К вопросу о религии и коммунистическом движении

К вопросу о религии и коммунистическом движении
~ 53 мин

Введение

Ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние, осо­бенно на Западе1 , нахо­дится в упадке. Несмотря на утвер­жде­ния апо­ло­ге­тов капи­та­лизма, что якобы марк­сизм более не актуа­лен, до сих пор пыта­ются вытра­вить из него рево­лю­ци­он­ную суть, поскольку ясно, что идея раз­ру­шить капи­та­лизм всё равно будет акту­аль­ной, пока суще­ствует миро­вая капи­та­ли­сти­че­ская система.

Несо­мненно, рели­гия в этом про­цессе играет актив­ную роль, и поскольку о мно­гих про­бле­мах, свя­зан­ных с оппор­ту­низ­мом, ска­зано доста­точно, то в этот раз, в основ­ном, речь пой­дёт о том, каким обра­зом при помощи рели­гии дис­кре­ди­ти­ру­ется ком­му­ни­сти­че­ская идея.

Про­блема не такая ничтож­ная, как может пока­заться на пер­вый взгляд. Сего­дня есть «рели­ги­оз­ные соци­а­ли­сты», доста­точно попу­лярна так назы­ва­е­мая тео­ло­гия осво­бож­де­ния, в кото­рой пред­при­ни­ма­ется попытка «объ­еди­нить» марк­сизм и христианство.

Но суть попы­ток син­теза науч­ного ком­му­низма и рели­гии заклю­ча­ется именно в том, чтобы рас­ша­тать рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние: такие идеи высту­пают в инте­ре­сах людей, заин­те­ре­со­ван­ных в сохра­не­нии капитализма.

Ленин отме­чает:

«Дела­ются попытки пре­вра­тить их [тео­ре­ти­ков марк­сизма] в без­вред­ные иконы, так ска­зать, кано­ни­зи­ро­вать их, предо­ста­вить извест­ную славу их имени для „уте­ше­ния“ угне­тён­ных клас­сов и для оду­ра­че­ния их, выхо­ла­щи­вая содер­жа­ние рево­лю­ци­он­ного уче­ния, при­туп­ляя его рево­лю­ци­он­ное острие, опош­ляя его. На такой „обра­ботке“ марк­сизма схо­дятся сей­час бур­жу­а­зия и оппор­ту­ни­сты внутри рабо­чего дви­же­ния. Забы­вают, отти­рают, иска­жают рево­лю­ци­он­ную сто­рону уче­ния, его рево­лю­ци­он­ную душу. Выдви­гают на пер­вый план, про­слав­ляют то, что при­ем­лемо или что кажется при­ем­ле­мым для бур­жу­а­зии»2 .

Такая тен­ден­ция была заметна даже во вре­мена работы Маркса и Энгельса. Сего­дня это вос­при­ни­ма­ется как норма по той при­чине, что клас­сики марк­сизма пре­об­ра­зо­вали науку об обще­стве. Так что дей­стви­тельно задача бур­жу­аз­ных тео­ре­ти­ков — под­кор­рек­ти­ро­вать уче­ние Маркса под свои нужды, спо­соб­ство­вать отказу от соци­аль­ной революции.

В этом пре­иму­ще­ство марк­сизма, это дей­стви­тельно науч­ное тече­ние, кото­рое под свои нужды может под­стро­ить не только бур­жу­а­зия, как про­ис­хо­дит сего­дня на Западе, но и аван­гард рабо­чего класса. Вме­сто этого можно заме­тить лишь бес­ко­неч­ные рас­суж­де­ния по поводу того, что Маркс уста­рел, а зна­чит — нужно стро­ить уто­пи­че­ский соци­а­лизм при помощи «чест­ных выбо­ров». Или при­знать, что ника­кой аль­тер­на­тивы капи­та­лизму нет и не было, капи­та­лизм не исто­ри­чен, а обу­слов­лен «при­ро­дой чело­века». Так что един­ствен­ное, что оста­ётся, — реформизм.

Совре­мен­ная Рос­сия — ато­ми­зи­ро­ван­ное обще­ство, где отно­си­тель­ное бла­го­со­сто­я­ние все ещё под­дер­жи­ва­ется бла­го­даря совет­скому насле­дию. У мно­гих есть квар­тиры, дачи и дру­гая недви­жи­мость и иму­ще­ство, что доста­лась им почти бес­платно (во вся­ком слу­чае, наследникам).

Надо пони­мать, что Рос­сия зани­мает довольно высо­кие пози­ции в миро­вом капи­та­ли­сти­че­ском хозяй­стве, она так же явля­ется соучаст­ни­ком экс­плу­а­та­ции нераз­ви­тых стран, как и запад­ные дер­жавы, хотя и в мень­шей мере. Соучаст­ни­ками экс­плу­а­та­ции и пара­зи­ти­ро­ва­ния в той или иной мере явля­ются и про­стые жители раз­ви­тых стран. И они заин­те­ре­со­ваны в сохра­не­нии такой системы. Точно так же в про­шлом отдель­ные социал-демо­краты вовсе не высту­пали про­тив коло­ни­а­лизма, потому что это при­но­сило при­быль их стране, а рабо­чим можно было обес­пе­чить отно­си­тельно «нор­маль­ный» уро­вень жизни.

В раз­ви­тых стра­нах пока что соци­аль­ной базы для соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции нет. Она есть в отста­лых стра­нах, но там, есте­ственно, ни о какой легаль­ной дея­тель­но­сти гово­рить не при­хо­дится, речь идёт о клас­со­вой борьбе, бур­жу­а­зия исполь­зует все воз­мож­но­сти для воз­дей­ствия на насе­ле­ние, под­клю­чая не только воен­ные и наци­о­на­ли­сти­че­ские банды голо­во­ре­зов, но и рели­ги­оз­ную пропаганду.

Поскольку объ­ек­тивно про­ти­во­ре­чия капи­та­лизма не исче­зают, в раз­ви­тых стра­нах слу­ча­ются кри­зисы, мас­со­вые про­те­сты и т. д. Так что и сего­дня мно­гие бур­жу­аз­ные учё­ные только и зани­ма­ются, что борь­бой с рево­лю­ци­он­ным марк­сиз­мом. Рели­гию как инстру­мент тоже исполь­зуют активно, несмотря на то, что пози­ции рели­гии в совре­мен­ном обще­стве явно пошатнулись.

Сущность религии

Рели­гия — форма обще­ствен­ного созна­ния. Миро­вая рели­гия ста­вит своей зада­чей сохра­не­ние суще­ству­ю­щего порядка вещей в широ­ком смысле. Если гово­рить о про­шлом, то речь шла о сохра­не­нии клас­со­вого обще­ства, в том числе раб­ства, крепостничества.

В про­шлых обще­ствен­ных фор­ма­циях рели­гия была основ­ным соци­аль­ным инсти­ту­том для угне­тён­ных, все основ­ные функ­ции в плане «работы с обще­ством» были у неё. Рели­ги­оз­ные дея­тели бла­го­слов­ляли все дей­ствия власть иму­щих, инсти­тут раб­ства и кре­пост­ни­че­ства. Конечно, сей­час ситу­а­ция иная, но всё же рели­ги­оз­ное созна­ние может нане­сти опре­де­лён­ный вред рево­лю­ци­он­ному течению.

Сжато о том, что такое рели­гия, напи­сал Энгельс, теперь это опре­де­ле­ние частенько встре­ча­ется в учеб­ни­ках рели­гио­ве­де­ния, ино­гда в заву­а­ли­ро­ван­ной форме:

«Вся­кая рели­гия явля­ется не чем иным, как фан­та­сти­че­ским отра­же­нием в голо­вах людей тех внеш­них сил, кото­рые гос­под­ствуют над ними в их повсе­днев­ной жизни, — отра­же­нием, в кото­ром зем­ные силы при­ни­мают форму незем­ных»3 .

Не совсем ясно, каким обра­зом можно сов­ме­щать фан­та­сти­че­ское отра­же­ние и диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм. По всей види­мо­сти, дело в том, что лица, выдви­га­ю­щие подоб­ные идеи, мало зна­комы как с одним, так и с дру­гим явле­нием, они сто­рон­ники в «куль­тур­ном смысле».

Пока рели­гия была основ­ной фор­мой созна­ния угне­тён­ных, то даже попытки сверг­нуть власть опи­ра­лись на рели­ги­оз­ную идео­ло­гию. Но вре­мена меня­ются, рели­гия теряет вли­я­ние, сохра­няя при этом опре­де­лён­ный авто­ри­тет в неко­то­рых обла­стях (куль­тура, традиции).

На при­ме­рах можно пока­зать, как рели­гия исполь­зо­ва­лась гос­под­ству­ю­щими клас­сами в своих инте­ре­сах. При­ве­дём извест­ное выска­зы­ва­ние Наполеона:

«Я вижу в рели­гии не столько таин­ство вопло­ще­ния, сколько таин­ство обще­ствен­ного строя. Она вно­сит в мысль о рае идею равен­ства, кото­рая спа­сает бога­тых от резни со сто­роны бед­ных»4 .

Не все­гда пред­ста­ви­тели гос­под­ству­ю­щих клас­сов в этом прямо при­зна­ва­лись. Но пери­о­ди­че­ски даже цер­ков­ники среди своих подоб­ные мысли излагали:

«Для того чтобы уда­лить из сердца про­ле­та­рия недо­воль­ство и отча­я­ние, нужно ука­зать ему за мрач­ными тучами скор­бей и бед­но­сти, кото­рые его окру­жают, лазур­ное небо веч­ных насла­жде­ний в оби­те­лях отца небес­ного, кото­рое откры­вает рели­гия. Отни­мите у про­ле­та­рия рели­гию, и вы напрасно будете убеж­дать его быть скром­ным и ува­жать права дру­гого: он, может быть, будет мол­чать до поры до вре­мени, но при удоб­ном слу­чае разо­рвёт свои цепи»5 .

