О диалектическом противоречии

О диалектическом противоречии
~ 17 мин

О т. н. «диаматике» и её расхождениях с диаматом

В 47 выпуске жур­нала «Про­рыв» Иван Шев­цов (А. Лбов) напи­сал ста­тью под назва­нием «Диа­лек­тика объ­ек­тив­ных про­ти­во­по­лож­но­стей бытия и субъ­ек­тив­ных про­ти­во­ре­чий в созна­нии». Чем инте­ре­сен дан­ный мате­риал? Прежде всего, «ори­ги­наль­ной» трак­тов­кой кате­го­рии «про­ти­во­ре­чие» в системе диа­лек­ти­че­ского материализма.

Читаем:

«Истина не может быть внут­ренне про­ти­во­ре­чи­вой, так как истина есть стро­гое соот­вет­ствие созна­ния объ­ек­тив­ной реаль­но­сти, а в реаль­но­сти… ника­ких про­ти­во­ре­чий нет. Про­ти­во­ре­чие — цели­ком про­дукт созна­ния, это резуль­тат АБСТРА­ГИ­РО­ВА­НИЯ от кон­крет­ных свойств еди­ных вещей, когда одна ЧАСТЬ про­ти­во­ре­чит ДРУ­ГОЙ ЧАСТИ в абстракт­ной форме. Объ­ек­тивно суще­ству­ю­щие про­ти­во­по­лож­но­сти — явля­ются свой­ствами одного и того же общего, кото­рое в абстракт­ной форме не может быть само­про­ти­во­ре­чиво»1 .

Для того, чтобы пока­зать пол­ное рас­хож­де­ние автора с марк­сиз­мом в дан­ном абзаце, в прин­ципе доста­точно и несколь­ких цитат из фило­соф­ских про­из­ве­де­ний клас­си­ков марк­сизма, но оста­вим их на потом. Для начала при­дётся разъ­яс­нить г-​ну Шев­цову основы диа­мата, кото­рый он так рьяно защи­щает на про­сто­рах левого рунета.

Источ­ни­ком и содер­жа­нием вся­кого дви­же­ния и раз­ви­тия явля­ются про­ти­во­ре­чия. Это пре­дель­ная, фун­да­мен­таль­ная сущ­ность отно­ше­ний между мате­ри­аль­ными объ­ек­тами, кото­рая отра­жает измен­чи­вость дей­стви­тель­ного мира во всём его мно­го­об­ра­зии. Если рас­смат­ри­вать объ­ект в ста­ти­че­ском режиме, то ника­ких про­ти­во­ре­чий, конечно же, не обна­ру­жится. Будет лишь про­ти­во­по­лож­ность раз­лич­ных свойств, но после­до­ва­тель­ный марксист-​диалектик тем и отли­ча­ется от раз­лич­ного рода иде­а­ли­стов, мета­фи­зи­ков и эклек­ти­ков, что рас­смат­ри­вает мир в раз­ви­тии, не огра­ни­чи­ва­ясь отдель­ными, никак не свя­зан­ными между собой, выхва­чен­ными из окру­жа­ю­щего мира фрагментами.

Есть ли в мире хоть один объ­ект, кото­рый бы не пре­тер­пе­вал изме­не­ний? Такого объ­екта до сих пор не было обна­ру­жено, но если г-​н Шев­цов может назвать что-​то, что не нахо­дится в дви­же­нии, то, что лишено диа­лек­ти­че­ского про­ти­во­ре­чия, то ему сле­до­вало бы обна­ро­до­вать своё открытие.

С одной сто­роны, истина явля­ется про­ти­во­ре­чи­вой хотя бы потому, что она явля­ется частью мате­ри­аль­ного мира. С дру­гой же сто­роны, истине при­суща про­ти­во­ре­чи­вость в смысле про­ти­во­по­лож­но­сти объ­екта и субъ­екта. Клас­сики марксизма-​ленинизма выде­ляли три основ­ных вопроса об истине:

  1. Каковы кри­те­рии истины?
  2. Суще­ствует ли объ­ек­тив­ная истина?
  3. Как соот­но­сятся между собой отно­си­тель­ная и абсо­лют­ная истина?

