Творчество на службе мракобесия. О художнике Илье Глазунове

Творчество на службе мракобесия. О художнике Илье Глазунове
11 мин.


Оглавление

Введение

Обзор творчества

Диалектика или ещё раз о базисе и надстройке

Заключение

«Жизнь — это стог сена, и каждый спешит отщипнуть себе»

Голландская поговорка

Введение

В музей-галерею Глазунова автор статьи попал случайно, и до того о нём ничего не знал. Но если этот советский и российский художник имеет галерею имени себя в сердце Москвы, напротив музея им. Пушкина и под боком храма Христа Спасителя — стало быть, художник для страны нужный, важный и значимость имеет. Со значимости выставка и начинается. Зрителя встречают фотографии Глазунова: со звёздами Европы 1960-х; известными персонажами европейской культуры; членами Академии художеств и прочими важными персонами нашей страны. Там же можно увидеть начало карьеры Глазунова: театральные костюмы и их эскизы; эскизы декораций; реконструкции интерьеров и грамоту Юнеско. Поднимал советскую культуру на мировой уровень — стало быть, молодец, товарищ художник. К образам этих декораций он будет возвращаться в дальнейшем. По всей галерее — пейзажи и портреты его авторства. Они хороши и красивы, выполнены с высоким мастерством. Художник прекрасно овладел своим ремеслом. С его каноничной биографией можно ознакомиться по ссылке 1.

Обзор творчества

Вьетнам, Никарагуа, Чили

Далее посетителя музея встречает «Вьетнамский зал». Он посвящён работам Глазунова о Вьетнаме, где художник был в командировке в 1967 году. В зале представлены зарисовки о жизни и быте вьетнамских крестьян и партизан в условиях войны с захватчиком, оставшимся за рамками рисунков, а также портреты местных жителей, коммунистов и советских инструкторов.

????????????????????????????????????
Работы вьетнамского цикла

Но два самых больших полотна в этом зале не совсем о Вьетнаме.

2
Революция свершилась (1992); Костры октября (1986)

Совершенно тёмно-красное полотно: красное небо, красный город, красная река и красный берег, с теряющейся на нём одинокой и тёмной фигуре. Намёк на кровь или флаг Советского Союза, просто закат? А со второго полотна на нас упорно глядят три внушительные фигуры на фоне пожара в темноте. Ленин, Свердлов и Дзержинский освещены падающим слева тёмно-красным светом, выделяющим их из мрака. Видимо, распорядители музея не могли оставить вьетнамский зал полным восхваления борьбы за коммунизм без напоминания о другой стороне медали. Возможно, автор статьи сгущает краски.

В чилийском и никарагуанском зале нас встречают работы Глазунова, которые он написал во время командировок в эти страны в 1973 и 1983 годы. Опять зарисовки о жизни и борьбе местных сторонников социализма, портреты этих борцов, и просто портреты колоритных обитателей тех мест. Работы качественные, чего стоит «отец нации Альенде», репродукцию портрета которого, увы, в электронном виде и нормальном качестве не найти. Впрочем, как и большинство «вьетнамских» и «латиноамериканских» работ. Как бы то ни было, командировочные товарищ художник отработал честно.

3
Работы латиноамериканского цикла

Портреты и иллюстрации

Портреты Глазунова можно условно разделить на две категории. Первые — собственно, портреты, продукты ремесла, исполняющие роль фотографии. Они правильны и качественны. Вторые — портреты художественные, с замыслом и каким посылом аудитории, зачастую в тёмных тонах. На них же зритель впервые столкнётся с часто используемым художником приёмом: когда к обычному портрету присовокупляются очень большие, слегка раскосые глаза, как на православной иконе. Степень «иконописности» глаз может варьироваться. Особенно часто этот приём можно встретить на иллюстрациях Глазунова.

