Рабочий-марксист Иван Бабушкин

Рабочий-марксист Иван Бабушкин
~ 16 мин

В конце 19 в. среди рево­лю­ци­он­ных социал-​демократов, как рос­сий­ских, так и запад­ных, суще­ство­вало мне­ние, что соци­а­ли­сти­че­ская рево­лю­ция в Рос­сии невоз­можна. Обос­но­вы­ва­лось это нераз­ви­то­стью её эко­но­мики, мало­чис­лен­но­стью рабо­чего класса. Дей­стви­тельно, про­мыш­лен­ный про­ле­та­риат имел в своих рядах лишь несколько мил­ли­о­нов чело­век, основ­ную же массу насе­ле­ния состав­ляло общин­ное кре­стьян­ство. Негра­мот­ный класс, с почти пого­лов­ными рели­ги­оз­ными пред­рас­суд­ками и верой «в доб­рого царя». Исходя из этого, соци­а­ли­сти­че­ская рево­лю­ция ожи­да­лась в первую оче­редь в про­мыш­ленно раз­ви­тых стра­нах Запада.

Как известно, исто­ри­че­ские собы­тия сло­жи­лись не так, как пред­став­ляло себе боль­шин­ство социал-​демократов. В октябре 1917 г. рос­сий­ский про­ле­та­риат под руко­вод­ством ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии совер­шил первую в мире побе­див­шую соци­а­ли­сти­че­скую рево­лю­цию и затем осу­ще­ствил постро­е­ние соци­а­ли­сти­че­ского обще­ства. Почему же этот рывок в буду­щее стал воз­мож­ным? Одной из глав­ных при­чин здесь стало то, что у рос­сий­ских рабо­чих была своя марк­сист­ская, очи­щен­ная от вся­че­ских оппор­ту­ни­стов, пар­тия. Боль­ше­вики смогли вос­пи­тать пере­до­вую часть рабо­чего класса в рево­лю­ци­он­ном духе, и в резуль­тате про­ле­та­ри­ату ока­за­лось под силу одо­леть любые пре­пят­ствия на пути соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции. Рабо­чий класс выде­лил из своей среды осо­бого рода людей, насто­я­щих марк­си­стов, воору­жён­ных все­по­беж­да­ю­щей, истинно науч­ной идео­ло­гией. Об одном из таких людей, ныне почти забы­том, рас­ска­жем поподробней.

По сво­ему про­ис­хож­де­нию Иван Васи­лье­вич Бабуш­кин был одним из того мно­же­ства рос­сий­ский кре­стьян, что пере­би­ра­лись из нищей деревни в город в поис­ках зара­ботка. Он родился в 1873 г. в селе Леденг­ское Воло­год­ской губер­нии (ныне — село имени Бабуш­кина) и в 14 лет начал рабо­тать в тор­пед­ной мастер­ской Крон­штадта, уче­ни­ком сле­саря. Путь Бабуш­кина в боль­ше­вист­скую пар­тию начался несколько лет спу­стя, когда он уже был рабо­чим Семян­ни­ков­ского завода в Санкт-Петербурге.

Рабо­чий класс рос­сий­ской импе­рии той поры суще­ство­вал в ужас­ных усло­виях. Вче­раш­ние негра­мот­ные кре­стьяне под­вер­га­лись жесто­кой экс­плу­а­та­ции. Капи­та­ли­сты той эпохи ещё не научи­лись соци­аль­ному манев­ри­ро­ва­нию, не научи­лись поли­тике соци­аль­ных реформ (не меня­ю­щих ничего по суще­ству, но созда­ю­щих иллю­зию пере­мен к луч­шему), поэтому за рабо­чими совер­шенно открыто не при­зна­ва­лось ника­ких прав. Бабуш­кин позд­нее вспо­ми­нал об этом пери­оде своей жизни:

«Пер­вый год работы на заводе меня удо­вле­тво­рял, несмотря на то, что, как можно выра­зиться, я не жил, а только рабо­тал, рабо­тал и рабо­тал; рабо­тал день, рабо­тал вечер и ночь и ино­гда дня по два не являлся на квар­тиру, отсто­яв­шую в два­дцати мину­тах ходьбы от завода. Помню, одно время при экс­трен­ной работе при­шлось про­ра­бо­тать около 60 часов, делая пере­рывы только для при­ёма пищи. До чего это могло дово­дить? Доста­точно ска­зать, что, идя ино­гда с завода на квар­тиру, я доро­гой засы­пал и про­сы­пался от удара о фонар­ный столб. Откро­ешь глаза и опять идёшь, и опять засы­па­ешь и видишь сон вроде того, что плы­вёшь на лодке по Неве и уда­ря­ешься носом в берег, но реаль­ность сей­час же дока­зы­вает, что это не насто­я­щий берег реки, а про­стые перила у мост­ков».

Есте­ственно, что подоб­ные усло­вия при­во­дили к систе­ма­ти­че­ским воз­му­ще­ниям. На годы юно­сти Бабуш­кина при­шёлся подъём мас­со­вого рабо­чего дви­же­ния, когда стачки с эко­но­ми­че­скими тре­бо­ва­ни­ями стали обыч­ным делом. Хотя в силу полу­кре­стьян­ского харак­тера боль­шей части про­ле­та­риев они часто выли­ва­лись не в созна­тель­ные дей­ствия по защите своих прав, а в сти­хий­ные бунты, раз­гром адми­ни­стра­ции пред­при­я­тий, изби­е­ние особо нена­вист­ных управляющих.

В то же самое время всё боль­шее рас­про­стра­не­ние в Рос­сий­ской импе­рии полу­чал марк­сизм. С 1880-​х гг. в раз­ных горо­дах воз­ни­кали кружки по изу­че­нию марк­сизма. Марк­си­сты (на тот момент — почти исклю­чи­тельно интел­ли­генты и сту­денты) высту­пали про­тив тер­ро­ри­сти­че­ской так­тики народ­ни­ков, иде­а­ли­зи­ро­вав­ших кре­стьян­скую общину и счи­тав­ших, что капи­та­лизм в Рос­сии явля­ется одно­знач­ным регрессом.

В один из таких круж­ков вошёл и Бабуш­кин, тянув­шийся к зна­ниям, воз­му­щён­ный тво­рив­шейся вокруг неспра­вед­ли­во­стью. При­ме­ча­тельно, что он посе­щал заня­тия того кружка, где заня­тия вёл В. И. Ленин.

«Кру­жок соста­вился из шести чело­век и седь­мого — лек­тора, и нача­лись заня­тия по поли­ти­че­ской эко­но­мии, по Марксу. Лек­тор изла­гал нам эту науку сло­весно, без вся­кой тет­ради, часто ста­ра­ясь вызы­вать у нас или воз­ра­же­ния, или жела­ние завя­зать спор, и тогда под­за­до­ри­вал, застав­ляя одного дока­зы­вать дру­гому спра­вед­ли­вость своей точки зре­ния на дан­ный вопрос. Таким обра­зом, наши лек­ции носили харак­тер очень живой, инте­рес­ный, с пре­тен­зией к навыку стать ора­то­рами; этот спо­соб заня­тий слу­жил луч­шим сред­ством уяс­не­ния дан­ного вопроса слу­ша­те­лями».

Именно таким обра­зом, как мы видим, начи­нали свою дея­тель­ность рос­сий­ские ком­му­ни­сты, у кото­рых ещё не было ни своей пар­тии, ни даже обще­рос­сий­ской орга­ни­за­ции. В этот период марк­сист­ские кружки часто пере­се­ка­лись с под­поль­ными народ­ни­че­скими орга­ни­за­ци­ями, что также опи­сы­ва­ется в вос­по­ми­на­ниях Бабуш­кина. Однако по мере роста тео­ре­ти­че­ской гра­мот­но­сти, идей­ного уровня марк­сист­ского дви­же­ния, борьба с мел­ко­бур­жу­аз­ным соци­а­лиз­мом при­об­ре­тала всё боль­шую остроту, и посте­пенно раз­ме­же­ва­ние с народ­ни­ками ста­но­ви­лось всё более окон­ча­тель­ным и бес­по­во­рот­ным. В отли­чие от неко­то­рых совре­мен­ных «левых» дея­те­лей, марк­си­сты не под­дер­жи­вали иллю­зии об «общей борьбе с еди­ным вра­гом». На ста­дии ста­нов­ле­ния пар­тии как нико­гда нужно было отсечь от неё все мел­ко­бур­жу­аз­ные эле­менты, чтобы создать здо­ро­вое марк­сист­ское ядро.

