Теоретический минимум: введение

Теоретический минимум: введение
~ 57 мин

Мно­гим кажется, что Lenin Crew выстра­и­вает отно­ше­ния с «чужа­ками» по прин­ципу «кто не с нами, тот про­тив нас». В этом помо­гает жупел науч­ного цен­тра­лизма, кото­рый, как вол­шеб­ная палочка, при­зван «объ­яс­нить» оши­боч­ность наших взгля­дов. Несмотря на то, что мы пол­но­стью порвали с кари­ка­тур­ными псев­до­марк­си­стами из жур­нала «Про­рыв», LC порой до сих пор свя­зы­вают с ними. Вина в этом без­об­ра­зии, отча­сти, лежит и на нас тоже. Ведь какое сей­час тре­бо­ва­ние для сотруд­ни­че­ства? Согла­сие с основ­ными пози­ци­ями жур­нала. И чтобы эти пози­ции узнать, тре­бу­ется изу­чить огром­ный мас­сив ста­тей, выпу­щен­ных за несколько лет нашей актив­ной работы. С одной сто­роны, это отсе­и­вает слу­чай­ных попут­чи­ков, но с дру­гой — оттал­ки­вает потен­ци­аль­ных сто­рон­ни­ков. Именно поэтому назрела необходимость:

  1. Обоб­щить резуль­таты нашей работы.
  2. Наме­тить, что нужно сде­лать в обо­зри­мом будущем.
  3. Опре­де­лить прин­ципы, по кото­рым мы можем сотруд­ни­чать с дру­гими орга­ни­за­ци­ями и отдель­ными людьми.

Философия

Диа­мат в исто­ри­че­ской пер­спек­тиве явля­ется выс­шей ста­дией раз­ви­тия фило­со­фии, поскольку именно на этом этапе фило­со­фия сфор­ми­ро­ва­лась как отдель­ная наука. Маркс и Энгельс не оста­вили подроб­ного и систе­ма­ти­че­ского изло­же­ния науч­ной фило­со­фии по вполне понят­ной при­чине. Они были заняты вопло­ще­нием фило­соф­ского метода, раз­ви­вали исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм, зани­ма­лись кри­ти­кой поли­ти­че­ской эко­но­мии и уто­пи­че­ского соци­а­лизма, осмыс­лили новей­шие успехи есте­ство­зна­ния. Их про­из­ве­де­ния нуж­да­ются в аутен­тич­ном про­чте­нии с учё­том ста­нов­ле­ния и фор­ми­ро­ва­ния их взгля­дов. Ленин в борьбе с пози­ти­виз­мом углу­бил и рас­ши­рил основ­ные поло­же­ния диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма. Как и осно­ва­тели, он дал лишь ука­за­ние на источ­ники, из кото­рых вырас­тает науч­ная фило­со­фия без её деталь­ной про­ра­ботки. Из-​за этого внутри совет­ской фило­со­фии с самого начала воз­никло много про­ти­во­бор­ству­ю­щих тече­ний, пре­тен­ду­ю­щих на роль после­до­ва­те­лей Маркса-Энгельса-Ленина.

Пер­вое круп­ное про­ти­во­сто­я­ние раз­вер­ну­лось в 20-​е годы между «диа­лек­ти­ками» и «меха­ни­стами». Борьба между ними велась по линии клю­че­вых вопро­сов фило­со­фии, а потому дис­кус­сия была осо­бенно оже­сто­чён­ной. Раз­но­гла­сия между груп­пами носили систем­ный харак­тер и опре­де­ля­лись про­ти­во­по­лож­ной трак­тов­кой соот­но­ше­ния фило­со­фии и част­ных наук.

Раз­ная мето­до­ло­гия при­вела к раз­ному пони­ма­нию струк­туры мате­ри­аль­ного мира.

«Меха­ни­сты», опи­ра­ясь на дости­же­ния есте­ство­зна­ния, сво­дили соци­аль­ные и био­ло­ги­че­ские явле­ния до физико-​химических про­цес­сов. В этом редук­ци­о­нист­ском под­ходе фило­со­фии отво­ди­лась вто­ро­сте­пен­ная роль — роль пас­сив­ного наблюдателя.

«Диа­лек­тики» же высту­пали про­тив того, чтобы фило­со­фия рас­тво­ри­лась в есте­ство­зна­нии, и выдви­гали в про­ти­во­вес «меха­ни­стам» своё пони­ма­ние фило­со­фии, как науки о наи­бо­лее общих зако­нах при­роды, исто­рии и чело­ве­че­ского мышления.

«Диа­лек­тики» одер­жали победу над «меха­ни­стами», убе­ди­тельно пока­зав мето­до­ло­ги­че­скую несо­сто­я­тель­ность редук­ци­о­низма. Этот метод при­во­дил к мно­го­чис­лен­ным ошиб­кам: к отри­ца­нию объ­ек­тив­ного харак­тера слу­чай­но­сти или к мысли о том, что целое — всего лишь сумма частей. В то же время стоит при­знать, что они не успели дать есте­ствен­ни­кам ничего, кроме уже гото­вых интер­пре­та­ций, кото­рые в отрыве от системы кате­го­рий было весьма затруд­ни­тельно исполь­зо­вать на прак­тике. Именно поэтому в конце 20-​х, под­водя итоги работы и закон­чен­ной дис­кус­сии, «диа­лек­тики» отме­чали, что даль­ней­шая работа должна быть крепко свя­зана с изу­че­нием част­ных наук. Конечно же, планы «диа­лек­ти­ков» шли намного дальше напи­са­ния оче­ред­ной «Диа­лек­тики при­роды». Глав­ной зада­чей они ста­вили раз­ра­ботку диалектико-​материалистической системы кате­го­рий.

Планы так и оста­лись на бумаге. «Диа­лек­тики» не впи­са­лись в поли­ти­че­скую обста­новку 30-​х годов, кото­рая тре­бо­вала без­услов­ного под­чи­не­ния мето­дам внут­ри­пар­тий­ной борьбы и потому были попро­сту уничтожены.

На смену «диа­лек­ти­кам» при­шли моло­дые спе­ци­а­ли­сты: Митин, Юдин, Раль­це­вич и дру­гие. Они свели тео­ре­ти­че­скую работу к попу­ляр­ному и зача­стую упро­щён­ному изло­же­нию нара­бо­ток пред­ше­ствен­ни­ков. Осо­бен­но­стью их работ было не только поверх­ност­ное отно­ше­ние к фило­соф­ским про­бле­мам, но и «лысен­ков­щина», то есть чрез­мер­ная поли­ти­за­ция, дово­дя­щая прин­цип пар­тий­но­сти до абсурда.

Про­блема соот­но­ше­ния фило­со­фии и част­ных наук была постав­лена в 20-​х, затем она нахо­ди­лась в под­ве­шен­ном состо­я­нии вплоть до сере­дины 50-​х и, нако­нец, вновь полу­чила своё раз­ви­тие в кон­фликте между «онто­ло­гами» и «гно­сео­ло­гами». Это было вто­рое круп­ное про­ти­во­сто­я­ние в совет­ской философии.

Лейт­мо­ти­вом дис­кус­сии была трак­товка пред­мета фило­со­фии. «Онто­логи» счи­тали, что она должна зани­маться изу­че­нием наи­бо­лее общих зако­нов мира. «Гно­сео­логи», напро­тив, делали пред­ме­том фило­со­фии отра­же­ние этих зако­нов в мыш­ле­нии. Несмотря на кажу­щу­юся схо­ла­стич­ность поста­новки вопроса, раз­но­гла­сия между этими двумя тече­ни­ями носили все­сто­рон­ний харак­тер. Дис­кус­сия между «онто­ло­гами» и «гно­сео­ло­гами» так ничем и не закон­чи­лась, а после раз­вала СССР вме­сте с марк­сиз­мом была вытес­нена в гетто.

Итак, какие задачи стоят перед нами на фило­соф­ском фронте?

Во-​первых, необ­хо­димо детально изу­чить исто­рию совет­ской фило­со­фии. На сего­дняш­ний момент есть непло­хие обзор­ные работы по этой теме. К ним отно­сятся «Подав­ле­ние фило­со­фии в СССР (20-​е — 30-​е)» Иего­шуа Яхота, «Есте­ство­зна­ние, фило­со­фия и науки о чело­ве­че­ском пове­де­нии в Совет­ском Союзе» Лорена Грэ­хема, «Вве­де­ние в науку фило­со­фии. Книга 6. Труд­ная судьба фило­со­фии диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма (конец XIX — начало XXI в.)» Юрия Семё­нова, а также доклад Сер­гея Кор­са­кова «Мифы и истины в исто­рии рус­ской фило­со­фии». Мы пред­ла­гаем исполь­зо­вать их в каче­стве спра­воч­ных мате­ри­а­лов, несмотря на то, что по отдель­ным вопро­сам мы не согласны с выше­упо­мя­ну­тыми авторами.

Чтобы про­во­дить пол­но­цен­ную иссле­до­ва­тель­скую и про­све­ти­тель­скую работу, мы наме­рены не только изу­чать и ана­ли­зи­ро­вать пери­пе­тии исто­рии совет­ской фило­со­фии, как и исто­рии СССР вообще, но и зна­ко­мить вас со всеми клю­че­выми собы­ти­ями эпохи. Мы будем оциф­ро­вы­вать и пуб­ли­ко­вать мало­из­вест­ные работы, доку­менты и пер­во­ис­точ­ники. Необ­хо­димо рас­чи­стить иссле­до­ва­тель­ское поле как от мифов совет­ского вре­мени, так и от грязи, кото­рую на про­тя­же­нии двух деся­ти­ле­тий обильно льют вче­раш­ние про­фес­соры «марксизма-​ленинизма». Доступ­ность инфор­ма­ции играет в этом деле боль­шую роль.

Во-​вторых, необ­хо­димо изу­чить и пере­осмыс­лить насле­дие совет­ского марк­сизма. Нас инте­ре­суют, в первую оче­редь, те школы, кото­рые нара­бо­тали мате­риал, полез­ный для тео­ре­ти­че­ской работы совре­мен­ных марк­си­стов. Осо­бен­ного вни­ма­ния заслу­жи­вают выше­упо­мя­ну­тые «диа­лек­тики» 1920-​30-​х гг., гла­вой кото­рых был А. Дебо­рин, а также «Перм­ская уни­вер­си­тет­ская школа науч­ной фило­со­фии» (В. Орлов). Этим спи­сок не исчер­пы­ва­ется — в СССР был целый ряд фило­соф­ских школ, в том числе и не слиш­ком извест­ных сегодня.

В-​третьих, необ­хо­димо заняться реше­нием, соб­ственно, самих фун­да­мен­таль­ных фило­соф­ских про­блем. Начать надо прежде всего с основ­ного вопроса фило­со­фии (ОВФ). Сле­дует пони­мать, что ОВФ в своей клас­си­че­ской фор­му­ли­ровке — это не только исход­ная точка, но и в то же время гото­вый резуль­тат пред­ше­ству­ю­щего раз­ви­тия фило­соф­ской мысли. Послед­нее, как пра­вило, отбра­сы­ва­ется, что ведёт к непо­ни­ма­нию базо­вых для марк­сизма фило­соф­ских кате­го­рий. А отсюда — к непра­виль­ному реше­нию ОВФ. Поня­тие мате­рии сужа­ется до поня­тия веще­ства, иде­аль­ное реду­ци­ру­ется до момента мате­ри­аль­ного, мате­ри­аль­ное реду­ци­ру­ется до момента иде­аль­ного, а порой вообще и мате­ри­аль­ное, и иде­аль­ное реду­ци­ру­ются до момен­тов тре­тьей более «широ­кой» кате­го­рии, кото­рой могут высту­пать суб­стан­ция, инфор­ма­ция, прак­тика. Таким обра­зом, пре­вра­щая реше­ние ОВФ в пустую фор­маль­ность, сто­рон­ники марк­сизма де-​факто решают его по-​разному. Более того, боль­шая часть левых сего­дня — это про­сто «веру­ю­щие в мате­рию», посту­ли­ру­ю­щие её пер­вич­ность при неуме­нии дока­зать это.

