О промотавшихся «отцах» постсоветского коммунизма

О промотавшихся «отцах» постсоветского коммунизма
~ 44 мин

Тол­пой угрю­мою и скоро поза­бы­той
Над миром мы прой­дём без шума и следа,
Не бро­сивши векам ни мысли пло­до­ви­той,
Ни гением нача­того труда.
И прах наш, с стро­го­стью судьи и граж­да­нина,
Пото­мок оскор­бит пре­зри­тель­ным сти­хом,
Насмеш­кой горь­кою обма­ну­того сына
Над про­мо­тав­шимся отцом.

М. Ю. Лермонтов

Введение

Трид­цать один год суще­ствует бур­жу­аз­ное госу­дар­ство Рос­сий­ская Феде­ра­ция и дру­гие капи­та­ли­сти­че­ские осколки СССР. Всё это время на их тер­ри­то­рии дей­ствуют орга­ни­за­ции, кото­рые назы­вают себя ком­му­ни­сти­че­скими и заяв­ляют, что их цель — уста­нов­ле­ние вла­сти тру­до­вого народа для стро­и­тель­ства соци­а­ли­сти­че­ского обще­ства. Трид­цать один год — нема­лый срок: это совсем немно­гим меньше, чем время между осно­ва­нием пер­вой рос­сий­ской марк­сист­ской группы «Осво­бож­де­ние труда» в 1883 году и Октябрь­ской рево­лю­цией. «Ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние» пост­со­вет­ской Рос­сии, таким обра­зом, уже имеет длин­ную и бога­тую историю.

Только вот вся­кому ясно, что гор­диться его участ­ни­кам нечем: заяв­лен­ная цель только отда­ли­лась, и вме­сто вла­сти тру­до­вого народа прочно уста­но­ви­лась власть финан­со­вого капи­тала. Нам, марк­си­стам 2020-х, в основ­ном только стыдно за тех, кто назы­вал себя ком­му­ни­стами все эти три десятка лет. Лишь недавно стали появ­ляться ком­му­ни­сти­че­ские группы, кото­рые вос­при­ни­мают марк­сизм как науч­ный метод. Они не только про­па­ган­ди­руют тео­рию ком­му­низма, но также обнов­ляют её и обу­чают нович­ков. Lenin Crew, будучи одной из таких групп, счи­тает дру­гие воз­мож­ными союз­ни­ками, пус­кай и рас­хо­дится с ними по мно­гим вопросам.

А вот остатки левых орга­ни­за­ций, вышед­ших из эпохи 1990–2000-х, почти пого­ловно дегра­ди­ро­вали до кари­ка­тур на ком­му­ни­стов — напри­мер, РКРП, ВКПБ, РПР, группа жур­нала «Про­рыв» и дру­гие. Самое позор­ное их дея­ние про­тив рабо­чего класса за послед­нее время — под­держка т. н. «спе­ци­аль­ной воен­ной опе­ра­ции» рос­сий­ского импе­ри­а­лизма. Теперь оте­че­ствен­ные псев­до­ком­му­ни­сты, как «орто­док­саль­ные марк­си­сты», так и «широ­ко­ле­вые» вроде удаль­цов­ского Левого Фронта стали пря­мыми соучаст­ни­ками нынеш­ней бойни. И, конечно, вен­чает весь этот спи­сок лево­пат­ри­о­ти­че­ского сброда КПРФ — изна­чально бур­жу­аз­ная пар­тия, один из стол­пов рос­сий­ского бур­жу­аз­ного режима. В гла­зах широ­ких масс в Рос­сии, тем не менее, именно она счи­та­ется наслед­ни­цей КПСС.

На фоне этой поли­тики самого пошлого оппор­ту­низма встал вопрос: дало ли нам пост­со­вет­ское «ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние» что-либо поло­жи­тель­ное? В ходе дис­кус­сии среди нашего кол­лек­тива и наших сто­рон­ни­ков стало ясно, что это не про­сто игры разума вокруг собы­тий новей­шей исто­рии. Речь идёт о слож­ных и важ­ных вопро­сах: о соот­но­ше­нии объ­ек­тив­ных усло­вий и субъ­ек­тив­ных уси­лий в дея­тель­но­сти ком­му­ни­стов, о том, в какой мере наши пред­ше­ствен­ники ответ­ственны за то состо­я­ние, в кото­ром дви­же­ние ока­за­лось на пороге новой эпохи импе­ри­а­ли­сти­че­ских войн. Я хотел бы поде­литься сво­ими мыс­лями на этот счёт. 

Я стал сто­рон­ни­ком ком­му­низма в 2005 году, в 2006–2013 гг. я состоял в РКРП, поэтому мне есть что ска­зать. Мне тяжело наблю­дать нынеш­нее позор­ное пре­смы­ка­ние перед вла­стью мно­гих из тех, кого счи­тал това­ри­щами и учи­те­лями, кем вос­хи­щался и с кого ста­рался брать при­мер. Я вполне пони­маю тех това­ри­щей, кто не хочет иметь ничего общего с выро­див­ши­мися оскол­ками КПСС и счи­тает их силой, кото­рая по клас­со­вой при­роде все­гда была враж­дебна про­ле­та­ри­ату. Однако мы, носи­тели науч­ного миро­воз­зре­ния, и здесь не должны под­да­ваться эмо­циям и огра­ни­чи­ваться одними гнев­ными про­кля­ти­ями, пус­кай и заслу­жен­ными. Для взве­шен­ной оценки исто­ри­че­ского пути пост­со­вет­ских пар­тий и дви­же­ний, назы­вав­ших себя ком­му­ни­сти­че­скими, в том числе их нынеш­него краха и отвра­ти­тель­ного пре­да­тель­ства, необ­хо­димо взгля­нуть на объ­ек­тив­ную обста­новку того вре­мени, в кото­рое они сформировались. 

Сразу ого­во­рюсь: в этом тек­сте я буду назы­вать ком­му­ни­стами всех, кто счи­тал своей целью вос­ста­нов­ле­ние в Рос­сии соци­а­ли­сти­че­ского строя, как бы он его ни пони­мал. Марк­си­стов среди них при этом было чрез­вы­чайно мало. Да, строго говоря, эти два тер­мина не явля­ются сино­ни­мами: исто­рия знала и уто­пи­че­ских ком­му­ни­стов, есте­ственно, не являв­шихся марк­си­стами, не стро­ив­ших свою тео­рию на науч­ных осно­ва­ниях. Чле­нов пар­тий, обра­зо­вав­шихся на руи­нах КПСС, — бóль­шую их часть, кото­рая всё-таки хотела вос­ста­нав­ли­вать соци­а­лизм, а не про­сто «воз­рож­дать былое вели­чие» — можно смело назвать уто­пи­че­скими ком­му­ни­стами нашей эпохи. Конечно, в этих пар­тиях были и чистые «имперцы-дер­жав­ники», а в КПРФ — и про­хо­димцы, искав­шие тёп­лое место в каком-нибудь совете депу­та­тов. Однако в девя­но­стых и нуле­вых их всё же было мень­шин­ство, и я поз­волю себе выне­сти этих пер­со­на­жей за скобки.

I

Ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние, сфор­ми­ро­вав­ше­еся в начале 1990-х гг., было про­дук­том позд­него СССР. Про­дук­том обще­ства раз­ла­га­ю­ще­гося соци­а­лизма, в кото­ром бур­жу­аз­ная идео­ло­гия побе­дила, а ком­му­низм был дис­кре­ди­ти­ро­ван как «несбы­точ­ная сказка» в гла­зах боль­шей части насе­ле­ния. Таковы были крайне небла­го­при­ят­ные стар­то­вые усло­вия у новых ком­му­ни­сти­че­ских орга­ни­за­ций — РКРП, «Тру­до­вой Рос­сии», ВКПБ, РПК, «Союза ком­му­ни­стов» и т. д. И под­го­то­вили эти усло­вия явно не рядо­вые члены КПСС, про­стые совет­ские люди, кото­рые и соста­вили основ­ную массу чле­нов пост­со­вет­ских компартий. 

Чтобы отыс­кать при­чину, по кото­рой всё так сло­жи­лось, прежде всего необ­хо­димо бро­сить взгляд на поли­тику вер­хушки КПСС послед­них деся­ти­ле­тий суще­ство­ва­ния СССР. Эта вер­хушка, отме­тим, воз­глав­ляла не только Совет­ский Союз, но и весь блок соци­а­ли­сти­че­ских стран (кроме отко­лов­шихся Китая и Алба­нии), а также бóль­шую часть ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния в капи­та­ли­сти­че­ских странах.

