О национальной гордости великороссов

О национальной гордости великороссов
~ 9 мин

Как много гово­рят, тол­куют, кри­чат теперь о наци­о­наль­но­сти, об оте­че­стве! Либе­раль­ные и ради­каль­ные мини­стры Англии, без­дна «пере­до­вых» пуб­ли­ци­стов Фран­ции (ока­зав­шихся вполне соглас­ными с пуб­ли­ци­стами реак­ции), тьма казён­ных, кадет­ских и про­грес­сив­ных (вплоть до неко­то­рых народ­ни­че­ских и «марк­сист­ских») писак Рос­сии — все на тысячи ладов вос­пе­вают сво­боду и неза­ви­си­мость «родины», вели­чие прин­ципа наци­о­наль­ной само­сто­я­тель­но­сти. Нельзя разо­брать, где здесь кон­ча­ется про­даж­ный хва­ли­тель палача Нико­лая Рома­нова или истя­за­те­лей негров и оби­та­те­лей Индии, где начи­на­ется дюжин­ный меща­нин, по тупо­умию или по бес­ха­рак­тер­но­сти плы­ву­щий «по тече­нию». Да и неважно раз­би­рать это. Перед нами очень широ­кое и очень глу­бо­кое идей­ное тече­ние, корни кото­рого весьма прочно свя­заны с инте­ре­сами гос­под поме­щи­ков и капи­та­ли­стов вели­ко­дер­жав­ных наций. На про­па­ганду выгод­ных этим клас­сам идей затра­чи­ва­ются десятки и сотни мил­ли­о­нов в год: мель­ница нема­лая, беру­щая воду ото­всюду, начи­ная от убеж­дён­ного шови­ни­ста Мень­ши­кова и кон­чая шови­ни­стами по оппор­ту­низму или по бес­ха­рак­тер­но­сти, Пле­ха­но­вым и Мас­ло­вым, Руба­но­ви­чем и Смир­но­вым, Кро­пот­ки­ным и Бурцевым.

Попро­буем и мы, вели­ко­рус­ские социал-​демократы, опре­де­лить своё отно­ше­ние к этому идей­ному тече­нию. Нам, пред­ста­ви­те­лям вели­ко­дер­жав­ной нации край­него востока Европы и доб­рой доли Азии, непри­лично было бы забы­вать о гро­мад­ном зна­че­нии наци­о­наль­ного вопроса; — осо­бенно в такой стране, кото­рую спра­вед­ливо назы­вают «тюрь­мой наро­дов»; — в такое время, когда именно на даль­нем востоке Европы и в Азии капи­та­лизм будит к жизни и к созна­нию целый ряд «новых», боль­ших и малых наций; — в такой момент, когда цар­ская монар­хия поста­вила под ружьё мил­ли­оны вели­ко­рос­сов и «ино­род­цев», чтобы «решить» целый ряд наци­о­наль­ных вопро­сов сооб­разно инте­ре­сам совета объ­еди­нён­ного дво­рян­ства1 и Гуч­ко­вых с Кре­стов­ни­ко­выми, Дол­го­ру­ко­выми, Кут­ле­рами, Родичевыми.

Чуждо ли нам, вели­ко­рус­ским созна­тель­ным про­ле­та­риям, чув­ство наци­о­наль­ной гор­до­сти? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего рабо­таем над тем, чтобы её тру­дя­щи­еся массы (т. е. 9/10 её насе­ле­ния) под­нять до созна­тель­ной жизни демо­кра­тов и соци­а­ли­стов. Нам боль­нее всего видеть и чув­ство­вать, каким наси­лиям, гнёту и изде­ва­тель­ствам под­вер­гают нашу пре­крас­ную родину цар­ские палачи, дво­ряне и капи­та­ли­сты. Мы гор­димся тем, что эти наси­лия вызы­вали отпор из нашей среды, из среды вели­ко­ру­сов, что эта среда выдви­нула Ради­щева, декаб­ри­стов, революционеров-​разночинцев 70-​х годов, что вели­ко­рус­ский рабо­чий класс создал в 1905 году могу­чую рево­лю­ци­он­ную пар­тию масс, что вели­ко­рус­ский мужик начал в то же время ста­но­виться демо­кра­том, начал свер­гать попа и помещика.

