Пляски по усопшему: марксизм и историческая наука в одном ВУЗе

Пляски по усопшему: марксизм и историческая наука в одном ВУЗе
~ 15 мин

Ни для кого не сек­рет, что наука исто­рия в стране сей­час под уда­ром реак­ци­он­ных сил. И дело не только в про­стом пере­кра­и­ва­нии исто­рии по бур­жу­аз­ным лека­лам. Дело в самом про­цессе орга­ни­за­ции обу­че­ния на исто­ри­че­ском факуль­тете. В неко­то­рых слу­чаях (наш слу­чай как раз такой) не при­хо­дится гово­рить об исто­ри­че­ском факуль­тете в прин­ципе — он давно пре­об­ра­зо­ван в зааб­бре­ви­а­тур­ную шарагу, где сме­ша­лись под одной кры­шей все сов­ме­сти­мые и несов­ме­сти­мые направ­ле­ния под­го­товки бака­лав­ров и не только. Совет­ская система пре­по­да­ва­ния в ВУЗе, ещё кое-где рабо­та­ю­щая до сере­дины 2000-х, ныне под­вер­га­ется реши­тель­ному демон­тажу. Поэтому в неболь­шом эссе нет ни малей­шего смысла писать о том, насколько это пагубно и каковы меха­низмы тако­вых про­цес­сов раз­вала системы оте­че­ствен­ного обра­зо­ва­ния в выс­шей школе — подроб­ный ана­лиз зай­мет не одну стра­ницу. Раз эссе посвя­щено лишь пропаганде/​возможности такой про­па­ганды марк­сист­ских идей, при­чём где бы то ни было, пред­ла­гаем оста­но­виться на тех, кто может потен­ци­ально слу­жить объ­ек­тами и субъ­ек­тами такой про­па­ганды. Это люди. Пре­по­да­ва­тели и сту­денты, усло­вия труда и обу­че­ния, кото­рых мы и рас­смот­рим в дан­ном тексте.

Часть первая. Распятая Клио

При всей пуб­лич­но­сти и небы­ва­лой ярко­сти лек­ций на быв­шем ист­факе, опре­де­лить обще­ственно-поли­ти­че­ские взгляды пре­по­да­ва­теля довольно сложно. Неко­то­рые наме­ренно избе­гают поли­ти­че­ских и иных «про­блем­ных» тем, ссы­ла­ясь на запрет поли­ти­че­ской про­па­ганды в ВУЗе (впро­чем, то, что сту­ден­тов-исто­ри­ков сго­няют слу­шать «лек­ции» депу­тата гос­думы Нико­нова, их не сму­щает, об этом подроб­нее будет ска­зано ниже). В среде пре­по­да­ва­те­лей все­гда было и будет попу­лярно кри­ти­че­ское отно­ше­ние к руко­вод­ству уни­вер­си­тета. Есте­ственно, что основ­ное недо­воль­ство исхо­дит от пре­по­да­ва­те­лей ста­рой закалки. Недо­воль­ство не носит какой-то систем­ный харак­тер (дальше слов кри­тики и воз­ра­же­ний пару лет назад, когда реша­лась судьба факуль­тета, дело так и не пошло), это ско­рее инди­ви­ду­аль­ная граж­дан­ская пози­ция, в тех или иных момен­тах всплы­ва­ю­щая на лек­циях и при лич­ном обще­нии. Мно­гие открыто гово­рят, что зар­плата в ВУЗе остав­ляет желать луч­шего, мно­гие не согласны с обра­зо­ва­тель­ной поли­ти­кой ВУЗа, сокра­ще­нием кафедр, бюд­жет­ных учеб­ных мест и т. д. При этом не все­гда недо­воль­ство исхо­дит от таких пре­по­да­ва­те­лей, чьи взгляды могут быть опре­де­лены как условно «левые», хотя довольно зна­чи­тель­ная часть из них по ста­рой памяти исполь­зует ещё совет­скую мето­дику пре­по­да­ва­ния и отсы­лает к совет­ским учеб­ни­кам. Во мно­гом, бла­го­даря таким пре­по­да­ва­те­лям и бла­го­даря такой мето­дике подачи мате­ри­ала автор этих строк и заин­те­ре­со­вался марксизмом.

