Последний «Московский процесс». Часть V

Последний «Московский процесс». Часть V
~ 202 мин

Новый этап процесса 

Период с 15 по 30 сен­тября 1992 года Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рос­сий­ской Феде­ра­ции цели­ком и пол­но­стью посвя­тил заслу­ши­ва­нию экс­пер­тов от каж­дой из сторон. 

Что же собой пред­став­ляло это действо? 

Ещё на началь­ном этапе мно­го­чис­лен­ные юри­сты, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­еся на раз­лич­ных отрас­лях права, состав­ляли свои экс­перт­ные заклю­че­ния по отдель­ным вопро­сам раз­би­ра­тель­ства. В уста­нов­лен­ные дни они при­хо­дили на засе­да­ние, вкратце пере­ска­зы­вали свои пред­ва­ри­тель­ные заклю­че­ния, после чего отве­чали на вопросы сто­рон и судей. Вопросы послед­них, к слову, сво­ди­лись к откро­вен­ному: «Мы не знаем, что решить, помо­гите». Отли­чие экс­пер­тов от сви­де­те­лей в дан­ном слу­чае состо­яло в том, что они должны были опе­ри­ро­вать как раз-​таки оцен­ками, могли сове­то­вать Суду и не должны были высту­пать по прин­ципу «я видел». 

Этап, на самом деле, довольно инте­рес­ный. Под­ни­ма­лись весьма про­бле­ма­тич­ные в том числе и для нашего вре­мени вопросы. Суще­ствует ли какая-​либо иерар­хия кон­сти­ту­ци­он­ных норм? Сама Кон­сти­ту­ция, без­условно, имеет выс­шую силу, а вот отдель­ные поло­же­ния? Можно ли нару­шить, напри­мер, права чело­века ради сохра­не­ния тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти? А право на сво­боду объ­еди­не­ний ради сохра­не­ния мно­го­об­ра­зия форм соб­ствен­но­сти? А наобо­рот? Ещё один инте­рес­ный вопрос, под­ни­мав­шийся в те дни: до какого пре­дела можно защи­щать Кон­сти­ту­цию? То есть должна ли эта защита сама под­чи­няться каким-​то пра­во­вым рам­кам, или выс­ший закон страны столь свя­ще­нен, что при его сохра­не­нии все сред­ства хороши? 

Или поста­новка про­блемы о «пре­зумп­ции невиновности/​виновности» для обще­ствен­ных орга­ни­за­ций. Из чего надо исхо­дить? Из того, что «вся­кая поли­ти­че­ская орга­ни­за­ция законна, пока не дока­зано обрат­ное», или из того, что «любой госу­дар­ствен­ный акт в этой сфере явля­ется закон­ным, пока не дока­зано обрат­ное»?1 Пред­ста­ви­тели демо­кра­ти­че­ской сто­роны и их экс­перты наста­и­вали на послед­нем. С высоты 2020 года мы можем их поздра­вить: в этом вопросе они победили.

Разу­ме­ется, в самой поста­новке ряда вопро­сов есть неко­то­рая наив­ность, но такое уж было то время. В связи с тем, что запад­ный мир был на подъ­ёме и не стал­ки­вался с ситу­а­цией, когда ему при­хо­ди­лось бы пока­зы­вать зубы все­рьёз, мно­гие люди думали, что «пра­во­вые» госу­дар­ства нико­гда этого не делают в прин­ципе. Мно­гие, но не все.

Вот вам «здо­ро­вый демо­кра­ти­че­ский праг­ма­тизм» из ста­тьи Миха­ила Карпова:

«От выступ­ле­ний экс­пер­тов на засе­да­ниях КС никто иного чем рутин­ное юри­ди­че­ское зануд­ство в прин­ципе не ожи­дал»2 .

Долой слож­ные вопросы — их жизнь решит.

Ещё одна акту­аль­ная на то время про­блема — неза­ре­ги­стри­ро­ван­ные поли­ти­че­ские орга­ни­за­ции и соб­ствен­ность. Законы тех лет поз­во­ляли любой пар­тии иметь соб­ствен­ность и при этом не быть юри­ди­че­ским лицом. Что фак­ти­че­ски было рав­но­значно при­зна­нию за ними этого ста­туса. И мно­же­ство, мно­же­ство было под­нято подоб­ных про­блем пере­ход­ного пери­ода, часть кото­рых и ныне не решена.

Из фак­ти­че­ских све­де­ний я бы отме­тил инфор­ма­цию о том, что вес­ной 1991 года, ещё до рас­пада СССР, РКП (я напомню — буду­щая КПРФ) гото­вила свой соб­ствен­ный, аль­тер­на­тив­ный закон о при­ва­ти­за­ции3 . Так назы­ва­е­мая «Про­грамма Воро­нина», ком­му­ни­сти­че­ская аль­тер­на­тива «500 дней». Сей­час они это пред­по­чи­тают не вспо­ми­нать, дабы не попасть под соб­ствен­ное клише «при­хва­ти­за­то­ров». Хотя, на наш взгляд, в дей­стви­тель­но­сти всё не так одно­значно, как может казаться. По край­ней мере, на дан­ном этапе нашего знания. 

Очень сложно судить о пра­виль­но­сти или оши­боч­но­сти стра­те­гии и так­тики тех или иных левых пар­тий тех лет, не отве­тив для начала на вопрос, имела ли «рестав­ра­ция соци­а­лизма» реаль­ные пер­спек­тивы или соб­ствен­ники при­шли «все­рьёз и надолго»? В пер­вом слу­чае про­ис­хо­дя­щее может быть ква­ли­фи­ци­ро­вано не иначе как пре­да­тель­ство, капи­ту­лян­ство. Во вто­ром слу­чае удел ком­му­ни­стов в те годы дей­стви­тельно был таков — отсту­пить, пере­груп­пи­ро­ваться, под­го­то­вить для себя луч­шую почву. Это зна­чило реально зани­маться фрон­том «нац­па­тов» для пово­рота реформ от МВФ и круп­ных соб­ствен­ни­ков к наци­о­наль­ному про­из­во­ди­телю и массе мел­ких соб­ствен­ни­ков. В таком слу­чае был смысл попы­таться рас­ко­лоть этот новый для пост­со­вет­ского про­стран­ства класс. В общем, всё как в стра­нах тре­тьего мира, опи­сы­ва­е­мых в совет­ской лите­ра­туре: «Ком­му­ни­сты высту­пают за демо­кра­ти­че­ский вари­ант реформ в инте­ре­сах боль­шин­ства, за демо­кра­ти­че­ский вари­ант аграр­ной реформы…»

К тому же ловили их и на более позор­ных вещах, чем про­ект пере­хода на рынок. И если лице­ме­рие по поводу ГКЧП ста­но­вится понят­ным только сей­час, в то время как в 1991 году КПРФ эту «аван­тюру» реши­тельно осу­дила, то неко­то­рые вещи всплыли уже тогда. Вот, например:

«ШАХРАЙ С. М. Вы сей­час и несколько ранее в выступ­ле­нии и в отве­тах на вопросы дали, я под­чёр­ки­ваю, в опре­де­лён­ном смысле нега­тив­ную оценку про­цес­сам суве­ре­ни­за­ции, про­цес­сам, есте­ственно, сепа­ра­тизма, здесь я Вас под­дер­жи­ваю, в связи с этим я хотел бы задать Вам вопрос.
В марте 1991 года на объ­еди­нён­ном пле­нуме ЦК и ЦКК Вы гово­рили сле­ду­ю­щее:
„Хоте­лось бы напом­нить, что рос­сий­ские ком­му­ни­сты все­гда высту­пали за суве­ре­ни­тет Рос­сии, можно ска­зать, сто­яли у исто­ков идеи“.
Счи­та­ете ли Вы тогда оши­боч­ной пози­цию ком­му­ни­стов?

