Об историческом факультете

Об историческом факультете
~ 35 мин

Во мно­гом мой очерк явля­ется свое­об­раз­ным допол­не­нием к уже пуб­ли­ко­вав­ше­муся мате­ри­алу «Пляски по усоп­шему: марк­сизм и исто­ри­че­ская наука в одном вузе». Я тоже сту­дент, сту­дент исто­ри­че­ского факуль­тета одного из про­вин­ци­аль­ных педа­го­ги­че­ских ВУЗов на Южном Урале, и могу совер­шенно точно утвер­ждать: напи­сан­ному — верить. Три с поло­ви­ной года я наблю­даю на своём факуль­тете при­мерно ту же самую кар­тину, кото­рую набро­сал в своём эссе Ишим­баев. Но в силу самого фор­мата мно­гое и мно­гое ему при­шлось оста­вить за скоб­ками, а потому я решил под­го­то­вить свой очерк из жизни уже нашего ист­фака, дабы у чита­те­лей сло­жи­лось более пол­ное пред­став­ле­ние о том, чем дышат про­вин­ци­аль­ные уни­вер­си­теты, и почему нахо­дясь в них, так тяжело не задох­нуться в миазмах.

Общая информация

Как я уже упо­ми­нал, про­вин­ци­аль­ный уни­вер­си­тет, город Х, центр субъ­екта феде­ра­ции. ВУЗ ста­бильно вхо­дит в топ 500-600 выс­ших учеб­ных заве­де­ний Рос­сии (напомню, всего там более 2000 пози­ций). В городе и субъ­екте уни­вер­си­тет пре­стиж­ным не счи­та­ется, зани­мая одно из послед­них мест по попу­ляр­но­сти среди аби­ту­ри­ен­тов. Счи­та­ется, что сюда посту­пают по оста­точ­ному прин­ципу «больше никуда не про­шёл на бюд­жет», и, по моим наблю­де­ниям, это вполне спра­вед­ливо: на моём курсе чуть более десяти чело­век, дей­стви­тельно при­шед­ших учиться на педа­гога «по зову сердца». Но есть заве­де­ния и похуже. Можно ска­зать, что речь о «серед­нячке».

Материально-​техническая база ВУЗа нахо­дится в пре­крас­ном состо­я­нии, жало­ваться прак­ти­че­ски не на что. Не только те кор­пусы, где рас­по­ла­га­ется ист­фак, но и все про­чие в иде­аль­ном состо­я­нии. Поме­ще­ния ремон­ти­ру­ются, лино­леум пере­сти­ла­ется, ком­пью­тер­ный парк обнов­ля­ется… Чего не ска­жешь о состо­я­нии обще­жи­тий, кото­рые делятся на три кате­го­рии: хорошо, тер­пимо и кло­пов­ник. Выби­рай по финансам.

Воруют ли? Судя по сайту гос­за­ку­пок — да. Пол­мил­ли­она было потра­чено на ремонт несу­ще­ству­ю­щего и нико­гда не суще­ство­вав­шего в прин­ципе в нашем кор­пусе мед­пункта, каж­дый год заку­па­ется «ока­за­ние оздо­ро­ви­тель­ных услуг» на пол­тора мил­ли­она у какой-​то тур­базы за горо­дом, до кото­рой никто так и не дое­хал… Но в связи с тем, что воруют, как при­нято гово­рить у мещан, «в меру», осо­бого воз­му­ще­ния эти факты, даже если начать их обсуж­дать напря­мую, не вызы­вают. По край­ней мере, у сту­ден­че­ства точно. Не у нас же из кар­мана взяли! Но об этом позднее…

Кто и что преподаёт

Пре­по­да­ва­тели в боль­шин­стве своём апо­ли­тичны. Откро­вен­ных сто­рон­ни­ков теку­щего поли­ти­че­ского курса очень немного, но ярых оппо­зи­ци­о­не­ров хоть с какой-​то чёт­кой поли­ти­че­ской пози­цией нет вовсе. Отно­ше­ние к вла­стям иронично-​снисходительное во всём, что не каса­ется уровня зар­плат. Эта тема дей­стви­тельно заде­вает, но ника­кого реаль­ного сопро­тив­ле­ния ни непо­сред­ствен­ной адми­ни­стра­ции, ни системе в целом не ока­зы­ва­ется даже в мело­чах, не говоря уже о каких-​то круп­ных возмущениях.

Уме­рен­ный анти­со­ве­тизм отме­ча­ется у зна­чи­тель­ного коли­че­ства науч­ных работ­ни­ков ВУЗа, хотя по инер­ции даже самые моло­дые из них про­дол­жают исполь­зо­вать марк­сист­ский кате­го­ри­аль­ный аппа­рат. Осо­бенно забавно это выгля­дит, когда они совер­шенно не раз­де­ляют марк­сист­ской мето­до­ло­гии, но упорно тянут за собой соот­вет­ству­ю­щие словеса.

Я бы не стал выде­лять вопрос отно­ше­ния к совет­скому пери­оду исто­рии как нечто осо­бен­ное, стоит ско­рее гово­рить об отно­ше­нии к исто­рии рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния в Рос­сии в целом. Здесь нет агрес­сив­ной злобы и «раз­вен­ча­ния». Отно­ше­ние это даже не враж­деб­ное, оно про­сто пре­зри­тель­ное. Декаб­ри­сты? Начи­та­лись сен­ти­мен­таль­ных кни­жек, беси­лись с жиру. Народ­ники? Наив­ный и неве­же­ствен­ный молод­няк, похва­тав­шийся за ору­жие. Боль­ше­вики? Группа уто­пи­стов, быстро съе­хав­ших на праг­ма­тизм. Рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние в Рос­сии и рож­дён­ный его раз­ви­тием рево­лю­ци­он­ный строй со всеми выте­ка­ю­щими — пред­мет снис­хо­ди­тель­ного похло­пы­ва­ния по плечу, не более. Один только рус­ский либе­ра­лизм был хоро­шим, даже если оста­вался уде­лом бумаж­ной дея­тель­но­сти огра­ни­чен­ного круга лиц. При­ме­ча­тельно, что пие­тет перед «ста­рым» либе­ра­лиз­мом испы­ты­вают даже те, кто ничуть не сочув­ствует современному.

