Реставрация капитализма на селе по материалам периодики 1990-х гг. Часть I. Деколлективизация и социальные протесты - LENIN CREW
~ 52 мин

Постановка проблемы

Дан­ный мате­риал своим рож­де­нием обя­зан дис­кус­сии, кото­рая совер­шенно слу­чайно завя­за­лась у меня в лич­ной беседе с одним зна­ко­мым. Он утвер­ждал, что декол­лек­ти­ви­за­ция в Рос­сии не встре­тила ника­кого сопро­тив­ле­ния со сто­роны сель­ских жите­лей. И если какое-либо недо­воль­ство и было, то в широ­кий про­тест не пере­хо­дило. Я долго спо­рил, рас­ска­зы­вал про заба­стовки в сель­ском хозяй­стве, напа­де­ниях на фер­ме­ров со сто­роны кол­хоз­ного кре­стьян­ства, Аграр­ный союз… Но, увы, мои слова не вызвали у собе­сед­ника ника­кого дове­рия. Не верю, что такое было, и всё! Спор ока­зался бесплодным.

Но именно он натолк­нул меня к созда­нию этого цикла ста­тей. Я пре­сле­дую две основ­ные цели. Пер­вая — дать мате­риал в помощь про­па­ган­ди­стам. Я уве­рен, что фраза «аграр­ный кри­зис 1992 года» вам, ско­рее всего, ничего не гово­рит. Вот в этом и про­блема. Реформы в сель­ском хозяй­стве — самые про­валь­ные из всех затей пер­вого срока Б. Н. Ель­цина. Каза­лось бы — только сюда и надо бить! Увы, мало кто даже интересуется.

Вто­рая — под­го­то­вить почву для более мас­штаб­ного иссле­до­ва­ния декол­лек­ти­ви­за­ции в Рос­сии, кото­рое когда-нибудь, да напи­шут сочув­ству­ю­щие нашему делу. Опи­раться я буду на мате­ри­алы прессы, при­чём на нема­лень­кий такой мас­сив (выпуски четы­рёх изда­ний за три пол­ных года), обра­ба­ты­вать кото­рый даже с нали­чием удоб­ного дай­дже­ста нужно несколько суток чистого вре­мени. Так что моя работа должна суще­ственно сэко­но­мить время тому, кто возь­мётся писать боль­шую работу и при этом задей­ство­вать пери­о­дику. Этот буду­щий автор хотя бы будет иметь пред­став­ле­ние где и что искать по отдель­ным аспектам.

«Опять При­бой пишет про сель­ское хозяй­ство и опять без нуж­ной глу­бины! Где ана­лиз про­из­вод­ства?». Да, вот так вот. Про­стой в своей сути обзор мате­ри­а­лов, нахо­дя­щийся где-то на грани исто­рио­гра­фии и источ­ни­ко­ве­де­ния, я пред­по­чту пустому тео­ре­ти­зи­ро­ва­нию. Ведь я — ни разу не агра­рий по обра­зо­ва­нию и тако­вых среди совре­мен­ных левых не знаю. Так что зло­рад­ство­вать неуместно — беда-то общая.

Что не так с прессой?

Выше я уже упо­мя­нул, что основ­ным источ­ни­ком для напи­са­ния дан­ного мате­ри­ала послу­жила пресса начала 1990-х. Кон­кретно — «Рос­сий­ская газета», «Изве­стия», «Неза­ви­си­мая газета» и «Мос­ков­ские ново­сти». То, что можно было найти на сайте «Ель­цин-цен­тра» в отска­ни­ро­ван­ном виде и с удоб­ным дай­дже­стом (послед­нее отно­сится только к ста­рой вер­сии их сайта). Были планы задей­ство­вать «Сель­скую жизнь» из мест­ной биб­лио­теки, но ника­ким дай­дже­стом там даже не пахло, а потому от дан­ной идеи я отка­зался. Конеч­ный резуль­тат про­сто не оправ­дает вре­мен­ных затрат на про­смотр огром­ных под­ши­вок за три года. Тем более, что, в отли­чие от всех выше­на­зван­ных изда­ний, в «Сель­ской жизни» всё на аграр­ную тему, а зна­чит, про­смат­ри­вать надо каж­дую газету пре­дельно вни­ма­тельно. Хотя не спорю — в то время это изда­ние было оппо­зи­ци­он­ным, а потому соста­вило бы непло­хой кон­траст либе­раль­ной чет­вёрке круп­ней­ших газет.

Так что, соб­ственно говоря, не так? Почему бы на основе пери­о­дики не сде­лать «нор­маль­ную» работу? Во-пер­вых, уже в рас­смат­ри­ва­е­мое время об опе­ра­тив­но­сти газет как СМИ гово­рить не при­хо­дится — радио и теле­ви­де­ние в тот период были всё же доста­точно раз­виты. Уже тогда печат­ные изда­ния больше стали ори­ен­ти­ро­ваться на экс­клю­зив­ность мате­ри­а­лов и ана­ли­тику, а не на опе­ра­тив­ность. Вот как раз-таки «глу­бо­кой ана­ли­ти­кой» либе­раль­ных жур­на­ли­стов начала 1990-х как отдель­ным пред­ме­том иссле­до­ва­ния я инте­ре­су­юсь в своей жизни меньше всего. Вы, думаю, тоже. Самое цен­ное, что я искал в печати тех лет — собы­тий­ную сто­рону про­цес­сов. А её не так много, как хоте­лось бы.

Во-вто­рых, это про­блема объ­ек­тив­но­сти. Все мы пре­красно пони­маем, что в обще­стве, где идёт борьба клас­сов, ника­ких бес­при­страст­ных СМИ быть не может. Газеты в этом плане не то что «не исклю­че­ние», они — эта­лон. Именно в связи с этим фак­том мно­гие иссле­до­ва­тели инстинк­тивно игно­ри­руют пери­о­дику как источ­ник. И очень, скажу я вам, зря. Как бы соци­аль­ная борьба в обще­стве ни иска­жала функ­ции прессы, а СМИ всё же тако­вым и оста­ется. Бывают слу­чаи умол­ча­ния, пря­мого под­лога и наме­рен­ного иска­же­ния фак­тов. Но в целом газета суще­ствует бла­го­даря доне­се­нию до чита­теля реаль­ных собы­тий, про­изо­шед­ших в стране и в мире, этого у неё не отнять. Свою «клас­со­вую» функ­цию она отра­ба­ты­вает на таком поле как отбор ново­стей (раз­ными вещами инте­ре­су­ются редак­торы «Рос­сий­ской газеты» и «Учи­тель­ской газеты», о раз­ном напи­шет «Вест­ник Еди­ной Рос­сии» и «Тоталь­ная моби­ли­за­ция») и интер­пре­та­ция событий.

Таким обра­зом, инфор­ма­цию об объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти про­шлого из газет вполне себе реально выта­щить, было бы жела­ние про­би­раться через тер­нии интер­пре­та­ций. Более того, даже уни­каль­ную инфор­ма­цию, потому что неко­то­рые собы­тия могли после себя и не оста­вить иных сле­дов, кроме как еди­нич­ные пуб­ли­ка­ции. Но я особо отмечу, что исто­рию нельзя писать только по прессе. Это уже авто­ма­том выво­дит мате­риал в сферу «исто­ри­че­ской публицистики».

При чте­нии мате­ри­ала дер­жите все­гда эти вещи в уме, чтобы избе­гать слиш­ком боль­ших обоб­ще­ний. Того же прин­ципа поста­ра­юсь при­дер­жи­ваться и я.

«Вернись, товарищ, к нам в колхоз! По-хорошему…»

При­сту­пим же к раз­бору того предубеж­де­ния, что с тоталь­ной фер­ме­ри­за­цией страны, начало кото­рой было поло­жено Зако­ном РСФСР от 22.11.1990 «О кре­стьян­ском (фер­мер­ском) хозяй­стве», кол­хозы и сов­хозы сми­ри­лись без­ого­во­рочно, а то и вовсе её при­вет­ство­вали. Ещё в 1991 году надежды на такой исход каза­лись наи­бо­лее обос­но­ван­ными. Рефор­ма­торы дей­стви­тельно наде­я­лись, что сель­ские жители с радо­стью возь­мут землю и убе­гут из «агро­гу­лага». А уже на руи­нах урод­ли­вых гиган­тов от сель­ского хозяй­ства воз­ник­нет сеть неболь­ших фер­мерств, кото­рые дадут неви­дан­ную про­из­во­ди­тель­ность труда, с помо­щью кото­рой накор­мят Россию.

Вот, напри­мер, харак­тер­ная для того вре­мени ста­тья под назва­нием «Бар­хат­ная рево­лю­ция в отдельно взя­том кол­хозе», опуб­ли­ко­ван­ная 20 фев­раля 1991 года в «Изве­стиях»1 . С пафо­сом и нескры­ва­е­мой радо­стью автор опи­сы­вает само­ро­спуск одного из кол­хо­зов Туль­ской обла­сти, при­зы­вая всех созна­тель­ных граж­дан брать с дан­ного хозяй­ства при­мер. Сотни подоб­ных пане­ги­ри­ков мел­ким соб­ствен­ни­кам было напи­сано в то время. А так писали о съезде АККОР (Ассо­ци­а­ция кре­стьян­ских (фер­мер­ских) хозяйств и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных коопе­ра­ти­вов России):

«…в атмо­сфере прак­ти­че­ски пол­ного бес­пра­вия и беше­ного про­ти­во­дей­ствия воз­рож­де­нию само­сто­я­тель­ного кре­стья­нина со сто­роны Системы…»2

Всё это скучно читать — позд­не­со­вет­ская пресса, только вывер­ну­тая наизнанку. Тот же стиль, те же штампы, только направ­лен­ность диа­мет­рально противоположная.