ПОЛОЗ­КОВ И. К. Нет, нет и ещё раз нет. И сего­дня перед высо­ким Судом я под­чёр­ки­вал, что я лично голо­со­вал за Декла­ра­цию о суве­ре­ни­тете Рос­сии, а фрак­ция рос­сий­ских ком­му­ни­стов под­дер­жала Декла­ра­цию о суве­ре­ни­тете. Те двое, кото­рые про­го­ло­со­вали про­тив, по-​моему, и в пар­тии нико­гда не были, тем более во фрак­ции. То есть я нико­гда не при­да­вал нега­тив­ную оценку суве­ре­ни­тету.
Вспом­ните мою пред­вы­бор­ную про­грамму, когда я боролся за ман­дат Пред­се­да­теля Вер­хов­ного Совета Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Я, гото­вясь к Суду, её сей­час сопо­ста­вил. И в этом вопросе с Б. Н. Ель­ци­ным у нас ни строчки рас­хож­де­ний не най­дётся…»4

И после этого КПРФ имеет наг­лость устра­и­вать «тра­ур­ные хоро­воды» по поводу рас­пада СССР. Стыдно должно быть. И носить билет этой пар­тии, и защи­щать её пуб­лично. Тем более, что к сего­дняш­нему дню лжи ско­пи­лось так много, что они уже сами запу­та­лись — ком­му­ни­сты они или наци­о­на­ли­сты, оппо­зи­ция «его вели­че­ству» или «его вели­че­ства», они за рав­но­прав­ный Союз или за одну Рос­сию, что будет пра­вить всеми… 

Извест­ный скан­дал на этом этапе вызвало выступ­ле­ние при­гла­шён­ного ком­му­ни­стами в каче­стве экс­перта левого дис­си­дента Петра Михай­ло­вича Абовина-​Егидеса. Тот исполь­зо­вал суд как поли­ти­че­скую три­буну, не оста­вил без упрё­ков КПСС, но ярост­нее всего обру­шился на совре­мен­ную рос­сий­скую власть. В этом ему надо отдать долж­ное. Несмотря на то, что его «само­управ­ля­е­мый соци­а­лизм» более бли­зок к анархо-​коммунизму, основ­ное остриё своей кри­тики в эпоху 1990-​х он направ­лял именно на капи­та­лизм, а не на то, чтобы пинать трупы неко­гда отри­ну­тых им вождей. Вале­рий Зорь­кин при­знал све­де­ния экс­перта недей­стви­тель­ными, обос­но­вав это тем, что Еги­дес зло­упо­тре­бил сво­ими правами. 

Один из адво­ка­тов сразу же при­нялся по-​фарисейски откре­щи­ваться от соб­ствен­ного же сви­де­теля перед кор­ре­спон­ден­том НГ:

«…КС допу­стил гру­бую так­ти­че­скую ошибку, когда при­нял по поводу выступ­ле­ния Еги­деса спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное поста­нов­ле­ние, вме­сто того, чтобы выслу­шать его невоз­му­тимо, как чело­века не вполне здо­ро­вого и про­во­дить с три­буны без вся­ких ком­мен­та­риев»5 .

Верх цинизма, учи­ты­вая то, что за свои убеж­де­ния Пётр Михай­ло­вич в совет­ское время был дей­стви­тельно пока­ле­чен кара­тель­ной пси­хи­ат­рией. Даже Инна Мура­вьёва себе подоб­ного не поз­во­лила. Напро­тив: она вынуж­дена была при­знать Абовина-​Егидеса, наряду с несколь­кими пред­ста­ви­те­лями ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны (в основ­ном от РКРП), «послед­ним роман­ти­ком ком­му­низма»6 . Почему «даже» Муравьёва?

Потому что экс­перт Гулиев, кото­рый до пере­стройки писал книжки, пол­ные сла­во­сло­вия в адрес «вели­ких вождей», а после пере­мет­нулся на сто­рону «сво­боды и демо­кра­тии», был ею оце­нен высоко: и какой он сме­лый, и какой он умный, и какой он муже­ствен­ный…7 А вот выбрав­ший «непра­виль­ную» сто­рону Иван Осад­чий, чья науч­ная карьера пошла под откос из–за кон­фликта с одним из помощ­ни­ков Л. И. Бреж­нева, высту­пал не смело, не муже­ственно и не умно. Его выступ­ле­ние удо­сто­ено лишь пре­зри­тель­ного «семи­нар по исто­рии КПСС»8 9 . Так что Мура­вьёва не была дамой сен­ти­мен­таль­ной и похвала её доро­гого сто­ила: вовремя не пере­мет­нулся на пра­виль­ную сто­рону — ника­кая био­гра­фия, содер­жа­щая кон­фликты с вла­стью, не поможет.

И. П. Осад­чий упо­мя­нул ряд инте­рес­ных подроб­но­стей, свя­зан­ных с зарож­де­нием КП РСФСР и внут­ри­пар­тий­ной борь­бой внутри КПСС10 . Оста­вим здесь эту сноску для инте­ре­су­ю­щихся, но рас­кры­вать тему дальше не будем. Как, соб­ственно, и весь этот этап. Он затра­ги­вал весьма тон­кие вопросы юрис­пру­ден­ции, для ана­лиза кото­рых у автора не хва­тает ква­ли­фи­ка­ции, а фак­тов здесь не так много. Одно отме­тим — сами ком­му­ни­сты счи­тали этап экс­перт­ных оце­нок пол­но­стью выиг­ран­ным. И по коли­че­ству, и по каче­ству экс­перт­ных заклю­че­ний ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона была впе­реди, что зало­жило фун­да­мент для бла­го­при­ят­ного реше­ния Суда по целому ряду вопро­сов лега­ли­за­ции ком­пар­тии11 . На этом осо­бенно важно заост­рить вни­ма­ние, так как именно про­фес­си­о­налы сво­его дела, зна­ко­мые в том числе и с меж­ду­на­род­ной прак­ти­кой, в боль­шин­стве своём не нашли пово­дов отка­зать ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в суще­ство­ва­нии, хотя в тех усло­виях это могло ска­заться на их карьере и обще­ствен­ном признании.

Но что мы не можем про­пу­стить, так это рас­смот­ре­ние прессы за дан­ный период, а вкратце прой­дясь по круп­ней­шим госу­дар­ствен­ным СМИ, перей­дем к завер­ша­ю­щей и самой инте­рес­ной части всего про­цесса — опросу выс­ших долж­ност­ных лиц пар­тии и пра­ви­тель­ства. По край­ней мере, завер­ша­ю­щей для нас. Мы уже честно пре­ду­пре­ждали — пятого тома сте­но­грамм в нали­чии у нас нет, а шестой пред­став­ляет собой лишь сбор­ник документов.

Пока­за­ния сви­де­теля А. Воль­ского нами будут опу­щены из–за боль­ших объ­ё­мов гото­вого текста.