Только один пре­по­да­ва­тель состоит в поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции и ведёт там актив­ную дея­тель­ность, впро­чем, орга­ни­за­ция эта больше пат­ри­о­ти­че­ская, чем ком­му­ни­сти­че­ская, и рас­про­стра­не­нию ком­му­ни­сти­че­ских идей не спо­соб­ствует, хотя пре­по­да­ва­тель вся­че­ски стре­мится рас­ска­зать о ней сту­ден­там, рас­про­стра­няет газеты и т. д. В целом, для «левой» части пре­по­да­ва­тель­ского состава харак­терно именно носталь­ги­че­ское отно­ше­ние к СССР.

Каких-то осо­бых попы­ток повли­ять на поли­тику адми­ни­стра­ции ВУЗа пре­по­да­ва­тели-марк­си­сты не пред­при­ни­мают. Часть пре­по­да­ва­те­лей высту­пила про­тив уни­что­же­ния исто­ри­че­ского факуль­тета, но мас­со­вого харак­тера этот про­тест не полу­чил — во мно­гом, из-за аморф­но­сти сту­ден­тов, кото­рая ста­нет пред­ме­том отдель­ного раз­го­вора далее. Упо­мя­ну­тая встреча с депу­та­том-про­па­ган­ди­стом Нико­но­вым харак­терна тем, что помимо бреда про избран­ность вели­кой рус­ской циви­ли­за­ции, этот чело­век с исто­ри­че­ским обра­зо­ва­нием (по край­ней мере, так гро­мо­гласно «объ­явили», нам с три­буны), заявил, что послед­ний раз Москву крым­ские татары сожгли при Ека­те­рине II. Для граж­да­нина, мало-маль­ски зна­ко­мого с исто­рией нашей страны, оче­видно, что это не так. Однако ни один пре­по­да­ва­тель (а на встрече при­сут­ство­вало боль­шин­ство) не воз­ра­зил Нико­нову — в зале раз­да­лись лишь смешки, а наи­бо­лее пас­сив­ная часть при­шед­ших даже не слу­шала депу­тата, пони­мая, что ничего хоро­шего, цен­ного и здра­вого этот фрик не выдаст. Подоб­ная пас­сив­ность обу­слов­лена, прежде всего, адми­ни­стра­тив­ным фак­то­ром — попро­буй воз­рази, когда рядом сидят рек­тор уни­вер­си­тета и дирек­тор струк­тур­ного подразделения.