4
Глаза иконы и «привет земляне»

Среди иллюстраций достаточно качественных полотен, большинство из которых посвящено произведениям Достоевского, в меньшей степени — Куприну и Чехову. Большинство работ выполнены в тёмных тонах и попросту чёрно-белые, чем как бы подчёркивают мрачность иллютрируемых произведений. И тут-то симпатии художника очевидны как нигде. Чего стоят, например, изображения Алёши Карамазова — глаза ясные и полные веры, лицо просвёщенное — ни дать ни взять, ангел во плоти. Да только за рамками полотна, как и у Достоевского, остался Алёша как человек-персонаж, льющий слёзки и не делающий ничего полезного 2. Рядом можно увидеть поэтическое изображение Раскольникова, да такое, что без подписи и не узнать, что это тот самый Раскольников Достоевского. На зрителя взирает герой со столь тонкими чертами лица, что английские лорды мигом признали бы в нём своего, хоть и слегка небритого. В глазах и лице этого человека ничто не выдаёт сомнений в своей правоте, лишь усталость проскальзывает. Очевидно, что полурелигиозный фатализм Достоевского/Куприна художнику по вкусу.

5
Раскольников; Алёша Карамазов

Да и самого Достоевского Глазунов писать любил почти как икону. В разных декорациях, но неизменно канонического: с бородою, задумчиво-мудрого и чём-то печально осенённого.

6
Достоевский

Отдельно стоит упомянуть картину «Тупейный художник. Кладбище». Наверняка, читатели LC знакомы с этим рассказом 3. И вот картина. Но где в ней конфликт, где всё то, что переворачивает душу при чтении рассказа? Содержание совершенно выхолощено. Перед зрителем неизменно качественный пейзаж и красивое небо, на фоне которого смиренная женщина в платочке, мальчик с одухотворёнными глазками и церквушка вдалеке. Только вот нет ничего из реалистического рассказа Лескова о жизни крепостных крестьян. Но, может, автор статьи опять зазря придирается?

7
Тупейный художник. Кладбище.

Масштабные работы и лейтмотивы

Погром и раскулачивание

А далее посетителя галереи встречает цикл работ эпического масштаба, вызывающих аффектом мысли о Босхе. Да только у Босха идей много и разных, а Глазунов по всем полотнам растекается одной единственной. Какой именно — внимательный читатель вскоре поймёт.

«Сад земных наслаждений» 1500—1510 годы
9
«Воз Сена» 1500—1502 годы

Разделить масштабные полотна можно условно на две категории: 1) большевики пришли и всё испортили и 2) калейдоскоп персонажей и образов. Начнём с первой категории. «Разгром церкви на пасху» являет нам небывалую во всех смыслах картину. Раненые белогвардейцы, офицеры, попы и просто «люди с хорошими лицами» подвергаются побоищу в процессе вакханалии большевиков. Лица «красных» погромщиков выражают все оттенки скотства и безбожия. Тут и плакат «БОГА НѢТЪ», и голая женская грудь, порочащая своим прикосновением церковное золотишко, и зловеще прикуривающий красноармеец в будёновке (а ведь мог бы прикуривать загадочно и героически, как никарагуанец…). Вся толпа этих персонажей как будто вышла из ада, на что и намекает нам художник — с помощью инфернального света и огня, который виднеется сквозь окна и двери храма.

Аналогичное зрелище нас ждёт в «Раскулачивании». Опять множество лиц. Опять черти-большевики. Стреляют по детям на деревьях, оскверняют икону посредством пробивания оной своей чумазой головой. Опять одухотворённые голубоглазые русские люди страдают и смиренно ждут своей участи. Отрешённо стоящие герои знают что-то непостижимое для «красных» бандитов.