***

Мы уже гово­рили о том, что КП РСФСР поме­шала неле­галь­ной работе орга­нов КПСС в период запрета и отка­за­лась от защиты исто­ри­че­ского пути пар­тии, по сути став её могиль­щи­ком. Кстати, в октябре шла орга­ни­за­ци­он­ная под­го­товка к XX парт­кон­фе­рен­ции КПСС, кото­рая должна была пройти на неле­галь­ном поло­же­нии. Руко­вод­ство СПТ (партия–камуфляж КП РСФСР, она же для крат­ко­сти РКП) при­зы­вало воз­дер­жаться от уча­стия и не нару­шать закон12 . В это же время пред­ста­ви­тели рос­сий­ской ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии на суде тре­бо­вали «раз­гра­ни­че­ния ответ­ствен­но­сти субъ­ек­тов», напи­рая на то, что рос­сий­ская ком­пар­тия и все­со­юз­ная — орга­ни­за­ции раз­ные. Эта дорожка по итогу при­вела их к попытке пол­ной капи­ту­ля­ции. В сен­тябре ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона напи­сала Пре­зи­денту Б. Н. Ель­цину два откры­тых письма, в кото­рых рос­сий­ские ком­му­ни­сты пред­ла­гали «пойти на миро­вую» в обмен на отказ от воз­рож­де­ния обще­со­юз­ной пар­тии13 . Общий тон ста­тьи «Неза­ви­си­мой газеты» по этому поводу был бла­го­же­ла­тель­ный, автор как бы через каж­дый абзац наме­кает: «Ну раз­ре­шите уже им, иначе тюлькинско–анпиловские ради­калы пере­тя­нут к себе весь актив!» И тут можно было бы тоже всё све­сти к неод­но­знач­но­сти, как и в слу­чае с про­грам­мой при­ва­ти­за­ции. Что поде­лать — тяжело в част­но­стях без «бэк­гра­унда». Но ведь про­блема даже не в том, насколько воз­рож­де­ние КПСС как меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции было в то время осу­ще­ствимо без риска полу­чить репрес­сии от вла­стей каж­дой из рес­пуб­лик. Про­блема в том, что сейчас–то, в наши дни, они врут о своей пря­мой пре­ем­ствен­но­сти от КПСС. И ладно, если речь об идей­ном пре­ем­стве — в это уже никто не верит. Но в орга­ни­за­ци­он­ном плане они тоже ни разу не «закон­ные дети».

Боль­шую ана­ли­ти­че­скую ста­тью в «Неза­ви­си­мой газете» 15 сен­тября 1992 года выпу­стил Сер­гей Веде­неев14 . В ней он при­зы­вал Пре­зи­дента найти ком­про­мисс­ное реше­ние, так как обще­ство — рас­ко­лото, рей­тинг главы госу­дар­ства — падает, и хоть он «прав исто­ри­че­ски», но «не прав юри­ди­че­ски». Ком­му­ни­стов надо ско­рее инте­гри­ро­вать обратно в поли­ти­че­скую систему, люди должны чув­ство­вать «общ­ность» под сенью новой вла­сти и Кон­сти­ту­ции, где най­дётся место всем, даже коммунистам.

«Неза­ви­си­мая газета» 29 сен­тября 1992 сооб­щила о том, что Андрей Мака­ров полу­чил уни­зи­тель­ный штраф в 100 руб­лей за оскорб­ле­ние Суда, кото­рое допу­стил, при­ни­мая уча­стие в одной из пере­дач на ТВ15 . Правда, автор не уточ­няет, для кого именно уни­зи­тель­ный — для Суда или для Мака­рова. Нам сда­ётся, что для права в целом. Потому что за намёк на подоб­ное два участ­ника с ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны, адво­кат Ива­нов и депу­тат Сте­па­нов, «отле­тали» от про­цесса без лиш­них раз­го­во­ров. А пред­ста­ви­тель пре­зи­дента отде­лался тем, что лежало у него в кар­мане. Из сте­но­грамм про­цесса это место выре­зано, не оста­лось даже упо­ми­на­ний. И если «Неза­ви­си­мая газета» поз­во­лила кри­тику в адрес Андрея Мака­рова, мол, такое пове­де­ние недо­стойно адво­ката его уровня, то «Рос­сий­ская газета»… обви­нила во всём ком­му­ни­стов16 . Точ­нее, в слиш­ком жёст­кой реак­ции на это собы­тие. Ведь они осу­дили пове­де­ние оппо­нента и попро­сили собрать офи­ци­аль­ную пресс–группу Кон­сти­ту­ци­он­ного Суда, через кото­рую судьи сами бы могли осве­щать про­цесс, а не отда­вать дело на само­тёк жел­той прессы. Ужас­ный мораль­ный террор.

Конец сен­тября при­нёс один из круп­ней­ших поли­ти­че­ских скан­да­лов 1992 года. Вызван­ный в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд в каче­стве сви­де­теля Михаил Гор­ба­чёв отка­зался испол­нить свой граж­дан­ский долг и заявил, что в спек­так­лях не участ­вует. Исто­рия эта будет раз­во­ра­чи­ваться в октябре, когда в самом Суде уже нач­нут допра­ши­вать выс­ших долж­ност­ных лиц пар­тии и пра­ви­тель­ства, поэтому подроб­нее мы о ней рас­ска­жем в конце ста­тьи, где будет уже тра­ди­ци­он­ный, пла­но­вый обзор прессы. 

Но уже в конце сен­тября ситу­а­ция поста­вила Суд в щекот­ли­вое поло­же­ние. Что делать? Достав­лять в наруч­ни­ках? Штра­фо­вать? Выска­зы­ва­лись раз­ные идеи на этот счёт17 . Сам Гор­ба­чёв обос­но­вы­вал своё реше­ние тем, что суд — спек­такль, его цель — дать поли­ти­че­ские баллы каж­дой из сто­рон про­цесса, а он — себя ува­жает и в этом не участ­вует18 . Помимо этого Михаил Сер­ге­е­вич соста­вил откры­тое письмо, кото­рое Суд счёл для себя оскорбительным.

Рев­ни­тель  демо­кра­тии, глас­но­сти, нового мыш­ле­ния, «соци­а­ли­сти­че­ского пра­во­вого госу­дар­ства» и про­чей ерунды, сам в итоге поста­вил себя выше закона. Это обсто­я­тель­ство пре­красно соот­но­сится с пока­за­ни­ями одного из чле­нов ЦК, кото­рые мы при­во­дили в про­шлой части — Гор­ба­чёв имел авто­ри­тар­ный стиль управ­ле­ния, был волюн­та­ри­стом, не счи­тал нуж­ным ни с кем согла­со­вы­вать свои дей­ствия, и в его лице пар­тия создала себе нового «все­мо­гу­щего, все­зна­ю­щего и непо­гре­ши­мого вождя». На этот раз — послед­него. Такова реаль­ность ещё одного мифа о чело­веке, «пода­рив­шем Рос­сии сво­боду». Так пал глав­ный кумир пере­стро­еч­ной прессы19 . Как спра­вед­ливо сокру­шался Юрий Феофанов:

«Михаил Гор­ба­чёв взо­рвал не только про­цесс в Кон­сти­ту­ци­он­ном суде. На мой взгляд, он взо­рвал веру в то, что у нас когда–нибудь будет пра­во­вое госу­дар­ство. Если, конечно, его, Миха­ила Сер­ге­е­вича, не при­ве­дут «в суд в наруч­ни­ках». Увы, это невоз­можно по про­це­дуре Кон­сти­ту­ци­он­ного суда — у него пока нет Регла­мента. Да и вряд ли в Регла­менте КС будет такая мера. И не в ней в конеч­ном счёте дело. Дело в отно­ше­нии к пра­во­вому режиму чело­века, кото­рый этот режим широ­ко­ве­ща­тельно про­воз­гла­сил»20 .

А между тем все осталь­ные, кого та же пресса упорно запи­сы­вала в «неоста­ли­ни­сты», — Егор Лига­чёв, Иван Полоз­ков и т. д., — с охо­той отклик­ну­лись на вызов и не видели про­блемы в том, чтобы спу­ститься с вер­шин Полит­бюро на землю и пред­стать перед Судом21 . Но Юрий Фео­фа­нов на это вни­ма­ния не обратил.