Отве­том на пер­вый вопрос в марк­сист­кой фило­со­фии явля­ется прак­тика. Только прак­ти­че­ская про­верка наших пред­став­ле­ний о дей­стви­тель­но­сти с самой дей­стви­тель­но­стью может отде­лить истину от заблуж­де­ния. На вто­рой вопрос марк­сист­ская фило­со­фия отве­чает утвер­ди­тельно. Объ­ек­тив­ная истина суще­ствует, она доступна для чело­века и при этом не зави­сит от него. Тре­тий вопрос несколько слож­нее. Энгельс пишет, что абсо­лют­ная истина скла­ды­ва­ется из отно­си­тель­ных истин. Абсо­лют­ная истина суще­ствует, но для чело­века она недо­сти­жима. Это поло­же­ние демон­стри­рует вся исто­рия раз­ви­тия чело­ве­че­ской куль­туры и, в осо­бен­но­сти, науки. Не бывает абсо­лютно лож­ных или абсо­лютно истин­ных утвер­жде­ний, вся­кое утвер­жде­ние, сколь бы уста­ре­лым, лож­ным, арха­ич­ным ни было, явля­ется про­дук­том опре­де­лён­ных мате­ри­аль­ных усло­вий и уже потому содер­жит в себе некое «раци­о­наль­ное» зерно. Так, напри­мер, рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния о мире, несмотря на всю свою фан­та­стич­ность и сверхъ­есте­ствен­ность, отра­жают, пусть и в скры­том, неяв­ном, зашиф­ро­ван­ном виде, реально суще­ству­ю­щие в клас­со­вом обще­стве про­ти­во­ре­чия. Дан­ную мысль Энгельс выска­зал в доста­точно афо­ри­стич­ной форме в своей работе «Анти-​Дюринг»:

«Вся­кая рели­гия явля­ется не чем иным, как фан­та­сти­че­ским отра­же­нием в голо­вах людей тех внеш­них сил, кото­рые гос­под­ствуют над ними в их повсе­днев­ной жизни, — отра­же­нием, в кото­ром зем­ные силы при­ни­мают форму незем­ных»2 .

Точно так же и науч­ные пред­став­ле­ния нико­гда не смо­гут опи­сать всю пол­ноту и мно­го­об­ра­зие реаль­ного мира, хотя бы потому, что созна­ние чело­века конечно и охва­тить бес­ко­неч­ность бытия в его измен­чи­во­сти и мно­го­об­ра­зии не спо­собно. Чело­век неиз­бежно «при­ка­са­ется» к абсо­лют­ной истине, позна­вая отно­си­тель­ные истины, но достиг­нуть абсо­лют­ную истину невоз­можно. Можно лишь «дви­гаться» отно­си­тельно неё, в пря­мом или про­ти­во­по­лож­ном направлении.

Шев­цов утвер­ждает, что про­ти­во­ре­чия — это резуль­тат абстра­ги­ро­ва­ния от кон­крет­ных свойств и про­ти­во­по­став­ле­ние в абстракт­ной форме двух частей, кото­рые он назы­вает про­ти­во­по­лож­но­стями. Перед нами явное непо­ни­ма­ние раз­ницы между диа­лек­ти­че­ским и формально-​логическим про­ти­во­ре­чием. Напомню, что формально-​логическое про­ти­во­ре­чие, сфор­му­ли­ро­ван­ное Ари­сто­те­лем, зву­чит так: «два несов­ме­сти­мых друг с дру­гом суж­де­ния не могут быть одно­вре­менно истин­ными, по край­ней мере одно из них обя­за­тельно ложно». Спра­вед­ливо ли это утвер­жде­ние для опи­са­ния дей­стви­тель­ного мира? Нет. Ещё Гегель дока­зал, что фор­маль­ная логика не годится для опи­са­ния мира в его непре­рыв­ном раз­ви­тии. А = А есть лишь момент раз­ви­тия, тогда как в реаль­но­сти А все­гда равно А и одно­вре­менно с этим А все­гда не равно А. Такова упро­щён­ная схема кон­крет­ного тож­де­ства. Однако это вовсе не озна­чает, что диа­лек­тика заме­няет или «отме­няет» необ­хо­ди­мость суще­ство­ва­ния фор­маль­ной логики. Диа­лек­тика лишь ука­зы­вает на её место в про­цессе позна­ния и, соот­вет­ственно, на область её при­ме­не­ния в тех или иных нау­ках (мате­ма­тика, инфор­ма­тика, логика).

