Красная герилья на Филиппинах

Красная герилья на Филиппинах
~ 19 мин

Источ­ник


К 60-м годам про­шлого века Филип­пины пред­став­ляли собой типич­ное госу­дар­ство «пери­фе­рий­ного капи­та­лизма». Страна мно­гие деся­ти­ле­тия дви­га­лась в русле импе­ри­а­ли­сти­че­ской поли­тики США: филип­пин­ские сол­даты вое­вали во Вьет­наме, рес­пуб­лика пред­став­ляла довольно хоро­ший рынок сбыта аме­ри­кан­ских това­ров, не нашед­ших поку­па­те­лей у себя на родине. Не лучше ситу­а­ция была и внутри страны. На Филип­пи­нах сохра­ня­лось поме­щи­чье зем­ле­вла­де­ние, т. н. «зелё­ная рево­лю­ция», при­зван­ная уве­ли­чить про­из­во­ди­тель­ность сель­ского хозяй­ства и обес­пе­чить страну рисом, лишь ухуд­шила поло­же­ние кре­стьян, издоль­щи­ков и сель­ского про­ле­та­ри­ата, неспо­соб­ных, в отли­чие от круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, внед­рить новые тех­но­ло­гии1 .

С дру­гой сто­роны, в стране уси­ли­лись анти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­ские и наци­о­на­ли­сти­че­ские настро­е­ния. В корот­кие сроки воз­ник целый ряд бур­жу­аз­ных орга­ни­за­ций. Напри­мер, ХСД — Хри­сти­ан­ское соци­аль­ное дви­же­ние. Нача­лась поли­ти­за­ция моло­дёжи, кото­рая стала играть всё более замет­ную роль в про­те­стах про­тив уча­стия Филип­пин во Вьет­нам­ской войне и раз­ме­ще­ния аме­ри­кан­ских воен­ных баз на ост­ро­вах. Общий поли­ти­че­ский подъём затро­нул и деревню: в сель­ской мест­но­сти во вто­рой поло­вине 1960-х годов раз­вер­ну­лось «дви­же­ние за аграр­ную реформу». При этом рабо­чее дви­же­ние, в силу сла­бого инду­стри­аль­ного раз­ви­тия Филип­пин, явля­лось на тот момент недо­ста­точно мощ­ным и организованным.

Именно на этом фоне и нача­лось про­ник­но­ве­ние в страну идей мао­изма и рас­про­стра­не­ние их в начале 1960-х годов. Взгляды Мао Цзэ­дуна полу­чили попу­ляр­ность у сту­ден­че­ства и пред­ста­ви­те­лей интел­ли­ген­ции, в числе кото­рых был Хосе Мария Сисон, буду­щий лидер мао­ист­ской орга­ни­за­ции Филип­пин. В 1966 году он посе­тил Пекин, где уже наби­рала силу Куль­тур­ная рево­лю­ция, а в 1968 году при под­держке КНР нача­лась под­го­товка мест­ных ком­му­ни­стов к пар­ти­зан­ской войне.

Стоит отме­тить, что рас­кол соци­а­ли­сти­че­ского дви­же­ния на про­ки­тай­ские и про­со­вет­ские группы не обо­шёл сто­ро­ной и Рес­пуб­лику Филип­пины. 26 декабря 1968 года из ста­рой, ори­ен­ти­ро­вав­шейся на совет­ских реви­зи­о­ни­стов, КПФ вышла группа мао­и­стов во главе с Сисо­ном. Новая орга­ни­за­ция полу­чила назва­ние КПФ (мао­ист­ская). К новой пар­тии также при­мкнула часть лево­на­ци­о­на­ли­сти­че­ской МАН (т. е. «Дви­же­ния за раз­ви­тие наци­о­на­лизма») и часть сто­рон­ни­ков из Сво­бод­ной Ассо­ци­а­ции кре­стьян. По сути, рас­кол между ком­му­ни­стами спро­во­ци­ро­вал ана­ло­гич­ные про­цессы в иных левых груп­пах, кото­рые ранее сотруд­ни­чали со ста­рой КПФ.