Мы пом­ним, как пол­века тому назад вели­ко­рус­ский демо­крат Чер­ны­шев­ский, отда­вая свою жизнь делу рево­лю­ции, сказал:

«Жал­кая нация, нация рабов, сверху донизу — все рабы»2 .

Откро­вен­ные и при­кро­вен­ные рабы-​великороссы (рабы по отно­ше­нию к цар­ской монар­хии) не любят вспо­ми­нать об этих сло­вах. А, по-​нашему, это были слова насто­я­щей любви к родине, любви, тос­ку­ю­щей вслед­ствие отсут­ствия рево­лю­ци­он­но­сти в мас­сах вели­ко­рус­ского насе­ле­ния. Тогда её не было. Теперь её мало, но она уже есть. Мы полны чув­ства наци­о­наль­ной гор­до­сти, ибо вели­ко­рус­ская нация тоже создала рево­лю­ци­он­ный класс, тоже дока­зала, что она спо­собна дать чело­ве­че­ству вели­кие образцы борьбы за сво­боду и за соци­а­лизм, а не только вели­кие погромы, ряды висе­лиц, застенки, вели­кие голо­довки и вели­кое рабо­леп­ство перед попами, царями, поме­щи­ками и капиталистами.

Мы полны чув­ства наци­о­наль­ной гор­до­сти, и именно поэтому мы осо­бенно нена­ви­дим своё раб­ское про­шлое (когда поме­щики дво­ряне вели на войну мужи­ков, чтобы душить сво­боду Вен­грии, Польши, Пер­сии, Китая) и своё раб­ское насто­я­щее, когда те же поме­щики, спо­спе­ше­ству­е­мые капи­та­ли­стами, ведут нас на войну, чтобы душить Польшу и Укра­ину, чтобы давить демо­кра­ти­че­ское дви­же­ние в Пер­сии и в Китае, чтобы уси­лить позо­ря­щую наше вели­ко­рус­ское наци­о­наль­ное досто­ин­ство шайку Рома­но­вых, Боб­рин­ских, Пуришкевичей.

Никто не пови­нен в том, если он родился рабом; но раб, кото­рый не только чуж­да­ется стрем­ле­ний к своей сво­боде, но оправ­ды­вает и при­кра­ши­вает своё раб­ство (напри­мер, назы­вает уду­ше­ние Польши, Укра­ины и т. д. «защи­той оте­че­ства» вели­ко­рос­сов), такой раб есть вызы­ва­ю­щий закон­ное чув­ство него­до­ва­ния, пре­зре­ния и омер­зе­ния холуй и хам.