Глав­ная болезнь почти всех про­фес­со­ров — исто­рия повсе­днев­но­сти и кра­е­ве­де­ние. С этим носятся силь­нее, чем когда-​то на заре девя­но­стых носи­лись с циви­ли­за­ци­он­ным под­хо­дом. Благо, рели­ги­оз­ная фило­со­фия и про­чая бер­дя­ев­щина уже совсем не в чести. Но от боль­ших кате­го­рий вроде «фео­да­лизм», «рево­лю­ция», «абсо­лю­тизм» всё равно отвы­кайте — ни к чему они вам. Собы­тий­ная сто­рона — ничто, рекон­струк­ция форм миро­вос­при­я­тия — всё. Послед­ние в луч­шем слу­чае лишь частично опре­де­ля­ются мате­ри­аль­ными усло­ви­ями жизни.

Пора­жает нездо­ро­вая ситу­а­ция, свя­зан­ная с пре­по­да­ва­нием у нас источ­ни­ко­ве­де­ния. Не буду касаться столь слож­ной темы, как рез­кий рост зна­че­ния источ­ни­ков лич­ного про­ис­хож­де­ния по срав­не­нию с про­чими, но явный про­тест вызы­вает изме­не­ние под­хода к кри­тике. Был такой период, когда совет­ские источ­ники вообще не под­вер­га­лись ника­кой кри­тике, апри­ори счи­та­лись мак­си­мально досто­вер­ными и непо­гре­ши­мыми. В отте­пель ситу­а­ция меня­ется, заго­во­рили о кри­тике совет­ского источ­ника. В наше время, на пер­вом курсе, я услы­шал новое откро­ве­ние: совет­ским источ­ни­кам вообще нельзя дове­рять. Думал, что это при­чуда пре­по­да­ва­теля, на деле все ока­за­лось куда печальнее.

При­веду несколько цитат из учеб­ника, по кото­рому нас учили:

«Види­мо­стью были и якобы про­из­во­ди­мые мате­ри­аль­ные цен­но­сти. Про­из­во­диться может не только реаль­ная, но и фик­тив­ная сто­и­мость — то, чего нет в при­роде, а есть на бумаге, т. е. мираж, нату­раль­ная „мёрт­вая душа“»1 .

«С точки зре­ния источ­ни­ко­ве­де­ния здесь суще­ствуют две про­блемы. С одной сто­роны, таким доку­мен­там — неис­крен­ним, лжи­вым — невоз­можно верить2 . Но, с дру­гой сто­роны, как раз это как нельзя лучше харак­те­ри­зует совет­скую эпоху»3 .

«Фор­мула вос­при­я­тия мира, внед­ря­е­мая совет­ской идео­ло­гией, укла­ды­ва­лась в нехит­рое постро­е­ние: мы делаем вели­кое дело, а в капи­та­ли­сти­че­ском мире все помыслы направ­лены на наживу, секс и под­го­товку войны. У нас — чело­век чело­веку друг, у них — чело­век чело­веку волк. Подоб­ной фило­со­фией про­ник­нут почти любой источ­ник. Даже без­ли­кая ста­ти­стика, созда­вав­ша­яся уси­ли­ями не одного чело­века, „берёт“ и „отра­жает“ лишь то и так, как её вос­при­ни­мают в соот­вет­ствии с идео­ло­ги­че­скими уста­нов­ками люди, состав­ляв­шие про­грамму того или иного обсле­до­ва­ния. В резуль­тате не только иска­же­ние или ута­и­ва­ние части инфор­ма­ции, но и невоз­мож­ность уста­нов­ле­ния истин­но­сти и реаль­ного зна­че­ния дан­ных, поскольку они ока­зы­ва­лись несо­по­ста­ви­мыми с миро­вой ста­ти­сти­кой, полу­чен­ной по иной мето­дике. И речь идёт не столько о, так ска­зать, тех­но­ло­гии сбора и обра­ботки ста­ти­сти­че­ских мате­ри­а­лов. Наша мето­дика не про­сто иная тех­но­ло­ги­че­ская опе­ра­ция, а ско­рее — опе­ра­ция идео­ло­ги­зи­ро­ван­ная, ибо её цель не уста­нов­ле­ние истины, а демон­стра­ция, при­чём во что бы то ни стало, всё воз­рас­тав­ших дости­же­ний совет­ского обще­ства»4 .

«Период ста­ли­низма, затем эпохи застоя и соци­аль­ного лице­ме­рия нало­жили силь­ней­ший отпе­ча­ток и на лите­ра­туру, и на доку­менты. Порой доку­менты делали спе­ци­ально непри­год­ными для рас­кры­тия исто­ри­че­ской правды, чудо­вищ­ной ложью, при­пис­ками или умол­ча­нием засло­няя истин­ное поло­же­ние дел»5 .

«Ста­ти­стика имела тен­ден­цию к совер­шен­ство­ва­нию сбора инфор­ма­ции, её пере­ра­ботке. Но вид источ­ника опре­де­ляла на про­тя­же­нии вре­мени не форма, не тех­но­ло­гия обра­ботки, а эпоха, кото­рая фаль­си­фи­ци­ро­вала совет­скую ста­ти­стику так, что ею почти невоз­можно поль­зо­ваться»6 .

Вообще, реко­мен­дую чита­телю озна­ко­миться с дан­ной кни­гой лично и не верить мне на слово. Полу­чите массу новых впе­чат­ле­ний. Моё же таково: если ТАК под­хо­дить к источ­ни­ко­вой базе, то исто­рия и вправду не наука. Куда ни хва­тишься — всё ложь, ничего нет, и ложью про­ве­ря­ется, а пере­про­ве­рить захо­чешь — вновь ложью при­дётся про­ве­рять, только из дру­гого нар­ко­мата. Совет­ский период тогда вряд ли может быть когда-​либо изу­чен, осо­бенно в части эко­но­мики. Именно на источ­ники, свя­зан­ные с этой сфе­рой жизни, автор «напи­рает» осо­бенно сильно.