Но на фоне этих побед­ных реля­ций «сверху», резко бро­са­ются в глаза мате­ри­алы «с мест». Они по сво­ему тону куда менее пози­тив­ные, хотя выдер­жаны всё в том же неистово либе­раль­ном духе. Именно из реги­о­нов раз­да­лись пер­вые уве­ре­ния, что на деле декол­лек­ти­ви­за­ция бук­сует. При­чём не по вине одних лишь «недо­би­тых бюро­кра­тов-кон­сер­ва­то­ров». Уже вес­ной 1992 года «Рос­сий­ская газета» (офи­ци­аль­ное изда­ние Вер­хов­ного совета Рос­сии) в мате­ри­але со звуч­ным назва­нием «Либо про­рыв к новому обще­ству, либо воз­врат к лаге­рям» не без сожа­ле­ния отмечала:

«Про­тив при­ва­ти­за­ции земли высту­пают сей­час не только сто­рон­ники „соци­а­ли­сти­че­ского выбора“ в лице сель­ской бюро­кра­тии, но и сами кол­хоз­ники»3 .

Весьма скром­ное заме­ча­ние для раз­во­ра­чи­вав­шихся собы­тий. Пожа­луй, при­веду свой «дай­джест» собы­тий в совет­ско-рос­сий­ских (время-то пере­ход­ное) сёлах и дерев­нях на тот период.

В апреле 1991 года на стра­ни­цах «Изве­стий» пуб­ли­ко­вали следующее:

«Наот­рез отка­зался дальше раз­го­ва­ри­вать с нами моло­дой удмурт­ский фер­мер, едва узнав, что мы жур­на­ли­сты:
— Если мою фами­лию в газете назо­вёте — может слу­читься боль­шая беда. Хва­тит того, что хозяй­ство моего друга сожгли кол­хоз­ники. Защи­тить меня всё равно не смо­жете, а людей ещё силь­нее обо­злите»
4 .

Через несколько меся­цев ана­ло­гич­ные сооб­ще­ния были опуб­ли­ко­ваны в «Рос­сий­ской газете». Согласно её мате­ри­а­лам в Смо­лен­ской обла­сти кол­хоз­ники устра­и­вают фер­ме­рам под­жоги и тра­вят скот5 . Фер­мер В. Рож­де­ствен­ский из под Пскова также рас­ска­зал в своём письме о травле скота со сто­роны кол­хоз­ного кре­стьян­ства6 . А это уже осень 1992 года, Яро­слав­ская область. Интер­вью­и­ру­е­мые фер­меры также гово­рят об угро­зах под­жо­гов7 .

Обсто­я­тель­ное письмо по поводу пре­сле­до­ва­ний со сто­роны осталь­ных селян при­шло в «Изве­стия» летом 1991 года от кара­ган­дин­ского фер­мера. Любо­пытно то, какие именно мотивы дан­ный фер­мер видит за учи­нён­ным ему поджогом:

«В ноябре минув­шего года глу­бо­кой ночью вдруг запо­лы­хала моя усадьба. Несколь­кими мину­тами раньше кто-то про­гро­мы­хал по метал­ли­че­ской крыше, и эти неосто­рож­ные шаги, раз­бу­див­шие мою семью, в сущ­но­сти спасли нас от гибели. Мы едва успели выско­чить из дома. Всё, что могло сго­реть, сго­рело. Кто совер­шил под­жог и, глав­ное, почему? След­ствие так и не доко­па­лось. Но нетрудно пред­по­ло­жить, что это сде­лал кто-то из тех, кто ещё раньше по ночам обстре­ли­вал меня из ружья [! — В. П.], тот, в чьём созна­нии крепко засел образ кулака-миро­еда, выса­сы­ва­ю­щего из людей послед­ние соки.
<…>
Есте­ственно, что я со сво­ими высо­кими дохо­дами не впи­сы­вался в идео­ло­гию дере­вен­ского боль­шин­ства, бед­ного в массе своей вовсе не из-за лено­сти, а из-за насиль­ствен­ного отчуж­де­ния от земли и дру­гой соб­ствен­но­сти.
Не берусь гадать, как глу­боко она про­никла в души селян. Одно оче­видно: после пожара осо­бого сочув­ствия к себе я не испы­ты­вал»
8 .

Это сооб­ще­ние не уни­кально не только в каче­стве све­де­ния о под­жоге. Поку­ше­ния на убий­ство, по-види­мому, также стали если не мас­со­вым, то, по край­ней мере, зна­ко­мым для фер­ме­ров явле­нием. Осе­нью 1991 года сооб­ще­ние о стрельбе при­шло уже из Став­ро­по­лья, то есть прак­ти­че­ски с дру­гого конца страны9 .

В 1993 году кор­ре­спон­дент «Рос­сий­ской газеты» сооб­щал, что члены кол­хоза «Заветы Ильича» Там­бов­ской обла­сти ведут борьбу с мест­ным сель­хоз­ко­опе­ра­ти­вом не совсем легаль­ными мето­дами: кол­хоз­ники пор­тят поля и орга­ни­зо­ванно воруют10 .

Довольно необыч­ная жалоба в газету была у фер­мера А. И. Ель­цова: мест­ные «люм­пены» не только мешают част­ни­кам, но и сби­вают с пути истин­ного «созна­тель­ных» граж­дан. Такая цитата:

«За попытку помочь фер­меру вспа­хать его поле бри­га­ди­ром с това­ри­щем был избит меха­ни­за­тор сов­хоза „за дис­кре­ди­та­цию кол­хозно-сов­хоз­ного строя“»11 .

И такие заме­ча­ния тоже не уни­кальны. Услов­ная «линия фронта» про­хо­дила и внутри самих кол­хо­зов. Вот что писали «Изве­стия» о кол­хозе с сим­во­лич­ным назва­нием «Путь соци­а­лизма» Орлов­ской обла­сти осе­нью 1991 года. Пред­се­да­тель дан­ного кол­лек­тив­ного хозяй­ства слыл актив­ным побор­ни­ком реформ, помо­гал в ста­нов­ле­нии фер­мер­ства и сам уже при­ме­рял на себя роль пред­при­ни­ма­теля. А именно — создал част­ное пред­при­я­тие, кото­рому пере­дал часть кол­хоз­ной тех­ники. Это вызвало при­сталь­ное вни­ма­ние ОБХСС, но про­изо­шёл авгу­стов­ский путч и рас­сле­до­ва­ние сду­лось. Тем более, что Мини­стер­ство сель­ского хозяй­ства было совсем не про­тив подоб­ных пере­мен. Реша­ю­щее слово, неожи­данно для всех, было за кол­хоз­ным собра­нием, кото­рое сме­стило пред­се­да­теля и вер­нуло кол­хоз к преж­ним фор­мам хозяй­ство­ва­ния12 .

Конечно, в мате­ри­але пред­се­да­тель изоб­ра­жён как жертва, а кол­хоз­ники — как дегра­ди­ро­вав­шие, вечно пья­ные люм­пены, кото­рые не пони­мают, что им волю дают. Но в этом и в иных мате­ри­а­лах весь подоб­ный оце­ноч­ный мусор я наме­ренно опус­каю. Если есть жела­ние, то ссылки на кон­крет­ные ста­тьи везде есть и вы вполне можете озна­ко­миться с ними само­сто­я­тельно. В прин­ципе, отдель­ное рас­смот­ре­ние про­па­ган­дист­ского обес­пе­че­ния земель­ной реформы в Рос­сии тех лет и впрямь могло бы стать темой само­сто­я­тель­ной работы.

Нам же тут при­ме­ча­те­лен сам факт, что дви­же­ние кол­хоз­ного кре­стьян­ства не было «дви­же­нием мол­ча­ли­вых». Дан­ные изда­ния не дают слова сто­рон­ни­кам ста­рых форм хозяй­ство­ва­ния, но, по-види­мому, угроза со сто­роны пере­из­да­ния капи­та­лизма в Рос­сии кол­хоз­ни­ками в тех или иных фор­мах осо­зна­ва­лась. Хотя нельзя сбра­сы­вать со сче­тов, что могла быть и доля при­укра­ши­ва­ния, наме­рен­ного выпя­чи­ва­ния именно про­ти­во­за­кон­ных методов.

Дей­стви­тельно уни­каль­ным сви­де­тель­ством, ана­ло­гов кото­рому я не нашёл, явля­ется ста­тья Ивана Прыха «Очень нужен конь була­ный». Тут опи­сана ситу­а­ция, кото­рая каж­дому, кто хоть сколько-нибудь зна­ком с исто­рией кол­лек­ти­ви­за­ции, кое-что напомнит:

«Куда же делась шестая часть лоша­ди­ного стада обла­сти? Началь­ник обл­стат­управ­ле­ния Н. Зеб­о­лов, в про­шлом руко­во­дя­щий сель­хоз­ра­бот­ник, при раз­го­воре со мной ска­зал, что более пяти тысяч лоша­дей были сданы кол­хо­зами и сов­хо­зами на мясо­ком­би­наты. А почему же не про­даны людям, нарож­да­ю­щимся кре­стьян­ским и фер­мер­ским хозяй­ствам?
Если гово­рить коротко, то вино­вата во всём клас­со­вая борьба, или, точ­нее, клас­со­вая созна­тель­ность, кото­рую активно про­яв­ляет руко­во­дя­щая агро­бю­ро­кратия»13 .