В марте 1969 года воз­никло бое­вое крыло КПФ(м) — Новая народ­ная Армия. Основу её соста­вили отряды «Хук­ба­ла­хап», кото­рые были орга­ни­зо­ваны ещё в 1940-х годах для сопро­тив­ле­ния япон­ским захват­чи­кам. Бла­го­по­лучно пере­жив войну, эти силы про­дол­жали вести пар­ти­зан­ские дей­ствия про­тив цен­траль­ного филип­пин­ского пра­ви­тель­ства, пока лидер мао­и­стов Х. М. Сисон не встре­тился с одним из коман­ди­ров «Хук­ба­ла­хап» Бер­набе Бус­кайно. Была достиг­нута дого­во­рён­ность о сов­мест­ных дей­ствиях, и народ­ная война началась.

Прежде чем гово­рить непо­сред­ственно о бое­вых дей­ствиях ННА, думаю, сле­дует рас­ска­зать о фак­то­рах, кото­рые обу­сло­вили спе­ци­фику функ­ци­о­ни­ро­ва­ния армии, и об орга­ни­за­ции воен­ных отрядов.

На момент начала народ­ной войны Филип­пины явля­лись полу­ко­ло­ни­аль­ной, зави­си­мой от ино­стран­ного капи­тала, и полу­фе­о­даль­ной стра­ной. Рабо­чий класс объ­ек­тивно не мог быть наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ной и, глав­ное, един­ствен­ной силой рево­лю­ции. Рост про­ле­та­ри­ата замед­лялся вслед­ствие огра­ни­че­ния инду­стри­аль­ного раз­ви­тия страны в инте­ре­сах аме­ри­кан­ских кор­по­ра­ций. Зна­чи­тель­ную долю насе­ле­ния состав­ляло бед­ней­шее кре­стьян­ство, сель­ско­хо­зяй­ствен­ные рабо­чие и мел­кая бур­жу­а­зия, также пре­бы­ва­ю­щая в бед­ствен­ном поло­же­нии. Вме­сте с рабо­чим клас­сом они состав­ляли абсо­лют­ное боль­шин­ство насе­ле­ния Филип­пин. Пони­мая этот факт, а также то, что в стране име­лись ещё и нераз­ре­шён­ные фео­даль­ные про­ти­во­ре­чия, мао­ист­ская ком­пар­тия в своей «Про­грамме Народ­ной Демо­кра­ти­че­ской рево­лю­ции» обра­ти­лась сразу к несколь­ким классам.

«Бед­ные слои насе­ле­ния сель­ских рай­о­нов, в основ­ном состо­я­щие из бед­ных кре­стьян, сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рабо­чих и бед­ных рыба­ков; а также город­ская бед­нота, состо­я­щая в основ­ном из рабо­чих, тор­гов­цев, бед­ных ремес­лен­ни­ков и без­ра­бот­ных, живу­щих в город­ских тру­що­бах, состав­ляют вме­сте более 90 про­цен­тов насе­ле­ния. Хотя они явля­ются подав­ля­ю­щим боль­шин­ством на Филип­пи­нах, сей­час они наи­бо­лее обез­до­лен­ные и угне­тён­ные в поли­ти­че­ском, эко­но­ми­че­ском, соци­аль­ном и куль­тур­ном плане. Они явля­ются огром­ным источ­ни­ком рево­лю­ци­он­ной силы про­тив ино­стран­ной и фео­даль­ной экс­плу­а­та­ции»2 .