Под руко­вод­ством этих людей нача­лась дегра­да­ция марк­сист­ской тео­ре­ти­че­ской мысли в СССР, и нача­лась задолго до Пере­стройки. Пар­тий­ное руко­вод­ство во главе с Н. С. Хру­щё­вым во все­услы­ша­ние пообе­щало постро­ить ком­му­низм в СССР к 1980 году. Мы со своим послезна­нием можем сколько угодно гово­рить о том, что Хру­щёв был не тео­ре­тик ком­му­низма, а «трепло куку­руз­ное»; можем и порас­суж­дать о том, что ника­кой пол­ный ком­му­низм нельзя было постро­ить в отдельно взя­той стране, когда на боль­шей части зем­ного шара гос­под­ствуют капи­та­ли­сты. Однако рядо­вые совет­ские граж­дане тех лет верили в этот попу­лист­ский аван­тю­ри­сти­че­ский лозунг. Верили они и в пар­тию, кото­рая, как им каза­лось, все­гда права, нико­гда их не обма­нет и даже не допу­стит ошибок.

Акси­ома «пар­тия все­гда права, поэтому любая кри­тика её линии есть анти­со­ве­тизм» утвер­ди­лась ещё в 1930-х и вплоть до Пере­стройки оста­ва­лась незыб­ле­мой. Эта акси­ома поз­во­ляла резко менять «гене­раль­ную линию пар­тии» в кри­ти­че­ских ситу­а­циях, а также оправ­ды­вать зад­ним чис­лом ошибки руко­вод­ства. Напри­мер, в 1927 году руко­во­див­шая ВКП(б) ста­лин­ско-буха­рин­ская группа раз­гро­мила левую оппо­зи­цию во главе с Троц­ким. Послед­няя при­зы­вала начать наступ­ле­ние на кула­че­ство и дру­гие экс­плу­а­та­тор­ские слои совет­ского обще­ства, уско­рить инду­стри­а­ли­за­цию и кол­лек­ти­ви­за­цию сель­ского хозяй­ства, в то время как Буха­рин при­зы­вал про­дол­жить идти на ком­про­миссы с бур­жу­аз­ным клас­сом. Когда же поли­тика побе­див­шей сто­роны при­вела к про­до­воль­ствен­ному кри­зису, Ста­лин сумел быстро свер­нуть НЭП, дей­ствуя куда более ради­кально, чем пред­по­ла­гала про­грамма сто­рон­ни­ков Троц­кого, а в ошиб­ках преды­ду­щего курса обви­нить своих оппо­нен­тов из раз­гром­лен­ных оппо­зи­ций — как левой, так и пра­вой. Позже Хру­щёв смог обойти все неудоб­ные вопросы к поли­тике пар­тии, обви­нив во всех ошиб­ках Ста­лина, а также Берию и «анти­пар­тий­ную группу», сде­лав вид, что пар­тий­ные руко­во­ди­тели, под­дер­жав­шие курс Хру­щёва, как и он сам, будто бы не имеют к урод­ствам ста­лин­ского вре­мени ника­кого отно­ше­ния1

При этом, хотя совет­ский народ и про­дол­жал дове­рять ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, вопросы к ней всё же копи­лись: о сущ­но­сти репрес­сий трид­ца­тых годов, о роли Ста­лина в соци­а­ли­сти­че­ском стро­и­тель­стве, об идео­ло­ги­че­ских зиг­за­гах ста­лин­ского и позже хру­щёв­ского пери­о­дов. Только вот после сня­тия Хру­щёва бреж­нев­ское руко­вод­ство пар­тии стало исполь­зо­вать упо­мя­ну­тую акси­ому ещё более цинично, чем Ста­лин и Хру­щёв: оно совсем пере­стало отве­чать на вызовы вре­мени. Т. н. «бреж­нев­ский застой» при всём своём внеш­нем бла­го­по­лу­чии стал эпо­хой посте­пен­ного уми­ра­ния марк­сист­ской мысли в КПСС и ком­му­ни­сти­че­ских иде­а­лов среди совет­ских людей.

Тот самый «пол­ный ком­му­низм к 1980 году» попро­сту исчез из пар­тий­ной про­па­ганды сразу же после отставки Хру­щёва. Быв­шего главу пар­тии разок покри­ти­ко­вали на Пле­нуме ЦК КПСС в марте 1965 г. за пре­сло­ву­тый волюн­та­ризм, но важ­ней­шую для совет­ского обще­ства пер­спек­тиву пере­хода от соци­а­лизма к выс­шей фазе ком­му­низма (в хру­щёв­ском пони­ма­нии) новое руко­вод­ство про­игно­ри­ро­вало. Никто из руко­во­ди­те­лей бреж­нев­ской КПСС за более чем 20 лет не сде­лал чест­ного пуб­лич­ного заяв­ле­ния о том, что постро­е­ние ком­му­низма к 1980 году было лишь мира­жом, пустыми сло­вами оппор­ту­ни­стов у вла­сти. Это уда­рило бы по выше­упо­мя­ну­тому дог­мату о без­оши­боч­но­сти пар­тии. Поэтому о лозунге про­сто «забыли», сде­лали вид, что его будто бы нико­гда не было.

Ком­му­ни­сти­че­ская пер­спек­тива в бреж­нев­ское время была ото­дви­нута на неопре­де­лён­ный срок под раз­го­воры об «эпохе раз­ви­того соци­а­лизма», кото­рая должна была про­длиться неиз­вестно какое коли­че­ство лет. Абсо­лютно никак не про­ра­ба­ты­ва­лись вопросы о пере­ходе от соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства к системе обще­ствен­ного само­управ­ле­ния, о лик­ви­да­ции про­ти­во­ре­чия между умствен­ным и физи­че­ским тру­дом, между горо­дом и дерев­ней и про­чие основ­ные моменты пере­хода к ком­му­низму. Все совет­ские изда­ния на тему «Какие шаги к пол­ному ком­му­низму воз­можно сде­лать в СССР 1970-х гг.» содер­жали лишь абстракт­ные рас­суж­де­ния без какой-либо конкретики. 

Обра­зо­вав­шийся идей­ный вакуум посте­пенно запол­нялся раз­лич­ного сорта анти­ком­му­ни­сти­че­скими идео­ло­ге­мами. Ска­жем, Ста­лин в офи­ци­аль­ной совет­ской науке и куль­туре бреж­нев­ского пери­ода суще­ство­вал почти исклю­чи­тельно как вое­на­чаль­ник в годы войны. Его роль в дру­гих собы­тиях, сво­ди­лась к паре строк в учеб­нике по исто­рии КПСС, где гово­ри­лось про одного из ленин­цев, допу­стив­шего, однако, культ лич­но­сти. В резуль­тате в нефор­мально-пат­ри­о­ти­че­ских кру­гах сфор­ми­ро­вался очень попу­ляр­ный миф о Ста­лине как наци­о­на­ли­сте, отка­зав­шемся от марк­сизма. Миф осно­вы­вался на фак­тах, свя­зан­ных с пат­ри­о­ти­че­ским пово­ро­том позд­не­ста­лин­ского вре­мени2 . Этому и дру­гим подоб­ным мифам во вре­мена Союза так и не была дана науч­ная оценка, и всё по той же при­чине: офи­ци­аль­ная идео­ло­гия КПСС обхо­дила все ост­рые углы.

В то же время неви­данно высо­кий по срав­не­нию с про­шлым уро­вень жизни в СССР «эпохи застоя» создал у масс иллю­зию, что всё и так хорошо и не надо делать ника­ких рез­ких дви­же­ний. И совет­ских людей стар­шего поко­ле­ния, от рядо­вых граж­дан до извест­ных «ста­ри­ков из Полит­бюро», можно понять: в срав­не­нии с усло­ви­ями 1920–40-х гг. соци­аль­ные дости­же­ния после­во­ен­ного СССР каза­лись «почти ком­му­низ­мом». Однако в реаль­но­сти, как мы теперь пони­маем, бла­го­по­луч­ная как нико­гда страна шла к сво­ему позор­ному краху. Росли новые поко­ле­ния, кото­рые уже не пом­нили эпохи инду­стри­а­ли­за­ции и Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, кото­рые срав­ни­вали 1970-е не с 1930-ми, а с теми же 1970-ми в наи­бо­лее раз­ви­тых капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах. Совет­скую же идео­ло­гию, пол­ную замал­чи­ва­ний и про­ти­во­ре­чий, они начи­нали вос­при­ни­мать как ничего не зна­ча­щие риту­аль­ные фразы, в кото­рые верят либо дураки, либо мате­ри­ально заин­те­ре­со­ван­ные номен­кла­тур­щики. Всё это нарас­тало в СССР весь бреж­нев­ский период, а затем выли­лось в быст­рое при­ня­тие мас­сами идеи пере­хода к рыноч­ной эко­но­мике и раз­рыва с «ком­му­ни­сти­че­ской утопией».