Не сомне­ва­юсь, что состав­ляя оче­ред­ной дело­про­из­вод­ствен­ный акт, Н-​ский рай­ис­пол­ком в 1934 году был крайне обес­по­коен именно угро­зой рас­кры­тия через пол­века «исто­ри­че­ской правды». Как и все ста­ти­сти­че­ские ведом­ства. Сколько «пре­ступ­ле­ний кро­ва­вого режима» госу­дар­ство тво­рило в насто­я­щем, а вот буду­щих исто­ри­ков XXI стыд­ливо пуга­лось. А госу­дар­ством управ­ляли всле­пую. Или во всех учре­жде­ниях на всех уров­нях суще­ство­вали две кан­це­ля­рии: одна — для буду­щих исто­ри­ков, дру­гая — внут­рен­няя, для реаль­ного управ­ле­ния. Но она так и оста­лась сек­рет­ной, да к тому же ещё была и уничтожена.

Не поду­майте, что я такой непри­ми­ри­мый мак­си­ма­лист. Неко­то­рые обо­зна­чен­ные авто­ром про­блемы реально суще­ствуют. Напри­мер, в обла­сти того, что автор назы­вает «теле­фон­ным пра­вом»7 : когда важ­ней­шие для пони­ма­ния собы­тий пере­го­воры, рас­по­ря­же­ния, доклады про­ис­хо­дят посред­ством теле­фон­ной связи, но зво­нок не был никем запи­сан и никто не оста­вил о нём вос­по­ми­на­ний. Он попро­сту не был задо­ку­мен­ти­ро­ван для потом­ков, а мог иметь про­сто судь­бо­нос­ные послед­ствия для страны. Эта про­блема в источ­ни­ко­ве­де­нии акту­альна отно­си­тельно всего пери­ода XX века без­от­но­си­тельно кон­крет­ной страны или поли­ти­че­ского строя, но в дан­ном учеб­нике ника­ких упо­ми­на­ний о дол­го­игра­ю­щем харак­тере про­блемы нет, она чисто «совет­ская». И так во всём.

Хотя каза­лось бы — непо­сред­ствен­ные методы работы изло­жены недурно (по край­ней мере, для своей мето­до­ло­гии) и зача­стую лишены налёта тен­ден­ци­оз­но­сти, на сло­вах кри­ти­че­ское отно­ше­ние про­воз­гла­ша­ется и к досо­вет­ским, и к совет­ским, и к пост­со­вет­ским источ­ни­кам, вот только сте­пень кри­тич­но­сти выри­со­вы­ва­ется совер­шенно разная.

В целом по про­чте­нии созда­ётся стой­кое ощу­ще­ние, что к совет­ским доку­мен­там при­ме­ня­ется пре­зумп­ция винов­но­сти, а изу­че­ние этого пери­ода жизни нашей страны — блуж­да­ние в потем­ках меж лжи, ещё боль­шей лжи, и «Сло­ва­рём блат­ного жар­гона». И это не шутка:

«Читая „Сло­варь блат­ного воров­ского жар­гона“ Д. С. Бал­де­ева, дивишься оби­лию давно зна­ко­мых слов, о про­ис­хож­де­нии кото­рых люди обычно и не подо­зре­вают. Тюрем­ный фольк­лор (осо­бенно песни), как, видимо, и тюрем­ный жар­гон, плотно вошли в наш быт и созна­ние. А как же иначе могло быть в стране, в кото­рой поло­вина насе­ле­ния сидела, а вто­рая сте­регла сидев­ших?»8

Про вся­кое нео­кан­ти­ан­ство, вроде увле­че­ния эпи­сте­мо­ло­ги­че­ским ана­ли­зом, поиск «интер­пре­та­ции той интер­пре­та­ции, кото­рую имел в виду автор» и про­чее не буду даже гово­рить подробно — слиш­ком печаль­ная тема. Можете счи­тать меня уста­рев­шим на век, но для меня подоб­ные вещи — попро­сту под­мена автора, а не серьёз­ный ана­лиз. Они не пыта­ются очи­стить объ­ек­тив­ное от субъ­ек­тив­ных насло­е­ний сво­его и чужого созна­ния — для них это не шелуха, а самая суть.

Пре­по­да­ва­ние фило­со­фии на деле явля­ется кур­сом «исто­рии фило­со­фии» — на лек­циях вкратце разъ­яс­ня­ются основ­ные тер­мины (онто­ло­гия, гно­сео­ло­гия, созна­ние…), после чего гало­пом раз­би­ра­ется в хро­но­ло­ги­че­ском порядке всё от Пла­тона до Поппера по схеме био­гра­фия + основ­ные дости­же­ния. Мето­до­ло­гии исто­рии как пред­мета более нет. Есть «научно-​исследовательская дея­тель­ность» (пред­мет, на кото­ром вы откро­ете, наконец-​то, Коваль­ченко, что полезно, и научи­тесь оформ­лять кур­со­вые, что бес­по­лезно в силу того, что к моменту появ­ле­ния этого пред­мета в рас­пи­са­нии вы по плану уже сда­дите три кур­со­вые) и «фило­со­фия исто­рии» (то же, что и фило­со­фия, только зачёт).

Как-​то неча­янно услы­шал раз­го­вор двух пре­по­да­ва­те­лей с кафедры исто­рии Рос­сии: сето­вали на то, что диплома (а ныне уже ВКР) по исто­рио­гра­фии никто не писал уже более десяти лет, а по мето­до­ло­гии — ни разу с начала нуле­вых. Дей­стви­тельно, с чего бы это?

Как преподают

В подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев — хорошо. Что лек­ци­он­ные, что семи­нар­ские заня­тия про­хо­дят живо и инте­ресно. Един­ствен­ное, к чему могут воз­ник­нуть наре­ка­ния — к одно­об­ра­зию в мето­дике пре­по­да­ва­ния. Не пре­тен­дую на подроб­ную кри­тику, т. к. за моими пле­чами только курс школь­ной мето­дики, но даже по при­об­ре­те­нию этих зна­ний сей факт ста­но­вится заме­тен. За три с поло­ви­ной года обу­че­ния видел всего одного пре­по­да­ва­теля, кото­рый не стес­нялся экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и ожив­лять свои семинары.