По понят­ным при­чи­нам, не все сотруд­ники раз­де­ляют носталь­ги­че­скую идил­лию по совет­скому уни­вер­си­тету. Есть пре­по­да­ва­тели, кото­рые не скры­вают своих анти­ком­му­ни­сти­че­ских убеж­де­ний. Так, один, напри­мер, вос­хва­ляет на стра­нице в соци­аль­ных сетях испан­ских фалан­ги­стов и защи­щал в своё время уста­новку доски Ман­нер­гейму. При­чём аргу­мен­та­ция про­сто заме­ча­тель­ная, по праву достой­ная кан­ди­дата исто­ри­че­ских наук, — «Доска уста­нов­лена не союз­нику Гит­лера, а гене­ралу рус­ской импе­ра­тор­ской армии». Право, ощу­ща­ешь себя не на стра­нице учё­ного-исто­рика, а в каком-нибудь уны­лом пра­вац­ком ЖЖ. Дру­гой «кори­фей», объ­яс­няя нам мето­до­ло­гию исто­ри­че­ской науки, мягко намек­нул, что сто­рон­ни­кам марк­сизма надо бы «насту­чать по голове» и что «нас этим пич­кали столько лет, и, слава Богу, всё это закон­чи­лось». Впро­чем, пич­кали не всех — среди наи­бо­лее анти­со­вет­ски настро­ен­ных сотруд­ни­ков уни­вер­си­тета пре­об­ла­дают всё-таки отно­си­тельно моло­дые пре­по­да­ва­тели, не застав­шие «марк­сист­ско-ленин­ского дог­ма­тизма, не даю­щего сво­бодно раз­ви­ваться исто­ри­че­ской науке». Дораз­ви­ва­лись до того, что сред­няя зар­плата в ВУЗе у пре­по­да­ва­те­лей немно­гим больше учи­тель­ской — ставка в неко­то­рых слу­чаях опус­ка­ется до прямо-таки смеш­ных сумм в несколько тысяч руб­лей. С каж­дым годом пре­по­да­ва­тель­ский состав редеет. Пре­по­да­ва­тели ухо­дят в школы со сло­вами «Надо­ело смот­реть, как всё это раз­ру­ша­ется». Впро­чем, жалу­ются не все. Суще­ствуют опре­де­лён­ные системы гран­тов, на кото­рые неко­то­рые пре­по­да­ва­тели и суще­ствуют. В лич­ных бесе­дах зву­чала такая фраза: «Выиг­рал грант — хорошо, не выиг­рал — бед­ству­ешь». Впро­чем, надо отме­тить, что озву­чен­ный при­мер с гран­тами, ско­рее, исклю­че­ние, и инте­ре­сен тем, что грант пре­по­да­ва­тели выиг­рали за рубе­жом — род­ной бур­жу­аз­ной РФ исто­рики-анти­ко­веды, видимо, не нужны.

Чуть лучше дело обстоит с теми, кто зани­ма­ется оте­че­ствен­ной исто­рией. Однако и тут суще­ствуют опре­де­лён­ные рамки. Есть, напри­мер, туч­ное поле кра­е­ве­де­ния, и — здесь все­гда можно полу­чить непло­хие деньги — выпуск книг доста­точно щедро опла­чи­ва­ется мест­ной город­ской адми­ни­стра­цией. Впро­чем, сам стиль изло­же­ния в таких пуб­ли­ка­циях, обычно кра­сиво оформ­лен­ных и в хоро­шем пере­плёте, ско­рее пуб­ли­ци­сти­че­ский или научно-попу­ляр­ный и не может не вызы­вать спра­вед­ли­вой кри­тики у иссле­до­ва­те­лей-некра­е­ве­дов. А вве­де­ния и заклю­че­ния к таким изда­ниям очень редко чужды тен­ден­ци­оз­ной пат­ри­о­ти­че­ской рито­рике. Что и логично: исто­рик, покуда ему пла­тят деньги, — вер­ный слуга госу­дар­ства и, как след­ствие, пра­вя­щего класса.

В итоге карьер­ные пер­спек­тивы исто­рика в одном из якобы веду­щих наци­о­наль­ных уни­вер­си­те­тов страны не так уж и раз­но­об­разны — либо мол­ча­ли­вое про­зя­ба­ние, либо поиск наживы в гран­тах и откро­венно заказ­ных пуб­ли­ка­циях, а порой и при­нуж­де­ние исто­ри­ков-марк­си­стов идти на сделку с соб­ствен­ной сове­стью. Есть ещё один путь — штур­мо­вать недо­ся­га­е­мые долж­но­сти в адми­ни­стра­ции уни­вер­си­тета, но в этом слу­чае сотруд­ник, как пра­вило, и вовсе пре­кра­щает и науч­ную, и пре­по­да­ва­тель­скую дея­тель­ность, пол­но­стью уто­пая в бюро­кра­ти­че­ском оке­ане. Понятно, что уйти в эту сферу уда­ется не всем, а лишь избранным.