Более того, в усло­виях отста­ло­сти про­из­во­ди­тель­ных сил и про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний в стране, и наци­о­наль­ная бур­жу­а­зия была про­грес­сив­ной силой. Её пред­ста­ви­тели рато­вали за осво­бож­де­ние Филип­пин от пут пери­фе­рий­ного капи­та­лизма и «наци­о­на­ли­сти­че­скую инду­стри­а­ли­за­цию». Огра­ни­чен­ная ино­стран­ным и фео­даль­ным гос­под­ством, наци­о­наль­ная бур­жу­а­зия могла стать непло­хим союз­ни­ком в деле рево­лю­ции, ока­зы­вая дви­же­нию мате­ри­аль­ную под­держку. Однако при всей пест­роте созда­ва­е­мого объ­еди­нён­ного фронта пат­ри­о­ти­че­ских и про­грес­сив­ных клас­сов в про­грамме под­чёр­ки­ва­лась руко­во­дя­щая роль пролетариата.

Несмотря на отно­си­тель­ную рас­про­стра­нён­ность левых настро­е­ний, мао­и­сты не вели речь о пол­ной лик­ви­да­ции част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства. В эко­но­мике декла­ри­ро­ва­лось стрем­ле­ние осво­бо­дить наци­о­наль­ную про­мыш­лен­ность и тор­говлю от ино­стран­ного капи­тала и фео­да­лизма, кото­рые тор­мо­зили про­из­во­ди­тель­ные силы обще­ства. В поли­ти­че­ской про­грамме мао­ист­ской ком­пар­тии про­воз­гла­ша­лись сво­бода места житель­ства, лич­но­сти, слова, рели­гий, убеж­де­ний и собра­ний, то есть прин­ципы, на кото­рых должна осно­вы­ваться ново­де­мо­кра­ти­че­ская республика.

«Соци­а­лизм не может быть достиг­нут немед­ленно, когда филип­пин­скому народу под руко­вод­ством рабо­чего класса всё равно при­дётся осво­бо­дить себя от ино­стран­ного и фео­даль­ного гнёта»,

— писали ком­му­ни­сты3 .

КПФ(м) избрала путь воору­жён­ной рево­лю­ции, осно­ван­ный на идеях пар­ти­зан­ской войны Мао Цзэ­дуна. Преду­смат­ри­ва­лась дли­тель­ная война, основ­ная тяжесть кото­рой пере­но­си­лась в сель­скую мест­ность, где, по мысли мао­и­стов, созда­вался «крас­ный» район с пар­ти­зан­скими базами и рево­лю­ци­он­ной властью.

«Без под­держки кре­стьян­ства, без про­ве­де­ния аграр­ной рево­лю­ции, кото­рая реа­ги­рует на борьбу кре­стьян­ства за землю, не может быть создана насто­я­щая и креп­кая народ­ная армия и не может быть уста­нов­лен рево­лю­ци­он­ный базо­вый район. Кре­стьян­ская борьба за землю явля­ется основ­ным демо­кра­ти­че­ским содер­жа­нием нынеш­него этапа филип­пин­ской рево­лю­ции»,

— гла­сила «Про­грамма Народ­ной демо­кра­ти­че­ской рево­лю­ции»4 .

По сути, деревня должна была стать воен­ной, эко­но­ми­че­ской и стра­те­ги­че­ской опо­рой народ­ной рево­лю­ции. В сель­ской мест­но­сти созда­вался рево­лю­ци­он­ный анти­фе­о­даль­ный еди­ный фронт. Про­ле­та­риат, явля­ю­щийся аван­гар­дом пре­об­ра­зо­ва­ний, дол­жен был опи­раться на бед­ных кре­стьян и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рабо­чих, скло­нить на свою сто­рону серед­ня­че­ство и ней­тра­ли­зо­вать зажи­точ­ные дере­вен­ские слои.

Как понятно из выше­из­ло­жен­ного, основу ННА должно было соста­вить кре­стьян­ство. Перед воору­жён­ными отря­дами ста­ви­лась стра­те­ги­че­ская задача — обес­кро­вить, раз­гро­мить и уни­что­жить Воору­жён­ные Силы Филип­пин. Достичь этого пред­по­ла­га­лось в три этапа, во время кото­рых мао­ист­ские отряды должны были набрать мощь.