«Демо­краты», как тогда назы­вали всех сто­рон­ни­ков капи­та­лизма, в эпоху Пере­стройки при­влекли на свою сто­рону прежде всего моло­дёжь. Ту самую, кото­рая выросла в бла­го­по­луч­ные 1970–80-е гг. и кото­рой изъ­яны совет­ского строя пред­став­ля­лись нестер­пи­мыми на фоне кра­си­вой кар­тинки запад­ного капи­та­лизма. По дру­гую же сто­рону бар­ри­кад по боль­шей части были люди стар­ших поко­ле­ний, сфор­ми­ро­вав­ши­еся в ста­лин­скую и хру­щёв­скую эпоху, вос­при­ни­мав­шие «застой» как более сытое про­дол­же­ние преды­ду­щего времени. 

Нечто похо­жее про­ис­хо­дит и в совре­мен­ной Рос­сии. Есть люди за 40, кото­рые боятся воз­вра­ще­ния лихих 90-х и поэтому под­дер­жи­вают нынеш­нюю власть. Есть вырос­шая при Путине моло­дёжь, кото­рая этого страха не испы­ты­вает. Зна­чи­тель­ная часть моло­дого поко­ле­ния пони­мает откро­вен­ную лжи­вость соло­вьё­вых, кисе­лё­вых и про­чих тру­ба­ду­ров нынеш­ней вла­сти, но при этом во всём дове­ряет про­па­ган­ди­стам из числа либе­раль­ных оппо­зи­ци­о­не­ров, кото­рые в массе своей ничем не лучше. В резуль­тате с обеих сто­рон мно­жатся лжи­вые идео­ло­гемы: одни верят в искрен­ность так назы­ва­е­мой «дена­ци­фи­ка­ции», дру­гие объ­яв­ляют кош­мар 90-х выдум­кой путин­ской пропаганды.

II

Сред­не­ста­ти­сти­че­ский ком­му­нист эпохи Ель­цина — это немо­ло­дой чело­век, к пере­стройке достиг­ший уже как мини­мум 40–50 лет3 . Для боль­шин­ства таких людей собы­тия 1991 г. стали пол­ней­шей неожи­дан­но­стью. Весь их соци­аль­ный опыт, всё их обра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние гово­рили им о невоз­мож­но­сти подоб­ных собы­тий. Пер­спек­тива воз­вра­ще­ния СССР к капи­та­лизму деся­ти­ле­ти­ями рас­смат­ри­ва­лась как фан­та­сти­че­ская, как нечто менее реаль­ное, чем ино­пла­нет­ное втор­же­ние. Ведь «нико­гда не оши­ба­ю­ща­яся ленин­ская пар­тия» не допус­кала ни малей­шего сомне­ния в пол­ной и окон­ча­тель­ной победе социализма.

Теперь же сто­рон­ники соци­а­лизма вне­запно для себя ока­за­лись во враж­деб­ном окру­же­нии. Анти­ком­му­ни­сти­че­ский настрой боль­шин­ства людей, осо­бенно моло­дых, при­во­дил тех, кто про­дол­жал счи­тать себя ком­му­ни­стом, к озлоб­лен­но­сти на про­тив­ни­ков и на весь окру­жа­ю­щий мир. Как раз от тогдаш­ней левой прессы позд­нее и взяла гнев­ные крики о «про­даже Родины за гам­бур­гер» про­па­ганда рос­сий­ской вла­сти, кото­рая теперь обви­няет в попытке новой про­дажи всех несо­глас­ных с ней, невзи­рая на их поли­ти­че­ские взгляды.

У абсо­лют­ного боль­шин­ства тогдаш­них ком­му­ни­стов отсут­ство­вало стрем­ле­ние к сколько-нибудь трез­вой оценке при­чин краха СССР. Вме­сто этого ком­му­ни­сты попро­сту отка­зы­ва­лись при­знать тоталь­ное пора­же­ние соци­а­лизма на тот момент, при­знать, что СССР и КПСС больше нет, что пар­тию — и затем госу­дар­ство — при­дётся вос­со­зда­вать с нуля. Боль­шин­ство счи­тало, что собы­тия 1991 года — это какая-то слу­чай­ность, а совет­ский народ и его пар­тия живы, «ушли в духов­ное под­по­лье» и скоро воз­ро­дятся. Отсюда и все игры тех лет в «вос­ста­но­ви­тель­ные съезды КПСС». За зва­ние КП РСФСР, состав­ной части КПСС, якобы воз­ро­див­шейся под новым назва­нием, в своё время все­рьёз спо­рили КПРФ и РКРП; вожди этих пар­тий исклю­чали друг друга из уже несу­ще­ству­ю­щей пар­тии!4 Более того, уже в наше время зна­чи­тель­ная часть РКРП с вос­тор­гом вос­при­няла появ­ле­ние афе­ри­стов и дура­ков, назы­ва­ю­щих себя граж­да­нами СССР (ныне орга­ни­за­ция при­знана экс­тре­мист­ской и запре­щена в РФ), угля­дев в них сти­хий­ное дви­же­ние народа за воз­рож­де­ние Родины, и стала брать с них пример.

Члены пост­со­вет­ских ком­пар­тий видели себя чем-то вроде совет­ских людей 1940-х гг., кото­рым в этот раз при­шлось дей­ство­вать в пол­но­стью окку­пи­ро­ван­ной «либе­раль­ными фаши­стами» стране, став­шей мари­о­нет­кой запад­ного импе­ри­а­лизма, прежде всего аме­ри­кан­ского. Им каза­лось, что пар­тия, армия и про­чие чест­ные совет­ские люди про­дол­жали борьбу в форме «холод­ной граж­дан­ской войны» во главе с непре­дав­шими Родину пар­тий­ными руко­во­ди­те­лями. Послед­них больше всего ока­за­лось в руко­вод­стве КПРФ: Г. Зюга­нов, В. Куп­цов, В. Кашин и т. д. Это во мно­гом и опре­де­лило то, что зюга­нов­ская пар­тия стала самой мас­со­вой. Кроме того, идео­ло­гия пере­хода от интер­на­ци­о­на­ли­сти­че­ских, ате­и­сти­че­ских и про­чих «догм» к обще­на­род­ному пат­ри­о­тизму, с точки зре­ния ком­му­ни­стов, наи­бо­лее соот­вет­ство­вала ситу­а­ции вто­рой Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, когда надо было спа­сать страну и народ от геноцида.

Ком­му­ни­сты в ходе борьбы с новым бур­жу­аз­ным режи­мом руко­вод­ство­ва­лись не столько марк­сист­ской, сколько пат­ри­о­ти­че­ской, «обще­на­род­ной» про­грам­мой. Каза­лось, что Рос­сия гиб­нет, что её народ обре­чён на выми­ра­ние, и что поэтому цель ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния — спа­сти страну в любом виде. Сей­час-то мы пони­маем, что про­ис­хо­дило ника­кое не уни­что­же­ние «Рос­сии вообще», а уни­что­же­ние Рос­сии соци­а­ли­сти­че­ской — и сози­да­ние вме­сто неё Рос­сии бур­жу­аз­ной. Послед­няя ока­за­лась спо­собна быть силь­ным импе­ри­а­ли­сти­че­ским госу­дар­ством, кон­ку­рен­том США и ЕС. Но даже сего­дня мно­гие лже­марк­си­сты этого не понимают. 

Ком­му­ни­сты напе­ре­бой тре­бо­вали воз­рож­де­ния пат­ри­о­тизма, укреп­ле­ния госу­дар­ства, ува­же­ния к армии и много чего ещё из того, что затем успешно было осу­ществ­лено при Путине. Неуди­ви­тельно, что им теперь нра­вится то, к чему мы в итоге при­шли. Даже ради­каль­ный анти­со­вет­ский левак Алек­сандр Тара­сов тре­бо­вал вве­де­ния в Рос­сии ста­туса ино­агента по при­меру США и соот­вет­ству­ю­щих репрес­сий про­тив полу­чив­ших этот ста­тус5 . В 2000 году это зву­чало очень экс­цен­трично. Полу­чите, распишитесь!

