Манифест научного централизма

Манифест научного централизма
~ 26 мин

I

Ком­му­нист, где твоя Пар­тия? Где аван­гард, кото­рый пове­дёт в бой желез­ные бата­льоны про­ле­та­ри­ата? Под чьим руко­вод­ством чело­ве­че­ство сбро­сит с себя оковы раз­де­ле­ния труда? Кто под­ни­мет знамя «Каж­дому — по потребности»?

Может, это те несги­ба­е­мые герои, что, невзи­рая на снег и зной, клеят сти­керы на водо­сточ­ные трубы? Может, это те бли­ста­тель­ные ора­торы, что без пере­рыва на сон и отдых ведут стримы на злобу дня? Может, это бра­вые защит­ники обще­жи­тий и даль­но­бой­щи­ков? Может, это воины ген­дер­ного равен­ства и расо­вого раз­но­об­ра­зия? Может, созда­тели смеш­ных мемов и аниме-картинок? 

Ком­му­нист, это твоя партия? 

Нет. Это — левая шваль.

Огля­нись назад. Что сде­лали преды­ду­щие поко­ле­ния левой швали? Трид­цать лет тусовки и игр в поли­тику. Трид­цать лет пре­да­тель­ства рабо­чего класса. 

Мир в кри­зисе. Мир обли­ва­ется кро­вью в мно­го­чис­лен­ных кон­флик­тах. Мир идёт к боль­шой войне. В Рос­сии сей­час период глу­бо­кой реак­ции, но бли­жай­шие потря­се­ния Рос­сия встре­тит без рево­лю­ци­он­ной партии. 

Что делают левые? 

Левые не создают Пар­тию. Они соеди­ня­ются в иди­от­ские «союзы», «плат­формы», «дви­же­ния» и «пар­тии», но не в Пар­тию!

В эпоху, когда шумели сво­ими выход­ками отмо­розки Лимо­нова, а Удаль­цов ещё был молод и изве­стен только в левой тусовке, на того, кто гово­рил о важ­но­сти раз­ви­тия тео­рии, смот­рели с недо­уме­нием. Ещё пять-​десять лет назад было модно назы­вать рево­лю­ци­он­ной прак­ти­кой танцы с крас­ным буб­ном вокруг зауряд­ного тру­до­вого или соци­аль­ного конфликта.

И сей­час эта дурь не вышла из левац­ких моз­гов. Левые про­дол­жают помо­гать проф­со­ю­зам подо­роже про­да­вать рабо­чую силу, наде­ясь, что рабо­чие ста­нут ком­му­ни­стами из бла­го­дар­но­сти. Левые про­дол­жают попытки отнять у либе­ра­лов место в авто­заке. Заслуги левых в обла­сти «рево­лю­ци­он­ной прак­тики» — это «поме­тить» оче­ред­ной про­тест, чтобы над голо­вами про­ле­та­риев под­ня­лись крас­ные флаги прежде, чем на эти головы опу­стятся поли­цей­ские дубинки. Важно, чтоб дубинки били именно по «серпу и молоту и звезде», а не по жёл­той змее или чёр­ному орлу.

Теперь, впро­чем, мода новая: создать в общем потоке инфор­ма­ци­он­ных помоев, лью­щихся в головы про­ле­та­ри­ата, свою струю раз­ных оттен­ков крас­ного, на деле отра­ба­ты­вая соци­аль­ный заказ на оде­би­ли­ва­ние рабочих. 

Левые — эска­пист­ская суб­куль­тура. Всё «левое», всё «поли­ти­че­ское» у них — атри­буты тусовки, игры. Левые — слизь, стёк­шая со сгнив­ших тру­пов ком­пар­тий. И слизь эта скле­и­вает хруп­кие креп­ле­ния под­мост­ков бур­жу­аз­ной поли­ти­че­ской сцены. 

Вся исто­рия левого дви­же­ния послед­них трид­цати лет — это исто­рия пре­да­тель­ства ком­му­низма, пре­да­тель­ства рабо­чего класса. И буду­щее у него одно — лежать и догни­вать на свалке истории.

Ком­му­ни­сты должны выдер­нуть себя за волосы из левого болота. Ком­му­ни­сты должны выне­сти суро­вый урок из вели­кого исто­ри­че­ского позора пост­со­вет­ских левых. Ком­му­ни­сты должны соеди­ниться в дей­стви­тельно ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию, и лишь тогда они ста­нут дей­стви­тель­ными коммунистами.

II

Прак­тика — кри­те­рий истины. Но чтобы извлечь истину из прак­тики, нужно иметь в голове что-​то серьёз­нее лозун­гов и гром­ких слов. А чтобы под бол­товню о прак­тике годами вста­вать на одни и те же грабли, доста­точно и спин­ного мозга. 

Вся­кая дей­стви­тельно успеш­ная поли­ти­че­ская прак­тика берёт начало в науч­ной тео­рии. Только наука может выявить объ­ек­тивно суще­ству­ю­щие зако­но­мер­но­сти обще­ствен­ного бытия. Только мате­ри­а­лизм, пусть даже скры­тый и сти­хий­ный, убе­ре­гает науч­ное иссле­до­ва­ние от при­ме­сей, от при­бав­ле­ний чело­ве­че­ской фан­та­зии. Только диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм, вер­шина исто­ри­че­ского раз­ви­тия науч­ной мысли чело­ве­че­ства, ста­вит науку в фун­да­мент обще­ствен­ной и хозяй­ствен­ной дея­тель­но­сти человека.

