная моно­по­лия есть соци­а­лизм, то Напо­леон и Мет­тер­них несо­мненно должны быть зане­сены в число осно­ва­те­лей соци­а­лизма. Когда бель­гий­ское госу­дар­ство, из самых обы­ден­ных поли­ти­че­ских и финан­со­вых сооб­ра­же­ний, само взя­лось за постройку глав­ных желез­ных дорог; когда Бисмарк без малей­шей эко­но­ми­че­ской необ­хо­ди­мо­сти пре­вра­тил в госу­дар­ствен­ную соб­ствен­ность глав­ней­шие прус­ские желез­но­до­рож­ные линии про­сто ради удоб­ства при­спо­соб­ле­ния и исполь­зо­ва­ния их в слу­чае войны, для того чтобы вышко­лить желез­но­до­рож­ных чинов­ни­ков и сде­лать из них послушно воти­ру­ю­щее за пра­ви­тель­ство стадо, а глав­ным обра­зом для того, чтобы иметь новый, неза­ви­си­мый от пар­ла­мента источ­ник дохода, — то всё это ни в коем слу­чае не было шагом к соци­а­лизму, ни пря­мым, ни кос­вен­ным, ни созна­тель­ным, ни бес­со­зна­тель­ным. Иначе должны быть при­знаны соци­а­ли­сти­че­скими учре­жде­ни­ями коро­лев­ская Seehandlung»14 .

Приём очень про­стой. Нужно срав­нить СССР с Прус­сией. Однако, как пра­вило, чаще всего упус­ка­ется начало абзаца, то есть цитата не пол­ная, а спе­ци­аль­ная для под­твер­жде­ния «тео­рии». А Энгельс, между про­чим, говорил:

«…их [Речь идёт о сред­ствах про­из­вод­ства. — С. Ч.] ого­су­дар­ствле­ние ста­нет эко­но­ми­че­ски неиз­беж­ным, только тогда — даже если его совер­шит совре­мен­ное госу­дар­ство — оно будет эко­но­ми­че­ским про­грес­сом, новым шагом по пути к тому, чтобы само обще­ство взяло в своё вла­де­ние все про­из­во­ди­тель­ные силы».

Нападки на Бисмарка понятны, потому что тут дей­стви­тельно был госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, то есть сохра­ня­лась част­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства, был класс капи­та­ли­стов и рынок капи­та­лов. Госу­дар­ство участ­во­вало как регу­ля­тор подоб­ных отно­ше­ний. Бисмарк не совер­шил соци­аль­ную рево­лю­цию, не реа­ли­зо­вал пол­ную наци­о­на­ли­за­цию (желез­ные дороги и несколько про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий — неиз­беж­ная мера). Также оче­видно, что Бисмарк не уни­что­жил капи­та­ли­стов как класс, что было осу­ществ­лено в СССР. Да и Бисмарк, что самое глав­ное, про­во­дил частич­ную и непо­сле­до­ва­тель­ную наци­о­на­ли­за­цию в инте­ре­сах бур­жу­а­зии, в инте­ре­сах сохра­не­ния и раз­ви­тия бур­жу­аз­ного госу­дар­ства, а не в инте­ре­сах угне­тён­ных. Рефор­ма­торы пол­но­стью под­твер­ждают, что мел­кие уступки и частич­ная (все­гда частич­ная) наци­о­на­ли­за­ция может быть реше­нием, то есть при­ве­сти к вре­мен­ной ста­би­ли­за­ции капитализма.

Что же дол­жен делать про­ле­та­риат. Клас­сики указывали:

«Про­ле­та­риат исполь­зует своё поли­ти­че­ское гос­под­ство для того, чтобы вырвать у бур­жу­а­зии шаг за шагом весь капи­тал, цен­тра­ли­зо­вать все ору­дия про­из­вод­ства в руках госу­дар­ства, т. е. про­ле­та­ри­ата, орга­ни­зо­ван­ного как гос­под­ству­ю­щий класс, и воз­можно более быстро уве­ли­чить сумму про­из­во­ди­тель­ных сил»15 .

Надо заме­тить, что после сво­ра­чи­ва­ния НЭПа эти шаги были пол­но­стью реализованы.

О госу­дар­ствен­ной наци­о­на­ли­за­ции в рам­ках госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма тоже можно отдельно ска­зать. Напри­мер, пра­ви­тель­ство Вели­ко­бри­та­нии в после­во­ен­ные годы про­во­дило наци­о­на­ли­за­цию. Что же она собой пред­став­ляла? Во-пер­вых, за боль­шие деньги нерен­та­бель­ные, но необ­хо­ди­мые для эко­но­мики пред­при­я­тия выку­па­лись у бур­жу­а­зии. Затем госу­дар­ство про­во­дило модер­ни­за­цию за счёт народ­ных средств, пред­при­я­тия дей­стви­тельно стали эффек­тив­ными и рен­та­бель­ными. Однако спу­стя неко­то­рое время (от 10 до 30 лет, как пра­вило) боль­шая часть подоб­ных пред­при­я­тий воз­вра­ща­лись бур­жу­а­зии за бес­це­нок. Именно такая наци­о­на­ли­за­ция и харак­терна для госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма, где высту­пают именно в инте­ре­сах пра­вя­щего класса, а никак иначе. Какие тут вообще воз­можны ана­ло­гии с СССР? Да и нико­гда все пред­при­я­тия наци­о­на­ли­зи­ро­ваны не были, биржи, рынок капи­та­лов и кон­ку­рен­ция сохранялись.