Часть вторая. Шуты, безумцы и вся королевская рать

В этой части, как несложно дога­даться, речь пой­дёт о сту­ден­тах. Тут автор знает намного больше и наблю­дает всё непо­сред­ственно «изнутри». Чита­ю­щий эти строки? навер­ное, пре­красно пред­став­ляет себе, что сей­час собой пред­став­ляет рос­сий­ское сту­ден­че­ство как соци­аль­ная группа — эко­но­ми­че­ская зави­си­мость от роди­те­лей, граж­дан­ская пас­сив­ность и соот­вет­ству­ю­щее миро­воз­зре­ние, почти все­гда состо­я­щее из иде­а­ли­сти­че­ского хлама, а ещё чаще пред­став­ля­ю­щее чистый лист. Да даже если и не пред­став­ляет — выявить усред­нён­ный типаж рос­сий­ского сту­дента можно и на при­мере сту­дента-исто­рика. Пред­став­ле­ния о сту­ден­тах-исто­ри­ках как о моло­дых людях, активно увле­чён­ных поли­ти­кой и обще­ствен­ной жиз­нью, сильно при­укра­шены и наду­маны. Конечно, в уни­вер­си­тет­ских кори­до­рах и сто­ло­вых ведутся раз­го­воры о поли­тике, мно­гие даже выра­жают своё недо­воль­ство, однако лишь у неко­то­рых есть чёт­кая и офор­мив­ша­яся пози­ция по какому-то вопросу, а более-менее сло­жив­ша­яся система поли­ти­че­ских взгля­дов — лишь у еди­ниц. Мак­си­мум, что может при­влечь пуб­лику — это мод­ные нынче митинги граж­да­нина Наваль­ного, хотя и тут, как мы видим, ничего уни­каль­ного именно для этой группы сту­ден­че­ства, увы, нет.

Отдельно сле­дует пого­во­рить о сту­ден­че­ских орга­ни­за­циях. Суще­ству­ю­щий сту­ден­че­ский совет нашего струк­тур­ного под­раз­де­ле­ния (инсти­тута) ни в коей мере не зани­ма­ется защи­той, да что там, хотя бы пред­став­ле­нием инте­ре­сов сту­ден­тов. Не зани­ма­ются этой дея­тель­но­стью и сту­ден­че­ский совет на уровне уни­вер­си­тета, а также проф­со­юз­ная орга­ни­за­ция сту­ден­тов (функ­ции послед­ней вообще све­дены к фор­маль­ным, бюро­кра­ти­че­ским, да и заняты там явно граж­дане не сту­ден­че­ского воз­раста). Дея­тель­ность же всех студ­со­ве­тов на деле сво­дится к орга­ни­за­ции куль­турно-мас­со­вых и про­чих меро­при­я­тий, а со всеми воз­ник­шими вопро­сами, кон­суль­та­ци­ями и прось­бами сту­денты вынуж­дены обра­щаться в дека­нат и выс­шие инстан­ции сами, без какого-либо посред­ни­че­ства орга­нов сту­ден­че­ского само­управ­ле­ния. Ну и, само собой, студ­со­вет, при актив­ной под­держке уни­вер­си­тет­ской адми­ни­стра­ции, занят про­па­ган­дой. И контр­про­па­ган­дой. Известно, что заслан­ный из студ­со­вета чело­век при­сут­ство­вал на митинге оппо­зи­ции 12 июля в нашем городе и вычис­лял при­шед­ших туда сту­ден­тов инсти­тута (вер­сия о его уча­стии по соб­ствен­ной воле, «не по зада­нию», отме­та­ется, так как он — член испол­кома мест­ной ячейки ЕдРа). С отдель­ными сту­ден­тами были про­ве­дены беседы, впро­чем, адми­ни­стра­тив­ные послед­ствия этих рей­дов по выяв­ле­нию поли­ти­че­ски небла­го­на­деж­ных пока неясны — видимо, в конце учеб­ного года не до «репрес­сий».