Исход­ная точка — гла­вен­ство науки. Наука обо­га­щает чело­ве­че­ство зна­ни­ями для про­из­во­дя­щей дея­тель­но­сти. Наука добы­вает истину.

С одной сто­роны, каж­дое новое откры­тие даёт нам отно­си­тель­ную истину, кото­рая все­гда неполна, а с дру­гой — при­бли­жает к абсо­лют­ной истине. Отно­си­тель­ная истина явля­ется исти­ной в неко­то­ром пре­деле, в своих исто­ри­че­ских усло­виях раз­ви­тия науки и в своей обла­сти зна­ния. Но дви­жу­щее про­ти­во­ре­чие абсо­лют­ной и отно­си­тель­ной истины таково: каж­дая отно­си­тель­ная истина содер­жит в себе зерно абсолютной.

Только обо­га­тив свой разум выс­шими дости­же­ни­ями науки и искус­ства, только познав истины, ради кото­рых вели­кие люди про­шлого жерт­во­вали бытом, здо­ро­вьем, а порой и жиз­нью, можно вне­сти свой вклад в дви­же­ние чело­ве­че­ства к свет­лому будущему.

Вне науч­ного зна­ния чело­век может лишь вос­про­из­во­дить то, что уже сти­хийно про­из­ве­дено в нём обще­ствен­ными отно­ше­ни­ями, то есть бур­жу­аз­ные пред­рас­судки. Если кто-​то создаёт пар­тию с ком­му­ни­сти­че­ским назва­нием, отри­цая при этом гла­вен­ство науки как прин­цип пар­тий­ного стро­и­тель­ства, то в этой пар­тии будет неиз­бежно вос­со­здано нераз­ре­ши­мое про­ти­во­ре­чие, выра­жа­ю­ще­еся в под­гонке «рево­лю­ци­он­ных» тре­бо­ва­ний под стихийно-​буржуазные лекала. Это про­ти­во­ре­чие про­яв­ля­ется в интри­гах, оппор­ту­низме, согла­ша­тель­стве и продажности. 

Стро­и­тель­ство ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии необ­хо­димо вести на основе гла­вен­ства науки. Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тией должны руко­во­дить те, кто глу­боко вла­деет тео­рией, кто может раз­ви­вать тео­рию, кто может при­ме­нять тео­рию на прак­тике. У рево­лю­ции есть два фак­тора: объ­ек­тив­ный и субъ­ек­тив­ный. И если объ­ек­тив­ные зако­но­мер­но­сти капи­та­лизма нашей воле непод­властны, то субъ­ек­тив­ный фак­тор во мно­гом фор­ми­ру­ется нашими действиями.

Мы не уто­пи­сты и при­знаём веду­щую роль мате­ри­аль­ных усло­вий. Но мы и не дураки, чтобы упо­вать на сти­хий­ную созна­тель­ность масс. Воз­можно, что капи­та­лизм выну­дит про­ле­та­риев прийти к осо­знан­ной борьбе за ком­му­низм без уча­стия ком­му­ни­стов, но только слу­чайно, только при удач­ных усло­виях. И веро­ят­ность этого исче­за­юще мала. Пола­гаться на сти­хию и слу­чай­ность могут только пора­женцы и бездельники. 

Новое поко­ле­ние, иду­щее на смену выход­цам из позд­не­со­вет­ской системы, уже кое-​что осо­знаёт. Осо­знаёт, что методы борьбы, гос­под­ству­ю­щие в левой среде, не несут ника­кой опас­но­сти для капи­та­ли­сти­че­ской системы. Осо­знаёт, что идеи, транс­ли­ру­е­мые круп­ней­шими левыми изда­ни­ями, бес­плодны и непо­сле­до­ва­тельны. И мас­со­вое разо­ча­ро­ва­ние в бес­смыс­лен­ной дея­тель­но­сти при­сут­ствует не только среди «воль­ных марк­си­стов», но и среди чле­нов левых партий.

III

В 2012 году нашлись те, кто понял эти про­стые истины — авторы жур­нала «Про­рыв». Они впер­вые заявили о новой кон­цеп­ции пар­тий­ного стро­и­тель­ства — науч­ном цен­тра­лизме (НЦ). «Про­рыв» верно опре­де­лил, что глав­ная про­блема сего­дняш­него дня — тео­ре­ти­че­ская негра­мот­ность и прак­ти­че­ское бес­си­лие совре­мен­ных левых

Но «Про­рыв» так и не смог раз­вить свою тео­рию. Более того, на прак­тике про­ры­вовцы дей­ствуют враз­рез с прин­ци­пами НЦ. Клю­че­вые авторы «Про­рыва» все как один пока­зали самые худ­шие черты столь нена­вист­ных им левых тусо­вок: сек­тант­ство, груп­пов­щину, пре­не­бре­же­ние исти­ной ради бла­го­склон­но­сти вождя. Поэтому кол­лек­тив LC и пре­кра­тил вза­и­мо­дей­ствие с «Про­ры­вом».