Клас­сики как раз все­гда ука­зы­вали, что после соци­аль­ной рево­лю­ции дол­жен уста­но­виться осо­бый тип обще­ства — пере­ход­ный период от капи­та­лизма к ком­му­низму. Отдель­ные госка­повцы созна­тельно об этом умал­чи­вают, и гово­рят, что любое госу­дар­ство — зло, кото­рое после соци­аль­ной рево­лю­ции якобы должно в одно­ча­сье «отме­реть» при любом рас­кладе. Но поскольку обще­ственно-эко­но­ми­че­ских фор­ма­ций в хими­че­ски чистом (ста­рые формы могут дол­гое время сохра­няться) виде в прин­ципе нет, то, веро­ятно, любая пере­ход­ная форма вос­при­ни­ма­лась бы именно как «реак­ци­он­ная», раз там не реа­ли­зо­ваны уто­пи­че­ские про­екты ультралевых.


Тео­рия госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма несо­сто­я­тельна хотя бы по той при­чине, что капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства в СССР не рабо­тал, рынок капи­та­лов отсут­ство­вал, самого бур­жу­аз­ного класса про­сто не было. Лица, кото­рые пыта­лись дока­зать обрат­ное, исполь­зо­вали логи­че­ские уловки и ана­ло­гии, дабы выве­сти капи­та­лизм из поли­ти­че­ских репрес­сий и, напри­мер, суще­ство­ва­ния неко­то­рых соци­аль­ных инсти­ту­тов (напри­мер, армии, самого госу­дар­ства). У них бы полу­чи­лось это сде­лать только в том слу­чае, если бы они сумели дока­зать, что в СССР был класс капи­та­ли­стов, чьи инте­ресы обслу­жи­вало государство.

Сто­рон­ни­ков госкапа не уди­вило, что для вто­рого изда­ния капи­та­лизма в Рос­сии, то есть для пери­ода, когда воз­рож­да­лись рыноч­ные отно­ше­ния, при­шлось сразу же вос­ста­нав­ли­вать инсти­тут част­ной соб­ствен­но­сти и лик­ви­ди­ро­вать осо­бую форму — совет­ское хозяй­ство, кото­рая появи­лась как раз сразу после рево­лю­ции и кото­рая даже в период НЭПа и пере­стройки всё еще сохра­няла пре­иму­ще­ственно соци­а­ли­сти­че­ский характер.

Про­изо­шла смена обще­ствен­ной фор­ма­ции, когда пере­ход­ное обще­ство вер­ну­лось к капи­та­ли­сти­че­скому спо­собу про­из­вод­ства, то есть про­изо­шёл откат, в гло­баль­ном смысле Рос­сия про­сто вошла в миро­вой рынок как полу­пе­ри­фе­рия, пре­иму­ще­ственно постав­щик сырья. А под кре­диты мед­ленно, но верно уни­что­жа­лась тяжё­лая про­мыш­лен­ность, была лик­ви­ди­ро­вана кол­хоз­ная форма собственности.

Каза­лось бы, это под­твер­ждает то, что в СССР были прин­ци­пи­ально иные формы соб­ствен­но­сти. Но для сто­рон­ни­ков тео­рии госка­пи­та­лизма это вовсе не аргу­мент. Они, как пра­вило, заяв­ляют, что на самом деле ничего не изме­ни­лось, а, мол, как было всё, так и оста­лось. Под­креп­ляют этот довод тем фак­том, что до сих пор стра­ной управ­ляют «те же люди». Сле­дует повто­риться, что при такой логике СССР можно объ­явить и фео­даль­ным, и рабо­вла­дель­че­ским строем, то есть это про­сто отказ от марк­сист­ского ана­лиза соци­аль­ной при­роды государства.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. «Тота­ли­та­ризм»: исто­рия одной дутой кон­цеп­ции.
  2. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 35, с. 140.
  3. Попу­ляр­ный поли­ти­че­ский сло­варь. 1923.
  4. Маркс — Фрей­ли­грату, 29 фев­раля 1860 г.
  5. Ленин В. И. К годов­щи­нам октябрь­ской соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, 1937 г. С. 92.
  6. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч. т. 7, С. 261.
  7. Пётр Федо­сеев. Марк­сист­ско-ленин­ское уче­ние о соци­а­лизме и совре­мен­ность, 1975 г., С. 36.
  8. Ленин В. И. Пол­ное собра­ние сочи­не­ний, 5-е изд., т. 39.
  9. Клифф Т. Госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм в Рос­сии.
  10. Зем­сков В. Н. ГУЛаг (исто­рико-социо­ло­ги­че­ский аспект) // Социо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния. — 1991. — № 6–7.
  11. Клифф Т. Госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм в Рос­сии.
  12. «Permanente Revolution», 1972, N 3, S. 9; «The Newsletter», 14.1.1969.
  13. «Workers Vanguard», 16 IX 1977.
  14. Маркс К., Энгельс Ф. ПСС, т. 19, С. 225.
  15. Маркс К., Энгельс Ф. ПСС, т. 4, С. 446.