В ель­цин­скую эпоху дей­стви­тельно могло казаться, что «марк­сизм не рабо­тает». Про­грес­сив­ный рабо­чий класс в СССР в зна­чи­тель­ной мере под­дер­жал рестав­ра­цию капи­та­лизма. Тот же рабо­чий класс в капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах не только не совер­шил рево­лю­цию, но и, как вну­шала пере­стро­еч­ная про­па­ганда, был пол­но­стью дово­лен капи­та­лиз­мом. Все утвер­жде­ния о незыб­ле­мо­сти соци­а­ли­сти­че­ского строя ока­за­лись ошиб­кой. «Ленин­ский» ЦК КПСС, все пар­тий­ные струк­туры и кафедры марк­сизма-лени­низма ока­за­лись напол­нены буду­щими пре­да­те­лями. Всё это нахо­ди­лось в вопи­ю­щем про­ти­во­ре­чии с марк­сиз­мом, точ­нее, с тем, что пода­ва­лось совет­ским людям под видом марксизма. 

В то же время и рос­сий­ское обще­ство пер­вой поло­вины девя­но­стых, будучи пере­ход­ным зве­ном между соци­а­лиз­мом и капи­та­лиз­мом, было уни­каль­ным по своей соци­аль­ной струк­туре. На более-менее успешно адап­ти­ро­вав­шихся к новой эпохе ель­ци­ни­стов и ока­зав­шихся в усло­виях соци­аль­ной ката­строфы совет­ских пат­ри­о­тов раз­де­ли­лись и рабо­чие, и интел­ли­ген­ция, и быв­шие номен­кла­тур­щики, и дру­гие группы совет­ского обще­ства. Соци­аль­ный состав сто­рон­ни­ков обеих основ­ных поли­ти­че­ских сил был очень сме­шан­ным, линия раз­лома во мно­гом про­хо­дила по воз­раст­ному (моло­дёжь за демо­кра­тов, стар­шие поко­ле­ния за ком­му­ни­стов) и гео­гра­фи­че­скому (круп­ные города за пер­вых, неболь­шие города и село за вто­рых) при­зна­кам. В усло­виях фор­ми­ру­ю­щейся рыноч­ной эко­но­мики у моло­дёжи в круп­ных горо­дах было куда больше, чем теперь, шан­сов выбиться в ряды соб­ствен­ни­ков или хотя бы их высо­ко­опла­чи­ва­е­мой обслуги. Мало кому это уда­лось, но пыта­лись мно­гие: мас­со­вое заня­тие мел­ким и мель­чай­шим биз­не­сом — одна из харак­тер­ных при­мет той эпохи. Такая ситу­а­ция зна­чи­тельно сни­жала уро­вень соци­аль­ного про­те­ста, для очень мно­гих людей ком­пен­си­руя ката­стро­фи­че­ские послед­ствия рестав­ра­ции капи­та­лизма6

Вслед­ствие этого ком­му­ни­сты скеп­ти­че­ски смот­рели на клас­си­че­ские схемы из совет­ских учеб­ни­ков, кото­рые никак не объ­яс­няли про­ис­хо­див­шее про­ти­во­сто­я­ние не столько между клас­сами, сколько между совет­скими людьми и «новыми рус­скими». Стрем­ле­ние найти ответы на вопросы вкупе с тем, что акту­а­ли­за­цией марк­сист­ской тео­рии никто не зани­мался, при­во­дило к тому, что во главе угла ока­зы­ва­лось пат­ри­о­ти­че­ское и даже прямо наци­о­на­ли­сти­че­ское миро­воз­зре­ние. Бест­сел­ле­рами среди акти­ви­стов были труды раз­лич­ных анти­ли­бе­раль­ных и анти­за­пад­ных кон­спи­ро­ло­гов. Вспо­ми­наю, какая лите­ра­тура ходила среди пожи­лых чле­нов КПРФ и РКРП в сере­дине — вто­рой поло­вине нуле­вых: Ю.Мухин, С. Кара-Мурза, А. Пар­шев, раз­лич­ные их запад­ные ана­логи вроде писа­нины про «Коми­тет 300» или «миф о Холо­ко­сте». Отлич­ный набор цитат, харак­тер­ных для выступ­ле­ний и ста­тей чле­нов РКРП, име­ется в дав­ней ста­тье мао­и­ста Олега Тор­ба­сова с кри­ти­кой пар­тии7 . При всей невер­но­сти взгля­дов автора кар­тина интел­лек­ту­аль­ного ада в голо­вах тогдаш­них ком­му­ни­стов изоб­ра­жена здесь верно и очень пока­за­тельно. Нена­ви­деть всё, что при­шло с Запада, всё, что появи­лось в стране после 1991 года, всё, что ассо­ци­и­ру­ется с нена­вист­ными «демо­кра­тами» — к этому сво­ди­лась поли­ти­че­ская идео­ло­гия боль­шей части из них.

Эту среду допол­няло незна­чи­тель­ное коли­че­ство тогдаш­них «анти­со­вет­ских левых». Левые дис­си­денты и про­тив­ники КПСС созда­вали свои тео­рии, часто не менее безум­ные, осно­вы­ва­ясь на запад­ном троц­кизме, анар­хизме и мао­изме и допол­няя их сво­ими фан­та­зи­ями. СССР в луч­шем слу­чае пред­став­лялся им госу­дар­ствен­ным капи­та­лиз­мом, а в худ­шем — вари­ан­том фео­да­лизма, ази­ат­ского спо­соба про­из­вод­ства или рабо­вла­де­ния. Из всех этих людей можно ска­зать что-то поло­жи­тель­ное только о выше­упо­мя­ну­том Алек­сан­дре Тара­сове, кото­рый при всём анти­марк­сизме своей «тео­рии супер­эта­тизма» стал авто­ром весьма инте­рес­ных работ по исто­рии рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния. Ныне, впро­чем, его группа свер­нула свою дея­тель­ность, напо­сле­док пло­щадно обру­гав всех осталь­ных левых за несо­от­вет­ствие тара­сов­ским пред­став­ле­ниям о пра­виль­ных революционерах.

Все это раз­но­шёрст­ное сбо­рище людей, в основ­ном не пони­мав­ших, что про­ис­хо­дит и что нужно делать, про­шло через ель­цин­скую эпоху, тер­пело одно пора­же­ние за дру­гим и постав­ляло бур­жу­аз­ному режиму новые кадры для его укреп­ле­ния. В октябре 1993 года были раз­гром­лены сто­рон­ники Вер­хов­ного Совета. Их вожди — Хас­бу­ла­тов, Руц­кой и дру­гие — вскоре ока­за­лись в обойме сто­рон­ни­ков Кремля. После пора­же­ния на выбо­рах 1996 г. от серьёз­ной борьбы за власть отка­зы­ва­ется КПРФ вме­сте со сво­ими «крас­ными дирек­то­рами» и «крас­ными губер­на­то­рами», став веч­ной «систем­ной оппо­зи­цией», стре­мя­щейся в первую оче­редь к спо­кой­ной жизни в Госу­дар­ствен­ной Думе. Ника­кими рево­лю­ци­он­ными изме­не­ни­ями не закан­чи­ва­ются и мас­со­вые заба­стовки 1997–1999 гг., вклю­чая «рель­со­вую войну» на Куз­бассе и захват рабо­чими Выборг­ского ЦБК. Участ­ники этих собы­тий удо­вле­тво­ря­ются част­ными уступ­ками, прежде всего выпла­той дол­гов по зара­бот­ной плате. 

Про­тест тех лет в основ­ном завер­ша­ется вме­сте с назна­че­нием пра­ви­тель­ства Е. При­ма­кова, кото­рое уже состо­яло из «креп­ких хозяй­ствен­ни­ков», а не из дем­шизы гай­да­ров­ского толка. А дальше было появ­ле­ние на поли­ти­че­ской сцене пре­ем­ника Ель­цина, нахо­дя­ще­гося у вла­сти до сих пор и став­шего куми­ром для мно­гих ком­му­ни­стов 1990-х.

III

2000-е гг. стали для ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния пери­о­дом вос­по­ми­на­ний о ель­цин­ской эпохе и ожи­да­ния её ско­рого воз­вра­ще­ния. В прессе и на начав­ших тогда появ­ляться интер­нет-сай­тах про­дол­жала гос­под­ство­вать рито­рика о гибели страны, гено­циде, выми­ра­нии по мил­ли­ону в год. Всё те же фей­ко­вые цитаты Олбрайт и Тэт­чер о необ­хо­ди­мо­сти лик­ви­да­ции Рос­сии, всё те же выдержки из Плана Дал­леса (на самом деле — из романа «Веч­ный зов» совет­ского писа­теля Ива­нова), всё те же закли­на­ния вроде «если ком­му­ни­сты не при­дут к вла­сти в тече­ние 5 лет, страны не будет»…

Это уже совер­шенно не соот­вет­ство­вало ситу­а­ции новой эпохи. В резуль­тате КПРФ рас­ка­лы­ва­ется, лиша­ется преж­него боль­шого вли­я­ния. Из неё ухо­дят как глав­ные при­спо­соб­ленцы, так и немно­гие люди, похо­жие на марк­си­стов. А вне­си­стем­ные орга­ни­за­ции ком­му­ни­стов про­сто выми­рают, во мно­гих реги­о­нах их вскоре не оста­ётся совсем.