Глав­ный идео­лог «Про­рыва» Вале­рий Под­гу­зов довёл до абсурда тре­бо­ва­ние к каче­ству кад­ров. Он счи­тает, что «ком­му­нист несов­ме­стим не только с ложью, но даже и с неволь­ной ошиб­кой», что «чело­век, ули­чён­ный в ошибке, а тем более во лжи, объ­ек­тивно не явля­ется коммунистом».

Под­гу­зов думает, что можно полу­чить иде­аль­ных, нико­гда не оши­ба­ю­щихся марк­си­стов, абсо­лютно не спо­соб­ных ко лжи и пре­да­тель­ству. Но он игно­ри­рует тот факт, что оши­ба­лись даже самые выда­ю­щи­еся и гени­аль­ные марксисты. 

Про­ры­вовцы, исходя из этой тео­рии «неоши­ба­ю­щихся гениев», пре­вра­щают науч­ный цен­тра­лизм в объ­ект насме­шек. Они заме­няют реаль­ную исто­рию КПСС на сказки про иде­аль­ных Ленина и Ста­лина и про «мер­зав­цев, все­гда лишь вре­див­ших пар­тии изнутри» вроде Троц­кого, Буха­рина, Хру­щёва и т. д.

Под­гу­зов и ком­па­ния под гром­кие слова про без­оши­боч­ность, чест­ность и «диа­ма­ти­че­скую совесть» своих вождей испо­ве­дуют совер­шенно дикие, анти­на­уч­ные взгляды по мно­же­ству вопро­сов. Они опош­ляют и дис­кре­ди­ти­руют марк­сист­ский под­ход к исто­рии, когда объ­яв­ляют Ари­сто­теля «фаши­стом» и выво­дят пре­ем­ствен­ность от него к Гит­леру и Бже­зин­скому. Они борются про­тив есте­ствен­ных наук, исходя из при­ду­ман­ных Под­гу­зо­вым «аксиом диа­ма­тики, доступ­ных здо­ро­вому рас­судку». Самое пош­лое охра­ни­тель­ство, под­держка вла­сти путин­ского капи­тала как «мень­шего зла по срав­не­нию с либе­ра­лами», исте­рика в луч­ших тра­ди­циях прессы КПРФ ель­цин­ских вре­мён об аме­ри­кан­ском фашизме и насе­ля­ю­щих Запад «дву­но­гих желуд­ках» — вот к чему при­шёл «Про­рыв». 

«Науч­ный цен­тра­лизм» Под­гу­зова — кари­ка­тур­ное пре­уве­ли­че­ние вли­я­ния субъ­ек­тив­ного фак­тора в пар­тий­ном стро­и­тель­стве и рево­лю­ци­он­ном про­цессе. От идей Под­гу­зова нужно было взять только раци­о­наль­ное зерно, осво­бож­дая его от иде­а­ли­сти­че­ских насло­е­ний. Это раци­о­наль­ное зерно — отказ от демо­кра­тизма при постро­е­нии орга­ни­за­ции, замена выбо­ров на кооп­та­цию в руко­вод­ство наи­бо­лее ком­пе­тент­ных марк­си­стов, ори­ен­та­ция про­па­ганды на пере­до­вых интел­ли­ген­тов и рабочих.

IV

Мы всё ещё рабо­таем в усло­виях, когда те немно­гие созна­тель­ные ком­му­ни­сты, кто упорно тру­дится над соб­ствен­ным обра­зо­ва­нием, оста­ются затя­ну­тыми в болото левого акци­о­низма и пусто­сло­вия. Они всту­пают в пар­тии с ком­му­ни­сти­че­скими назва­ни­ями, где напрасно тра­тят время и силы в нерав­ной борьбе за свои идеи: на любом голо­со­ва­нии мало­гра­мот­ное боль­шин­ство побеж­дает их с помо­щью демо­кра­ти­че­ских про­це­дур, пота­кая сво­ему неве­же­ству и уве­ще­ва­ниям вождей. О том, чтобы ком­му­ни­сту избраться в руко­вод­ство, речи не идёт вообще.

Един­ствен­ное, что оста­ётся ком­му­ни­стам — отка­заться от демо­кра­ти­че­ского прин­ципа орга­ни­за­ции, от демо­кра­ти­че­ского цен­тра­лизма

Что такое демо­кра­ти­че­ский цен­тра­лизм (ДЦ)? Из устава ВКП(б) за 1934 г.:

«Руко­во­дя­щим прин­ци­пом орга­ни­за­ци­он­ного стро­е­ния пар­тии явля­ется демо­кра­ти­че­ский цен­тра­лизм, озна­ча­ю­щий
а) выбор­ность всех руко­во­дя­щих орга­нов пар­тии сверху донизу;
б) пери­о­ди­че­скую отчет­ность пар­тий­ных орга­нов перед сво­ими пар­тий­ными орга­ни­за­ци­ями;
в) стро­гую пар­тий­ную дис­ци­плину и под­чи­не­ние мень­шин­ства боль­шин­ству;
г) без­услов­ную обя­за­тель­ность реше­ний выс­ших орга­нов для низ­ших и для всех чле­нов партии».