Под шумок этой исто­рии, в Суд, без при­сут­ствия М. С. Гор­ба­чёва отка­зался явиться и вызван­ный сви­де­те­лем Вален­тин Фалин, быв­ший заве­ду­ю­щий Меж­ду­на­род­ным отде­лом ЦК КПСС22 . Именно этот отдел отве­чал за финан­си­ро­ва­ние миро­вого ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния и национально–освободительных дви­же­ний (по мне­нию про­цес­су­аль­ных про­тив­ни­ков — «тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций») по всему миру. Благо, Фалину и не особо нужно было являться. Имея хоро­ших дру­зей в ФРГ, он весьма опе­ра­тивно по при­гла­ше­нию СДПГ уехал жить в Гам­бург, где под про­тек­цией социал–демократов успешно скры­вался от рос­сий­ских вла­стей вплоть до 2000 года. Потом, правда, что–то изме­ни­лось, но мы уже обе­щали отдель­ную ста­тью по вопросу, так что не будем оста­нав­ли­ваться подробно.

Позна­ва­тельно для нас и интер­вью послед­него Пред­се­да­теля Вер­хов­ного Совета СССР Ана­то­лия Лукья­нова23 . Несмотря на то, что оно затра­ги­вает тему «Суда над КПСС» только вскользь, про­гнозы Ана­то­лия Ива­но­вича нельзя не при­знать инте­рес­ными. Тем более, что это очень зна­ко­вый памят­ник вре­мени. На дворе 1992 год, Лукья­нов сидит в «Мат­рос­ской тишине», нахо­дясь под след­ствием за пособ­ни­че­ство ГКЧП. Никто ещё не знает его судьбы и судьбы его соучаст­ни­ков. И вообще, насе­ле­ние впер­вые могло видеть и слы­шать своих вождей не как офи­ци­аль­ных лиц, а как про­стых пен­си­о­не­ров, как под­след­ствен­ных, как оппо­зи­ци­о­не­ров, чего раньше нельзя было себе пред­ста­вить. В этом был неко­то­рый роман­ти­че­ский флёр «пре­сле­ду­е­мо­сти», чем ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона вполне разумно поль­зо­ва­лась. Экс­клю­зив­ное интер­вью Лукья­нова,  во–первых, про­ры­вало инфор­ма­ци­он­ную бло­каду вокруг ком­му­ни­стов, во–вторых, из тюрем­ной камеры собы­тия виде­лись с иного ракурса.

Быв­ший Пред­се­да­тель Вер­хов­ного Совета СССР одно­значно заяв­лял, что власть дер­жала курс на реформы и даже такой ради­кал, как Андрей Саха­ров, был для неё рав­но­прав­ным парт­нё­ром, с кото­рым, несмотря на все кон­фликты, в конеч­ном счёте уда­ва­лось найти вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Но Лукья­нов реко­мен­до­вал всем поклон­ни­кам усоп­шего ака­де­мика при­смот­реться повни­ма­тель­нее к его лже­по­сле­до­ва­те­лям, кото­рые на деле извра­тили и пре­дали дело извест­ного пра­во­за­щит­ника. Для нашего совре­мен­ника трудно уви­деть в этом заяв­ле­нии вообще что–то опре­де­лён­ное, но для людей тех лет совер­шенно ясно было, что речь идёт о Б. Н. Ель­цине, сме­нив­шем Андрея Саха­рова в каче­стве лидера «Меж­ре­ги­о­наль­ной депу­тат­ской группы» и демо­кра­ти­че­ского дви­же­ния в целом. 

Ана­то­лий Лукья­нов также выра­зил уве­рен­ность в том, что от авто­ри­та­ризма и уже­сто­че­ния поли­ти­че­ской системы Рос­сию спа­сёт только силь­ный пар­ла­мент и ослаб­лен­ная пре­зи­дент­ская власть. Те, кто пред­ла­гают теку­щий состав пар­ла­мента — уже рос­сий­ского, а не все­со­юз­ного — рас­пу­стить, «объ­е­хать» через рефе­рен­дум и т. д., про­сто не ведают что тво­рят. Борис Ель­цин — чело­век, бес­ко­нечно далё­кий от демо­кра­тии. Те, кто тре­буют для про­ве­де­ния реформ «силь­ной пре­зи­дент­ской вла­сти с широ­кими пол­но­мо­чи­ями», кли­чут про­кля­тие на всю страну. Однако, надо при­знать, отлич­ное поли­ти­че­ское чутьё! Так оно и вышло. Про­сто мы забыли, нас заста­вили забыть, что 2000–е были не пере­хо­дом из «цар­ства сво­боды» в «цар­ство авто­ри­та­ризма», а лишь заме­ной  одной «силь­ной руки» другой.

Глав­ная цель вла­стей в «Деле КПСС» — выве­сти из строя един­ствен­ную реаль­ную оппо­зи­цию. Фор­ми­ру­ю­щи­еся пар­тии ещё слабы: неопытны, малы, неста­бильны. Только ком­му­ни­сты могли бы стать реаль­ной оппо­зи­цией «Демо­кра­ти­че­ской Рос­сии», но вот шутка — глав­ные демо­краты страны не нуж­да­ются в аль­тер­на­тив­ных мне­ниях. Дей­ствуют они в этом поли­ти­че­ском про­цессе над пар­тией по трём направлениям:

  1. Дис­кре­ди­та­ция для предот­вра­ще­ния кон­со­ли­да­ции ком­му­ни­сти­че­ских сил вокруг КПСС.
  2. Оття­ги­ва­ние вре­мени вступ­ле­ния ком­му­ни­стов в поли­ти­че­скую борьбу, дабы избе­жать кри­тики на наи­бо­лее остром этапе реформ.
  3. Запу­ги­ва­ние насе­ле­ния некой «красно–коричневой опас­но­стью». Якобы ход реформ рушат ком­му­ни­сты, замас­ки­ро­вав­ши­еся на всех постах. Это новая, бес­смыс­лен­ная и ничем не обос­но­ван­ная «охота на ведьм», жерт­вой кото­рой может стать каж­дый, кто когда–то имел партбилет.

Лукья­нов выра­зил боль­шой скеп­сис по поводу заяв­ле­ний о том, что ком­му­ни­сты не имеют буду­щего, ибо «мил­ли­оны моло­дых людей зай­мутся биз­не­сом» и будут с пре­зре­нием смот­реть на ста­ри­ков­ские догмы. Напро­тив, быв­ший Пред­се­да­тель Вер­хов­ного Совета СССР выра­зил уве­рен­ность, что соб­ствен­ни­ками ста­нет ничтож­ное мень­шин­ство моло­дежи, а осталь­ные, испив чашу капи­та­лизма до дна, в итоге вер­нутся к идеям отцов и дедов. Судьба ком­му­ни­сти­че­ских идей в Рос­сии — уже в руках сле­ду­ю­щих поко­ле­ний. На фоне тяги осталь­ных пар­тий­ных пен­си­о­не­ров к вос­ста­нов­ле­нию при­выч­ной ком­му­ни­сти­че­ской риту­а­ли­стики, за кото­рой более ничего не сто­яло, зву­чит прорицательски. 

Николай Иванович Рыжков

Про­шёл путь от мастера до дирек­тора «Урал­ма­ш­за­вода». Оттуда в сере­дине 70–х пере­шёл на работу в Гос­план. Член Полит­бюро ЦК КПСС, Пред­се­да­тель Совета Мини­стров СССР. После выхода на пен­сию в 1991 году бал­ло­ти­ро­вался на пост Пре­зи­дента РСФСР от КПСС и РКП (выборы про­ис­хо­дили ещё до авгу­стов­ских собы­тий), счи­тался глав­ным кон­ку­рен­том Б. Н. Ель­цина. При­вер­же­нец кон­цеп­ции «рыноч­ного соци­а­лизма», сто­рон­ник М. С. Гор­ба­чёва. После краха КПСС сотруд­ни­чал с национально-​патриотическими дви­же­ни­ями, но в партии-​наследницы КПСС не всту­пал. Ныне член Совета Феде­ра­ции. Был среди тех, кто в 2014 году дал Пре­зи­денту РФ раз­ре­ше­ние на исполь­зо­ва­ние Воору­жен­ных Сил за пре­де­лами страны. Беспартийный.