Из мате­ри­ала невоз­можно понять, было ли под­дер­жано дан­ное дей­ствие рядо­выми кол­хоз­ни­ками. Всё же пред­се­да­тель пред­се­да­телю рознь — мотивы подоб­ного поступка дей­стви­тельно могли лежать в сфере заин­те­ре­со­ван­но­сти «агро­бю­ро­кра­тии». Но здесь очень сложно без допол­ни­тель­ных источ­ни­ков отде­лить оце­ноч­ные суж­де­ния от фак­тов. Почти любые соци­аль­ные вол­не­ния в деревне тех лет газеты спи­сы­вали на про­иски «недо­би­той бюро­кра­тии». Тот же «Кре­стьян­ский союз», затем пере­име­но­ван­ный в «Аграр­ный Союз», в своё время счи­тали искус­ственно создан­ным дети­щем КПСС, кото­рое при­звано про­ти­во­сто­ять сво­бод­ному фер­мер­ству. «Союзу ком­му­ни­стов на селе», как назы­вали эту орга­ни­за­цию её про­тив­ники, пред­ре­кали ско­рую поли­ти­че­скую смерть после про­вала путча. А по итогу? Дан­ная струк­тура не только выжила и зани­ма­лась коор­ди­на­цией аграр­ных ста­чек, но и пре­вра­ти­лась в зна­ко­мую неко­то­рым «Аграр­ную пар­тию Рос­сии». Эта левая (условно, конечно же) пар­тия дол­гое время была союз­ни­ком КПРФ на пар­ла­мент­ских выбо­рах. Вну­ши­тель­ная исто­рия для чисто бюро­кра­ти­че­ской струк­туры, создан­ной по указке сверху и якобы нико­гда не имев­шей широ­кой соци­аль­ной базы.

Пере­не­сёмся в 1992 год. В Яро­слав­ской обла­сти трое чле­нов сов­хоза «Родина» избили быв­шего кол­легу, кото­рый, как и ещё 9 чело­век во главе с быв­шим пред­се­да­те­лем, выде­ли­лись из сов­хоза. Драка была частью боль­шого и дли­тель­ного кон­фликта, вызван­ного жела­нием этой девятки «обосо­биться». Новый пред­се­да­тель сов­хоза, выбран­ный вме­сто рене­гата (что лично у меня вызы­вает удив­ле­ние, так как речь о сов­хозе, а не о кол­хозе), Н. Лапин, начал борьбу с еди­но­лич­ни­ками. Отще­пен­цам была выде­лена не вся поло­жен­ная земля, а иму­ще­ствен­ный пай не дали совсем. Нико­лай Лапин, по заве­ре­ниям кор­ре­спон­дента, в своих дей­ствиях активно опи­рался на под­держку чле­нов сов­хоза, устра­и­вал митинги и заба­стовки, при­зван­ные повли­ять на вла­сти в вопросе выде­ле­ния этим фер­ме­рам земли. В конце кон­цов, не добив­шись сво­его пра­во­вым путём, сов­хоз про­сто захва­тил фер­мер­ские поля и засеял их. Сам Лапин заявил газете, что ещё сдер­жи­вает людей, так как члены кол­лек­тива угро­жают фер­ме­рам под­жо­гами и физи­че­ской рас­пра­вой14 .

В том же году в Чуваш­ском кол­хозе про­изо­шёл кон­фликт, в чём-то похо­жий на собы­тия в Яро­слав­ской обла­сти: несколько десят­ков чело­век решили отде­литься от кол­хоза и создать своё пред­при­я­тие. Утвер­ждён­ное вла­стями, это реше­ние было опро­те­сто­вано кол­хоз­ным собра­нием. Но про­тест при­нят не был, после чего состо­я­лась мас­со­вая драка, в резуль­тате кото­рой руко­во­ди­тели с обеих сто­рон ока­за­лись в боль­нице. В кон­фликт вме­ша­лись силы мест­ного МВД15 . Кор­ре­спон­дент отме­чает, что дан­ный слу­чай в реги­оне уже не первый.

Всем этим вещам соот­вет­ство­вали и опре­де­лён­ные поли­ти­че­ские настро­е­ния. «Рос­сий­ская газета» в 1991 году отме­чала, что именно аграр­ники состав­ляют основ­ной костяк групп «Ком­му­ни­сты Рос­сии» и «Рос­сия» (обе вхо­дили в условно левый блок «Рос­сий­ское един­ство») в Вер­хов­ном совете16 .

Эти же настро­е­ния отра­зи­лись и на выбо­рах Пре­зи­дента РСФСР в 1991 году.

Кан­ди­даты от КПСС, конечно же, были раз­гром­лены в мас­шта­бах страны (отдель­ное спа­сибо Руц­кому и его блоку «Ком­му­ни­сты за демо­кра­тию», ото­рвав­шему на сто­рону Ель­цина весо­мую долю «кон­сер­ва­тив­ного» левого элек­то­рата), но по реги­о­нам ситу­а­ция была не столь одно­значна17 . Весьма и весьма непло­хой резуль­тат левый спектр поли­ти­че­ских сил (А. Мака­шов и Н. Рыж­ков) пока­зал в сель­ской мест­но­сти. В горо­дах и при­го­род­ных рай­о­нах, конечно же, без шан­сов — пол­ное лидер­ство Ель­цина. Здесь голоса за иных кан­ди­да­тов в рам­ках ста­ти­сти­че­ской погреш­но­сти. А если посмот­реть на сель­ские рай­оны, осо­бенно в аграр­ных реги­о­нах, то левые могли рас­счи­ты­вать на ¼ или даже ⅓ голо­сов. Срав­ните даже резуль­таты по област­ному цен­тру и уда­лён­ным рай­о­нам аграр­ных обла­стей: по горо­дам Крас­но­дар­ского края и сель­ским рай­о­нам, по горо­дам Орен­бург­ской обла­сти и сель­ским рай­о­нам… Очень боль­шой кон­траст. Но сель­ское насе­ле­ние в стране к тому вре­мени было уже не так зна­чи­тельно и не могло серьёзно повли­ять на исход борьбы.

Мне не уда­лось найти резуль­таты рефе­рен­дума от 25 апреля 1993 года по отдель­ным тер­ри­то­ри­аль­ным изби­ра­тель­ным комис­сиям, но, судя по пуб­ли­ка­циям прессы, кон­кретно сель­ское насе­ле­ние страны Ель­цина очень мощно про­ка­тило18 . Либе­раль­ная пресса бук­вально брыз­гала ядо­ви­той слю­ной19 .

Но это всё ста­ти­стика. А сво­ими ушами кто-либо нечто подоб­ное слы­шал? И такие сви­де­тель­ства тоже есть. А. Пуш­карь из «Изве­стий», пре­бы­вая в Калуж­ской обла­сти, отме­чал следующее:

«Когда я был на сель­со­вете, мимо про­шли две тётки. Демон­стра­тивно мате­рясь, они кри­чали, что землю не возь­мут, а каж­дого, кто при­е­дет сюда за зем­лёй, спа­лят немед­ленно. Когда я встре­тился с меха­ни­за­то­рами, быв­ший дет­до­мо­вец А. Цвет­ков, Сан Саныч в про­сто­ре­чии, кол­лек­ти­вист от рож­де­ния, заявил чётко: мы не хотим выде­ляться, будем рабо­тать сообща, как нака­зы­вал дедушка Ленин»20 .

Автор глу­боко разо­ча­ро­ван в «тём­ной массе» и все пер­спек­тивы реформы свя­зы­вает с пред­се­да­тель­ским кор­пу­сом. Условно «хоро­ший» пред­се­да­тель-рефор­ма­тор смо­жет про­ве­сти декол­лек­ти­ви­за­цию, а «пло­хой» легко затор­мо­зит её, опи­ра­ясь на настро­е­ния самих работников.

В той же газете, но хро­но­ло­ги­че­ски позже, один из фер­ме­ров Татар­стана пере­да­вал сле­ду­ю­щие слова дирек­тора мест­ного совхоза:

«Для нас уро­жая и без тво­его хва­тит, а Рос­сию больше кор­мить не соби­ра­емся. И вообще, можешь везти свою пше­ницу-кар­тошку прямо Ель­цину, кото­рый воз­рож­дает ста­рое и таких кула­ков-еди­но­лич­ни­ков под­дер­жи­вает»21 .

Такое отно­ше­ние нельзя свя­зы­вать только лишь с тем, что среди фор­ми­ру­ю­ще­гося слоя соб­ствен­ни­ков почти поло­вина была город­ских, полу­чив­ших землю от госу­дар­ства по спе­ци­аль­ным про­грам­мам22 . Как видно из выше­при­ве­дён­ных мате­ри­а­лов, непри­язнь рас­про­стра­ня­лась и на быв­ших сосе­дей, решив­ших отойти от коллектива.

Вот ещё одна харак­тер­ная цитата из «Рос­сий­ской газеты»:

«Недавно жена сооб­щила, что наш депу­тат, Лидия Нико­ла­евна, соби­рала тех, кто вхо­дит в её округ, и спра­ши­вала, кто хочет купить землю в соб­ствен­ность. Какое воз­му­ще­ние это вызвало у кре­стьян! А жена попро­сила запи­сать нас, так её все на смех под­няли»23 .