При­чина такого раз­брода понятна. Изу­че­ние фило­со­фии среди левых в луч­шем слу­чае огра­ни­чи­ва­ется клас­си­ками, в худ­шем — пере­ска­зами клас­си­ков. Более «про­дви­ну­тые» начи­нают изу­чать фило­со­фию с Гегеля, но и этот путь вовсе не явля­ется ника­ким «ком­пен­дием». Не зная и не пони­мая всей исто­рии раз­ви­тия фило­со­фии, невоз­можно понять содер­жа­ние геге­лев­ской «Науки Логики» и уж тем более марксизма.

Поэтому, в-​четвёртых, необ­хо­димо создать систему кате­го­рий, на пер­вых порах — хотя бы пред­ва­ри­тель­ную, где не все кате­го­рии будут выве­дены. Окон­ча­тельно решить эту задачу может только научно-​исследовательский инсти­тут или гений-​одиночка типа Гегеля. Сей­час нет ни того, ни дру­гого. Мы пре­красно осо­знаём всю слож­ность заду­ман­ного, но без глу­бо­кой раз­ра­ботки кате­го­ри­аль­ного аппа­рата у нас не будет рабо­то­спо­соб­ного метода.

Метод дол­жен быть раз­ра­бо­тан и испы­тан на мате­ри­але част­ных наук. Для этого, в-​пятых, необ­хо­димо решить вопрос о соот­но­ше­нии онто­ло­гии и гно­сео­ло­гии. В про­тив­ном слу­чае, нас неиз­бежно ждёт повто­ре­ние оши­бок наших пред­ше­ствен­ни­ков. Либо пол­ное отри­ца­ние роли фило­со­фии для раз­ви­тия част­ных наук, либо же бес­пре­ко­слов­ное под­чи­не­ние част­ных наук зако­сте­не­лой фило­соф­ской дог­ма­тике. Обе из этих край­но­стей пред­став­ляют угрозу для науки как таковой.

Фило­со­фия без осмыс­ле­ния посто­янно уве­ли­чи­ва­ю­ще­гося объ­ёма опыт­ных дан­ных и тео­ре­ти­че­ских выво­дов част­ных наук упус­кает живой поток новых форм и явле­ний мате­рии. Она пре­вра­ща­ется в хлам, кото­рый тор­мо­зит дви­же­ние науч­ной мысли. Част­ные науки, предо­став­лен­ные сами себе, низ­во­дят всё богат­ство все­об­щего до спе­ци­фики сво­его отдель­ного предмета.

Ито­гом работы должна стать отре­флек­си­ро­ван­ная и пере­ра­бо­тан­ная науч­ная фило­со­фия, сто­я­щая на креп­ком фун­да­менте и не нуж­да­ю­ща­яся в так назы­ва­е­мом «здра­вом смысле» для обос­но­ва­ния своих поло­же­ний. Эта система не должна быть замкну­той, завер­шён­ной. Напро­тив, она должна раз­ви­ваться вме­сте с част­ными науками.

Исторический материализм

Классы и классовый анализ

Клас­со­вый ана­лиз — необ­хо­ди­мый метод науч­ного ана­лиза совре­мен­ного обще­ства в целом и всех част­ных обще­ствен­ных явле­ний. Изу­че­ние вопро­сов клас­со­вой струк­туры обще­ства имеет как тео­ре­ти­че­скую, так и прак­ти­че­скую зна­чи­мость для рево­лю­ци­он­ных марксистов.

Прежде всего необ­хо­димо разо­браться в том, что такое обще­ствен­ные классы. Навер­няка каж­дый в повсе­днев­ной жизни стал­ки­вался с навяз­чи­выми сло­во­со­че­та­ни­ями вроде «рабо­чий класс», «кре­а­тив­ный класс», «сред­ний класс», не утруж­дая себя разо­браться в вопросе. Очень часто мы, особо не заду­мы­ва­ясь, под­ра­зу­ме­ваем под тем или иным клас­сом нера­вен­ство в дохо­дах, в связи с чем бед­ные и мало­иму­щие запи­сы­ва­ются в «низ­ший класс», а люди со сред­ним и высо­ким достат­ком ока­зы­ва­ются, соот­вет­ственно, в «сред­нем» и «выс­шем» клас­сах. В бур­жу­аз­ной социо­ло­гии к назван­ным отли­чиям в шкале дохо­дов добав­ля­ются образ жизни, досуг, потреб­ле­ние, куль­тур­ный уро­вень, обра­зо­ва­ние, навыки, «соци­аль­ный капи­тал» и про­чие нема­те­ри­аль­ные блага, нерав­ный доступ к кото­рым имеют раз­лич­ные индивиды.

Таким обра­зом, в бур­жу­аз­ной науке классы опре­де­ля­ются как инди­ви­ду­ально зани­ма­е­мые людьми пози­ции, а не через отно­ше­ния людей друг к другу в про­цессе мате­ри­аль­ного про­из­вод­ства. В чём сла­бо­сти этой пози­ции? Глупо же отри­цать нера­вен­ство в дохо­дах, кото­рое, по дан­ным Т. Пикетти, в мире неуклонно растёт.

Во-​первых, такая трак­товка создаёт воз­мож­но­сти объ­яс­нять клас­со­вое деле­ние обще­ства как след­ствие «есте­ствен­ного» нера­вен­ства инди­ви­дов. Капи­та­лизм, дескать, даёт всем рав­ные воз­мож­но­сти, а при­чина всех неудач — лич­ные каче­ства чело­века, его леность, глу­пость или отсут­ствие «пред­при­ни­ма­тель­ского таланта».

Во-​вторых, не рас­кры­ва­ются меха­низмы обра­зо­ва­ния и при­сво­е­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, экс­плу­а­та­ция и про­ти­во­ре­чи­вая при­рода про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний. Нера­вен­ство дохо­дов явля­ется лишь след­ствием, види­мой чертой.

То же самое каса­ется и тех тео­рий, кото­рые ста­вят во главу угла отно­ше­ния господства/​подчинения или тех­ни­че­ское раз­де­ле­ние труда: «класс мене­дже­ров», «класс спе­ци­а­ли­стов», «класс тех­но­кра­тов» и т. д. Они одно­боко и неадек­ватно трак­туют клас­со­вую струк­туру. Нако­нец, ряд тео­рий склонны ста­вить классы в один ряд с дру­гими обще­ствен­ными груп­пи­ров­ками. Макс Вебер ста­вил соци­аль­ные классы наравне со «ста­тус­ными груп­пами», ряд бур­жу­аз­ных идео­ло­гов через запя­тую пере­чис­ляет обще­ствен­ные классы и поли­ти­че­ские элиты, а И. Вал­лер­стайн ста­вит соци­аль­ные классы в один ряд со ста­тус­ными груп­пами и наци­ями. Таким обра­зом, зна­чи­мость класса для объ­яс­не­ния обще­ствен­ного раз­ви­тия неиз­бежно опус­ка­ется. «Рас­тво­ре­нию» и «раз­мы­ва­нию» клас­сов слу­жат раз­но­об­раз­ные тео­рии «кон­вер­ген­ции», «диф­фу­зии вла­сти», «госу­дар­ства все­об­щего бла­го­ден­ствия», «тра­ди­ци­он­ного обще­ствен­ного строя».

Суще­ство­ва­ние клас­сов свя­зано с опре­де­лён­ными фазами раз­ви­тия обще­ствен­ного про­из­вод­ства, а их струк­ту­ри­ро­ва­ние опре­де­ля­ется спо­со­бом про­из­вод­ства. Каж­дая общественно-​экономическая фор­ма­ция харак­те­ри­зу­ется нали­чием двух основ­ных анта­го­ни­сти­че­ских клас­сов. Их суще­ство­ва­ние выте­кает из эко­но­ми­че­ской логики соот­вет­ству­ю­щего спо­соба про­из­вод­ства. Это фео­далы и зави­си­мые кре­стьяне, бур­жу­а­зия и пролетариат.

Кроме того, суще­ствуют неоснов­ные классы. В фео­даль­ных обще­ствах это, как пра­вило, горо­жане и сво­бод­ные мел­кие дер­жа­тели. При капи­та­лизме сохра­ня­ется мел­кая бур­жу­а­зия — класс мел­ких соб­ствен­ни­ков: кре­стьян, тор­гов­цев, ремес­лен­ни­ков, постав­щи­ков мел­ких услуг. Они зара­ба­ты­вают соб­ствен­ным тру­дом, но при этом вла­деют сред­ствами про­из­вод­ства: зем­лёй, мастер­скими, обо­ру­до­ва­нием, помещениями.

Мел­кая бур­жу­а­зия не под­вер­га­ется пря­мой экс­плу­а­та­ции со сто­роны капи­та­ли­стов, но зави­сит от них как от постав­щи­ков сырья, обо­ру­до­ва­ния, транс­порт­ных услуг, под­вер­жена раз­ру­ши­тель­ной кон­ку­рен­ции с круп­ными соб­ствен­ни­ками и моно­по­ли­стами. Поло­же­ние этого класса неустой­чиво, его чис­лен­ность и вес в эко­но­мике капи­та­ли­сти­че­ского цен­тра, начи­ная с XIX в., заметно пони­зи­лись: (с 40−50 % рабо­чей силы в конце XIX в. до 10−15 % в конце про­шлого столетия).

Ныне мел­кая бур­жу­а­зия зани­мает раз­ный удель­ный вес в клас­со­вой струк­туре совре­мен­ных капи­та­ли­сти­че­ских стран. Этот класс доста­точно силён в ряде капи­та­ли­сти­че­ских стран, вроде Япо­нии, где состав­ляет свыше 20 % насе­ле­ния, но слаб в Север­ной Европе. В США чис­лен­ность мел­кой бур­жу­а­зии в XIX-XXI веках посто­янно сни­жа­ется: с 40 % до 5-10 % рабо­чей силы. Тем не менее, она зани­мает важ­ные эко­но­ми­че­ские ниши, осва­и­вает новые рынки и ста­би­ли­зи­рует обще­ство, под­пи­ты­вая идео­ло­гию «аме­ри­кан­ской мечты».

А теперь взгля­нем на Азию, Африку и Ближ­ний Восток. Здесь мел­кая бур­жу­а­зия состав­ляет до ⅔ эко­но­ми­че­ски актив­ного насе­ле­ния. При­чём, инте­ресно заме­тить, её уро­вень жизни заметно отстаёт от дохо­дов про­ле­та­риев, заня­тых в мест­ном биз­несе или меж­ду­на­род­ных ком­па­ниях. Тут само­за­ня­тость — ско­рее, несча­стье, нежели завет­ная воз­мож­ность «открыть своё дело», армия само­за­ня­тых, по сути, слу­жит гло­баль­ным резер­вом рабо­чей силы для транс­кон­ти­нен­таль­ных гиган­тов и евро­пей­ских рын­ков труда.