«Изу­че­ние Гегеля должно бы под­ска­зы­вать, что про­цесс позна­ния — это и есть сня­тие про­ти­во­ре­чия, воз­ни­ка­ю­щего в созна­нии при изу­че­нии всех свойств пред­мета. По Гегелю, в абсо­лют­ном духе (в нашем слу­чае, истине) нет ника­кой про­ти­во­ре­чи­во­сти»3 .

Если в самом начале автор демон­стри­ро­вал непо­ни­ма­ние диа­лек­ти­че­ского про­ти­во­ре­чия, то в дан­ном абзаце перед нами уже игно­ри­ро­ва­ние фор­маль­ной логики. Или про­ти­во­ре­чий нет, или они сни­ма­ются — одно из двух. Если их нет, то и сня­тию ничего не подлежит.

«Кант потому и остался Кан­том, что не смог решать вопрос сня­тия анти­но­мий, для Канта про­ти­во­ре­чие абсо­лютно и ухо­дит кор­нями в непо­зна­ва­е­мое, если несколько утри­ро­вать. Изу­чен­ное про­ти­во­ре­чие есть сня­тое, потому тре­бо­ва­ние анти­но­мич­но­сти для науки — это тре­бо­ва­ние „веч­ного неве­же­ства“»4 .

Кант тоже исхо­дил из тре­бо­ва­ния непро­ти­во­ре­чи­во­сти тео­рии, но, будучи после­до­ва­тель­ным (пусть и заблуж­да­ю­щимся) в дан­ном вопросе, решил дан­ную про­блему за счёт при­зна­ния пар­ных кате­го­рий «тезис — анти­те­зис» заве­домо лож­ными. Шев­цов же, сме­ши­вая формально-​логическое и диа­лек­ти­че­ское про­ти­во­ре­чия, без­осно­ва­тельно делает вывод, что про­ти­во­ре­чия (есте­ственно, не ука­зы­вая при этом, какие именно) всего лишь нахо­дятся в голове, и за счёт изу­че­ния каким-​то обра­зом сни­ма­ются. Гегель же неод­но­кратно в своих тру­дах упо­ми­нал важ­ность кате­го­рии про­ти­во­ре­чия, кото­рой так сто­ро­ни­лись его пред­ше­ствен­ники, как дви­жу­щей силы вся­кого развития.

«Науч­ный цен­тра­лизм, тре­бу­ю­щий само­сто­я­тель­ного, после­до­ва­тель­ного, фило­соф­ски непро­ти­во­ре­чи­вого зна­ния, доб­ро­со­вест­ной работы в первую оче­редь над собой для позна­ния истины зако­но­мерно не может в среде про­бав­ля­ю­щихся задами бур­жу­аз­ной идеи о кон­ку­рен­ции как пана­цеи всего и вся, вызы­вать хоть какой-​то сим­па­тии»5 .

Фило­соф­ски (диа­лек­ти­че­ски) непро­ти­во­ре­чи­вое зна­ние есть догма, и ничего общего с нау­кой такое зна­ние не имеет. А зна­чит, не имеет ничего общего и с науч­ным централизмом.