Неза­долго до фев­раль­ской рево­лю­ции попы утверждали:

«Вся­кая мысль о какой-то кон­сти­ту­ции, о каком-то дого­воре царя с наро­дом явля­ется кощун­ством, непро­сти­тель­ным оскорб­ле­нием не только царя, но и бога»6 .

После рево­лю­ции всё изменилось:

«Наи­луч­шей фор­мой прав­ле­ния Рус­ского госу­дар­ства епар­хи­аль­ное собра­ние при­знало демо­кра­ти­че­скую рес­пуб­лику с широ­кой област­ной авто­но­мией. В созна­нии народ­ных масс и кон­сти­ту­ци­он­ный монарх слу­жит сим­во­лом идеи ста­рого абсо­лю­тизма вла­сти. Вот почему лозунг — демо­кра­ти­че­ская рес­пуб­лика — явля­ется уже тре­бо­ва­нием момента»7 .

Октябрь­ская рево­лю­ция застала цер­ковь врас­плох. Пред­при­ни­ма­лись попытки дого­во­риться с боль­ше­ви­ками в обмен на лояль­ность и даже «боже­ствен­ное освя­ще­ние» режима. Выдви­га­лись тре­бо­ва­ния вроде:

«Пра­во­слав­ная Рос­сий­ская Цер­ковь, состав­ляя часть еди­ной Все­лен­ской Хри­сто­вой Церкви, зани­мает в Рос­сий­ском Госу­дар­стве пер­вен­ству­ю­щее среди дру­гих испо­ве­да­ний пуб­лично-пра­во­вое поло­же­ние, подо­ба­ю­щее ей, как вели­чай­шей свя­тыне огром­ного боль­шин­ства насе­ле­ния и как вели­кой исто­ри­че­ской силе, сози­дав­шей Рос­сий­ское Госу­дар­ство»8 .

Это одно из опре­де­ле­ний собора, кото­рое при­няло Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство. Но боль­ше­вики ока­за­лись прин­ци­пи­аль­ными в дан­ном вопросе. Так что в пер­вое время была борьба ста­ро­цер­ков­ни­ков и госу­дар­ства, кото­рая завер­ши­лась капи­ту­ля­цией церкви.

План дей­ствий типи­чен. Цер­ковь освя­щала, напри­мер, сра­же­ния двух кня­зей в одном госу­дар­стве (людей одной рели­гии), татаро-мон­голь­ское иго, к кото­рому отно­си­лись с осо­бой любо­вью даже спу­стя столетия:

«Ярлы­ками утвер­жда­лись сле­ду­ю­щие льготы для духо­вен­ства: во-пер­вых, рус­ская вера ограж­да­лась от вся­ких хуле­ний и оскорб­ле­ний со сто­роны кого бы то ни было, строго запре­ща­лось хище­ние и повре­жде­ние при­над­леж­но­стей внеш­него бого­слу­же­ния; во-вто­рых, духо­вен­ство осво­бож­да­лось от даней, вся­ких пошлин и вся­ких повин­но­стей; в-тре­тьих, все цер­ков­ные недви­жи­мые име­ния при­зна­ва­лись непри­кос­но­вен­ными, и цер­ков­ные слуги, т. е. рабы и холопы, объ­яв­ля­лись сво­бод­ными от каких бы то ни было обще­ствен­ных работ»9 .

Рели­гия как инстру­мент исполь­зо­ва­лась в период нацист­ской окку­па­ции, а турки, напри­мер, когда взяли Кон­стан­ти­но­поль, вовсе не обра­щали пра­во­слав­ных в ислам, а также исполь­зо­вали пра­во­сла­вие в своих инте­ре­сах. Свя­щен­но­слу­жи­тели бла­го­слов­ляли новых пра­ви­те­лей, за что полу­чали награду. Исто­рия знает много подоб­ных при­ме­ров, всё опи­сы­вать не имеет ника­кого смысла. Сего­дня роль рели­гии точно такая же, это особо хорошо заметно во вре­мена воен­ных кон­флик­тов, когда любые импе­ри­а­ли­сти­че­ские вылазки бла­го­слов­ляет церковь.

В дан­ной ситу­а­ции можно понять пред­ста­ви­те­лей пра­вя­щего класса, поскольку рели­гия объ­ек­тивно высту­пает в их инте­ре­сах. В нераз­ви­тых стра­нах эта роль особо видна. Не совсем понятно, какую пользу такой соци­аль­ный инсти­тут, бла­го­слов­ля­ю­щий клас­со­вое обще­ство, может при­но­сить коммунистам.

Поскольку рели­гия отра­жает клас­со­вый анта­го­низм в голо­вах людей, то в первую оче­редь задача марк­си­стов — пока­зать сущ­ность капи­та­лизма как экс­плу­а­та­тор­ской фор­ма­ции. Не все­гда чело­век готов сразу к такой инфор­ма­ции, поэтому кри­тика рели­гии не теряет актуальности:

«Кри­тика рели­гии осво­бож­дает чело­века от иллю­зий, чтобы он мыс­лил, дей­ство­вал, строил свою дей­стви­тель­ность как осво­бо­див­шийся от иллю­зий, как став­ший разум­ным чело­век; чтобы он вра­щался вокруг себя самого и сво­его дей­стви­тель­ного солнца. Рели­гия есть лишь иллю­зор­ное солнце, дви­жу­ще­еся вокруг чело­века до тех пор, пока он не начи­нает дви­гаться вокруг себя самого… Задача исто­рии, сле­до­ва­тельно, — с тех пор как исчезла правда поту­сто­рон­него мира, — утвер­дить правду посю­сто­рон­него мира. Бли­жай­шая задача фило­со­фии, нахо­дя­щейся на службе исто­рии, состоит — после того как раз­об­ла­чён свя­щен­ный образ чело­ве­че­ского само­от­чуж­де­ния — в том, чтобы раз­об­ла­чить само­от­чуж­де­ние в его несвя­щен­ных обра­зах. Кри­тика неба пре­вра­ща­ется, таким обра­зом, в кри­тику земли, кри­тика рели­гии — в кри­тику права, кри­тика тео­ло­гии — в кри­тику поли­тики»10 .

Социализм и религия

Уто­пи­че­ский соци­а­лизм дей­стви­тельно не мог совсем обой­тись без рели­гии. Дело в том, что ран­ние формы отно­сятся в основ­ном к кре­стьян­ским вос­ста­ниям, ере­ти­че­ским тече­ниям и фило­соф­ским кон­цеп­циям, в том числе рели­ги­оз­ных про­по­вед­ни­ков. Ни о каком науч­ном миро­воз­зре­нии в ту пору гово­рить не при­хо­ди­лось. У людей была в широ­ком смысле «абсо­лют­ная идея спра­вед­ли­во­сти», они не могли игно­ри­ро­вать гос­под­ству­ю­щие в обще­стве рели­ги­оз­ные идеи. Правда, не все идеи. Напри­мер, с тем, что вся­кий власть иму­щий прав или что цер­ковь должна иметь несу­свет­ные богат­ства, мно­гие люди не соглашались.

Исто­рии известны попытки добиться спра­вед­ли­во­сти при помощи «рели­ги­оз­ной морали», чего стоит, напри­мер, дея­тель­ность Саво­на­ролы во Фло­рен­ции. Не все такие идеи назы­вали соци­а­лиз­мом, однако общее с уто­пи­че­скими кон­цеп­ци­ями есть. А общее то, что эти люди, так или иначе, доби­ва­лись соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. Правда, отве­тить на вопрос: «что делать?» они не могли, потому что все их идеи имели мало общего с реальностью.

Бывали и урод­ли­вые формы, когда кре­стьяне или рабо­чие уни­что­жали то, что созда­вали в про­цессе инду­стри­а­ли­за­ции. Объ­ек­тивно этот про­цесс шёл про­тив их инте­ре­сов, но всё же это был про­гресс, ста­нов­ле­ние новой обще­ствен­ной формации.

А когда подоб­ные дви­же­ния имели неко­то­рый вре­мен­ный успех, то, не имея ника­ких идей, ника­кой про­граммы, они все­гда про­иг­ры­вали. Эти инди­виды, если судить по исто­рии, вообще даже не мыс­лили себя как пра­ви­тели, а про­сто шли на бунт от безыс­ход­но­сти. Ино­гда даже заклю­чали дого­вор с вра­гами, а те их затем уни­что­жали (к при­меру, вос­ста­ние Уота Тай­лера). В луч­шем слу­чае они могли добиться того, что место одного короля (или попа, или фео­дала) зай­мёт дру­гой, это соот­вет­ство­вало инте­ре­сам опре­де­лён­ной группы власть иму­щих, напри­мер, под вли­я­нием рели­ги­оз­ных войн между про­те­стан­тами и като­ли­ками в неко­то­рых стра­нах обно­ви­лась элита.

Христианский социализм

Хри­сти­ан­ский соци­а­лизм появился раньше марк­сизма. Как пра­вило, тече­ние выра­жало инте­ресы пра­вя­щего класса и сто­яло на пози­циях рефор­мизма. Ино­гда сто­рон­ники хри­сти­ан­ского соци­а­лизма при­дер­жи­ва­лись реак­ци­он­ных идей о вос­со­зда­нии сель­ских общин в усло­виях инду­стри­а­ли­за­ции. Осо­бое раз­ви­тие дви­же­ние имело во Фран­ции и в Англии.

Основ­ные тре­бо­ва­ния рефор­мист­ского крыла не были ради­каль­ными: все­об­щее изби­ра­тель­ное право, неко­то­рые соци­аль­ные реформы. Отдель­ные сто­рон­ники хри­сти­ан­ского соци­а­лизма счи­тали «прус­ский соци­а­лизм» Бисмарка вопло­ще­нием их идей и хотели, чтобы подоб­ное рас­про­стра­ни­лось повсюду.