В усло­виях под­по­лья, посто­ян­ных репрес­сий, рево­лю­ци­он­ная интел­ли­ген­ция несла зна­ния в рабо­чий класс. И отдель­ного вос­хи­ще­ния заслу­жи­вают сами рабо­чие, кото­рые при своём 10-​12-​часовом рабо­чем дне, быто­вых труд­но­стях, нахо­дили время для заня­тий в круж­ках, у кото­рых стрем­ле­ние к умствен­ному раз­ви­тию побеж­дало все пре­пят­ствия на пути к зна­ниям, к фор­ми­ро­ва­нию науч­ного мировоззрения.

В 1895 г. марк­си­сты создают «Союз борьбы за осво­бож­де­ние рабо­чего класса», отде­ле­ния кото­рого появ­ля­ются в несколь­ких горо­дах. Иван Бабуш­кин к тому вре­мени уже в пер­вых рядах «Союза», явля­ется орга­ни­за­то­ром новых круж­ков и биб­лио­тек. Буду­щая пар­тия боль­ше­ви­ков скла­ды­ва­лась как марк­сист­ская пар­тия не только по назва­нию, но и по суще­ству. Её идео­ло­гия осно­вы­ва­лась не на «голом» эмо­ци­о­наль­ном про­те­сте, как у эсе­ров и анар­хи­стов, а на науч­ных обще­ство­вед­че­ских зна­ниях. Бла­го­даря этому марк­си­сты гото­вили пар­тий­ные кадры, спо­соб­ные рабо­тать в тяже­лей­ших усло­виях и в любой обста­новке. Одним из таких про­фес­си­о­наль­ных революционеров-​пропагандистов стал Бабуш­кин. Будучи аре­сто­ван­ным в январе 1896 г., он про­вёл в тюрьме больше года, а затем был отправ­лен в ссылку на Укра­ину, в Ека­те­ри­но­слав. На новом месте он сов­местно с дру­гими выслан­ными това­ри­щами нала­жи­вает рево­лю­ци­он­ную работу. Вскоре в Ека­те­ри­но­славе появ­ля­ется отде­ле­ние «Союза борьбы», в 1898 г., после обра­зо­ва­ния Рос­сий­ской социал-​демократической рабо­чей пар­тии, мест­ный пар­тий­ный коми­тет. С 1900 г. Ека­те­ри­но­слав­ский коми­тет РСДРП начал изда­вать соб­ствен­ную газету «Южный рабочий».

Тем вре­ме­нем, внутри РСДРП начи­на­ется раз­ме­же­ва­ние между боль­ше­вист­ским и раз­лич­ными оппор­ту­ни­сти­че­скими направ­ле­ни­ями. Бабуш­кин, будучи под­го­тов­лен­ным марк­си­стом, при­со­еди­ня­ется к группе, фор­ми­ро­вав­шейся вокруг газеты «Искра». Он ста­но­вится аген­том «Искры», пере­ез­жая из города в город, пишет талант­ли­вые обли­чи­тель­ные мате­ри­алы об усло­виях жизни рабо­чих в этих горо­дах, до сих пор явля­ю­щи­еся важ­ным источ­ни­ком в борьбе про­тив фаль­си­фи­ка­ции исто­рии, попы­ток при­укра­сить поло­же­ние рабо­чих в доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. При­ве­дём здесь пару фрагментов:

«Поста­ра­юсь опи­сать боль­ницу для рабо­чих Саввы Моро­зова. Боль­ница нахо­дится около чугу­но­ли­тей­ного завода (завод слу­жит для фаб­рики) и жилых рабо­чих поме­ще­ний (казарм). Место вред­ное и для жилых поме­ще­ний, а для боль­ницы тем более. Моро­зов сдал свою боль­ницу за извест­ную сумму одному эску­лапу, док­тору Базе­ле­вичу. С боль­ными док­тор Базе­ле­вич обра­ща­ется, как насто­я­щий живо­дёр. Труды его даром не про­па­дают: он отлично умеет сди­рать шкуры с изне­мо­жён­ных рабо­чих. Чаю и сахару боль­ным не пола­га­ется, а есть только кипя­ток, и тот только до шести часов вечера. Пища очень сквер­ная и то не в доста­точ­ном коли­че­стве. К ужину подают кис­лые щи или дру­гую такую же похлёбку. Боль­ные голо­дают в бук­валь­ном смысле слова…»