«Не может быть сво­бо­ден народ, кото­рый угне­тает чужие народы»3 , — так гово­рили вели­чай­шие пред­ста­ви­тели после­до­ва­тель­ной демо­кра­тии XIX века, Маркс и Энгельс, став­шие учи­те­лями рево­лю­ци­он­ного про­ле­та­ри­ата. И мы, вели­ко­рус­ские рабо­чие, пол­ные чув­ства наци­о­наль­ной гор­до­сти, хотим во что бы то ни стало сво­бод­ной и неза­ви­си­мой, само­сто­я­тель­ной, демо­кра­ти­че­ской, рес­пуб­ли­кан­ской, гор­дой Вели­ко­рос­сии, стро­я­щей свои отно­ше­ния к сосе­дям на чело­ве­че­ском прин­ципе равен­ства, а не на уни­жа­ю­щем вели­кую нацию кре­пост­ни­че­ском прин­ципе при­ви­ле­гий. Именно потому, что мы хотим её, мы гово­рим: нельзя в XX веке, в Европе (хотя бы и даль­не­во­сточ­ной Европе), «защи­щать оте­че­ство» иначе, как борясь всеми рево­лю­ци­он­ными сред­ствами про­тив монар­хии, поме­щи­ков и капи­та­ли­стов сво­его оте­че­ства, т. е. худ­ших вра­гов нашей родины; — нельзя вели­ко­рос­сам «защи­щать оте­че­ство» иначе, как желая пора­же­ния во вся­кой войне царизму, как наи­мень­шего зла для 9/10 насе­ле­ния Вели­ко­рос­сии, ибо царизм не только угне­тает эти 9/10 насе­ле­ния эко­но­ми­че­ски и поли­ти­че­ски, но и демо­ра­ли­зи­рует, уни­жает, обес­че­щи­вает, про­сти­ту­и­рует его, при­учая к угне­те­нию чужих наро­дов, при­учая при­кры­вать свой позор лице­мер­ными, якобы пат­ри­о­ти­че­скими фразами.

Нам воз­ра­зят, может быть, что кроме царизма и под его кры­лыш­ком воз­никла и окрепла уже дру­гая исто­ри­че­ская сила, вели­ко­рус­ский капи­та­лизм, кото­рый делает про­грес­сив­ную работу, цен­тра­ли­зуя эко­но­ми­че­ски и спла­чи­вая гро­мад­ные обла­сти. Но такое воз­ра­же­ние не оправ­ды­вает, а ещё силь­нее обви­няет наших социалистов-​шовинистов, кото­рых надо бы назвать царско-​пуришкевичевскими соци­а­ли­стами (как Маркс назвал лас­са­льян­цев королевско-​прусскими соци­а­ли­стами)4 . Допу­стим даже, что исто­рия решит вопрос в пользу вели­ко­рус­ского вели­ко­дер­жав­ного капи­та­лизма про­тив ста и одной малень­кой нации. Это не невоз­можно, ибо вся исто­рия капи­тала есть исто­рия наси­лий и гра­бежа, крови и грязи. И мы вовсе не сто­рон­ники непре­менно малень­ких наций; мы без­условно, при про­чих рав­ных усло­виях, за цен­тра­ли­за­цию и про­тив мещан­ского иде­ала феде­ра­тив­ных отно­ше­ний. Однако даже в таком слу­чае, во-​первых, не наше дело, не дело демо­кра­тов (не говоря уже о соци­а­ли­стах) помо­гать Романову-​Бобринскому-​Пуришкевичу душить Укра­ину и т. д. Бисмарк сде­лал по-​своему, по-​юнкерски, про­грес­сив­ное исто­ри­че­ское дело, но хорош был бы тот «марк­сист», кото­рый на этом осно­ва­нии взду­мал бы оправ­ды­вать соци­а­ли­сти­че­скую помощь Бисмарку! И при­том Бисмарк помо­гал эко­но­ми­че­скому раз­ви­тию, объ­еди­няя раз­дроб­лен­ных нем­цев, кото­рых угне­тали дру­гие народы. А эко­но­ми­че­ское про­цве­та­ние и быст­рое раз­ви­тие Вели­ко­рос­сии тре­бует осво­бож­де­ния страны от наси­лия вели­ко­рос­сов над дру­гими наро­дами — эту раз­ницу забы­вают наши поклон­ники истинно рус­ских почти-Бисмарков.