Все пред­став­лен­ные мате­ри­алы наглядно пока­зы­вают нам, что декол­лек­ти­ви­за­ция рос­сий­ской деревни отнюдь не была про­цес­сом быст­рым и бес­кон­фликт­ным. И далеко не все её ждали как «осво­бож­де­ния». Луч­шее при­зна­ние этого — Указ Пре­зи­дента Рос­сий­ской Феде­ра­ции № 1342 «О раз­ре­ше­нии при­об­ре­те­ния, хра­не­ния и исполь­зо­ва­ния глад­ко­стволь­ного охот­ни­чьего ору­жия граж­да­нами, веду­щими кре­стьян­ское (фер­мер­ское) хозяй­ство» от 8 ноября 1992 года24 . Ника­ких отма­зок про охоту, ска­зано прямо:

«…для защиты жизни, здо­ро­вья и соб­ствен­но­сти от про­ти­во­прав­ных пося­га­тельств».

Можно, конечно, ска­зать, что для охраны полей от люби­те­лей поко­пать чужую кар­тошку. Да, вполне воз­можно, но факты сви­де­тель­ствуют, что ружьё висело на стене не от одних лишь «несу­нов»…

В прин­ципе, для исполь­зо­ва­ния в каче­стве контр­ар­гу­мента в дис­кус­сии уже доста­точно. Но этого мало. Если вы помните, у нас есть и вто­рая цель — сде­лать свое­об­раз­ный набро­сок для более круп­ной работы по теме, кото­рая совре­мен­ным левым очень и очень даже нужна. Потому не мешало хотя бы попы­таться более глу­боко рас­смот­реть те при­чины, кото­рые при­во­дили к подоб­ным столк­но­ве­ниям. Вопрос ведь не празд­ный, так как для дан­ного пери­ода, когда мы гово­рим о фер­ме­рах, речь идёт прежде всего о семей­ных хозяй­ствах без наём­ной рабо­чей силы. Про­ис­хо­див­шее нельзя рас­смат­ри­вать как стан­дарт­ный кон­фликт между работ­ни­ками и работодателями.

Но прежде чем мы перей­дем к сле­ду­ю­щему раз­делу, нужно сде­лать пару заме­ча­ний. Во-пер­вых, не одними только непра­во­выми мето­дами кол­хоз­ники выска­зы­вали непри­я­тие «фер­ме­ри­за­ции». В одном из преды­ду­щих очер­ков я упо­ми­нал, что вполне созна­тель­ным шагом со сто­роны кол­хоз­ного кре­стьян­ства была фор­маль­ная пере­ре­ги­стра­ция кол­хоза в АО (акци­о­нер­ное обще­ство) или про­из­вод­ствен­ный коопе­ра­тив, что поз­во­ляло пред­при­я­тию найти своё место в новой пра­во­вой системе, сохра­няя внут­рен­ний уклад по сути не тро­ну­тым. Это заме­чали и совре­мен­ники, кото­рые также тол­ко­вали дан­ный факт как форму сопро­тив­ле­ния вла­стям. Для того вре­мени эти вещи были общим местом, но на вся­кий слу­чай при­веду кон­крет­ные публикации.

Люд­мила Леон­тьева в своей ста­тье при­во­дит сле­ду­ю­щие слова одного из председателей:

«Вся Рос­сия прой­дёт через испы­та­ние голо­дом, если будет выпол­нен указ Ель­цина о реор­га­ни­за­ции кол­хо­зов и сов­хо­зов, кото­рый, по суще­ству, озна­чает их прак­ти­че­скую лик­ви­да­цию. Само­спа­са­ясь, село идёт на гран­ди­оз­ный каму­фляж: во испол­не­ние указа хозяй­ства меняют вывески. Но и только».

Озна­ко­мив­шись с ситу­а­цией на месте, жур­на­листка при­хо­дит к сле­ду­ю­щим выводам:

«Хотя гнев демо­кра­ти­че­ской печати на реше­ние шестого съезда, „забо­дав­шего“ вопрос о част­ной соб­ствен­но­сти на землю, не осла­бе­вает, неко­то­рые отме­чают уди­ви­тель­ное сход­ство того, что про­ис­хо­дило на съезде, с настро­е­ни­ями на местах. То есть ситу­а­ция в хлеб­ных про­вин­циях Рос­сии не столь рево­лю­ци­онна, как пола­гают демо­краты, наста­и­ва­ю­щие на про­ве­де­нии рефе­рен­дума по част­ной соб­ствен­но­сти на землю (выде­ле­ние автор­ское)»25 .

С тем же сожа­ле­нием в ста­тье «Дик­та­тура лени­вых» пишет и кор­ре­спон­дент «Изве­стий»:

«Но на прак­тике, не скры­вает Надежда Ива­новна, боль­шого раз­ли­чия между ста­рыми и новыми хозяй­ствами нет. Фак­ти­че­ски коопе­ра­тив — тот же кол­хоз. Земля раз­де­лена условно, кол­лек­тив­ная соб­ствен­ность оста­лась незыб­ле­мой»26 .

Во-вто­рых, за рам­ками нашего рас­смот­ре­ния ока­за­лось чисто бюро­кра­ти­че­ское сопро­тив­ле­ние мест­ных вла­стей ука­зам из Цен­тра. Ведь весь госу­дар­ствен­ный аппа­рат демо­кра­там достался от позд­него СССР, все эти люди в мно­го­чис­лен­ных испол­ко­мах — те же совет­ские чинов­ники, члены КПСС, убрав­шие парт­би­лет на антре­соли. Подоб­ные явле­ния нами вообще мало осмыс­лены. При­нято счи­тать, что все они были идей­ные демо­краты-рене­гаты, с радо­стью взяли под козы­рёк и про­дол­жили рабо­тать на новую власть без лиш­них вопросов.

Не стоит впа­дать в иную край­ность и пере­оце­ни­вать про­вин­ци­аль­ное совет­ское чинов­ни­че­ство, речь совсем не о вер­но­сти идее. Она на тот момент потер­пела тоталь­ный про­вал, от кото­рого до сих пор не может опра­виться. Речь о том, все­гда ли сов­па­дали их инте­ресы с Цен­тром в отно­ше­нии про­во­ди­мых в стране меро­при­я­тий. Неко­то­рые факты сви­де­тель­ствуют, что нет. В част­но­сти, тот, что боль­шую часть пуб­ли­ка­ций по аграр­ной реформе в газе­тах тех лет состав­ляют сооб­ще­ния о сабо­таже земель­ного пере­дела со сто­роны мест­ных вла­стей. При­чём поток этот идёт непре­рывно, что до собы­тий авгу­ста 1991, что после. Так что, быть может, в кон­фликте был ещё один аспект — мест­ная бюро­кра­тия, не высту­па­ю­щая прин­ци­пи­ально про­тив част­ной соб­ствен­но­сти на землю, но не рас­по­ло­жен­ная отда­вать её фер­ме­рам, видя в каче­стве буду­щего соб­ствен­ника рай­он­ной зем­лицы себя и своих родственников.

Вот хоро­ший при­мер из Воло­год­ской области:

«Сов­хоз — „госу­дар­ствен­ный монстр“, как ему и пред­пи­сы­вали тео­ре­тики, пре­вра­тился в това­ри­ще­ство с огра­ни­чен­ной ответ­ствен­но­стью. Сна­чала руко­вод­ство сов­хоза и спе­ци­а­ли­сты рас­пи­сали за собой парк машин, потом луч­шую землю — на себя и пен­си­о­не­ров-род­ствен­ни­ков, потом луч­ший телят­ник. Всё на закон­ной основе, при­том, конечно, что своя рука — вла­дыка. Это бы ладно, но хозяй­ство уже несколько лет нерен­та­бельно, живёт на кре­дит ком­мер­че­ского банка. Подо что же дан кре­дит, спра­ши­ва­ется? Ока­зы­ва­ется, земля теми же людьми зало­жена и пере­за­ло­жена в то время, как её про­дол­жали делить между рядо­выми работ­ни­ками. Понятно, что про­центы банку запла­тят именно они»27 .

Думаю, в дан­ной ситу­а­ции пре­дельно ясно, что обра­зо­ва­ние фер­мер­ства кое-кому сильно спу­тало бы карты.

В-тре­тьих, сопро­тив­ле­ние рефор­мам на селе при­об­ре­тало и систем­ный харак­тер, пере­ходя в про­ти­во­сто­я­ние с госу­дар­ством в целом. Но этот вопрос мы затро­нем подроб­нее в сле­ду­ю­щем материале.

Почему мёртвый душит живого? О трактовках причин конфликта

Конечно же, воз­ни­ка­ю­щую ситу­а­цию пыта­лись осмыс­лить уже в то время. Это было попро­сту необ­хо­димо, ведь реформа идёт с тру­дом, надо что-то делать. Сразу отмечу, что попытки этого осмыс­ле­ния не отли­ча­лись осо­бой глу­би­ной, но как ска­зал когда-то один мой зна­ко­мый: «На без­ры­бье и ста­тьи — историография».

Самой тира­жи­ру­е­мой и рас­хо­жей вер­сией про­бук­совки реформы была «при­рода совет­ского кол­хоз­ника». Эта­кая отри­ца­тель­ная селек­ция в дей­ствии. Мол, истре­били мы когда-то рабо­тя­щего соб­ствен­ника-кулака, и оста­лись в деревне одни лен­тяи и их потомки. Проще говоря — народ не тот.