ДЦ был сфор­му­ли­ро­ван Лени­ным в напря­жён­ной борьбе с фрак­цией мень­ше­ви­ков, пытав­шейся навя­зать РСДРП модель типич­ной запад­но­ев­ро­пей­ской соци­а­ли­сти­че­ской пар­тии (по образцу СДПГ). Эта модель спо­соб­ство­вала краху II Интер­на­ци­о­нала, так как пар­тии в нём были не в состо­я­нии очи­щаться от про­бур­жу­аз­ных эле­мен­тов. Ленин и его сто­рон­ники исполь­зо­вали ДЦ, чтобы иметь воз­мож­ность идти на ком­про­мисс с оппор­ту­ни­стами, не поз­во­ляя им пере­хва­тить руко­вод­ство. Это было оправ­дано моментом.

У боль­ше­вист­ских орга­ни­за­ци­он­ных прин­ци­пов, однако, было сла­бое место: приём в пар­тию лишь на усло­вии «при­зна­ния про­граммы». При­зна­ние не озна­чает пони­ма­ния. Общей про­бле­мой всех ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий, осо­бенно при­шед­ших к вла­сти, ста­но­ви­лось раз­мы­ва­ние соб­ствен­ных рядов в резуль­тате мас­со­вого при­ема пусть субъ­ек­тивно чест­ных и пре­дан­ных ком­му­низму, но без­гра­мот­ных в плане марк­сизма людей. В этих усло­виях демо­кра­ти­че­ский цен­тра­лизм ста­но­вится своей про­ти­во­по­лож­но­стью: такая пар­тий­ная масса без­ро­потно вни­мает лозун­гам своих вождей. А вождём выби­рают не того, кто спо­со­бен им быть, а того, кто соот­вет­ствует запро­сам без­гра­мот­ной массы.

В ста­тье «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» В. Сар­ма­тов пока­зал, как сни­же­ние планки для при­ёма в пар­тию в 1930–40-х гг. и при­зна­ние ком­му­ни­стом любого хоро­шего работ­ника, пре­дан­ного Совет­ской вла­сти, стали усло­ви­ями для победы реви­зи­о­ни­стов и пере­рож­де­ния пар­тии. И ДЦ послу­жил меха­низ­мом этого перерождения.

Ещё яснее мы видим, как посред­ством ДЦ идут про­цессы раз­ло­же­ния совре­мен­ных левых орга­ни­за­ций. Левые отка­зы­ва­ются от стро­гих тре­бо­ва­ний к тео­ре­ти­че­ской под­го­товке кад­ров, тянут в пар­тии кого попало. Обу­че­ние нович­ков про­во­дится плохо. Пар­тий­ная масса пред­став­ляет собой жал­кое зре­лище. Тем не менее, вся эта солянка имеет право выби­рать и отзы­вать своё руководство.

Негра­мот­ная масса не спо­собна научно оце­ни­вать и кри­ти­ко­вать своих пово­ды­рей. Кри­те­рии отбора в руко­вод­ство — наг­лость ком­мерса, репу­та­ция вете­рана тусовки, харизма шар­ла­тана или заис­ки­ва­ю­щее дру­же­лю­бие. Но не ком­пе­тент­ность марксиста.

Новые лидеры редко рож­да­ются в левац­кой массе, а ста­рики засы­хают на своих руко­во­дя­щих постах. Необу­чен­ная масса, вклю­чая своих вождей, ста­но­вится пита­тель­ной сре­дой для «бацилл оппор­ту­низма», поскольку недо­учен­ный марк­сист — сти­хий­ный оппор­ту­нист.

Итог зако­но­ме­рен: орга­ни­за­ции левых в итоге вырож­да­ются в секты или распадаются.

Опыт про­шлого века учит нас, что внутри пар­тии ком­му­ни­стам необ­хо­димо про­ти­во­сто­ять как угрозе её раз­мы­ва­ния через демо­кра­ти­че­ские меха­низмы, так и угрозе её око­сте­не­ния в секту во главе с руко­вод­ством, кото­рое объ­яв­ля­ется «непо­гре­ши­мым». Эти две угрозы про­ти­во­ре­чат друг другу, но и допол­няют друг друга: негра­мот­ное боль­шин­ство часто и ста­но­вится опо­рой про­из­вола.

V

Науч­ный цен­тра­лизм исхо­дит из диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма. Основ­ные фило­соф­ские тезисы, лежа­щие в основе НЦ, можно сфор­му­ли­ро­вать так:

  1. Инди­ви­ду­аль­ное чело­ве­че­ское созна­ние — это форма отра­же­ния чело­ве­ком прежде всего объ­ек­тив­ной реаль­но­сти. Но в своём раз­ви­тии чело­век пости­гает и соб­ствен­ное созна­ние — субъ­ек­тив­ную реальность.
  2. Инди­ви­ду­аль­ное чело­ве­че­ское созна­ние обу­слов­лено спе­ци­фи­кой соци­аль­ной формы дви­же­ния мате­рии: обще­ствен­ным бытием и обще­ствен­ным сознанием.
  3. Созна­ние и мате­рия не про­ти­во­стоят друг другу как две суб­стан­ции: созна­ние есть свой­ство высо­ко­ор­га­ни­зо­ван­ной материи. 
  4. Мате­рия позна­ва­ема, доступна для отра­же­ния в сознании.
  5. Обще­ство — часть мате­ри­аль­ного мира, оно раз­ви­ва­ется по объ­ек­тив­ным зако­нам. Эти законы познаваемы. 
  6. Точ­ное отра­же­ние мате­рии в созна­нии — объ­ек­тив­ная истина. Истина — это осо­бое каче­ство зна­ния о пред­мете, когда отра­же­ние (зна­ние) в сущ­но­сти соот­вет­ствует отра­жа­е­мому (пред­мету).
  7. Кри­те­рием истины явля­ется прак­тика — осо­знан­ная дея­тель­ность чело­века, пре­об­ра­зу­ю­щего материю.
  8. Мате­рия бес­ко­нечна вширь и вглубь: всю мате­рию отдель­ное созна­ние познать (отра­зить) не может.
  9. Чело­век знает как отно­си­тель­ные, так и абсо­лют­ные истины. Но абсо­лют­ные, веч­ные, окон­ча­тель­ные истины в послед­ней инстан­ции уста­нов­лены лишь при отра­же­нии опре­де­лён­ных фраг­мен­тов действительности.
  10. В своём исто­ри­че­ском раз­ви­тии обще­ство непре­рывно накап­ли­вает мно­же­ство отно­си­тель­ных истин, очи­щая их от сопут­ству­ю­щих заблуж­де­ний. Так в обще­ствен­ном позна­нии сни­ма­ется его отно­си­тель­ность, исто­ри­че­ская обу­слов­лен­ность и пре­одо­ле­ва­ется огра­ни­чен­ность инди­ви­ду­аль­ного познания.
  11. Отдель­ный чело­век при­об­ща­ется к абсо­лют­ной истине дво­яко. Он узнаёт её как резуль­тат: через при­об­ще­ние к обще­ствен­ному зна­нию; он раз­ви­вает её как про­цесс: через соб­ствен­ный труд исследователя.

Истина одна. Нельзя знать несколько истин по одному вопросу в одно и то же время в одном и том же отно­ше­нии. Нельзя схва­тить суть обще­ствен­ной жизни двумя, тремя или деся­тью раз­ными исти­нами — только одной. 

От этого и оттал­ки­ва­ется идея науч­ного цен­тра­лизма: марк­си­сты, пони­ма­ю­щие, как рабо­тает обще­ство, осво­ив­шие диа­лек­тику, в резуль­тате иссле­до­ва­ния и науч­ной дис­кус­сии должны прийти к одной истине. А зна­чит, раз­но­гла­сий по самым важ­ным вопро­сам быть не должно.

Это дол­жен­ство­ва­ние объ­ек­тивно, оно сле­дует из общ­но­сти извест­ных зако­нов для мате­рии и созна­ния. Субъ­ек­ти­визм же в науч­ном иссле­до­ва­нии пре­пят­ствует про­дви­же­нию к истине. А зна­чит, раз­но­гла­сия по самым важ­ным вопро­сам появ­ля­ются из-​за непол­ноты, огра­ни­чен­но­сти исследования.

VI

Науч­ный цен­тра­лизм — под­ход к орга­ни­за­ции ком­му­ни­стов, при кото­ром глав­ным прин­ци­пом высту­пает допуск чле­нов орга­ни­за­ции к при­ня­тию реше­ний в соот­вет­ствии с уров­нем их марк­сист­ской ком­пе­тент­но­сти. Вме­сте с тем орга­ни­за­ция должна тре­бо­вать от каж­дого участ­ника непре­рыв­ного повы­ше­ния его каче­ства как учёного-​марксиста, тео­ре­тика и пропагандиста.

Науч­ный цен­тра­лизм пред­по­ла­гает осо­бое раз­де­ле­ние труда. Состо­ять в ком­му­ни­сти­че­ской орга­ни­за­ции могут ком­пе­тент­ные марк­си­сты, обра­зо­ван­ные и спо­соб­ные к лите­ра­тур­ной дея­тель­но­сти люди. Управ­лять ком­му­ни­сти­че­ской орга­ни­за­цией должны наи­бо­лее ком­пе­тент­ные марк­си­сты, состав­ля­ю­щие науч­ный центр или ядро организации. 

Ядро попол­ня­ется путем кооп­та­ции това­ри­щей, под­твер­див­ших свою ком­пе­тент­ность и про­фес­си­о­наль­ную при­год­ность прак­ти­че­ской рабо­той в организации. 

Реше­ния ядра: тео­ре­ти­че­ские, орга­ни­за­ци­он­ные или кад­ро­вые — обя­за­тельны к испол­не­нию всеми чле­нами организации. 

Реше­ния должны при­ни­маться по резуль­та­там науч­ной дис­кус­сии еди­но­гласно

VII

Каж­дый ком­му­нист обя­зан бро­сить все силы на соб­ствен­ное само­об­ра­зо­ва­ние, чтобы, когда рево­лю­ци­он­ная пар­тия появится, с готов­но­стью попол­нить её ряды и выпол­нить высо­кие тре­бо­ва­ния к кад­рам. Само­об­ра­зо­ва­ние ком­му­ни­стов, с одной сто­роны, и, с дру­гой, коли­че­ствен­ный рост высо­ко­об­ра­зо­ван­ных кад­ров буду­щей пар­тии — это сего­дняш­ний фронт клас­со­вой борьбы.