В новых усло­виях лево­пат­ри­о­ти­че­ская идео­ло­гия с её исте­ри­ками о ско­рой лик­ви­да­ции Рос­сии только оттал­ки­вала разум­ных людей. При­вле­кала она лишь горстку пен­си­о­не­ров да несколько более мно­го­чис­лен­ную, чем в ель­цин­скую эпоху, моло­дёжь, при­хо­див­шую на эмо­циях и, как пра­вило, не имев­шую ника­кого пред­став­ле­ния о марк­сист­ской тео­рии. Как верно пишет Вла­ди­мир При­бой, эпоха ран­него Путина озна­ме­но­ва­лась демо­гра­фи­че­ской ямой в ком­му­ни­сти­че­ских орга­ни­за­циях: как тогда гово­рили, «либо пио­нер, либо пен­си­о­нер»8 .

Левая моло­дёжь того вре­мени, к кото­рой отно­сился и автор этих строк, как пра­вило, без вся­кой кри­тики пере­ни­мала идео­ло­гию стар­ших това­ри­щей, за исклю­че­нием разве что откро­вен­ного наци­о­на­лизма или наи­бо­лее зам­ше­лых про­кля­тий в адрес рок-музыки и про­чей запад­ной куль­туры. Мас­со­вое вли­я­ние было утра­чено, необ­хо­ди­мость тео­ре­ти­че­ского осмыс­ле­ния эпохи не была понята. Глав­ным делом ком­му­ни­стов стали бес­ко­неч­ные акции про­те­ста по любому поводу, теперь уже часто для самих себя. Тогдаш­ние моло­дёж­ные марши «Анти­ка­пи­та­лизм» стали орга­ни­че­ским допол­не­нием к про­чим левым риту­а­лам. Вокруг улич­ной поли­тики фор­ми­ро­ва­лись и новые орга­ни­за­ции, напри­мер, «Левый фронт», кото­рый и вовсе отка­зался от марк­сист­ской тео­ре­ти­че­ской основы. Изна­чально Сер­гей Удаль­цов был чле­ном «Тру­до­вой Рос­сии» Вик­тора Анпи­лова, но затем лич­ные амби­ции сде­лали своё дело9

Эпоха ран­него Путина во мно­гом ока­за­лась для ком­му­ни­сти­че­ских орга­ни­за­ций, в том числе и моло­дёж­ной их части, без­дарно поте­рян­ным вре­ме­нем. Акти­ви­сты бегали за мира­жами нового подъ­ёма мас­со­вого про­те­ста образца 1993-го или 1998-го, видя тако­вой в любых мало-маль­ски круп­ных митин­гах. Пре­красно помню, как в январе — фев­рале 2005 г., когда во мно­гих рос­сий­ских горо­дах вспых­нули митинги пен­си­о­не­ров и инва­ли­дов про­тив «моне­ти­за­ции льгот», левые газеты были запол­нены кри­ками о рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции. В фор­ми­ро­вав­шихся «коор­ди­на­ци­он­ных сове­тах про­тестных дей­ствий» неко­то­рые видели про­об­раз Сове­тов как аль­тер­на­тив­ных орга­нов вла­сти и т. д. На деле же про­те­сты, конечно же, стихли после неко­то­рых усту­пок. Сей­час же об этой «седой рево­лю­ции» уже мало кто помнит.

Точно так же рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние мно­гие наивно видели в каж­дой эко­но­ми­че­ской заба­стовке. Сколько было ска­зано во вто­рой поло­вине 2000-х гг. о «подъ­ёме рабо­чего дви­же­ния» в Рос­сии! На деле подъём этот пред­став­лял собой лишь неболь­шое число заба­сто­вок, орга­ни­зо­ван­ных часто проф­со­ю­зами, неза­ви­си­мыми от ФНПР, при под­держке проф­со­юз­ных орга­ни­за­ций Запад­ной Европы. Алек­сей Этма­нов, лидер проф­со­юза на заводе «Форд» во Все­во­лож­ске, на несколько лет стал насто­я­щим куми­ром всех левых орга­ни­за­ций от ста­ли­ни­стов до анар­хи­стов. Неза­чем и гово­рить, что в резуль­тате всё это выли­лось в баналь­ное волон­тёр­ство левых акти­ви­стов в помощь чисто эко­но­ми­че­ским дей­ствиям проф­со­ю­зов. Идей­ного вли­я­ния ком­му­ни­сты на этом не заво­е­вали10

Одно­вре­менно 2000-е гг. — это появ­ле­ние и рас­про­стра­не­ние того, что полу­чило назва­ние крас­ного пути­низма. Рост уровня жизни, ста­биль­но­сти, начало кон­фрон­та­ции, пона­чалу очень осто­рож­ной, рос­сий­ских капи­та­ли­стов с запад­ными, пере­ход в оппо­зи­цию ряда оди­оз­ных фигур ель­цин­ского режима (вроде Бориса Нем­цова) — всё это вызвало у части ком­му­ни­стов иллю­зии смены сущ­но­сти пра­вя­щей груп­пи­ровки, того, что к вла­сти при­шли пат­ри­оты, кото­рые хотят оста­но­вить ката­строфу и спа­сти страну11 . Одним из пер­вых был быв­ший член РКРП Дмит­рий Яку­шев, заявив­ший о про­грес­сив­но­сти Путина на фоне аре­ста Ходор­ков­ского и «оран­же­вой рево­лю­ции» на Укра­ине в 2004–2005 гг. Сего­дня эту пози­цию раз­де­ляет бóль­шая часть ста­рых орга­ни­за­ций левее КПРФ, не говоря уж о самих зюга­нов­цах. Сам Яку­шев, что иро­нично, от под­держки нынеш­него рос­сий­ского пра­ви­тель­ства отка­зался12 .

Тор­же­ство «крас­ного пути­низма» в рядах остат­ков пост­со­вет­ских ком­пар­тий неуди­ви­тельно, если вспом­нить, что все эти ком­му­ни­сты изна­чально были не марк­си­стами, а пат­ри­о­тами, и ста­вили перед собой цель спа­сти Рос­сию, какой бы она ни была. Изме­ни­лись не столько ком­му­ни­сты, сколько идео­ло­гия и поли­тика бур­жу­аз­ного режима. Красно-корич­не­вые лозунги были ради­кально оппо­зи­ци­он­ными при либе­раль­ной вла­сти, но пре­вра­ти­лись в откро­вен­ное лакей­ство в новых условиях.

По сути крас­ные пути­ни­сты — это люди, кото­рые счи­тают себя ком­му­ни­стами и пыта­ются быть совет­скими людьми в усло­виях бур­жу­аз­ного госу­дар­ства: отно­ситься к этому госу­дар­ству, как к СССР, точно так же под­дер­жи­вать его и пахать на его благо, а при необ­хо­ди­мо­сти и уми­рать за него на полях сражений.

Осо­бенно яркий при­мер тут — нынеш­няя РКРП, точ­нее, то, что от неё оста­лось после всех недав­них рас­ко­лов. Уже в ходе СВО пози­ция пар­тии совер­шила новый шаг в сто­рону анти­марк­сист­ских пози­ций, став по сути враж­деб­ной ком­му­низму. Недав­ние заяв­ле­ния РКРП, сде­лан­ные в октябре 2022 г., обо­зна­чили её откро­вен­ный кол­ла­бо­ра­ци­о­низм, под­держку нынеш­ней вла­сти в одних рядах с КПРФ, много лет кри­ти­ку­е­мой чле­нами РКРП13

Дегра­да­ция дошла до конца: такие вот «орто­док­саль­ные марк­си­сты» стали охра­ни­те­лями бур­жу­аз­ного импе­ри­а­ли­сти­че­ского режима. Кроме сто­рон­ни­ков Вик­тора Тюль­кина и вождя ещё более безум­ной «РКРП(б)-КПСС» Алек­сандра Чере­па­нова в их числе можно назвать и отко­лов­шихся от РКРП в более ран­нее время Миха­ила Попова и Вале­рия Под­гу­зова с сек­тами их поклон­ни­ков. Ничего, кроме насмешки обма­ну­того сына из сти­хо­тво­ре­ния Лер­мон­това, подоб­ные отцы, точ­нее, деды не заслу­жи­вают. То, что они про­дукт эпохи, никак не сни­мает с них ответ­ствен­но­сти за пре­да­тель­ство. Потому что не все сгнили и про­да­лись (не важно, за деньги или за кра­си­вую кар­тинку путин­ского «ува­же­ния к совет­скому про­шлому») — даже среди вете­ра­нов РКРП нашлись крайне немно­го­чис­лен­ные люди, кто порвал с пар­тией, не пойдя на поводу «лево»-шовинистической дема­го­гии14

Только в 2010-х гг., после «Болот­ных про­те­стов» 2011–2012 гг. в Рос­сии и Евро­май­дана на Укра­ине, часть левых, пре­иму­ще­ственно моло­дых, поняла, в какой яме нахо­дится ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние. Этому спо­соб­ство­вало то, что пост­со­вет­ская спе­ци­фика рос­сий­ского капи­та­лизма в основ­ном уже ушла в про­шлое, и Рос­сий­ская Феде­ра­ция стала обыч­ным капи­та­ли­сти­че­ским обра­зо­ва­нием сред­ней мощи, одним из госу­дарств импе­ри­а­лизма вто­рого эше­лона, с типич­ной для капи­та­лизма клас­со­вой струк­ту­рой. Совет­ский народ исчез окон­ча­тельно, и одно­вре­менно забы­лись даже на уровне фольк­лора его анта­го­ни­сты, «новые русские».