«Вполне зако­но­мер­ный итог. Бороться с мас­сой, не жела­ю­щей ника­ких пере­мен, не только тяжело, но и без­на­дёжно… Дело как раз в этих самых про­стых людях, в их голо­вах, кото­рые, как известно, самые непри­ступ­ные кре­по­сти и есть… Вспом­ните, как уни­что­жали мел­ко­бур­жу­аз­ность в 30-е, в пору кол­лек­ти­ви­за­ции? С кор­нем, то есть вме­сте с голо­вами, в кото­рых она сидела. Как теперь эту мел­ко­бур­жу­аз­ность задви­нуть в головы, „про­свет­лён­ные“ 60 годами равен­ства в бед­но­сти? Вот это вопрос»28 .

А вот мне­ние социо­лога Ильи Штейнберга:

«…за нару­ше­ние „равен­ства нищих“. До людей дошло, что чем больше сво­боды, тем меньше равен­ства. А поскольку в совет­ской деревне про­изо­шли серьёз­ные гено­куль­тур­ные изме­не­ния (ведь после рас­ку­ла­чи­ва­ния там оста­лись в основ­ном потомки бед­ня­ков) идея равен­ства, а вер­нее, урав­ни­тель­но­сти — очень даже жива»29 .

Рас­смат­ри­вать подоб­ные вер­сии все­рьёз — не ува­жать свою работу. Тем более, что они были не един­ствен­ными. Надо отдать долж­ное, мно­гие авторы пыта­лись найти и более про­за­ич­ные при­чины непри­я­тия селя­нами мас­со­вой деколлективизации.

Напри­мер, дирек­тор Цен­тра гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний Сер­гей Николь­ский в 1993 году делал сле­ду­ю­щее заключение:

«Про­стой чело­век не пони­мает новую власть: зачем ей пона­до­би­лось раз­ва­ли­вать кол­хозно-сов­хоз­ную систему? Пусть и не очень эффек­тивно, она всё же кор­мила-поила страну, защи­щала его самого соци­ально. Объ­яв­лен­ное фер­мер­ство — оно ясно пони­мает это — ещё долго будет суще­ство­вать некой экзо­ти­кой… Люди эту пустоту ощу­щают как про­пасть, и нет над ней моста. Они видят хаос и то, что наи­бо­лее лов­кие греют на нём руки. Всё это не может не ска­зы­ваться на душев­ном настрое.
<…>
Зна­ете, чего люди опа­са­ются более дру­гого? Пер­спек­тивы стать наем­ными работ­ни­ками у соседа, с кото­рым ещё недавно рядом рабо­тали, пере­жи­вали одни и те же лише­ния… Фер­мер, по их мне­нию, хочет жить лучше соседа за его же счёт, потому что полу­чает госу­дар­ствен­ные льготы, кото­рых осталь­ные лишены. В фев­рале
(1993 года — В. П.) Цен­траль­ный банк по реше­нию Вер­хов­ного Совета выде­лил деревне 140 мил­ли­ар­дов руб­лей, в марте — 150, из них каж­дый шестой рубль идёт фер­ме­рам. А про­из­вели они в про­шлом году всего 0,9 про­цента объ­ёма всей про­дук­ции. Кроме того, кол­хоз­ник, став­ший фер­ме­ром, не фер­мер в запад­ном пони­ма­нии. Это чело­век пере­ход­ного пери­ода, он кор­нями в совет­ских реа­лиях, и в луч­ших усло­виях ока­зы­ва­ется тот, кто хищ­ни­че­ски исполь­зует потен­циал кол­хо­зов и сов­хо­зов»30 .

По поводу пер­вого момента (зачем эти реформы вообще были нужны) в прессе тех лет мне встре­ти­лось всего одно откро­вен­ное мне­ние, исхо­дя­щее от помощ­ника вице-пре­зи­дента Руц­кого, Нико­лая Радугина:

«…страст­ное жела­ние сло­мать, а не рефор­ми­ро­вать при­ме­ни­тельно к рыноч­ным усло­виям име­ю­щу­юся систему сель­ско­хо­зяй­ствен­ного про­из­вод­ства вызвано исклю­чи­тельно поли­ти­че­скими при­чи­нами — создать слой соб­ствен­ни­ков, кото­рый стал бы опо­рой пра­ви­тель­ства на селе при любом эко­но­ми­че­ском и соци­аль­ном ущербе»31 .

Это из «Рос­сий­ской газеты», офи­ци­аль­ного органа Вер­хов­ного Совета РФ. На дворе был май 1993 года, так что откро­вен­ность объ­яс­нима. Но дове­рять этому суж­де­нию без оглядки я бы всё же не стал, хотя исто­рия и знала подоб­ные «реформы сверху». Нужно куда больше рабо­тать с фак­ти­че­ским мате­ри­а­лом, чтобы под­твер­дить или опро­верг­нуть подоб­ное обобщение.

Осталь­ные оценки варьи­ру­ются от «ради эффек­тив­но­сти» до «ради исто­ри­че­ской спра­вед­ли­во­сти». Ни того, ни дру­гого не наме­ча­лось, но это не мешало выдви­гать подоб­ные аргу­менты снова и снова.

Что каса­ется тезиса о «хищ­ни­че­ском» поку­ше­нии новых соб­ствен­ни­ков на общее иму­ще­ство, кото­рое кол­хоз­ники, вопреки рас­хо­жим штам­пам, по-види­мому, и впрямь рас­смат­ри­вали как общее, то это заме­ча­тельно под­ме­чен­ный момент. Очень и очень пока­за­тельно, что подоб­ную связь не смогла игно­ри­ро­вать даже бур­жу­аз­ная социология.

Заме­ча­те­лен он в двух аспек­тах. Пер­вый, это то, что при­ве­дён­ные дан­ные (не только в выше­упо­мя­ну­том социо­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии, но и в дан­ном мате­ри­але в целом) поз­во­ляют как мини­мум усо­мниться в том, что тру­дя­щи­еся в рам­ках кол­хозно-сов­хоз­ной системы ощу­щали себя отчуж­дён­ными от кол­лек­тив­ного хозяй­ства. Проще говоря, им было совсем не всё равно, что с ним будет. Да, вырезки из газет — ещё ни разу не желе­зо­бе­тон­ное дока­за­тель­ство, осо­бенно в связи с нали­чием и совер­шенно про­ти­во­по­лож­ных фак­тов, но повод для дис­кус­сии точно есть. Раз­бор этой про­блемы в буду­щем может быть очень важен для трез­вой оценки совет­ского опыта.

А вто­рой аспект в том, что дан­ные Николь­ского о «хищ­ни­че­ском» отно­ше­нии новых соб­ствен­ни­ков к кол­хо­зам-сов­хо­зам под­твер­жда­ются иными сви­де­те­лями. Довольно быстро «креп­кий хозяин», лишён­ный в резуль­тате бюд­жет­ных про­блем реаль­ной под­держки госу­дар­ства, по сути ока­зался фик­цией. Это вынуж­дены были при­знать даже либе­раль­ные обозреватели.

В 1993 году один из пред­се­да­те­лей кол­лек­тив­ных хозяйств Липец­кой обла­сти прямо заявлял:

«На 10 фер­ме­ров надо оста­вить один сов­хоз, чтобы было у кого воро­вать»32 .

Люд­мила Леон­тьева также в одной из выше­упо­мя­ну­тых ста­тей сочув­ственно констатирует:

«Еди­но­лич­ник может выжить только за счёт тех же кол­хо­зов, воруя их корма, тех­нику… Больше брать неот­куда».

При­чём в этом ей при­зна­ются сами фер­меры с мест, а не «враги демо­кра­тии»33 .

Очень любо­пыт­ным можно счи­тать мне­ние быв­шего пред­се­да­теля кол­хоза, кото­рый сам подался в фер­меры. Так ска­зать, видел дело с обеих сто­рон баррикад.

«Само­сто­я­тель­ное раз­ви­тие кре­стьян­ского хозяй­ства без помощи кол­хоза и сов­хоза воз­можно только для мел­кого хозя­ина с зем­лёй 10-20 гек­та­ров [сред­ний надел на 1991 год в СССР, по дан­ным той же ста­тьи, 45 га — В. П.]. Круп­ные хозяй­ства, и осо­бенно семей­ные, насчи­ты­ва­ю­щие под­час более 100 га, без помощи кол­хоза и сов­хоза обой­тись не могут.
<…>
Руко­во­ди­тель хозяй­ства не имеет ника­кой заин­те­ре­со­ван­но­сти в работе фер­мера, так как она не даёт ника­кой пользы сов­хозу, кроме хло­пот по его созда­нию и ста­нов­ле­нию. Землю кол­хоза отби­рают, а гос­за­каз не сокра­щают… Кон­фрон­та­ция фер­мера и пред­се­да­теля зави­сит не только от их харак­те­ров, но и от объ­ек­тив­ных эко­но­ми­че­ских пози­ций. Поме­нять их местами, и они также будут защи­щать свои пози­ции, ибо так дик­тует их эко­но­ми­че­ский инте­рес…»
34

Автор счи­тает, что реше­ние глав­ной про­блемы — обес­пе­чен­но­сти тех­ни­кой — может быть достиг­нуто через изъ­я­тие этой тех­ники у кол­хо­зов-сов­хо­зов, созда­ние про­кат­ных МТС на ком­мер­че­ской основе равно для фер­ме­ров и кол­лек­тив­ных хозяйств. Кон­ста­та­ция факта выгля­дит весьма досто­вер­ной, а вот реше­ние наив­ное. На прак­тике полу­чи­лось иначе — никто ни с кем «при­ми­ряться» не стал. Нача­лось тоталь­ное навя­зы­ва­ние дележа собственности.