На дру­гом полюсе — немно­го­чис­лен­ная, но весьма зло­вред­ная группа пре­по­да­ва­те­лей, кото­рые читают лек­ции хуже иных сту­ден­тов, не отры­вая глаз от кон­спекта, а на семи­нар­ском заня­тии не стес­ня­ются сидеть в теле­фоне или ноут­буке. Хоро­шему пре­по­да­ва­телю не все­гда уда­ётся отвлечь всю ауди­то­рию от гад­же­тов в пользу полез­ной дея­тель­но­сти, чего уж гово­рить о подоб­ных слу­чаях. Выступ­ле­ния же самих сту­ден­тов пре­вра­ща­ются в баналь­ное начёт­ни­че­ство мате­ри­ала, кото­рый, с учё­том обще­из­вест­ной «сла­бо­сти» пре­по­да­ва­теля, не чита­ется не то, что до заня­тия, но даже в момент скачивания.

Един­ствен­ный кри­те­рий про­хож­де­ния кур­со­вых работ — обход анти­пла­ги­ата. Анти­пла­гиат, уста­нов­лен­ный в ВУЗе, рушится очень про­сто — доста­точно менять каж­дое 3-4 слово в зави­си­мо­сти от кон­крет­ного кон­тек­ста на сино­ним. За уме­рен­ную плату автор лично зани­мался тем, что «ломал» цепочки для рас­по­зна­ва­ния в работе, у кото­рой было 10 % (десять!) про­цен­тов ори­ги­наль­но­сти. При­няли и даже поло­жи­тельно оценили.

Ситу­а­ция известна всем, в том числе и пре­по­да­ва­те­лям, но ника­ких мер не при­ни­ма­ется, и при­ни­маться не будет, в чём я за время обу­че­ния уже совер­шенно не сомне­ва­юсь. При­чина про­ста — эти работы не нужны даже самим науч­ным руко­во­ди­те­лям, и их сложно за это осуж­дать, т. к. на одних «наве­ши­вают» по 20-30 чело­век, в то время как дру­гие берут 4-5 мак­си­мум. А часов на про­верку зало­жено всего ничего. С чем свя­зана такая система, я не знаю, но подо­зре­ваю, что всё дело в свое­об­раз­ной «селек­ции». Ведь наи­ме­нее загру­жен­ные педа­гоги могут выби­рать из запи­сав­шихся к ним наи­бо­лее пер­спек­тив­ных сту­ден­тов и реально вести их работы. Если ты наце­лен на хоро­ший диплом, то выби­ра­ешь более-​менее близ­кие темы кур­со­вых и рабо­та­ешь, по сути, на буду­щее под реаль­ным руко­вод­ством. Если нет — то и спроса осо­бого нет, были бы сноски пра­вильно расставлены.

Т. к. я не особо рас­счи­ты­вал на педа­го­ги­че­скую стезю, то подоб­ным обра­зом у меня про­шло напи­са­ние работы по мето­дике обу­че­ния. Кур­со­вая была при­нята, даже несмотря на то, что тре­бо­ва­ния к оформ­ле­нию были грубо нару­шены, а на титуль­ном листе была неверно ука­зана спе­ци­аль­ность. Во время напи­са­ния (точ­нее, правки под себя уже име­ю­ще­гося образца) у меня всё же про­сы­па­лась совесть, и я отно­сил нара­ботки сво­ему руко­во­ди­телю, дабы полу­чить кон­суль­та­цию, но вся­кий раз полу­чал отказ. На чет­вёр­тый визит мой руко­во­ди­тель честно при­зна­лась мне, что ни разу предо­став­лен­ный текст не читала. Я так подо­зре­ваю, что и по сей день един­ствен­ным чита­те­лем сдан­ной теперь уже в архив кафедры папочки явля­юсь один лишь я.

Покупка кур­со­вых ско­рее пра­вило, чем исклю­че­ние. На себя берут, как пра­вило, только правку, в край­нем слу­чае, один под­пункт главы, т. к. «на том конце про­вода» вся­ких кон­тор сидят такие же быв­шие сту­денты, и без пре­тен­зий со сто­роны кафедры не обхо­дится. Ну, а если хоро­шая ВКР нужна, то сиди, работай.

Администрация и её структуры

Сту­ден­че­ский проф­союз не то чтобы явля­ется «жёл­тым» — он прак­ти­че­ски не суще­ствует как ося­за­е­мая струк­тура. Запись пер­во­курс­ни­ков в проф­союз осу­ществ­ля­ется чуть ли ни в пер­вый день заня­тий, дабы не упу­стить момент. Дадут запол­нить несколько бумаг с пер­со­наль­ными дан­ными, попро­сят рас­пи­саться за озна­ком­ле­ние с уста­вом. Слу­чаи отказа мне неиз­вестны, потому не могу ска­зать точно, какие санк­ции преду­смот­рены за отказ и есть ли они вообще.

Абсурд­ный, каза­лось бы, вопрос об их суще­ство­ва­нии актуа­лен по той при­чине, что после пер­вого дня в ВУЗе выйти из проф­со­юза у вас уже не полу­чится. Вы его про­сто не най­дёте. Ни сту­денты, ни дека­нат, ни рек­то­рат, ни офи­ци­аль­ный сайт, не смо­гут вам отве­тить, кто явля­ется пред­се­да­те­лем проф­кома, где его поме­ще­ние, когда оче­ред­ное собра­ние, что вообще пред­став­ляет собой устав и прочее-​прочее. Диа­лог обычно сво­дится к сле­ду­ю­щей цепочке:

«— Я хочу выйти из проф­со­юза.
— Ну, пишите заяв­ле­ние, выхо­дите.
— Давайте бланк.
— Это не ко мне.
— А к кому же?
— Спро­сите у…»

И начи­на­ется «чинов­ни­чий фут­бол». Более опыт­ные сту­денты сове­туют правды не искать — уже не одно поко­ле­ние попа­лось на эту удочку. А жела­ю­щих выйти из проф­со­юза все­гда доста­точно в связи с тем, что на отчис­ле­ния в эту мифи­че­скую струк­туру заби­рают 10 % сти­пен­дии. Если полу­ча­ешь мини­малку, то осо­бых про­блем нет, а если соци­аль­ную помощь, да ещё и повы­шен­ную сти­пен­дию за успехи в обу­че­нии — про­блема ста­но­вится ощутимой.