Борьба между пат­ри­о­ти­че­скими и либе­раль­ными бур­жу­аз­ными силами при пол­ном ничто­же­стве левых, встро­ен­но­сти боль­шей их части в ту или дру­гую бур­жу­аз­ную груп­пи­ровку — вот с какой печаль­ной ситу­а­цией марк­си­сты Рос­сии, Укра­ины и дру­гих пост­со­вет­ских стран встре­тили тре­тий деся­ток лет после раз­ру­ше­ния СССР. Однако при­ток пред­ста­ви­те­лей новых поко­ле­ний про­дол­жился и даже уве­ли­чился, капи­та­лизм, как все­гда, даже при пол­ном банк­рот­стве его про­тив­ни­ков, про­дол­жает порож­дать своих буду­щих могиль­щи­ков. Бóль­шую часть новых сто­рон­ни­ков ком­му­низма КПРФ и дру­гие псев­до­ком­пар­тии совер­шенно не при­вле­кали, что и поро­дило взрыв­ной рост круж­ко­вого дви­же­ния. При­об­ще­нию моло­дёжи к марк­сизму спо­соб­ство­вали и тех­но­ло­ги­че­ские изме­не­ния, осо­бенно рас­про­стра­не­ние ско­рост­ного мобиль­ного интер­нета, что серьёзно упро­стило поиск еди­но­мыш­лен­ни­ков. К теку­щему моменту основ­ную массу круж­ков­цев состав­ляет уже люди, при­шед­шие в дви­же­ние в 2010-е гг., гораздо более адек­ват­ные нынеш­ней эпохе, чем левые «с боль­шим стажем». 

И теперь, в послед­ние годы, мы видим появ­ле­ние пусть пока и немно­го­чис­лен­ных, но марк­си­стов, отка­зав­шихся от пост­со­вет­ского уто­пи­че­ского ком­му­низма, начав­ших про­во­дить ком­му­ни­сти­че­скую работу. Среди них есть и люди, сфор­ми­ро­вав­ши­еся в СССР или же в ель­цин­скую и ранне-путин­скую эпоху, — ред­кие исклю­че­ния среди своих ровесников. 

IV

Пост­со­вет­ские ком­му­ни­сты девя­но­стых-нуле­вых если где и сыг­рали поло­жи­тель­ную роль, то только в том, что пока­зали нам, как не надо делать, пока­зали путь, кото­рый ведёт лишь к пора­же­нию и пре­вра­ще­нию либо в тусовку рекон­струк­то­ров, либо в шайку при­служ­ни­ков режима. И это тоже сво­его рода поло­жи­тель­ный вклад. 

Здесь вспо­ми­на­ются слова яркого пред­ста­ви­теля ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния пост­со­вет­ской РФ, фило­софа и члена (далеко не рядо­вого) зюга­нов­ской пар­тии Вла­ди­мира Орлова. В своей работе «Исто­рия чело­ве­че­ского интел­лекта» он пишет о средневековье:

«Не сле­дует, однако, думать, что период сред­не­ве­ко­вья пред­став­ляет собой пол­ный про­вал в исто­рии раз­ви­тия чело­ве­че­ского интел­лекта. При всех круп­ных поте­рях, свя­зан­ных с устра­не­нием реа­ли­сти­че­ской пара­дигмы, в нед­рах сред­не­ве­ко­вого интел­лекта совер­шался и опре­де­лён­ный про­гресс. Дости­же­нием сред­не­ве­ко­вого интел­лекта яви­лось прин­ци­пи­аль­ное исчер­па­ние антро­по­мор­фи­че­ской пара­дигмы в её рели­ги­оз­ной форме, что под­го­то­вило более позд­ний рас­цвет есте­ствен­но­на­уч­ного и фило­соф­ско-мате­ри­а­ли­сти­че­ского мыш­ле­ния»15

Так и мы, набив доста­точно шишек на невер­ном пути, сей­час ищем выход из пост­со­вет­ских тём­ных веков для марк­сизма, не менее тра­ги­че­ских, чем тём­ные века сред­не­ве­ко­вья для раз­ви­тия фило­соф­ского зна­ния. Марк­си­сты появи­лись в Рос­сии в борьбе с левыми пат­ри­о­тами, оши­бочно объ­яв­ляв­шими себя после­до­ва­те­лями Маркса и Ленина, появи­лись как отри­ца­ние всей идео­ло­гии и «суб­куль­туры» псев­до­ком­му­ни­сти­че­ского патриотизма.

Ста­рые ком­му­ни­сти­че­ские орга­ни­за­ции кро­шатся, выми­рают, пре­вра­ща­ются в кари­ка­туру. Новые марк­сист­ские объ­еди­не­ния воз­ни­кают безо вся­кой орга­ни­за­ци­он­ной связи с ними, вклю­чая в себя лишь отдель­ных вете­ра­нов дви­же­ния, ока­зав­шихся в состо­я­нии пре­одо­леть не-марк­сист­скую про­тест­ную идео­ло­гию. Такую тен­ден­цию мы наблю­даем и в Рос­сии, и в Бело­рус­сии, и в Казах­стане, Кир­ги­зии, Гру­зии и т. д., а также — в особо тра­ги­че­ских усло­виях — на Украине.

В борьбе же с поли­ти­кой бур­жу­аз­ного пра­ви­тель­ства ком­му­ни­сты пост­со­вет­ской Рос­сии совер­шенно ничего не доби­лись. Все «уступки» рос­сий­ских вла­стей были свя­заны исклю­чи­тельно с изме­нив­ши­мися потреб­но­стями пра­вя­щего класса.

Невоз­можно согла­ситься с Вла­ди­ми­ром При­боем, кото­рый пыта­ется найти у пост­со­вет­ских ком­пар­тий серьёз­ные успехи, за кото­рые мы должны были бы быть бла­го­дарны её чле­нам. Он пишет:

«…именно „совет­ским кон­сер­ва­то­рам“ уда­лось предот­вра­тить деком­му­ни­за­цию в Рос­сии. Без уси­лий этих смеш­ных дедов в тол­стых рого­вых очках зна­чи­тель­ная часть их пат­ла­тых моло­дых кри­ти­ков с томи­ками экзи­стен­ци­а­ли­стов вообще бы сей­час пальцы не гнула. Для любых левых в этой стране всё было бы „покруче“»16

Я счи­таю, что это выдумка, стрем­ле­ние выдать жела­е­мое за дей­стви­тель­ное из сочув­ствия к ста­рым сорат­ни­кам. Отсут­ствие в ель­цин­ской и путин­ской Рос­сии деком­му­ни­за­ции, как в Польше, При­бал­тике, пост­май­дан­ной Укра­ине и т. д., вызвано лишь тем, что рос­сий­скому бур­жу­аз­ному классу в целом не нужно пол­ное отре­че­ние от совет­ской эпохи, осуж­де­ние СССР как пре­ступ­ного режима.