Быв­ший совет­ский пре­мьер начал с при­зна­ния, что в про­шлые вре­мена пар­тия и госу­дар­ство дей­стви­тельно состав­ляли един­ство. Это было зако­но­мер­ным ито­гом нали­чия у них оди­на­ко­вой гло­баль­ной цели и ситу­а­ции одно­пар­тий­но­сти в прин­ципе. Подоб­ное состо­я­ние вещей было закреп­лено зако­но­да­тельно, потому с точки зре­ния обоих субъ­ек­тов вос­при­ни­ма­лось как про­цесс есте­ствен­ный. Однако, как мини­мум в сфере хозяй­ствен­ного управ­ле­ния, нельзя гово­рить о про­стом оформ­ле­нии пар­тий­ных реше­ний через госу­дар­ствен­ные органы. По эко­но­ми­че­ским вопро­сам зача­стую были дис­кус­сии, и очень жёст­кие. Да, реше­ние Полит­бюро в конеч­ном счёте уже не обсуж­да­лось, но так было только до начала Пере­стройки. Отри­цать то, что пар­тия отка­зы­ва­лась от несвой­ствен­ных ей функ­ций за период реформ — отри­цать очевидное. 

Рыж­ков также пояс­нил очень важ­ный момент — реально Пере­стройка заро­ди­лась ещё при Андро­пове. Планы пере­вода эко­но­мики СССР на рыноч­ные рельсы начали раз­ра­ба­ты­ваться с санк­ции «рус­ского Дэн Сяо­пина» ещё в 1983 году. Нико­лай Ива­но­вич был одним из тех, кто гото­вил эти про­екты24 . Весьма любо­пыт­ное сви­де­тель­ство с учё­том того, что все эти меро­при­я­тия нам до сих пор известны лишь вот по таким лич­ным при­зна­ниям. Исто­ри­кам ещё пред­стоит уста­но­вить, насколько всё это соот­вет­ствует действительности. 

Пере­ход Совет­ского Союза к рыноч­ной эко­но­мике стал цен­траль­ной темой речи Рыж­кова. Он уве­ренно заявил, что «500 дней», «Шоко­вая тера­пия» и про­чие оппо­зи­ци­он­ные про­граммы пере­хода к рынку были бле­фом, при­зван­ным помочь демо­кра­там выиг­рать сию­ми­нут­ную поли­ти­че­скую борьбу. Они не рабо­тают и не будут рабо­тать. Это было понятно тогда, это тем более оче­видно сей­час. Луч­шее дока­за­тель­ство тому — вид за окном, где за черту бед­но­сти опу­сти­лось девять деся­тых насе­ле­ния, а хозяй­ствен­ная жизнь фак­ти­че­ски замерла. Хотя тут надо заме­тить, что Явлин­ский в то время хотел отме­же­ваться от дру­гих рефор­ма­то­ров в более «левую сторону». 

В то же время КПСС сто­яла за социально–ориентированную рыноч­ную эко­но­мику с силь­ным (40 % в руках госу­дар­ства25 ) госу­дар­ствен­ным регу­ли­ро­ва­нием. Пере­дача земли в част­ную соб­ствен­ность, по мне­нию Рыж­кова, вообще недо­пу­стима. Хотя на селе должны быть пред­став­лены все формы соб­ствен­но­сти, но земля не должна быть чьей–то — только обще­на­род­ной. Вообще совет­ский пре­мьер выра­зил сожа­ле­ние, что пере­стройка нача­лась не с сель­ского хозяй­ства. Так было бы пра­виль­нее26 . Это, кстати, такой про­зрач­ный намёк на опыт КНР. 

Ком­му­ни­сты, по мне­нию сви­де­теля, в целом не могут нести ответ­ствен­ность за теку­щее поло­же­ние страны, так как их вари­ант пере­хода к рынку про­сто не был реа­ли­зо­ван. Поло­же­ние страны к 1991 году было тяже­лым, но выход, пред­ла­га­е­мый вла­стями, помог бы пре­одо­леть ситу­а­цию с мень­шими жерт­вами. А сей­час, в силу запрета, они про­сто не имеют рыча­гов вли­я­ния на ход пре­об­ра­зо­ва­ний27

Соб­ственно говоря, Нико­лай Рыж­ков и в суде пока­зал себя тем самым ком­му­ни­стом, «кото­рый ничего не забыл, но ничему не научился». А реа­ли­за­цию про­граммы, выдви­га­е­мой гор­ба­чёв­ской фрак­цией, мы и сего­дня можем видеть в виде раз­лич­ных вари­а­ций «рыноч­ного соци­а­лизма». Та же КНР, кото­рой наш автор­ский кол­лек­тив уде­ляет много вни­ма­ния. «Соци­а­лизм с китай­ской спе­ци­фи­кой», «Заба­стовки с китай­ской спе­ци­фи­кой», «Нищета с китай­ской спе­ци­фи­кой» и наив­ная вера в то, что пар­тия, вобрав­шая в себя весь оли­гар­хат, когда–нибудь всё у них забе­рёт и вер­нётся к плану. Внеш­ний лоск высо­кого ВВП оку­пает реаль­ное соци­аль­ное нера­вен­ство в обще­стве, надо про­сто чуть-​чуть подо­ждать. «Про­из­во­ди­тель­ные силы не доросли». Это ли аль­тер­на­тива «ель­ци­низму»?

Согла­ша­тель в эко­но­мике, Рыж­ков и в поли­тике высту­пал с тех же пози­ций. Неуди­ви­тельно, что он на сего­дняш­ний день стал вер­ным вас­са­лом В. В. Путина в Совете Феде­ра­ции. Это зако­но­мер­ный итог карьеры любого социал-​реформиста — «прин­ци­пи­аль­ный» вопрос о соци­аль­ной ори­ен­ти­ро­ван­но­сти рынка рано или поздно пре­вра­ща­ется в прин­ци­пи­аль­ную защиту любого рынка. Уже в 1992 году Нико­лай Рыж­ков напи­рал на то, что «обще­ству нужно граж­дан­ское согла­сие», что «демо­кра­тия тер­пима даже к самым край­ним идеям». А чего стоит нази­да­тель­ная цитата из Алек­сандра Сол­же­ни­цына28 . Вот уж дей­стви­тельно морально–нравственный авто­ри­тет для ком­му­ни­ста! Одним сло­вом, Нико­лай Рыж­ков пока­зал себя уже пол­но­стью пере­ро­див­шимся гото­вым чле­ном КПРФ, кото­рый, правда, так в неё и не всту­пил. Или она не всту­пила в него? Как пока­зала после­ду­ю­щая поли­ти­че­ская карьера послед­него совет­ского пре­мьера — всё к луч­шему. Выше под­нялся. Неда­ром он особо отме­тил, что решился всту­пить в пар­тию только после XX съезда29 . Чело­век все­гда чуял конъ­юнк­туру. Ещё один «разо­ча­ро­вав­шийся шести­де­сят­ник во вла­сти», кото­рый ушёл «вправо». Уже тенденция.