Нако­нец, суще­ствуют угне­тён­ные, но не под­вер­га­ю­щи­еся эко­но­ми­че­ской экс­плу­а­та­ции группы. Это деклас­си­ро­ван­ные эле­менты (люмпен-​пролетариат), а также классы (как пра­вило, дока­пи­та­ли­сти­че­ские), не вклю­чён­ные в струк­туру капи­та­лизма. Бур­жу­аз­ное обще­ство может мириться с их суще­ство­ва­нием, посте­пенно инте­гри­ро­вать их в свою струк­туру на пра­вах наи­бо­лее уяз­ви­мой кате­го­рии про­ле­та­ри­ата или уни­что­жать их, как истреб­ляли аме­ри­кан­ских индей­цев. В клас­со­вую струк­туру напря­мую не впи­саны нетру­до­спо­соб­ные люди, нера­бо­та­ю­щие матери и домо­хо­зяйки, дети и уча­щи­еся. Однако клас­со­вое поло­же­ние роди­те­лей играет важ­ную роль, ведь дети в про­цессе соци­а­ли­за­ции начи­нают ассо­ци­и­ро­вать свои инте­ресы с инте­ре­сами роди­те­лей, усва­и­вают эле­менты их созна­ния и пове­де­ния и, таким обра­зом, зани­мают опо­сре­до­ван­ные пози­ции в клас­со­вой структуре.

Государство

Какую роль играет госу­дар­ство в клас­со­вом обще­стве? Одной из самых важ­ных тео­ре­ти­че­ских работ, напи­сан­ных по этому вопросу, явля­ется книга В. И. Ленина «Госу­дар­ство и рево­лю­ция» (1917), посвя­щён­ная кон­крет­ной прак­ти­че­ской про­блеме: воз­можно ли госу­дар­ствен­ный аппа­рат бур­жу­а­зии поста­вить на службу про­ле­та­ри­ату для соци­а­ли­сти­че­ской транс­фор­ма­ции обще­ства? Ленин отве­чает на этот вопрос отри­ца­тельно. По его мне­нию, дик­та­тура про­ле­та­ри­ата несов­ме­стима с бур­жу­аз­ным госу­дар­ством. И даль­ней­ший опыт клас­со­вой борьбы это дока­зал много раз: там, где сто­рон­ники соци­а­лизма, придя к вла­сти, не раз­ру­шали госу­дар­ствен­ный аппа­рат бур­жу­а­зии, они неиз­менно тер­пели пора­же­ние. Самый извест­ный при­мер — чилий­ский пере­во­рот 1973 года, орга­ни­зо­ван­ный Аугу­сто Пиночетом.

Ленин отстоял, таким обра­зом, марк­сист­ское пони­ма­ние сущ­но­сти госу­дар­ства. Он дока­зал, что извест­ное опре­де­ле­ние Энгельса будет акту­ально всё время, пока суще­ствует клас­со­вое деле­ние:

«Так как госу­дар­ство воз­никло из потреб­но­сти дер­жать в узде про­ти­во­по­лож­ность клас­сов… то оно по общему пра­вилу явля­ется госу­дар­ством самого могу­ще­ствен­ного эко­но­ми­че­ски гос­под­ству­ю­щего класса, кото­рый при помощи госу­дар­ства ста­но­вится также поли­ти­че­ски гос­под­ству­ю­щим классом…»

Воз­ни­ка­ю­щее после рево­лю­ции рабо­чее госу­дар­ство также не явля­ется «обще­на­род­ным», — сохра­ня­ется раз­ница между горо­дом и дерев­ней, между умствен­ным тру­дом и физи­че­ским, а также товарно-​денежные отно­ше­ния. Сохра­ня­ются клас­со­вые раз­ли­чия в обще­стве и мел­ко­бур­жу­аз­ное созна­ние среди нема­лой части граж­дан рабо­чего госу­дар­ства. Всё это при невер­ной, немарк­сист­ской поли­тике ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии ведёт к рестав­ра­ции капи­та­лизма, кото­рая про­изо­шла в СССР. Но прин­ци­пи­ально новым в рабо­чем госу­дар­стве явля­ется то, что это госу­дар­ство пред­став­ляет инте­ресы тру­дя­ще­гося боль­шин­ства: рабо­чего класса и про­чих тру­же­ни­ков, сто­я­щих на пози­циях рабо­чего класса. При этом такое госу­дар­ство стре­мится к сво­ему отми­ра­нию по мере лик­ви­да­ции клас­со­вых раз­ли­чий, постро­е­ния пол­ного коммунизма.

И неко­то­рые осо­бые слу­чаи, когда одно и то же госу­дар­ство пыта­ются исполь­зо­вать пред­ста­ви­тели раз­лич­ных клас­сов, вовсе не отме­няют клас­со­вого харак­тера любого госу­дар­ства. Энгельс писал о подоб­ных исключениях:

«Встре­ча­ются, однако, пери­оды, когда борю­щи­еся классы дости­гают такого рав­но­ве­сия сил, что госу­дар­ствен­ная власть на время полу­чает извест­ную само­сто­я­тель­ность по отно­ше­нию к обоим клас­сам, как кажу­ща­яся посред­ница между ними. Такова абсо­лют­ная монар­хия XVII—XVIII вв., кото­рая дер­жит в рав­но­ве­сии дво­рян­ство и бур­жу­а­зию друг про­тив друга».

Здесь речь идёт о рав­но­ве­сии между раз­лич­ными экс­плу­а­та­тор­скими клас­сами — ситу­а­ции, в совре­мен­ную нам эпоху невоз­мож­ной прак­ти­че­ски ни в одной стране мира, так как бур­жу­а­зия повсе­местно вытес­нила все пред­ше­ство­вав­шие ей исто­ри­че­ски классы-​эксплуататоры. В период рево­лю­ци­он­ных кри­зи­сов ино­гда воз­ни­кает также поло­же­ние, когда госу­дар­ство «делится» между экс­плу­а­та­то­рами и экс­плу­а­ти­ру­е­мыми. Этот баланс про­су­ще­ствует недолго и неиз­бежно завер­шится нис­про­вер­же­нием вла­сти одного из клас­сов. Именно это и про­изо­шло в Рос­сии в 1917 г. с «двое­вла­стием» Сове­тов и бур­жу­аз­ного Вре­мен­ного правительства.

Ни «соци­аль­ное госу­дар­ство» совре­мен­ных бога­тых капи­та­ли­сти­че­ских стран, ни слу­чаи репрес­сий про­тив отдель­ных бур­жуа, вплоть до оли­гар­хов, нисколько не явля­ются сви­де­тель­ством «уста­ре­ло­сти» марк­сист­ского под­хода. Чтобы обез­опа­сить себя, бур­жу­а­зия руками сво­его госу­дар­ства под дав­ле­нием рабо­чего дви­же­ния идёт на част­ные уступки экс­плу­а­ти­ру­е­мым, а также обру­ши­ва­ется на неко­то­рых пред­ста­ви­те­лей сво­его же класса, свое­ко­рыст­ные инте­ресы кото­рых идут враз­рез с общеклас­со­выми. Всё это в конеч­ном счёте дела­ется с целью укреп­ле­ния дик­та­туры бур­жу­а­зии в обществе.

Таким обра­зом, марксистско-​ленинская тео­рия госу­дар­ства в пол­ной мере сохра­няет своё тео­ре­ти­че­ское и прак­ти­че­ское зна­че­ние для рабо­чего класса.

Докапиталистические способы производства и их современная оценка

Еди­ного систе­ма­ти­зи­ро­ван­ного уче­ния о дока­пи­та­ли­сти­че­ских спо­со­бах про­из­вод­ства и соот­вет­ству­ю­щих им фор­ма­циях Маркс и Энгельс не оста­вили, так как заняты были про­бле­мами капи­та­лизма. В их заслугу вхо­дит выяв­ле­ние каче­ствен­ной опре­де­лён­но­сти капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства, дина­мика кото­рого была впо­след­ствии уточ­нена и дора­бо­тана В. Лени­ным, Р. Люк­сем­бург, И. Вал­лер­стай­ном, Р. М. Марини и дру­гими учё­ными. Необ­хо­димо при­знать, что клас­сики марк­сизма не оста­вили нам ника­ких гото­вых реше­ний, пред­ло­жив лишь метод иссле­до­ва­ния про­шлого. Клас­си­че­ская «пяти­членка», зна­ко­мая нам по совет­ским учеб­ни­кам, в науке СССР сло­жи­лась далеко не сразу. Её появ­ле­нию пред­ше­ство­вали работы «эко­но­ми­че­ских мате­ри­а­ли­стов», кото­рые раз­ра­ба­ты­вали свои тео­рии задолго до Октябрь­ской революции.

Одну из пер­вых уни­вер­саль­ных пери­о­ди­за­ций пред­ло­жил А. А. Бог­да­нов, сто­яв­ший на пози­циях эко­но­ми­че­ского детер­ми­низма. Его идеи были изло­жены в несколь­ких кур­сах поли­ти­че­ской эко­но­мии, вышед­ших в 1920-​е годы, и были под­хва­чены шко­лой М. Н. Покров­ского. В част­но­сти, период до появ­ле­ния капи­та­лизма в запад­ной Европе (XI—XVIII вв.) он опре­де­лял как «торгово-​капиталистический». С его точки зре­ния, тор­го­вый капи­та­лизм — это «такой строй эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, при кото­ром тор­го­вый капи­тал гос­под­ствует над про­из­вод­ством и явля­ется его руко­во­ди­те­лем». Сход­ное опре­де­ле­ние Н. Н. Розен­таля гла­сило, что «тор­го­вым капи­та­лиз­мом назы­ва­ется такой обще­ствен­ный строй, при кото­ром эко­но­ми­че­ское и поли­ти­че­ское гос­под­ство в обще­стве при­над­ле­жит классу тор­го­вых капи­та­ли­стов». Классы здесь пони­ма­лись не в системе про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, а с точки зре­ния их орга­ни­за­тор­ской функ­ции. «Тор­го­вый капи­та­лизм» нахо­дили в древ­нем Китае, элли­ни­сти­че­ских госу­дар­ствах древ­но­сти, Риме и, конечно же, в допет­ров­ской Рос­сии. Таким обра­зом, обще­ство­веды этого направ­ле­ния совер­шали несколько гру­бых тео­ре­ти­че­ских оши­бок, среди кото­рых резко выде­ля­ется фети­ши­за­ция роли обмена. Фео­да­лизм также пони­мался исклю­чи­тельно с эко­но­ми­че­ских пози­ций как обще­ство, постро­ен­ное на зем­ле­дель­че­ском нату­раль­ном хозяй­стве. Эти сочи­не­ния соче­тали в себе все самые худ­шие черты эко­но­ми­че­ского детер­ми­низма и носили на себе силь­ный отпе­ча­ток доре­во­лю­ци­он­ных школ эко­но­ми­че­ской истории.

Зна­ме­ни­тая «пяти­член­ная» схема была, в извест­ной мере, шагом впе­рёд на пути систе­ма­ти­за­ции и осмыс­ле­ния зако­но­мер­но­стей раз­ви­тия дока­пи­та­ли­сти­че­ских обществ. Её суть — в после­до­ва­тель­ном про­хож­де­нии чело­ве­че­ством пяти уни­вер­саль­ных ста­дий: (пер­во­быт­ность, раб­ство, фео­да­лизм, капи­та­лизм, ком­му­низм). Наи­бо­лее зна­чи­мым нов­ше­ством стало выде­ле­ние «рабо­вла­дель­че­ской фор­ма­ции». Она была выяв­лена доста­точно поздно, в начале 1930-​х годов, егип­то­ло­гом В. В. Струве при­ме­ни­тельно к обще­ствам Древ­него Востока: Меж­ду­ре­чья, Египта, Хетт­ского цар­ства и так далее. После появ­ле­ния работы И. В. Ста­лина «Об исто­ри­че­ском и диа­лек­ти­че­ском мате­ри­а­лизме» (1938) пяти­член­ная фор­ма­ци­он­ная схема стала гос­под­ству­ю­щей, а все дис­кус­сии вокруг неё были посте­пенно свёр­нуты. Несмотря на про­ти­во­дей­ствие ряда иссле­до­ва­те­лей, рабо­вла­дель­че­ский ста­тус древ­него мира был закреп­лён «Крат­ким кур­сом исто­рии ВКП(б)».