Свое­об­раз­ная ком­про­мисс­ность новой бур­жу­аз­ной поли­ти­че­ской системы в Рос­сии выяви­лась сразу же. Даже в начале 1990-х при­зывы к мас­со­вым рас­пра­вам над ком­му­ни­стами были уде­лом наи­бо­лее мар­ги­наль­ной и неадек­ват­ной части либе­ра­лов вроде пар­тии Вале­рии Ново­двор­ской. Все эти трид­цать лет про­со­вет­ские пат­ри­оты недо­уме­вают, почему пар­тий­ная вер­хушка и сило­вые струк­туры были настолько пас­сивны в 1991 году. В то же время пра­во­ли­бе­раль­ные оппо­зи­ци­о­неры, осо­бенно в послед­ние годы, сокру­ша­ются по поводу отсут­ствия люст­ра­ций и деком­му­ни­за­ции, что, по их мне­нию, и стало при­чи­ной уста­нов­ле­ния путин­ского режима. На самом деле и то, и дру­гое было осо­бен­но­стью смены строя: в обмен на отсут­ствие реаль­ного сопро­тив­ле­ния совет­ские чинов­ники полу­чили воз­мож­ность оста­ваться у дел и при бур­жу­аз­ном режиме или уйти на почет­ную пен­сию, даже будучи слегка оппо­зи­ци­о­не­рами, — как, напри­мер, мно­го­лет­ний пер­вый сек­ре­тарь Перм­ского обкома КПСС Борис Коно­плёв. Дан­ный дея­тель с 1993 г. до смерти в 2008 г. был чле­ном КПРФ, в то же время посто­янно полу­чая знаки вни­ма­ния от бур­жу­аз­ной вла­сти, а после смерти был удо­стоен памят­ника, откры­того при уча­стии пер­вых лиц реги­о­наль­ной бур­жу­аз­ной вла­сти17 .

Дей­стви­тельно, в Польше, Вен­грии или Лат­вии такое было невоз­можно. Но совер­шенно не хочется радо­ваться за этих дедов в рого­вых очках и испы­ты­вать к ним ува­же­ние. Всё это про­дукты гни­е­ния КПСС, немало сде­лав­шие для укреп­ле­ния бур­жу­аз­ной вла­сти, обес­пе­чи­вая про­со­вет­скую часть её нынеш­ней идео­ло­гии, кото­рая полу­чила боль­шое зна­че­ние в нынеш­нем про­ти­во­сто­я­нии рос­сий­ского импе­ри­а­лизма с кон­ку­рен­тами на пост­со­вет­ском пространстве.

Оппо­нент При­боя Евге­ний База­ров пра­вильно ука­зы­вает на изна­чально не-марк­сист­скую сущ­ность пост­со­вет­ских ком­му­ни­стов, на то, что даже их победа при­вела бы мак­си­мум к чему-то вроде бело­рус­ского и китай­ского вари­ан­тов рестав­ра­ции капитализма.

Однако База­ров в своей ста­тье, бро­сая обви­не­ние про­мо­тав­шимся «отцам», совер­шенно недо­пу­сти­мым обра­зом выры­вает их дея­тель­ность из кон­тек­ста той эпохи. Кри­ти­куя пози­цию При­боя, он утверждает:

«Крах соци­а­ли­сти­че­ских госу­дарств пре­под­но­сится как явле­ние, вызы­ва­ю­щее неве­ро­ятно силь­ный аффект.
Дей­стви­тельно, крах СССР — эпо­халь­ное явле­ние, ради­кально изме­нив­шее жизни боль­шин­ства людей на пла­нете. Но будет ошиб­кой абсо­лю­ти­зи­ро­вать мас­со­вый аффект, вызван­ный раз­ва­лом СССР.
Ком­му­нист дол­жен в своей обще­ствен­ной дея­тель­но­сти руко­вод­ство­ваться нау­кой, марк­сиз­мом. Все ком­му­ни­сты — люди, и вполне понятно, если в усло­виях гума­ни­тар­ной ката­строфы чело­век, быв­ший ком­му­ни­стом, занят про­бле­мой выжи­ва­ния, а не марк­сиз­мом. Отход от ком­му­низма по при­чине ката­строфы можно понять по-чело­ве­че­ски. Но нужно честно при­знать, что при этом чело­век пере­стаёт быть ком­му­ни­стом на деле.
Ком­му­ни­сты же обя­заны были не под­даться голо­во­кру­же­нию от пора­же­ния. Они обя­заны были про­ве­сти науч­ный ана­лиз оши­бок дея­тель­но­сти КПСС, при­вед­ших пар­тию к пора­же­нию, работу над этими ошиб­ками. Иначе по какому праву нам счи­тать их ком­му­ни­стами?»
18

В том-то и дело, что это были ком­му­ни­сты, кото­рых в то же время нельзя назвать марк­си­стами. Они были порож­де­нием эпохи дегра­да­ции марк­сизма и совер­шенно не умели делать то, что должны были делать. Как уже гово­ри­лось выше, весь опыт их жизни, вся обще­ствен­ная наука, кото­рую они изу­чали в СССР, рабо­тали про­тив того, чтобы дать им понять вер­ные пути борьбы в усло­виях рестав­ра­ции капи­та­лизма. Дол­жен был сфор­ми­ро­ваться рос­сий­ский импе­ри­а­лизм, клас­си­че­ская соци­аль­ная струк­тура бур­жу­аз­ного обще­ства, сме­ниться поко­ле­ния, чтобы в нашей стране в сколько-нибудь зна­чи­мом коли­че­стве могли появиться марксисты. 

Разу­ме­ется, отдель­ные люди с кор­рект­ными взгля­дами могли появиться и тогда. Отре­флек­си­ро­вать про­ис­хо­дя­щее, отка­заться от совет­ских догм, не при­ни­мая догмы «демо­кра­тов» и не впав в «красно-корич­не­вую» эклек­тику, прийти к после­до­ва­тель­ному марк­сизму, к пони­ма­нию необ­хо­ди­мо­сти тео­ре­ти­че­ской под­го­товки, раз­ви­тия тео­рии, науч­ного ана­лиза ситу­а­ции в стране и мире — всё это воз­можно и при повсе­мест­ном гос­под­стве вырож­ден­ного уче­ния. Как гово­рится, раз в год и палка стре­ляет. Быть может, среди всей массы пуб­ли­ци­стики из девя­но­стых даже можно найти какие-то кру­пицы того самого после­до­ва­тель­ного марк­сизма19 . Но мас­со­вой тен­ден­цией по совер­шенно объ­ек­тив­ным при­чи­нам это быть не могло.

При всём том, что эпоха пора­же­ния целой системы соци­а­ли­сти­че­ских госу­дарств, их воз­вра­ще­ния к капи­та­лизму уни­кальна в исто­рии чело­ве­че­ства, опре­де­лён­ные ана­логи про­ис­хо­див­шего в раз­ви­тии рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния найти можно. Во мно­гом тупи­ко­вой ока­за­лась дея­тель­ность пер­вых соци­а­ли­сти­че­ских рево­лю­ци­он­ных орга­ни­за­ций в Рос­сии, народ­ни­ков 1860-х. Как ни странно, там мы можем найти немало похо­жего на ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние в пост­со­вет­ской РФ: непо­ни­ма­ние, как дей­ство­вать, как заво­ё­вы­вать вли­я­ние, склон­ность к аван­тю­рам, а то и к пря­мому обману своих сто­рон­ни­ков, якобы ради тор­же­ства вели­кого дела. Самым извест­ным при­ме­ром тут явля­ется дея­тель­ность орга­ни­за­ции «Народ­ная рас­права» во главе с Сер­геем Нечае­вым20

Именно на этот этап рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния в Рос­сий­ской импе­рии похо­дит то состо­я­ние, из кото­рого рос­сий­ский ком­му­низм только начи­нает выхо­дить, и до рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции рубежа XIX–XX вв. нам ещё непо­нятно сколько. Так, в исто­рии рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния в Рос­сий­ской импе­рии начала XX сто­ле­тия невоз­можно найти замет­ную орга­ни­за­цию, руко­вод­ство кото­рой врало бы своим чле­нам о соб­ствен­ных чис­лен­но­сти и вли­я­нии. А вот в 1990-х и позже мик­ро­вож­дей, прак­ти­ко­вав­ших подоб­ное, было доста­точно: можно вспом­нить, напри­мер, попытки выда­вать неболь­шую группу за воз­рож­дён­ную КПСС («КПСС Сквор­цова» и т. д.). Апо­фе­о­зом подоб­ного явля­ются дви­же­ния граж­дан СССР (орга­ни­за­ция при­знана экс­тре­мист­ской и запре­щена в РФ) — это уже про­дукт пол­ного вырож­де­ния людей, пыта­ю­щихся обма­нуть исто­рию и пере­прыг­нуть в дру­гое время.