Хочу при­ве­сти один при­мер, кото­рому место в дру­гом раз­деле ста­тьи, но больно уж он дета­ли­зи­ро­ван. Как раз сго­дится для иллю­стра­ции всего выше­ска­зан­ного. В годы пере­стройки, ещё до появ­ле­ния фер­мер­ства, начало рас­про­стра­няться такое явле­ние, как «внут­ри­хо­зяй­ствен­ная аренда». В чём был её смысл? Из чле­нов кол­лек­тив­ного пред­при­я­тия фор­ми­ру­ется отдель­ная бри­гада, кото­рой под пер­со­наль­ную ответ­ствен­ность даётся уча­сток земли или опре­де­лён­ное число голов скота. Есть обя­зан­ность перед всем кол­лек­тив­ным пред­при­я­тием. Её надо выпол­нить за стан­дарт­ную зара­бот­ную плату, а то, что бри­гада полу­чит сверх плана, можно либо оста­вить себе (для лич­ного потреб­ле­ния или про­дажи), либо сдать тому же кол­хозу-сов­хозу, но уже по завы­шен­ной цене.

В начале 1989 года в кол­хозе имени Капу­стина Кур­ской обла­сти был заклю­чён подоб­ный дого­вор аренды. Бри­гада из 11 чело­век взяла у кол­хоза 943 гек­тара земли. Была аренд­ная плата, обя­за­тель­ные пла­тежи, а сверх­пла­но­вую про­дук­цию по зерну кол­хоз обя­зался заку­пать по двой­ной цене. Запом­ните этот момент, это важно.

Итак, про­из­во­ди­тель­ность труда в совет­ском сель­ском хозяй­стве была не ахти. Дан­ная схема, по разу­ме­нию её авто­ров в вер­хах, должна резко замо­ти­ви­ро­вать кол­хоз­ника к труду. Не за «спа­сибо», а за самые что ни на есть насто­я­щие деньги. Это в тео­рии, а на прак­тике полу­чи­лось немного неожиданно.

Замо­ти­ви­ро­ван­ная воз­мож­ными выпла­тами бри­гада дала очень много зерна сверх плана. Ито­го­вый доход арен­да­то­ров на конец 1989 года — 421 015 руб­лей. Цены — 1989 года! Без малого — 40 тысяч руб­лей на чело­века за год. Чтобы вы пони­мали мас­штабы — сред­не­ме­сяч­ная зар­плата в 1989 году по стране состав­ляла 240 руб­лей35 . За год это около 3 тысяч руб­лей, не счи­тая «три­на­дца­той зар­платы». Таков был доход сред­не­ста­ти­сти­че­ского гражданина.

Пла­тить по дого­вору кол­хоз отка­зался. И в этом наме­ре­нии прав­ле­ние ока­за­лось еди­но­гласно под­дер­жано осталь­ными кол­хоз­ни­ками. Кол­хоз­ное собра­ние поста­но­вило — каж­дому выпла­тить по 3 тысячи руб­лей на чело­века, как и всем. И на этом раз­го­вор закончить.

Арен­да­торы обра­ти­лись в суд. Послед­ний, будучи ещё совет­ским, но уже ско­ван­ным новыми нор­мами, смог раз­лич­ными манёв­рами «ско­сить» долю каж­дого арен­да­тора до чуть более 23 тысяч руб­лей. Почти впо­ло­вину, но общая сумма всё равно чудовищная.

Кол­хоз­ники с таким реше­нием не согла­си­лись. Собрав под­писи 260 чле­нов, кол­лек­тив выдви­нул уль­ти­ма­тум — либо арен­да­торы полу­чают по 3 тысячи руб­лей каж­дый, либо кол­хоз объ­явит заба­стовку. Да и не было их, таких сумм, в колхозе.

Работ­ники аренд­ной бри­гады также заявили кор­ре­спон­денту «Изве­стий», что со сто­роны кол­хоз­ни­ков отно­ше­ние к ним агрес­сив­ное. Пред­се­да­тель кол­хоза рас­по­ря­дился не кор­мить их во время поле­вых работ, запре­тил выда­вать зерно и сахар в виде нату­раль­ной оплаты, угро­жал про­гнать их под­соб­ных коров и овец с кол­хоз­ных выпа­сов. При­нуж­дал арен­да­то­ров (коли они уж такие до чёр­то­вой матери тру­до­лю­би­вые) выйти из кол­хоза и начать рабо­тать на себя. При этом заяв­лял, что отдаст только земель­ный пай, но не иму­ще­ствен­ный36 .

На пер­вый взгляд, перед нами исто­рия про людей, кото­рые всего достигли своим тру­дом, но ини­ци­а­тиве кото­рых встав­ляет палки в колёса командно-адми­ни­стра­тив­ная система. И послед­нюю надо ломать. Этот вывод автор ста­тьи, соб­ственно говоря, и делает. Но ситу­а­ция не такая про­стая, как кажется на пер­вый взгляд.

Прежде всего замечу, что из мате­ри­ала неясно, на кой чёрт кол­хоз имени Капу­стина вообще полез в аренд­ные отно­ше­ния. Исходя из реа­лий того вре­мени, вари­анта три:

  1. Заста­вили сверху. Вокруг пере­стройка, а у вас всё по-преж­нему. Хотите вы или нет, а надо. Либо по зако­нам того вре­мени прав­ле­ние не могло отка­заться от ини­ци­а­тивы кон­крет­ного коллектива.
  2. Пред­се­да­тель был доста­точно наи­вен, чтобы думать, что не желав­шие рабо­тать удар­ными тем­пами за фор­маль­ные награды и при­вык­шие к раз­ме­рен­ному труду мужики сохра­нят подоб­ный под­ход, когда на кон будут постав­лены огром­ные суммы.
  3. Пред­се­да­тель был очень даже не глуп. Пони­мая, что за преж­ние деньги никто усердно рабо­тать уже не хочет, а за огром­ные суммы будут, и ещё как, он зара­нее всё про­счи­тал. Денег у кол­хоза нет, но и раз­ва­лить его госу­дар­ство не даст. Стало быть, пла­тить не при­дётся. Потому эти 11 чело­век могут на бумаге высчи­ты­вать себе любые суммы, а по факту полу­чат как и все. Но про­счи­тался он в том, что пере­стройка это не «все­рьёз и надолго», а только лишь про­лог к совер­шенно дру­гой исто­рии… А ведь сто­ило про­сто оста­вить сверх­пла­но­вую про­дук­цию на реа­ли­за­цию самим арен­да­то­рам, и ситу­а­ция была бы как мини­мум иной. Но обя­за­тель­ство кол­хоза ску­пить её, да ещё и по двой­ной цене, было про­сто провальным.

Но всё это гипо­тезы. По факту мы имеем пустую кассу кол­хоза (это особо под­чёр­ки­ва­ется в ста­тье) и 11 чело­век, кото­рым кол­хоз дол­жен почти пол­мил­ли­она совет­ских руб­лей в ценах 1989 года. Есть ещё зерно, отдан­ное арен­да­то­рами кол­хозу по той самой двой­ной цене. Но вот неза­дача — купив его сверх плана, кол­лек­тив­ное пред­при­я­тие должно ещё и сбыть это зерно. Да так, чтобы выйти в плюс. Это уже можно, но рыноч­ной инфра­струк­туры пока нет, она в самом зача­точ­ном состо­я­нии. То есть по сути это почти мёрт­вый груз. Можно сдать госу­дар­ству, но это, учи­ты­вая хро­ни­че­ский дис­па­ри­тет между ценами на про­мыш­лен­ные товары и заку­поч­ными ценами на про­дук­цию сель­ского хозяй­ства, — дело гиб­лое. Госу­дар­ство на то кол­хозы и созда­вало, чтобы «изы­мать», а не поку­пать по себе­сто­и­мо­сти, тем более ещё и ком­пен­си­руя дву­крат­ную наценку.

Что вся эта кон­фи­гу­ра­ция зна­чит, в слу­чае, если бы рас­чёт про­изо­шёл по закону? Рас­пад кол­хоза и его лик­ви­да­цию как фатально убы­точ­ного. А ещё 11 чело­век моло­дых сель­ских капи­та­ли­стов, име­ю­щих пол­мил­ли­она руб­лей на руках. И рас­чёт с ними при­шёлся бы как раз на 1990 год, когда и был под­пи­сан закон о фер­мер­стве. Воз­можно, что про­изо­шёл бы он даже не день­гами, а прямо кол­хоз­ным иму­ще­ством. Быть может, ком­пен­си­ро­вало бы и госу­дар­ство — сложно найти инфор­ма­цию о пра­во­вых тон­ко­стях совет­ской внут­ри­хо­зяй­ствен­ной аренды. Это явле­ние активно про­су­ще­ство­вало по сути всего несколько лет (с 1989 года и до начала 1990-х). Факт в том, что все арен­да­торы сами были чле­нами кол­хоза, были в курсе его пла­чев­ного финан­со­вого состо­я­ния и, тем не менее, отча­янно суди­лись за выплаты. Уже одно это сви­де­тель­ствует, что на какую-то про­це­дуру лик­ви­да­ции (или иные спо­собы полу­че­ния своих денег) они рассчитывали.