Как можно заме­тить, речь всё-таки идёт именно об улуч­ше­нии капи­та­лизма, а не лик­ви­да­ции. Наи­бо­лее после­до­ва­тельно подоб­ные иде­алы отста­и­вал Луи Блан. Суть дви­же­ния — про­ти­во­сто­я­ние рево­лю­ции. Прак­ти­че­ски все сто­рон­ники хри­сти­ан­ского соци­а­лизма из раз­ви­тых стран нега­тивно отно­си­лись к сти­хий­ным выступ­ле­ниям рабочих.

Неуди­ви­тельно, что на этапе ста­нов­ле­ния науч­ного ком­му­низма Маркс и Энгельс в «Мани­фе­сте ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии» выска­за­лись про­тив подоб­ных форм:

«Хри­сти­ан­ский соци­а­лизм — это лишь свя­тая вода, кото­рою поп кро­пит озлоб­ле­ние ари­сто­крата»11 .

Вообще, клас­сики нега­тивно отзы­ва­лись о соци­а­лизме в целом, любых форм на тот момент, потому что речь шла об уто­пии, о том, чтобы опи­раться на идею «абсо­лют­ной справедливости».

Была задача — пока­зать, как рабо­тает капи­та­ли­сти­че­ская система, дока­зать, что это исто­ри­че­ское явле­ние и обос­но­вать её упа­док. С зада­чей спра­ви­лись, воору­жив про­ле­та­риат кон­крет­ными зна­ни­ями, руко­вод­ству­ясь кото­рыми можно дей­ство­вать, что было под­твер­ждено исто­рией. При­чём ведь помимо этого марк­сист­ская тео­рия пре­об­ра­зо­вала обще­ствен­ную науку и до сих пор ока­зы­вает на неё боль­шое влияние.

Социал-демократия

С социал-демо­кра­тами ком­му­ни­сты вза­и­мо­дей­ство­вали довольно долго. Тем более, что когда уже суще­ство­вало рево­лю­ци­он­ное тече­ние и основ­ные работы Маркса и Энгельса, социал-демо­кра­там при­шлось в той или иной мере при­нять эти идеи, поскольку в каче­стве аль­тер­на­тивы высту­пали рели­ги­оз­ные и уто­пи­че­ские «тео­рии», а марк­сизм всё-таки опи­рался на науч­ные данные.

Дру­гое дело, что было много про­ти­во­ре­чий, поскольку в той или иной мере пол­ного един­ства у руко­вод­ства социал-демо­кра­ти­че­ских пар­тий и у клас­си­ков марк­сизма не было нико­гда. Все­гда были споры по поводу про­грамм, кон­крет­ных дей­ствий и т. д.

В наи­бо­лее раз­ви­тых стра­нах со вре­ме­нем дея­тель­ность социал-демо­кра­ти­че­ских пар­тий была раз­ре­шена. Это была пар­тия масс, изна­чально не было все­об­щего изби­ра­тель­ного права и бур­жу­а­зии про­сто не были нужны мас­со­вые пар­тии. Конечно, пойти на такой шаг (раз­ре­шить социал-демо­кра­тии участ­во­вать в поли­ти­че­ской жизни) бур­жу­а­зия не могла без опре­де­лён­ных гарантий.

Был достиг­нут ком­про­мисс. Пар­тия отка­зы­ва­лась от рево­лю­ции и за это полу­чала пре­фе­рен­ции от пра­вя­щего класса. Основ­ной зада­чей была бди­тель­ность за рабо­чим клас­сом. По сути, в раз­ви­тых стра­нах в конце XIX века и в начале XX века рефор­ма­торы были чем-то вроде поли­ции внутри рабо­чего класса.

Если же гово­рить о рели­гии, то на пер­вых порах были какие-то выступ­ле­ния про­тив гос­под­ству­ю­щей церкви, под­дер­жи­ва­ю­щей власть. Однако затем, когда социал-демо­краты из раз­ви­тых стран стали частью капи­та­ли­сти­че­ской системы, тут же изме­ни­лось всё. Рели­гия стала «част­ным делом», то есть уже ника­кой раз­ницы не было. В изда­ниях даже появи­лись про­па­ган­ди­сты рели­гии, хотя и с ними «поле­ми­зи­ро­вали». Пус­кай всту­пают все, ведь социал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия — пар­тия масс! Всё это зако­но­мерно завер­ши­лось вна­чале пол­ным отка­зом от марк­сизма (в 50-е годы про­шлого века), затем — при­ня­тием нео­ли­бе­ра­лизма и про­ве­де­нием соот­вет­ству­ю­щих реформ (в Гер­ма­нии и др. раз­ви­тых стра­нах). Сего­дня, если гово­рить именно о раз­ви­тых стра­нах, ника­кой суще­ствен­ной раз­ницы между социал-демо­кра­ти­че­ской и либе­раль­ной пар­ти­ями нет.

Богостроительство

Оппор­ту­ни­сты пыта­лись влиться в рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние, отка­зав­ше­еся участ­во­вать в кло­у­наде, назы­ва­е­мой выборы. Их идеи — необя­за­тельно рели­гия, ино­гда это фило­соф­ские кон­цеп­ции, скло­не­ние к оппор­ту­низму или «уме­рен­но­сти» и т. д. Все рево­лю­ци­он­ные пар­тии, у кото­рых был шанс на победу в борьбе с бур­жу­а­зией, стал­ки­ва­лись с таким явлением.

В дан­ном слу­чае хоте­лось бы вспом­нить о бого­стро­и­тель­стве. Появи­лось оно в период реак­ции после рево­лю­ции 1905 года. Сто­рон­ники рево­лю­ции тогда пре­бы­вали в уны­нии, и часто, отка­зав­шись верить в победу рево­лю­ции, даже бур­жу­азно-демо­кра­ти­че­ской, они дей­ство­вали так же, как пред­ше­ствен­ники, то есть как уто­пи­че­ские социалисты.

Но их попытка была вред­ной именно потому, что они пыта­лись син­те­зи­ро­вать марк­сизм и рели­гию, несмотря на то, что основ­ные идео­логи веру­ю­щими не были. Также в группе актив­ную роль играл Бог­да­нов, кото­рый про­па­ган­ди­ро­вал иде­а­ли­сти­че­ские кон­цеп­ции Маха.

Луна­чар­ский и дру­гие разо­ча­ро­ва­лись в науке. Они под­вергли сомне­нию основ­ные поло­же­ния диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма. Поскольку их идеи часто нахо­дили под­держку, Ленин, как сто­рон­ник наи­бо­лее после­до­ва­тель­ной поли­ти­че­ской борьбы про­ле­та­ри­ата, высту­пил про­тив дан­ного тече­ния, отка­зы­ва­ясь от вся­кого компромисса:

«Эта про­по­ведь [бого­стро­и­тель­ства] стала систе­ма­ти­че­ской именно в послед­ние пол­тора года, когда рус­ской бур­жу­а­зии в её контр­ре­во­лю­ци­он­ных целях пона­до­би­лось ожи­вить рели­гию, под­нять спрос на рели­гию, сочи­нить рели­гию, при­вить народу или по-новому укре­пить в народе рели­гию. Про­по­ведь бого­стро­и­тель­ства при­об­рела поэтому обще­ствен­ный, поли­ти­че­ский харак­тер…»12

Основ­ное отли­чие боль­ше­вист­ской пар­тии от про­чих заклю­ча­лось в после­до­ва­тель­но­сти и непри­ми­ри­мо­сти по отно­ше­нию к оппор­ту­низму. И ника­ких ком­про­мис­сов с якобы «това­ри­щами-соци­а­ли­стами» в вопросе о рево­лю­ции не было, осо­бенно в усло­виях реак­ции, когда такое согла­ше­ние, пусть даже вре­мен­ное, только навре­дило бы делу.

Обновленчество

Как уже гово­ри­лось ранее, со ста­ро­цер­ков­ни­ками боль­ше­вики отно­ше­ния испор­тили в началь­ный период после Октябрь­ской рево­лю­ции. Понятно, что в усло­виях острой борьбы ста­ро­цер­ков­ники уже не могли спо­койно рас­про­стра­нять контр­ре­во­лю­ци­он­ные идеи. Однако неко­то­рые попы сооб­ра­зили, что нужно не бороться с новой вла­стью, а при­сяг­нуть ей, пока­зать, что они «за коммунизм».

Это было выгодно во всех смыс­лах, потому что дея­тели новой церкви, обходя цер­ков­ную иерар­хию, про­сто взяли себе в без­воз­мезд­ную аренду наи­бо­лее «при­быль­ные» храмы (тот же Храм Хри­ста Спа­си­теля) и зара­ба­ты­вали деньги, поскольку при­хо­жан, несмотря на мас­со­вый отход от церкви, всё ещё было немало.

И ясно, эти люди вна­чале пола­гали, что госу­дар­ство всё же будет исполь­зо­вать «Живую цер­ковь» как инстру­мент в своих инте­ре­сах. Воз­можно, отча­сти они были правы, хотя вряд ли все их жела­ния были реа­ли­зо­ваны, поскольку ника­ких осо­бых прав они не имели.