Ком­му­ни­сти­че­ская лите­ра­тура, науч­ная пуб­ли­ци­стика — основ­ное ору­жие ком­му­ни­сти­че­ской орга­ни­за­ции на этом фронте. Ком­пе­тент­ность ком­му­ни­ста должна про­яв­ляться в лите­ра­тур­ном твор­че­стве, а зна­чит, каж­дый ком­му­нист обя­зан быть писа­те­лем и пуб­ли­ци­стом. Сле­до­ва­тельно, в про­грамму само­об­ра­зо­ва­ния ком­му­нист дол­жен вклю­чить лите­ра­тур­ные упраж­не­ния. Ком­му­нист дол­жен посто­янно повы­шать каче­ство содер­жа­ния своей лите­ра­туры. Должно быть стёрто раз­ли­чие между науч­ной ста­тьёй и ком­му­ни­сти­че­ской пропагандой. 

Ком­му­нист дол­жен вос­пи­ты­вать в себе луч­шие лич­ные каче­ства: рабо­то­спо­соб­ность, ответ­ствен­ность, стрес­со­устой­чи­вость, чув­ство локтя, чест­ность. Това­рищ может быть сколь угодно умён и иметь какие угодно навыки, но какой в этом прок, если он не умеет рабо­тать в кол­лек­тиве или может опо­зо­рить его своим поведением? 

Успеш­ная мас­со­вая аги­та­ция на сего­дняш­нем этапе невоз­можна. Во-​первых, гра­мот­ных кад­ров попро­сту не хва­тит, чтобы вести мощ­ную про­па­ганду, соче­та­ю­щую в себе глу­бо­кий марк­сист­ский ана­лиз, зло­бо­днев­ность и форму подачи, не усту­па­ю­щую сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции. Во-​вторых, успех мас­со­вой аги­та­ции даже при тита­ни­че­ских уси­лиях неболь­шой группы марк­си­стов не най­дёт отклика, поскольку объ­ек­тив­ные усло­вия в Рос­сии ещё не дозрели для того, чтобы массы ощу­щали нужду в ком­му­ни­сти­че­ских идеях.

А потому сего­дня сле­дует ори­ен­ти­ро­ваться не на массы. Нужно сосре­до­та­чи­вать свою работу точечно. Нужно повы­шать уро­вень ста­тей, обра­щён­ных прежде всего к пере­до­вым рабо­чим и интел­ли­ген­там, зара­ба­ты­вая тем самым авто­ри­тет у наи­бо­лее созна­тель­ной части обще­ства и уве­ли­чи­вая число не только сто­рон­ни­ков, но и потен­ци­аль­ных партийцев.

VIII

Сего­дня в Рос­сии ком­му­ни­сты и левые груп­пи­ру­ются в струк­туры несколь­ких типов: 

  • Кружки, чита­тель­ские клубы для нович­ков в марксизме;
  • Пуб­ли­ци­сти­че­ские интернет-​журналы и блоги; 
  • Орга­ни­за­ции пар­тий­ного типа;
  • Орга­ни­за­ции типа союзов.

Науч­ный цен­тра­лизм в первую оче­редь наце­лен на орга­ни­за­цию работы пар­тии. Но и сей­час, когда пар­тии ещё нет, ком­му­ни­сты должны исполь­зо­вать НЦ, насколько это возможно.

Ком­му­ни­сти­че­ская группа должна быть раз­де­лена на ряд сту­пе­ней: выс­шее руко­вод­ство (ядро), мест­ное руко­вод­ство и/​или руко­вод­ство по направ­ле­ниям работы, рядо­вые члены. Кроме того, должны быть и «буферы» за пре­де­лами группы, среди сочув­ству­ю­щей массы: кан­ди­даты и сто­рон­ники. Эти люди также могут быть объ­еди­нены в орга­ни­за­цию, свя­зан­ную с ком­му­ни­сти­че­ской груп­пой, но с дру­гими пра­вами и обя­зан­но­стями, с менее жёст­кой дисциплиной.

Верх­ние буферы попол­ня­ются за счёт ниж­них путём кооп­та­ции. Основ­ной кри­те­рий про­дви­же­ния в руко­вод­ство — высо­кий тео­ре­ти­че­ский уро­вень, дока­зан­ный на прак­тике иссле­до­ва­тель­ской и про­па­ган­дист­ской рабо­той. Про­фес­си­о­наль­ные и лич­ные каче­ства кан­ди­да­тов также необ­хо­димо учитывать.

Воз­мож­ность отстра­не­ния людей от руко­вод­ства путём голо­со­ва­ния рядо­вых чле­нов недо­пу­стима. Низы могут только поста­вить вопрос об этом, но реше­ние оста­ётся за ядром.

В то же время руко­вод­ство несёт ответ­ствен­ность перед рядо­выми чле­нами. Поли­тика руко­вод­ства должна быть про­зрач­ной, насколько это воз­можно, и не допус­кать обмана това­ри­щей. Те, кто счи­тает, что руко­во­дя­щий кол­лек­тив пере­ро­дился и ведёт оппор­ту­ни­сти­че­скую поли­тику, должны выхо­дить из группы и раз­во­ра­чи­вать кри­тику извне.

