Особенности экономических воззрений Че Гевары

Особенности экономических воззрений Че Гевары
~ 63 мин

Одной из задач, решить кото­рые в ходе рек­ти­фи­ка­ции1 при­звал нас Фидель, явля­ется тща­тель­ное изу­че­ние идей Эрне­сто Че Гевары отно­си­тельно постро­е­ния соци­а­лизма и ком­му­низма. Его идеи – бога­тый источ­ник пред­ло­же­ний и реше­ний для стро­и­тель­ства нового обще­ства. Этот тео­ре­ти­че­ский багаж, при­ме­нен­ный и под­твер­жден­ный им на прак­тике, еще доста­точно плохо изве­стен, но имеет боль­шое зна­че­ние для всего мира.

Изу­чая насле­дие Че, мы убеж­да­емся в его акту­аль­но­сти; в этом нет ничего стран­ного, так как Че, как и его учи­тель Фидель — меч­та­тель, спо­соб­ный видеть дальше сего­дняш­него дня; он раз­ли­чает и лес, и дере­вья. Оба они, как совер­шенно ясно сего­дня, пред­ви­дели много вещей, под­твер­жда­е­мых ходом исто­рии. Чело­ве­че­ство нуж­да­ется в све­жих идеях, новых точ­ках зре­ния. Оно может питаться мыс­лью Че Гевары, глу­боко про­ник­шего в суть его проблем.

Любая соци­а­ли­сти­че­ская страна ока­зы­ва­ется перед двой­ной про­бле­мой: дости­же­ние эффек­тив­ных эко­но­ми­че­ской и адми­ни­стра­тив­ной прак­тики и созда­ние новых чело­ве­че­ских цен­но­стей, чуж­дых инди­ви­ду­а­лизму, эго­изму; дру­гими сло­вами, перед зада­чей ста­нов­ле­ния ком­му­ни­сти­че­ского вос­пи­та­ния тру­дя­щихся как фак­тора созда­ния и укреп­ле­ния соци­а­ли­сти­че­ского общества.

С дру­гой сто­роны, хотя на про­тя­же­нии этих послед­них 20 лет в меж­ду­на­род­ной обста­новке и про­изо­шли изме­не­ния, однако общее поло­же­ние, кон­кретно-исто­ри­че­ские усло­вия, соци­аль­ные и эко­но­ми­че­ские про­блемы Азии, Африки, Латин­ской Аме­рики и даже раз­ви­тых стран в своей сущ­но­сти прак­ти­че­ски не изме­ни­лись. Если и есть какая-то раз­ница, то она заклю­ча­ется в обостре­нии про­ти­во­ре­чий и кон­флик­тов; в уси­ле­нии нищеты, бед­но­сти, экс­плу­а­та­ции, неза­щи­щен­но­сти, нера­вен­ства. Сто­кратно вырос внеш­ний долг. Мир, в кото­ром мы живем, стал более взрывоопасен.

Поли­ти­че­ская созна­тель­ность и пони­ма­ние эко­но­ми­че­ских и соци­аль­ных про­цес­сов мил­ли­о­нами лати­но­аме­ри­кан­цев, афри­кан­цев и ази­а­тов за послед­ние 20 лет тоже уси­ли­лись. И в раз­ви­тых капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах все боль­шее число людей осо­знает, что в этом мире невоз­можно сосу­ще­ство­ва­ние дости­же­ний науки и тех­ники, высо­кого уровня жизни обла­да­ю­щих огром­ными ресур­сами мет­ро­по­лий с отме­чен­ными нами бед­но­стью и угне­те­нием, в кото­рых пре­бы­вает боль­шая часть человечества.

Нельзя рас­чле­нять тео­ре­ти­че­ский вклад Че

В нашей стране эко­но­ми­че­ская мысль Че либо не вос­при­ни­ма­ется все­рьез, либо при­ни­ма­ется не в пол­ном объ­еме. Среди про­чего, как я заме­тил, неко­то­рые при­знают за ним роль вер­ного и много сде­лав­шего про­вод­ника марк­сизма-лени­низма и согла­ша­ются, что создан­ная им Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния отве­чала кон­крет­ным нуж­дам пер­вого этапа рево­лю­ции. На основе двух этих допу­ще­ний идеи Че можно исполь­зо­вать лишь порознь; при­чем лишь идеи, не состав­ляв­шие ядро его миро­воз­зре­ния: какие-то его части, методы орга­ни­за­ции труда, его важ­ность, спо­собы его кон­троля (бух­гал­тер­ский учет, затраты, ауди­тор­ский кон­троль), его орга­ни­за­ци­он­ный дух; науч­ная заслуга при­ме­не­ния общих поло­же­ний марк­сизма-лени­низма к част­ному вопросу – стро­и­тель­ству соци­а­лизма на Кубе пер­вых лет рево­лю­ции. Впро­чем, сто­рон­ники этой точки зре­ния обык­но­венно утвер­ждают также, что эффек­тив­ность Системы бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния не может быть дока­зана на прак­тике; что эта система стра­дала от пол­ной цен­тра­ли­за­ции эко­но­ми­че­ских решений.

Необ­хо­димо еще более углу­бить, изу­чить и осо­знать важ­ность идей Че для стро­и­тель­ства соци­а­лизма и коммунизма.

Мы, кубинцы, должны пер­выми рас­пу­тать, изло­жить и систе­ма­ти­зи­ро­вать его вклад в марк­сист­ско-ленин­скую тео­рию и прак­тику. И про­цесс рек­ти­фи­ка­ции также, как ука­зы­вает Фидель, тре­бует выпол­не­ния этой задачи, крайне важ­ной для устра­не­ния наших проблем.

С начала 1960-х гг. Фидель Кастро и Че Гевара гово­рили о необ­хо­ди­мо­сти кри­ти­че­ского ана­лиза при постро­е­нии соци­а­лизма и пре­ду­пре­ждали об опас­но­стях, кото­рые таит про­дви­же­ние по про­то­рен­ной дороге капи­та­лизма; жизнь под­твер­дила их слова. Именно поэтому Че углу­бился в изу­че­ние тео­рии с тем, чтобы сде­лать из нее инстру­мент для прак­ти­че­ского стро­и­тель­ства нового общества.

25 лет назад Че наряду с Фиде­лем понял, что вли­я­тель­ное тече­ние рево­лю­ци­он­ной мысли впало в застой­ность, схе­ма­тизм и дог­ма­тизм; обоих сле­дует счи­тать пред­те­чами новой про­бле­ма­тики в марк­сист­ских соци­аль­ных нау­ках, и в осо­бен­но­сти в полит­эко­но­мии соци­а­лизма, в тео­рии и прак­тике постро­е­ния соци­а­лизма и ком­му­низма.2

Фидель Кастро в своей речи, про­из­не­сен­ной 1 мая 1966 г. в честь Меж­ду­на­род­ного дня труда заявил:

«Можно ска­зать, что, хотя про­мыш­лен­ная тех­но­ло­гия, наука в целом раз­ви­лись до неве­ро­ят­ных мас­шта­бов, наука об обще­стве все еще раз­вита недо­ста­точно. Мы слы­шим фор­мулы, читаем учеб­ники, но ничто не научит лучше рево­лю­ции, что надо одно­вре­менно уметь ценить и ува­жать зна­че­ние опыта дру­гих наро­дов, каж­дый народ дол­жен пытаться не копи­ро­вать, а при­вно­сить новое в эту недо­раз­ви­тую науку, какой явля­ются поли­ти­че­ские и соци­аль­ные науки.

Мы раз­ви­ваем наши идеи. Мы пони­маем, что марк­сист­ско-ленин­ские идеи тре­буют непре­рыв­ного раз­ви­тия; мы пони­маем, что в этой обла­сти обра­зо­вался опре­де­лен­ный застой и видим даже, что ино­гда при­ни­ма­ются в доста­точно уни­вер­саль­ном виде фор­мулы, кото­рые, по нашему мне­нию, могут отсту­пать от сути марк­сизма-лени­низма».3

Идеи Че и Фиделя в зна­чи­тель­ной сте­пени сов­па­дают. Оба они раз­де­ляют одни и те же прин­ципы, цели и веру в изме­не­ние человека.

К при­меру, пони­ма­ние раз­ви­тия у них прак­ти­че­ски иден­тично. В 1979 г. Фидель резю­ми­ро­вал и опре­де­лил его сле­ду­ю­щим обра­зом: «Раз­ви­тие есть, прежде всего, вни­ма­ние к чело­веку, кото­рый дол­жен быть глав­ным героем и целью любых попы­ток раз­ви­тия».4

Че не счи­тал, что эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие явля­ется целью само по себе: раз­ви­тие обще­ства имеет смысл лишь тогда, когда оно слу­жит пре­об­ра­же­нию чело­века, когда оно уси­ли­вает его твор­че­ские спо­соб­но­сти, выры­вает его из тря­сины эго­изма. Пере­ход к цар­ству сво­боды — это путь от Я к Мы. И соци­а­лизм не смо­жет пройти этот путь в «помя­тых доспе­хах, уна­сле­до­ван­ных от капи­та­лизма»,5 так как нельзя про­дви­нуться к ком­му­низму, если соци­а­ли­сти­че­ская жизнь орга­ни­зо­вана так же, как в пред­ше­ство­вав­шем обще­стве — напо­до­бие кры­си­ных бегов.

Соци­а­лизм — не закон­чен­ная система, все детали кото­рой известны, а на все вопросы име­ются ответы. Наша система имеет ошибки, недо­статки, и аспекты, тре­бу­ю­щие раз­ви­тия. Че Гевара в рам­ках соци­а­ли­сти­че­ских прин­ци­пов доби­вался реше­ния кон­крет­ных про­блем уста­нов­ле­ния соци­а­ли­сти­че­ского режима на Кубе и исправ­ле­ния оши­бок, с кото­рыми он стал­ки­вался в тео­ре­ти­че­ских изыс­ка­ниях отно­си­тельно пере­ход­ного периода.

Разу­ме­ется, нера­зумно было бы в 1989 г. меха­ни­че­ски, в точ­но­сти как прежде, при­ме­нять каж­дое реше­ние, кото­рое Че заду­мал и вопло­тил на прак­тике 22 года назад. Сам Че так бы не сде­лал, это нико­гда не было в стиле его мыш­ле­ния. За это время кубин­ское обще­ство и меж­ду­на­род­ная обста­новка пре­тер­пели изме­не­ния. Но я счи­таю, что система управ­ле­ния эко­но­ми­кой, кото­рая обра­зу­ется — как бы она ни назы­ва­лась, — в резуль­тате про­цесса рек­ти­фи­ка­ции, воз­ник­нет не из хоз­рас­чета, а из идей­ных уста­но­вок Че и Фиделя.

Изу­че­ние марк­сизма Че Геварой

На Кубе и за ее пре­де­лами суще­ствует пред­став­ле­ние о том, что Че начал изу­чать марк­сист­скую эко­но­ми­че­скую тео­рию в 1959 г. по при­чине назна­че­ния его на долж­но­сти эко­но­ми­че­ского про­филя (началь­ника депар­та­мента инду­стри­а­ли­за­ции ИНРА, главы Наци­о­наль­ного банка Кубы и мини­стра про­мыш­лен­но­сти)6 и, кон­крет­нее, бла­го­даря при­езду совет­ского про­фес­сора полит­эко­но­мии испан­ского при­схож­де­ния Ана­ста­сио Мансильи.

Это пред­став­ле­ние не соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти. Эрне­сто еще между 16 и 17 годами свя­зы­вает позна­ние с тек­стами Карла Маркса, Фри­дриха Энгельса и В.И. Ленина; среди про­чего — с «Капи­та­лом» (Маркс) и «Мани­фе­стом Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии» (Маркс и Энгельс). В этом воз­расте он начи­нает состав­лять фило­соф­ский сло­варь. В уни­вер­си­тет­ские годы он изу­чает дру­гие работы, такие как «Анти-Дюринг» (Энгельс), «Импе­ри­а­лизм, выс­шая ста­дия раз­ви­тия капи­та­лизма», «Госу­дар­ство и рево­лю­ция» (Ленин).