Наде­юсь, вы уло­вили ход моих мыс­лей. Эти арен­да­торы суди­лись, по сути, не про­сто за пол­мил­ли­она, они суди­лись за фак­ти­че­скую лик­ви­да­цию пред­при­я­тия. Согла­си­тесь, подоб­ный рас­клад резко меняет взгляд на дан­ную исто­рию. Тогда нам сразу ста­но­вится понятна пози­ция подав­ля­ю­щего боль­шин­ства кол­хоз­ни­ков, еди­но­душно высту­пив­ших на сто­роне прав­ле­ния. И дело не в их заби­то­сти, кон­сер­ва­тизме, «гено­куль­тур­ных изме­не­ниях» или какой-то «общин­но­сти», как состав­ля­ю­щей рус­ской наци­о­наль­ной идеи, рус­ского духа, или что там ещё выду­мают метафизики.

Всё куда про­за­ич­нее. Кол­хоз позд­не­со­вет­ского вре­мени — это не кол­хоз эпохи Ста­лина. В село, начи­ная с сере­дины века, всё-таки вкла­ды­ва­лись. Кол­хоз — это дом куль­туры, это дороги, это под­держка пен­си­о­не­ров, это соци­аль­ная защита. Фер­мер тоже может зани­маться этим. Но тут клю­че­вое слово может. Если хочет. Но он не должен.

Воз­можно, свою роль сыг­рало и неже­ла­ние ста­но­вится наём­ными рабо­чими у соседа, как отме­чал это выше­упо­мя­ну­тый Николь­ский. Хотя тут уже тре­бу­ются более мас­штаб­ные изыс­ка­ния для под­твер­жде­ния. Потому что такое утвер­жде­ние зна­чит то, что кол­хоз­ники того вре­мени весьма чётко про­во­дили раз­ницу между своим теку­щим поло­же­нием и уча­стью батрака без соб­ствен­но­сти, про­да­ю­щего свои рабо­чие руки.

Конечно, ещё можно пытаться кивать в сто­рону того, что арен­да­торы из дан­ной исто­рии «зара­бо­тали всё своим тру­дом». На самом деле, сомни­тель­ное утвер­жде­ние. Вер­ни­тесь к мате­ри­а­лам, на кото­рые я ссы­лался выше. Если даже фер­меры, кото­рые были совер­шенно отдель­ными пра­во­выми субъ­ек­тами, пара­зи­ти­ро­вали на кол­лек­тив­ных хозяй­ствах, то арен­да­торы — это пио­неры дан­ного дела во всех смыс­лах слова. Ведь они не несли рас­хо­дов на ГСМ, на амор­ти­за­цию фон­дов, на семена, на хра­не­ние уро­жая, не несли соци­аль­ных рас­хо­дов (напро­тив, до начала кон­фликта сами поль­зо­ва­лись всеми бла­гами кол­хоза) и так далее. Весьма сомни­тель­ным видится утвер­жде­ние, что эти 11 чело­век осталь­ным 260 чле­нам кол­хоза ничем из этих четы­рёх­сот с лиш­ним тысяч руб­лей не обя­заны. Кто же тогда вообще доду­мался до такой системы оплаты, кото­рая явно была регла­мен­ти­ро­вана какими-то иными пра­во­выми актами — вопрос отдельный.

В рас­смот­рен­ном слу­чае на дворе был 1991 год, а рас­чёта бри­гада так и не уви­дела. По-види­мому, не вышло. А в сколь­ких же хозяй­ствах вышло?

В пен­зен­ской обла­сти вышло у семей­ного коопе­ра­тива «Ока», кото­рый был с мест­ным сов­хо­зом «Свет­лый путь» в аренд­ных отно­ше­ниях, а ближе к концу пере­стройки оття­пал у него 238 гек­та­ров земли37 . Фак­ти­че­ская сто­рона дела нам неиз­вестна, ста­тья ведь о том, что этот фер­мер стал постав­щи­ком пер­вого совет­ского Мак­до­нальдса. Но опи­сы­вая «труд­ную стезю пред­при­ни­ма­теля», кор­ре­спон­дент не забы­вает упо­мя­нуть и то, что сов­хоз на момент весны 1991 года всё ещё судится с фермером.

В Сел­тин­ском рай­оне Удмур­тии быв­шим пред­се­да­те­лем кол­хоза А. Потор­чи­ным было орга­ни­зо­вано круп­ное фер­мер­ское хозяй­ство на 1200 га. Оно влезло в долги, и по итогу кол­хоз затре­бо­вал всё арен­до­ван­ное иму­ще­ство обратно. Но в связи с тем, что дого­вор был уже между двумя фор­мально неза­ви­си­мыми пра­во­выми субъ­ек­тами, а не внут­ри­хо­зяй­ствен­ной арен­дой, то реше­ние вопроса полу­чи­лось уто­пить в бюро­кра­тии. Тем более, что уже совсем скоро госу­дар­ство без вся­ких ого­во­рок вста­нет на сто­рону соб­ствен­ни­ков. К слову, это та самая ста­тья, где упо­ми­на­лось про под­жоги хозяйств мест­ных фер­ме­ров38 .

В прин­ципе, истин­ная при­рода ран­него фер­мер­ства была ясна спе­ци­а­ли­стам с самого начала. Ред­ким исклю­че­нием из общего хора хва­леб­ных отзы­вов стала одна из ста­тей в «Неза­ви­си­мой газете», кото­рая вышла под звуч­ным заго­лов­ком «Фер­меры-недо­учки „зарыли в землю“ мил­ли­ард руб­лей». Автор (опи­ра­ясь на мне­ния совет­ских и изра­иль­ских экс­пер­тов) отме­чал, что зна­чи­тель­ная часть фер­ме­ров Ниже­го­род­ской обла­сти (при­быв­шие из города — в осо­бен­но­сти) про­сто мошен­ники. Они берут бес­плат­ную землю у мест­ных земель­ных комис­сий и тех­нику по самым льгот­ным рас­цен­кам, чтобы про­дать послед­нюю по рыноч­ной цене в 3-10 раз дороже. Это не только покры­вает все кре­диты, но и даёт при­быль. Не полу­чая ни рубля дохода и не вспа­хав ни одного гек­тара, такие «хозя­ева» ждут част­ной соб­ствен­но­сти на землю, чтобы и её можно было про­дать. При­чём банки нахо­дятся на сто­роне мошен­ни­ков, охотно кре­ди­туя именно их, а не реально вышед­ших из кол­хоза. Потому что мошен­ник точно рас­пла­тится, рас­про­дав госу­дар­ствен­ную помощь, а реаль­ное малое семей­ное хозяй­ство, какова ни будь его рен­та­бель­ность, будет пла­тить долго и муторно39 .

Глав­ный вывод один — земель­ная реформа пре­вра­ща­ется про­сто в биржу по закон­ному выводу средств из сель­ского хозяй­ства и почти никак не свя­зана с подъ­ёмом сель­ско­хо­зяй­ствен­ного про­из­вод­ства. Реально обра­ба­ты­ва­ю­щий землю фер­мер настолько обде­лён ресур­сами, что… Да, дол­жен всту­пать в борьбу за суще­ство­ва­ние, объ­едая по мере своих сил и средств кол­хоз-сов­хоз. Я бы не искал именно в этом при­чину всего соци­аль­ного кон­фликта, он бы про­изо­шёл неиз­бежно в силу клас­со­вых про­ти­во­ре­чий, но именно такая поли­тика стала ката­ли­за­то­ром, уско­рив­шим созре­ва­ние этого антагонизма.

В связи с такими подроб­но­стями вот этот эпи­зод, опуб­ли­ко­ван­ный в «Изве­стиях» в репор­таже с засе­да­ния Омского стач­кома, выгля­дит отнюдь не попу­лист­ской речью:

«„Не нужны нам фер­меры!“ — выкрик­нул сидя­щий в пре­зи­ди­уме зна­ме­ни­тый пред­се­да­тель кол­хоза, Герой Соц­труда А. Жогли­ков. И, тыча паль­цем в зал, в Сау­лина, доба­вил с сар­каз­мом и под апло­дис­менты: „Пусть их ком­мер­санты-коопе­ра­торы трак­то­рами и сеял­ками снаб­жают!“»40 .

А в 1993 году, как ука­зано в одном из мате­ри­а­лов, опуб­ли­ко­ван­ных в газете «Мос­ков­ские ново­сти», про­цесс пошёл ещё дальше. Номи­наль­ные фер­меры, полу­чив изъ­ятые у кол­хо­зов госу­дар­ством участки земли, зача­стую даже не знали, где именно рас­по­ла­га­ется их надел. Но они его и не для соб­ствен­но­руч­ной обра­ботки оформ­ляли. После полу­че­ния участка заклю­чался дого­вор найма с тем же самым кол­хо­зом-сов­хо­зом (зача­стую, быв­шим же вла­дель­цем!) для его обра­ботки. Далее полу­чаем при­быль или ждём раз­ре­ше­ния на куплю-про­дажу земли и смот­рим, есть ли хоро­ший спрос41 . Вы только вду­май­тесь в изящ­ность при­ве­дён­ной схемы про­ле­та­ри­за­ции сель­ских тру­же­ни­ков. Она поз­во­ляла фор­ми­ро­вать с пра­во­вой точки зре­ния совер­шенно «фер­мер­ское» хозяй­ство на пле­чах «лени­вых и неэф­фек­тив­ных» кол­хоз­ни­ков и одно­вре­менно писать раз­гром­ные ста­тьи о бес­пер­спек­тив­но­сти этих самых колхозов.