Модель ком­му­ни­сти­че­ской группы на при­мере марк­сист­ского кружка была опи­сана Рома­ном Голо­би­ани в работе «Дорогу оси­лит иду­щий». Сего­дня уже мы утвер­ждаем, что нет смысла зацик­ли­ваться на форме кружка. Науч­ный цен­тра­лизм актуа­лен для мно­гих форм сотруд­ни­че­ства ком­му­ни­стов. Все тре­бо­ва­ния НЦ можно и нужно при­ме­нять к любым ком­му­ни­сти­че­ским груп­пам пред­пар­тий­ного этапа.

Руко­вод­ство группы пер­во­на­чально явля­ется само­на­зна­чен­ным. Это люди, кото­рых при фор­ми­ро­ва­нии новой группы при­знали гра­мот­ными марк­си­стами их това­рищи. В этом есть демо­кра­тизм: когда чело­век всту­пает в орга­ни­за­цию, он фак­том сво­его вступ­ле­ния голо­сует за теку­щий состав ядра, выра­жает своим вступ­ле­нием под­держку дей­ствиям ядра.

«Демо­кра­ти­че­ские» кри­ти­каны вечно забы­вают, что руко­вод­ство и в боль­шин­стве дем­цен­тра­лист­ских орга­ни­за­ций само­на­зна­чен­ное. Осно­ва­те­лей никто не выби­рает. Осно­ва­тели строят орга­ни­за­цию вокруг себя и сами назна­чают себя руко­во­ди­те­лями. Часто они строят орга­ни­за­цию так, чтобы пре­сечь вся­кую кон­ку­рен­цию. И здесь вульгарно-​демократические меха­низмы слу­жат сред­ством неяв­ной леги­ти­ми­за­ции само­на­зна­чен­ной верхушки.

Чтобы ком­му­ни­сти­че­ская группа могла при­вле­кать нович­ков, необ­хо­димо, чтобы в ней были руко­во­ди­тели, кото­рые спо­собны изла­гать основы марк­сист­ской тео­рии и раз­вен­чи­вать заблуж­де­ния това­ри­щей. Нович­кам необ­хо­димо зада­вать пись­мен­ные работы, лите­ра­тур­ные упраж­не­ния. По резуль­та­там таких работ будет отсе­каться бал­ласт в лице без­дель­ни­ков и бес­то­ло­чей. Пери­о­ди­че­ская работа с пер­во­ис­точ­ни­ками, твор­че­ский под­ход к рас­смот­ре­нию обо­зна­чен­ной про­блемы и стро­гая про­верка будут при­об­щать людей к науке и при­ви­вать искрен­ний инте­рес к науч­ному познанию.

К ошиб­кам нович­ков нужно под­хо­дить с педа­го­ги­че­ской кри­ти­кой. Оши­баться может каж­дый, но дело това­рища — вовремя ука­зать на ошибку. 

Ком­му­ни­сти­че­ские группы должны избав­ляться от излишне ярых «сто­рон­ни­ков», дея­тель­ность кото­рых состоит в основ­ном из про­слав­ле­ния вер­ного курса орга­ни­за­ции и вос­хва­ле­ния её лиде­ров. Такие сто­рон­ники сей­час совер­шенно бес­по­лезны. Они создают орга­ни­за­ции сек­тант­ский образ, чем, без­условно, только вредят.

IX

Истину можно найти только путём доб­ро­со­вест­ного и бес­ком­про­мисс­ного науч­ного иссле­до­ва­ния. Раз истина одна, то и иссле­до­ва­тели, если у них еди­ный и вер­ный метод, должны в итоге при­хо­дить к одним выво­дам. Если же выводы раз­ные и дис­кус­сия не может это изме­нить, то реше­ние обычно при­ни­мают боль­шин­ством голо­сов. Но это не метод науки, это лишь сред­ство ком­про­мисса со своим или чужим незнанием.

Поэтому науч­ные цен­тра­ли­сты про­воз­гла­шают основ­ным прин­ци­пом при­ня­тия реше­ний еди­но­гла­сие, а не мне­ние боль­шин­ства. Но навсе­гда отка­заться от голо­со­ва­ния невоз­можно. Голо­со­ва­нию нужно опре­де­лить место край­ней, чрез­вы­чай­ной, экс­трен­ной и вынуж­ден­ной меры. Его исполь­зо­ва­ние — это отступ­ле­ние от прин­ци­пов НЦ, но бывают обсто­я­тель­ства, оправ­ды­ва­ю­щие такое отступление. 

При­ня­тие реше­ний боль­шин­ством при­вле­кает своей лёг­ко­стью. Но плата за лёг­кость велика. Эта вынуж­ден­ная мера отрав­ляет дух това­ри­ще­ства. Про­иг­рав­шие в голо­со­ва­нии могут зата­ить обиду. Кто-​то оста­нется на про­иг­рав­шей пози­ции и дальше, но уже испод­тишка испол­няя реше­ния побе­ди­те­лей впол­силы. Кто-​то попы­та­ется вести фрак­ци­он­ную борьбу или сабо­таж. Дру­гие про­иг­рав­шие сло­ма­ются морально: посте­пенно они будут терять ини­ци­а­тиву, отвы­кать от борьбы за свою точку зрения.

А ведь про­иг­рав­шее мень­шин­ство могло быть право. Для такого мень­шин­ства тре­бо­ва­ние еди­но­гла­сия — это ещё и воз­мож­ность полу­чить три­буну, отсто­ять непо­пу­ляр­ную точку зре­ния, навя­зать дис­кус­сию и убе­дить боль­шин­ство в своей правоте.