«Из Шуи пишут о воз­му­ти­тель­ных поряд­ках на сит­це­пе­чат­ной, ткац­кой и пря­диль­ной фаб­рике Пав­лова (до 3 тысяч чело­век). На этой фаб­рике хозяин с сыно­вьями в пол­ном смысле слова — раз­врат­ники, и один из сыно­вей дораз­врат­ни­чался до сума­сше­ствия и теперь нахо­дится в пси­хи­че­ском недо­мо­га­нии и полу­чил дур­ную болезнь. Бла­го­даря всему этому трудно какой-​нибудь девушке остаться в пол­ной без­опас­но­сти от этих наг­лых, бес­стыд­ных пред­ста­ви­те­лей рус­ского капи­та­лизма и стол­пов оте­че­ствен­ного пра­ви­тель­ства. Хозяин имеет осо­бых работ­ниц, кото­рые ста­ра­ются совра­щать моло­дых деву­шек. Из фаб­рики Пав­лов сде­лал сво­его рода гарем. Глядя на хозя­ина и его под­лых сыно­вей, и слу­жа­щие поз­во­ляют себе мер­зо­сти… На фаб­рике есть много стан­ков, покры­тых рого­жами, потому что хозяин боится нани­мать на свою фаб­рику муж­чин из страха перед бун­том, жен­щины же на этих стан­ках рабо­тать не могут по недо­статку физи­че­ской силы».

Таково было истин­ное лицо вос­пе­ва­е­мой ныне пра­вя­щими лже­цами «Рос­сии, кото­рую мы поте­ряли». Газета «Искра», в раз­ви­тие кото­рой внёс свой нема­лый вклад и Бабуш­кин, откро­венно опи­сы­вая подоб­ные гнус­но­сти жизни при капи­та­лизме, одно­вре­менно про­па­ган­ди­ро­вала марк­сист­ское миро­воз­зре­ние. Именно вокруг этой газеты, как известно, объ­еди­ни­лись марксисты-​интеллигенты и рабо­чие, соста­вив­шие затем кадры ком­му­ни­сти­че­ской партии.

Бабуш­кин не смог при­сут­ство­вать на II съезде РСДРП, где офор­ми­лось боль­ше­вист­ское крыло пар­тии. Неза­долго до него он вновь был аре­сто­ван и сослан в далё­кую Яку­тию. Там, в Сибири, и раз­вер­ну­лись собы­тия послед­него пери­ода геро­и­че­ской жизни Ивана Васильевича.

Цар­ский мани­фест 17 октября 1905 г., при­ня­тый в ходе начав­шейся рево­лю­ции, при­нёс Бабуш­кину амни­стию. Однако он остался в Сибири, где гра­мот­ных боль­ше­вист­ских кад­ров было очень мало. Бабуш­кин вхо­дит в Иркут­ский коми­тет РСДРП и ста­но­вится одним из руко­во­ди­те­лем Читин­ского воору­жён­ного вос­ста­ния. В отли­чие от боль­шин­ства дру­гих вос­ста­ний, вспых­нув­ших по всей Рос­сии в декабре 1905 г., Читин­ское вос­ста­ние цар­ские вла­сти не смогли пода­вить сразу. Вос­став­шие рабо­чие захва­тили власть в городе и удер­жи­вали её в тече­нии полу­тора меся­цев, отби­вая атаки цар­ских войск. На подав­ле­ние вос­ста­ния была бро­шена кара­тель­ная экс­пе­ди­ция во главе с гене­ра­лом Меллер-​Закомельским. В усло­виях нера­вен­ства сил боль­ше­вики попы­та­лись рас­про­стра­нить вос­ста­ние на сосед­ний Иркутск. Для этого в январе 1906 г. ими была орга­ни­зо­вана пере­броска ору­жия из Читы в Иркутск. Однако поезд с ору­жием был захва­чен сол­да­тами Меллер-​Закомельского. 18 января сопро­вож­дав­шие его пятеро боль­ше­ви­ков были рас­стре­ляны без суда и след­ствия на стан­ции Мысо­вая Забай­каль­ской желез­ной дороги. Они отка­за­лись назвать свои имена, поэтому только через несколько лет стало известно, что среди этих пяте­рых был и Иван Васи­лье­вич Бабуш­кин. Так закон­чи­лась жизнь этого чело­века, кото­рого по праву можно отне­сти к тем людям, состав­ляв­шим гор­дость рос­сий­ского рабо­чего класса.