Более того, анти­ре­ли­ги­оз­ная про­па­ганда рабо­тала про­тив обнов­лен­че­ской церкви, в 1923 году в жур­нале «Кро­ко­дил» появи­лась «Кари­ка­тура на „крас­ную цер­ковь“» и ком­мен­та­рий со стихом:

«Среди неко­то­рых цер­ков­ных слу­жи­те­лей воз­никла мысль об орга­ни­за­ции „крас­ной церкви“. „Если есть крас­купы (крас­ные купцы), — рас­суж­дают они, — то почему же не могут суще­ство­вать краспопы?“

Много нынче раз­ве­лось у нас церк­вей:
Есть „живая“ , есть „живой“ ещё живей!
Есть живей­шая, и есть совсем „антик“ —
Церкви новые пекутся каж­дый миг.
Цер­ковь крас­ную выду­мы­вает поп,
Церкви новые заткнуть за пояс чтоб!
Рядом с Марк­сом — лик „боже­ствен­ный“
Хри­ста, На иконе — серп и молот… Кра-со-та!»
13

Неуди­ви­тельно, что эти люди не только грыз­лись по поводу мест в при­хо­дах (то есть за право полу­чать доход с той или иной тор­го­вой точки), среди них было много пре­да­те­лей, сто­рон­ни­ков рестав­ра­ции капи­та­лизма и про­чих вра­гов совет­ской вла­сти. Ника­кого вли­я­ния на ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию дан­ное тече­ние не ока­зало. В итоге его лик­ви­ди­ро­вали, отча­сти идео­ло­гию пере­няла офи­ци­аль­ная цер­ковь, кото­рая стала лояльной.

Теология освобождения

Тео­ло­гия осво­бож­де­ния рас­про­стра­нена, в основ­ном, в Латин­ской Аме­рике. Ранее там дей­ство­вали марк­си­сты, но впо­след­ствии они часто сда­вали свои пози­ции, так как шли на ком­про­миссы, назы­вая это «наци­о­наль­ным при­ми­ре­нием». В итоге всё это пре­вра­ща­лось в оче­ред­ную пар­тию «всех для всех». Хотя цель там была, как пра­вило, одна — свер­же­ние про­аме­ри­кан­ского пра­ви­тель­ства в ходе граж­дан­ской войны.

Про­блема в том, что прак­ти­че­ски отсут­ство­вали тео­ре­тики, и по сути там могли дей­ство­вать люди с любыми иде­ями. Мно­гие ради­каль­ные группы рас­ко­ло­лись по той при­чине, что в конеч­ном итоге решили заклю­чить дого­вор с гос­под­ству­ю­щим клас­сом. Это для них хорошо не закан­чи­ва­лось прак­ти­че­ски никогда.

Лица, исполь­зу­ю­щие рели­гию для ослаб­ле­ния рево­лю­ци­он­ной пар­тии, дей­ствуют стан­дартно. Извест­ная «свя­тая» мать Тереза заявляла:

«Я счи­таю уче­ние Хри­ста глу­боко рево­лю­ци­он­ным и абсо­лютно соот­вет­ству­ю­щим делу соци­а­лизма. Оно не про­ти­во­ре­чит даже марк­сизму-лени­низму»14 .

Но дело заклю­ча­ется в том, что было на прак­тике. Она соби­рала деньги у бур­жу­а­зии и часть этих средств шла на стран­ные про­екты. Напри­мер, в Индии откры­вали при­юты для бед­ных, кото­рые она сама же назы­вала «домами смерти», где за их здо­ро­вье моли­лись, то есть угне­тён­ные и лишён­ные всех благ не полу­чали ника­кой помощи. А сама Тереза по этому поводу гово­рила следующее:

«Я думаю, что это очень кра­сиво для бед­ных, при­нять их долю, и раз­де­лить стра­да­ния вме­сте с Хри­стом. Я думаю, что миру очень помо­гает стра­да­ние бед­ных людей»15 .

Люди вме­сто уча­стия в рево­лю­ци­он­ной дея­тель­но­сти, а тогда в Индии рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние было сильно, обра­ща­лись к Терезе. Они не боро­лись за своё буду­щее, а про­сто шли в места, где отсут­ство­вали сани­тар­ные нормы, где плохо кор­мили и «лечили» при помощи молитв. Шли они туда умирать.

Уди­ви­тельно, но «левые» из Латин­ской Аме­рики выбо­рочно нахо­дили подоб­ных дея­те­лей и радо­ва­лись, когда те выска­зы­ва­лись поло­жи­тельно о борьбе угне­тён­ных. На деле тут нужно было заме­чать кон­текст, поскольку мать Тереза бла­го­слов­ляла не только соци­а­ли­сти­че­скую Кубу, но и дик­та­тор­ские режимы, где чле­нов ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии сажали в тюрьмы или расстреливали.

Тео­ло­гия осво­бож­де­ния появ­ля­ется не на пустом месте. Её адепты особо активно дей­ство­вали во вре­мена, когда рево­лю­ци­он­ная борьба имела пер­спек­тивы, когда неко­то­рые страны Латин­ской Аме­рики пере­шли к стро­и­тель­ству соци­а­лизма (или про­воз­гла­сили). Несо­мненно, в период острой борьбы «сорат­ники по ору­жию», сто­рон­ники иде­а­ли­сти­че­ских идей, навряд ли спо­соб­ство­вали пар­тий­ному един­ству в борьбе, наобо­рот, часто они были ини­ци­а­то­рами мир­ных пере­го­во­ров с вра­гами рабо­чего класса. Были еди­нич­ные слу­чаи отваж­ной борьбы с капи­та­ли­стами, однако, к сожа­ле­нию, на прак­тике, когда подоб­ные идеи ста­но­ви­лись гос­под­ству­ю­щими, можно заме­тить лишь гни­лой компромисс.

Венесуэла

Неко­то­рые люди утвер­ждают, что лати­но­аме­ри­кан­ские «левые» режимы — это пер­спек­тивно и на это надо рав­няться, это соци­а­лизм XXI века. Тео­ло­гия осво­бож­де­ния на этот «соци­а­лизм» ока­зала вли­я­ние. Взять того же Чавеса:

«Он (Иисус) был со мной в труд­ные вре­мена, в самые страш­ные моменты жизни. Иисус Хри­стос, несо­мненно, был исто­ри­че­ской фигу­рой — он был повстан­цем, одним из наших, анти­им­пе­ри­а­ли­стов. Он вос­стал про­тив Рим­ской импе­рии. Ибо кто мог бы ска­зать, что Иисус был капи­та­ли­стом? Нет. Иуда был капи­та­ли­стом, взяв свои среб­рен­ники! Хри­стос был рево­лю­ци­о­не­ром. Он вос­стал про­тив рели­ги­оз­ных иерар­хий. Он вос­стал про­тив эко­но­ми­че­ской вла­сти того вре­мени. Он пред­по­чёл смерть для защиты своих гума­ни­сти­че­ских иде­а­лов, и он жаж­дал пере­мен. Он был нашим Иису­сом Хри­стом»16 .

Как можно заме­тить, пере­ме­ши­ва­ние раз­лич­ных идей, плю­ра­лизм мне­ний ника­ким обра­зом не спо­соб­ствует соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции. Дан­ное выска­зы­ва­ние ника­кого отно­ше­ния к марк­сизму не имеет. Прак­ти­че­ски все речи Чавеса — дема­го­гия. Его режим — капи­та­лизм с эле­мен­тами рефор­мизма. Ком­про­мисс на ком­про­миссе, кото­рый уже под­хо­дит к сво­ему логи­че­скому завершению.

Надо ска­зать, что уста­нов­ле­ние такого «соци­а­ли­сти­че­ского» режима было воз­можно только по той при­чине, что нео­ли­бе­раль­ные реформы довели страну «до ручки». Сопро­тив­ле­ние нарас­тало. Но вдруг на выбо­рах побеж­дает «соци­а­ли­сти­че­ская пар­тия». Её дея­тель­ность, по сути, заклю­ча­лась в том, чтобы отме­нить нео­ли­бе­раль­ные реформы, остав­ляя частично их послед­ствия в силе. Таким обра­зом, подоб­ный режим не решал про­блему, а лишь зама­зы­вал неко­то­рые про­ти­во­ре­чия, и в конеч­ном итоге высту­пал в инте­ре­сах бур­жу­а­зии, так как она до сих пор оста­ётся гос­под­ству­ю­щим клас­сом в стране.

Пока была воз­мож­ность про­да­вать нефть, ещё можно было каким-то обра­зом ста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию, однако как только нефть в цене упала, то сразу же про­изо­шёл кол­лапс системы. А нынеш­ние управленцы-«социалисты» про­сто не знают, что делать в такой ситуации.

Никарагуа

Члены Сан­ди­нист­ского фронта — сто­рон­ники тео­ло­гии осво­бож­де­ния. В период рево­лю­ци­он­ных собы­тий это было наци­о­нально-осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние. При­ме­ча­тельно, что про­тив пар­ти­зан высту­пали не только «соци­а­ли­сты», но и члены ком­пар­тии, участ­ву­ю­щей в выборах.

Как только сан­ди­ни­сты побе­дили, нача­лось стро­и­тель­ство «соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства». Несмотря даже на враж­деб­ное окру­же­ние и на граж­дан­скую войну, эти люди тут же шли на компромиссы.

Во-пер­вых, они заклю­чили дого­вор с оппо­зи­ци­он­ными пар­ти­ями, дабы ни в коем слу­чае не про­слыть одно­пар­тий­ной дик­та­ту­рой. У их вра­гов появ­ля­ются реаль­ные рычаги дав­ле­ния, несмотря на то, что основ­ные оппо­зи­ци­он­ные лидеры поки­нули страну.

В 1985 году состо­я­лись офи­ци­аль­ные выборы, на кото­рых ком­про­миссы дошли до того, что чле­нам бур­жу­аз­ных пар­тий резер­ви­ро­вали места в пра­ви­тель­стве, дабы достиг­нуть «при­ми­ре­ния» всех со всеми в «духе хри­сти­ан­ства». Затем эти «рево­лю­ци­он­ные силы» при­знали все долги быв­шего пре­зи­дента Сомосы и «свя­щен­ное» право част­ной соб­ствен­но­сти. Капи­та­ли­сты, даже про­тив­ники режима, оста­лись при своём, соб­ствен­ность отняли только у Сомосы и его бли­жай­ших сорат­ни­ков. То есть сде­лали то же, что про­ис­хо­дило во вре­мена самых обык­но­вен­ных переворотов.