Впро­чем, насколько нере­альна струк­тура, настолько реальны деньги, ей посту­па­ю­щие. Ими по факту рас­по­ря­жа­ется адми­ни­стра­ция, и с них финан­си­ру­ется вся­кая «бла­го­тво­ри­тель­ность» вроде травли тара­ка­нов в обще­жи­тии, отправ­ле­ния сту­ден­тов на кон­фе­рен­ции в дру­гие реги­оны и про­чее. Попытки пого­во­рить о том, что нас «бла­го­де­тель­ствуют» за наши же деньги, упи­ра­ется в желез­ный аргу­мент: «Ну, побун­туем, ста­нем полу­чать всю сумму, а дальше что? Адми­ни­стра­ция про­сто нач­нёт отве­чать „денег нет“, сама рас­ко­ше­ли­ваться не ста­нет, а доб­ро­вольно ни черта ни с кого не собе­рёшь». При­чём ещё неиз­вестно, все ли деньги неуло­ви­мого проф­со­юза идут на наши нужды, ведь ника­кой отчёт­но­сти сту­ден­там не предоставляется.

В послед­нее время чаще стали гово­рить о системе, при кото­рой за про­пуск заня­тий будут лишать мате­ри­аль­ной помощи. Осу­ще­ствится она или нет, пока неиз­вестно, но пред­ва­ри­тельно выгля­дит всё довольно абсурдно, т. к., во-​первых, не полу­ча­ю­щие подоб­ные выплаты никак не постра­дают, во-​вторых, мат. помощь — не блажь адми­ни­стра­ции, а право сту­дента, так что ещё не реа­ли­зо­ван­ная идея нахо­дится в совсем уж вопи­ю­щем про­ти­во­ре­чии с зако­ном. Укреп­ле­ние учеб­ной дис­ци­плины? Я только «за», но система штра­фов — это, опре­дё­ленно, уже слишком.

Сту­ден­че­ский совет, как верно под­ме­тил Ишим­баев, — кру­жок массовиков-​затейников и не более. Попытка упрек­нуть пред­се­да­теля Студ­со­вета по поводу насущ­ных про­блем, свя­зан­ных с гар­де­робом, орга­ни­за­цией пита­ния и рядом дру­гих мело­чей, быстро пере­шла в пере­палку и довольно откро­венно была обруб­лена: «У нас здесь воли нет. Студ­со­вет суще­ствует для тех, кто состоит в Студ­со­вете. Либо всту­пай, либо не выде­лы­вайся». Думаю, всё пре­дельно ясно.

«Поли­ти­че­ских» адми­ни­стра­ция активно при­тес­няет, вплоть до отчис­ле­ния. Мне известно два таких слу­чая: в отно­ше­нии НС и ещё одного, как ни странно, моло­дого члена КПРФ. Пер­вый был отчис­лен за репост, обна­ру­жен­ный на его стене Вкон­такте, вто­рой — за рас­про­стра­не­ние зюга­нов­ской прессы в общежитии.

Сту­денты пишут друг на друга доносы в рек­то­рат. До меня дошло два таких слу­чая, свя­зан­ных с репо­стами «кра­молы» на свою стра­ницу. Правда, оба дела были спу­щены сна­чала в дека­нат, а потом уже на тор­мо­зах. Донос­чи­ков так и не выявили.

О при­вле­че­нии на вся­кие «бес­смерт­ные полки» и про­чие выборы я даже не упо­ми­наю — дело уже житейское.

Коррупция

Сразу ого­во­рюсь, наш ВУЗ сла­вится самым низ­ким её уров­нем в реги­оне, и это заслу­женно. Мало что про­да­ётся, а если учишься доб­ро­со­вестно, то оно, как пра­вило, и не нужно. Со слу­ча­ями откро­вен­ного вымо­га­тель­ства наш курс стал­ки­вался только два­жды, при­чём один из них даже не всех заце­пил. Если вари­ант с день­гами всё же есть — рас­ценки не слиш­ком звер­ские, всё вполне доступно рядо­вому студенту.

Сама по себе кор­руп­ция не вызы­вает у сту­ден­че­ства какого-​то осо­бого нега­тива, ско­рее всего, из-​за её необя­за­тель­но­сти. Один из сокурс­ни­ков при­зна­вался мне, что если бы была воз­мож­ность околь­ными путями пол­но­стью воз­вра­щать свою сти­пен­дию уни­вер­си­тету в обмен на отсут­ствие сес­сии — он бы согла­сился с радо­стью, несмотря на явный урон для мате­ри­аль­ного поло­же­ния. Так на работе про­блем меньше и стресса от экза­ме­нов нет. Ещё одна стран­ность, лома­ю­щая сте­рео­типы, — более, чем дру­гие сту­денты, кор­руп­ции под­вер­жены отличники.

Логика при­мерно сле­ду­ю­щая: «Я весь семестр рабо­тал, не имею про­пус­ков, оце­нок куча, а „авто­мат“ не дали. Вот К. заби­вал весь семестр, прак­ти­че­ски не ходил — вот пусть он и сдаёт, а мне легче запла­тить и отды­хать, я своё уже отко­ря­чился». А непо­лу­че­ние «авто­мата» дей­стви­тельно вос­при­ни­ма­ется как непри­ят­ный сюр­приз, по той при­чине, что пре­по­да­ва­тели в нашем ВУЗе при­выкли упро­щать себе и сту­ден­там жизнь. Автор дан­ных строк за всё время обу­че­ния не сда­вал ни одного пред­мета, свя­зан­ного с педа­го­ги­кой или пси­хо­ло­гией, а тако­вые были в каж­дом семестре. Для «авто­мата» было доста­точно не про­пус­кать заня­тия и более-​менее регу­лярно зачи­ты­вать рас­пе­чатки у кафедры. Каза­лось бы, про­сто, но мно­гие даже на это не напря­га­ются. Ведь нико­гда не зна­ешь точно — сорвётся желан­ный «авто­мат» или нет.