Ком­му­ни­сты должны гово­рить на одном языке — на языке науки. Ком­му­нист обя­зан глу­боко пони­мать тео­ре­ти­че­скую основу своих идей. Основ­ные поло­же­ния должны быть утвер­ждены в про­грамме орга­ни­за­ции. Но и эти поло­же­ния — не догма, а руко­вод­ство к дей­ствию. Даже самая вер­ная про­грамма должна под­вер­гаться сомне­нию и зака­ляться под уда­рами критики. 

X

Нужно отли­чать прин­ципы управ­ле­ния от прин­ци­пов сов­мест­ной работы. Обсуж­де­ние важ­ных вопро­сов должно быть делом как можно более широ­кого круга участ­ни­ков орга­ни­за­ции, когда это воз­можно. Как бы умны и опытны ни были вожди, они не могут знать всего. Нельзя запре­щать дис­кус­сии, опросы мне­ний и кри­тику снизу. Это может предот­вра­тить ошибки и упу­ще­ния, пред­по­сылки кото­рых сверху могли быть про­сто не видны.

Нас, сто­рон­ни­ков НЦ, обви­няют в кон­стру­и­ро­ва­нии сект. Гово­рят, что НЦ обу­слав­ли­вает кон­сер­ва­цию и вырож­де­ние руко­во­дя­щей вер­хушки и не поз­во­ляет предот­вра­тить это выра­же­нием недо­ве­рия снизу. 

В этом утвер­жде­нии есть про­счёт. Борцы за «глас народа» исхо­дят из того, что про­блема все­гда в вер­хушке, что рыба гниёт с головы. Но вырож­де­ние может идти и «снизу», когда в дви­же­ние при­ни­мают кого попало. Обычно пере­рож­да­ется орга­ни­за­ция в целом, и вырож­де­ние вер­хушки кон­цен­три­рует и про­яв­ляет это общее вырождение.

Но мы не хотим заты­кать людям рот. Мы декла­ри­руем гла­вен­ство науки, а зна­чит, и то, что каж­дый ком­му­нист не только имеет право, но и обя­зан бороться за истину. Скры­вать несо­гла­сие недо­пу­стимо и пре­ступно. Сокры­тие несо­гла­сия — предательство. 

Если после дис­кус­сии и при­ня­тия реше­ния оста­ются несо­глас­ные, то они обя­заны выра­зить несо­гла­сие в пись­мен­ной форме, сопро­во­див доб­ро­со­вест­ным науч­ным обос­но­ва­нием своей пози­ции. С этим доку­мен­том нужно озна­ко­мить всю орга­ни­за­цию. Несо­глас­ные с при­ня­тым реше­нием и при этом созна­тельно не уве­дом­ля­ю­щие о своей пози­ции участ­ники должны быть исклю­чены. Такое пове­де­ние должно при­рав­ни­ваться к под­рыв­ной дея­тель­но­сти. Все про­ти­во­ре­чия должны решаться дис­кус­си­он­ным путём, не давая при­чин зату­шё­вы­вать раз­но­гла­сия, кото­рые со вре­ме­нем неиз­бежно при­ве­дут к созда­нию про­ти­во­бор­ству­ю­щих фракций.

Если кри­зис зашёл слиш­ком далеко и кри­тика изнутри невоз­можна, надо орга­ни­зо­ванно отде­ляться от руко­вод­ства и раз­ви­вать кри­тику извне. Как пра­вило, отде­ля­ются не люди, а группы, участ­ники кото­рых вме­сте рабо­тали, решали те или иные вопросы, а потому эти группы доста­точно спло­чены и орга­ни­зо­ваны для выхода.

Ядро может умень­шаться или уве­ли­чи­ваться отно­си­тельно раз­ме­ров орга­ни­за­ции. Малая струк­тура, перед кото­рой не стоят слож­ные задачи, может управ­ляться двумя-​тремя людьми. Когда орга­ни­за­ция рас­тёт, а работа услож­ня­ется, ядро нужно рас­ши­рить. В то же время нельзя сни­жать планку ком­пе­тент­но­сти ради управ­лен­че­ских соображений.

Авто­ри­тет ядра созда­ётся и под­твер­жда­ется прак­ти­кой, когда стра­те­ги­че­ские и так­ти­че­ские реше­ния ока­зы­ва­ются успеш­ными, когда рас­тет коли­че­ство и каче­ство пуб­ли­ци­стики. Чем серьёз­нее выдви­га­ются тре­бо­ва­ния к тео­ре­ти­че­скому уровню кан­ди­да­тов в орга­ни­за­цию, тем веро­ят­нее, что дей­ствия руко­вод­ства будут поняты и поддержаны.

НЦ-​организация суще­ствует в раз­ви­тии. Раз­ные вре­мена ста­вят раз­ные задачи. Мы не знаем точно, что ждёт нас в буду­щем, какие вызовы исто­рия бро­сит ком­му­ни­сти­че­скому движению. 

Но мы должны быть чест­ными перед собой: науч­ная истина — это наше самое вер­ное ору­жие, кото­рое мы больше нико­гда не должны выпус­кать из рук.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.