Тео­ре­ти­че­ской базой, оправ­ды­ва­ю­щей её появ­ле­ние, слу­жили работы и выска­зы­ва­ния К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина. В част­но­сти, Энгельс в 1877 г. писал, что «В ази­ат­ской и клас­си­че­ской древ­но­сти пре­об­ла­да­ю­щей фор­мой клас­со­вого угне­те­ния было раб­ство». Ленин прямо рас­смат­ри­вал рабо­вла­де­ние как одну из фор­ма­ций. Видеть это можно хотя бы в его лек­ции «о госу­дар­стве». Необ­хо­димо отме­тить, что клас­сики марк­сизма были в недо­ста­точ­ной сте­пени зна­комы с эко­но­ми­че­ским строем наро­дов Древ­него Востока, доко­лум­бо­вой Аме­рики и доко­ло­ни­аль­ной Африки. Кроме того, они не рас­по­ла­гали всем объ­ё­мом накоп­лен­ных в совре­мен­ной науке дан­ных пись­мен­ных источ­ни­ков и архео­ло­гии. Про­ти­во­ре­чие с кон­крет­ными фак­тами, ука­зы­ва­ю­щими на невы­со­кий, а то и мар­ги­наль­ный ста­тус раб­ского уклада в эко­но­ми­че­ских систе­мах древ­но­сти, раз­ре­ша­лось с помо­щью рас­ши­ри­тель­ной трак­товки раб­ства. Выдви­га­лась «веду­щая роль рабо­вла­дель­че­ской экс­плу­а­та­ции», кото­рая при­да­вала раб­ский харак­тер всем осталь­ным фор­мам про­из­во­ди­тель­ного труда. После 50-​х гг. всё чаще отме­чали мало­чис­лен­ность рабов, важ­ность труда сво­бод­ных общин­ни­ков и зави­си­мых (не рабов) в эко­но­мике древ­них обществ.

Выда­ю­ще­муся восто­ко­веду И. М. Дья­ко­нову потре­бо­ва­лось немало уси­лий, чтобы моди­фи­ци­ро­вать «рас­ши­ри­тель­ное» тол­ко­ва­ние раб­ского класса и создать став­шую клас­си­че­ской тео­рию «ило­тии», кото­рая про­су­ще­ство­вала до конца 1980-​х гг. Кри­тика гос­под­ство­вав­шей «пяти­членки» и «рабо­вла­дель­че­ской фор­ма­ции» раз­во­ра­чи­ва­лась в русле дис­кус­сий об «ази­ат­ском спо­собе про­из­вод­ства», кото­рые велись в 1925−31 и 1957−71 гг. Дис­кус­сии не увен­ча­лись успе­хом: «ази­ат­чики» не сумели пред­ста­вить убе­ди­тель­ные дока­за­тель­ства в пользу нали­чия в обще­ствах Востока прин­ци­пи­ально иного уровня раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил и спе­ци­фи­че­ски «ази­ат­ского» спо­соба при­сво­е­ния при­ба­воч­ного про­дукта, а их оппо­ненты не смогли опро­верг­нуть нали­чие осо­бых отно­ше­ний соб­ствен­но­сти и свое­об­ра­зия клас­со­вой струк­туры в восточ­ных госу­дар­ствах. В то же время, «дис­си­дент­ское» направ­ле­ние в исто­ри­че­ской науке обра­щало вни­ма­ние на прин­ци­пи­аль­ное сход­ство спо­со­бов экс­плу­а­та­ции в древ­них и сред­не­ве­ко­вых обще­ствах Востока и Запада. Мед­ве­дев и Коби­ща­нов при­шли к гипо­тезе о «еди­ной дока­пи­та­ли­сти­че­ской (или фео­даль­ной) фор­ма­ции», пред­ше­ство­вав­шей появ­ле­нию капи­та­лизма в XVI веке. Их тео­рии, в свою оче­редь, не лишены изъ­я­нов и выросли непо­сред­ственно из «ази­ат­ского спо­соба про­из­вод­ства». Край­ние пози­ции пред­став­лены в рабо­тах В. П. Илю­шеч­кина, отста­и­вав­шего еди­ную «рент­ную сословно-​классовую фор­ма­цию», и В. Н. Ники­фо­рова, вплоть до 1991 года защи­щав­шего «орто­док­саль­ную» «пяти­членку», но впо­след­ствии при­знав­шего спра­вед­ли­вость дово­дов сво­его оппонента.

Мы реко­мен­дуем всем инте­ре­су­ю­щимся озна­ко­миться с их рабо­тами, чтобы полу­чить пред­став­ле­ние о дово­дах оппо­нен­тов и само­сто­я­тельно сфор­ми­ро­вать своё отно­ше­ние к пред­мету дис­кус­сий. Сход­ные по харак­теру дис­кус­сии имели место и в запад­ной марк­сист­ской исто­рио­гра­фии. Труды марк­си­стов Дж. Хол­дена и Кр. Уик­хема, по суще­ству, близки тео­рии В. П. Илю­шеч­кина и в ряде слу­чаев уточ­няют и допол­няют её. Они осно­ваны на сход­ных тео­ре­ти­че­ских осно­ва­ниях, но суще­ственно углуб­ляют их бла­го­даря более вни­ма­тель­ному ана­лизу роли госу­дар­ства и форм соб­ствен­но­сти в дока­пи­та­ли­сти­че­ских обществах.

После краха СССР в 1991 году все дис­кус­сии на эти темы были свёр­нуты, и ранее рабо­тав­шие в русле исто­ри­че­ского мате­ри­а­лизма интел­лек­ту­алы мас­сово пере­шли на пози­ти­вист­ские или иде­а­ли­сти­че­ские позиции.

Фашизм

Пожа­луй, фашизм отно­сится к тем немно­гим темам, на кото­рые готов выска­заться и дать «экс­перт­ную оценку» прак­ти­че­ски любой левый. Вме­сте с тем, далеко не каж­дый удо­су­жился разо­браться в вопросе; тео­ре­ти­че­ская без­гра­мот­ность тол­кает одних исполь­зо­вать ярлык фашизма в поле­ми­че­ских целях, клеймя им любых оппо­нен­тов, а дру­гих — видеть фашизм там, где его видеть не следует.

В. И. Ленин в работе «Госу­дар­ство и рево­лю­ция» отме­чал, что «демо­кра­ти­че­ская рес­пуб­лика есть наи­луч­шая воз­мож­ная поли­ти­че­ская обо­лочка капи­та­лизма». В этих сло­вах много правды. Буржуазно-​демократический режим поз­во­ляет пра­вя­щим клас­сам извле­кать наи­боль­шие выгоды из экс­плу­а­та­ции тру­дя­щихся, чьи инте­ресы фор­мально пред­став­лены бур­жу­аз­ным пар­ла­мен­том, мно­го­пар­тий­ной систе­мой и все­об­щим изби­ра­тель­ным правом.

Но в виде исклю­че­ния, в пери­оды ост­рых кри­зи­сов и подъ­ёма клас­со­вой борьбы низов, капи­та­лизм при­бе­гает к чрез­вы­чай­ным режи­мам, чтобы вре­менно при­оста­на­вить раз­ру­ши­тель­ные дей­ствия кри­зи­сов и отсро­чить революцию.

В такие пери­оды экс­плу­а­та­торы пони­мают неадек­ват­ность ста­рой поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции своим эко­но­ми­че­ским инте­ре­сам и при­бе­гают к иным фор­мам клас­со­вого гос­под­ства. Исто­рия знает несколько таких форм, среди кото­рых основ­ными явля­ются попу­лист­ские «бона­пар­тист­ские» режимы, фашизм и воен­ные дик­та­туры. Выбор в пользу того или иного режима не явля­ется исто­ри­че­ской неиз­беж­но­стью, хотя и выте­кает из осо­бен­но­стей той или иной страны.

Все подоб­ные режимы воз­ни­кали в связи с близ­кой угро­зой соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции. В своей идео­ло­гии и прак­тике они все носили анти­ре­во­лю­ци­он­ный харак­тер. «Мяг­кая дик­та­тура» Ф. Бати­сты на Кубе орга­ни­зо­вала спе­ци­аль­ное «бюро по подав­ле­нию ком­му­ни­сти­че­ской дея­тель­но­сти». Чилий­ские фаши­сты после при­хода Пино­чета к вла­сти объ­явили режим «внут­рен­ней войны» с марк­сиз­мом. Все эти режимы по-​разному обес­пе­чи­вали задачи капи­та­ли­сти­че­ской модер­ни­за­ции и выхода из кризиса.

Фашист­ские режимы и дви­же­ния XX—XXI века — фено­мены импе­ри­а­ли­сти­че­ской ста­дии капи­та­лизма, воз­ник­шие на волне социально-​экономического кри­зиса 20−30-х гг. В то же время, далеко не слу­чайно их появ­ле­ние не в импе­ри­а­ли­сти­че­ских цен­трах вроде США, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции, а в «сла­бых зве­ньях» капи­та­ли­сти­че­ской системы: в Гер­ма­нии, Ита­лии, Австрии, Восточ­ной Европе, при­бал­тий­ских рес­пуб­ли­ках, госу­дар­ствах Южной Европы и Латин­ской Аме­рики, в Пор­ту­га­лии, Испа­нии, Гре­ции, Чили.

Встре­тив­шись с фашиз­мом, марк­си­сты пона­чалу ока­за­лись в рас­те­рян­но­сти. Очень долго под фашиз­мом пони­мали все формы контр­ре­во­лю­ци­он­ных и пра­во­ав­то­ри­тар­ных дви­же­ний и режи­мов вплоть до того, что социал-​демократические дви­же­ния и пар­тии также запи­сы­ва­лись в «уме­рен­ное крыло» фашизма. В ана­ло­гич­ное заблуж­де­ние нередко впа­дают и нынеш­ние левые, когда назы­вают фашиз­мом союз круп­ной бур­жу­а­зии с уль­тра­пра­выми силами в Тур­ции, Рос­сии, Укра­ине, Вен­грии или Румы­нии, а также импе­ри­а­ли­сти­че­скую поли­тику мет­ро­по­лий, так назы­ва­е­мый «фашизм на экс­порт».

За пре­де­лами марк­сизма бур­жу­аз­ные идео­логи видели в фашизме то «над­клас­со­вую власть», то дик­та­туру «пар­тии мел­кой бур­жу­а­зии». Став­шее клас­си­че­ским марк­сист­ское опре­де­ле­ние фашизма было дано Г. Димит­ро­вым в 1935 году. Согласно нему, «фашизм — это откры­тая тер­ро­ри­сти­че­ская дик­та­тура наи­бо­лее реак­ци­он­ных, наи­бо­лее шови­ни­сти­че­ских, наи­бо­лее импе­ри­а­ли­сти­че­ских эле­мен­тов финан­со­вого капи­тала… Фашизм — это не над­клас­со­вая власть и не власть мел­кой бур­жу­а­зии или люмпен-​пролетариата над финан­со­вым капи­та­лом. Фашизм — это власть самого финан­со­вого капи­тала. Это орга­ни­за­ция тер­ро­ри­сти­че­ской рас­правы с рабо­чим клас­сом и рево­лю­ци­он­ной частью кре­стьян­ства и интел­ли­ген­ции. Фашизм во внеш­ней поли­тике — это шови­низм в самой гру­бей­шей форме, куль­ти­ви­ру­ю­щий зоо­ло­ги­че­скую нена­висть к дру­гим наро­дам». Это опре­де­ле­ние, само по себе без­условно вер­ное, засло­няет важ­ный факт: оно верно опре­де­ляет функ­ции и задачи этих режи­мов, но не рас­кры­вает мас­со­вую базу фашизма.