Их рефор­мист­ская дея­тель­ность была менее после­до­ва­тельна, чем в Европе, то есть аграр­ная реформа про­шла очень слабо, а соци­аль­ные инсти­туты почти не раз­ви­ва­лась. В конеч­ном итоге сан­ди­ни­сты отка­за­лись от фор­маль­ного при­зна­ния марк­сизма-лени­низма и всту­пили в Социн­терн. В пра­ви­тель­стве неко­то­рые госу­дар­ствен­ные долж­но­сти зани­мали като­ли­че­ские священники.

Насе­ле­ние разо­ча­ро­ва­лось, на сле­ду­ю­щих выбо­рах сан­ди­ни­сты про­иг­рали. Но пра­вые, кото­рых выбрали вме­сто них, ещё больше разо­ча­ро­вали, так что опять выбрали сан­ди­ни­стов, кото­рые теперь уже вообще ника­кого отно­ше­ния к соци­а­лизму не имеют, теперь они за кон­сер­ва­тизм и кле­ри­ка­лизм. Их лидер Ортега о прошлом:

«Я изме­нился и извлёк уроки из про­шлого. …Коман­данте Ортега больше не суще­ствует»17 .

Ясно, почему хва­лят подоб­ных дея­те­лей и видят в этом нечто поло­жи­тель­ное, обви­няя рево­лю­ци­о­не­ров про­шлого в «дог­ма­тизме». Такие дея­тели удобны для капи­та­лизма, ибо отра­жают сущ­ность оппор­ту­низма в ком­му­ни­сти­че­ском дви­же­нии и спо­соб­ствуют закреп­ле­нию обы­ва­тель­ских пред­став­ле­ний о соци­а­лизме. Тут же речь идёт не о рево­лю­ци­о­не­рах, а о капи­ту­лян­тах, кото­рые без борьбы сдали соци­аль­ную рево­лю­цию, при­кры­ва­ясь напуск­ным благочестием.

Коммунизм: политика, наука, религия

Рас­про­стра­нена идея, что якобы рели­гия имеет много общего с ком­му­низ­мом. Кто-то в нега­тив­ном, а кто-то в пози­тив­ном смысле даже выска­зы­ва­ется в том духе, что «ком­му­низм — религия».

Сразу же надо ска­зать по этому поводу сле­ду­ю­щее: науч­ный ком­му­низм, в основе кото­рого клас­си­че­ская полит­эко­но­мия, фран­цуз­ская исто­ри­че­ская школа и диа­лек­тика, не имеет ничего общего с рели­гией по той при­чине, что его фун­да­мент — наука. Клас­сики не только исполь­зо­вали науч­ные откры­тия для под­твер­жде­ния своих взгля­дов, но и совер­шили пере­во­рот в бур­жу­аз­ной обще­ствен­ной науке.

О своих оппо­нен­тах в фило­соф­ском лагере Энгельс гово­рил следующее:

«Самое же реши­тель­ное опро­вер­же­ние этих, как и всех про­чих, фило­соф­ских вывер­тов заклю­ча­ется в прак­тике, именно в экс­пе­ри­менте и в про­мыш­лен­но­сти»18 .

Осно­ва­те­лей марк­сизма тогда обви­няли в «детер­ми­низме», якобы они игно­ри­ро­вали всё, кроме эко­но­мики, и вот, мол, эко­но­мика стала неким «боже­ством» в их пред­став­ле­нии. Энгельс и таким «кри­ти­кам» успел ответить:

«Согласно мате­ри­а­ли­сти­че­скому пони­ма­нию исто­рии в исто­ри­че­ском про­цессе опре­де­ля­ю­щим момен­том в конеч­ном счёте явля­ется про­из­вод­ство и вос­про­из­вод­ство дей­стви­тель­ной жизни. Ни я, ни Маркс боль­шего нико­гда не утвер­ждали. Если же кто-нибудь иска­жает это поло­же­ние в том смысле, что эко­но­ми­че­ский момент явля­ется будто един­ственно опре­де­ля­ю­щим момен­том, то он пре­вра­щает это утвер­жде­ние в ничего не гово­ря­щую, абстракт­ную, бес­смыс­лен­ную фразу. Эко­но­ми­че­ское поло­же­ние — это базис, но на ход исто­ри­че­ской борьбы также ока­зы­вают вли­я­ние и во мно­гих слу­чаях опре­де­ляют пре­иму­ще­ственно форму её раз­лич­ные моменты над­стройки»19 .

Конечно, не все такие кри­тики. Самые ради­каль­ные, вроде Хай­ека, утверждали:

«Чем выше под­ни­ма­емся мы по лест­нице интел­лекта, чем тес­нее обща­емся с интел­лек­ту­а­лами, тем веро­ят­нее, что мы столк­нёмся с соци­а­ли­сти­че­скими убеж­де­ни­ями. Раци­о­на­ли­сты — люди по боль­шей части про­све­щён­ные и интел­лек­ту­аль­ные, а про­све­щён­ные интел­лек­ту­алы — по боль­шей части соци­а­ли­сты»20 .

Про­блема Маркса и дру­гих в том, что они «слиш­ком раци­о­нальны», что обще­ство якобы «по своей при­роде» капи­та­ли­сти­че­ское, тра­ди­ци­он­ное или рели­ги­оз­ное. И именно поэтому ком­му­низм — уто­пия. Но уто­пия только в этом плане. В осталь­ном серьёз­ные иссле­до­ва­тели к марк­сизму отно­сятся хорошо. Извест­ный аме­ри­кан­ский социо­лог Смел­зер в своём посо­бии гово­рит так:

«Хотя его пред­ска­за­ние миро­вой про­ле­тар­ской рево­лю­ции ока­за­лось невер­ным, его вклад в социо­ло­ги­че­ское зна­ние — осо­бенно в обла­сти соци­аль­ных клас­сов и соци­аль­ных изме­не­ний — по-преж­нему оста­ётся зна­чи­тель­ным»21 .

Подоб­ные идеи раз­де­ля­лись мно­гими сто­рон­ни­ками запад­ного марк­сизма, то есть тео­рия Маркса отры­ва­лась от прак­тики. Сей­час это обыч­ное дело в обще­ствен­ной науке. Отдель­ные учё­ные могут заявить, что явля­ются «марк­си­стами, но не ком­му­ни­стами». Или же про­сто высоко ценят труды Маркса.

Но это только если рас­смат­ри­вать про­блему в рам­ках обще­ствен­ных наук. Есте­ственно, раз­лич­ные дема­гоги готовы срав­нить рели­гию и поли­тику. С их при­ё­мами также можно ска­зать, что наука и рели­гия, меди­цин­ская сфера — рели­гия, и вообще все обще­ствен­ные явле­ния — одна сплош­ная религия.

Науч­ный ком­му­низм не явля­ется «раем на земле»:

«Ком­му­низм для нас не состо­я­ние, кото­рое должно быть уста­нов­лено, не идеал, с кото­рым должна сооб­ра­зо­ваться дей­стви­тель­ность. Мы назы­ваем ком­му­низ­мом дей­стви­тель­ное дви­же­ние, кото­рое уни­что­жает тепе­реш­нее состо­я­ние»22 .

В науч­ном ком­му­низме отсут­ствует уто­пия — это живое уче­ние, кото­рое раз­ви­ва­ется в про­цессе соци­аль­ной рево­лю­ции, о чём сви­де­тель­ствует сама исто­рия. Есть только несколько момен­тов — бес­клас­со­вое обще­ство, отмена част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства. А пред­ше­ствен­ники, кото­рых дей­стви­тельно часто можно обви­нить в сим­па­тиях по отно­ше­нию к рели­гии, во всех крас­ках опи­сы­вали «див­ный новый мир».

«Левое» христианство

Есть мне­ние, что якобы у хри­сти­ан­ства и у ком­му­низма много общего. Что-то общее между ран­ним хри­сти­ан­ством23 , ере­ти­че­скими тече­ни­ями уже в рам­ках офи­ци­аль­ного хри­сти­ан­ства и соци­а­ли­сти­че­ским уто­пиз­мом есть. Но навряд ли что-то общее можно найти между хри­сти­ан­ством и марксизмом.

Дей­стви­тельно, в хри­сти­ан­стве име­ются слова про­тив бога­тых. Это исполь­зуют «хри­сти­ан­ские соци­а­ли­сты». Но они игно­ри­руют тот факт, что после фор­ми­ро­ва­ния «еди­ной церкви» дан­ная рели­гия обслу­жи­вала инте­ресы пра­вя­щего класса. Несколько типич­ных пра­вил для рабов из евангелия:

Итак будьте покорны вся­кому чело­ве­че­скому началь­ству для Гос­пода: царю ли, как вер­хов­ной вла­сти.

(Петр 2:13)

Напо­ми­най им пови­но­ваться и поко­ряться началь­ству и вла­стям, быть гото­выми на вся­кое доб­рое дело.

(Тит 3:1)

1 Рабы, под игом нахо­дя­щи­еся, должны почи­тать гос­под своих достой­ными вся­кой чести, дабы не было хулы на имя Божие и учение.

(1-е Тимо­фею 6) 

9 Рабов [уве­ще­вай] пови­но­ваться своим гос­по­дам, уго­ждать им во всем, не прекословить,

(Титу 2) 

13 Итак будьте покорны вся­кому чело­ве­че­скому началь­ству, для Гос­пода: царю ли, как вер­хов­ной вла­сти,
14 пра­ви­те­лям ли, как от него посы­ла­е­мым для нака­за­ния пре­ступ­ни­ков и для поощ­ре­ния дела­ю­щих добро, –
15 ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграж­дали уста неве­же­ству безум­ных людей, –
16 как сво­бод­ные, не как упо­треб­ля­ю­щие сво­боду для при­кры­тия зла, но как рабы Божии.
17 Всех почи­тайте, брат­ство любите, Бога бой­тесь, царя чтите.
18 Слуги, со вся­ким стра­хом пови­нуй­тесь гос­по­дам, не только доб­рым и крот­ким, но и суро­вым.
19 Ибо то угодно Богу, если кто, помыш­ляя о Боге, пере­но­сит скорби, стра­дая неспра­вед­ливо.
20 Ибо что за похвала, если вы тер­пите, когда вас бьют за про­ступки? Но если, делая добро и стра­дая, тер­пите, это угодно Богу.