Неуспе­ва­ю­щие же сту­денты начи­нают учиться только к концу семестра, дабы полу­чить допуск, а потом тупо «отхо­дить» на пере­сдачи, пока не полу­чат тройку. К слову, отчис­ле­ния за неуспе­ва­е­мость — дело почти забы­тое. Вот за непо­се­ща­е­мость ещё могут, но за то время, что я обу­ча­юсь, такое было еди­но­жды. Если ничего не путаю, то мы на поду­ше­вом финан­си­ро­ва­нии, а потому отсе­и­ва­ние кон­тин­гента адми­ни­стра­ции про­сто не выгодно. У нас без осо­бых про­блем учатся люди, кото­рые читают с листка по сло­гам и не могут найти на карте Чёр­ное море, но таких, как пра­вило, 3-4 чело­века с курса, не более.

Ино­гда дело обстоит ещё проще. Не раз и не два мы «засе­кали» в дека­нате нали­чие уже запол­нен­ных и пол­но­стью закры­тых ведо­мо­стей с нашими буду­щими оцен­ками. Отве­тишь хуже? Будут гонять, пока не дотя­нешься. Отве­тил лучше? Ну, зава­лят чуть-чуть.

Студенты

Отно­ше­ние к вла­стям у сту­ден­тов ниги­ли­сти­че­ское, «запу­тинцы» ста­ра­ются себя не про­яв­лять, т. к., выска­зы­вая свои взгляды, зача­стую бывают высме­яны. Из оппо­зи­ции не под­дер­жи­вают никого, ни систем­ных, ни вне­си­стем­ных, ни столь попу­ляр­ного ныне у моло­дёжи Наваль­ного. Никому не верят и ничего не хотят кроме обу­строй­ства своей лич­ной жизни. О поли­тике гово­рят охотно, но все­рьёз ей инте­ре­су­ются мало и, по правде говоря, ещё меньше в ней понимают.

Глав­ная про­блема даже не в поли­ти­че­ской аморф­но­сти, а в отсут­ствии само­иден­ти­фи­ка­ции себя как опре­де­лён­ной соци­аль­ной группы. Состо­я­ние сту­ден­че­ства вос­при­ни­ма­ется ско­рее как досад­ная помеха на пути от школь­ного атте­стата до диплома, оно мыс­лится как вре­мен­ное, быстро пре­хо­дя­щее (несмотря на 5 лет бака­лаври­ата!), а потому совер­шенно недо­стой­ное того, чтобы бороться за свои права в его рамках.

У боль­шин­ства не наблю­да­ется почти ника­кого инте­реса к полу­ча­е­мой спе­ци­аль­но­сти. Мало кто свя­зы­вает своё буду­щее с педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­стью, ещё мень­шее коли­че­ство людей видит себя в науке, хотя поток пуб­ли­ка­ций не исся­кает. На мой взгляд, при­чи­ной тому явля­ется спе­ци­аль­ная над­бавка к сти­пен­дии, кото­рая начис­ля­ется при нали­чии опре­де­лён­ного коли­че­ства пуб­ли­ка­ций, пусть даже и про­ход­ных. Идей­ные «науч­ники» есть, но про­слойка эта тон­кая. Хотя пер­спек­тив­ная. Иметь её на своей сто­роне — обес­пе­чить интел­лек­ту­аль­ное буду­щее нашему движению.

Как ни странно, сама исто­рия боль­шин­ство исто­ри­ков не при­вле­кает. Если вы посту­па­ете на ист­фак в ожи­да­нии бур­ных спо­ров по поводу судеб родины, то ВУЗ зна­че­нием ниже феде­раль­ного — вряд ли ваш выбор. Я заме­чаю, что лек­ции слу­шают с инте­ре­сом, но крайне редко обсуж­дают, а семи­нар­ские дис­кус­сии про­хо­дят только в том русле, кото­рое задаёт пре­по­да­ва­тель, но не более. Нет, конечно, на каж­дом курсе есть как мини­мум один чело­век, кото­рый «мутит воду», если не по поли­ти­че­ской части, то хотя бы в плане исто­ри­че­ской пози­ции, но будьте готовы к тому, что это будете вы.

Дохо­дит до смеш­ного — на один и тот же семи­нар один и тот же сту­дент может при­не­сти ста­тью Нико­лая Тро­иц­кого «За что я люблю наро­до­воль­цев» к пер­вому вопросу и что-​нибудь откро­венно чер­но­со­тен­ное ко вто­рому. Про­сто его не тро­гает ни то, ни дру­гое, ему всё равно, что зачи­ты­вать — был бы мате­риал строго по вопросу, а там хоть трава не расти. ВУЗ — та же работа, при­чём нелю­би­мая. Не без удив­ле­ния отме­чаю, что о «пер­вой», насто­я­щей работе, гово­рят и слу­шают куда охот­нее, чем о науке. При­чём неважно, идёт ли речь о такси, обще­пите, охране, само­за­ня­то­сти или чем-​то ином.

Мате­ри­аль­ное поло­же­ние сту­ден­тов вполне тер­пи­мое. Мини­маль­ная сти­пен­дия состав­ляет 3000 руб­лей, но не так уж сложно путём «акти­визма» дове­сти её до 5-6 тысяч. Если при этом есть «соци­алка», то поло­же­ние такого сту­дента можно оха­рак­те­ри­зо­вать как завид­ное, тем более, что пере­чис­лен­ные выше сферы заня­то­сти — только капля в море ижди­вен­че­ства. Сти­пен­дия — не сред­ство выжи­ва­ния, а при­ят­ные кар­ман­ные рас­ходы. По край­ней мере, для подав­ля­ю­щего боль­шин­ства. Насто­я­щие мало­иму­щие, хва­та­ю­щи­еся и за учёбу, и за работу ради дохода, есть, но их ничтож­ное число. Почти все они из «сель­ских». Не все при­е­хав­шие с сель­со­ве­тов бед­ствуют, но все, кто бед­ствует — с сельсоветов.