Пер­вый этап народ­ной войны преду­смат­ри­вал стра­те­ги­че­скую обо­рону ННА, с посто­ян­ными так­ти­че­скими наступ­ле­ни­ями. Во время вто­рой фазы пар­ти­зан­ской войны, по мысли мао­и­стов, дол­жен был сло­житься пари­тет сил, потрё­пан­ные, но не раз­би­тые пра­ви­тель­ствен­ные вой­ска уже не смогли бы нане­сти пора­же­ние ННА. В ходе тре­тьего этапа народ­ной войны преду­смат­ри­ва­лось общее наступ­ле­ние рево­лю­ци­он­ных сил на города — места сосре­до­то­че­ния армий про­тив­ника. Дан­ный этап дол­жен был закон­читься раз­гро­мом и свер­же­нием реак­ци­он­ного правительства.

Струк­тура ННА явля­лась весьма неод­но­род­ной. Внутри армии созда­ва­лось несколько видов воору­жён­ных отря­дов. «Прин­ципы ННА» преду­смат­ри­вали: регу­ляр­ные подвиж­ные под­раз­де­ле­ния, обес­пе­чи­ва­ю­щие без­опас­ность баз и сра­жа­ю­щи­еся с основ­ными силами врага; пар­ти­зан­ские отряды, охра­ня­ю­щие осво­бож­дён­ные зоны и созда­ю­щие основу для воз­ник­но­ве­ния новых регу­ляр­ных отря­дов; отряды само­за­щиты и мили­ции — для сабо­тажа вра­же­ских рядов и нака­за­ния пре­да­те­лей. Кроме того, преду­смат­ри­ва­лось созда­ние город­ских пар­ти­зан­ских отря­дов, необ­хо­ди­мых для орга­ни­за­ции вос­ста­ний в круп­ных насе­лён­ных пунк­тах и под­держке рабо­чего движения.

Новая народ­ная армия, несмотря на союз с наци­о­наль­ной и мел­кой бур­жу­а­зией, явля­лась армией прин­ци­пи­ально нового типа. Внутри вой­ска име­лись рабо­чие сек­ции по адми­ни­стра­тив­ной работе, обу­че­нию, внут­рен­нему порядку, раз­ведке и над­зору, логи­стике, сбыту и обслу­жи­ва­нию, меди­цине, про­из­вод­ству. Слу­жить в ННА мог любой чело­век, неза­ви­симо от воз­раста, пола, наци­о­наль­но­сти, рели­гии, граж­дан­ства. При­ни­ма­лись и пере­беж­чики из пра­ви­тель­ствен­ных сил.

При этом народ­ная армия не явля­лась раз­но­го­ло­сой «анар­хи­че­ской воль­ни­цей». Для созда­ния под­лин­ного аван­гарда рево­лю­ци­он­ного про­цесса все поле­вые, взвод­ные и выше­сто­я­щие коман­диры полу­чали обра­зо­ва­ние в создан­ной «школе уче­ний Мао Цзэ­дуна». Суще­ство­вала и армей­ская дис­ци­плина, столь необ­хо­ди­мая для успеш­ного про­ти­во­сто­я­ния пре­вос­хо­дя­щим силам противника:

«а. Отдель­ные лица под­чи­ня­ются всей армии;
б. Мень­шин­ство под­чи­ня­ется боль­шин­ству;
в. Ниж­ний уро­вень под­чи­ня­ется выс­шему уровню;
г. Все слу­жа­щие под­чи­ня­ются Воен­ной Комис­сии и Цен­траль­ному Коми­тету»
5 .

Несмотря на при­сут­ствие стро­гой суб­ор­ди­на­ции, и офи­церы, и сол­даты поль­зо­ва­лись сво­бо­дой собра­ний и выра­же­ния мне­ния о спо­со­бах раз­ви­тия рево­лю­ци­он­ного само­со­зна­ния. Активно при­ме­нялся испы­тан­ный в КНР метод кри­тики и само­кри­тики, необ­хо­ди­мый для обна­ру­же­ния оши­бок поли­ти­че­ского, орга­ни­за­ци­он­ного и идей­ного толка.