Слабые места в философии Энгельса на примере категории «диалектическое противоречие»

Энгельс в своей неза­кон­чен­ной работе «Диа­лек­тика при­роды» помимо при­ме­ров диа­лек­ти­че­ского про­ти­во­ре­чия из есте­ствен­ных наук демон­стри­рует все­об­щие законы объ­ек­тив­ного мира в… математике:

«Если уже про­стое меха­ни­че­ское пере­ме­ще­ние содер­жит в себе про­ти­во­ре­чие, то тем более содер­жат его выс­шие формы дви­же­ния мате­рии, а в осо­бен­но­сти орга­ни­че­ская жизнь и её раз­ви­тие. …жизнь, прежде всего, состоит в том именно, что живое суще­ство в каж­дый дан­ный момент явля­ется тем же самым и всё-​таки иным. Сле­до­ва­тельно, жизнь есть также суще­ству­ю­щее в самих вещах и про­цес­сах, бес­пре­станно само себя порож­да­ю­щее и раз­ре­ша­ю­щее себя про­ти­во­ре­чие, и как только это про­ти­во­ре­чие пре­кра­ща­ется, пре­кра­ща­ется и жизнь, насту­пает смерть. Точно так же мы видели, что и в сфере мыш­ле­ния мы не можем избег­нуть про­ти­во­ре­чий и что, напри­мер, про­ти­во­ре­чие между внут­ренне неогра­ни­чен­ной чело­ве­че­ской спо­соб­но­стью позна­ния и её дей­стви­тель­ным осу­ществ­ле­нием только в отдель­ных, внешне огра­ни­чен­ных и огра­ни­ченно позна­ю­щих людях, — что это про­ти­во­ре­чие раз­ре­ша­ется в бес­ко­неч­ном — по край­ней мере, прак­ти­че­ски для нас — ряде после­до­ва­тель­ных поко­ле­ний, раз­ре­ша­ется в бес­ко­неч­ном посту­па­тель­ном дви­же­нии, …одним из глав­ных осно­ва­ний выс­шей мате­ма­тики явля­ется про­ти­во­ре­чие… Но уже и низ­шая мате­ма­тика кишит про­ти­во­ре­чи­ями» 6 .

Кон­кре­тика по поводу диа­лек­ти­че­ских про­ти­во­ре­чий в мате­ма­тике также есть в его работе «Анти-​Дюринг«:

«Возь­мём любую алгеб­ра­и­че­скую вели­чину, обо­зна­чим её а. Если мы под­верг­нем её отри­ца­нию, то полу­чим а (минус а). Если же мы под­верг­нем отри­ца­нию это отри­ца­ние, помно­жив а на а, то полу­чим +, т. е. пер­во­на­чаль­ную поло­жи­тель­ную вели­чину, но на более высо­кой сту­пени, а именно во вто­рой сте­пени. Здесь тоже не имеет зна­че­ния, что к тому же самому a2 мы можем прийти и тем путём, что умно­жим поло­жи­тель­ное а на само себя и таким обра­зом также полу­чим a2. Ибо отри­ца­ние, уже под­верг­ше­еся отри­ца­нию, так крепко пре­бы­вает в a2, что послед­нее при всех обсто­я­тель­ствах имеет два квад­рат­ных корня, а именно и а. И эта невоз­мож­ность отде­латься от отри­ца­ния, уже под­верг­ше­гося отри­ца­нию, от отри­ца­тель­ного корня, содер­жа­ще­гося в квад­рате, полу­чает весьма ося­за­тель­ное зна­че­ние уже в квад­рат­ных урав­не­ниях»7 .

Явля­ются ли науч­ными дан­ные при­меры? Оче­видно, что нет. Мате­ма­ти­че­ские опе­ра­ции (сло­же­ние, вычи­та­ние, умно­же­ние, деле­ние и пр.) зани­ма­ются соот­но­ше­ни­ями исклю­чи­тельно коли­че­ствен­ных опре­де­лён­но­стей. «X» есть абстрак­ция и ничего более, при после­до­ва­тель­ном сум­ми­ро­ва­нии x с самим собой мы не полу­чим пере­ход в новое каче­ство, ибо для этого иксу необ­хо­димо иметь внут­рен­нюю диа­лек­ти­че­скую про­ти­во­ре­чи­вость, иметь некое каче­ство. Но каче­ствен­ная опре­де­лён­ность была созна­тельно выве­дена за пре­делы мате­ма­ти­че­ского аппа­рата на заре воз­ник­но­ве­ния чело­ве­че­ства, в ходе тру­до­вой деятельности.