Един­ствен­ные вспышки воз­му­ще­ния, кото­рые мне дово­ди­лось наблю­дать, были свя­заны с рез­ким повы­ше­нием платы за все кате­го­рии обще­жи­тий, но далее раз­гне­ван­ных депу­та­ций, кото­рые, впро­чем, после беседы с рек­то­ром быстро остыли, дело не пошло. Раз­го­воры о каком-​то сопро­тив­ле­нии не вос­при­ни­ма­ются серьёзно и не рас­смат­ри­ва­ются как реа­ли­стич­ное раз­ви­тие событий.

Перспективы для марксизма?

  1. Любой рост поли­ти­че­ской актив­но­сти сту­ден­че­ства надо свя­зы­вать с паде­нием уровня жизни их семей. Ника­кие чисто сту­ден­че­ские про­блемы вроде рас­це­нок на обще­жи­тия и отсут­ствия индек­са­ции сти­пен­дий погоды не сде­лают, т. к. это озлоб­ляет, но не тол­кает на реаль­ные дей­ствия, на реаль­ный риск. Как пока­зы­вают собы­тия послед­них лет, только угроза сли­я­ния ВУЗа — весо­мый повод для орга­ни­зо­ван­ного про­те­ста в сту­ден­че­ской среде. Потому что в этом слу­чае само буду­щее сту­дента под вопро­сом. Про­блема с подач­ками от госу­дар­ства боль­шин­ство сту­ден­тов «под вопрос» не поста­вит. Про­тест будет, но не мас­со­вый, под­ни­мутся только самые неиму­щие. А вот сохра­не­ние и даже регу­ляр­ное номи­наль­ное уве­ли­че­ние выплат при фак­ти­че­ском обни­ща­нии семей потен­ци­ально могут рас­ка­чать массу.
  2. Без раз­ви­тия марк­сист­ской тео­рии — нам смерть. Вы нико­гда не зада­ва­лись вопро­сом, почему тому же исто­рику Гре­кову в моло­до­сти сами пре­по­да­ва­тели в Вар­шав­ском уни­вер­си­тете под­со­вы­вали «Капи­тал», и созна­тель­ные сту­денты копили деньги на запре­щён­ную лите­ра­туру, в то время как в наше время днём с огнём не сыщешь чело­века, жела­ю­щего писать науч­ные работы в рам­ках этого под­хода? Злая цен­зура? Вовсе нет. Отсут­ствует раз­ви­тие, а потому за марк­сиз­мом сего­дня лишь скром­ная роль чего-​то вспо­мо­га­тель­ного. Эту ситу­а­цию надо пере­ло­мить, иначе ника­ких новых иссле­до­ва­те­лей наша идео­ло­гия полу­чать не будет. Только «ура-​революционеров» с полу­зна­нием, но двой­ными амби­ци­ями. Cде­лать это, на мой взгляд, можно сле­ду­ю­щим образом:
    1. В обла­сти исто­ри­че­ской науки осо­бое вни­ма­ние стоит уде­лить пост­со­вет­скому пери­оду. Негласно его ещё назы­вают «Совре­мен­ная исто­рия». Отме­чаю неко­то­рую тен­ден­цию, что наи­бо­лее амби­ци­оз­ные сту­денты ста­ра­ются бро­сить свои уси­лия именно туда (поле-​то тол­ком не пахано, есть воз­мож­ность оста­вить зна­чи­мый след), но не нахо­дят опоры — госу­дар­ство наше пре­красно знает, на какой грязи стоит, и осо­бого запроса на иссле­до­ва­ния по Пер­вой чечен­ской войне или шах­тёр­ским заба­стов­кам 1990-​х гг. нет, хотя и запрета, конечно же, тоже нет. Это про­сто не поощ­ря­ется. Если в бли­жай­шее деся­ти­ле­тие у левых полу­чится под­су­е­титься, то мы вполне можем занять эту «нишу» так, что игно­ри­ро­вать марк­сист­скую мысль (при высо­ком каче­стве работ, конечно же, а не оче­ред­ной крас­нень­кой пуб­ли­ци­стике) ста­нет невоз­можно. Тем более, что нам и самим полезно разо­браться в том, «что это было?».
    2. Заня­тие такой проч­ной ниши поспо­соб­ствует тому, что про­фес­сура невольно ста­нет рабо­тать на нас. Не в том смысле, что все будут вос­тор­гаться и бро­сать при­выч­ные под­ходы. Про­сто о марк­сист­ских рабо­тах тогда ста­нет невоз­можно гово­рить только в про­шед­шем вре­мени или не гово­рить вообще. Нечто подоб­ное я наблю­дал на при­мере совер­шенно либе­раль­ной «Крас­ной смуты» Бул­да­кова — одни ругают, дру­гие хва­лят, и ни одного пред­мета без неё не обхо­дится — исто­рио­гра­фия, послед­ние пред­ре­во­лю­ци­он­ные годы, ран­няя совет­ская исто­рия… В итоге нет-​нет, а кто-​то берёт эту книжку в руки.
    3. А пока что, кроме под­со­вы­ва­ния книжки Асмуса «Маркс и бур­жу­аз­ный исто­ризм» и про­фи­лак­ти­че­ских бесед на тему, почему марк­сизм это не про­сто одно­сто­рон­нее воз­ве­де­ние одной сто­роны обще­ствен­ной жизни в абсо­лют, пред­ло­жить нечего. Да и дело не только в азбуке мате­ри­а­лизма, кото­рую и сей­час можно спо­койно полу­чить на заня­тиях, дело в диа­лек­тике, и тут при­зна­юсь честно — мне самому пока что дать людям нечего.
  3. Эффек­тивна только инди­ви­ду­аль­ная аги­та­ция. Я — не един­ствен­ный чело­век левых взгля­дов в нашем ВУЗе, хотя нас и ничтож­ное мень­шин­ство. Все мы про­шли через попытки пре­вра­тить уни­вер­си­тет­скую кафедру в три­буну, пыта­ясь тол­ко­вать вопросы исто­рии по-​марксистски, пусть даже с опо­рой на не все­гда иде­аль­ную совет­скую исто­рио­гра­фию. Это никого не тро­гает. Вообще. И к этому выводу мы при­шли неза­ви­симо друг от друга. Не то, что сво­бод­ных ушей, для своих речей вы не най­дёте даже оппо­нен­тов: ред­кий слу­чай, когда самая фана­тич­ная и нераз­бор­чи­вая аги­та­ция в пользу левых взгля­дов не нахо­дит отклика, пусть даже агрес­сив­ного. Вы про­сто рис­ку­ете про­слыть фри­ком. Всем всё равно, что вы там чита­ете у кафедры: люди либо мотают ленту, либо ждут своей оче­реди на ответ. Вни­ма­тельно сле­дить за жиз­нью факуль­тета и вылав­ли­вать всех, кто сколько-​нибудь отли­чился поли­ти­че­ским созна­нием — пока что един­ствен­ный выход. Это и может создать костяк для вашего буду­щего кружка.
    Бывают и экс­тра­ва­гант­ные слу­чаи. Как-​то наш курс водили на доста­точно скуч­ную лекцию-​обязаловку о том, что такое ваша бан­ков­ская кар­точка и как она рабо­тает. На горе лек­тора, в извеч­ном тео­ре­ти­че­ском вопросе, муча­ю­щим мно­гих рос­сиян, — чьи же деньги на счёте: мои или банка? — он активно отста­и­вал, что банка. При­чём доста­точно агрес­сивно, бро­са­ясь выра­же­ни­ями вроде:
    «Когда чело­век отдаёт деньги банку, он хочет иметь про­цент. Он созна­тельно идёт на риск, он капи­та­лист [!!! — Прим авт.], а потому когда банк про­го­рает, не надо потом сто­ять с жалоб­ными гла­зами и тря­сти пла­ка­тами „Вер­ните наши деньги!“… Они не были вашими с момента откры­тия счёта, у банка было про­сто обя­за­тель­ство перед вами на опре­де­лен­ную сумму, вы сами пошли на риск».
    Когда при­шло время вопро­сов, мне уда­лось пер­вым взять слово и задать с виду невин­ный вопрос:
    «Что нас, что наших роди­те­лей активно пере­во­дят на без­на­лич­ный рас­чёт через банки. По сути, уже мно­гие годы своих денег мы в руках не видим — наши зар­платы и сти­пен­дии без нашего согла­сия сразу же отдают бан­кам. А что, если мы не хотим рис­ко­вать и полу­чать налич­ность на руки? Почему это про­ис­хо­дит в обя­за­тель­ном порядке?»
    Эффект был крайне неожи­дан­ным: лек­тор поте­рялся, попытки перейти на дру­гой вопрос успеха не имели, зал резко ожи­вился и напол­нился одоб­ри­тель­ным гулом, а после, на пере­куре, у меня была пре­крас­ная воз­мож­ность доне­сти вер­ную пози­цию по мно­гим вопро­сам, и слу­шали её охотно. Впо­след­ствии это обер­ну­лось полез­ными контактами.
  4. Не бро­сайте кри­тику, даже если дело кажется без­на­дёж­ным. В оче­реди, в курилке, между парами — не заты­кайте уши науш­ни­ками. Живо откли­кай­тесь на обсуж­де­ния дей­ствий адми­ни­стра­ции или поли­ти­че­ских собы­тий, ста­ра­ясь дать им марк­сист­скую оценку, не кида­ясь при этом гром­кими фра­зами. Ино­гда же лучше помол­чать и послу­шать, чтобы иметь пред­став­ле­ние о раз­ных ситу­а­циях, что назы­ва­ется, из пер­вых уст. Вы ещё сами можете уди­виться тому, как дей­ствуют на людей ими же когда-​то выска­зан­ные мысли, но позже повто­рён­ные вами и полу­чив­шие соот­вет­ству­ю­щую трактовку.