Каса­тельно поли­ти­че­ской части обви­не­ний, Нико­лай Рыж­ков отри­цал, что сохра­не­ние за пар­тией ряда управ­ля­ю­щих функ­ций было наме­рен­ным нару­ше­нием. Он наста­и­вал на том, что отде­ле­ние пар­тии от госу­дар­ства — не декла­ра­ция. Это были реаль­ные шаги, кото­рые легко фик­си­ру­ются в доку­мен­тах всех уров­ней. Тот факт, что эти наме­ре­ния не были дове­дены до конца, имеет три при­чины — недо­ста­ток вре­мени, отсут­ствие чёт­кого регла­мента пере­дачи дел и сохра­ня­ю­ще­еся поло­же­ние КПСС как пра­вя­щей пар­тии30 . Хотя в про­цессе отве­тов на вопросы пре­зи­дент­ской сто­роны выяс­ни­лась инте­рес­ная деталь. В начале пере­стройки появи­лась спе­ци­аль­ная инструк­ция, запре­щав­шая прямо ссы­латься в госу­дар­ствен­ных актах на реше­ния ЦК КПСС, хотя реаль­ная прак­тика, конечно, их учи­ты­вала. Полу­ча­ется, вла­сти осо­зна­вали пра­во­вую опас­ность совер­ша­е­мого?31

В целом пре­зи­дент­ская линия атаки тут шла по баналь­ной, но от того довольно эффек­тив­ной схеме — будучи чле­ном Полит­бюро ЦК КПСС, Н. И. Рыж­ков про­во­дил поли­тику этой пар­тии на посту Совета мини­стров СССР. Не откро­ве­ние, но смот­ре­лось эффектно. Осо­бенно на фоне того, что чело­века сна­чала допра­ши­вали, а потом пока­зы­вали доку­мент, по кото­рому допра­ши­вают. И выхо­дили несо­сты­ковки, кото­рые можно было выста­вить в выгод­ном свете32 .

Нужно при­знать, что Рыж­ков совсем не дер­жал удар. Пред­се­да­тель Сов­мина был вынуж­ден при­знать, что МИД, КГБ и Мини­стер­ство обо­роны ему фак­ти­че­ски не под­чи­ня­лись. Эти струк­туры от ком­пар­тии отде­литься не успели. Он пытался объ­яс­нить, что Пре­зи­дент СССР и Гене­раль­ный Сек­ре­тарь ЦК КПСС до послед­него дня суще­ство­ва­ния госу­дар­ства — это одно и то же лицо. Все эти ведом­ства под­чи­ня­лись Гор­ба­чёву как Пре­зи­денту, а не как Ген­секу. Хотя по идее, кстати, должны были под­чи­няться ему — Н. И. Рыж­кову. Именно Сов­мин был выс­шей испол­ни­тель­ной вла­стью33 . Но пост Пре­зи­дента СССР был «при­леп­лен» к пра­во­вой системе Совет­ского Союза в связи с поли­ти­че­ским момен­том и без оглядки на такие «мелочи». По итогу функ­ции дуб­ли­ро­ва­лись. Чтобы избе­жать нега­тив­ных послед­ствий этого дуб­ли­ро­ва­ния, обоим руко­во­ди­те­лям было удоб­нее рабо­тать через Полит­бюро. Так про­сто быст­рее в реаль­ной прак­тике госу­дар­ствен­ного управления. 

Что Гор­ба­чёв, что Рыж­ков про­сто исполь­зо­вали пар­тий­ные струк­туры как свой слу­жеб­ный аппа­рат по госу­дар­ствен­ной службе. Сра­щи­ва­ние ли это пар­тии и госу­дар­ства? Да, но это всеми участ­ни­ками осо­зна­ва­лось как неесте­ствен­ная ситу­а­ция. И воз­можна она была только в силу новизны раз­де­ле­ния вла­стей, нало­жив­шейся на то, что глава госу­дар­ства и глава пра­вя­щей пар­тии — одно лицо34 . Егор Лига­чёв тоже об этом ска­жет. Ну вот как отли­чить одно от дру­гого, когда Заве­ду­ю­щий общим отде­лом ЦК КПСС стал Заве­ду­ю­щим общим отде­лом в аппа­рате Пре­зи­дента СССР с сохра­не­нием пар­тий­ной долж­но­сти? Если ты несёшь ему бумагу на под­пись как чело­веку из ЦК, но по пол­но­мо­чиям, свя­зан­ным с госу­дар­ствен­ной вла­стью, то что это? Пута­ница в дело­про­из­вод­стве или госу­дар­ствен­ное пре­ступ­ле­ние? 35 .

Зна­ете, что напи­сала газета «Изве­стия» от 2 октября 1992 года? Что Нико­лай Рыж­ков без­ого­во­рочно при­знал: Полит­бюро оста­ва­лось выс­шим управ­ля­ю­щим орга­ном страны вплоть до авгу­ста 1991 года, потому что «МИД вхо­дил в Сов­мин фор­мально, на деле Шевар­надзе выхо­дил напря­мую на Гор­ба­чёва»36 . То есть вся цепочка рас­суж­де­ний о том, что именно пре­зи­дент к тому вре­мени был гла­вой испол­ни­тель­ной вла­сти, что аппа­рат пар­тии был фак­ти­че­ски узур­пи­ро­ван гла­вой госу­дар­ства и т. д. — всё это про­пу­щено, всё это не имеет зна­че­ния. И вот этим пич­кали рядо­вого чита­теля, рас­ска­зы­вая про бес­при­страст­ность. И зна­ете, кто автор? Быв­ший член ЦК КПСС Отто Лацис, заслу­шан­ный в суде ранее. Это не про­сто слу­чай, когда жур­на­лист плохо сле­дил за про­ис­хо­дя­щим и уло­вил только то, что может сойти за сен­са­цию. Тут чело­век, даже если не был согла­сен с оцен­кой, пре­красно пони­мал смысл аргу­мен­та­ции сви­де­теля и всё равно опуб­ли­ко­вал подобное.

Все пони­мают, что жизнь слож­нее права, но право строго фор­ма­ли­зи­ро­вано. Потому оправ­да­ния были не так важны, как при­зна­ние факта. Как нам кажется, именно пока­за­ния Нико­лая Рыж­кова на самом деле могли опре­де­лить ту часть реше­ния Суда, кото­рая каса­лась выс­ших пар­тий­ных орга­нов. В прин­ципе, Рудин­ский, как юрист ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны, это под­твер­ждает. Рыж­ков к про­цессу был не готов и суще­ственно под­то­чил пози­ции пред­ста­ви­те­лей КПСС. Не только сво­ими отве­тами в Суде, но и сво­ими мему­а­рами, кото­рые поспе­шил напи­сать так, чтобы пред­стать «рыца­рем на белом коне». Книга эта была полна попу­лизма и кате­го­рич­ных оце­нок с плеча, кото­рые в зале суда и Нико­лаю Ива­но­вичу, и сто­роне в целом при­шлось как–то кор­рек­ти­ро­вать37 .

Каса­емо более низ­кого уровня управ­лен­че­ской струк­туры, совет­ский пре­мьер отме­тил ту вещь, о кото­рой, навер­ное, даже в наше время гово­рят очень мало. Хотя каза­лось бы, боль­шое должно видеться на рас­сто­я­нии. Про­блема раз­де­ле­ния пар­тии и госу­дар­ства сто­яла ещё и в дру­гой плос­ко­сти. В стране… банально не хва­тало зако­нов. Были инструк­ции, поста­нов­ле­ния, поло­же­ния, что–то дер­жа­лось на тра­ди­ции и нефор­маль­ных свя­зях. Но почти не было зако­нов. Пара­докс, но «парт­бю­ро­кра­тия» не любила бюро­кра­тию. Это создало неожи­дан­ный пра­во­вой вакуум, когда струк­туры, решав­шие вопросы на нефор­маль­ных свя­зях и силе тра­ди­ции, стали идти на дно. Они тянули за собой весь госу­дар­ствен­ный аппарат. 

Во–вторых, те же обл­ис­пол­комы зача­стую не имели соот­вет­ству­ю­щих мате­ри­аль­ных ресур­сов и кад­ров для при­ня­тия на себя управ­ле­ния реги­о­нами. Тре­бо­вать в такой ситу­а­ции от пар­тии «убрать руки немед­ленно!» — зна­чит наме­ренно обре­кать страну на мощ­ный управ­лен­че­ский кри­зис38 .