Также в Новой народ­ной армии име­лись три основ­ных пра­вила Дис­ци­плины и восемь пунк­тов вни­ма­тель­но­сти, раз­ра­бо­тан­ных Мао. Напри­мер, запре­ща­лось изъ­я­тие иму­ще­ства у народ­ных масс и жесто­кое обра­ще­ние с пленными.

Вообще, ННА довольно тесно вза­и­мо­дей­ство­вала с мас­сами, из недр кото­рых чер­пала свои силы рево­лю­ци­он­ная война. Новая народ­ная армия при­ни­мала уча­стие в орга­ни­за­ции рев­ко­мов и дру­гих орга­нов вла­сти в осво­бож­дён­ных сель­ских рай­о­нах. Клю­че­вым момен­том в работе с кре­стьян­ством явля­лась аграр­ная реформа, по кото­рой земля бес­платно раз­да­ва­лась неиму­щим, уни­что­жа­лись фео­даль­ные отно­ше­ния. Впо­след­ствии пред­по­ла­га­лось пре­об­ра­зо­вать план­та­ции и поме­стья в госу­дар­ствен­ные хозяйства.

В силу сво­его пар­ти­зан­ского харак­тера ННА должна была нахо­диться на само­обес­пе­че­нии, что под­чёр­ки­ва­лось в одной из её задач:

«Новая народ­ная армия участ­вует в стро­и­тель­стве, про­из­вод­стве и эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти в своих инте­ре­сах, а также на благо пар­тии и народ­ных масс»6 .

Для луч­шего функ­ци­о­ни­ро­ва­ния «крас­ных» рай­о­нов мао­ист­ские отряды ини­ци­и­ро­вали созда­ние раз­лич­ных мел­ких пред­при­я­тий: сель­ско­хо­зяй­ствен­ных, транс­порт­ных, ремонт­ных. На осво­бож­дён­ных тер­ри­то­риях осу­ществ­лялся сбор нало­гов с пред­при­ни­ма­те­лей и зажи­точ­ных. Кроме того, при кон­фис­ка­ции иму­ще­ства у поме­щи­ков, реак­ци­он­ной и ино­стран­ной бур­жу­а­зии опре­де­лён­ный про­цент от экс­про­при­и­ро­ван­ной суммы шёл на нужды ННА.Итак, по мысли филип­пин­ских ком­му­ни­стов, Новая народ­ная армия должна была прочно закре­питься в сель­ской мест­но­сти, орга­ни­зо­вав кре­стьян­ские массы на борьбу за землю и осно­вав пар­ти­зан­ские рай­оны с новой вла­стью. Насколько удачно дан­ные уста­новки реа­ли­зо­вы­ва­лись на прак­тике, я поста­ра­юсь рас­смот­реть далее.

Начи­нать народ­ную войну при­шлось неболь­шой группе пар­ти­зан-ком­му­ни­стов. В 1969 году, то есть на момент осно­ва­ния Новой Народ­ной армии, в её рядах насчи­ты­ва­лось несколько десят­ков чело­век, осна­щён­ных лишь лёг­ким воору­же­нием. Однако бойцы ННА уже в пер­вый год сво­его суще­ство­ва­ния про­вели ряд воен­ных опе­ра­ций в про­вин­циях Пам­панг и Тар­лак. Вынуж­денно пере­ба­зи­ро­вав­шись на север, мао­и­сты вое­вали с пра­ви­тель­ствен­ными вой­сками в про­вин­ции Иса­бела, на ост­рове Лусон. Реа­ли­зуя пар­ти­зан­скую так­тику, Новая народ­ная армия сра­жа­лась в труд­но­до­ступ­ной мест­но­сти, напа­дая на отдель­ные отряды про­тив­ника и посте­пенно рас­ши­ряя своё при­сут­ствие в регионе.

Кроме того, в 1971 году пред­ста­ви­тели КПФ(м) рас­ши­рили кон­такты с Китаем, кото­рый предо­ста­вил филип­пин­цам пар­тию ору­жия. Дан­ная помощь явля­лась без­воз­мезд­ной. Суть дан­ной поли­тики довольно ясно обри­со­вал один из пред­ста­ви­те­лей КПК:

«Мы постав­ляем воен­ную помощь бес­платно и только тем, кто сопро­тив­ля­ется агрес­сии и борется про­тив импе­ри­а­лизма. Если они сопро­тив­ля­ются агрес­сии и борются про­тив импе­ри­а­лизма, зачем выстав­лять им счёт? Если они не сопро­тив­ля­ются агрес­сии и не борются про­тив импе­ри­а­лизма, зачем давать им помощь?»7

1970-е годы стали во мно­гом пере­лом­ным вре­ме­нем в исто­рии ННА. В 1972 году пре­зи­дент Филип­пин Мар­кос объ­явил в стране воен­ное поло­же­ние. При­чи­ной тому явля­лась не только дея­тель­ность ННА, орга­ни­зо­вав­шей ряд поку­ше­ний на вид­ных госу­дар­ствен­ных дея­те­лей, но и воз­ник­но­ве­ние исла­мист­ского повстан­че­ского дви­же­ния на ост­рове Мин­да­нао. Вла­сти запре­тили все органы печати пра­вого и левого толка, СМИ ста­ви­лись под кон­троль пра­ви­тель­ства, мас­со­вые демо­кра­ти­че­ские орга­ни­за­ции под­ле­жали роспуску. Кроме того, с 1972 года чис­лен­ность воору­жён­ных сил и поли­ции воз­росла почти в четыре раза.

Однако репрес­сив­ные меры лишь уве­ли­чили при­ток бой­цов в повстан­че­ские ряды. Наи­боль­шей чис­лен­но­сти ННА достигла к началу 1980-х годов. В тот период отряды ком­му­ни­стов насчи­ты­вали до 25 тысяч чело­век. Стоит также отме­тить, что в тече­ние 1970-х годов в среде кре­стьян­ства, проф­со­ю­зов, сту­ден­че­ства воз­никли орга­ни­за­ции, лояль­ные мао­ист­ской КПФ. В усло­виях воен­ного поло­же­ния ком­му­ни­сты орга­ни­зо­вали Наци­о­нально-демо­кра­ти­че­ский фронт, осу­ществ­ляв­ший при­кры­тие ННА, КПФ(м) и дру­же­ствен­ных дви­же­ний. Пере­ло­мить ситу­а­цию, при кото­рой левое дви­же­ние уве­ли­чи­вало число сто­рон­ни­ков, не смогла и кон­цеп­ция «демо­кра­ти­че­ской рево­лю­ции». Пре­зи­дент Мар­кос — автор дан­ной идеи — пред­по­ла­гал сгла­дить иму­ще­ствен­ное нера­вен­ство в филип­пин­ском обще­стве. Однако в усло­виях эко­но­ми­че­ской неста­биль­но­сти, про­ти­во­ре­чий в аграр­ной сфере, труд­но­стей инду­стри­а­ли­за­ции дан­ные меры ока­за­лись пустым звуком.

Харак­терно, что реви­зи­о­ни­сты ста­рой КПФ в усло­виях воен­ного поло­же­ния пошли на пере­го­воры с пра­ви­тель­ством Мар­коса. В 1974 году состо­я­лась встреча пре­зи­дента и лидера про­со­вет­ских «ком­му­ни­стов» Мака­па­гала. В резуль­тате пере­го­во­ров ста­рая КПФ была фак­ти­че­ски лега­ли­зо­вана, полу­чила воз­мож­ность рабо­тать с тру­дя­щи­мися, вла­сти осво­бо­дили из тюрем ряд её сторонников.

Однако на мао­и­стов дан­ные меры не рас­про­стра­ня­лись. В 1977 году руко­во­ди­тель пар­тии Х. М. Сисон и воен­ный коман­дир ННА Б. Бус­кайно были под­верг­нуты аре­сту. Лидер мао­и­стов несколько лет про­вёл в застен­ках бур­жу­аз­ного режима, прежде чем выйти на сво­боду. Тем не менее, дан­ное собы­тие не поме­шало уве­ли­че­нию народ­ной под­держки ННА и КПФ(м). К моменту аре­ста Сисона ком­му­ни­стов под­дер­жи­вало около одного мил­ли­она жите­лей сель­ской мест­но­сти и горо­дов. Кроме того, Новая народ­ная армия к началу 1980-х годов раз­вер­нула актив­ную дея­тель­ность на одном из клю­че­вых ост­ро­вов Филип­пин — Мин­да­нао, тем самым став реаль­ной аль­тер­на­ти­вой мест­ному исла­мист­скому повстанчеству.

Ни рас­кол КПФ(м), а зна­чит, и ННА, в 90-е годы на ряд левых групп, ни воен­ная помощь цен­траль­ному пра­ви­тель­ству со сто­роны аме­ри­кан­ского импе­ри­а­лизма, ни кру­ше­ние совет­ского блока не заста­вило мао­и­стов сло­жить ору­жие. По поводу послед­него собы­тия Х. М. Сисон выска­зался пре­дельно ясно:

«Вопреки утвер­жде­ниям импе­ри­а­ли­стов и их про­па­ган­ди­стов, что „соци­а­лизм пал в 1989-м“, паде­ние Бер­лин­ской стены, по сути, озна­чало крах режи­мов совре­мен­ных реви­зи­о­ни­стов в быв­шем Совет­ском Союзе и Восточ­ной Европе и завер­ше­ние рестав­ра­ции капи­та­лизма».

На Филип­пи­нах и по сей день про­дол­жа­ется пар­ти­зан­ская война, охва­ты­ва­ю­щая 70 из 81 про­вин­ции страны. Более того, мао­и­сты удер­жи­вают за собой ряд сель­ских рай­о­нов в раз­лич­ных про­вин­циях. На осво­бож­дён­ных тер­ри­то­риях дей­ствуют не только органы рево­лю­ци­он­ной вла­сти, но также инфра­струк­тура, помо­га­ю­щая мест­ному насе­ле­нию эле­мен­тарно выжи­вать. Так, напри­мер, на ост­рове Самар в мае-июне 2013 года пар­ти­заны открыли несколько т.н. «народ­ных поли­кли­ник» с бес­плат­ным обслу­жи­ва­нием. Кроме того, пред­ста­ви­тели ННА выпол­няют и необ­хо­ди­мые кара­тель­ные функ­ции: в 2013 году ими был рас­стре­лян свя­зан­ный с пра­ви­тель­ствен­ной армией нар­ко­тор­го­вец, орга­ни­зо­вав­ший сбыт сво­его товара в мест­ных шко­лах. Также сле­дует отме­тить меры по ока­за­нию помощи постра­дав­шим от сти­хий­ных бед­ствий, при­ни­ма­е­мые КПФ(м) и ННА. Всё выше­пе­ре­чис­лен­ное создаёт ком­му­ни­стам надеж­ную опору среди тру­дя­щихся, при­тес­ня­е­мых пле­мен­ными вождями, чинов­ни­ками и военщиной.

Ком­му­ни­сты не обхо­дят сто­ро­ной и ген­дер­ный вопрос. Так, филип­пин­ская под­поль­щица, пред­ста­ви­тель­ница КПФ(м), това­рищ Тереса, ярко опи­сы­вая угне­тён­ное поло­же­ние жен­щин в стране, заявляла:

«Под­лин­ная жен­ская эман­си­па­ция может быть достиг­нута лишь с реше­нием трёх основ­ных про­блем обще­ства — фео­да­лизма, капи­та­лизма и импе­ри­а­лизма — и с созда­нием соци­а­ли­сти­че­ской системы. Путь к этому — веде­ние воору­жён­ной борьбы и при­со­еди­не­ние к рево­лю­ци­он­ному дви­же­нию. Не встать на этот путь — зна­чит, уве­ко­ве­чить жен­скую дис­кри­ми­на­цию»8 .