Разгром храма в Пасхальную ночь (1999)
Раскулачивание (2010)

Возрождение и историческая Россия

Но прежде, чем перейти к «калейдоскопам», стоит обратить внимание на основные сюжеты. Тема возрождения/искупления поднимается в ряде полотен Глазунова. Их общий посыл один: в 1917-м Россия потеряла связь с Богом, но в 1991-м начала обретать её вновь. Процесс потери читатель уже лицезрел на «Разгроме церкви на пасху» 4. Хронологически за этим следовал период «безбожный», а то, как его переживал русский народ, изображено на полотне «Закат». Переживал народ это на лавочке с водкой и гармонью, с горечью и надеждой глядя на закат. О вчерашнем грехопадении свидетельствует расположенная позади разрушенная церквушка. Но для дальнейшего возрождения необходимо сохранение «божьей искры», и она присутствует в доме возле церкви, посылая через запотевшее стекло образ, напоминающий икону (или монашку), возможно, даже Богоматерь.

О возрождении повествует пара картин: «Возвращение блудного сына», «Возвращение». Посыл обеих схож до невозможности. В первой — Россия, отвергая «демона большевизма», возвращается к Иисусу. Однако второе несколько «тоньше», с намёком на «историческую Россию», выраженным в варяжской ладье на Москве-реке и Святом/Иисусе, вновь выводящем голубоглазого мальчика на свет Божий. Там же зрителю напоминают, после чего было возрождение, посредством расположенной в углу кирпичной стеночки с кровоточащими пулевыми отверстиями.

Закат
Возвращение блудного сына (1977)

Тема «исторической России» неизбежно всплывает и на рассматриваемых ниже «калейдоскопах». К примеру, в лице бородатого дедка с автоматом, увешанного царскими медалями на правой части мундира, и советскими — на левой. Но более рельефно эта идея выражена в полотне «Легенда о граде Китеже», где на фоне возвышающихся стеклянных высоток и красных плакатов под водою залегает православный Китеж, как «русский дух», всё еще ожидающий пробуждения от «красного сна».

Легенда о граде Китеже (1990)

Еврейский вопрос

Первый намёк на неоднозначность еврейского народа автор статьи разглядел на картине «Христос и Антихрист», где голубоглазый Иисус соседствует с кареглазым Антихристом. Может, это заблуждение? Картина «Гимн героям» говорит об обратном. В центре композиции обнажённый герой «нордической» внешности держит в руках отрубленную голову: кудрявую, смуглую, с характерным носом и глазами на выкате. Тем занятнее, что этот же образ изначально был обыгран в эскизе «Давид и Голиаф», русского типажа Давид и чуть менее еврейская голова Голиафа, с одним открытым карим глазом. Но даже русый Давид остаётся еврейским царём, так что лучше ему стать «Героем» безымянным. Еврейская тема мельком всплывает и на «калейдоскопах»: картина ялтинской/тегеранской конференции, где за спинами Сталина, Черчилля, Рузвельта наряду с британским флагом особо ярко реет флаг государства Израиль. А чуть выше — огромная пирамида со всевидящим оком насылает на зрителя рой истребителей. Намёк на заговор?

Христос и антихрист, 1999 г.
Гимн Героям (1984)

Еврейство как мерило зла можно наблюдать на примере Иуды. В «Гефсиманском саду», «Изгнании из Рая» (Рай — это Русь, если не ясно) и «Поцелуе Иуды», где оный изображён, словами Монти Пайтона 5, «…максимально еврейским…». Хотя автор статьи наверняка зазря нагнетает, ведь в Европе такая практика применяется давно: евреи-пророки отбеливаются, злодеи становятся более еврейскими или просто почернее, пусть даже это будет и скандинавский Локки.

Изгнание из Рая (1994)
Поцелуй Иуды (1986)

Стоит вспомнить и про голубые глаза. У Глазунова они — неизменный атрибут всего хорошего и русского. Иисус, Давид, витязи, белогвардейцы и попы — все голубоглазы как на подбор. Даже Пушкин — и тот приобрел голубые глаза, утратив заодно свои эфиопские черты.

Глазки голубые

«Эпохи России» и её вариации

Вернёмся теперь к главным полотнам-«калейдоскопам», чьи замах и масштаб велики и внушительны. Логически эти полотна можно расположить в такой последовательности: «Вечная Россия» — «Мистерия ХХ Века» — «Рынок Нашей Демократии» — «Россия, проснись!». На картинах мы видим всё тех же инфернальных большевиков, прекрасноликих белогвардейцев и попов, толпу святых и князей (со стилизованной «славянской» свастикой на одеждах), прочих царей и важных персон. Первая картина из этого ряда наиболее статична и служит неким фундаментом для последующих. «Мистерия ХХ Века» красочно изображает зрителю политиков времён краха СССР, ну, и для густоты — политиков эпохи предшествующей, тех же инфернальных большевиков и чуть менее инфернального Гитлера. В борьбе советских и российских лозунгов побеждают последние, о чём говорит фигура воинственного Ельцина, развивающийся флаг РФ и ножницы, режущие карту Советского Союза (нотки рефлексии?).

Вечная Россия (1988)
Мистерия ХХ Века (1999)

Далее на полотне «Рынок Нашей Демократии» можно лицезреть результат долгожданного развала Союза. Куча ярких образов 1990-х: проституция, торговля детьми и органами, алкоголь и наркотики, торжественная оргия агрессивной американской рекламы, насилующей и монетизирующей «русские» образы. Есть и грустящий русский Иисус.

А вот висящая рядом картина «Россия, проснись!». Она даёт зрителю позитивную повестку. Против царящей вакханалии восстаёт Воин, под флагом РФ и «За Святую Русь». Пылающий ангельский «меч Армагеддона», видимо, должен подчёркивать Библейскую мощь и неотвратимость этого подъёма. Другой вопрос — насколько эта песня «русского национального», этот призыв борьбы за всё хорошее под знаменем «святой Руси» конструктивны? Все остальные народы России к такому лозунгу должны остаться в лучшем случае равнодушными.

Рынок Нашей Демократии (1999)
Россия, проснись! (1994)
Храни Бог Россию! (1999)

Однако Глазунова волнует не только судьба России, но и Европы. Этому посвящены два крайне интересных полотна: «Закат Европы» и «Похищение Европы». На первой картине изображена Венеция, человек в пессимистический карнавальной маске и, собственно, гибель Европы — в лице негра в шапке с красной звездой, напоминающей о будёновке; мерзкого типа карикатурного азиата; негра с цветом кожи, напоминающим гуталин, и мерзкой ухмылкой. В нижнем левом углу — флажок США.

В «Похищении Европы» обыгрывается древнегреческий сюжет, в котором Зевс в облике быка похищает Европу. Но в картине олимпийский бог привозит её прямиком в бухту Нью-Йорка. На берегу их встречают американские президенты, на одежде которых масонские символы, рядом — звёзды американской поп-культуры. Чтобы смысл полотна был понятен даже самому непросвещённому зрителю, на фоне художник изобразил известную пирамиду со всевидящим оком. И тут становится очень интересно, ибо этим полотном Глазунов явно вышел за рамки «либерального» мировоззрения. Стандартный для 90-х антисоветизм, в контексте его религиозных, антисемитских, расистских и антиамериканских пассажей, играет новыми красками, принимая фашистские очертания.

Закат Европы (2005)
Похищение Европы (2017)

Заканчивая обзор творчества Глазунова, стоит перейти к небольшому обзору биографии художника. Он получил отличное образование и овладел ремеслом в СССР, честно отрабатывал деньги в командировках, параллельно делая себе имя портретиста. Развал Союза положил начало его новому взлёту как художника. Советская власть подвергается обличению на каждом втором его полотне, голубоглазые герои начинают резать кудрявые смуглые головы, а религиозные мотивы всё чаще встречаются в работах художника. В чём причина такого контраста? Только лишь в деньгах и новом заказчике?