В своих путе­ше­ствия по Латин­ской Аме­рике и Кариб­скому реги­ону до 1959 г. он не только раз­ви­вал свои меди­цин­ские позна­ния и иссле­до­вал аллер­гию, но также и сильно углу­бился в изу­че­ние исто­рии и куль­туры стран, по кото­рым ездил, наве­щал мест­ные музеи, раз­ва­лины; его захва­ты­вали архео­ло­гия, индей­ские куль­туры и все самое про­грес­сив­ное в обще­ствен­ной мысли.

Изу­че­ние аме­ри­кан­ской дей­стви­тель­но­сти заста­вило его все глубже погру­жаться в иссле­до­ва­ние марк­сизма-лени­низма. В семей­ной пере­писке и рабо­тах, напи­сан­ных в 1954-1956 гг., видно, до какой сте­пени он отдался систе­ма­ти­че­скому осво­е­нию марк­сизма-лени­низма и, в осо­бен­но­сти, полит­эко­но­мии, ста­ти­стики и про­чих смеж­ных дис­ци­плин. Взглянем:

«К этой послед­ней группе, группе наи­бо­лее мощ­ных импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран, при­над­ле­жат только Соеди­нен­ные Штаты — огром­ная про­блема Латин­ской Аме­рики. Встает вопрос: почему в Соеди­нен­ных Шта­тах, наи­бо­лее инду­стри­а­ли­зи­ро­ван­ной стране со всеми чер­тами капи­та­ли­сти­че­ской импе­рии, не заметно про­ти­во­ре­чий, стал­ки­ва­ю­щих труд и капи­тал в тоталь­ной схватке? Ответ необ­хо­димо искать в спе­ци­фи­че­ских усло­виях этой страны. Кроме негров, сегре­ги­ро­ван­ного заро­дыша пер­вого серьез­ного вос­ста­ния, про­чие тру­дя­щи­еся (те, кто имеет работу, конечно) могут насла­ждаться огром­ными в срав­не­нии с теми, что обычно дают капи­та­ли­сти­че­ские пред­при­я­тия, зар­пла­тами, поскольку раз­ница между тем, что тре­бу­ется обык­но­венно для при­ба­воч­ного про­дукта, и реаль­ной зара­бот­ной пла­той с лих­вой ком­пен­си­ру­ется груп­пами тру­дя­щихся огром­ных мас­си­вов наций: ази­а­тами и лати­но­аме­ри­кан­цами».7

«Гавана в осо­бен­но­сти при­влекла мое вни­ма­ние, напол­нив мое сердце пей­за­жами, хорошо соче­та­ю­щи­мися с пас­са­жами из Ленина».8

«Я кре­пок, опти­ми­сти­чен, часто заби­ра­юсь на вул­каны, посе­щаю раз­ва­лины, читаю свя­того Карла и его уче­ни­ков».9

«Хотя, на самом деле, о своей жизни я могу рас­ска­зать мало, так как про­вожу ее за заня­ти­ями и чте­нием. Думаю, что после них в вопро­сах эко­но­мики я буду тан­ком, даже если разу­чусь изме­рять пульс и про­слу­ши­вать лег­кие (этого я нико­гда не делал хорошо). Кажется, что мой путь посте­пенно и прочно отхо­дит от кли­ни­че­ской меди­цины, но не отда­ля­ется настолько, чтобы про­бу­дить носталь­гию по гос­пи­талю. То, что я рас­ска­зы­вал о пре­по­да­ва­нии физио­ло­гии, было ложью, но не пол­но­стью. То была ложь, потому что я нико­гда не соби­рался согла­ситься на него, но име­лись и пред­ло­же­ние, и боль­шая веро­ят­ность полу­чить место, кото­рые я про­сто пере­ска­зал. В любом слу­чае, сей­час это в про­шлом. Свя­той Карл полу­чил полез­ное при­об­ре­те­ние».10

«Конечно, вся науч­ная работа пошла коту под хвост, и сей­час я лишь посто­ян­ный чита­тель Кар­ли­тоса, Феде­ри­ки­тоса и про­чих ито­сов11 . Забыл рас­ска­зать тебе, что, когда меня задер­жали, у меня нашли ряд кни­жек на рус­ском, не счи­тая кар­точки Инсти­тута мек­си­кано-рус­ского обмена, где я учил язык вслед­ствие при­об­ре­тен­ных услов­ных рефлек­сов».12

«Я на пути к пере­мене рас­по­рядка моих заня­тий: раньше я больше вре­мени посвя­щал меди­цине, а в сво­бод­ное время зани­мался нефор­маль­ным изу­че­нием свя­того Карла. Новый этап моей жизни тре­бует и смены рас­по­рядка: теперь свя­той Карл стоит на пер­вом месте, в цен­тре, и оста­нется там на годы, пока зем­ной шар тер­пит меня на своей внеш­ней обо­лочке. <…> Кроме того, мне при­шлось прийти к ряду выво­дов, про­ти­во­ре­чив­ших моей, в сущ­но­сти, аван­тю­рист­ской тра­ек­то­рии; я решил сперва выпол­нить основ­ные задачи, с вооб­ра­жа­е­мым щитом в руке вос­стать про­тив порядка вещей, а потом, если мель­ницы не раз­дро­бят мне череп, писать».13

В доме гва­те­маль­ского док­тора Аль­фонсо Бау­эра Эрне­сто скры­вался нака­нуне отплы­тия «Гранмы». В 1977 г. Бауэр дал интер­вью и опи­сал, среди про­чего, состо­я­ние ком­наты, кото­рую зани­мал Че:

«Мы обна­ру­жили, что его ком­ната пре­вра­ти­лась в бед­лам: кро­вать не заправ­лена, здесь — бом­би­лья для мате, там — мас­ля­ная лампа, одежда раз­бро­сана, пол­дю­жины книг открыты, будто их читают одно­вре­менно; среди них были «Госу­дар­ство и рево­лю­ция» Ленина, «Капи­тал» Маркса; учеб­ник поле­вой хирур­гии и одна моя книга: «Как дей­ствует капи­тал янки в Цен­траль­ной Аме­рике».14

По моему мне­нию, основ­ные аспекты тео­рии и прак­тики Че оста­ются акту­аль­ными, если адап­ти­ро­вать их к про­изо­шед­шим пере­ме­нам, не под­ме­няя их суть — кри­ти­че­ское отно­ше­ние к опре­де­лен­ным пред­став­ле­ниям о постро­е­нии соци­а­лизма как о пере­ходе к ком­му­ни­сти­че­скому обществу.

Исходя из эле­мен­тар­ной акси­омы о том, что «ком­му­низм есть фено­мен созна­ния, а не только фено­мен про­из­вод­ства»,15 Че поста­вил перед собой задачу создать систему управ­ле­ния, кото­рая, под­пи­ты­ва­ясь этим взгля­дом, опи­ра­лась бы на:

  • наи­бо­лее пере­до­вую тех­но­ло­гию коли­че­ствен­ного изме­ре­ния, что поз­во­лило бы осу­ществ­лять боль­ший кон­троль и эффек­тив­ное цен­тра­ли­зо­ван­ное управ­ле­ние; изу­че­ние и внед­ре­ние мето­дов цен­тра­ли­за­ции и децен­тра­ли­за­ции, осу­ществ­ля­е­мых монополиями;
  • при­клад­ную тех­но­ло­гию под­счета в эко­но­мике и управ­ле­нии; при­клад­ные мате­ма­ти­че­ские методы в экономике;
  • тех­но­ло­гию про­грам­ми­ро­ва­ния про­из­вод­ства и кон­троля над ним;
  • исполь­зо­ва­ние бюд­жета как финан­со­вого инстру­мента пла­ни­ро­ва­ния и контроля;
  • адми­ни­стра­тив­ные методы кон­троля над экономикой;
  • пар­ти­си­па­тив­ное управ­ле­ние масс, пря­мую моти­ва­цию работ­ника, его заин­те­ре­со­ван­ность в конеч­ном про­дукте; и
  • прак­ти­че­ский и тео­ре­ти­че­ский опыт соци­а­ли­сти­че­ских стран.

Хоте­лось бы отме­тить, что для Че постро­е­ние соци­а­лизма и ком­му­низма — это дело про­из­вод­ства, орга­ни­за­ции и созна­ния. Это задача не про­сто адми­ни­стра­тив­ная, тех­ни­че­ская и эко­но­ми­че­ская, но также и идео­ло­ги­че­ская. Че под­чер­ки­вал зна­че­ние нераз­дель­но­сти этих ее аспектов.

Эко­но­ми­че­скую мысль Че надо рас­смат­ри­вать в рам­ках его кон­цеп­ции системы эко­но­ми­че­ского управ­ле­ния при постро­е­нии соци­а­лизма, то есть, Системы бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния; в свете его тре­бо­ва­ния счи­тать важ­ней­шим сред­ством — раз­ви­тие созна­ния, а конеч­ной целью — нового чело­века. Все это озна­чает, что наряду с созда­нием мате­ри­аль­ной и тех­ни­че­ской базы соци­а­лизма надо раз­ви­вать обра­зо­ва­ние, кото­рое обес­пе­чит фор­ми­ро­ва­ние нового созна­ния и, сле­до­ва­тельно, нового человека.

Созда­нием Системы бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния Че пре­сле­дует цель орга­ни­зо­вать эко­но­мику и достичь наи­боль­шей ее эффек­тив­но­сти; углу­бить и раз­вить созна­ние масс, а также спло­тить и укре­пить миро­вую соци­а­ли­сти­че­скую систему.

Ему уда­ется раз­вить отдель­ные аспекты этой системы в тео­рии и на прак­тике, гар­мо­нично и логично объ­еди­нить их в еди­ное целое; он при­зы­вает пар­тию и моло­дежь (Союз моло­дых ком­му­ни­стов) про­во­дить интен­сив­ную идео­ло­ги­че­скую работу, трак­туя послед­нюю как актив­ную мате­ри­аль­ную силу.

Далеко не каж­дый знает, что Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния рабо­тала с высо­кой сте­пе­нью эффек­тив­но­сти, несмотря на обсто­я­тель­ства, гос­под­ство­вав­шие тогда на наци­о­наль­ном уровне и в Мини­стер­стве про­мыш­лен­но­сти, кон­тро­ли­ро­вав­шем 70% про­мыш­лен­но­сти страны (сахар­ную, лег­кую, тяже­лую, часть пище­вой, фар­ма­цев­ти­че­скую отрасли, маши­но­стро­е­ние, про­из­вод­ство строй­ма­те­ри­а­лов и т.д.), — 260 тысяч работ­ни­ков, 48 кон­со­ли­ди­ро­ван­ных пред­при­я­тий и около 1500 пред­при­я­тий со сто­и­мо­стью основ­ных средств 1,5 млрд песо, 930 млн из кото­рых были уна­сле­до­ваны от капи­та­лизма.16

Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния функ­ци­о­ни­ро­вала несмотря на севе­ро­аме­ри­кан­скую бло­каду; утечку моз­гов и эми­гра­цию обра­зо­ван­ных адми­ни­стра­тив­ных слу­жа­щих в США; нехватку тех­ники и кад­ров всех видов (у Мини­стер­ства про­мыш­лен­но­сти со всеми его под­раз­де­ле­ни­ями было не больше 473 инже­не­ров);17 труд­но­сти, вызван­ные недо­стат­ком запас­ных частей, сырья и мате­ри­а­лов; тот факт, что мил­лион жите­лей страны только что был обу­чен гра­моте; низ­кую ква­ли­фи­ка­цию рабо­чей силы; низ­кую куль­туру труда среди работ­ни­ков; нали­чие среди руко­во­ди­те­лей вто­рого плана лиц с началь­ным образованием.

Я спра­ши­ваю себя: достигли ли кубин­ские пред­при­я­тия того уровня орга­ни­за­ции, кон­троля, управ­ле­ния, эффек­тив­но­сти и систем­но­сти, на кото­ром нахо­ди­лись кон­со­ли­ди­ро­ван­ные пред­при­я­тия Че в декабре 1964 г.? Мой лич­ный опыт под­ска­зы­вает, что нет. Я счи­таю, что мы не достигли финан­со­вой дис­ци­плины, дис­ци­плины пла­те­жей и поступ­ле­ний, кон­троля инвен­та­ри­за­ции, точ­но­сти и прав­до­по­доб­но­сти пер­вич­ных дан­ных, ана­лиза рас­хо­дов на уровне отдель­ного пред­при­я­тия, кото­рыми рас­по­ла­гали пред­при­я­тия Че в декабре 1964 г.