Во-​вторых, если исто­рия решит вопрос в пользу вели­ко­рус­ского вели­ко­дер­жав­ного капи­та­лизма, то отсюда сле­дует, что тем более вели­кой будет соци­а­ли­сти­че­ская роль вели­ко­рус­ского про­ле­та­ри­ата, как глав­ного дви­га­теля ком­му­ни­сти­че­ской рево­лю­ции, порож­да­е­мой капи­та­лиз­мом. А для рево­лю­ции про­ле­та­ри­ата необ­хо­димо дли­тель­ное вос­пи­та­ние рабо­чих в духе пол­ней­шего наци­о­наль­ного равен­ства и брат­ства. Сле­до­ва­тельно, с точки зре­ния инте­ре­сов именно вели­ко­рус­ского про­ле­та­ри­ата, необ­хо­димо дли­тель­ное вос­пи­та­ние масс в смысле самого реши­тель­ного, после­до­ва­тель­ного, сме­лого, рево­лю­ци­он­ного отста­и­ва­ния пол­ного рав­но­пра­вия и права само­опре­де­ле­ния всех угне­тён­ных вели­ко­рос­сами наций. Инте­рес (не по-​холопски поня­той) наци­о­наль­ной гор­до­сти вели­ко­рос­сов сов­па­дает с соци­а­ли­сти­че­ским инте­ре­сом вели­ко­рус­ских (и всех иных) про­ле­та­риев. Нашим образ­цом оста­нется Маркс, кото­рый, про­жив деся­ти­ле­тия в Англии, стал напо­ло­вину англи­ча­ни­ном и тре­бо­вал сво­боды и наци­о­наль­ной неза­ви­си­мо­сти Ирлан­дии в инте­ре­сах соци­а­ли­сти­че­ского дви­же­ния англий­ских рабочих.

Наши же домо­ро­щен­ные соци­а­ли­сти­че­ские шови­ни­сты, Пле­ха­нов и проч. и проч., в том послед­нем и пред­по­ло­жи­тель­ном слу­чае, кото­рый мы рас­смат­ри­вали, ока­жутся измен­ни­ками не только своей родине, сво­бод­ной и демо­кра­ти­че­ской Вели­ко­рос­сии, но и измен­ни­ками про­ле­тар­скому брат­ству всех наро­дов Рос­сии, т. е. делу социализма.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Совет объ­еди­нён­ного дво­рян­ства — контр­ре­во­лю­ци­он­ная орга­ни­за­ция крепостников-​помещиков, офор­мив­ша­яся в мае 1906 года на пер­вом съезде упол­но­мо­чен­ных губерн­ских дво­рян­ских обществ и суще­ство­вав­шая до октября 1917 года. Основ­ной целью орга­ни­за­ции была защита само­дер­жав­ного строя, круп­ного поме­щи­чьего зем­ле­вла­де­ния и дво­рян­ских при­ви­ле­гий. Во главе Совета объ­еди­нён­ного дво­рян­ства сто­яли граф А. А. Боб­рин­ский, князь Н. Ф. Касаткин-​Ростовский, граф Д. А. Олсуф­ьев, В. М. Пуриш­ке­вич и др. Ленин назы­вал Совет объ­еди­нён­ного дво­рян­ства «сове­том объ­еди­нён­ных кре­пост­ни­ков». Совет объ­еди­нён­ного дво­рян­ства фак­ти­че­ски пре­вра­тился в полу­пра­ви­тель­ствен­ный орган, дик­то­вав­ший пра­ви­тель­ству зако­но­да­тель­ные меро­при­я­тия, направ­лен­ные к защите инте­ре­сов кре­пост­ни­ков. Зна­чи­тель­ное число чле­нов Совета объ­еди­нён­ного дво­рян­ства вхо­дило в Госу­дар­ствен­ный совет и руко­во­дя­щие цен­тры чер­но­со­тен­ных орга­ни­за­ций.
  2. В. И. Ленин при­во­дит цитату из романа Н. Г. Чер­ны­шев­ского «Про­лог» (см. Н. Г. Чер­ны­шев­ский. Пол­ное собра­ние сочи­не­ний, том XIII, 1949, стр. 197).
  3. Ф. Энгельс. «Эми­грант­ская лите­ра­тура» (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочи­не­ния, т. XV, 1935, стр. 223).
  4. См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избран­ные письма, 1953, стр. 166.