Пер­вые мате­ма­ти­че­ские опе­ра­ции в незре­лой форме воз­никли ещё в пер­во­быт­ном обще­стве в резуль­тате веде­ния хозяйства:

«При обмене между пер­во­быт­ными пле­ме­нами обме­ни­ва­е­мые пред­меты про­сто рас­кла­ды­ва­лись в два ряда, так что вза­имно одно­знач­ное соот­вет­ствие между ними уста­нав­ли­ва­лось фак­ти­че­ски. Именно так опи­сы­вает Дж. Мор­ган обмен угрей на коре­нья у австра­лий­ских пле­мён. Затем появ­ля­ются сво­его рода эта­лоны счёта — есте­ствен­ные, как пять паль­цев на руке, или искус­ствен­ные, как спе­ци­ально при­спо­соб­лен­ные для этой цели палочки или камешки. Именно воз­ник­но­ве­ние множества-​эталона, сим­во­ли­зи­ру­ю­щего какое-​нибудь кон­крет­ное число, при­вело к воз­ник­но­ве­нию поня­тия числа»8 .

Стоит также отме­тить, что воз­ник­но­ве­ние так назы­ва­е­мого «множества-​эталона», то есть пре­дель­ной абстрак­ции, было доста­точно дли­тель­ным про­цес­сом в раз­ви­тии наро­дов. В древ­но­сти люди не раз­ли­чали кате­го­рии каче­ства и количества.

«Исто­ри­че­ски раз­ви­тие мыш­ле­ния шло от кон­крет­ных наглядно-​образных форм к фор­мам более отвле­чён­ным. Чем менее раз­вито мыш­ле­ние, тем боль­шую роль играют в нём образы — поня­тия. Об этом сви­де­тель­ствует почти пол­ное отсут­ствие родо­вых и оби­лие кон­крет­ных, образ­ных поня­тий в языке пер­во­быт­ных пле­мён. У саами есть спе­ци­аль­ное слово для обо­зна­че­ния одно­лет­него оленя и дру­гое слово для обо­зна­че­ния оленя шести­лет­него. У них два­дцать слов для обо­зна­че­ния льда, один­на­дцать — для холода, сорок одно — для снега во всех его видах, два­дцать шесть гла­го­лов для выра­же­ния мороза и т. д. В языке тузем­цев запад­ной Австра­лии име­ются назва­ния для всех есте­ствен­ных осо­бен­но­стей форм зем­ной поверх­но­сти: каж­дого воз­вы­ше­ния, каж­дого болота, каж­дой изви­лины реки и т. д., но нет самого слова „река“»9 .

«В этот период чело­ве­че­ского мыш­ле­ния коли­че­ствен­ные пред­став­ле­ния ещё не могли воз­ник­нуть. Схва­ты­ва­лась одна сто­рона — абсо­лют­ное раз­ли­чие явле­ний либо их тож­де­ство, т. е. скла­ды­ва­лись пер­вич­ные эмпи­ри­че­ские пред­став­ле­ния о коли­че­ствен­ном раз­ли­чии или сход­стве явле­ний. Каче­ствен­ные и коли­че­ствен­ные раз­ли­чия не рас­чле­ня­лись в мыш­ле­нии. Коли­че­ствен­ные гра­да­ции вос­при­ни­ма­лись как само­сто­я­тель­ные каче­ства»10 .