Утвер­жда­ется, что под­раз­делы Системы бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния, если разъ­еди­нить их и пере­ве­сти на хозяй­ствен­ный рас­чет, могут быть полезны. Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния нераз­рывна, ее внут­рен­няя струк­тура бази­ру­ется на тео­ре­ти­че­ских пред­по­сыл­ках и долж­ным обра­зом осу­ществ­ля­е­мой прак­тике. Важно пони­мать это для того, чтобы не терять из виду систем­ный под­ход и глав­ную черту этой системы: она допус­кает посто­ян­ное улуч­ше­ние и инно­ва­ции. Че создал Систему бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния, потому что не был сто­рон­ни­ком хозрасчета.

Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния не имеет пред­ше­ствен­ни­ков, и не сле­дует, судя по назва­нию, путать ее с бюд­жет­ными систе­мами, суще­ство­вав­шими ранее в брат­ских соци­а­ли­сти­че­ских стра­нах и позд­нее — в нашей стране. Она не имеет рав­ных по своим сущ­ност­ным прин­ци­пам и методам.

Эко­но­ми­че­ский план и поли­ти­че­ская сознательность

Я хочу оста­но­виться на связи между его кон­цеп­цией полит­эко­но­мии соци­а­лизма в общем виде, тео­рией пере­хода к соци­а­лизму и систе­мой управ­ле­ния — и хочу сде­лать это, потому что эта связь вызы­вает наи­боль­шее заме­ша­тель­ство и самые раз­но­об­раз­ные интер­пре­та­ции. Для неко­то­рых това­ри­щей ее нет, для дру­гих она важ­нее всего в его насле­дии; исто­ри­че­ский вклад Че не вос­при­ни­ма­ется во всей его глу­бине и оригинальности.

В книге «Эко­но­ми­че­ская мысль Че Гевары» я утвер­ждаю, что формы хозяй­ство­ва­ния необ­хо­димо раз­ли­чать как с тех­но­ло­ги­че­ской точки зре­ния (а Че при­дер­жи­вался мне­ния, что необ­хо­димо заим­ство­вать самые раз­ви­тые тех­но­ло­гии откуда угодно и адап­ти­ро­вать их к новому обще­ству, не боясь «зара­зить» его бур­жу­аз­ной идео­ло­гией — что все­гда огра­ни­чи­вало при­ня­тие или адап­та­цию тех­но­ло­ги­че­ских норм управ­ле­ния и кон­троля над про­из­вод­ством), так и в их идео­ло­ги­че­ском аспекте: по мне­нию Че, формы дея­тель­но­сти нельзя укреп­лять и раз­ви­вать на основе эко­но­ми­че­ских меха­низ­мов, мето­дов мате­ри­аль­ного сти­му­ли­ро­ва­ния и норм управ­ле­ния эко­но­ми­кой, при­су­щих капи­та­ли­сти­че­скому спо­собу про­из­вод­ства. Дру­гими сло­вами, Че допус­кает кри­ти­че­ское усво­е­ние тех­но­ло­ги­че­ских нов­шеств в управ­ле­нии и кон­троле над эко­но­ми­кой, но отка­зы­ва­ется от исполь­зо­ва­ния и раз­ви­тия достав­шихся нам от капи­та­лизма спо­со­бов моти­ви­ро­ва­ния работников.

Нет осно­ва­ний счи­тать харак­тер­ной чер­той пери­ода пере­хода к соци­а­лизму, даже пер­вых его момен­тов, дей­ствие закона сто­и­мо­сти и про­чих рыноч­ных кате­го­рий, кото­рые оно под­ра­зу­ме­вает. Нали­чие его во время пере­хода к соци­а­лизму — одно из уна­сле­до­ван­ных огра­ни­че­ний, кото­рое должно рас­смат­ри­ваться именно так.

Че пола­гал, что полит­эко­но­мия в Совет­ском союзе и стра­нах Восточ­ной Европы не схва­тила во всем его мас­штабе то новое, что есть в соци­а­ли­сти­че­ском и ком­му­ни­сти­че­ском обще­стве. Он при­зы­вал больше думать о фун­да­мен­таль­ном эко­но­ми­че­ском законе. Таким зако­ном он назы­вал мораль­ный и поли­ти­че­ский порядок.

Пла­ни­ро­ва­ние, счи­тал он, сле­дует рас­смат­ри­вать как первую воз­мож­ность чело­века управ­лять эко­но­ми­че­скими силами.

Че углу­бился в изу­че­ние Маркса, Энгельса и Ленина. Пред­став­ля­ется, что идея плана свя­зана с идеей анти­ка­пи­та­ли­сти­че­ской рево­лю­ции и дик­та­туры про­ле­та­ри­ата. Она явля­ется обоб­ще­нием нового спо­соба свер­ше­ния исто­рии, выра­же­нием того факта, что впер­вые в исто­рии чело­ве­че­ства сами люди берут на себя задачу созна­тель­ной транс­фор­ма­ции общества.

План явля­ется един­ствен­ным инстру­мен­том, поз­во­ля­ю­щим раз­ви­вать про­из­во­ди­тель­ные силы, вопло­щать в реаль­ность новые чело­ве­че­ские отно­ше­ния, нового чело­века, при­бли­жать наступ­ле­ние ста­дии ком­му­ни­сти­че­ского обще­ства при том усло­вии, что его раз­ра­ботка и при­ме­не­ние бази­ру­ются на опре­де­лен­ных пред­по­сыл­ках, то есть, если его не счи­тают вол­шеб­ной палоч­кой для раз­ре­ше­ния всех про­блем. План созда­ется чело­ве­ком как часть наи­бо­лее общих его кон­цеп­ций. Для Че план не явля­ется ни фети­шем, ни сми­ри­тель­ной рубаш­кой, но основ­ным инстру­мен­том постро­е­ния соци­а­ли­сти­че­ского общества.

Итак, Че счи­тал, что све­сти эту идею к эко­но­ми­че­скому пред­став­ле­нию зна­чит изна­чально дефор­ми­ро­вать ее и огра­ни­чить ее воз­мож­но­сти. С его точки зре­ния, план охва­ты­вает всю сово­куп­ность мате­ри­аль­ных отно­ше­ний (в зна­че­нии, кото­рое при­дает тер­мину Маркс).

По этой при­чине пла­ни­ро­ва­ние должно учи­ты­вать и ком­би­ни­ро­вать два элемента:

  1. Созда­ние базы для эко­но­ми­че­ского раз­ви­тия нового обще­ства, ее регу­ли­ро­ва­ние и кон­троль за ней.
  2. Созда­ние нового типа чело­ве­че­ских отно­ше­ний, нового человека.

Нельзя при­сту­пить к плану и, сле­до­ва­тельно, к пере­ход­ному пери­оду, не учи­ты­вая их: это создаст угрозу дефор­ми­ро­ва­ния и про­вала самого ком­му­ни­сти­че­ского про­екта. Мы не можем судить об эффек­тив­но­сти плана един­ственно по опти­ми­за­ции веде­ния хозяй­ства и, сле­до­ва­тельно, по эко­но­ми­че­ским бла­гам, кото­рыми рас­по­ла­гает обще­ство, или по при­были, полу­ча­е­мой в про­цессе про­из­вод­ства. Его эффек­тив­ность зави­сит от спо­соб­но­сти опти­ми­зи­ро­вать хозяй­ство­ва­ние в свете пре­сле­ду­е­мой цели — постро­е­ния ком­му­ни­сти­че­ского обще­ства; то есть, его спо­соб­но­сти соче­тать обще­ствен­ную раци­о­наль­ность с раци­о­наль­но­стью эко­но­ми­че­ской по мере того, как эко­но­ми­че­ский аппа­рат будет созда­вать мате­ри­ально-тех­ни­че­скую базу для нового обще­ства, и одно­вре­менно с этим спо­соб­ство­вать изме­не­нию при­вы­чек и цен­но­стей людей, участ­ву­ю­щих в про­из­вод­ствен­ном про­цессе, а также выра­ботке и рас­про­стра­не­нию новых ком­му­ни­сти­че­ских ценностей.

Рауль Кастро объ­яс­няет это так:

«Оста­вим же в сто­роне необос­но­ван­ные тео­ре­ти­че­ские и кри­ти­че­ские дис­кус­сии, кото­рые мы при­выкли слы­шать с 1953 года — в тече­ние всех пят­на­дцати лет, — в худ­ших усло­виях, нежели сей­час. В конце кон­цов, именно реаль­ные факты и наш народ ска­жут послед­нее слово!

Мы не отри­цаем труд­но­сти пути, осо­бенно когда необ­хо­димо порвать с зара­нее заго­тов­лен­ными схе­мами, с око­сте­нев­шими дог­мами, с утвер­див­ши­мися мифами и напря­женно бороться про­тив мно­же­ства недо­стат­ков, кото­рые мы до сих пор имеем.

Когда народ пони­мает, чтó он спо­со­бен совер­шить, он делает это с рево­лю­ци­он­ной, пыл­кой и зара­зи­тель­ной страстью.

Дух сотруд­ни­че­ства порож­дает дух сотруд­ни­че­ства, созна­ние порож­дает созна­ние, цен­но­сти и вера порож­дают цен­но­сти и веру, достой­ные поступки порож­дают еще больше достой­ных поступ­ков, любовь ко всему обще­ству, всему народу и всему чело­ве­че­ству порож­дает еще более силь­ную любовь среди всех людей; но если мы будем про­по­ве­до­вать эго­изм, деньги родят еще более силь­ный эго­изм, амби­ции — еще больше амби­ций, оппор­ту­низм — еще больше оппор­ту­низма, кор­руп­ция — еще больше кор­руп­ции, оже­сто­чен­ный инди­ви­ду­а­лизм — еще больше инди­ви­ду­а­лизма. Поэтому мы отка­зы­ва­емся ста­вить алтарь богу, извест­ному как «деньги» и бро­сать к его ногам созна­ние людей!».18

Че обна­ру­жи­вает, что прак­ти­че­ски во всей лите­ра­туре, посвя­щен­ной полит­эко­но­мии пере­ход­ного пери­ода, нет ори­ги­наль­ного поня­тий­ного аппа­рата, соот­вет­ству­ю­щего мате­ри­алу, ана­ли­зи­ро­вать кото­рый она пыта­ется. Сле­до­ва­тельно, к нему при­ме­ня­ются марк­сист­ские кате­го­рии, при­над­ле­жа­щие ана­лизу капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства. Вслед­ствие этого тео­рия теряет спо­соб­ность к кри­ти­че­скому ана­лизу новой реальности.

Че видит, что зна­че­ние выра­же­ния «хозяй­ствен­ный рас­чет» все­гда было неяс­ным; его реаль­ное пони­ма­ние, как пред­став­ля­ется, не раз меня­лось с тече­нием вре­мени. Необ­хо­димо хорошо уяс­нить, что эта форма веде­ния хозяй­ства не явля­ется абсо­лютно необ­хо­ди­мой и обя­за­тель­ной эко­но­ми­че­ской кате­го­рией. Хозяй­ствен­ный рас­чет — не более чем сово­куп­ность мер кон­троля, внеш­него и внут­рен­него управ­ле­ния обоб­ществ­лен­ными пред­при­я­ти­ями, воз­ник­шая в опре­де­лен­ный исто­ри­че­ский период в группе соци­а­ли­сти­че­ских стран.

Че пре­ду­пре­ждает нас об опас­но­сти воз­ве­де­ния в норму прак­тики без какого-либо тео­ре­ти­че­ского абстра­ги­ро­ва­ния, обра­ще­ния к без­раз­бор­ной апологетике.