Как объ­яс­нить, что фашист­ские дви­же­ния нахо­дили под­держку во всех обще­ствен­ных слоях, и в осо­бен­но­сти среди деклас­си­ро­ван­ной мел­кой бур­жу­а­зии? В про­цессе даль­ней­ших иссле­до­ва­ний была дока­зана пре­иму­ще­ственно мел­ко­бур­жу­аз­ная при­рода мас­со­вой базы клас­си­че­ских фашист­ских режи­мов: они вырас­тали из орга­ни­за­ций и дви­же­ний стре­ми­тельно теря­ю­щего почву под ногами «сред­него класса», кото­рый про­ти­во­по­став­лял себя, с одной сто­роны, про­ле­тар­ским проф­со­ю­зам, с дру­гой, тра­ди­ци­он­ным пра­вя­щим классам.

Пра­вя­щие классы, столк­нув­шись с угро­зой соци­аль­ной рево­лю­ции, сде­лали ставку в пользу фашист­ских дви­же­ний для рас­правы с про­ле­тар­скими и кре­стьян­скими дви­же­ни­ями, но раз­ру­ши­тель­ные послед­ствия Вто­рой миро­вой войны мно­гому научили капи­та­ли­стов. Пере­жив­шие 1945 год и воз­ник­шие после него фашист­ские режимы ряда госу­дарств Восточ­ной и Южной Европы, а также Латин­ской Аме­рики рабо­тали «сверху», не опи­ра­лись на мас­со­вые фашист­ские пар­тии и дей­ство­вали через армию и поли­цию, посте­пенно созда­вая под себя руч­ные фашист­ские орга­ни­за­ции. Они в гораздо мень­шей сте­пени были обес­пе­чены под­держ­кой мел­кой бур­жу­а­зии и деклас­си­ро­ван­ных эле­мен­тов. Выпол­нив свою исто­ри­че­скую задачу, они во мно­гих слу­чаях срав­ни­тельно бес­кровно схо­дили с исто­ри­че­ской сцены, отда­вая бразды прав­ле­ния нео­ли­бе­раль­ным или пра­во­цен­трист­ским правительствам.

Итоги социалистических революций XX века

Век назад рост рабо­чего дви­же­ния при­вёл к победе соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции в Рос­сии. Полу­фе­о­даль­ная негра­мот­ная страна совер­шила неви­дан­ный в миро­вой исто­рии про­рыв в буду­щее, на целую эпоху став при­ме­ром для всего мира. Огром­ный потен­циал, однако, был огра­ни­чен пора­же­нием про­ле­тар­ских рево­лю­ций в дру­гих капи­та­ли­сти­че­ских странах.

Остав­шись в изо­ля­ции, пер­вое в мире рабо­чее госу­дар­ство столк­ну­лось с рядом про­блем, решать кото­рые при­шлось в усло­виях посто­ян­ной угрозы напа­де­ния со сто­роны капи­та­ли­сти­че­ского окру­же­ния. Смерть В. И. Ленина при отсут­ствии столь же авто­ри­тет­ного лидера при­вела к борьбе внутри ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии по вопро­сам как соци­а­ли­сти­че­ского стро­и­тель­ства, так и внеш­ней поли­тики госу­дар­ства. Побе­див­шая группа во главе с И. В. Ста­ли­ным взяла курс на постро­е­ние соци­а­лизма в рам­ках одной страны при лави­ро­ва­нии на меж­ду­на­род­ной арене, вклю­чая вступ­ле­ние в блоки с импе­ри­а­ли­сти­че­скими госу­дар­ствами и бур­жу­аз­ными пар­ти­ями. При этом были раз­гром­лены, загнаны в под­по­лье, а затем в боль­шом числе физи­че­ски уни­что­жены как мел­ко­бур­жу­аз­ные груп­пи­ровки, так и оппо­зи­ция в главе с Л. Д. Троц­ким. Эта оппо­зи­ция отра­жала ком­му­ни­сти­че­скую точку зре­ния, но рас­хо­ди­лась с пра­вя­щей груп­пой по кон­крет­ным вопро­сам поли­тики СССР. Рас­кол внутри рабо­чего класса в СССР был след­ствием слож­но­сти про­блем, с кото­рым столк­ну­лась дик­та­тура про­ле­та­ри­ата, впер­вые в исто­рии при­сту­пив­шая к стро­и­тель­ству нового обще­ства, в усло­виях отдельно взя­той отста­лой страны. За обе­ими сто­ро­нами этого кон­фликта были кру­пицы истины в одних вопро­сах и заблуж­де­ния в дру­гих. Уста­но­вить же еди­ную объ­ек­тив­ную истину отно­си­тельно этого опыта мы можем только сей­час, ведь мы воору­жены послезна­нием по поводу успе­хов и про­ва­лов соци­а­лизма в XX веке.

В сере­дине 1930-​х гг., в резуль­тате фор­си­ро­ван­ной инду­стри­а­ли­за­ции и кол­лек­ти­ви­за­ции сель­ского хозяй­ства, постро­е­ния пла­но­вой эко­но­мики, в СССР реаль­но­стью стали основы соци­а­ли­сти­че­ского строя. Соци­а­лизм по Ленину — государственно-​капиталистическая моно­по­лия, обра­щён­ная на пользу всего народа и постольку пере­став­шая быть капи­та­ли­сти­че­ской монополией.

Это стало всемирно-​историческим собы­тием: впер­вые со вре­мён обра­зо­ва­ния клас­со­вого обще­ства одна из стран вырва­лась за рамки обще­ствен­ного строя, осно­ван­ного на экс­плу­а­та­ции чело­века человеком.

Науч­ное пла­ни­ро­ва­ние всей эко­но­ми­че­ской жизни, отсут­ствие без­ра­бо­тицы, без­дом­но­сти, обще­до­ступ­ное бес­плат­ное обра­зо­ва­ние и здра­во­охра­не­ние недо­сти­жимы для любой, даже самой бога­той, капи­та­ли­сти­че­ской страны. Бла­го­даря успе­хам соци­а­ли­сти­че­ского стро­и­тель­ства, СССР сыг­рал реша­ю­щую роль в раз­громе фашизма. В резуль­тате миро­вая рево­лю­ция рас­про­стра­ни­лась на треть зем­ного шара, от Гер­ма­нии до Вьетнама.

Именно в этот момент, в резуль­тате нового про­ти­во­сто­я­ния в руко­вод­стве КПСС и миро­вого ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния после смерти И. В. Ста­лина, к вла­сти в СССР при­шла груп­пи­ровка Хру­щёва, напра­вив­шая поли­тику блока соци­а­ли­сти­че­ских стран по пути реви­зи­о­низма, отказа от фун­да­мен­таль­ных поло­же­ний марк­сизма. Этому спо­соб­ство­вало как сохра­не­ние товарно-​денежных отно­ше­ний в СССР, раз­ницы между горо­дом и дерев­ней, между умствен­ным тру­дом и физи­че­ским, так и идео­ло­ги­че­ские ком­про­миссы ста­лин­ского руко­вод­ства. Допол­не­ние клас­со­вого под­хода пат­ри­о­ти­че­скими идео­ло­ге­мами, заим­ство­ван­ными у бур­жу­а­зии, дол­го­сроч­ная поли­тика «народ­ных анти­фа­шист­ских фрон­тов» — всё это было необ­хо­димо для при­вле­че­ния на сто­рону ком­му­низма мел­ко­бур­жу­азно настро­ен­ной части граж­дан СССР и бур­жу­аз­ных анти­фа­ши­стов в дру­гих стра­нах, однако Ста­лин не предот­вра­тил угрозу «рас­тво­ре­ния» ком­му­ни­сти­че­ской поли­тики в ком­про­мис­сах. Кроме того, среди руко­во­дя­щих кад­ров КПСС после Ста­лина не оста­лось силь­ных марк­сист­ских тео­ре­ти­ков. При­чи­ной чему было отсут­ствие соот­вет­ству­ю­щего отбора — «насущ­ная необ­хо­ди­мость» ско­рее в креп­ких хозяй­ствен­ни­ках, чем марк­си­стах. Пар­тия еже­дневно оттас­ки­вала страну от края про­па­сти во имя един­ства рядов, порой ложно поня­того, без­жа­лостно пре­сле­до­ва­лись любые откло­не­ния от «гене­раль­ной линии». Такая пар­тия не смогла родить новых тео­ре­ти­ков, кото­рые могли бы решить встав­шие перед СССР в 1950-​х гг. задачи пере­хода с пер­вой фазы ком­му­низма на выс­шую, раз­ви­тия отно­ше­ний пол­ного коммунизма.

В тече­ние после­ду­ю­щих 30 лет КПСС дегра­ди­ро­вала до пол­ного краха, ута­щив за собой и дру­гие ком­му­ни­сти­че­ские пар­тии, как соци­а­ли­сти­че­ского лагеря, так и осталь­ного мира. Впро­чем, отве­тов на новые фун­да­мен­таль­ные вопросы ком­му­низма не дали и все те, кто пытался бороться про­тив КПСС во имя марк­сизма, будь то троц­ки­сты, мао­и­сты или ход­жа­и­сты. Все эти направ­ле­ния зашли в тупик, оста­вив нам лишь опыт рево­лю­ци­он­ной борьбы по всему миру, в основ­ном неудач­ный. И теперь именно нам с вами пред­стоит раз­ви­вать марк­сизм, при­ме­няя его к реа­лиям XXI века.

Итак, какие задачи стоят перед нами на фронте исто­ри­че­ского материализма?

Во-​первых, необ­хо­димо изу­чать клас­со­вую струк­туру совре­мен­ного обще­ства. Для нас важно опре­де­лить рас­клад клас­со­вых сил как в обще­ми­ро­вом мас­штабе, так и в рам­ках отдельно взя­тых госу­дарств. Мы имеем мно­же­ство эмпи­ри­че­ских дан­ных, полу­чен­ных совре­мен­ными левыми тео­ре­ти­ками И. Вал­лер­стай­ном, Д. Харви, Д. Сми­том и дру­гими. Наша задача состоит в том, чтобы адек­ватно обоб­щить их.

Во-​вторых, изу­че­ние про­слоек и групп внутри клас­сов должно вклю­чать в себя также раз­ви­тие про­блемы клас­со­вого созна­ния. Это имеет крайне важ­ное зна­че­ние не только для тео­ре­ти­че­ской, но и для прак­ти­че­ской работы. Пока левые не осо­знают, что про­па­ганда на пер­во­на­чаль­ном этапе должна быть направ­лена не на рабо­чих вообще, а на вполне кон­крет­ные соци­аль­ные группы внутри рабо­чих, интел­ли­ген­ции и даже мел­кой бур­жу­а­зии, они будут и дальше про­иг­ры­вать борьбу за идей­ное вли­я­ние. Мас­со­вая про­па­ганда — дело буду­щего, дело эпохи рево­лю­ци­он­ного подъёма.

В-​третьих, зна­ко­мые всем нам общественно-​экономические фор­ма­ции созда­ва­лись клас­си­ками марк­сизма на основе суще­ство­вав­ших в соци­аль­ной фило­со­фии ста­ди­аль­ных пред­став­ле­ний, постро­ен­ных на мате­ри­але евро­пей­ской исто­рии. Новый мас­сив дан­ных не только рас­хо­дится с оши­боч­ными гипо­те­зами о «мат­ри­ар­хате», «рево­лю­ции рабов», но и ста­вит под сомне­ние став­шую уже клас­си­че­ской пятичленку.