То же самое отно­си­тельно вопроса о сра­щи­ва­нии госу­дар­ствен­ной и пар­тий­ной соб­ствен­но­сти. Рыж­ков наста­и­вал на том, что даже в «ста­рые вре­мена», то есть при Бреж­неве, она была чётко раз­де­лена на всех уров­нях. От отдель­ного завода до все­со­юз­ного ведом­ства. Госу­дар­ство, от лица кото­рого упол­но­мо­чен дирек­тор завода, вла­деет заво­дом, а парт­ком — пишу­щей машин­кой в своем каби­нете. Пол­но­мо­чия завод­ского дирек­тора и парт­кома были также раз­де­лены в пользу пер­вого39 . Но тут демо­кра­там уда­лось осно­ва­тельно «взять за жабры» быв­шего Пре­мьера в том месте, где не уда­лось в своё время Н. С. Копанца. Пре­зи­дент­ская сто­рона напи­рала на то, что КПСС запус­кала руку в госу­дар­ствен­ный бюд­жет. Пред­ста­ви­тели ком­му­ни­стов это отри­цали, ссы­ла­ясь на офи­ци­аль­ный пар­тий­ный бюд­жет. Демо­краты заяв­ляли, что такие вещи,  как помощь зару­беж­ным ком­пар­тиям и национально–освободительным дви­же­ниям, по пар­тий­ным ведо­мо­стям нико­гда не про­хо­дили. Либо КПСС скры­вала доходы, либо деньги были госу­дар­ствен­ными. И то и дру­гое для ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны было плохо. Но вто­рое хуже всего. И Рыж­кова пой­мали на втором.

Как мы отме­чали раньше, вся инва­люта в СССР посту­пала в веде­ние госу­дар­ства. Если любая обще­ствен­ная орга­ни­за­ция, будь то «Все­со­юз­ное обще­ство охот­ни­ков» или ЦК КПСС, хотели её исполь­зо­вать для сде­лок за рубе­жом, они должны были вне­сти опре­де­лён­ное руб­лё­вое покры­тие. То есть как бы выку­пить её у госу­дар­ства. КПСС дей­ство­вала согласно этому порядку, а потому сред­ства на финан­си­ро­ва­ние меж­ду­на­род­ного ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния и не были преду­смот­рены в бюд­жете. Но покры­тие валют­ных рас­хо­дов в пользу госу­дар­ства в бюд­жете пар­тии тоже не было преду­смот­рено. Потому что КПСС… нико­гда не покры­вала запро­шен­ную инва­люту. Вот так вот — вплоть до 1991 года КПСС спон­си­ро­вала рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние во всём мире на наши налоги40 . Хотя этот аме­ри­кан­ский штамп смешно зву­чит в при­ло­же­нии к Совет­скому Союзу, но сама кон­струк­ция какая кра­си­вая! Удар был серьёз­ный и про­ти­во­по­ста­вить ему нечто серьез­ное Н. И. Рыж­ков не мог.

Каса­емо меж­на­ци­о­наль­ных отно­ше­ний, Пред­се­да­тель Сов­мина отме­тил инте­рес­ный факт: эко­но­ми­че­ская само­сто­я­тель­ность, кото­рую пла­ни­ро­вали предо­ста­вить союз­ным рес­пуб­ли­кам, была довольно гиб­кой. Она под­ра­зу­ме­вала суще­ствен­ную авто­но­мию рес­пуб­лик в реше­нии хозяй­ствен­ных вопро­сов при остав­ле­нии в руках цен­тра лишь несколь­ких «кар­кас­ных отрас­лей». Когда шла поли­ти­че­ская борьба, сто­рон­ники Ель­цина кри­чали, что этого мало. Сто­ило им полу­чить страну в свои руки — и реги­оны внутри самой Рос­сий­ской Феде­ра­ции больше и меч­тать о таком не могут41 . Более того, вла­сти СССР не были настро­ены, после литов­ского опыта, дер­жать кого–либо в составе госу­дар­ства. Были ого­во­рен­ные зако­ном про­це­дуры, поз­во­ляв­шие выйти из состава Союза. Этот про­цесс мог при­нять циви­ли­зо­ван­ные формы. В то время как Бело­веж­ские согла­ше­ния, кото­рые разом обру­шили весь меха­низм тер­ри­то­ри­аль­ного суве­ре­ни­тета еди­ного госу­дар­ства, дали старт войне всех про­тив всех за каж­дый кило­метр гра­ницы42 . Таким обра­зом, «раз­жи­га­ние меж­на­ци­о­наль­ной розни» — дело рук «побе­ди­те­лей», а не побеждённых.

Очень вол­ну­юще Рыж­ков рас­ска­зы­вал о своих впе­чат­ле­ниях от работы в Полит­бюро при Бреж­неве и при Гор­ба­чёве. Не лиш­ним было бы при­ве­сти отры­вок цели­ком. Бес­цен­ный источ­ник того, как изме­нялся стиль руко­вод­ства в стране:

«Я ино­гда участ­во­вал в Полит­бюро, будучи пер­вым заме­сти­те­лем Пред­се­да­теля Гос­плана. Когда отсут­ство­вал Пред­се­да­тель Гос­плана, меня вызы­вали по тем или иным вопро­сам. Я видел, что дела­лось в то время на Полит­бюро. Я ухо­дил все­гда раз­би­тый оттуда, потому что вопросы реша­лись за 15 минут, в основ­ном кив­ком головы, зна­чит, да, да, да, и на том всё кон­ча­лось. Поэтому мы, люди, кото­рые рабо­тали, гото­вили доку­менты, меся­цами сидели и пере­жи­вали, нам не только обидно, вообще непо­нятно было, как так легко, без обсуж­де­ния рас­смат­ри­ва­лись эти вопросы.
Совер­шенно дру­гая атмо­сфера была в 1985 году. Засе­да­ния Полит­бюро про­хо­дили не 30 минут, как было раньше, а по семь–восемь часов. И там выска­зы­ва­лись любые сооб­ра­же­ния, не счи­та­лись: Гор­ба­чёв это, Рыж­ков, Лига­чёв или кто–то дру­гой. Мы, как гово­рят, были равны там. И было очень много непри­ят­но­стей. Руко­при­клад­ства не было, вообще говоря, но близко около этого было. И были выра­же­ния, кото­рые сте­но­гра­фистки, по–видимому, не запи­сы­вали»43 .

Вот ещё очень при­ме­ча­тель­ная зари­совка из внут­ри­пар­тий­ных нра­вов, кото­рая харак­те­ри­зует не все­гда понят­ные нам, потом­кам, вза­и­мо­от­но­ше­ния в выс­ших орга­нах КПСС:

«Да, мы гово­рили, что мы идём к этому [упразд­не­нию руко­во­дя­щей роли КПСС в совет­ской кон­сти­ту­ции — В. П.], но в пар­тии суще­ство­вал поря­док, когда прин­ци­пи­аль­ные вопросы должны обсуж­даться на пле­нуме Цен­траль­ного Коми­тета пар­тии. Если бы только Полит­бюро вышло с пред­ло­же­нием убрать ста­тью 6, не пого­во­рив, не обсу­див этот вопрос на пле­нуме Цен­траль­ного Коми­тета пар­тии, я думаю, про­сто напро­сто такое Полит­бюро взяли бы и выгнали»44 .

Неко­то­рые све­де­ния были и о меж­ве­дом­ствен­ном лоб­бизме. Зна­чи­тель­ная часть доку­мен­тов, кото­рые после отмены «руко­во­дя­щей и направ­ля­ю­щей роли КПСС» про­дол­жали идти в ЦК — это «под­коп» со сто­роны отрас­ле­вых чинов­ни­ков под началь­ника. Эти люди про­сто при­выкли, что если их направ­ле­нию денег не дают, то можно пойти «попла­каться» в ЦК, а оттуда на началь­ника нада­вят. Рычаги для дав­ле­ния исчезли, а при­вычка писать в ЦК оста­лась45 .