К сожа­ле­нию, до ушей боль­шей части нашего народа, и моих соб­ствен­ных, чаще дохо­дит апо­ло­гия системы, а не ее науч­ный ана­лиз.19

Хозяй­ствен­ный рас­чет нераз­рывно свя­зан с помя­тыми доспе­хами, достав­ши­мися нам от капи­та­лизма. Он не может суще­ство­вать без меха­низ­мов и эко­но­ми­че­ских кате­го­рий, выне­сен­ных из капи­та­ли­сти­че­ской системы сво­бод­ной кон­ку­рен­ции и вос­при­ни­ма­е­мых не как огра­ни­че­ния, но как улуч­ше­ния социализма.

Дру­гими сло­вами, упо­треб­ляя эти кате­го­рии наряду с эко­но­ми­че­скими и соци­аль­ными струк­ту­рами, кото­рые они опи­сы­вают в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве, сложно понять новую дей­стви­тель­ность, спе­ци­фика кото­рой для тео­рии оста­ется непознанной.

Закон сто­и­мо­сти — одна из основ марк­сист­ской эко­но­ми­че­ской тео­рии, вырван­ная из сво­его кон­тек­ста, основ­ного закона дви­же­ния капи­та­лизма, — и пре­вра­щен­ная в несу­щий столб не одной тео­рии полит­эко­но­мии пере­ход­ного пери­ода к соци­а­лизму. Кри­ти­че­ский ана­лиз, про­де­лан­ный Че Гева­рой, явля­ется одним из глав­ных про­ры­вов, совер­шен­ных в марк­сист­ско-ленин­ской теории.

Пози­ция Че отно­си­тельно закона сто­и­мо­сти, при­ме­не­ния его и про­чих капи­та­ли­сти­че­ских кате­го­рий при веде­нии хозяй­ства пере­ход­ного пери­ода и при выра­ботке тео­рии постро­е­ния ком­му­ни­сти­че­ского обще­ства сво­дится к сле­ду­ю­щим аспектам:

  1. Отри­ца­ние направ­ля­ю­щей силы закона сто­и­мо­сти в период пере­хода к коммунизму.
  2. Раз­ве­де­ние 1) при­зна­ния суще­ство­ва­ния в пере­ход­ный период ряда не могу­щих быть отме­нен­ными пока капи­та­ли­сти­че­ских сил и отно­ше­ний, кото­рые мог бы объ­яс­нить закон сто­и­мо­сти, — учи­ты­вая его харак­тер эко­но­ми­че­ского закона, то есть, выра­же­ния тен­ден­ций, — и 2) согла­сия с воз­мож­но­стью созна­тельно и пол­но­мас­штабно исполь­зо­вать, прежде всего, при управ­ле­нии хозяй­ством, закона сто­и­мо­сти и про­чих кате­го­рий, под­ра­зу­ме­ва­ю­щих его действие.
  3. Отказ от того, чтобы харак­тер­ные черты пери­ода пере­хода к ком­му­низму, даже в пер­вые его моменты, про­ис­те­кали из закона сто­и­мо­сти и про­чих рыноч­ных кате­го­рий, кото­рые свя­заны с его применением.
  4. Отказ от кон­цеп­ции, кото­рая не только про­па­ган­ди­рует исполь­зо­ва­ние закона сто­и­мо­сти и товарно-денеж­ных отно­ше­ний в пере­ход­ный период, но и под­чер­ки­вает необ­хо­ди­мость раз­ви­тия этих дости­га­ю­щих рас­цвета при капи­та­лизме отно­ше­ний как средств дости­же­ния ком­му­ни­сти­че­ского общества.
  5. Отри­ца­ние неиз­беж­но­сти при­ме­не­ния «кате­го­рии товара в отно­ше­ниях между госу­дар­ствен­ными пред­при­я­ти­ями» и рас­смот­ре­ние всех этих пред­при­я­тий и учре­жде­ний «частью боль­шого еди­ного пред­при­я­тия — государства».[xviii]
  6. Необ­хо­ди­мость эко­но­ми­че­ской поли­тики, наце­лен­ной на посте­пен­ное уни­что­же­ние ста­рых отно­ше­ний, к кото­рым отно­сятся рынок, деньги (по мере иска­же­ния их функ­ций) и, сле­до­ва­тельно, меха­низм пря­мого эко­но­ми­че­ского инте­реса, — или, вер­нее, усло­вий, под­дер­жи­ва­ю­щих суще­ство­ва­ние этих отношений.

Отно­си­тельно этого Че пояснял:

«Мы пони­маем, что в тече­ние неко­то­рого вре­мени будут сохра­няться кате­го­рии капи­та­лизма и этот отре­зок вре­мени не может быть опре­де­лен зара­нее, но харак­те­ри­стики пере­ход­ного пери­ода — это харак­те­ри­стики обще­ства, лик­ви­ди­ру­ю­щего ста­рые путы, чтобы быст­рее всту­пить в новый этап. По нашему мне­нию, тен­ден­ция должна состо­ять в воз­можно более быст­ром устра­не­нии преж­них кате­го­рий, вклю­чая рынки, деньги, а тем самым и рычаг мате­ри­аль­ной заин­те­ре­со­ван­но­сти, или, лучше ска­зать, усло­вий, кото­рые вызы­вают их суще­ство­ва­ние. В про­тив­ном слу­чае мы должны были бы пред­по­ло­жить, что задача стро­и­тель­ства соци­а­лизма в отста­лом обще­стве сродни несчаст­ному слу­чаю на пути исто­рии, а его руко­во­ди­тели для исправ­ле­ния ошибки должны посвя­тить себя кон­со­ли­да­ции всех кате­го­рий, при­су­щих именно про­ме­жу­точ­ному обще­ству; при этом из основ нового обще­ства оста­ются лишь рас­пре­де­ле­ние дохо­дов по труду и тен­ден­ция к лик­ви­да­ции экс­плу­а­та­ции чело­века чело­ве­ком. А это выгля­дит совер­шенно недо­ста­точ­ным, чтобы самим по себе стать осно­вой гигант­ского сдвига в созна­нии, необ­хо­ди­мого для того, чтобы решить про­блемы пере­хода. Сдвига, кото­рый дол­жен стать резуль­та­том все­сто­рон­него дей­ствия всех новых обще­ствен­ных отно­ше­ний, вос­пи­та­ния соци­а­ли­сти­че­ской морали. И трудно сов­ме­стим с инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ской кон­цеп­цией, кото­рую под­дер­жи­вает в созна­нии пря­мое мате­ри­аль­ное сти­му­ли­ро­ва­ние, сдер­жи­ва­ю­щее раз­ви­тие чело­века как суще­ства соци­аль­ного».20

  1. Отказ от прак­тики бес­по­ря­доч­ного при­ме­не­ния капи­та­ли­сти­че­ских кате­го­рий. Такие капи­та­ли­сти­че­ские кате­го­рии как «товар как эко­но­ми­че­ская ячейка обще­ства, рен­та­бель­ность, лич­ная мате­ри­аль­ная заин­те­ре­со­ван­ность в каче­стве рычага раз­ви­тия и так далее»21 при стро­и­тель­стве нового обще­ства быстро обре­тают соб­ствен­ное суще­ство­ва­ние, в конеч­ном итоге втор­га­ясь в отно­ше­ния между людьми как неза­ви­си­мая сила.
  2. При­зна­ние того факта, что сво­бод­ное дей­ствие закона сто­и­мо­сти в период пере­хода к ком­му­низму делает невоз­мож­ной сущ­ност­ную транс­фор­ма­цию обще­ствен­ных отно­ше­ний, уве­ко­ве­чи­вает «пупо­вину», соеди­ня­ю­щую отчуж­ден­ного чело­века с обще­ством, и ведет к обра­зо­ва­нию системы все более гибрид­ного типа, в рам­ках кото­рой невоз­можна ника­кая суще­ствен­ная пере­мена соци­аль­ной при­роды чело­века и общества.
  3. При­зна­ние того, что, «с нашей точки зре­ния, ком­му­низм явля­ется фено­ме­ном созна­ния, а не про­сто фено­ме­ном про­из­вод­ства; и нельзя достичь ком­му­низма путем меха­ни­че­ского накоп­ле­ния това­ров и пере­дачи их народу. Конечно, к чему-то так можно прийти, к какой-то спе­ци­фи­че­ской форме соци­а­лизма. К тому, что Маркс опре­де­лил как ком­му­низм и что обык­но­венно пони­ма­ется под ком­му­низ­мом, к этому несо­зна­тель­ный чело­век прийти не может. По край­ней мере, если он не обла­дает новым пони­ма­нием обще­ства».22

Че пола­гает, что в стро­я­щей соци­а­лизм стране закон сто­и­мо­сти частично дей­ствует в силу сохра­не­ния пере­жит­ков капи­та­ли­сти­че­ского обще­ства, осно­ван­ных на широ­ко­мас­штаб­ном про­из­вод­стве и товар­ном обмене.

Поэтому Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния при­знает закон сто­и­мо­сти, товарно-денеж­ные отно­ше­ния и сам товар как тако­вой лишь в отно­ше­ниях между госу­дар­ством, коопе­ра­ти­вами и инди­ви­дами, а на меж­ду­на­род­ном уровне — во внеш­ней тор­говле. Она не при­ни­мает товарно-денеж­ных отно­ше­ний внутри госу­дар­ствен­ного сек­тора и, сле­до­ва­тельно, отвер­гает суще­ство­ва­ние товара в отно­ше­ниях между госу­дар­ствен­ными предприятиями.

В этот период необ­хо­димо раз­ви­вать не товарно-денеж­ные, а новые соци­а­ли­сти­че­ские отно­ше­ния; закон сто­и­мо­сти не уни­что­жить одним декре­том, но экс­пе­ри­мен­таль­ным путем необ­хо­димо выйти на путь его посте­пен­ного отми­ра­ния по мере раз­ви­тия новых форм, адек­ват­ных той системе, кото­рую мы создаем.

В то время как в руки рево­лю­ци­он­ного госу­дар­ства пере­хо­дят сред­ства про­из­вод­ства, воз­ни­кают и укреп­ля­ются новые отно­ше­ния про­из­вод­ства. Этому этапу должно соот­вет­ство­вать новое пони­ма­ние про­из­вод­ства, его дви­жу­щих сил и целей; новые методы при­ме­не­ния меха­низ­мов кон­троля, орга­ни­за­ции, управ­ле­ния и стимулирования.

Маркс и Энгельс гово­рят об этом:

«При всех про­шлых рево­лю­циях харак­тер дея­тель­но­сти все­гда оста­вался нетро­ну­тым, – все­гда дело шло только об ином рас­пре­де­ле­нии этой дея­тель­но­сти, о новом рас­пре­де­ле­нии труда между иными лицами, тогда как ком­му­ни­сти­че­ская рево­лю­ция высту­пает про­тив суще­ству­ю­щего до сих пор харак­тера дея­тель­но­сти».23

Как пра­вило, на этом этапе сред­ства про­из­вод­ства сохра­ня­ются в руках капи­та­ли­стов и мел­ких част­ных и коопе­ра­тив­ных про­из­во­ди­те­лей. Но даже в этот момент, когда товар­ное про­из­вод­ство суще­ствует в одном сек­торе про­из­вод­ствен­ной сферы, рево­лю­ци­он­ное госу­дар­ство мерами, при­ни­ма­е­мыми как в целом в соци­аль­ной плос­ко­сти, так и в узко-эко­но­ми­че­ской обла­сти, суще­ственно моди­фи­ци­рует дей­ствие закона сто­и­мо­сти. Такие дей­ствия как сни­же­ние аренд­ной платы за жилье; пере­вод меди­цин­ской и вообще соци­аль­ной помощи на бес­плат­ную основу или на цены ниже рыноч­ных; кон­троль за цено­об­ра­зо­ва­нием и воз­дей­ствие на него с целью борьбы про­тив контр­ре­во­лю­ци­он­ной спе­ку­ля­ции; кон­троль над обо­ро­том валюты, внеш­ней тор­гов­лей, опто­вой внут­рен­ней тор­гов­лей; вве­де­ние в эко­но­ми­че­скую жизнь рево­лю­ци­он­ной страны сек­то­ров, кото­рые до той поры были вытес­нены на ее пери­фе­рию; меры, направ­лен­ные на лик­ви­да­цию без­ра­бо­тицы и т.д. — на прак­тике делают гос­под­ство закона сто­и­мо­сти невозможным.

В дан­ном слу­чае закон сто­и­мо­сти не опре­де­ляет коли­че­ство про­из­во­ди­мых това­ров; объем обме­ни­ва­е­мых това­ров; про­пор­цию, в кото­рой рас­пре­де­ля­ется рабо­чая сила между раз­ными сек­то­рами эко­но­мики; спо­соб рас­пре­де­ле­ния ресур­сов между этими сек­то­рами. Закон сто­и­мо­сти утра­чи­вает свою регу­ли­ру­ю­щую спо­соб­ность. Огром­ное зна­че­ние имеет тот факт, что цены не фор­ми­ру­ются спон­танно, в резуль­тате флук­ту­а­ций спроса и пред­ло­же­ния на рынке со всеми выте­ка­ю­щими послед­стви­ями, и не явля­ются более авто­ма­ти­че­ским, анар­хи­че­ским и гру­бым выра­же­нием уста­но­вив­шихся в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве про­пор­ций и рав­но­ве­сия. На этом этапе рево­лю­ци­он­ное руко­вод­ство вво­дит рас­пре­де­ле­ние в соот­вет­ствии со своим поли­ти­че­ским про­ек­том, кон­крет­ными усло­ви­ями в стране и мире и сво­ими поли­ти­че­скими, идео­ло­ги­че­скими и воен­ными воз­мож­но­стями, а не в силу закона стоимости.

Пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние имеют дан­ные об общих эко­но­ми­че­ских и соци­аль­ных затра­тах и выгодах.

Что это зна­чит? Что, опи­ра­ясь на точ­ный и тща­тель­ный ана­лиз про­из­вод­ствен­ных затрат и сто­и­мо­сти про­из­ве­ден­ных благ, соци­а­лизм может раци­о­нально уста­но­вить цены выше или ниже сто­и­мо­сти этих благ с тем усло­вием, чтобы в мас­шта­бах целой эко­но­мики сохра­нялся необ­хо­ди­мый уро­вень рен­та­бель­но­сти (пони­ма­е­мой здесь как гло­баль­ная «рен­та­бель­ность» про­из­вод­ствен­ной обще­ствен­ной дея­тель­но­сти, т.е. про­стое нали­чие при­ба­воч­ного про­дукта) и эффек­тив­но­сти, и с тем усло­вием, чтобы сумма цен стре­ми­лась к равен­ству с коли­че­ством создан­ных ценностей.

В этом поло­же­нии можно уви­деть под­твер­жде­ние того, что закон сто­и­мо­сти, в конеч­ном счете, дей­ствует и при соци­а­лизме, так как дан­ный строй нуж­да­ется в упо­мя­ну­том гло­баль­ном эко­но­ми­че­ском и соци­аль­ном равновесии.

Чистый вымы­сел. Обес­пе­че­ние соци­ально-необ­хо­ди­мого при­ба­воч­ного про­дукта — неотъ­ем­ле­мая черта любого обще­ства, без кото­рой оно не выжи­вет. Этот эле­мен­тар­ный прин­цип, эта эко­но­ми­че­ская раци­о­наль­ность — еще не закон сто­и­мо­сти. Закон сто­и­мо­сти — это всего лишь тео­рия, объ­яс­ня­ю­щая, каким обра­зом дан­ное рав­но­ве­сия спон­танно под­дер­жи­ва­ется в бур­жу­аз­ном обще­стве. План же, в свою оче­редь, явля­ется спо­со­бом созна­тель­ного и раци­о­наль­ного дости­же­ния его в соци­а­ли­сти­че­ском и ком­му­ни­сти­че­ском обществах.

С дру­гой сто­роны, ясно, что функ­ции плана и досто­ин­ства его при­ме­не­ния в срав­не­нии с капи­та­лиз­мом не огра­ни­чи­ва­ются опре­де­ле­нием сто­и­мо­сти про­из­вод­ства того или иного про­дукта и назна­че­нием его цены. Функ­ция плана дру­гая: это инстру­мент раци­о­наль­ного и созна­тель­ного стро­и­тель­ства нового обще­ства. Его глав­ным досто­ин­ством явля­ется именно спо­соб­ность не огра­ни­чи­ваться, подобно капи­та­ли­сти­че­скому пред­при­ни­ма­телю, уров­нем рен­та­бель­но­сти одного про­из­вод­ствен­ного пред­при­я­тия или целого про­из­вод­ствен­ного сек­тора, но, напро­тив, в цен­тра­ли­зо­ван­ном порядке и исходя из гло­баль­ных про­пор­ций финан­си­ро­вать всю обще­ствен­ную эко­но­ми­че­скую дея­тель­ность. С дру­гой сто­роны, усло­вием его успеха явля­ются тща­тель­ность, деталь­ность, точ­ность и дос­ко­наль­ность полу­че­ния дан­ных и их ана­лиза с целью уста­нов­ле­ния про­пор­ций, обес­пе­чи­ва­ю­щих успеш­ное вос­про­из­вод­ство соци­а­ли­сти­че­ском про­из­вод­ствен­ных отношений.

Че счи­тал ана­лиз про­из­вод­ствен­ных затрат основ­ным спо­со­бом изме­ре­ния эффек­тив­но­сти учре­жде­ний и пред­при­я­тий, мето­дом кон­троля управ­ле­ния и луч­шим спо­со­бом опти­ми­за­ции затрат обще­ствен­ного труда, сокра­ще­ния его в пере­счете на про­из­ве­ден­ную еди­ницу и реаль­ного повы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти и эффек­тив­но­сти учре­жде­ния, пред­при­я­тия, отрасли и всего общества.

Выше­ска­зан­ное имеет фун­да­мен­таль­ное зна­че­ние для пони­ма­ния того нового, что пред­ла­гают Че и кубин­ская рево­лю­ция в этой обла­сти, если отбро­сить обыч­ные обви­не­ния: будто Че не при­зна­вал эта­пов рево­лю­ции, без­удержно рвался впе­ред и пытался навя­зать про­цес­сам ритм, пре­вы­ша­ю­щий исто­ри­че­ски воз­мож­ный, уско­рен­ным раз­ви­тием сознания.

Не будем забы­вать, что иные и 36 лет спу­стя после атаки на казармы Мон­када ,24 30 — после победы рево­лю­ции, все еще не пони­мают сути нашей рево­лю­ции, потому что живут в мире догм и схем. Со вре­мен Мон­кады наша рево­лю­ция — это «вос­ста­ние про­тив оли­гар­хии и рево­лю­ци­он­ных догм».25

Че всего лишь утвер­ждает, что изна­чально наряду с раз­ви­тием мате­ри­ально-тех­ни­че­ской базы для созда­ния нового обще­ства надо зани­маться созда­нием нового созна­ния, новой морали.

Он пони­мал, что новое созна­ние — резуль­тат посту­па­тель­ного про­цесса транс­фор­ма­ции соци­аль­ных струк­тур, неиз­бежно его порож­да­ю­щих, и что, таким обра­зом, изме­нить чело­века проще не при­зы­вами к созна­тель­но­сти, а пере­ме­ной обще­ствен­ных про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний и пра­виль­ным выбо­ром меха­низ­мов поощ­ре­ния его деятельности.

В ста­тье «Соци­а­лизм и чело­век на Кубе» он уточ­няет и кратко, но бле­стяще изла­гает при­чины нераз­ра­бо­тан­но­сти рево­лю­ци­он­ной тео­рии и, в осо­бен­но­сти, полит­эко­но­мии соци­а­лизма, часть кото­рых мы уже обозначили:

«Если ко всему этому при­ба­вить схо­ла­стику, затор­мо­зив­шую раз­ви­тие марк­сист­ской фило­со­фии и поме­шав­шую систе­ма­ти­че­скому иссле­до­ва­нию пере­ход­ного пери­ода, иссле­до­ва­ние поли­ти­че­ской эко­но­мии кото­рого так и не было раз­вер­нуто, то нужно согла­ситься с тем, что мы всё ещё нахо­димся в «пелен­ках» и нам необ­хо­димо заняться изу­че­нием эле­мен­тар­ных осо­бен­но­стей этого пери­ода, прежде чем при­сту­пать к выра­ботке более осно­ва­тель­ной эко­но­ми­че­ской и поли­ти­че­ской теории.

Такая тео­рия, совер­шенно оче­видно, отдаст пред­по­чте­ние двум осно­во­по­ла­га­ю­щим фак­то­рам сози­да­ния: фор­ми­ро­ва­нию нового чело­века и совер­шен­ство­ва­нию тех­ники».26

Че отме­чал: «Закон сто­и­мо­сти и план — два поня­тия, свя­зан­ные про­ти­во­ре­чием и его реше­нием».27 Они выпол­няют про­ти­во­сто­я­щие друг другу цели, про­ти­во­стоят друг другу по смыслу:

«Таким обра­зом, мы можем ска­зать, что цен­тра­ли­зо­ван­ное планирование—это спо­соб бытия соци­а­ли­сти­че­ского обще­ства, его опре­де­ля­ю­щая кате­го­рия; тот рубеж, где чело­ве­че­ское созна­ние дости­гает нако­нец воз­мож­но­сти обоб­щить и напра­вить эко­но­мику к своей цели—полному осво­бож­де­нию чело­ве­че­ской лич­но­сти в рам­ках ком­му­ни­сти­че­ского обще­ства».28

Изме­ре­ние затрат обще­ствен­ного труда — необ­хо­ди­мость любого спо­соба про­из­вод­ства. В соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве и в ком­му­ни­сти­че­ском обще­стве это измерение:

  • с одной сто­роны, более точ­ное, более созна­тель­ное, неспонтанное;
  • в своей сути все более отда­ля­ется он денеж­ного изме­ре­ния. Не вся­кая оценка затрат обще­ствен­ного труда должна быть свя­зана с раз­ви­тием товарно-денеж­ных отно­ше­ний.29

Раз­ница состоит в том, что в товар­ном обще­стве про­из­вод­ство, рас­пре­де­ле­ние и вос­про­из­вод­ство затрат обще­ствен­ного труда уста­нав­ли­ва­ются a posteriori, а в соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве его пла­ни­ро­ва­ние осу­ществ­ля­ется a prioriИдео­ло­ги­че­ское бремя товар­ного фети­шизма про­дол­жает довлеть над созна­нием людей, и они наде­ются и дальше видеть дей­ствие закона сто­и­мо­сти, товары, товарно-денеж­ные отно­ше­ния, в то время как реаль­ность им противоречит.

«Мы утвер­ждаем точно то же самое, только вывод наш—другой; мы счи­таем, что непо­сле­до­ва­тель­ность защит­ни­ков хозяй­ствен­ного рас­чёта свя­зана с тем, что, сле­дуя логике марк­сист­ского ана­лиза и дойдя до опре­де­лён­ной точки, они совер­шают ска­чок (пере­ска­ки­вая через «утра­чен­ное звено» в сере­дине), чтобы встать на новую пози­цию, с кото­рой про­дол­жают свое рас­суж­де­ние. Кон­кретно защит­ники хозяй­ствен­ного рас­чёта нико­гда не могли дать точ­ного объ­яс­не­ния тому, что лежит в основе кон­цеп­ции товара в рам­ках госу­дар­ствен­ного сек­тора, или как «с умом» при­ме­ня­ется закон сто­и­мо­сти в соци­а­ли­сти­че­ском сек­торе при «пере­ко­шен­ных» рын­ках».30

При­быль про­тив обще­ствен­ных нужд

Я счи­таю, что хозяй­ствен­ный рас­чет порож­дает опре­де­лен­ный фети­шизм. При­быль скры­вает и зате­няет самое важ­ное — про­из­вод­ство ассор­ти­мента това­ров, небхо­ди­мых для удо­вле­тво­ре­ния обще­ствен­ных нужд. Дру­гими сло­вами, эффек­тив­ность про­из­вод­ства изме­ря­ется при­бы­лью и рен­та­бель­но­стью, то есть рыноч­ными кате­го­ри­ями, цен­но­стями, достиг­шими наи­выс­шего раз­ви­тия при капи­та­лизме; в то же время может упус­каться из виду потре­би­тель­ная цен­ность, име­ю­щая пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей — глав­ной цели при социализме.

Маркс опи­сы­вает про­цессы, про­ис­хо­дя­щие в товар­ном, бур­жу­аз­ном, капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве, где част­ная соб­ствен­ность опре­де­ляет един­ствен­ную форму связи раз­де­лен­ных про­из­во­ди­те­лей — через рынок. В этом смысле раз­лич­ные затраты труда регу­ли­ру­ются между собой a posteriori, анар­хи­че­ски, спон­танно, а в каче­стве базо­вого кри­те­рия исполь­зу­ется сама сто­и­мость как важ­ней­шая состав­ля­ю­щая про­цесса затра­чи­ва­ния труда.

Об этом Маркс писал:

«Все товары суть непо­тре­би­тель­ные сто­и­мо­сти для своих вла­дель­цев и потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти для своих невла­дель­цев. Сле­до­ва­тельно, они должны посто­янно пере­ме­щаться из рук в руки. Но этот пере­ход из рук в руки состав­ляет их обмен, а в обмене они отно­сятся друг к другу как сто­и­мо­сти и реа­ли­зу­ются как сто­и­мо­сти. Зна­чит, товары должны реа­ли­зо­ваться как сто­и­мо­сти, прежде чем они полу­чат воз­мож­ность реа­ли­зо­ваться как потре­би­тель­ные стоимости.

С дру­гой сто­роны, прежде чем товары смо­гут реа­ли­зо­ваться как сто­и­мо­сти, они должны дока­зать нали­чие своей потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, потому что затра­чен­ный на них труд идет в счет лишь постольку, поскольку он затра­чен в форме, полез­ной для дру­гих. Но явля­ется ли труд дей­стви­тельно полез­ным для дру­гих, удо­вле­тво­ряет ли его про­дукт какой‑либо чужой потреб­но­сти, – это может дока­зать лишь обмен».31

В соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве, бла­го­даря обще­ствен­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства, клю­че­выми эле­мен­тами обмена ста­но­вятся потре­би­тель­ная сто­и­мость, харак­тер това­ров, коли­че­ство и каче­ство про­дук­тов, а план поз­во­ляет регу­ли­ро­вать раз­но­ооб­раз­ную дея­тель­ность про­из­во­ди­те­лей a priori. Впер­вые уста­нав­ли­ва­ется пря­мая связь между нуж­дами потре­би­теля и харак­те­ри­сти­ками продукта.

Прежде она уста­нав­ли­ва­лась кос­вен­ным, фети­шист­ским обра­зом: отно­ше­ния между людьми каза­лись отно­ше­ни­ями между вещами. Реаль­ная цель про­из­вод­ства пре­вра­ща­лась лишь в один из момен­тов суще­ство­ва­ния рынка и товара, регу­ли­ро­вав­ших саму дея­тель­ность людей. Сей­час — наобо­рот: суще­ствует непо­сред­ствен­ная связь между потреб­но­стями чело­века и фор­мой их удо­вле­тво­ре­ния, кото­рая ста­но­вится ося­за­е­мой до начала соб­ственно про­из­вод­ствен­ного про­цесса, осу­ществ­ля­е­мого по плану, созна­тельно. Товар не ста­вится выше чело­века, труд имеет непо­сред­ственно обще­ствен­ный харак­тер; тем не менее, его полез­ность, прак­тич­ность, осу­ще­стви­мость, каче­ствен­ный и коли­че­ствен­ный харак­тер ста­но­вятся глав­ными вопро­сами про­из­во­ди­теля (сюда же отно­сится и эко­но­мия тру­до­за­трат), а отно­ше­ние сто­и­мо­сти фигу­ри­рует в каче­стве обще­ствен­ного отно­ше­ния про­из­вод­ства, уста­нов­лен­ного сознательно.

Из соб­ствен­ного недав­него опыта на Кубе и в дру­гих соци­а­ли­сти­че­ских стра­нах мы знаем, что про­из­вод­ство потре­би­тель­ных цен­но­стей, — сути про­из­вод­ства вообще, — отхо­дит на вто­рой план; такова тен­ден­ция при хозяй­ствен­ном рас­чете. Этот фети­шизм, в свою оче­редь, еще более укреп­ляет товарно-денеж­ные отно­ше­ния. В ответ на вызван­ные при­ме­не­нием хоз­рас­чета застой и исчер­па­ние воз­мож­но­стей раз­ви­тия тре­буют все рас­ши­ре­ния и углуб­ле­ния товарно-денеж­ных отно­ше­ний, то есть новых уступок.

Исто­ри­че­ски реаль­ный обмен посто­янно отда­ля­ется от закона сто­и­мо­сти, выра­жав­ше­гося в чистом виде лишь в наи­ме­нее раз­ви­тых рыноч­ных обще­ствах.32

Фети­шизм, на мой взгляд, уко­ре­ня­ется в созна­нии тех людей, кото­рые не пони­мают, что из трех эле­мен­тов, лежа­щих в основе суще­ство­ва­ния и раз­ви­тия рыноч­ных отно­ше­ний, два исчезли или стре­мятся к этому: част­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства (основ­ное усло­вие) и отно­си­тель­ное эко­но­ми­че­ское отчуж­де­ние, про­яв­ля­ю­щее тен­ден­цию к посте­пен­ному ослаб­ле­нию по мере кон­со­ли­да­ции обще­ства. Посте­пенно обще­ствен­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства начи­нает a priori зада­вать непо­сред­ственно обще­ствен­ный харак­тер труда. Итак, в тен­ден­ции соци­ально-эко­но­ми­че­ские раз­ли­чия между про­из­во­ди­те­лями сокра­ща­ются, а не углубляются.

Мы хозя­ева средств про­из­вод­ства и нашей судьбы, но фети­шизм, при­во­дя­щий к хозяй­ствен­ному рас­чету, не спо­соб­ствует про­цессу разот­чуж­де­ния чело­века, не дает ему почув­ство­вать себя частью этого про­цесса. Более того, он уси­ли­вает отчуж­де­ние, поощ­ряя созда­вать и при­об­ре­тать цен­но­сти (деньги) сверх потре­би­тель­ных цен­но­стей, доста­точ­ных для реаль­ного удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей индивида.

Фети­шизм хоз­рас­чета — порож­де­ние фети­шизма товарно-денеж­ных отно­ше­ний, его рас­ши­рен­ная и уси­лен­ная версия.

Речь идет о том, что в живом и цель­ном тео­ре­ти­че­ском кор­пусе Че вос­со­еди­няет эко­но­ми­че­ское про­из­вод­ство с кар­ка­сом его суще­ство­ва­ния — (вос)производством спо­соба про­из­вод­ства, то есть соци­аль­ных отно­ше­ний, кото­рые люди уста­нав­ли­вают в про­цессе про­из­вод­ства и вне его. Дру­гими сло­вами: надо забо­титься не только о том, чтобы про­из­во­дить больше, но и о том, как про­из­во­дить, для чего про­из­во­дить, для кого про­из­во­дить, какие цели мы пре­сле­дуем этим производством.

Мы должны зани­маться не только про­из­вод­ством мате­ри­аль­ных благ, но и, в рав­ной сте­пени и в то же время, созда­нием чело­века, кото­рый будет исполь­зо­вать ору­дия труда, счи­тать, кон­тро­ли­ро­вать, про­ве­рять и направ­лять про­из­вод­ствен­ный про­цесс, руко­во­дить им.

Че обра­щает вни­ма­ние на то, что при уста­нов­ле­нии капи­та­ли­сти­че­ских, рыноч­ных или псев­до­ка­пи­та­ли­сти­че­ских меха­низ­мов нельзя наде­яться, даже при напря­жен­ной поли­ти­че­ской работе, на то, что люди, кото­рые живут, рабо­тают, дей­ствуют в зоне дей­ствия этих меха­низ­мов, будут образ­цом досто­инств, новой морали. Если эти меха­низмы застав­ляют вас дей­ство­вать как капи­та­ли­сти­че­ского управ­ля­ю­щего, «тор­гаша», «част­ника», как рабо­чего, дви­жи­мого пря­мым мате­ри­аль­ным инте­ре­сом, день­гами, вы не можете ни мыс­лить, ни дей­ство­вать в инте­ре­сах всего обще­ства, ста­но­виться лучше или чище. Обще­ствен­ное бытие опре­де­ляет обще­ствен­ное созна­ние. Или, как ска­зал Рауль, эго­изм, наце­лен­ный лишь на полу­че­ние денег, поро­дит еше больше эго­изма, ярост­ный инди­ви­ду­а­лизм поро­дит еще больше индивидуализма.

Зна­че­ние имеют не только коли­че­ство и каче­ство про­из­ве­ден­ных мате­ри­аль­ных благ, но и спо­соб их про­из­вод­ства и обще­ствен­ные отно­ше­ния, выте­ка­ю­щие из этого спо­соба про­из­вод­ства и рас­пре­де­ле­ния продукта.

Все-таки тот факт, что Че счи­тал созна­ние актив­ным эле­мен­том, мате­ри­аль­ной силой, дви­жи­те­лем раз­ви­тия мате­ри­аль­ной и тех­ни­че­ской базы, не озна­чает, что он витал в роман­ти­че­ских и нере­а­ли­сти­че­ских меч­тах. Он, выйдя из бур­жу­аз­ной грязи, знал чело­века и его природу:

«Про­блема в том, что люди далеко не иде­альны, и надо улуч­шать системы кон­троля для того, чтобы засе­кать пер­вое же про­из­ве­ден­ное нару­ше­ние, потому что оно ведет ко всем про­чим. Люди могут изна­чально быть очень хоро­шими, но когда из-за недо­статка дис­ци­плины они совер­шают хище­ния лич­ного харак­тера, кото­рые можно вос­ста­но­вить за два или три дня, потом это пере­пле­та­ется, и они пре­вра­ща­ются в воров, в пре­да­те­лей, с каж­дым разом все более погру­жа­ясь в пре­ступ­ле­ние».33

Поэтому он заду­мал Систему бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния, учи­ты­вав­шую суще­ству­ю­щие огра­ни­че­ния, но моти­ви­ро­вав­шую, направ­ляв­шую на созда­ние нового духа труда; он был убеж­ден в том, что созна­тель­ность порож­дает созна­тель­ность, что цен­ность и вера порож­дают цен­ность и веру, что достой­ное пове­де­ние порож­дает достой­ное пове­де­ние, что хоро­ший при­мер умно­жает коли­че­ство достой­ных при­ме­ров.34

Че обра­ща­ется к теме, кото­рая ока­за­лась непо­нят­ной для мно­гих его совре­мен­ни­ков и оста­ется тако­вой до сих пор: к связи между бази­сом и над­строй­кой, обще­ствен­ным бытием и обще­ствен­ным созна­нием в усло­виях соци­а­лизма — к связи между внеш­ними обсто­я­тель­ствами и чело­ве­че­ской дея­тель­но­стью, между про­из­вод­ством жизни и сознанием.

Он счи­тает, что про­гресс, застой или упа­док в идео­ло­ги­че­ской обла­сти нельзя наивно объ­яс­нять хоро­шей или пло­хой поли­ти­че­ской рабо­той или уров­нем поли­ти­че­ской обра­зо­ван­но­сти. Они обу­слов­лены сово­куп­но­стью мате­ри­аль­ных отно­ше­ний, о кото­рой я говорил.

Пытаться уни­что­жить этапы обще­ствен­ного раз­ви­тия, навя­зать созна­нию уско­рен­ный ритм исто­ри­че­ского раз­ви­тия — совсем не то же, что пони­мать и при­ме­нять на прак­тике про­стую вещь: новое обще­ство созда­ется созна­тельно. Поли­ти­че­ская победа рево­лю­ции откры­вает воз­мож­ность обще­ствен­ных пере­мен, но не явля­ется их гаран­тией сама по себе.

Аван­гард дол­жен целе­на­прав­ленно и созна­тельно доби­ваться созда­ния струк­тур, в кото­рых сфор­ми­ру­ются новая мораль и ком­му­ни­сти­че­ские отно­ше­ния после­ду­ю­щих поко­ле­ний; этот слож­ный про­цесс нельзя бро­сать на про­из­вол судьбы. Как и тер­петь функ­ци­о­ни­ро­ва­ние меха­низ­мов, зако­нов и кате­го­рий, веду­щих к новым рефор­мам и новым уступ­кам, кото­рые при своей пери­о­дич­но­сти при­во­дят к опре­де­лен­ному регрес­сив­ному течению.

Че отме­чал, что всему виной заблуж­де­ние — жела­ние постро­ить соци­а­лизм с эле­мен­тами капи­та­лизма, не изме­нив в реаль­но­сти их смысл. Это при­во­дит к обра­зо­ва­нию гибрид­ной системы, заво­дя­щей в тупик, что вынуж­дает идти на новые уступки эко­но­ми­че­скому поощ­ре­нию, то есть пово­ра­чи­вать назад.

Че пола­гал, что сохра­не­ние и раз­ви­тие эко­но­ми­че­ских зако­нов и кате­го­рий капи­та­лизма про­дле­вает суще­ство­ва­ние бур­жу­аз­ных обще­ствен­ных отно­ше­ний про­из­вод­ства, а с ними — образа мыш­ле­ния и мето­дов моти­ви­ро­ва­ния, при­су­щих капи­та­ли­сти­че­скому обще­ству, хотя сей­час этот фено­мен и пре­об­ра­зился в усло­виях соци­а­ли­сти­че­ских форм соб­стве­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства. Жизнь дока­зала его правоту.

Обык­но­венно в усло­виях кри­зиса функ­ци­о­ни­ро­ва­ния соци­а­ли­сти­че­ской эко­но­мики дис­кус­сия раз­во­ра­чи­ва­ется вокруг эко­но­ми­че­ской эффек­тив­но­сти, тех­ни­че­ских и админ­стра­тив­ных аспек­тов про­блемы, а соци­аль­ное, поли­ти­че­ское, идео­ло­ги­че­ское изме­ре­ния обсуж­да­е­мых вари­ан­тов обхо­дятся сто­ро­ной. Под вопрос ста­вится лишь над­стройка или ее часть, в то время как базис оста­ется за гра­нью любых подозрений.

Опас­ность этого недо­статка в том, что, в слу­чае нега­тив­ного внеш­него воз­дей­ствия на над­стройку со сто­роны суще­ству­ю­щих эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, и в осо­бен­но­сти при недо­ста­точ­ной изу­чен­но­сти этого эле­мента, в отсут­ствие дис­кус­сий о его воз­мож­ной транс­фор­ма­ции, крайне воз­рас­тет воз­мож­ность утвер­жде­ния дина­мики про­грес­си­ру­ю­щей дегра­да­ции обще­ствен­ного сознания.

Именно на эту диа­лек­ти­че­скую связь ука­зы­вал Че, под­чер­ки­вая, что меха­низмы рыноч­ной эко­но­мики и необос­но­ван­ное и без­дум­ное при­ме­не­ние пря­мого мате­ри­аль­ного поощ­ре­ния для уско­ре­ния про­из­вод­ства могут обре­сти соб­ствен­ное суще­ство­ва­ние и навя­зать свою неза­ви­си­мую дина­мику всем обще­ствен­ным отношениям.

Пря­мое мате­ри­аль­ное поощ­ре­ние, кото­рое Че назы­вал «вели­ким тро­ян­ским конем соци­а­лизма», под­ры­вает соци­а­ли­сти­че­скую систему изнутри и ведет ее к новым уступ­кам в сфере созна­ния и обще­ствен­ных отношений.

Че пред­ла­гает выяв­лять и уни­что­жать струк­туры, порож­да­ю­щие эго­изм и амби­ции отдель­ных людей, заме­щая их новыми, отлич­ными инсти­ту­тами и меха­низ­мами. Это не роман­тизм, а марк­сист­ско-ленин­ское пони­ма­ние того факта, что обще­ствен­ное бытие опре­де­ляет обще­ствен­ное созна­ние, и транс­фор­ма­ция одного и дру­гого может быть осу­ществ­лена лишь на прак­тике и одновременно.

Отсюда сле­дует, что модель пере­хода, кото­рую реа­ли­зо­вы­вал Че, была заду­мана не для при­спо­соб­ле­ния к реаль­но­сти, но для ее изменения.

Но ана­лиз Че не оста­но­вился на этом; он пошел дальше и раз­гра­ни­чил связь обще­ствен­ного бытия при совре­мен­ном ему поло­же­нии от того, что могло про­изойти в слу­чае сле­до­ва­ния по про­то­рен­ным доро­гам капи­та­лизма. Он углу­бился в этот ана­лиз и изу­чил вза­и­мо­связь базиса и надстройки.

Че и новая эко­но­ми­че­ская политика

В нашей книге мы ана­ли­зи­руем нэп, про­во­див­шийся в моло­дой совет­ской рес­пуб­лике с 1921 г.35 под руко­вод­ством Ленина, и при­во­дим мысли Че по этому поводу. Хочу лишь под­черк­нуть, что полу­чив­ша­яся над­стройка при нэпе все более и более заметно вли­яла на отно­ше­ния про­из­вод­ства. А кон­фликты, вызван­ные гибри­ди­за­цией системы, обык­но­венно раз­ре­ша­лись в пользу над­стройки, при­водя к новым уступкам.

Че, оттал­ки­ва­ясь от Маркса, раз­ви­вает тео­рию сто­и­мо­сти, ори­ги­нально осмыс­ляя ее в совре­мен­ных усло­виях. От заме­чает, что полит­эко­но­мия соци­а­лизма была некри­ти­че­ски вос­при­нята и экс­тра­по­ли­ро­вана из огра­ни­чен­ного опыта, что она не осмыс­лила пере­ход­ный период с заслу­жи­ва­ю­щей того глу­би­ной. Этот недо­ста­ток явля­ется одной из глав­ных при­чин неточ­но­сти, дог­ма­тизма, поверх­но­сти, схо­ла­сти­цизма, непо­сле­до­ва­тель­ного и схе­ма­тич­ного праг­ма­тизма, харак­тер­ных для того, что после смерти Ленина посте­пенно стало пре­под­но­ситься как полит­эко­но­мия социализма.

Че глу­боко про­ник в ее при­роду. Он оста­вил або­лютно новое и ори­ги­наль­ное пони­ма­ние, более заслу­жи­ва­ю­щее ста­туса тео­рии, плода серьез­ного, глу­бо­кого и науч­ного изу­че­ния этого периода.

Че и Фиделю при­над­ле­жит заслуга 25 годами ранее ука­зать на эти недо­статки, а Геваре в осо­бен­но­сти — еще и ука­зать на источ­ник этой неле­пицы, оха­рак­те­ри­зо­вать, выде­лить и пере­чис­лить прин­ципы и осно­ва­ния, на кото­рых полит­эко­но­мия должна развиваться.

На преды­ду­щих стра­ни­цах мы выдви­нули и пояс­нили тезис о вреде, кото­рый при­чи­нило и про­дол­жает при­чи­нять исполь­зо­ва­ние помя­тых доспе­хов капи­та­лизма при постро­е­нии соци­а­лизма в какой-либо стране.36 Че на этом не оста­но­вился: он про­вел ана­лиз меж­ду­на­род­ных эко­но­ми­че­ских и поли­ти­че­ских отно­ше­ний и в своих текстах и речах обо­зна­чил ущерб, нане­сен­ный их при­ме­не­нием на меж­ду­на­род­ном уровне.

Он пред­ви­дел, что при­ме­не­ние хозяй­ствен­ного рас­чета в каж­дой отдель­ной стране подо­рвет изнутри спа­ян­ность соци­а­ли­сти­че­ского лагеря, уси­лит инди­ви­ду­а­лизм, эго­изм и наци­о­на­лизм, поста­вив в серьез­ную опас­ность интер­на­ци­о­наль­ную соли­дар­ность и ее прак­тику как среди самих соци­а­ли­сти­че­ских стран, так и в их сно­ше­ниях с эко­но­ми­че­ски отста­лым миром.

Его устами руко­вод­ство кубин­ской рево­лю­ции на раз­лич­ных меж­ду­на­род­ных фору­мах впер­вые заявило о неспра­вед­ли­во­сти нерав­ного обмена и внеш­него долга.37

К тому, что мы изло­жили в этой книги, я хочу доба­вить лишь, что тор­говля между соци­а­ли­сти­че­скими стра­нами не может опре­де­ляться зако­ном сто­и­мо­сти. Опре­де­ле­ние спра­вед­ли­вой цены должно оттал­ки­ваться от истин­ных затрат обще­ствен­ного труда раз­ви­ва­ю­щейся соци­а­ли­сти­че­ской страны при ее обмене с раз­ви­той соци­а­ли­сти­че­ской стра­ной. Это объ­яс­ня­ется тем, что под­лин­ное осно­ва­ние сто­и­мо­сти лежит в затра­тах физи­че­ской и умствен­ной энер­гии, осу­ществ­ля­е­мых про­из­во­ди­те­лем в про­цессе про­из­вод­ства, созда­ния цен­но­сти. Про­блемы про­из­во­ди­тель­но­сти и интен­сив­но­сти труда — это лишь про­из­вод­ные, хотя и важ­ные, но неот­де­ли­мые от самого про­цесса затрат обще­ствен­ного труда, кото­рый явля­ется, в конеч­ном счете, базой вся­кого созда­ния цен­но­сти и богатства.

Было бы целе­со­об­разно и полезно для системы изу­чить, как функ­ци­о­ни­рует и осу­ществ­ля­ется на прак­тике этот обмен в насто­я­щее время, а также то, насколько он соот­вет­ствует марк­сист­ско-ленин­ским принципам.

Че — часть современности

Недо­ста­точно глу­бо­кий иссле­до­ва­тель счел бы логич­ным све­сти к мини­муму раз­ли­чия между Систе­мой бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния и хозяй­ствен­ным рас­че­том; но при вни­ма­тель­ном изу­че­нии про­ти­во­ре­чий между внут­рен­ней логи­кой того и дру­гого ста­но­вится оче­видна нежиз­не­спо­соб­ность надежд раз­ре­шить глу­бин­ные про­блемы путем неоправ­дан­ного пере­са­жи­ва­ния эле­мен­тов одной системы в другую.

Нельзя забы­вать, что Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния, создан­ная Че, «явля­ется частью общей кон­цеп­ции постро­е­ния соци­а­лизма и, сле­до­ва­тельно, должна изу­чаться в его пол­ноте».38

К при­меру, ком­мен­ти­руя одна­жды воз­мож­ность при­о­ри­тет­ного исполь­зо­ва­ния мате­ри­аль­ного или мораль­ного поощ­ре­ния при бюд­жет­ной системе и при хоз­рас­чете, он так раз­мыш­лял о воз­мож­но­сти частич­ного при­зна­ния мате­ри­аль­ного сти­мула Систе­мой бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния: «Ведь мораль­ный сти­мул с финан­со­вым само­управ­ле­нием не прой­дет и двух шагов, запу­та­ется в соб­ствен­ных ногах и разо­бьет голову; я уве­рен, что это невоз­можно».39

Че нельзя при­нять частично, при­спо­со­бить его к идеям и систе­мам, чуж­дым его спо­собу мыс­лить и действовать.

Как все мы знаем, изу­че­ние мысли и дея­тель­но­сти Че вызвано ни конъ­юнк­ту­рой, ни еще одной годов­щи­ной. Время рек­ти­фи­ка­ции — это также время Че.

Че не в про­шлом: его мысль и дея­тель­ность отве­чали не только кон­крет­ным усло­виям пер­вых лет рево­лю­ции. Он также и не пол­но­стью в буду­щем: его система идей при­бли­жа­ется к совер­шен­ству, к наи­бо­лее совер­шен­ному обще­ству, к коммунизму.

Я сми­ренно счи­таю, что Че при­над­ле­жит насто­я­щему вре­мени, нашему насто­я­щему. Потому что, если мы хотим, чтобы сего­дняш­ние люди ста­но­ви­лись похо­жими на Че, если мы хотим сде­лать из наших детей новых людей XXI века, мы должны начать с пони­ма­ния того, что он, в первую оче­редь, был чело­ве­ком два­дца­того сто­ле­тия, и что его идеи были созданы для этого века, дабы сего­дня создать чело­века зав­траш­него дня.