Сего­дня перед ком­му­ни­стами вновь стоит задача объ­еди­не­ния вокруг ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии наи­бо­лее пере­до­вой, интел­лек­ту­аль­ной части про­ле­та­риев, в том числе и про­мыш­лен­ных рабо­чих. Поэтому вос­тре­бо­ван­ным ста­но­вится опыт круж­ко­вой работы боль­ше­ви­ков. Однако среди совре­мен­ных ком­му­ни­стов широко рас­про­стра­нено мне­ние, что «тео­рией рабо­чих не прой­мёшь». В силу низ­кого идейно-​политического уровня совре­мен­ных ком­му­ни­сти­че­ских орга­ни­за­ций вся их агитационно-​пропагандистская дея­тель­ность зача­стую сво­дится к при­зы­вам к эко­но­ми­че­ской борьбе (заба­стов­кам) и про­сто раз­лич­ным, эмо­ци­о­наль­ным (а порой про­сто исте­ри­че­ским) выкри­кам на тему «гадов-​буржуев» и «загуб­лен­ной совет­ской родины». При этом игно­ри­ру­ется тот факт, что у ком­му­ни­стов нет ника­кого идейно-​политического авто­ри­тета, они рас­те­ряли его в ходе краха СССР и соци­а­ли­сти­че­ского лагеря. Для того, чтобы заво­е­вать массы, нужно пока­зать им научно обос­но­ван­ную аль­тер­на­тиву совре­мен­ному поло­же­нию — капи­та­ли­сти­че­скому строю. Выхо­дить на борьбу на одних эмо­циях, про­сто чтоб «мстить бур­жуям» — удел анар­хи­стов и про­сто раз­лич­ных про­фес­си­о­наль­ных «бун­тов­щи­ков про­тив всего на свете». Неуди­ви­тельно, что зача­стую среди тру­дя­щихся закреп­ля­ется под­дер­жи­ва­е­мое бур­жу­аз­ной про­па­ган­дой мне­ние, что ком­му­ни­стам «про­сто нечем заняться».

Часто гово­рят, что совре­мен­ные рабо­чие не инте­ре­су­ются поли­ти­кой и вопро­сами науки. Однако вспом­ним: а был ли мас­со­вый инте­рес к этому у рабо­чих конца 19 в.? Ясно, что нет. Боль­шин­ство просто-​напросто не умело читать и писать, достать неле­галь­ную лите­ра­туру было непро­сто. Вообще, вопреки пред­став­ле­нию, кото­рое созда­вала топор­ная совет­ская про­па­ганда послед­них лет, доре­во­лю­ци­он­ные рабо­чие вовсе не были пого­ловно рево­лю­ци­онны. А уж стой­ких боль­ше­ви­ков, подоб­ных Бабуш­кину, было и вовсе очень немного (вспом­ним, что перед Фев­раль­ской рево­лю­цией пар­тия насчи­ты­вала лишь около 20 тыс. чело­век). И про­тив­ники боль­ше­вист­ской пар­тии пыта­лись спе­ку­ли­ро­вать на этом. Как писал Ленин в некро­логе, посвя­щен­ном Бабушкину:

«Есть люди, кото­рые сочи­нили и рас­про­стра­няют басню о том, что Рос­сий­ская социал-​демократическая рабо­чая пар­тия есть пар­тия „интел­ли­гент­ская“, что рабо­чие от неё ото­рваны, что рабо­чие в Рос­сии — социал-​демократы без социал-​демократии, что так было в осо­бен­но­сти до рево­лю­ции и в зна­чи­тель­ной мере во время рево­лю­ции. Либе­ралы рас­про­стра­няют эту ложь из нена­ви­сти к той рево­лю­ци­он­ной борьбе масс, кото­рой руко­во­дила в 1905 РСДРП, а из соци­а­ли­стов пере­ни­мает эту лжи­вую тео­рию кое-​кто по нера­зу­мию или лег­ко­мыс­лию. Био­гра­фия Ивана Васи­лье­вича Бабуш­кина, деся­ти­лет­няя социал-​демократическая работа этого рабочего-​искровца слу­жит нагляд­ным опро­вер­же­нием либе­раль­ной лжи. И. В. Бабуш­кин — один из тех рабо­чих пере­до­ви­ков, кото­рые за 10 лет до рево­лю­ции начали созда­вать рабо­чую социал-​демократическую пар­тию. Без неустан­ной, геройски-​упорной работы, таких пере­до­ви­ков в про­ле­тар­ских мас­сах РСДРП не про­су­ще­ство­вала бы не только десяти лет, но и десяти меся­цев. Только бла­го­даря дея­тель­но­сти таких пере­до­ви­ков, только бла­го­даря их под­держке РСДРП выросла к 1905 г. в пар­тию, кото­рая нераз­рывно сли­лась с про­ле­та­ри­а­том в вели­кие октябрь­ские и декабрь­ские дни, кото­рая сохра­нила эту связь в лице рабо­чих депу­та­тов не только II, но и III, чер­но­со­тен­ной, Думы».

В этом — суть боль­ше­вист­ского под­хода к работе с кад­рами. В период реак­ции, поли­ти­че­ского зати­шья, насто­я­щих рево­лю­ци­о­не­ров нико­гда не бывает много. Однако марк­си­сты должны брать каче­ством, готовя кадры насто­я­щих учёных-​революционеров, кото­рые в период рево­лю­ци­он­ного подъ­ёма смо­гут пове­сти за собой боль­шин­ство тру­дя­щихся. Это воз­можно, только если за ком­му­ни­сти­че­ской пар­тией будет науч­ный авто­ри­тет, гра­мот­ная умная пресса, талант­ли­вые про­па­ган­дист­ские кадры. Тогда соци­аль­ный взрыв закон­чится соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­цией, а не заме­ной одного бур­жу­аз­ного поли­ти­кана на дру­гого, что мы наблю­даем сей­час в араб­ских стра­нах. «Пере­орать» бур­жу­а­зию ком­му­ни­сты нико­гда не смо­гут. А вот дока­зать тру­дя­щимся, что за нами науч­ная истина, а за капи­та­ли­стами поли­ти­кан­ская дема­го­гия, вполне реша­е­мая задача.

Для этого надо пере­стать смот­реть на рабо­чих как на сплошь серую массу, кото­рой «на всё пле­вать, кроме зар­платы». Среди рабо­чих, осо­бенно среди моло­дёжи, тоже есть интел­лек­ту­ально раз­ви­тые люди, спо­соб­ные вос­при­ни­мать и откли­каться на про­па­ганду марк­сизма. Да, по ряду момен­тов наше поло­же­ние хуже, чем у боль­ше­ви­ков марк­сизм дис­кре­ди­ти­ро­ван кра­хом СССР, зна­чи­тель­ная часть рабо­чих люди пожи­лые, не спо­соб­ные уже изме­нить свою усто­яв­шу­юся обы­ва­тель­скую кар­тину мира. Однако есть и несо­мнен­ные пре­иму­ще­ства: пого­лов­ная гра­мот­ность, воз­мож­ность легально дей­ство­вать, доступ­ность марк­сист­ской лите­ра­туры для чита­теля. Так что дело за нами.

Поло­жи­тель­ный опыт вне­се­ния марк­сист­ского миро­воз­зре­ния в рабо­чий класс суще­ствует, такие люди, как Бабуш­кин, под­твер­ждают это своей жиз­нью и борь­бой. Совре­мен­ным ком­му­ни­стам необ­хо­димо лишь при­ме­нить дан­ный опыт к совре­мен­ным условиям.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.