Диалектика или ещё раз о базисе и надстройке

Глазунов занимался реконструкцией интерьеров, созданием декораций и костюмов для театральных постановок на тему Руси и дореволюционной России. Как и большая часть советской интеллигенции, он зачитывался Достоевским, Куприным и Чеховым, увлекаясь фаталистическим психологизмом и шармом той эпохи в целом. Надев свои костюмы на актёров на фоне своих же декораций, художник поверил в реальность происходящего. Он начал испытывать тоску по своей виртуальной Руси, в которой всё было хорошо. И очевидно, кто это «хорошо» у России отнял. Благо, наступила Перестройка и советской интеллигенции популярно объяснили, что всему виной большевики. Союза не стало, а Глазунов остался недоволен: расцвет преступности, разруха, вторжение «американщины» плюс массовый исход прекрасных русских дев в проститутки. И надо бы дать этому безобразию бой, но художник смог выдавить из себя лишь «за Святую Русь». Глазунов так ничего и не понял, по сути, оставаясь до самой смерти идеалистом. Что характерно, он прошёл тот же самый путь, что и режиссёр Станислав Говорухин 6. От виртуального образа золотого века России — в «Россию, которую мы потеряли», через призыв сбросить тяжкие красные оковы в «Так жить нельзя» — к «Великой криминальной революции», в которой режиссёр расписался в своей несостоятельности связать долгожданный развал Союза с наступившим коллапсом. Примером массовости такого явления в культурной среде и массе интеллигенции могут служить народные артисты СССР, которые сегодня пускают слёзы на камеру и просят похоронить Ленина 7; герои советской космонавтики, торгующие лицом в Альфа-Банке 8или трогательно убеждающие переименовать Тутаев в Романово-Борисоглебск 9. Пути этих людей неслучайно похожи, и не они создавали «тренд». Они лишь олицетворение и отражение той идеологической мешанины, которая была в головах советских граждан, особенно советской интеллигенции. Огромная масса поверила в «победы вопреки» и убедила себя в том, что держала фигу в кармане все годы советской власти, поверила не на ровном месте и точно не за 30 американских сребреников.

При изменении в базисе неизбежно наступят перемены в надстройке, а с ней изменяется искусство — как отражение движений в надстройке. Всё это возвращает к причине — отказу КПСС от марксистского курса на строительство коммунизма и неизбежно вытекающему из этого дрейфу в сторону реставрации капитализма. В свою очередь, это и обусловило профанацию процесса образования и пропаганды коммунизма в СССР. Определённую роль в распространении в советском обществе людей, подобных Глазунову, и своевременно не свёрнутый «патриотический поворот» Сталина 10. Вот так «глухие теоретические вопросы», не решённые партией, которая перестала быть коммунистической, отдаются эхом в вечность посредством «калейдоскопов» Глазунова в центре Москвы — гвоздей, забитых талантливым советским плотником в гроб советской родины.

Заключение

Автор статьи не ставил цель сделать обзор всего творчества художника Ильи Глазунова, равно как найти каждое проявление антикоммунизма в его полотнах. Это читатель может сделать и сам. Главное было в том, чтобы показать эволюцию — от талантливого советского художника к реакционному российскому «творцу», указывая притом на объективные закономерности и причины таких мировоззренческих изменений. Также необходимо было напомнить о необходимости изучать практику (особенно неудачную) коммунистов прошлого и вырабатывать теорию для будущего. Автор призывает отличать искусство прогрессивное от реакционного, понимать, какие идеи стоят за тем или иным произведением, а также кто и, главное, зачем это искусство выставляет напоказ и несёт в массы.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Правильная биография. Без Брежнева и КПСС, БАМа и соц. командировок.
  2. Качественный разбор «Братьев Карамазовых».
  3. Тупейный художник.
  4. О нереальности самой идеи подобного погрома можно прочесть у Ленина. Где он прямо писал, что с религией надо бороться аккуратно, а не в лоб, мобилизуя врагов на религиозной почве. URL: revolucia.ru/soc_relg.htm и http://felix-edmund.livejournal.com/607 742.html конкретно о крестных ходах не смог найти.
  5. Монти Пайтон — Микеланджело.
  6. Исчерпывающе о Говорухине.
  7. Пугачёва хоронит Ленина сегодня и вчера.
  8. Леонов и альфабанк.
  9. Терешкова и Тутаев.
  10. Буржуазный патриотизм и сталинская ВКП (б).