Политическая экономия

Мы стоим на пози­циях марк­сист­ской полит­эко­но­мии в её ленин­ском вари­анте. В то же время мы при­знаем, что на сего­дняш­ний момент она пред­став­ляет цен­ность, ско­рее, как обра­зец мето­до­ло­ги­че­ского иссле­до­ва­ния, нежели гото­вая схема для ана­лиза совре­мен­ной эко­но­мики. Мы также при­знаем важ­ность изу­че­ния полит­эко­но­ми­че­ского насле­дия левых тео­ре­ти­ков, начи­ная с Розы Люк­сем­бург и Че Гевары и закан­чи­вая шко­лой «мир-​системного ана­лиза» и «зави­си­мого раз­ви­тия», но должны отме­тить, что их насле­дие должно быть под­верг­нуто кри­ти­че­скому анализу.

Мета­мор­фозы, про­изо­шед­шие во вто­рой поло­вине XX века, заста­вили мно­гих левых пере­смот­реть свои взгляды. Небы­ва­лый рост потреб­ле­ния и доступ­ного обра­зо­ва­ния, рас­ши­ре­ние сферы услуг и успехи проф­со­юз­ного дви­же­ния — всё это вызвало иллю­зию того, что «госу­дар­ство все­об­щего бла­го­ден­ствия» при­бли­зило обще­ство к тому самому ком­му­низму, о кото­ром писал Маркс.

Отойдя от рево­лю­ци­он­ного марк­сизма к социал-​демократическим пози­циям, они посте­пенно сме­нили рито­рику и стали под­дер­жи­вать «демо­кра­ти­че­ский» и сытый капи­та­лизм, то есть капи­та­лизм мет­ро­по­лий, суще­ству­ю­щий за счёт экс­плу­а­та­ции «тре­тьего мира».

Про­блемы же «раз­ви­ва­ю­щихся стран» они стали спи­сы­вать на недо­ста­точ­ную либе­ра­ли­за­цию рынка и куль­тур­ные осо­бен­но­сти. Дол­гое время в бур­жу­аз­ной эко­но­мике гос­под­ство­вала «тео­рия модер­ни­за­ции», в соот­вет­ствии с кото­рой эко­но­ми­че­ская раци­о­на­ли­за­ция и поли­ти­че­ская демо­кра­ти­за­ция рано или поздно выров­няют уро­вень жизни раз­ви­ва­ю­щихся стран, под­тя­нув их до евро-​американских стан­дар­тов. Эти идеи, гос­под­ство­вав­шие в 60−70-х гг., были похо­ро­нены на волне эко­но­ми­че­ского спада, но в 90-​е годы воз­ро­ди­лись под обо­лоч­кой нео­ли­бе­раль­ной глобализации.

Мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие мет­ро­по­лии есть пря­мой резуль­тат ограб­ле­ния пери­фе­рии путём хищ­ного выка­чи­ва­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (неопла­чен­ного труда), сти­му­ля­ции пере­на­се­ле­ния (посто­янно без­ра­бот­ного резерва), уста­нов­ле­ния под­кон­троль­ных фашист­ских режи­мов и пря­мого воен­ного террора.

Путь «раз­ви­ва­ю­щихся стран» неуте­ши­те­лен, что неохотно начи­нают при­зна­вать неко­то­рые бур­жу­аз­ные эко­но­ми­сты. Но это лишь вер­шина айс­берга, ведь помимо чисто капи­та­ли­сти­че­ских отно­ше­ний про­дол­жают суще­ство­вать и воз­рож­даться и дру­гие, более арха­ич­ные формы экс­плу­а­та­ции, вклю­чая раб­ский и кабаль­ный труд. Дока­пи­та­ли­сти­че­ские формы экс­плу­а­та­ции не только не пре­пят­ствуют накоп­ле­нию капи­тала, напро­тив, — они сни­жают про­из­вод­ствен­ные издержки, участ­вуют в ста­би­ли­за­ции капи­та­лизма и вно­сят неустой­чи­вый баланс в борьбу импе­ри­а­ли­стов. Эти формы явля­ются свое­об­раз­ным буфе­ром, сгла­жи­ва­ю­щим про­ти­во­ре­чия в раз­ных местах миро­вой капи­та­ли­сти­че­ской системы. Напри­мер, исполь­зо­ва­ние труда несо­вер­шен­но­лет­них в зави­си­мых эко­но­ми­ках Африки избав­ляет капи­та­ли­стов от мно­гих издер­жек, свя­зан­ных с нало­го­выми выпла­тами и стра­хо­выми отчис­ле­ни­ями, а также поз­во­ляет эко­но­мить на зара­бот­ной плате до 50-80 %, что обес­пе­чи­вает капи­та­ли­стам мил­ли­ард­ные доходы.

Итак, какие задачи стоят перед нами на полит­эко­но­ми­че­ском фронте?

Во-​первых, в глу­бо­ком изу­че­нии нуж­да­ются ряд тео­ре­ти­че­ских про­блем полит­эко­но­мии. К ним отно­сятся, прежде всего, про­блема транс­фор­ма­ции сто­и­мо­сти в цену, рас­чёт нормы при­были и эмпи­ри­че­ское под­твер­жде­ние её снижения.

Во-​вторых, необ­хо­димо изу­чить опыт пла­ни­ро­ва­ния эко­но­мики в СССР и стра­нах соци­а­ли­сти­че­ского лагеря. Нас инте­ре­суют как дис­кус­сии между веду­щими эко­но­ми­стами и рас­смат­ри­ва­е­мые ими тео­ре­ти­че­ские про­блемы: товар­ное про­из­вод­ство, закон сто­и­мо­сти, соот­но­ше­ние субъ­ек­тив­ного и объ­ек­тив­ного фак­тора при пла­ни­ро­ва­нии. Нужно рас­смот­реть, как на прак­тике вопло­ща­лись раз­лич­ные под­ходы к пла­ни­ро­ва­нию, цено­об­ра­зо­ва­нию и рас­пре­де­ле­нию. Также вни­ма­ние нужно уде­лить тех­ни­че­ским аспек­там пла­ни­ро­ва­ния, изу­чить насле­дие В. Глуш­кова, С. Бира и других.

В-​третьих, важ­ней­шей зада­чей явля­ется попу­ляр­ное изло­же­ние совре­мен­ной марк­сист­ской полит­эко­но­мии. Дело отнюдь не огра­ни­чи­ва­ется про­стой заме­ной хол­ста на джинсы, а сюр­тука на айфон. Задача состоит в том, чтобы опи­сать струк­тур­ные изме­не­ния миро­вого капи­та­лизма и вскрыть его внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия, исполь­зуя ста­ти­стику послед­них десятилетий.

Оргвопрос

Тео­ре­ти­че­ская работа сама по себе явля­ется свое­об­раз­ной фор­мой прак­тики, но прак­тика не огра­ни­чи­ва­ется выра­бот­кой одной лишь тео­рии. Круж­ко­вая работа с целью стро­и­тель­ства ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, повы­ше­ние каче­ства про­па­ганды и выра­ботка пра­виль­ного отно­ше­ния к эко­но­ми­че­ской борьбе и вообще сти­хий­ному про­те­сту тру­дя­щихся — вот три важ­ней­ших направ­ле­ния, на кото­рые стоит обра­тить вни­ма­ние в дол­го­сроч­ной перспективе.

Как пока­зы­вает наш орга­ни­за­ци­он­ный опыт, пра­виль­ная круж­ко­вая работа явля­ется отлич­ным сред­ством для борьбы с раз­об­щён­но­стью, недис­ци­пли­ни­ро­ван­но­стью и кустар­щи­ной. Но для того, чтобы кру­жок со вре­ме­нем не пере­ро­дился в секту, он дол­жен непо­сред­ственно сопри­ка­саться и вза­и­мо­дей­ство­вать с внеш­ним миром. Для этого нужно нала­дить пери­о­ди­че­ский выпуск ста­тей. Отно­ше­ние к пуб­ли­ци­сти­че­ской дея­тель­но­сти не должно быть фор­маль­ным, для галочки, как это обычно бывает во вся­ких левых моло­дёж­ных орга­ни­за­циях. В про­тив­ном слу­чае кру­жок будет выда­вать никому не инте­рес­ные пере­сказы ста­тей из БСЭ и Википедии.

Нужно не только осно­ва­тельно изу­чать тео­рию и соот­но­сить её с реа­ли­ями, но и отта­чи­вать писа­тель­ское мастер­ство. Нема­ло­важ­ное зна­че­ние имеет оформ­ле­ние пло­щадки для раз­ме­ще­ния ста­тей. С одной сто­роны, необ­хо­димо изжить тягу к без­дум­ному копи­ро­ва­нию совет­ской эсте­тики, с дру­гой, надо избе­гать меха­ни­че­ского пере­носа дизай­нер­ских реше­ний, исполь­зу­е­мых в ком­мер­че­ских медиа. Сле­дует под­хо­дить к про­цессу твор­че­ски, не бояться экс­пе­ри­мен­тов и посто­янно учиться на своих и чужих ошибках.

Необ­хо­димо вза­и­мо­дей­ство­вать с дру­гими, идео­ло­ги­че­ски близ­кими, круж­ками: сотруд­ни­чать, дис­ку­ти­ро­вать, зани­маться сов­мест­ными про­ек­тами. Осо­бое вни­ма­ние в выстра­и­ва­нии свя­зей между круж­ками стоит обра­тить на идео­ло­ги­че­ские раз­но­гла­сия и не забы­вать рабо­тать над ними. Гнаться за коли­че­ством в ущерб каче­ству — самая рас­про­стра­нён­ная и досад­ная ошибка в таком деле. Помимо усво­е­ния марк­сист­ской тео­рии и прак­ти­че­ских навы­ков (работа с тек­стом, само­об­ра­зо­ва­ние и т. д.) в круж­ках выра­ба­ты­ва­ется чув­ство това­ри­ще­ства, вза­и­мо­вы­ручки между их участ­ни­ками. Потому в них ино­гда воз­ни­кает такой рас­про­стра­нен­ный нега­тив­ный фено­мен, как груп­по­вое мыш­ле­ние. Его осо­бен­но­стью явля­ется то, что участ­ники готовы закры­вать глаза на изъ­яны друг друга ради сохра­не­ния кол­лек­тива. Чем меньше кру­жок, тем боль­шую опас­ность пред­став­ляет угроза воз­ник­но­ве­ния груп­пов­щины. Если груп­пов­щина всё-​таки побеж­дает, то это при­во­дит к тому, что у боль­шин­ства участ­ни­ков кри­ти­че­ское мыш­ле­ние ста­но­вится избирательным.

Понятно, что при таком под­ходе при­дётся рас­про­щаться с декла­ри­ру­е­мой науч­но­стью и дей­ство­вать точно так же, как и все осталь­ные поли­ти­че­ские силы, опи­ра­ясь на сти­хий­ность. Марк­си­сты должны бороться с подоб­ным явле­нием внутри своих кол­лек­ти­вов — ни один из участ­ни­ков не дол­жен оста­ваться вне кри­тики, в край­них слу­чаях нельзя бояться и раз­ме­же­ва­ния. Созна­тель­ный ком­му­нист лучше оста­нется на какое-​то время в оди­но­че­стве, чем «вольётся» в кол­лек­тив, про­фа­ни­ру­ю­щий марк­сист­скую работу. Тем более, в совре­мен­ных усло­виях, если нет воз­мож­но­сти найти или создать реаль­ный кру­жок, то все­гда можно исполь­зо­вать воз­мож­но­сти интер­нета для сов­мест­ной работы с единомышленниками.