Да, сту­денты-еди­но­россы не ред­кость. Не ред­кость и наив­нень­кие ново­ис­пе­чён­ные сто­рон­ники анти­кор­руп­ци­он­ного кича, кото­рых эти самые еди­но­россы высле­жи­вают. И, конечно, везде есть мах­ро­вые монар­хи­сты и охра­ни­тели, свято веру­ю­щие в эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие Рос­сий­ской Импе­рии. Якобы это раз­ви­тие шло до рево­лю­ции семи­миль­ными шагами и так бы про­дол­жа­лось и дальше, если бы не мифи­че­ское зада­ние немец­кого ген­штаба, дан­ное лично тов. Улья­нову. Смех сме­хом, а подоб­ные пер­со­нажи дей­стви­тельно учатся на исто­ри­ков. При­ве­дём ещё парочку при­ме­ров. Так, сту­дентка на лек­ции по совре­мен­ной поли­ти­че­ской исто­рии Рос­сии выдала умо­по­мра­чи­тель­ный вопрос пре­по­да­ва­телю: «Но ведь в СССР запре­ща­лись наци­о­наль­ные костюмы?» Пре­по­да­ва­тель про­сто не нашёл, что отве­тить на такое, а неко­то­рые слу­ша­тели про­сто засме­я­лись. И таких при­ме­ров очень много.

И дело даже не в том, что упу­щены какие-то эле­мен­тар­ные зна­ния фак­тов, собы­тий и лич­но­стей. Всё намного хуже. Отсут­ствует внятно сфор­ми­ро­ван­ный кате­го­ри­аль­ный аппа­рат, сме­ши­ва­ются совер­шенно раз­лич­ные поня­тия, пред­мет дис­кус­сии часто «выпа­дает» из раз­го­вора, дис­кус­сия теряет вся­кий смысл, когда спо­ря­щий с одной темы пере­ска­ки­вает на дру­гую. Вполне в порядке вещей услы­шать сле­ду­ю­щий диалог:

— Рос­сий­ская Импе­рия по всем эко­но­ми­че­ским пока­за­те­лям опе­ре­жала страны Запад­ной Европы!
— Дока­за­тель­ства?
— А какие ещё нужны дока­за­тель­ства, если совок только и про­из­во­дил, что ракеты и танки, а для про­стого народа не было ничего, кроме расстрелов!

И так далее. При­ме­ров — мно­же­ство, но этих немно­гих вполне доста­точно, чтобы понять, в каком состо­я­нии пре­бы­вают умы тех, на кого потом можно было бы сослаться как на исто­ри­ков, и тех, кто потом пой­дёт рабо­тать в школы.

Впро­чем, было бы оши­бочно обви­нять абсо­лютно всех сту­ден­тов в неве­же­стве и инфан­тиль­но­сти. Ряд сту­ден­тов инте­ре­су­ются марк­сиз­мом, раз­де­ляют неко­то­рые его поло­же­ния, но, без­условно, их зна­ния отры­вочны и не орга­ни­зо­ваны. Пишу­щий эти строки и сам при­чис­ляет себя к подоб­ной группе сту­ден­тов, только начав­шей изу­чать марк­сизм. Суще­ствует гипо­те­ти­че­ская воз­мож­ность орга­ни­за­ции в среде таких сту­ден­тов засе­да­ний кружка, но основ­ная про­блема, конечно, во вре­мени и в месте (а уни­вер­си­тет под марк­сист­ский кру­жок ауди­то­рию не выде­лит). В целом же почва для веде­ния марк­сист­кой про­све­ти­тель­ной дея­тель­но­сти есть, однако шанс выйти на отно­си­тельно широ­кую ауди­то­рию мал, и рас­счи­ты­вать при­хо­дится на неболь­шое коли­че­ство единомышленников.