Забудьте о том, чтобы надо­едать людям репо­стами или рас­про­стра­нять левую маку­ла­туру вся­кого сорта. И отдачи нет, и адми­ни­стра­ция бдит. Нам надо рабо­тать по-новому. 

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Источ­ни­ко­ве­де­ние: Тео­рия. Исто­рия. Метод. Источ­ники рос­сий­ской исто­рии: Учеб. посо­бие / И. Н. Дани­лев­ский, В. В. Каба­нов, О. М. Меду­шев­ская, М. Ф. Румян­цева. - М.: Рос­сийск. гос. гума­нит. ун-​т, 1998. – С. 522.
  2. Если им нельзя верить, то реаль­ная собы­тий­ная сто­рона про­сто не позна­ва­ема, но зато пре­красно рекон­стру­и­ру­ются «формы тота­ли­тар­ного миро­вос­при­я­тия»
  3. Там же. С. 526.
  4. Источ­ни­ко­ве­де­ние: Тео­рия. Исто­рия. Метод. Источ­ники рос­сий­ской исто­рии: Учеб. посо­бие / И .Н. Дани­лев­ский, В. В. Каба­нов, О. М. Меду­шев­ская, М. Ф. Румян­цева. - М.: Рос­сийск. гос. гума­нит. ун-​т, 1998. – С. 520.
  5. Там же.
  6. Там же. С. 517.
  7. Там же. С. 507.
  8. Источ­ни­ко­ве­де­ние: Тео­рия. Исто­рия. Метод. Источ­ники рос­сий­ской исто­рии: Учеб. посо­бие / И. Н. Дани­лев­ский, В. В. Каба­нов, О. М. Меду­шев­ская, М. Ф. Румян­цева. - М.: Рос­сийск. гос. гума­нит. ун-​т, 1998. - 702 с. - С. 511.