Сего­дня мы окон­ча­тельно про­ща­емся с пост­со­вет­ской эпо­хой. Роди­мые пятна позд­него СССР окон­ча­тельно исче­зают во всех сфе­рах: эко­но­ми­че­ской, духов­ной, идео­ло­ги­че­ской. Бур­жу­аз­ное госу­дар­ство РФ стало обыч­ным капи­та­ли­сти­че­ским обра­зо­ва­нием, заняв нишу одного из импе­ри­а­ли­сти­че­ских игро­ков. В про­шлое ухо­дят и пост­со­вет­ские ком­му­ни­сты, выро­див­ши­еся и став­шие под­пор­кой бур­жу­аз­ного режима. Задача марк­си­стов — про­во­дить их в могилу с наи­боль­шей поль­зой для ком­му­низма, про­ти­во­по­став­ляя уми­ра­ю­щим «красно-корич­не­вым» рево­лю­ци­он­ную тео­рию нашего века. Мы должны пред­ло­жить всё более рас­ши­ря­ю­ще­муся кругу тру­дя­щихся, инте­ре­су­ю­щи­мися ком­му­ни­сти­че­скими иде­ями, науч­ную аль­тер­на­тиву рекон­струк­то­рам троц­кист­ского или ста­ли­нист­ского толка и остат­кам «совет­ско-путин­ских» пат­ри­о­тов. Именно этому слу­жит наша тео­ре­ти­че­ская работа, име­ю­щая в насто­я­щий момент пер­во­сте­пен­ное значение. 

Сего­дняш­нее ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние в Рос­сии, даже если не счи­тать гни­ю­щие осколки КПСС, всё ещё не спо­собно сфор­ми­ро­вать дее­спо­соб­ную марк­сист­скую пар­тию, соот­вет­ству­ю­щую потреб­но­стям эпохи. Слиш­ком сильны ещё отжив­шие своё идео­ло­ги­че­ские схемы, взя­тые из про­шлого, совсем немного сде­лано для обнов­ле­ния нашего тео­ре­ти­че­ского багажа. Мно­гие орга­ни­за­ции годны лишь на то, чтоб дать тем, кто в них при­хо­дит, базо­вые зна­ния, после чего люди пони­мают бес­пер­спек­тив­ность прак­тики, кото­рой зани­ма­ются группы орто­док­саль­ных ста­ли­ни­стов, орто­док­саль­ных троц­ки­стов, «евро­ле­вых», «эко­но­ми­стов», упо­ва­ю­щих на сти­хий­ную эко­но­ми­че­скую борьбу, и т. д. Лишь посте­пенно, ведя тео­ре­ти­че­скую борьбу и сбли­жа­ясь на почве тео­рии, марк­си­сты из раз­лич­ных дей­ству­ю­щих сего­дня орга­ни­за­ций смо­гут создать усло­вия для фор­ми­ро­ва­ния партии. 

Рос­сий­ские ком­му­ни­сты, без сомне­ния, вне­сут свой вклад в гря­ду­щее пре­одо­ле­ние все­мир­ного кри­зиса марк­сизма и рабо­чего дви­же­ния. Сего­дня мы уже пони­маем спе­ци­фику этого кри­зиса на пост­со­вет­ском про­стран­стве, то, что ком­му­ни­стами здесь мас­сово назы­вают себя те, для кого ком­му­низм озна­чает лишь пат­ри­о­тизм и нена­висть к либе­ра­лам и Западу. Дело воз­рож­де­ния марк­сизма в стране пер­вой в мире побе­див­шей соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции начато и будет про­дол­жаться вплоть до поме­ще­ния в музей древ­но­стей псев­до­ком­му­ни­стов вме­сте со всем капи­та­ли­сти­че­ским строем. 

Пути крас­ных пат­ри­о­тов, для кото­рых соци­а­лизм это «вели­кое» силь­ное рос­сий­ское госу­дар­ство, и марк­си­стов, для кото­рых он озна­чает лишь начало пути постро­е­ния бес­клас­со­вого без­го­су­дар­ствен­ного обще­ства в миро­вом мас­штабе, сего­дня разо­шлись окончательно. 

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Подроб­нее об этом — в книге моего автор­ства «Троц­кий, Ста­лин, ком­му­низм», вышед­шей в 2021 году.
  2. См. об этом — В. Сар­ма­тов. Бур­жу­аз­ный пат­ри­о­тизм и ста­лин­ская ВКП(б). и видео на эту же тему.
  3. В каче­стве иллю­стра­ции — спи­сок кан­ди­да­тов изби­ра­тель­ного блока, создан­ного РКРП и дру­гими «ком­му­ни­стами левее КПРФ» на выбо­рах в Госу­дар­ствен­ную Думу 1999 г. Годы рож­де­ния боль­шей их части весьма харак­терны.
  4. «Одно­вре­менно пред­ста­ви­тели РКРП, РПК и ВКПБ про­вели „аль­тер­на­тив­ный съезд ком­му­ни­стов Рос­сии“, кото­рый при­знал РКРП пра­во­пре­ем­ни­цей КП РСФСР и исклю­чил орга­ни­за­то­ров КПРФ (В. Куп­цова, Г. Зюга­нова, И. Анто­но­вича и др.) из КП РСФСР „за анти­ком­му­ни­сти­че­скую лик­ви­да­тор­скую дея­тель­ность“».
    Ю. Г. Кор­гу­нюк, С. Е. Заслав­ский. Рос­сий­ская мно­го­пар­тий­ность: ста­нов­ле­ние, функ­ци­о­ни­ро­ва­ние, раз­ви­тие. М., 1996.
  5. «Я убеж­дён, что Кре­дер дол­жен быть при­знан именно таким аген­том, дей­ству­ю­щим в инте­ре­сах США — без права работы в рос­сий­ских госу­дар­ствен­ных учре­жде­ниях, без права пре­по­да­ва­ния и напи­са­ния учеб­ни­ков для госу­дар­ствен­ных школ или вузов».
    А. Тара­сов. Моло­дёжь как объ­ект клас­со­вого экс­пе­ри­мента. Ста­тья вто­рая.
  6. До сих пор во мно­гом акту­аль­ная ста­тья на эту тему — А. Тара­сов. О «без­молв­ству­ю­щем народе» и «соци­аль­ном взрыве, кото­рого все нет и нет».
  7. О. Тор­ба­сов. Чудо­вище цен­тризма — РКРП-РПК.
  8. В. При­бой. Вре­мена не выби­рают: отзыв на Мани­фест науч­ного цен­тра­лизма.
  9. Моя дав­няя ста­тья про этого дея­теля: В. Сара­беев. О поли­ти­че­ском неве­же­стве и его резуль­та­тах.
  10. По этому вопросу см. напри­мер: Выступ­ле­ние Вита­лия Сар­ма­това на Пле­нуме ЦК РКРП 3 авгу­ста 2013 г.
  11. Исто­рия дан­ного явле­ния хорошо изло­жена в ролике на канале «Вест­ник Бури» — КРАС­НЫЙ ПУТИ­НИЗМ: от Зюга­нова и Пуч­кова до Хазина, Кур­ги­няна, Попова и про­чих.
  12. О ста­ром и новом «крас­ном пути­низме».
  13. Читать, покрепче зажав нос: Инфор­ма­ци­он­ное сооб­ще­ние о Пле­нуме ЦК РКРП-КПСС; Вести со встречи Солид­нет. Выступ­ле­ние пред­ста­ви­теля РКРП.
  14. Такие това­рищи есть в груп­пах «Крас­ный пово­рот», «Орга­ни­за­ция перм­ских ком­му­ни­стов», а также в Союзе ком­му­ни­стов Укра­ины, также недавно пере­став­шем быть частью РКРП.
  15. В. Орлов. Исто­рия чело­ве­че­ского интел­лекта. Пермь, 2007. С. 35–36.
  16. В. При­бой. Вре­мена не выби­рают: отзыв на Мани­фест науч­ного цен­тра­лизма.
  17. Открыт памят­ник почет­ному граж­да­нину Перм­ской обла­сти Борису Коно­плёву.
  18. Е. База­ров. Пло­хому ком­му­ни­сту вре­мена мешают. Часть пер­вая.
  19. В каче­стве при­мера можно при­ве­сти жур­нал «Марк­сизм и совре­мен­ность», изда­вав­шийся с 1995 г. Сою­зом ком­му­ни­стов Укра­ины при уча­стии РКРП. Там нередко бывали вер­ные марк­сист­ские мате­ри­алы, выше­упо­мя­ну­тая интер­на­ци­о­на­ли­сти­че­ская пози­ция СКУ по теку­щим собы­тиям, оче­видно, не явля­ется слу­чай­ной.
  20. Подроб­ное опи­са­ние дея­тель­но­сти этого пер­со­нажа есть у осно­ва­те­лей марк­сизма: К. Маркс, Ф. Энгельс. Аль­янс соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии и меж­ду­на­род­ное това­ри­ще­ство рабо­чих. ПСС. Т. 18, 1961 г. Глава «Аль­янс в Рос­сии», С. 388–424.