Выводы

Несмотря на все­рос­сий­скую граж­дан­скую и поли­ти­че­скую стаг­на­цию рос­сий­ского сту­ден­че­ства (из послед­них немно­го­чис­лен­ных исклю­че­ний, конечно, СПб ИПТ1 ) сту­денты всё-таки оста­ются той соци­аль­ной груп­пой, кото­рая — хоть и опо­сре­до­ванно — увле­чена поли­ти­кой и обще­ствен­ной жиз­нью. К оппо­зи­ци­он­но­сти, порой сти­хий­ной и наив­ной, плоды кото­рой мы наблю­даем с весны 2017 года, под­тал­ки­вают моло­дёжь есте­ствен­ные эко­но­ми­че­ские при­чины — отсут­ствие работы по спе­ци­аль­но­сти, как след­ствие — низ­кие зар­платы, недо­ступ­ность жилья и т. д. Одной из наи­бо­лее при­тес­нён­ных групп моло­дых спе­ци­а­ли­стов явля­ются исто­рики, вынуж­ден­ные за копейки тру­диться в бюд­жет­ных учре­жде­ниях. В этих усло­виях целе­со­об­разно гово­рить уже о некой группе насе­ле­ния, с кото­рой можно вести про­па­ган­дист­скую работу. В работе этой будут важны сле­ду­ю­щие моменты:

  • Раз­вёр­ты­ва­ние круж­ко­вой дея­тель­но­сти. В уни­вер­си­те­тах пока не запре­щают обсуж­дать марк­сизм в про­ме­жут­ках между парами и искать еди­но­мыш­лен­ни­ков, что может стать осно­вой для буду­щего кружка.
  • В кружке — изу­че­ние исто­рии ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий и дви­же­ний, глав­ным обра­зом, исто­рии РСДРП — РКП(б) — ВКП(б) — КПСС, и оформ­ле­ние еди­ного взгляда на собы­тия, до сих пор полу­ча­ю­щие неод­но­знач­ную трак­товку в среде оте­че­ствен­ных левых. Задача слож­ная (да что там — прак­ти­че­ски невы­пол­ни­мая), но для кружка необ­хо­ди­мая, иначе кру­жок так и оста­нется круж­ком навсе­гда, а то и выро­дится про­сто в тусовку по интересам.
  • Кри­тика кон­сер­ва­тив­ной и либе­раль­ной моде­лей исто­ри­че­ского раз­ви­тия. Раз­вёр­ну­тая и аргу­мен­ти­ро­ван­ная. Если оппо­ненты обла­дают несколько боль­шим интел­лек­ту­аль­ным потен­ци­а­лом, нежели про­сто воз­гла­сами о том, что в СССР было всё плохо, а до 1917 года — хорошо, воз­можны даже откры­тые дебаты в рам­ках того же кружка, где оппо­нент будет высту­пать как при­гла­шён­ный гость, однако тут важно не съе­хать на рельсы про­тив­ника, а, напро­тив, как можно ско­рее и эффек­тив­нее под­толк­нуть оппо­нента к своей пози­ции. В рам­ках адек­ват­ного веде­ния дис­кус­сии, конечно.

Эти базо­вые уста­новки, на наш взгляд, могут спо­соб­ство­вать марк­сист­ской про­па­ганде в вузе. Кому, как не исто­ри­кам, пони­мать, по каким зако­нам раз­ви­ва­ется чело­ве­че­ское обще­ство, и кому, как не исто­ри­кам, доне­сти до чело­ве­че­ства то, что законы рано или поздно при­ве­дут к обще­ствен­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства. Оста­лось только научиться поль­зо­ваться исто­рией, как заве­щает латин­ская пого­ворка «Historia est magistra vitae», т. е. извле­кать из неё то, что помо­гало бы объ­яс­нять окру­жа­ю­щую нас дей­стви­тель­ность, и при­ме­нять полу­чен­ные зна­ния на прак­тике, а не про­сто немощно созер­цать идо­лов, плы­ву­щих по реке времени.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.