Наследство прошлой эпохи

Мы счи­таем равно негод­ными с точки зре­ния задач совре­мен­ных ком­му­ни­стов идей­ные пози­ции и дея­тель­ность нынеш­них ста­ли­нист­ских, троц­кист­ских, мао­ист­ских и т. д. орга­ни­за­ций. Все они руко­вод­ству­ются дог­мами, рож­дён­ными внут­ри­пар­тий­ной борь­бой про­шлой эпохи, а в вопро­сах сего­дняш­него дня испо­ве­дуют раз­лич­ные виды оппор­ту­низма. Ста­ли­ни­сты, повто­ря­ю­щие все обви­не­ния Мос­ков­ских про­цес­сов 1936−38 гг. и счи­та­ю­щие любое ука­за­ние на ошибки Ста­лина «контр­ре­во­лю­цией»; троц­ки­сты, про­дол­жа­ю­щие утвер­ждать про «ста­лин­ский бюро­кра­ти­че­ский тер­ми­дор» и пере­чёр­ки­вать уни­каль­ный опыт успеш­ного соци­а­ли­сти­че­ского стро­и­тель­ства в СССР; мао­и­сты, иде­а­ли­зи­ру­ю­щие «Куль­тур­ную рево­лю­цию» и пыта­ю­щи­еся пере­не­сти кон­крет­ные рецепты, создан­ные в кре­стьян­ской ази­ат­ской стране, на борьбу про­ле­та­риев во всем мире — всё это лишь дис­кре­ди­ти­рует марк­сизм и должно быть отбро­шено совре­мен­ными коммунистами.

Цель нашей тео­ре­ти­че­ской и про­па­ган­дист­ской работы — раз­ме­же­вать все выше­пе­ре­чис­лен­ные направ­ле­ния, выде­лить тех, кто спо­со­бен пре­одо­леть зашо­рен­ность и участ­во­вать в ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии XXI века. Такая пар­тия должна будет кри­ти­че­ски пере­ра­бо­тать опыт всех рево­лю­ци­он­ных ком­му­ни­сти­че­ских тече­ний про­шлой эпохи. Это ни в коем слу­чае не озна­чает «при­ми­ре­ния во имя созда­ния широ­кой левой». Нет, пози­ция ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии по поводу опыта пред­ше­ствен­ни­ков должна быть еди­ной, научно-​выверенной. Но её выра­ботка невоз­можна без пре­одо­ле­ния дог­ма­тизма совре­мен­ных левых, порой напо­ми­на­ю­щего исто­ри­че­скую реконструкцию.

Научный централизм

В сущ­но­сти своей, ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии не нужен ника­кой цен­тра­лизм, кроме науч­ного. Её дея­тель­ность осно­вы­ва­ется на пони­ма­нии ком­му­ни­стами марк­сист­ской тео­рии и уме­нии её при­ме­нять в кон­крет­ной ситуации.

Сти­хий­ным демо­кра­ти­че­ским путём науч­ный курс пар­тии не выра­ба­ты­ва­ется — такого не было нико­гда, чтобы ни гово­рили совре­мен­ные левые «рабо­че­любцы», упо­ва­ю­щие на «клас­со­вое чутьё». Для вер­ной поли­тики пар­тии необ­хо­димо иметь креп­кий костяк обра­зо­ван­ных кад­ров. И допуск в ряды пар­тии дол­жен быть обу­слов­лен опре­де­лён­ным тео­ре­ти­че­ским уров­нем, дока­зан­ным кан­ди­да­том на прак­тике агитационно-​пропагандистской работы. Ставка на мас­со­вый приём в пар­тию всех, кто только при­знаёт про­грамму, участ­вует в работе пер­вич­ной орга­ни­за­ции и пла­тит взносы, себя не оправдала.

Рас­тво­ре­ние пар­тии в классе ведёт к тому, что она пере­стаёт быть аван­гар­дом и зача­стую плы­вёт по тече­нию далеко не пере­до­вых настро­е­ний, воз­ни­ка­ю­щих в широ­кой тру­дя­щейся массе.

«Науч­ный цен­тра­лизм» — очень удач­ный тер­мин для харак­те­ри­стики необ­хо­ди­мой ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии орга­ни­за­ци­он­ной основы. И никого не должно сму­щать, что автор тер­мина, — идео­лог группы «Про­рыв» В. Под­гу­зов, — испо­ве­дует совер­шенно нена­уч­ное пони­ма­ние «науч­ного цен­тра­лизма». Из-​под пера авто­ров «Про­рыва» исхо­дит наивно-​идеалистическая кар­тина «гени­аль­ных вождей», кото­рая под­ме­няет реаль­ную слож­ную исто­рию ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния раз­лич­ными сказ­ками и бла­гими поже­ла­ни­ями. Эта «тео­рия» дис­кре­ди­ти­рует науч­ный цен­тра­лизм. Но в наших силах найти вер­ное реше­ние проблемы.

Буду­щая ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия должна состо­ять из дей­стви­тель­ных марк­си­стов, а не про­сто сто­рон­ни­ков ком­му­низма. Про­тив­ники науч­ного цен­тра­лизма утвер­ждают, что при­ме­не­ние рас­смат­ри­ва­е­мых прин­ци­пов при­ве­дёт к воз­ник­но­ве­нию «эли­тар­но­сти», а затем и отрыву пар­тии от масс и вообще «потере про­ле­тар­ского духа». На самом же деле, наобо­рот, пар­тия таким обра­зом будет только нара­щи­вать своё вли­я­ние, когда широ­ким мас­сам видно будет, что она — дей­стви­тель­ные «ум, честь и совесть», а люди, не под­хо­дя­щие по уста­нов­лен­ным серьёз­ным кри­те­риям, туда одно­значно не допускаются.

При этом науч­ный цен­тра­лизм вовсе не исклю­чает и демо­кра­тии в смысле воз­мож­но­сти кри­тики любого пар­тийца вплоть до самых выс­ших руко­во­ди­те­лей, а также кол­лек­тив­ного реше­ния важ­ней­ших вопро­сов поли­тики пар­тии, в том числе и свя­зан­ных с пре­бы­ва­нием тех или иных людей в её руко­вод­стве. Нет и не может быть ника­ких «без­оши­боч­ных гениев», абсо­лютно все люди, даже самые вели­кие, оши­ба­ются, и бывают такие моменты, когда их необ­хо­димо под­верг­нуть кри­тике, а то и сме­стить с зани­ма­е­мой долж­но­сти реше­нием ква­ли­фи­ци­ро­ван­ного пар­тий­ного коллектива.

Науч­ный цен­тра­лизм не отри­цает цен­тра­лизм демо­кра­ти­че­ский, а вклю­чает его в себя как пре­дель­ный слу­чай. Гипо­те­ти­че­ски, науч­ное еди­но­мыс­лие чле­нов пар­тии, осно­ван­ное на глу­бо­ком пони­ма­нии марк­сизма, ведёт к ненуж­но­сти такого демо­кра­ти­че­ского меха­низма, как при­ня­тие реше­ний путём голо­со­ва­ния. Однако в край­них слу­чаях, напри­мер, когда необ­хо­димо самое опе­ра­тив­ное реше­ние вопроса, а налицо прин­ци­пи­аль­ные раз­но­гла­сия, оно может при­ме­няться. При этом надо пом­нить, что подоб­ная ситу­а­ция явля­ется симп­то­мом идео­ло­ги­че­ских про­блем в организации.

Наши чита­тели часто задают вопрос — кто и как будет опре­де­лять ком­пе­тент­ность марк­си­стов? Ответ состоит в том, что если мы марк­сизм при­знаём нау­кой, то ком­пе­тен­ция тео­рий и их носи­те­лей опре­де­ля­ется, как и в дру­гих науч­ных сооб­ще­ствах, на основе уже уста­нов­лен­ных нау­кой поло­же­ний. Марк­сизм тут ничем не отли­ча­ется от обыч­ной науки.

Генеральная линия на сегодняшний день

Резю­ми­руя всё выше­ска­зан­ное, марк­си­сты в своей работе должны при­дер­жи­ваться сле­ду­ю­щих принципов:

  1. Необ­хо­димо обла­дать своей фило­соф­ской базой.

Не имея фило­соф­ской базы, марк­сист­ская орга­ни­за­ция не может рас­счи­ты­вать на успех.

Во-​первых, фило­со­фия учит мыс­лить. Невоз­можно без фило­со­фии, без диа­лек­тики осмыс­лить про­цессы, про­ис­хо­дя­щие в обще­стве, и дать им каче­ствен­ный ана­лиз. Фило­со­фия решает общие про­блемы, это наука о наи­бо­лее общих зако­нах при­роды, обще­ства и мыш­ле­ния. Без марксистско-​ленинской фило­со­фии невоз­можно позна­вать реаль­ность, а зна­чит, невоз­можно решить общие вопросы. Невоз­мож­ность реше­ния общих вопро­сов при­во­дит к тому, что люди, как совер­шенно спра­вед­ливо писал Ленин, наты­ка­ются на них посто­янно, ибо общее свя­зано с част­ным. Так мы обре­каем свою поли­тику на оппор­ту­низм и ревизионизм.

Во-​вторых, фило­со­фия создаёт систему, кото­рая поз­во­ляет про­ти­во­сто­ять дру­гим систе­мам, как иде­а­ли­сти­че­ским, так и раз­лич­ным видам квазимарксизма.

В-​третьих, фило­со­фия спла­чи­вает чле­нов группы еди­ным миро­воз­зре­нием. Очень сложно раз­бить группу, члены кото­рой едины в реше­нии клю­че­вых вопросов.

Одно­вре­менно не должно быть иллю­зии о том, что, решая общие вопросы, фило­со­фия авто­ма­ти­че­ски решает и част­ные. Она даёт только базу для их реше­ния, при этом все­гда необ­хо­димо и изу­че­ние конкретики.

  1. Марк­сист­ская орга­ни­за­ция должна иметь обу­ча­ю­щие мате­ри­алы для того, чтобы рабо­тать с нович­ками и давать им еди­ную науку и идеологию.

Это также ведет к идей­ному цемен­ти­ро­ва­нию группы. На сего­дняш­ний день левое поле настолько заму­со­рено мифо­ло­гией и псев­до­ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гией, что задача раз­вен­ча­ния мифов — одна из глав­ных. Науч­ная же идео­ло­гия созда­ётся на основе науки и пред­став­ляет собой сво­его рода облег­чён­ный вари­ант зна­ний. Обу­че­ние должно про­во­диться по 3 направ­ле­ниям: фило­со­фия, полит­эко­но­мия, исто­рия и поли­тика (вклю­чая ист­мат). Мате­ри­алы, созда­ва­е­мые совре­мен­ными авторами-​марксистами, как раз и должны слу­жить обу­че­нию новых кад­ров, помимо работ классиков.

  1. На дан­ном, круж­ко­вом этапе, глав­ное — не коли­че­ство, а каче­ство кад­ров, потому что глав­ной на дан­ном этапе явля­ется тео­ре­ти­че­ская форма борьбы.

Нужен отбор кад­ров для созда­ния тео­рии. Науч­ный цен­тра­лизм здесь явля­ется хоро­шим помощ­ни­ком. Группа про­сто струк­ту­ри­рует коми­тет или редак­цию, в кото­рую вхо­дят наи­бо­лее под­го­тов­лен­ные кадры, кото­рые раз­ра­ба­ты­вают тео­рию и осу­ществ­ляют общее руко­вод­ство осталь­ными товарищами.

Именно пони­ма­ние ста­дии, на кото­рой сего­дня нахо­дится ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние, и дик­тует гене­раль­ную линию. Отбор кад­ров, спо­соб­ных к тео­ре­ти­че­ской работе, а не набор всех под­ряд. Иерар­хи­че­ское струк­ту­ри­ро­ва­ние и под­чи­не­ние цен­тру. При­мат тео­ре­ти­че­ской формы борьбы в про­ти­во­вес акци­о­низму. Ком­му­ни­сты обя­заны обто­чить и обно­вить самый страш­ный сна­ряд, когда-​либо пущен­ный в голову буржуазии.

Това­рищи, не вошед­шие в руко­вод­ство, должны обхо­диться без глу­пых обид и ока­зы­вать вся­че­ское содей­ствие своим лиде­рам и тео­ре­ти­кам, если им дорого дело ком­му­низма. А если не дорого, то, зна­чит, лич­ное у них впе­реди обще­ствен­ного, они ника­кие не ком­му­ни­сты. Руко­во­ди­тели же обя­заны посто­янно объ­яс­нять осталь­ным, что и зачем они делают, и ста­раться как можно больше людей под­тя­нуть повыше, чтобы они могли расти до уровня тео­ре­ти­ков. Обя­за­тель­ность испол­не­ния реше­ний руко­вод­ства должна соче­таться с допу­сти­мо­стью кри­тики этих реше­ний. Но вся­кая демо­кра­тия закан­чи­ва­ется там, где начи­на­ется фрак­ци­он­ный отход от про­граммы организации.

  1. Гене­раль­ная линия вклю­чает в себя изу­че­ние миро­вого капи­та­лизма и рос­сий­ского, как его состав­ной части.

Ана­лиз миро­вого капи­та­лизма про­во­дился и про­во­дится непре­рывно целыми груп­пами и отдель­ными лич­но­стями, но не на базе мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­тики, а на базе дру­гих фило­соф­ских систем: или ква­зи­марк­сизма, или иска­жён­ного в раз­ной сте­пени марк­сизма. Они дают и дали уже много эмпи­ри­че­ских резуль­та­тов, но осмыс­ле­ние совре­мен­ного капи­та­лизма пока не дал никто. А без этого невоз­можно отве­тить на вопросы: — что делать, где воз­можна рево­лю­ция и при каких усло­виях, какие надо вно­сить кор­рек­тивы в поли­ти­че­скую про­грамму, как и с какими сло­ями про­ле­та­риев работать.

Эко­но­мика Рос­сии явля­ется сырье­вой и полу­пе­ри­фе­рий­ной с высо­кой долей сек­тора услуг в эко­но­мике, с общей раз­дроб­лен­но­стью про­ле­та­ри­ата на слои, кото­рые не только не могут осо­знать общ­ность своих инте­ре­сов, но и, воз­можно, даже не могут это сде­лать и при гра­мот­ной про­па­ганде. Умень­ша­ется роль и чис­лен­ность про­мыш­лен­ного про­ле­та­ри­ата в резуль­тате «опти­ми­за­ции эко­но­мики» и появ­ле­ния целых слоёв в обще­стве, кото­рые можно клас­си­фи­ци­ро­вать как рабо­чую ари­сто­кра­тию, с кото­рой бур­жу­а­зия делится долей при­были. В связи с этим — невоз­можно на выходе полу­чить мате­риал такого же каче­ства, кото­рый был у боль­ше­ви­ков, — спло­чён­ный и гото­вый к клас­со­вой войне про­ле­та­риат. Воз­можно, надо выде­лить слои в классе про­ле­та­риев, наи­бо­лее под­хо­дя­щие для осу­ществ­ле­ния клас­со­вой борьбы, рас­про­па­ган­ди­ро­вать их по извест­ной схеме. Выде­ля­ются лидеры в слоях, самые умные — на них наце­лена про­па­ганда. Рас­про­па­ган­ди­ро­ван­ные, они вли­яют на массу своим авто­ри­те­том. В период кри­зиса можно уда­рить по капи­та­лизму этим слоем.

  1. Группа марк­си­стов обя­зана уста­нав­ли­вать кон­такты с бур­жу­аз­ными спе­ци­а­ли­стами: пси­хо­ло­гами, социо­ло­гами, поли­то­ло­гами и про­чими для пло­до­твор­ного взаимодействия.

Спе­ци­а­ли­стов в любой обла­сти надо ценить, они имеют зна­ния, кото­рыми надо поль­зо­ваться. Не забы­вая при этом, что в основ­ной своей массе эти люди слу­жат вольно или невольно классу буржуазии.

  1. Все союзы с дру­гими груп­пами носят ситу­а­ци­он­ный характер.

Их целе­со­об­раз­ность опре­де­ля­ется только одним — спо­соб­ствуют или нет такие союзы про­ве­де­нию гене­раль­ной линии. Надо пом­нить, что нередко союз­ник — всего лишь очень тер­пе­ли­вый враг.

  1. Аги­та­ция в сети — одна из важ­ней­ших состав­ля­ю­щих работы марксистов.

Неко­то­рые из нас не пони­мают, что когда мы пишем ком­мен­та­рии, пред­став­ляем не себя, а группу, и по нашим ком­мен­та­риям будут судить о группе, что стоит за нашей спи­ной. Крат­кое и про­стое пра­вило: не зна­ешь — молчи. Нападки на своих това­ри­щей по орга­ни­за­ции на общих пло­щад­ках должны быть кате­го­ри­че­ски вос­пре­щены — группа должна быть моно­ли­том. Допус­ка­ется попра­вить сво­его това­рища в крайне кор­рект­ной форме, если он не прав по суще­ству. Нужно пони­мать, что любая неудач­ная фраза, глу­пый ком­мен­та­рий, а если о гово­рить не об интернет-​пространстве, то даже нелов­кий жест или гряз­ные брюки — малень­кий удар по ими­джу организации.

  1. Все иссле­до­ва­ния и темы в иде­але должны быть направ­лены на выра­ботку тео­рии и про­во­диться в рам­ках маги­страль­ной линии.

Мало писать, даже хорошо, о про­бле­мах. Необ­хо­димо после ана­лиза посто­янно зада­вать вопрос — а что надо сде­лать, чтобы изме­нить ситу­а­цию? И надо все­гда пом­нить, что цель марк­си­стов — это при­ход к вла­сти для осу­ществ­ле­ния корен­ных пре­об­ра­зо­ва­ний общества.

  1. В связи с нево­об­ра­зи­мой пута­ни­цей, кото­рая царит сего­дня среди тех, кто назы­вает себя ком­му­ни­стами, необ­хо­димо отде­лить ком­му­ни­стов от псев­до­ком­му­ни­стов, чётко и кратко рас­пи­сав при­знаки коммуниста.

Боль­ше­вики в своё время про­де­лали эту работу, создав зна­ме­ни­тый доку­мент «21 усло­вие при­ёма в Ком­му­ни­сти­че­ский Интер­на­ци­о­нал». Ана­ло­гич­ный свод при­зна­ков ком­му­ни­ста при­ме­ни­тельно к нынеш­ней эпохе нужен и сего­дня, как один из резуль­та­тов тео­ре­ти­че­ской работы марк­си­стов и их прак­ти­че­ского опыта.

  1. Глав­ней­шей зада­чей для марк­си­стов на дан­ном этапе явля­ется овла­де­ние мето­дом диа­лек­ти­че­ского материализма.

Пока что никто не вла­деет диа­лек­ти­кой, в луч­шем слу­чае — только её частями, обычно попо­лам с позитивизмом.

  1. И, нако­нец, необ­хо­димо пом­нить, что всё выше­из­ло­жен­ное исхо­дит из кон­крет­ной ситуации.

При рез­кой смене обста­новки пона­до­бятся и дру­гие дей­ствия, и в целом дру­гая гене­раль­ная линия.

От повседневности — к революции

Теперь, когда наши прин­ципы ясны, перей­дём к делу. Как и с кем мы готовы сотруд­ни­чать? Нужно ли раз­де­лять все наши прин­ципы для сотруд­ни­че­ства? Это зави­сит от того, в каком виде мы будем нала­жи­вать вза­и­мо­дей­ствие. Сотруд­ни­чать будем по обо­юд­ному согла­сию и каж­дое кон­крет­ное пред­ло­же­ние обсуж­дать отдельно.

Мы видим сле­ду­ю­щие вари­анты:

  1. Одна из наших задач — глу­бо­кое изу­че­ние совет­ского фило­соф­ского и полит­эко­но­ми­че­ского насле­дия, исто­рии соци­а­ли­сти­че­ских рево­лю­ций и т. д. Здесь не обой­тись без лите­ра­туры, кото­рой нет в элек­трон­ном виде. Поэтому оциф­ровка книг — важ­ное направ­ле­ние, в кото­ром мы готовы сотруд­ни­чать со всеми жела­ю­щими.
  2. Нам нужны дизай­неры, иллю­стра­торы, кор­рек­торы, мон­та­жёры, пере­вод­чики и веб-​программисты. Если вы обла­да­ете этими навы­ками и хотите помочь общему делу — ждём вас!
  3. Вы под­го­то­вили кри­тику или пред­ло­же­ния по улуч­ше­нию наших мате­ри­а­лов? Мы рас­смот­рим ваши заме­ча­ния и отве­тим. Разу­ме­ется, без­осно­ва­тель­ные выпады будут проигнорированы.
  4. Вы напи­сали ста­тью? Мы её опуб­ли­куем. Но для этого мы должны быть пол­но­стью согласны с авто­ром. Если есть несу­ще­ствен­ные раз­но­гла­сия, мате­риал вый­дет с пре­ди­сло­вием от редакции.

Кроме фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний нас инте­ре­сует каче­ствен­ная пуб­ли­ци­стика по сле­ду­ю­щим темам:

  • Очерки с места работы или учёбы
  • Поли­тика в совре­мен­ной России
  • Кле­ри­ка­ли­за­ция общества
  • Рос­сий­ская и миро­вая экономика
  • Нео­ли­бе­раль­ные реформы
  • Фаль­си­фи­ка­ция исто­рии. Лже­на­ука и борьба с ней
  • Мас­со­вая культура
  • Совре­мен­ная бур­жу­аз­ная идеология
  • Рево­лю­ци­он­ное искусство
  • Совре­мен­ные анти­бур­жу­аз­ные движения
  • Марк­сизм и религия
  • Оппор­ту­низм
  • Страны быв­шего соцлагеря
  • Исто­рия революций
  • Совре­мен­ные марк­сист­ские теоретики
  • Поло­жи­тель­ный и отри­ца­тель­ный опыт пар­тий­ного стро­и­тель­ства ком­му­ни­сти­че­ских партий
  • Крах широ­кой левой: от Альенде до Уго Чавеса и Сиризы
  1. Мы не закрыты для дру­гих марк­сист­ских орга­ни­за­ций и готовы обме­ни­ваться с ними пуб­ли­ка­ци­ями. Мы готовы писать сов­мест­ные мате­ри­алы и рабо­тать над общими про­ек­тами. Если нам есть, что друг другу ска­зать, мы можем высту­пить на вашей пло­щадке, а вы — на нашей.

Осо­бенно важны, на наш взгляд, сле­ду­ю­щие направления:

  • состав­ле­ние и совер­шен­ство­ва­ние про­граммы заня­тий для марк­сист­ского кружка, для самообразования;
  • состав­ле­ние спис­ков лите­ра­туры и про­грамм обу­че­ния по дис­ци­пли­нам. Напри­мер, по исто­рии фило­со­фии, по исто­рии эко­но­ми­че­ских уче­ний и т. д.
  • под­го­товка ком­мен­та­риев к суще­ству­ю­щим учеб­ни­кам фило­со­фии, полит­эко­но­мии и науч­ного социализма;
  • напи­са­ние учеб­ных мате­ри­а­лов по раз­ным сфе­рам марк­сизма. В при­о­ри­тете — по диа­лек­ти­че­скому материализму. 
  1. Вы можете всту­пить в наши дей­ству­ю­щие кружки, орга­ни­зо­вать с нами новые, сов­мест­ные. Если у вас есть дей­ству­ю­щий кру­жок и вы хотите при­со­еди­ниться к LC — смело пишите в редак­цию. Вме­сте обсу­дим все нюансы.
  2. Под­дер­жите нас руб­лём. Мы рабо­таем на голом энту­зи­азме, не имеем ника­кого финан­си­ро­ва­ния кроме ваших доб­ро­воль­ных пожертвований.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.