«Во Фло­риде „на куа“ озна­чает „десять яиц“, „на банара“ — „десять кор­зин с про­до­воль­ствием“. На Фиджи „бола“ озна­чает „сто чел­но­ков“, „коро» — „сто коко­со­вых оре­хов“. В мела­не­зий­ских язы­ках при под­счёте людей или пред­ме­тов в каж­дом кон­крет­ном слу­чае упо­треб­ляют не про­сто число, а вклю­чают число в осо­бое выра­же­ние, харак­те­ри­зу­ю­щее этот слу­чай»11 .

По мере рас­ши­ре­ния и услож­не­ния про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­сти, чело­ве­че­ское мыш­ле­ние откры­вало более общие свой­ства пред­мет­ного мира. Сама необ­хо­ди­мость в форме тру­до­вой дея­тель­но­сти под­тал­ки­вала людей исполь­зо­вать абстракт­ные вели­чины, кото­рые «совер­шен­ство­ва­лись» вплоть до откры­тия числа и опе­ра­ций над ним. Этот исто­ри­че­ский опыт отра­зился в науке под назва­нием «мате­ма­тика», кото­рая уже не допус­кала таких «арха­из­мов», как сме­ши­ва­ние каче­ства и коли­че­ства. Её пред­ме­том уже явля­лись коли­че­ствен­ная опре­де­лён­ность и гео­мет­ри­че­ские формы.

Оши­бался Энгельс или созна­тельно упро­щал для нагляд­но­сти неко­то­рые поло­же­ния диа­мата, трудно ска­зать. Ско­рее всего, он хотел про­де­мон­стри­ро­вать все­общ­ность зако­нов диа­лек­тики во всех сфе­рах науки и обще­ствен­ной жизни, но, будучи одним из пер­во­про­ход­цев диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма, к сожа­ле­нию, не мог до конца после­до­ва­тельно про­во­дить этот метод. Ленин под­ме­тил этот момент в одном из фраг­мен­тов «Фило­соф­ских тетрадей»:

«Раз­дво­е­ние еди­ного и позна­ние про­ти­во­ре­чи­вых частей его (см. цитату из Филона о Герак­лите в начале III части („О позна­нии“) Лас­са­лев­ского „Герак­лита“) есть суть (одна из „сущ­но­стей“, одна из основ­ных, если не основ­ная, осо­бен­но­стей или черт) диа­лек­тики. Так именно ста­вит вопрос и Гегель (Ари­сто­тель в своей „Мета­фи­зике“ посто­янно бьётся около этого и борется с Герак­ли­том respective с герак­ли­тов­скими иде­ями. Пра­виль­ность этой сто­роны содер­жа­ния диа­лек­тики должна быть про­ве­рена исто­рией науки. На эту сто­рону диа­лек­тики обычно (напри­мер, у Пле­ха­нова) обра­щают недо­ста­точно вни­ма­ния: тож­де­ство про­ти­во­по­лож­но­стей берётся как сумма при­ме­ров [„напри­мер, зерно“; „напри­мер, пер­во­быт­ный ком­му­низм“. Тоже у Энгельса. Но это „для попу­ляр­но­сти“ …], а не как закон позна­ния (и закон объ­ек­тив­ного мира). В мате­ма­тике + и −. Диф­фе­рен­циал и инте­грал»12 .

В дан­ном абзаце он ука­зы­вает на чрез­вы­чай­ную важ­ность кате­го­рии «про­ти­во­ре­чие» в системе диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма, но, вме­сте с тем, пре­ду­пре­ждает, что упро­щён­ные пред­став­ле­ния («для попу­ляр­но­сти») типа при­мера с плю­сом и мину­сом, диф­фе­рен­ци­а­лом и инте­гра­лом не отра­жают в доста­точ­ной мере законы объ­ек­тив­ного мира. К этому утвер­жде­нию можно лишь доба­вить, что мате­ма­ти­че­ские опе­ра­ции не отра­жают всю глу­бину и измен­чи­вость дей­стви­тель­ного мира по при­чине своей при­над­леж­но­сти к фор­маль­ной логике.