Поре­дев­шая, но не раз­гром­лен­ная Новая народ­ная армия за послед­ние годы осу­ще­ствила ряд напа­де­ний на регу­ляр­ные анти­пар­ти­зан­ские части. Как сооб­щает орга­ни­за­ция «Рабо­чее дей­ствие», кон­так­ти­ру­ю­щая с пред­ста­ви­те­лями филип­пин­ских повстанцев:

«9 октября 2013 года крас­ные бойцы нашего отряда [Отряда ННА. — Д. Г.] осу­ще­ствили без малей­ших потерь со своей сто­роны две успеш­ные засады на под­раз­де­ле­ния 61-го пехот­ного бата­льона пра­ви­тель­ствен­ной армии в про­вин­ции Капис (ост­ров Панай). Общие потери про­тив­ника соста­вили 6 уби­тыми и, по мень­шей мере, 3 ране­ными»9 .

«На рас­свете 15 декабря 2013 года крас­ные про­ле­тар­ские бойцы выбили из Побласьон (про­вин­ция Абра, ост­ров Лусон) под­раз­де­ле­ние 41-го пехот­ного бата­льона пра­ви­тель­ствен­ной армии. Вояки реак­ци­он­ного режима при­слу­жи­вают здесь гор­но­до­бы­ва­ю­щим ком­па­ниям, тер­ро­ри­зи­руют тру­дя­щихся, раз­го­няют про­те­сты бед­ноты, подав­ляют рабо­чие заба­стовки, отняли под свои казармы поме­ще­ния школ в трёх насе­лен­ных пунк­тах. Потери про­тив­ника уточ­ня­ются»10 .

Конечно, мно­го­лет­няя и кро­во­про­лит­ная война не обхо­дится без горь­ких потерь со сто­роны рево­лю­ци­он­ных сил. Напри­мер, 28 июня 2015 года в ходе «кон­тр­тер­ро­ри­сти­че­ской» опе­ра­ции был убит коман­дир 1-й Пуланг-Бага­ний­ской роты ННА Леон­сио Питао. Дей­ство­вав­ший со своим отря­дом на о. Мин­да­нао пар­ти­зан­ский коман­дир поль­зо­вался заслу­жен­ной попу­ляр­но­стью среди народ­ных масс, назы­вав­ших его не иначе, как «Татай» («батька»), и нена­ви­стью пра­ви­тель­ствен­ных сил. Но подоб­ные точеч­ные удары бур­жу­аз­ных сил, в усло­виях децен­тра­ли­зо­ван­ного, пар­ти­зан­ского сопро­тив­ле­ния, так и не возы­мели долж­ного эффекта.

Вряд ли стоит ожи­дать кар­ди­наль­ного изме­не­ния ситу­а­ции на Филип­пи­нах в бли­жай­шие годы. Война, иду­щая с пере­мен­ным успе­хом, пока что не при­несла реши­тель­ной победы ни одной из сто­рон. Успеш­ные дей­ствия мао­и­стов пре­ры­ва­ются аре­стами или убий­ствами дея­те­лей ком­пар­тии и ННА. Однако стой­кое, геро­и­че­ское сопро­тив­ле­ние Новой народ­ной армии не может не вызы­вать чув­ства гор­до­сти за това­ри­щей с далё­ких Филип­пин. Хочется верить, что дей­ствия КПФ (м) и ННА ста­нут если не прак­ти­че­ским, то хотя бы мораль­ным при­ме­ром для про­грес­сив­ных сил всего зем­ного шара.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.