Фидель в своей речи 8 октября 1987 г. с без­упреч­ной логи­кой про­де­мон­стри­ро­вал правоту мысли и дея­тель­но­сти Че и при­звал наших акти­ви­стов, нашу моло­дежь, наших эко­но­ми­стов, наших сту­ден­тов, наши пар­тий­ные и госу­дар­ствен­ные кадры, весь наш народ к изу­че­нию эко­но­ми­че­ского мыш­ле­ния Че как к без­от­ла­га­тель­ной потреб­но­сти для раз­ви­тия нашей поли­ти­че­ской куль­туры и для про­ти­во­сто­я­ния дез­ори­ен­та­ции, хво­стизму, инток­си­ка­ции одно­тип­ными иде­ями; чтобы быть более бди­тель­ными, более после­до­ва­тель­ными рево­лю­ци­о­не­рами, нахо­дить новые реше­ния для столь­ких ста­рых и новых про­блем. «Я хочу, — ска­зал Фидель, — чтобы наш народ был наро­дом идей, поня­тий, кон­цеп­ций; чтобы он ана­ли­зи­ро­вал эти идеи, обду­мы­вал их, если захо­чет — оспа­ри­вал».40

Мы все­гда должны иметь в виду эти слова Че из его письма Кар­лосу Кихано: «Соци­а­лизм молод, у него есть ошибки. Нам, рево­лю­ци­о­не­рам, часто недо­стаёт зна­ний и интел­лек­ту­аль­ной сме­ло­сти, необ­хо­ди­мых для того, чтобы взяться за раз­ви­тие нового чело­века мето­дами, отлич­ными от обще­при­ня­тых, а обще­при­ня­тые методы испы­ты­вают на себе вли­я­ние обще­ства, кото­рое их создало».41

Источ­ник

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Рек­ти­фи­ка­ция (исп. rectificación — исправ­ле­ние) — поли­тика кубин­ского руко­вод­ства во 2-й пол. 1980-х гг., наце­лен­ная на пре­одо­ле­ние кри­зис­ных явле­ний в эко­но­мике и поли­тике, “исправ­ле­ние” недо­стат­ков сло­жив­шейся системы. Про­хо­дила одно­вре­менно с Пере­строй­кой в СССР (и ана­ло­гич­ными про­цес­сами в ряде дру­гих соц­стран), однако была наце­лена на пре­одо­ле­ние кри­зиса ради­кально иными, не рыноч­ными, методами.

  2. Дру­гие рево­лю­ци­о­неры и/​или мыс­ли­тели, пред­ше­ство­вав­шие или совре­мен­ные Фиделю и Че, дога­ды­ва­лись об этом, но ни один не сфор­му­ли­ро­вал и не раз­вил реа­ли­зо­ван­ного ими кор­пуса идей
  3. Fidel Castro: Discurso pronunciado en el acto de conmemoración del Día Internacional del Trabajo, La Habana, 1 de mayo de 1966 (Granma,2 de mayo de 1966 y La Habana: Ediciones OR, 1977, pág. 12).
  4. Castro, discurso pronunciado ante la Asamblea General de la Organización de Naciones Unidas (ONU), en Nueva York, el 12 de octubre de 1979, como presidente del Movimiento de Países No Alineados (La Habana: Resumen Semanal Granma, 21 de octubre de 1979).
  5. Ernesto Che Guevara y Fidel Castro: El socialismo y el hombre en Cuba (Nueva York: Pathfinder, 1992), pág. 55
  6. Гевара занял пост началь­ника Депар­та­мента инду­стри­а­ли­за­ции Наци­о­наль­ного инсти­тута аграр­ной реформы (INRA) 7 октября 1959 г., а пре­зи­дента Наци­о­наль­ного банка Кубы — семь недель спу­стя, 26 ноября 1959 г. 23 фев­раля 1961 г. было создано Мини­стер­ство про­мыш­лен­но­сти во главе с Гева­рой.
  7. Ernesto Che Guevara, “La clase obrera de los EE. UU.: ¿amiga o enemiga?”, abril de 1954 (fecha aproximada), en Ernesto Guevara Lynch … Aquí va un soldado de América (Buenos Aires: Sudamericana/​Planeta Editores, 1987), pág. 71
  8. Guevara, carta a su padre, México, 27 de mayo de 1955, en Aquí va un soldado de América, pág. 96
  9. Guevara, carta a su tía Beatriz, México, 8 de enero de 1956, en Aquí va un soldado de América, pág. 122. В своих пись­мах Гевара назы­вал свя­тым Кар­лом Карла Маркса.
  10. Guevara, carta a su madre, México, agosto o septiembre de 1956 (fecha probable), en Aquí va un soldado de América, págs. 148–49
  11. Умень­ши­тельно-лас­ка­тель­ные формы имен Кар­лос (Карл) и Феде­рико (Фри­дрих) и соот­вет­ству­ю­щий суф­фикс.
  12. Guevara, carta a Tita Infante, México, octubre de 1956 (fecha aproximada), en Aquí va un soldado de América, pág. 150 
  13. Guevara, carta a su madre, México, octubre de 1956 (fecha aproximada), en Aquí va un soldado de América, pág. 152
  14. Alfonso Bauer Paiz, entrevista concedida al diario Granma, La Habana, 29 de octubre de 1977. También en Aquí va un soldado de América, pág. 157
  15. Guevara, “Reuniones bimestrales del Ministerio de Industrias en las que participaban los directores de empresas, los delegados provinciales y los viceministros”, 21 de diciembre de 1963, El Che en la revolución cubana, tomo 6, pág. 423. Citado en Tablada, pág. 54
  16. Estos son datos suministrados por el licenciado Miguel Figueras Pérez, director general del Plan Perspectivo del Ministerio de Industrias en la época en que Che era el ministro
  17. Ibid.
  18. Raúl Castro, discurso pronunciado con motivo del Día Internacional del Trabajo, en Camagüey, 1 de mayo de 1968 (La Habana: Resumen Semanal Granma, 12 de mayo de 1968)
  19. Guevara, “Carta a José Medero Mestre”, 26 de febrero de 1964, Obra revolucionaria, págs. 657–58
  20. Цит. по: О системе бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 394-395.
  21. Цит. по: Соци­а­лизм и чело­век на Кубе. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 480.
  22. Guevara, “Reuniones bimestrales”, 21 de diciembre de 1963, El Che en la revolución cubana, tomo 6, pág. 423. Citado en Tablada, pág. 54
  23. Маркс К., Энгельс Ф. Немец­кая идео­ло­гия. Гл. 1. Фей­ер­бах.
  24. 26 июля 1953 г. Фидель Кастро воз­гла­вил напа­де­ние на казармы Мон­када в Сантьяго-де-Куба, что стало нача­лом рево­лю­ци­он­ной борьбы про­тив режима Фуль­хен­сио Бати­сты. После пора­же­ния атаки силы Бати­сты убили более 50 пле­нен­ных рево­лю­ци­о­не­ров. Кастро и дру­гие бойцы были схва­чены, пре­даны суду и отправ­лены в тюрьму. Они были осво­бож­дены в мае 1955 г. после того, как пуб­лич­ная кам­па­ния в их защиту заста­вила режим Бати­сты издать декрет об амни­стии.
  25. Guevara, El diario del Che en Bolivia (La Habana: Editora Política, 1988), pág. 296. Anotaciones del 26 de julio de 1967
  26. Соци­а­лизм и чело­век на Кубе. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 484-485.
  27. Соци­а­ли­сти­че­ское пла­ни­ро­ва­ние, его зна­че­ние. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 429.
  28. О системе бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 396.
  29. Бух­гал­тер­ский учет как выра­же­ние системы, вклю­ча­ю­щей в себя выра­ботку, ком­пи­ля­цию, реги­стра­цию и пред­став­ле­ние эко­но­ми­че­ских фак­тов, поз­во­ляет опре­де­лять и кон­тро­ли­ро­вать кор­ре­ля­ции между затра­тами на труд и мате­ри­алы, с одной сто­роны, и резуль­та­тами про­из­вод­ства, как иде­аль­ное резю­ми­ро­ва­ние эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. А ана­лиз затрат — как инстру­мент, кото­рый поз­во­ляет нам реально изме­рить эффек­тив­ность чело­ве­че­ской про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­сти. Вес их будет ста­но­виться все силь­нее по мере того, как более важ­ным будет делаться обще­ствен­ный харак­тер про­из­вод­ства. См.: Luis Álvarez Rom (министр эко­но­мики в 60-е гг.). Las finanzas como un método de desarrollo político. // Nuestra Industria, Revista Económica, número 1, La Habana, 1963.
  30. Цит. по: Соци­а­ли­сти­че­ское пла­ни­ро­ва­ние, его зна­че­ние. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 427-428.
  31. Маркс К. Капи­тал. Т. 1. Гл. 2.
  32. (a) Primera desviación—Capitalismo de libre concurrencia: Precio de producción (ley del valor) c + v + p Precio de mercado c + v + g' (b) Segunda desviación—Capitalismo monopolista puro: Precios de monopolios = Precios de producción + Factores monopólicos (c) Tercera desviación—Capitalismo monopolista de estado: Precios de monopolios con fuerte intervención del estado + elementos de relaciones económicas internacionales que abarcan factores como: —Transnacionalización del capital y la producción —Intercambio desigual —Precio de monopolios internacionales —Carrera armamentista. Complejo militar-industrial —Política de subsidios —Proteccionismo —Otros factores (d) Cuarta desviación—Arribo a la sociedad socialista. Periodo de transición (e) Eliminación total—Sociedad comunista
  33. Guevara, “Consejos de dirección: Informe de la Empresa Consolidada de Equipos Eléctricos”, 11 de mayo de 1964, El Che en la revolución cubana,tomo 6, págs. 106–7. Citado en Tablada, pág. 158
  34. “Система бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния не только явля­ется ори­ги­наль­ным фак­том, — для тео­рии пере­ход­ного пери­ода, суще­ство­вав­шей к моменту ее появ­ле­ния, — с точки зре­ния своей общей кон­цеп­ции при­роды постро­е­ния ком­му­ни­сти­че­ского обще­ства. Это, кроме того, еще и модель управ­ле­ния и кон­троля над эко­но­ми­кой пери­ода пере­хода к ком­му­низму, ору­дие уни­что­же­ния капи­та­ли­сти­че­ских эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, рыноч­ных кате­го­рий и капи­та­ли­сти­че­ских форм идео­ло­гии. В целом, это основ­ной дви­жи­тель новых форм чело­ве­че­ских отно­ше­ний и ком­му­ни­сти­че­ского созна­ния”. Tablada, pág. 86.
  35. Tablada, págs. 56–66; тж. Э. Че Гевара: О системе бюд­жет­ного финан­си­ро­ва­ния; Соци­а­лизм и чело­век на Кубе; Соци­а­ли­сти­че­ское пла­ни­ро­ва­ние, его зна­че­ние.
  36. Fidel Castro, “Muchas ideas del Che son de una vigencia absoluta y total”, El socialismo y el hombre en Cuba, págs. 15–45
  37. См. Guevara, discurso ante la Conferencia Mundial de Comercio y Desarrollo, ONU, celebrada en Ginebra, Suiza, en marzo de 1964, Obra revolucionaria, págs. 448–65; y el discurso dado en el Segundo Seminario Económico de Solidaridad Afroasiática, Argel, 24 de febrero de 1965, págs. 489–97
  38. Guevara, “Reuniones bimestrales”, 12 de octubre de 1963, en El Che en la revolución cubana, tomo 6, pág. 387. Citado en Tablada, pág. 37.
  39. Guevara, “Reuniones bimestrales”, 22 de febrero de 1964, en El Che en la revolución cubana, tomo 6, pág. 447.
  40. Fidel Castro, “Muchas ideas del Che son de una vigencia absoluta y total”, en El socialismo y el hombre en Cuba, pág. 35.
  41. Цит. по: Соци­а­лизм и чело­век на Кубе. // Че Гевара Э. Ста­тьи, выступ­ле­ния, письма. М., 2006. С. 486.