Кон­спек­ти­руя вто­рой отдел «Науки Логики» он также под­чёр­ки­вает рас­суж­де­ния Гегеля о роли и зна­че­нии числа:

«Чем богаче опре­де­лен­но­стью, а тем самым и отно­ше­ни­ями, ста­но­вятся мысли, тем, с одной сто­роны, более запу­тан­ным, а с дру­гой, более про­из­воль­ным и лишён­ным смысла ста­но­вится их изоб­ра­же­ние в таких фор­мах, как числа»13 .

Но поскольку кон­спект под назва­нием «Фило­соф­ские тет­ради» вышел лишь в 1933 году, а для его пони­ма­ния тре­бо­вался серьёз­ный уро­вень фило­соф­ской под­го­товки, то предо­сте­ре­же­ния Ильича ока­за­лись попро­сту про­игно­ри­ро­ваны. Иначе как объ­яс­нить то, что некри­ти­че­ски усво­ен­ные при­меры Энгельса нашли своё отра­же­ние во мно­гих совет­ских учеб­ни­ках, фило­соф­ских рабо­тах вид­ных ком­му­ни­сти­че­ских дея­те­лей (Мао Цзэ­дун «Отно­си­тельно про­ти­во­ре­чия», Морис Корн­форт «Диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм» и др.)?

Если диа­лек­ти­че­ская логика нач­нёт рас­кры­вать себя через законы мыш­ле­ния, то такая фило­соф­ская система будет замкну­той, ибо дока­за­тель­ная база этой логики будет выво­диться… из голых абстрак­ций. В такой системе кате­го­рии будут ссы­латься друг на друга, обра­зо­вы­вая «пороч­ный круг». Сле­до­ва­тельно, такая фило­со­фия ста­нет ото­рван­ной от обще­ствен­ной жизни и есте­ство­зна­ния, пере­ста­нет раз­ви­ваться и неиз­бежно пре­вра­тится в набор догматов.

Дан­ная про­блема явля­ется весьма важ­ной для науки, поскольку бур­жу­аз­ная фило­со­фия совер­шала и совер­шает нападки на сла­бые, недо­ста­точно про­ра­бо­тан­ные места в диа­лек­ти­че­ском мате­ри­а­лизме. Анти­ком­му­ни­сты вроде Карла Поппера активно спе­ку­ли­ро­вали на дан­ной ошибке Энгельса, чтобы выста­вить весь диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм набо­ром дема­го­гии и софи­стики. И именно нам, ком­му­ни­стам, необ­хо­димо раз­ви­вать марксистско-​ленинскую фило­со­фию, пере­осмыс­ляя, систе­ма­ти­зи­руя и обо­га­щая её опыт­ными дан­ными совре­мен­ного есте­ство­зна­ния, чтобы быть все­гда на острие клас­со­вой борьбы.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Лбов А. Диа­лек­тика объ­ек­тив­ных про­ти­во­по­лож­но­стей бытия и субъ­ек­тив­ных про­ти­во­ре­чий в созна­нии [Элек­трон­ный ресурс] // Про­рыв. 2016. №1 (47).
  2. Энгельс Ф. Анти-​Дюринг [Элек­трон­ный ресурс].
  3. Лбов А. Указ. соч.
  4. Лбов А. Указ. соч.
  5. Лбов А. Указ. соч.
  6. Энгельс Ф. Диа­лек­тика при­роды. 1953.
  7. Энгельс Ф. Анти-​Дюринг [Элек­трон­ный ресурс].
  8. Юшке­вич А. Исто­рия мате­ма­тики с древ­ней­ших вре­мен до начала нового вре­мени. В 3-​х томах. М.: Наука, 1970. Т. 1.
  9. Шлях­тенко С. Каче­ство и коли­че­ство Л.: Изда­тель­ство Ленин­град­ского уни­вер­си­тета, 1968.
  10. Там же.
  11. Там же.
  12. Ленин В. Фило­соф­ские тет­ради // Пол­ное собра­ние сочи­не­ний (5-​е изд). М.: Поли­т­из­дат, 1973. Т. 29.
  13. Там же.