Заключение

Какие же наи­бо­лее важ­ные выводы мы можем сде­лать из прочитанного?

  1. Без­воль­ное при­ня­тие кол­хоз­ным кре­стьян­ством новых форм хозяй­ство­ва­ния, навя­зан­ных сверху, — не более чем миф. Сопро­тив­ле­ние декол­лек­ти­ви­за­ции дей­стви­тельно имело место и при­ни­мало раз­но­об­раз­ные формы. От пас­сив­ного сохра­не­ния преж­них поряд­ков вопреки госу­дар­ствен­ной поли­тике до насиль­ствен­ных дей­ствий в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­лей нового уклада. Хотя не лиш­ним будет обра­тить вни­ма­ние на реги­о­наль­ную спе­ци­фику — прак­ти­че­ски нет упо­ми­на­ний о непра­во­вых мето­дах борьбы кол­хоз­ного кре­стьян­ства, исхо­дя­щих из рай­она Повол­жья или Даль­него Востока.
  2. Даже те немно­гие мате­ри­алы, что может предо­ста­вить пери­о­дика, ука­зы­вают нам на то, что при­чина соци­аль­ных столк­но­ве­ний между сель­скими жите­лями и пред­ста­ви­те­лями нового уклада лежит в сфере отно­ше­ний собственности.
  3. Без­условно важ­ное зна­че­ние для нас имеет объ­яс­не­ние того факта, почему именно сель­ское насе­ле­ние, в отли­чие от рабо­чего класса, про­явило наи­боль­шее упор­ство в борьбе за сохра­не­ние преж­них про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний. При­рода поли­ти­че­ских сим­па­тий кол­хоз­ного кре­стьян­ства к левой поли­ти­че­ской плат­форме в столь небла­го­при­ят­ный для неё исто­ри­че­ский период также пред­став­ляет собой довольно интри­гу­ю­щий вопрос, прямо свя­зан­ный с воз­вра­ще­нием вли­я­ния левых в сель­ской мест­но­сти и аграр­ных реги­о­нах страны в целом.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Жда­ка­евС. Бар­хат­ная рево­лю­ция в отдельно взя­том кол­хозе // Изве­стия. 20 фев­раля 1991. № 44 (23310).
  2. Гаврич­кин В. И вот при­шли кре­стьяне // Изве­стия. 1 фев­раля 1991. № 28 (23294).
  3. Раки­тов В. Либо про­рыв к новому обще­ству, либо воз­врат к лаге­рям. Тре­тьего не дано // Рос­сий­ская газета. 5 марта 1992. № 53 (389).
  4. Коно­ва­лов В., Саби­ров А. Земель­ный пере­дел // Изве­стия. 17 апреля 1991. № 92 (23358).
  5. Миро­ни­хина Л. Над Энгель­гард­том сме­я­лась вся деревня… // Рос­сий­ская газета. 25 июля 1991. № 154-155 (200-201).
  6. Рож­де­ствен­ский В. Жизнь в кре­дит // Рос­сий­ская газета. 15 фев­раля 1991. № 31 (77).
  7. Овча­ров М. После ста­жи­ровки в Гол­лан­дии участ­ники меж­ду­на­род­ного фер­мер­ского про­екта сажают кар­тошку и поку­пают ружья // Изве­стия. 30 сен­тября 1992. № 217 (23791).
  8. Сте­фа­шин О. Их всех не одо­ле­ешь… // Изве­стия. 10 июля 1991. № 163 (23429).
  9. Оли­ян­чук В. Кре­стьяне про­сят у депу­та­тов защиты // Изве­стия. 28 сен­тября 1991. № 232 (23498).
  10. Писа­рев Е. За землю, волю, луч­шую долю. Игра такая // Рос­сий­ская газета. 20 авгу­ста 1993. № 160 (776).
  11. Ель­цов А. И. Нас, фер­ме­ров, гоняют по кругу и ждут, когда выдох­немся // Рос­сий­ская газета. 16 июля 1991. № 147 (193).
  12. Пет­ров М. Путь соци­а­лизма // Изве­стия. 18 ноября 1991. № 274 (23540).
  13. Прых И. Очень нужен конь була­ный // Рос­сий­ская газета. 24 июня 1992. № 143 (479).
  14. Овча­ров М. «Крас­ным пету­хом» // Изве­стия. 4 июня 1992. № 130 (23704).
  15. Раз­бой­ни­ков В. Идет война кол­хоз­ная… // Изве­стия. 30 января 1992. №25 (23599).
  16. Тока­рева Е. Мечта о кре­стьян­ском царе // Рос­сий­ская газета. 28 мая 1991. №111-112 (157-158).
  17. Рос­сия. Пре­зи­дент­ские выборы, 1991. Резуль­таты выбо­ров в раз­резе ТИК // Элек­то­раль­ная гео­гра­фия.
  18. Яко­влева Е. Почему на рефе­рен­думе село не под­дер­жало Ель­цина // Изве­стия. 18 мая 1993. № 91 (23946).
  19. Кис­лов А. После года сво­боды пен­зен­ским кре­стья­ни­ном вновь начи­нают управ­лять // Изве­стия. 11 июня 1993. №109 (23964).
  20. Пуш­карь А. Серж едет в поме­стье деда // Изве­стия. 20 декабря 1991. № 302 (23568).
  21. Саве­льева Л. Вто­рое лето Муха­мет­шины при­ез­жают в Москву за прав­дой // Изве­стия. 31 авгу­ста 1992. № 195 (23769).
  22. Фило­ненко И. Кол­хоз­ники, воен­ные и афе­ри­сты фор­ми­руют новый класс // Неза­ви­си­мая газета. 29 апреля 1992. № 83 (254).
  23. Сычёв А. Кого обма­ны­ваем // Рос­сий­ская газета. 26 января 1991. № 17 (63).
  24. Указ Пре­зи­дента Рос­сий­ской Феде­ра­ции № 1342 «О раз­ре­ше­нии при­об­ре­те­ния, хра­не­ния и исполь­зо­ва­ния глад­ко­стволь­ного охот­ни­чьего ору­жия граж­да­нами, веду­щими кре­стьян­ское (фер­мер­ское) хозяй­ство» // Рос­сий­ская газета. 21 ноября 1992. № 252 (588).
  25. Леон­тьева Л. «Рос­сия» меняет вывеску. И только? // Мос­ков­ские ново­сти. 14 июня 1992. № 24 (619).
  26. Жда­каев С. Дик­та­тура лени­вых // Изве­стия. 13 ноября 1992. № 248 (23822).
  27. Кра­мю­и­нова Н. В Рос­сии кре­стьяне лиш­ние люди? [интер­вью с Сер­геем Николь­ским] // Мос­ков­ские ново­сти. 4 апреля 1993. № 14 (661).
  28. Пет­ров М. Путь соци­а­лизма // Изве­стия. 18 ноября 1991. № 274 (23540).
  29. Яко­влева Е. Почему на рефе­рен­думе село не под­дер­жало Ель­цина? // Изве­стия. 18 мая 1993. № 91 (23946).
  30. Кра­ми­нова Н. В Рос­сии кре­стьяне лиш­ние люди? [интер­вью с Сер­геем Николь­ским] // Мос­ков­ские ново­сти. 4 апреля 1993. № 14 (661).
  31. Сель­хозра­курс // Рос­сий­ская газета. 14 мая 1993. № 91 (707).
  32. Коз­нова И. Кол­хоз убы­то­чен фатально // Неза­ви­си­мая газета. 27 июля 1993. № 139 (563).
  33. Леон­тьева Л. «Рос­сия» меняет вывеску. И только? // Мос­ков­ские ново­сти. 14 июня 1992. № 24 (619).
  34. Штепо В. Фер­мера обре­кают на разо­ре­ние и стра­да­ния // Рос­сий­ская газета. 12 июля 1991. № 145 (191).
  35. Исто­рия Оте­че­ства в доку­мен­тах, 1917 — 1993 гг. Ч. 4. Сер. 1940-х — нач. 1990 гг. М.: ИЛБИ, 1995. С. 153 — 154.
  36. Кула­гин В. Слиш­ком много зара­бо­тали // Изве­стия. 15 авгу­ста 1991. № 194 (23460).
  37. Коно­ва­лов В. Пен­зен­ский фер­мер — парт­нёр «Мак­до­нальдса» // Изве­стия. 19 марта 1991. № 67 (23333).
  38. Коно­ва­лов В., Саби­ров А. Земель­ный пере­дел // Изве­стия. 17 апреля 1991. № 92 (23358).
  39. Дмит­ри­ева О. «Фер­меры-недо­учки „зарыли в землю“ мил­ли­ард руб­лей» // Неза­ви­си­мая газета. 21 декабря 1991. №165.
  40. Сус­ли­ков С. Чтобы уце­леть, аграр­ное ведом­ство гото­ви­лось к пере­во­роту // Изве­стия. 12 сен­тября 1991. № 218 (23484).
  41. Како­т­кин А. Под­снеж­ники // Мос­ков­ские ново­сти. 14 марта 1993. № 11 (658).

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: