Андрей Батухтин - LENIN CREW ~ 20 мин

Маши­но­стро­и­тель­ный завод в г. Кирове ОАО «Веста» — пред­при­я­тие извест­ное. Спе­ци­а­ли­зи­ру­ется оно на выпуске быто­вой тех­ники, выпус­кает холо­диль­ники и сти­раль­ные машины (СМА). Кто не знает сти­раль­ную машину «Вятка-авто­мат»? Завод этот был осно­ван ещё в 1941 году. Пере­жил он период сво­его рас­цвета в СССР и кома­тоз­ное состо­я­ние «лихих 90-х», когда горе-руко­во­ди­тели-либе­ралы раз­во­ро­вали и раз­ва­лили почти всё, что можно было раз­во­ро­вать и раз­ва­лить. И вот, нако­нец, подо­брали пред­при­я­тие ино­стран­ные инве­сторы, кото­рые взя­лись-таки нала­дить про­из­вод­ство. В 2005 году завод вошёл в состав хол­динга Candy Group, ита­льян­ского про­из­во­ди­теля быто­вой тех­ники (будем для про­стоты назы­вать его про­сто «Кэнди»). Сего­дня про­пра­ви­тель­ствен­ные СМИ пока­зы­вают нам бла­гост­ные кар­ти­ночки якобы про­цве­та­ю­щего пред­при­я­тия. А теперь давайте посмот­рим, что на самом деле скры­ва­ется за фаса­дом «потём­кин­ских деревень».

Дефективные менеджеры

Сна­чала несколько слов о гене­раль­ном дирек­торе. Сами рабо­чие завода дали ему на ред­кость мет­кое про­звище — «Мус­со­лини». И тому есть при­чины. Пер­вая, конечно же, — это наци­о­наль­ность (ита­лья­нец, как-никак). Вто­рая — внеш­нее сход­ство со зна­ме­ни­тым фашист­ским дик­та­то­ром. И, нако­нец, тре­тья (пожа­луй, самая глав­ная) — его дик­та­тор­ские замашки, поис­тине фашист­ский стиль управления.

Тут ведь дело вот как обстоит. Для евро­пей­цев работа у нас, в Рос­сии — это воз­мож­ность хорошо зара­бо­тать и сде­лать шаг по карьер­ной лест­нице. Там у них на Западе счи­та­ется, что работа в Рос­сии такая же опас­ная, как в афри­кан­ских стра­нах, где дей­ствует воен­ное поло­же­ние. Коэф­фи­ци­енты по зар­плате самые боль­шие из всех фили­а­лов «Кэнди», но у нас-то отно­си­тельно тихо-мирно. Сплош­ная выгода!

Вот и при­шёл на такое «хлеб­ное» дирек­тор­ское место Мус­со­лини. Росточка-то он неболь­шого, но с син­дро­мом гения (ну прямо совсем как его исто­ри­че­ский про­то­тип!). Этот дирек­тор стал внед­рять систему сту­ка­че­ства, когда рабо­чие, доно­ся­щие на своих кол­лег по цеху и руко­во­ди­те­лей, стали полу­чать за своё науш­ни­че­ство премию.

Про­стых рабо­чих и слу­жа­щих завода Мус­со­лини за людей не счи­тает. Для него все кру­гом — враги, кроме дружка-чеха. Вообще, на рус­ских и на всех жите­лей Рос­сии ино­странцы смот­рят вроде как на тузем­ное насе­ле­ние коло­ний. В их вос­при­я­тии это либо умственно и морально отста­лые люди, либо хит­рые и ковар­ные враги (сло­вом, рас­хо­жие типажи из «коло­ни­аль­ных романов»).

Дру­гое дело — лица, особо при­бли­жён­ные к пер­соне завод­ского дуче. В то время, как люди тех­ни­че­ски гра­мот­ные, но неугод­ные ген­ди­рек­тору стали уволь­няться, на руко­во­дя­щих и денеж­ных долж­но­стях ока­за­лись неспе­ци­а­ли­сты, кото­рые сплошь и рядом при­ни­мают неадек­ват­ные реше­ния. Дей­ствует прин­цип: «Я началь­ник — ты дурак».

Вот, напри­мер, началь­ник по про­из­вод­ству холо­диль­ни­ков, выхо­дец из Чехии. Тут нужно пояс­нить, что Мус­со­лини, при­няв «Весту» себе в «корм­ле­ние», воз­на­ме­рился замах­нуться на самую труд­ную про­блему «Кэнди» — про­из­вод­ство холо­диль­ни­ков. Это стало его лич­ным мега­про­ек­том. До того, как попасть на «Весту», Мус­со­лини уже успел отли­читься в долж­но­сти дирек­тора одного из таких заво­дов в Чехии. Завод тот Мус­со­лини бла­го­по­лучно раз­ва­лил, но связи кое-какие оста­лись, и дружка сво­его дав­ниш­него он в Рос­сию пере­та­щил, назна­чив его началь­ни­ком по про­из­вод­ству холо­диль­ни­ков, а по сов­ме­сти­тель­ству — своим глав­ным сту­ка­чом, гла­зами и ушами ген­ди­рек­тора. По спе­ци­аль­но­сти этот самый чех-сту­кач — пере­вод­чик, тех­ни­че­ского обра­зо­ва­ния не имеет. Поэтому и рас­по­ря­же­ния отдаёт дилетантские.

Фаво­ри­тизм на «Весте» — обыч­ное дело. Мне­ния руко­во­ди­те­лей завод­ских отде­лов абсо­лютно игно­ри­ру­ются, при­слу­ши­ва­ются лишь к сове­там кучки фаво­ри­тов, 2-3 моло­дых карье­ри­стов, послушно испол­ня­ю­щих все при­казы ген­ди­рек­тора, но не име­ю­щих ни соот­вет­ству­ю­щего обра­зо­ва­ния, ни мало-маль­ского опыта работы на маши­но­стро­и­тель­ном пред­при­я­тии. Был уво­лен опыт­ней­ший руко­во­ди­тель цеха по про­из­вод­ству СМА, на его место поста­вили «хоро­шего парня», бух­гал­тера по обра­зо­ва­нию, луч­шего друга чеха-сту­кача. При Мус­со­лини завод запо­ло­нили ита­льян­ские «бри­гады помощи», непо­нят­ные спе­ци­а­ли­сты, кото­рые при­во­зили какое-то обо­ру­до­ва­ние, уста­нав­ли­вали его и уез­жали, а потом оно не могло запу­ститься. Но все рас­ходы этих «помощ­ни­ков» опла­чи­вал завод, все чеки из ресто­ра­нов, бор­де­лей, саун дирек­тор лично давал ука­за­ния оплатить.

Почему так про­ис­хо­дит? Да всё про­сто: на «хлеб­ных» долж­но­стях сидят любим­чики ген­ди­рек­тора и их про­теже. А соот­вет­ствует или не соот­вет­ствует спе­ци­аль­ность по диплому зани­ма­е­мой долж­но­сти — дело деся­тое. Глав­ное — «своих» при­стро­ить. А завод — это кор­мушка для крест­ни­ков Муссолини.

Техника на грани фантастики

Ска­зать, что усло­вия труда на «Весте» отвра­ти­тель­ные, — зна­чит не ска­зать ничего. Обо­ру­до­ва­ние для про­из­вод­ства холо­диль­ни­ков крайне изно­шено и не обнов­ля­ется. Всюду грязь, пыль, тем­пе­ра­тур­ный режим не под­дер­жи­ва­ется. Рабо­чие вынуж­дены тру­диться в зим­них курт­ках. Тех­ника без­опас­но­сти — пустая фор­маль­ность: при пере­воде работ­ника на дру­гой уча­сток ему про­сто дают под­пи­сать бумажку — и всё. Если полу­чил травму — сам вино­ват, ведь инструк­таж-то ты прошёл.

Идёт хищ­ни­че­ская экс­плу­а­та­ция на износ. Из тех­ники и из людей выжи­мают всё, что только можно, про­яв­ляя поис­тине плюш­кин­скую жад­ность. Руко­вод­ство «Весты» нажи­ва­ется на про­даже металла. Для этого сре­зают балки и трубы, кото­рые дер­жат кон­вейер. Там, где в ста­рые доб­рые совет­ские вре­мена было по три балки, теперь оста­лось две. «Кон­вейер и так удер­жится!» — гово­рят. Демон­ти­ро­ван­ное обо­ру­до­ва­ние сда­ётся по сход­ной цене в метал­ло­лом. А то, что созда­ётся ава­рий­ная ситу­а­ция, никого не вол­нует. Жизнь и без­опас­ность рабо­чих у руко­вод­ства пред­при­я­тия явно не в при­о­ри­тете. Ну пока­ле­чится там кто-нибудь, убьётся. Эка беда! Новых наймём!

«Человек — это звучит гордо!»

На пред­при­я­тии дей­ствует система, деля­щая работ­ни­ков на две касты, про­ти­во­по­став­ля­ю­щая масте­ров рабо­чим. Ста­рый, как мир, прин­цип: «Раз­де­ляй и власт­вуй!» На заводе царит про­из­вол масте­ров. Про­из­вод­ствен­ные нормы не соблю­да­ются. На станке, за кото­рым (по норме) должно быть закреп­лено два чело­века, рабо­тает один. За ту же самую зар­плату. А сэко­ном­лен­ные на этом деньги руко­вод­ство пред­при­я­тия, есте­ственно, кла­дёт себе в карман.

Эко­но­мят бук­вально на всём. Рабо­чим не выдают пер­чатки, рука­вицы. Был слу­чай, когда рабо­чий попро­сил эти самые рука­вицы. Так его за это пре­мии лишили. Правда, рабо­чий ока­зался с чув­ством соб­ствен­ного досто­ин­ства и уво­лился. Дру­гого рабо­чего лишили пре­мии за то, что он не ска­зал, чтобы забрали запол­нен­ные кас­сеты (хотя это был не его функ­ци­о­нал). «Ты в теле­фон игрался!» — заявил мастер. И пре­мии как не бывало. А был слу­чай, когда работ­ницу жёстко прес­со­вали. Тоже при­дра­лись к какой-то мелочи. Но она ока­за­лась не роб­кого десятка: возьми да и запиши на дик­то­фон обра­щён­ные к ней пла­мен­ные речи. Только так уда­лось тогда отсто­ять свои права. Ведь эти люди при­знают только силу, и больше ничего.

Нет сего­дня на «Весте» поло­вины обслу­жи­ва­ю­щего пер­со­нала, кото­рый пола­га­ется по штату. Вспо­мо­га­тель­ные функ­ции (вплоть до под­ме­та­ния пола) воз­ла­га­ются на самих же рабо­чих. Стаж и ква­ли­фи­ка­ция зна­че­ния не имеют. Рабо­чий-ста­ноч­ник дол­жен сам искать детали. Если не нашёл — ещё один повод лишить премии.

Вообще, лише­ние пре­мии — это фак­ти­че­ски штрафы, вычеты из зар­платы. Пом­нится, подоб­ного рода прак­тика была широко рас­про­стра­нена на про­мыш­лен­ных пред­при­я­тиях доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, «кото­рую мы поте­ряли». Ведь «голая» зар­плата (без пре­мий) непри­лично мала: всего-то около 13 тысяч. И мастера (с подачи началь­ства) ищут любой мало-маль­ский пред­лог, чтобы лишить рабо­чего пре­мии. Пороч­ность системы в том, что мастер сам ока­зы­ва­ется мате­ри­ально заин­те­ре­со­ван в выяв­ле­нии несу­ще­ству­ю­щих недо­стат­ков: не нашёл кося­ков — сам без пре­мии остался. А если кося­ков и впрямь нет, при­хо­дится их выду­мы­вать. Своя рубашка ближе к телу.

Хорошо полу­чают лишь те, кто чис­лится среди хозяй­ских любим­чи­ков (сту­качи). Сред­няя зар­плата на пред­при­я­тии — 20 400 руб. Так вещают офи­ци­аль­ные СМИ. Допу­стим, что они не врут. Но ведь это сред­няя тем­пе­ра­тура по боль­нице! Перед нами типич­ный при­мер того, как бур­жу­аз­ная про­па­ганда умеет ловко жон­гли­ро­вать циф­рами. За сред­не­взве­шен­ными пока­за­те­лями скры­ва­ются сверх­до­ходы руко­во­ди­те­лей с их любим­чи­ками и скром­ные зара­ботки про­стых работяг.

«Кадры, овладевшие техникой, решают всё!»

Стоит ли удив­ляться, что текучка кад­ров на пред­при­я­тии дичай­шая. Работа с кад­рами — это вообще осо­бый раз­го­вор. Когда пред­при­я­тие (после хаоса «лихих 90-х») только начи­нало работу, дей­ство­вала так назы­ва­е­мая «гастар­бай­тер­ская система». В чём суть? Нани­мали людей по кон­тракту (не путать с тру­до­вым дого­во­ром!), завле­кая высо­кими зар­пла­тами (от 20 тысяч). Типа, «будешь хорошо рабо­тать — повы­сим зар­плату». Без соц­па­кета, без пен­си­он­ных отчис­ле­ний и про­чих «лиш­них» рас­хо­дов. Тут что-то вроде селек­ции. Нани­мали сразу помногу с таким рас­чё­том, чтобы спу­стя какое-то время можно было сбро­сить бал­ласт: отсе­ять пью­щих и недо­воль­ных, а оста­вить тех, кто согла­шался бы исправно рабо­тать за копейки. Зар­плат в обе­щан­ном раз­мере никто, есте­ственно, и в глаза не видел. Тех, кто пытался «качать права», выки­ды­вали, не запла­тив денег. Или они сами ухо­дили, когда начи­нали пони­мать, что их надули. Денег не выпла­чи­вали и в том слу­чае, если началь­ство счи­тало, что усло­вия кон­тракта не выполнены.

Правда, один раз осечка вышла. Наез­жали слиш­ком сильно на рабо­чих. Пере­гнули малость палку. А 12 чело­век (из 60 наня­тых) возьми да и не выйди на сле­ду­ю­щий день на работу. Всё про­из­вод­ство тогда оста­но­ви­лось. Было это в 2013 году. Теперь это — совре­мен­ный евро­пей­ский стан­дарт рабо­чего, когда он вка­лы­вает в поте лица с двумя пере­ры­вами по 15 минут в смену. «Рабо­тай, рабо­тай, рабо­тай! Пока не померк­нет в гла­зах», — эти слова из песни англий­ских рабо­чих XIX века, при­ду­ман­ные на заре про­мыш­лен­ной рево­лю­ции, акту­альны и для начала XXI века, эры ком­пью­тера и интер­нета. Именно так и дела­ются сего­дня «эко­но­ми­че­ские чудеса» в капи­та­ли­сти­че­ских странах.

Сего­дня основ­ной кон­тин­гент работ­ни­ков на «Весте» — это моло­дёжь 20–26 лет. Много сту­ден­тов. Но это — кон­тин­гент, мягко говоря, мало­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный и весьма непо­сто­ян­ный: пора­бо­тают мак­си­мум год — и уволь­ня­ются. А на их место дру­гие при­хо­дят. О повы­ше­нии ква­ли­фи­ка­ции и речи не идёт: и руко­вод­ство не заин­те­ре­со­вано деньги на ветер выбра­сы­вать, и у самих рабо­чих сти­мула повы­шать ква­ли­фи­ка­цию нет (всё равно мало пла­тят, да и работа эта вре­мен­ная). Правда, есть и пожи­лые, кото­рые здесь ещё с 80-х годов рабо­тают. Осо­бенно много таких (больше поло­вины) в меха­ни­че­ском цехе, где сти­раль­ные машины делают. Они об одном думают: как бы до пен­сии дотя­нуть. И за работу дер­жатся. Бла­го­даря их опыту и ква­ли­фи­ка­ции завод пока более или менее функ­ци­о­ни­рует. А вот когда ста­рики уйдут на покой — тут и про­из­вод­ство вста­нет окон­ча­тельно. Если, конечно, до этого «эффек­тив­ные мене­джеры» не добьют предприятие.

Вслед­ствие высо­кой текучки кад­ров и низ­кой ква­ли­фи­ка­ции основ­ной массы работ­ни­ков фор­ми­ро­ва­ние клас­со­вого само­со­зна­ния и орга­ни­за­ция клас­со­вой борьбы про­ле­та­ри­ата на «Весте» сильно затруд­нены. Сте­пень соли­да­ри­за­ции «кол­лег по цеху» крайне сла­бая. Тру­до­вой кол­лек­тив, как тако­вой, отсут­ствует. Есть лишь сово­куп­ность ато­ми­зи­ро­ван­ных про­из­во­ди­те­лей при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Всё, что хотя бы отда­лённо напо­ми­нает проф­союз, момен­тально отсле­жи­ва­ется (система сту­ка­че­ства рабо­тает без­от­казно!) и пре­се­ка­ется на корню, а акти­ви­сты-ини­ци­а­торы выпи­ны­ва­ются с пред­при­я­тия при сочув­ственно-рав­но­душ­ном мол­ча­нии осталь­ных рабо­чих. Найти замену уво­лен­ным для руко­вод­ства пред­при­я­тия осо­бого труда не составляет.

Руко­вод­ство «Весты» в пуб­лич­ных интер­вью и при встрече с пред­ста­ви­те­лями вла­сти посто­янно сетует на нехватку рабо­чей силы и текучку кад­ров. Мол, посы­лаем работ­ни­ков на ста­жи­ровку за рубеж, и там их пере­ма­ни­вают. Только вра­ньё всё это. Ни на какие ста­жи­ровки никто никого никуда не посы­лает. Ну, было дело: посы­лали один раз ИТР, изу­чать тех­но­ло­гию про­из­вод­ства на основе сборки холо­диль­ни­ков дру­гих марок. И всё! Рас­смат­ри­вать загра­нич­ные ста­жи­ровки как основ­ной канал утечки кад­ров — про­сто смешно. А вот люди дей­стви­тельно ухо­дят. Но не потому, что кто-то там их «пере­ма­ни­вает», а вслед­ствие поис­тине скот­ских усло­вий работы на пред­при­я­тии и низ­ких зар­плат. «Не нра­вится — уходи!»

Вряд ли можно тре­бо­вать от работ­ни­ков капи­та­ли­сти­че­ского пред­при­я­тия ста­ха­нов­ских рекор­дов. Моти­ва­ции-то нет. Ни мораль­ной, ни мате­ри­аль­ной. Удел рабо­чих при капи­та­лизме — обес­пе­чи­вать сытую и раз­ве­сё­лую жизнь хозяев и их обслуги.

«Понаехали тут!..»

Одно время для реше­ния кад­ро­вой про­блемы хотели и впрямь нани­мать насто­я­щих гастар­бай­те­ров (тех, что с Кав­каза и Сред­ней Азии), да пред­по­чли не рис­ко­вать (про­блемы с зако­ном и всё такое). Для сни­же­ния издер­жек на рабо­чую силу решили посту­пить похит­рее: обо­ру­до­вать обще­жи­тие прямо на заводе. Благо, пятый этаж заво­до­управ­ле­ния свободен.

Тут нужно ого­во­рочку сде­лать. Дело в том, что на «Весте» адми­ни­стра­ция пред­при­я­тия зани­мает лишь два пер­вых этажа, а тре­тий и чет­вёр­тый сдают част­ни­кам. В самом деле, зачем про­стран­ству-то зря про­па­дать? Можно было бы, конечно, и на верх­них эта­жах про­из­вод­ство нала­дить (и в совет­ское время оно там было!), но ведь это же, право, так хло­потно. А тут, пожа­луй­ста, нате вам деньги, можно ска­зать, из ничего.

Но самое инте­рес­ное — это пятый этаж. Пока он сво­бо­ден. Непо­ря­док! Надо бы его раци­о­нально исполь­зо­вать. И вот доду­ма­лись нани­мать выход­цев из дере­вень, при­ез­жа­ю­щих в Киров в поис­ках работы, и селить их на пятом этаже. Сплош­ная выгода! Судите сами. Во-пер­вых, эти дере­вен­ские — народ непри­тя­за­тель­ный («Согла­сен на любую работу!»), и их можно исполь­зо­вать в каче­стве штрейк­бре­хе­ров. Взять да и заме­нить ими тех лоды­рей, кото­рые вечно жалу­ются на пло­хие усло­вия работы да низ­кую зар­плату и, вме­сто бла­го­дар­но­сти своим бла­го­де­те­лям, чуть что — норо­вят «права качать». Во-вто­рых, этих гастар­бай­те­ров можно при­вле­кать к работе в любое время дня и ночи, без оплаты сверх­уроч­ных. Зачем, спра­ши­ва­ется, кого-то искать, зво­нить и упра­ши­вать, если дешё­вая рабо­чая сила — вот она, прямо здесь, под рукой, на пятом этаже куч­ку­ется? По сту­пень­кам нож­ками топ-топ вниз — и встал к станку. Не нра­вится — ска­тер­тью дорога, дуй себе обратно в Пижанку или в Зуевку!

Вообще, сама идея завод­ских общаг не нова (правда, Мус­со­лини, ничтоже сум­ня­шеся, поспе­шил при­пи­сать это откры­тие себе). Такие обще­жи­тия были ещё в совет­ское время. Но раз­ница есть. При соци­а­лизме рабо­чие тру­ди­лись на себя и на благо страны (то есть, в конеч­ном итоге, тоже на себя), а не на дядю-капи­та­ли­ста, заин­те­ре­со­ван­ного в том, чтобы выжать из рабо­чего как можно больше при­были. Завод­ские общаги совет­ского пери­ода рас­смат­ри­ва­лись как вре­мен­ное явле­ние, пока ещё не было воз­мож­но­сти обес­пе­чить каж­дого работ­ника отдель­ным ком­фор­та­бель­ным жильём. Теперь же это мыс­лится как загон для ско­тины, при­зван­ный без­от­казно снаб­жать капи­та­ли­сти­че­ское пред­при­я­тие дешё­вой рабо­чей силой. А решать жилищ­ный вопрос капи­та­ли­сты не собираются.

Деньги из воздуха

О раз­ви­тии про­из­вод­ства на «Весте» не очень-то забо­тятся. Гоня­ются за лёг­кими день­гами и живут сего­дняш­ним днём. А после нас хоть трава не расти. Дело до смеш­ного дохо­дит. Как-то раз при­везли машину «Гали­лео» для закачки газа в ком­прес­сор, а вот пра­вильно её уста­но­вить ума не хва­тило. Сверху после­до­вала гроз­ная команда: «Пере­де­лы­вайте, как я ска­зал! Я — ака­де­мик, а вы — никто!» Хочешь-не хочешь — при­шлось под­чи­ниться. Чело­века-то можно заста­вить выпол­нить глу­пый при­каз. Вот только с тех­ни­кой такой номер не прой­дёт, она-то иди­от­ские рас­по­ря­же­ния выпол­нять не будет. При мон­таже не учли, что пред­при­я­тие рабо­тает в Рос­сии, и у нас (поди ж ты!), ока­зы­ва­ется, зимой стоят морозы. Ни о какой теп­ло­изо­ля­ции труб и речи не шло, всё замерзло. Воз­дух-то машина заби­рала, а газ не вво­дила. Газ ухо­дил в небы­тие. Резуль­та­том стал мас­со­вый выход брака. Пар­тия в 1000 холо­диль­ни­ков без газа была упа­ко­вана и отправ­лена заказ­чику. И лишь про­те­сты заказ­чика («Вы что там, совсем умом тро­ну­лись?!») поло­жили конец этому надувательству.

Сло­вом, по-диле­тант­ски уста­нов­лен­ное обо­ру­до­ва­ние рабо­тать кате­го­ри­че­ски отка­за­лось, и это выли­лось в круп­ные убытки. Вы дума­ете, руко­вод­ство пред­при­я­тия по этому поводу сильно огор­чи­лось, а «неви­ди­мая рука рынка» (на кото­рую так упо­вают либе­ралы) жестоко пока­рала нера­чи­тель­ных адми­ни­стра­то­ров за неоправ­дан­ные траты? Как бы не так! Убытки были ком­пен­си­ро­ваны за счёт рабо­чих. Поду­ма­ешь, кому-то пре­мии недо­дали! Тоже мне, трагедия!

Раньше кре­сто­вины и про­ти­во­весы для сти­раль­ных машин делали на самом пред­при­я­тии. Теперь дело обстоит так: суще­ствуют две фирмы, одна делает про­ти­во­весы, а дру­гая — кре­сто­вины. Учре­ди­тели — тоже ита­льянцы, пред­ста­ви­тели «Кэнди». Про­из­во­дятся кре­сто­вины и про­ти­во­весы в Комин­терне, и «Веста» их поку­пает. О каче­стве про­ти­во­ве­сов можно судить хотя бы по тому, что они рас­сы­па­ются, не дойдя до кон­вей­ера. Но забра­ко­вать их не уда­ётся даже самому Мус­со­лини, поскольку с каж­дой машины вла­дель­цам отстё­ги­ва­ется про­цент, а вла­дельцы этих двух фирм сидят в дирек­ции «Кэнди». Это, зна­ете ли, такая схема левых при­ра­бот­ков у буржуев.

Сло­вом, выжи­мают, отмы­вают, обма­ны­вают и при­кар­ма­ни­вают вовсю. А своим акци­о­не­рам в Ита­лии рапор­туют: «Мест­ные дикари, мол, рабо­тать не умеют, могут только водку жрать да на бала­лайке играть. Потому и при­были нет». Вот так, при­мерно, и скла­ды­ва­ются чёр­ные мифы о «рус­ской лени, пьян­стве и тупости».

А как должно быть?

А ведь когда-то всё было иначе. Завод сам мог делать почти всё, что было нужно для про­из­вод­ства про­дук­ции. Было совер­шен­ное обо­ру­до­ва­ние. Были достой­ные усло­вия труда и достой­ная зар­плата. Был стро­гий учёт и кон­троль. Была тех­ника без­опас­но­сти. Много чего было. В совет­ское время. Но всё изме­ни­лось, когда страна пере­шла к рынку, а завод (равно как и дру­гие пред­при­я­тия) ока­зался в руках «эффек­тив­ных част­ных соб­ствен­ни­ков» и был отдан на откуп «эффек­тив­ным менеджерам».

Слы­шим воз­ра­же­ния: «Поз­вольте! Зачем же руко­вод­ству гро­бить соб­ствен­ное пред­при­я­тие?» А затем, отве­чаем мы, что это чер­тов­ски выгодно! Лёг­кие деньги. Ведь глав­ное для част­ника что? Раз­ви­тие про­из­вод­ства? Бла­го­по­лу­чие тру­дя­щихся? Про­цве­та­ние страны? Ничуть не бывало! При­быль, при­быль и ещё раз при­быль! Любой ценой! Ска­жите на милость: какой смысл част­нику внед­рять пере­до­вые тех­но­ло­гии, раци­о­на­ли­зи­ро­вать про­из­вод­ствен­ный про­цесс, если при­быль можно полу­чить за счёт раз­ба­за­ри­ва­ния обо­ру­до­ва­ния и звер­ской экс­плу­а­та­ции рабочих?

Нужно, чтобы пред­при­я­тие нахо­ди­лось в обще­ствен­ной соб­ствен­но­сти и рабо­тало не по при­хоти вла­дель­цев (кото­рые часто вообще живут за гра­ни­цей, к про­из­вод­ству ника­кого каса­тель­ства не имеют и лишь сосут при­быль) или ген­ди­рек­тора-само­дура, а в соот­вет­ствии с научно обос­но­ван­ными пла­нами. Только тогда пред­при­я­тие будет раз­ви­ваться, обнов­лять обо­ру­до­ва­ние, внед­рять пере­до­вые тру­до­сбе­ре­га­ю­щие тех­но­ло­гии, предо­став­лять рабо­чие места с высо­кими зар­пла­тами, достой­ными усло­ви­ями труда и пол­ным соц­па­ке­том, выпус­кать дешё­вую и каче­ствен­ную про­дук­цию. Сло­вом, рабо­тать в инте­ре­сах всего обще­ства, а не в инте­ре­сах кучки пара­зи­тов, возо­мнив­ших себя хозя­е­вами жизни и «эффек­тив­ными менеджерами».

А что делать с Мус­со­лини? Да то же, что и с его исто­ри­че­ским прототипом!