(1-Пет 2) 

Также притча Хри­ста о талантах:

Ибо [Он посту­пит], как чело­век, кото­рый, отправ­ля­ясь в чужую страну, при­звал рабов своих и пору­чил им име­ние своё: и одному дал он пять талан­тов, дру­гому два, иному один, каж­дому по его силе; и тот­час отпра­вился. Полу­чив­ший пять талан­тов пошёл, упо­тре­бил их в дело и при­об­рёл дру­гие пять талан­тов; точно так же и полу­чив­ший два таланта при­об­рёл дру­гие два; полу­чив­ший же один талант пошёл и зако­пал [его] в землю и скрыл серебро гос­по­дина своего.

(Мф. 25:14-30)

Реак­ция гос­по­дина на пове­де­ние послед­него раба:

Лука­вый раб и лени­вый! ты знал, что я жну, где не сеял, и соби­раю, где не рас­сы­пал; посему над­ле­жало тебе отдать серебро моё тор­гу­ю­щим, и я, придя, полу­чил бы моё с при­бы­лью; итак, возь­мите у него талант и дайте име­ю­щему десять талан­тов, ибо вся­кому име­ю­щему дастся и при­умно­жится, а у неиме­ю­щего отни­мется и то, что имеет; а негод­ного раба выбросьте во тьму внеш­нюю: там будет плач и скре­жет зубов.

(Мф. 25:26-30)

Хри­сти­ан­ство в офи­ци­аль­ной вер­сии и близко не похо­дит на некий «соци­аль­ный идеал», как это пыта­ются пред­ста­вить его апо­ло­геты. Наобо­рот, «пре­иму­ще­ство» хри­сти­ан­ства и заклю­ча­ется в том, что оно назы­вает свя­щен­ным клас­со­вое обще­ство, явля­ясь инстру­мен­том пра­вя­щего класса.

Социализм и религия в России

Попытка повли­ять на идео­ло­гию пра­вя­щей ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в дей­стви­тель­но­сти была. РПЦ после Хру­щёва активно дока­зы­вала режиму, что явля­ется пол­но­стью лояль­ной струк­ту­рой и что она может высту­пать как инстру­мент в инте­ре­сах партии.

Совет­ский фило­соф Павел Куроч­кин утвер­ждал, что РПЦ стре­мится (в сере­дине 1960-х годов) «сбли­зить соци­аль­ные и нрав­ствен­ные иде­алы рели­гии и ком­му­низма», «модер­ни­за­ция явля­ется и свое­об­раз­ным „про­те­стом“ про­тив этого упадка, фор­мой само­за­щиты рели­гии в период её глу­бо­кого кри­зиса»24 .

Власть в те годы отча­сти исполь­зо­вала РПЦ в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ниях, но не более того. Упа­док РПЦ был объ­ек­ти­вен, и в ту пору ни о каких гоне­ниях гово­рить не при­хо­ди­лось. Только в 1988 году из про­граммы КПСС исчез пункт, согласно кото­рому каж­дый член пар­тии обя­зан «вести широ­кую научно-ате­и­сти­че­скую пропаганду».

Затем, осо­бенно уже в пост­со­вет­ский период, соци­а­ли­сти­че­ское дви­же­ние пред­став­ляло жал­кую кар­тину. В пар­тиях вроде КПРФ рели­гия объ­яв­ля­лась даже не част­ным делом, а некой осо­бен­но­стью — «наци­о­наль­ным духом каж­дого россиянина».

КПРФ — при­мер на самом деле типич­ный, поскольку в пар­тии не только заиг­ры­вают с рели­ги­оз­ным куль­том, но и утвер­ждают, что больше в Рос­сии рево­лю­ций не будет, лидер ком­пар­тии декларирует:

«Наша страна исчер­пала лимит на рево­лю­ции и про­чие потря­се­ния. Мы абсо­лютно не при­спо­соб­лены сей­час к борьбе. И слава Богу»25 .

Участ­ники пред­вы­бор­ной гонки подоб­ное заяв­ляют часто. Однако есть ведь ещё и «левые хри­сти­ане», кото­рые не при­ни­мают тезисы Зюга­нова, но пыта­ются влиться в ряды марк­си­стов, зани­ма­ясь деструк­тив­ной деятельностью.

Такие леваки нередко цити­руют свя­щен­ника Эрне­сто Мартинеса:

«Марк­сизм — плод Еван­ге­лия. Без хри­сти­ан­ства марк­сизм был бы невоз­мо­жен, и про­роки Вет­хого Завета — пред­ше­ствен­ники Маркса»26 .

Этот поп был в пра­ви­тель­стве Ника­ра­гуа, зани­мал, как и дру­гие свя­щен­но­слу­жи­тели, пост мини­стра. Министр куль­туры (дру­гие попы отве­чали за соци­аль­ное обес­пе­че­ние и за обра­зо­ва­ние) со вре­ме­нем поте­рял долж­ность. При­чина: нехватка бюд­жет­ных средств на его про­екты. Что же слу­чи­лось затем? После исклю­че­ния Мар­ти­нес сразу вспом­нил, что в новом пра­ви­тель­стве «не насто­я­щие рево­лю­ци­о­неры», и стал активно высту­пать про­тив «неза­кон­ной дик­та­туры». Дик­та­тура, оче­видно, явля­ется закон­ной, пока Мар­ти­нес зани­мает пост министра.

Как можно заме­тить все­гда, подоб­ные дея­тели ника­ким обра­зом не дока­зы­вают, почему же без хри­сти­ан­ства марк­сизм был бы невоз­мо­жен. Было бы логично пред­по­ло­жить, что без полит­эко­но­мии, фило­со­фии Гегеля и мате­ри­а­ли­стов, фран­цуз­ских исто­ри­ков пери­ода Рестав­ра­ции он был бы невоз­мо­жен, но без хри­сти­ан­ства он вполне воз­мо­жен, тем более что клас­сики марк­сизма — про­тив­ники хри­сти­ан­ства в целом и хри­сти­ан­ского соци­а­лизма в частности.

Навер­ное, есть раз­ница между ана­ли­зом капи­та­ли­сти­че­ской системы и мифо­ло­гией о том, как некий избран­ный народ истреб­ляет дру­гие народы име­нем еди­ного бога, а этот бог не любит, когда этот народ верит в дру­гих богов. Воз­можно, много общего с марк­сиз­мом имеют исто­рии о гово­ря­щей змее, попытке изна­си­ло­вать анге­лов в Содоме или про­жить 900 лет?

Оче­видно, что такие при­вер­женцы рас­счи­ты­вают на то, что люди про­сто не знают, что такое марк­сизм, высту­пая за абстракт­ное равен­ство. В Рос­сии есть про­па­ган­ди­сты таких идей. Напри­мер, в книге «Еван­ге­лие от Маркса» Анны Бусел написано:

«Идеи Маркса и Энгельса, идеи Нового Мира, вопло­щён­ные в жизнь в ходе свя­щен­ной мис­сии Ленина, есть про­дол­же­ние в эпоху Апо­ка­лип­сиса идей Вели­кого Учи­теля чело­ве­че­ства — Иисуса Хри­ста»27 .

Несколько идей вели­кого учи­теля чело­ве­че­ства (из нагор­ной проповеди):

1 Уви­дев народ, Он взо­шёл на гору; и, когда сел, при­сту­пили к Нему уче­ники Его.
2 И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря:
3 Бла­женны нищие духом, ибо их есть Цар­ство Небес­ное.
4 Бла­женны пла­чу­щие, ибо они уте­шатся.
5 Бла­женны крот­кие, ибо они насле­дуют землю.
6 Бла­женны алчу­щие и жаж­ду­щие правды, ибо они насы­тятся.
7 Бла­женны мило­сти­вые, ибо они поми­ло­ваны будут.
8 Бла­женны чистые серд­цем, ибо они Бога узрят.
9 Бла­женны миро­творцы, ибо они будут наре­чены сынами Божи­ими.
27 Вы слы­шали, что ска­зано древним: не пре­лю­бо­дей­ствуй.
28 А Я говорю вам, что вся­кий, кто смот­рит на жен­щину с вожде­ле­нием, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в сердце своём.
29 Если же пра­вый глаз твой соблаз­няет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из чле­нов твоих, а не всё тело твоё было ввер­жено в геенну.
30 И если пра­вая твоя рука соблаз­няет тебя, отсеки её и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из чле­нов твоих, а не всё тело твоё было ввер­жено в геенну.
38 Вы слы­шали, что ска­зано: око за око и зуб за зуб.
39 А Я говорю вам: не про­тивься злому. Но кто уда­рит тебя в пра­вую щеку твою, обрати к нему и дру­гую;
40 И кто захо­чет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верх­нюю одежду;

В Еван­ге­лии редко Иисус гово­рит нечто иное, чаще всего про­сто набор афо­риз­мов, ино­гда про­ти­во­ре­ча­щих друг другу. Ничего кон­крет­ного. Суть заклю­ча­ется в том, что есть рели­гия народ­ная, а есть тео­ло­гия. Для народ­ной рели­гии вовсе не обя­за­тельно знать вообще рели­ги­оз­ные тек­сты, там про­сто фан­та­сти­че­ское отра­же­ние гос­под­ству­ю­щих сил и некое само­успо­ко­е­ние. Сле­до­ва­тельно, Иисус там — иде­аль­ный образ, а не мифо­ло­ги­че­ский пер­со­наж, изре­ка­ю­щий вся­кую неле­пицу, не име­ю­щую отно­ше­ния к реаль­но­сти. Уни­вер­саль­ность Иисуса в том, что его изре­че­ни­ями можно оправ­дать вообще всё что угодно.

Ещё в Рос­сии есть Союз ками­ли­стов28 . Ранее неко­то­рые члены дан­ной орга­ни­за­ции участ­во­вали в дис­кус­сиях с чле­нами так назы­ва­е­мых ком­му­ни­сти­че­ских орга­ни­за­ций вроде «Феде­ра­ции соци­а­ли­сти­че­ской моло­дёжи» или подоб­ных. Основ­ной посыл тот же: нужно больше плюрализма.

Вот что гово­рит Марта-Иванна Жарова:

«Важно вза­им­ное ува­же­ние и при­зна­ние рав­но­пра­вия ате­и­стов и не-ате­и­стов с обеих сто­рон. Лично я не соби­ра­юсь „под­вер­гаться идео­ло­ги­че­ской обра­ботке“ и „про­све­ти­тель­ской“ дея­тель­но­сти ате­и­стов — я помню совет­скую школу и знаю, что такое эта „обра­ботка“. Когда люди счи­тают ате­изм есте­ствен­ным след­ствием обще­ствен­ной эво­лю­ции, они по опре­де­ле­нию отно­сятся к не-ате­и­стам как обра­зо­ван­ные к мало­гра­мот­ным. Встре­чаться и декла­ри­ро­вать своё хоро­шее отно­ше­ние друг к другу — это еще не зна­чит, что люди готовы оста­вить свои амби­ции. Камень пре­ткно­ве­ния именно здесь»29 .

То есть некий союз ком­му­ни­стов дол­жен вклю­чать и мате­ри­а­ли­стов, и иде­а­ли­стов. Кого ещё сле­дует туда вклю­чить? Может, про­тив­ни­ков ком­му­низма? Ничего ведь ужас­ного не будет, зато столько тем для дис­кус­сий! Ясно, к чему это может при­ве­сти — к нефор­маль­ной тусовке. Подоб­ная дея­тель­ность не имеет ника­кого смысла, если рас­смат­ри­вать её в плане воз­мож­но­сти фор­ми­ро­ва­ния рево­лю­ци­он­ной партии.

Вот Ленин выска­зался по поводу попов, пыта­ю­щихся участ­во­вать в рево­лю­ци­он­ном движении:

«Като­ли­че­ский поп, рас­тле­ва­ю­щий деву­шек (о кото­ром я сей­час слу­чайно читал в одной немец­кой газете), — гораздо менее опа­сен именно для „демо­кра­тии“, чем поп без рясы, поп без гру­бой рели­гии, поп идей­ный и демо­кра­ти­че­ский, про­по­ве­ду­ю­щий сози­да­ние и сотво­ре­ние боженьки. Ибо пер­вого попа легко раз­об­ла­чить, осу­дить и выгнать, а вто­рого нельзя выгнать так про­сто, раз­об­ла­чить его в 1000 раз труд­нее, „осу­дить“ его ни один „хруп­кий и жалостно шат­кий“ обы­ва­тель не согла­сится»30 .

И такой поп может влиться в рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние, как это было в Латин­ской Аме­рике, и в зна­чи­тель­ной мере раз­ла­гать его, ведь на выходе полу­чили не соци­а­лизм, а власть сто­рон­ни­ков ком­про­мисса, кото­рые успели дого­во­риться с бур­жу­а­зией уже после победы над ней!

Такие попытки все­гда пред­при­ни­ма­лись во вре­мена рево­лю­ции. Не только попы тяну­лись в рево­лю­ци­он­ные пар­тии, но и раз­лич­ные оппор­ту­ни­сты, про­во­ка­торы и про­чие. Боль­ше­вист­ская пар­тия, как наи­бо­лее после­до­ва­тель­ная поли­ти­че­ская сила, не при­ни­мала в свои ряды подоб­ных деятелей.

Революционная ситуация

Когда объ­ек­тивно насту­пает рево­лю­ци­он­ная ситу­а­ция, то есть массы участ­вуют в соци­аль­ной рево­лю­ции, нельзя быть слиш­ком стро­гим по отно­ше­нию к неве­же­ству масс. В такие кри­зис­ные для капи­та­лизма вре­мена чис­лен­ность рево­лю­ци­он­ных пар­тий резко воз­рас­тает, и это один из самых слож­ных пери­о­дов, потому что один невер­ный шаг может уни­что­жить партию.

В таких усло­виях приём новых чле­нов не такой стро­гий, как в период реак­ции, когда в пар­тии должны состо­ять только люди, зна­ю­щие тео­рию. Не исклю­чено поэтому, что в пар­тии могут появиться веру­ю­щие, кото­рые лишь фор­мально при­дер­жи­ва­ются культа.

Что же делать в такой ситу­а­ции? Во-пер­вых, ни в коем слу­чае не поз­во­лять рас­про­стра­нять рели­ги­оз­ные идеи среди одно­пар­тий­цев, не допу­стить реви­зию про­граммы и реше­ний съез­дов пар­тии, кото­рая стоит на прин­ци­пах жёст­кого централизма.

Тезис Ленина:

«Бороться с рели­ги­оз­ными пред­рас­суд­ками надо чрез­вы­чайно осто­рожно; много вреда при­но­сят те, кото­рые вно­сят в эту борьбу оскорб­ле­ние рели­ги­оз­ного чув­ства. Нужно бороться путём про­па­ганды, путем про­све­ще­ния. Внося остроту в борьбу, мы можем озло­бить массу; такая борьба укреп­ляет деле­ние масс по прин­ципу рели­гии, наша же сила в еди­не­нии. Самый глу­бо­кий источ­ник рели­ги­оз­ных пред­рас­суд­ков — это нищета и тем­нота; с этим злом и должны мы бороться»31 .

Оче­видно, что при­спо­саб­ли­ваться к массе в период острой борьбы необ­хо­димо, потому что иначе у пар­тии про­сто не будет соци­аль­ной базы. А рево­лю­цию кто-то дол­жен совер­шать, про­сто члены пар­тии навряд ли сумеют сверг­нуть бур­жу­а­зию, они должны быть аван­гар­дом угне­тён­ного класса, и самое глав­ное — не сво­ра­чи­вать с пути.

Рево­лю­ци­он­ные пар­тии нередко были близки к победе, но в итоге тер­пели сокру­ши­тель­ное пора­же­ние. Такая ситу­а­ция скла­ды­ва­лась в Ита­лии до того, как оппор­ту­ни­сты не решили дого­во­риться с пред­ста­ви­те­лями пра­вя­щего класса. О легаль­ной дея­тель­но­сти и дик­та­туре пролетариата:

«Можно ли про­де­лать такую корен­ную пере­стройку ста­рых, бур­жу­аз­ных поряд­ков без насиль­ствен­ной рево­лю­ции, без дик­та­туры про­ле­та­ри­ата?
Ясно, что нельзя. Думать, что такую рево­лю­цию можно про­де­лать мирно, в рам­ках бур­жу­аз­ной демо­кра­тии, при­спо­соб­лен­ной к гос­под­ству бур­жу­а­зии, — зна­чит либо сойти с ума и рас­те­рять нор­маль­ные чело­ве­че­ские поня­тия, либо отречься грубо и открыто от про­ле­тар­ской рево­лю­ции»32 .

Коммунистическая партия и религия

Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, основ­ной целью кото­рой явля­ется соци­аль­ная рево­лю­ция и бес­клас­со­вое обще­ство, не может отно­ситься тер­пимо ни к иде­а­ли­сти­че­ским взгля­дам, ни к оппор­ту­ни­стам, поскольку отход от прин­ци­пов рево­лю­ци­он­ной борьбы сулит лишь поражение.

Что же делать с людьми, кото­рые хотят стать чле­нами пар­тии, но не порвали с рели­гией? В первую оче­редь — про­све­щать, потому что любой актив­ный чело­век, гото­вый рабо­тать в инте­ре­сах ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, может быть поле­зен. Есте­ственно, до того момента, пока он не нач­нёт про­па­ган­ди­ро­вать рели­ги­оз­ные или иде­а­ли­сти­че­ские взгляды внутри партии.

Тему рас­крыл Ленин в ста­тье «Соци­а­лизм и религия»:

«По отно­ше­нию к пар­тии соци­а­ли­сти­че­ского про­ле­та­ри­ата рели­гия не есть част­ное дело. Пар­тия наша есть союз созна­тель­ных, пере­до­вых бор­цов за осво­бож­де­ние рабо­чего класса. Такой союз не может и не дол­жен без­раз­лично отно­ситься к бес­со­зна­тель­но­сти, тем­ноте или мра­ко­бес­ни­че­ству в виде рели­ги­оз­ных веро­ва­ний. Мы тре­буем пол­ного отде­ле­ния церкви от госу­дар­ства, чтобы бороться с рели­ги­оз­ным тума­ном чисто идей­ным и только идей­ным ору­жием, нашей прес­сой, нашим сло­вом. Но мы осно­вали свой союз, РСДРП, между про­чим, именно для такой борьбы про­тив вся­кого рели­ги­оз­ного оду­ра­че­ния рабо­чих. Для нас же идей­ная борьба не част­ное, а обще­пар­тий­ное, обще­про­ле­тар­ское дело»33 .

Ленин также все­гда напо­ми­нает, что такое марк­сизм, поскольку его оппо­ненты часто об этом забывали:

«Марк­сизм есть мате­ри­а­лизм. В каче­стве тако­вого, он так же бес­по­щадно враж­де­бен рели­гии, как мате­ри­а­лизм энцик­ло­пе­ди­стов XVIII века или мате­ри­а­лизм Фей­ер­баха. Это несо­мненно. Но диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм Маркса и Энгельса идет дальше энцик­ло­пе­ди­стов и Фей­ер­баха, при­ме­няя мате­ри­а­ли­сти­че­скую фило­со­фию к обла­сти исто­рии, к обла­сти обще­ствен­ных наук. Мы должны бороться с рели­гией. Это — азбука всего мате­ри­а­лизма и, сле­до­ва­тельно, марк­сизма. Но марк­сизм не есть мате­ри­а­лизм, оста­но­вив­шийся на азбуке. Марк­сизм идёт дальше. Он гово­рит: надо уметь бороться с рели­гией, а для этого надо мате­ри­а­ли­сти­че­ски объ­яс­нить источ­ник веры и рели­гии у масс»34 .

В пар­тии могли состо­ять веру­ю­щие при усло­вии, что они не зани­ма­лись рели­ги­оз­ной про­па­ган­дой, а обу­ча­лись в пар­тий­ных шко­лах и в круж­ках, в конеч­ном итоге отка­зы­ва­лись от рели­ги­оз­ных взглядов.

Ситу­а­ция изме­ни­лась после рево­лю­ции 1917 года. Тогда вопрос о рели­гии встал особо. Члены пар­тии теперь уже не могли мириться с тем, что в их рядах состоят иде­а­ли­сты, поэтому с 1919 года в про­грамме пар­тии уже был пункт об ате­и­сти­че­ской пропаганде.

Ведь нет ничего страш­ного, если сто­рон­ник рели­гии под­дер­жи­вает пар­тию, но непо­нятно, что ему делать в пар­тии, если он не раз­де­ляет основ­ные поло­же­ния про­граммы? По отно­ше­нию к госу­дар­ству рели­гия была част­ным делом.

В более позд­ний период СССР вопрос о веру­ю­щих в пар­тии всё равно воз­ни­кал. Ста­лин на это отвечал:

«При­вне­се­ние рели­ги­оз­ных эле­мен­тов в соци­а­лизм, — явля­ется резуль­та­том нена­уч­ного и потому вред­ного для про­ле­та­ри­ата тол­ко­ва­ния основ марк­сизма». «Марк­сизм сло­жился и выра­бо­тался в опре­де­лён­ное миро­воз­зре­ние не бла­го­даря союзу с рели­ги­оз­ными эле­мен­тами, а в резуль­тате бес­по­щад­ной борьбы с ними»35 .

«Бывают слу­чаи, что кое-кто из чле­нов пар­тии ино­гда мешает все­мер­ному раз­вёр­ты­ва­нию анти­ре­ли­ги­оз­ной про­па­ганды. Если таких чле­нов пар­тии исклю­чают, так это очень хорошо, ибо таким „ком­му­ни­стам“ не место в рядах нашей пар­тии»36 .

Не все пони­мают, что пар­тия — аван­гард рабо­чего класса в клас­со­вой борьбе не на жизнь, а на смерть. Нельзя в таких усло­виях игно­ри­ро­вать про­грамму, реше­ния съез­дов и тео­рию, нельзя про­сто про­воз­гла­сить плю­ра­лизм и при­ни­мать в такую серьёз­ную орга­ни­за­цию кого душе угодно.

Заключение

Нельзя ска­зать, что рели­гия — это самое вред­ное, что может встать на пути рево­лю­ци­он­ной борьбы. Однако всё же недо­оце­ни­вать её не стоит. К сожа­ле­нию, часто пар­тия, высту­па­ю­щая пона­чалу в инте­ре­сах про­ле­та­ри­ата, со вре­ме­нем про­сто пере­ни­мает все формы от про­чих бур­жу­аз­ных пар­тий. Даже во вре­мена суще­ство­ва­ния совет­ского лагеря мно­гие ком­пар­тии Европы при­няли так назы­ва­е­мый евро­ком­му­низм, отка­за­лись от клас­со­вой борьбы и соци­аль­ной рево­лю­ции, а затем и вовсе про­воз­гла­сили поли­тику «наци­о­наль­ного примирения».

Суть такой поли­тики заклю­ча­ется в том, что в ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии могут состо­ять не только ком­му­ни­сты, а вообще все, кому захо­чется. Поскольку одно время такие пар­тии поль­зо­ва­лись попу­ляр­но­стью (осо­бенно в Ита­лии, Фран­ции и Шве­ции), туда всту­пали раз­лич­ные карье­ри­сты. Неуди­ви­тельно, что с раз­ва­лом СССР все эти пар­тии если не лик­ви­ди­ро­ва­лись, то поте­ряли вли­я­ние. Не нужно недо­оце­ни­вать момент воз­дей­ствия раз­лич­ных оппор­ту­ни­стов на ком­му­ни­сти­че­скую партию.

Задача любой ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии неиз­менна — бес­клас­со­вое обще­ство и отмена част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства. Если дей­стви­тельно пар­тия стре­мится к этому, то необ­хо­димо отка­заться от вся­че­ских иллю­зий и участ­во­вать в раз­ра­ботке тео­рии и обу­че­нии кад­ров, осо­бенно когда нет рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции, а ком­му­низм нахо­дится в упадке. К рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции нужно быть гото­вым, потому что капи­та­лизм — не такая уж ста­биль­ная система, как утвер­ждают его апо­ло­геты, а ресурсы, бла­го­даря кото­рым в той же Рос­сии под­дер­жи­ва­ется отно­си­тель­ная ста­биль­ность, всё же иссякают.

Сто­рон­ники ком­му­низма в первую оче­редь должны наце­ли­ваться на фор­ми­ро­ва­ние ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, а для этого нужны кадры и серьёз­ная тео­ре­ти­че­ская работа. И конечно, нужно при­знать, что сей­час в Рос­сии круж­ко­вый этап, при­чём самое его начало. В таких усло­виях глупо зани­маться поли­ти­че­ской кло­у­на­дой и при­ни­мать в свои ряды веру­ю­щих, анар­хи­стов, уто­пи­стов, сто­рон­ни­ков объ­еди­не­ния «белых и крас­ных» и про­чих подоб­ных индивидов.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Чин­ков С. За всё хоро­шее [Элек­трон­ный ресурс] // LC. 2016.
  2. Ленин В. Госу­дар­ство и рево­лю­ция. 1940. С. 5.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Об ате­изме, рели­гии и церкви. 1986. С. 328.
  4. The Religious Intelligencer. 1833. С. 184.
  5. Пра­во­слав­ный собе­сед­ник. 1909. Т. II.
  6. Гор­ди­енко Н. Совре­мен­ное пра­во­сла­вие и его идео­ло­гия. 1963. С. 68.
  7. Баб­кин М. Рос­сий­ское духо­вен­ство и свер­же­ние монар­хии в 1917 году. 2006. С. 157.
  8. Васи­льева О. Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь и ком­му­ни­сти­че­ское госу­дар­ство. 1996. С. 13.
  9. Зво­нарь. 1907. № 8.
  10. Лив­шиц Г., Ленсу М. Кри­тика иде­а­лизма и рели­гии в тру­дах К. Маркса и Ф. Энгельса. 1982. С. 84.
  11. Маркс К., Энгельс Ф. Мани­фест Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. 2014. С. 32.
  12. Ники­шов С. Ленин­ская кри­тика фило­соф­ских основ рели­гии. 1968. С. 120.
  13. Май­су­рян А. 70 лет назад. Закат цер­ков­ного обнов­лен­че­ства [Элек­трон­ный ресурс] // Живой Жур­нал. 2016.
  14. Кан­тор М. Двой­ная спи­раль исто­рии. 2002. С. 612.
  15. Ли А. Мать Тереза: раз­об­ла­че­ние мифа [Элек­трон­ный ресурс].
  16. Чер­нов В. Коман­данте Чавес. 2016.
  17. Тру­ха­чёв В. Поли­ти­че­ские зиг­заги коман­данте Ортеги [Элек­трон­ный ресурс]. 2012.
  18. Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В. О науке и тех­нике. 1985. С. 456.
  19. Энгельс Ф. Письма об исто­ри­че­ском мате­ри­а­лизме 1890–1894.
  20. Дин­кин А. Наука и науч­ная поли­тика. 1996. С. 8.
  21. Смел­зер Н. Социо­ло­гия. 1998. С. 4.
  22. Маркс К., Энгельс Ф. Немец­кая идео­ло­гия // Сочи­не­ния. 1955. Т. 3. 1955. С. 34.
  23. Воз­ник­но­ве­ние хри­сти­ан­ства [Элек­трон­ный ресурс]. 2016.
  24. Вопросы науч­ного ате­изма. 1966. Т. 2. С. 29.
  25. Зюга­нов Г. Драма вла­сти. 1993. С. 77.
  26. Рево­лю­ция в церкви: тео­ло­гия осво­бож­де­ния: доку­менты и мате­ри­алы. 1990. С. 153.
  27. Бусел А. Еван­ге­лие от Маркса. 2007.
  28. UCTL союз ками­ли­стов — тео­ло­гия осво­бож­де­ния [Элек­трон­ный ресурс].
  29. Диа­лог в сто­рону союза рево­лю­ци­он­ных веру­ю­щих (ТО) и марк­си­стов! [Элек­трон­ный ресурс].
  30. Ленин В. Об ате­изме, рели­гии и церкви: (Сбор­ник ста­тей, писем и др. мате­ри­а­лов). 1969. С. 271.
  31. Ива­нов А., Семе­нов Ю. Стро­и­тель­ство ком­му­низма и вопросы ате­и­сти­че­ской про­па­ганды. 1963. С. 75.
  32. Ста­лин И. ПСС. 1948. Т. 8. С. 24.
  33. Вопросы науч­ного ате­изма. Т. 8. С. 27.
  34. Пан­ц­хава И. Мате­ри­а­лизм и рели­гия. 1958. С. 40.
  35. Ста­лин И. ПСС. 1948. Т. 2. С. 165–166.
  36. Ста­лин И. ПСС. 1948. Т. 2. С. 132.