О Гор­ба­чёве быв­ший Пред­се­да­тель Сов­мина отзы­вался довольно сдер­жанно, но даже он не мог не заме­тить стрем­ле­ние того к силь­ной, авто­ри­тар­ной вла­сти. Прак­ти­че­ски все транс­фор­ма­ции и смены госу­дар­ствен­ных постов М. С. Гор­ба­чё­вым, вплоть до Пре­зи­дента СССР, были свя­заны с попыт­ками ухва­титься за эту усколь­за­ю­щую, все­объ­ем­лю­щую власть. Но по итогу, чем больше Михаил Сер­ге­е­вич пытался удер­жаться, тем больше он рас­ша­ты­вал госу­дар­ствен­ный аппа­рат и запу­ты­вал власт­ные отно­ше­ния46

Внут­ри­пар­тий­ную реформу Рыж­ков не счи­тал навя­зан­ной пар­тий­ным вер­хам снизу. Напро­тив, в период с 1985 по 1989 год вер­хушка пар­тии «тянула» за собой «инерт­ную массу» и только в 1989 году можно было гово­рить о том, что про­цесс про­ни­зал все уровни пар­тий­ной струк­туры47 . Что каса­ется вопроса суще­ство­ва­ния парт­ко­мов на пред­при­я­тиях, то Н. И. Рыж­ков занял пози­цию, ана­ло­гич­ную мне­нию сви­де­теля Крюч­кова — парт­ком был ско­рее в зави­си­мо­сти от дирек­тора и не имел серьёз­ной вла­сти на пред­при­я­тии48 .

Владимир Иванович Долгих

Участ­ник Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, в пар­тии с 1942 года. Про­шёл путь от рядо­вого слу­жа­щего до дирек­тора Нориль­ского гор­но­ме­тал­лур­ги­че­ского ком­би­ната. Был сек­ре­та­рём Крас­но­яр­ского край­кома пар­тии. С 1972 по 1988 год — Сек­ре­тарь ЦК КПСС. С 1982 по 1988 год — кан­ди­дат в члены Полит­бюро ЦК КПСС. Депу­тат Вер­хов­ного Совета СССР, Депу­тат Вер­хов­ного Совета РСФСР. После рас­пада СССР с левыми поли­ти­че­скими силами не сопри­ка­сался, остался наём­ным управ­ля­ю­щим при новых акци­о­не­рах Нор­ни­келя. Был депу­та­том Госу­дар­ствен­ной Думы от фрак­ции «Еди­ная Рос­сия», член Совета Федерации.

Что объ­еди­няет био­гра­фии очень мно­гих «пере­беж­чи­ков» на сто­рону новой вла­сти, так это тот факт, что почти все они — пред­ста­ви­тели дирек­тор­ского кор­пуса. Когда–то подоб­ные «крас­ные дирек­тора» были глав­ным ресур­сом оппо­зи­ции в борьбе за «рестав­ра­цию». Но в 2000–е, с при­хо­дом В. В. Путина, про­изо­шло их при­ми­ре­ние с новыми поряд­ками и почти бес­по­во­рот­ное пре­вра­ще­ние в обыч­ных пра­вых консерваторов. 

Кстати, что весьма харак­терно — почти никто из «Семи­бан­кир­щины» серьёз­ных свя­зей с пар­тией не имел, но именно они стали глав­ными воро­ти­лами 1990–х. В это же время люди вроде Рыж­кова или Дол­гих оста­ва­лись лишь высо­ко­опла­чи­ва­е­мыми управ­лен­цами на службе новых хозяев жизни, но никак не само­сто­я­тель­ными бизнес–фигурами. Роль этих пен­си­о­не­ров в поли­тике тоже была не велика и сво­ди­лась в основ­ном к тому, чтобы высту­пать «сва­деб­ными гене­ра­лами» в бес­прав­ных рос­сий­ских пар­ла­мен­тах. Как внеш­няя демон­стра­ция пре­ем­ствен­но­сти. Потому раз­го­воры о «парт­бю­ро­кра­тах, став­ших капи­та­ли­стами», ждут не то что иссле­до­ва­теля, но хотя бы поста­новки самого вопроса с реаль­ными источ­ни­ками на руках.

Но это, ско­рее, мысли вслух. А тогда, в 1992 году, Дол­гих был чуть ли не самым ярост­ным апо­ло­ге­том совет­ской системы. На фоне буду­щей карьеры в «Еди­ной Рос­сии» его упрёки в сто­рону А. Яко­влева вызы­вают только горь­кую усмешку49 . Вы только поду­майте, этот кан­ди­дат в члены Полит­бюро ныне стал одно­пар­тий­цем Андрея Мака­рова, с кото­рым в 1992 году их раз­де­ляла «про­пасть».

Если о кон­кре­тике, то Дол­гих высту­пал отно­си­тельно недолго. Но зато он, как вете­ран пар­тии, один из немно­гих мог апел­ли­ро­вать к при­ме­рам хру­щёв­ской эпохи. И там тоже нахо­ди­лись слу­чаи, когда Сов­мин, если он не воз­глав­лялся Ген­се­ком, прямо шёл про­тив реше­ния Полит­бюро. Харак­тер вза­и­мо­от­но­ше­ний между пар­тией и гос­струк­ту­рами не носил дирек­тив­ного харак­тера, это все­гда была дого­во­рён­ность, в слу­чае кон­фликта инте­ре­сов — ком­про­мисс. «Сра­щи­ва­ния» пар­тии и госу­дар­ства, как мини­мум в виде того, что одна часть при­ка­зы­вает дру­гой — нико­гда и не было. Всё это выгля­дело иначе50 .

Очень инте­ресно уви­деть, кого быв­ший член ЦК КПСС винит в том, что совет­ская система подо­шла к кол­лапсу. Винов­ни­ков трое. Это неиз­жи­тый культ лич­но­сти Ста­лина, идео­ло­гия (!) и некие «тра­ди­ции». Но, конечно, не вся ком­му­ни­сти­че­ская идео­ло­гия, а только «фана­тич­ная» при­вер­жен­ность обще­ствен­ной форме соб­ствен­но­сти. Руко­вод­ство страны вино­вато в том, что не ввело рынок раньше, нахо­ди­лось в тис­ках «дог­ма­тизма» 51 . Более того, быв­ший кан­ди­дат в Полит­бюро вообще заявил, что достиг­ну­тые стра­ной за период соци­а­лизма дости­же­ния могли быть достиг­нуты и при мно­го­пар­тий­ной (!) системе52 . Инте­ресно было бы на самом деле узнать, на каком именно этапе у Вла­ди­мира Дол­гих и ему подоб­ных сфор­ми­ро­ва­лись подоб­ные взгляды. В Андро­пов­ское время, когда эти про­екты впер­вые стали тайно раз­ра­ба­ты­ваться? В «духоте» 1970–х? В отте­пель? В око­пах Вели­кой Оте­че­ствен­ной?.. Это дало бы нам больше дан­ных для того, чтобы деталь­нее про­сле­дить источ­ник их появления.

Но у нас есть дру­гое сви­де­тель­ство, не менее важ­ное. Борис Кура­швили задал про­сто отлич­ный, с точки зре­ния исто­рика, вопрос: а когда вы и дру­гие члены ЦК КПСС поняли, что речь идёт не о рефор­мах в рам­ках соци­а­лизма, а о смене строя? Дол­гих отве­тил вполне опре­де­лённо: в конце 1988 — начале 1989 года, когда из ЦК вывели 115 вете­ра­нов пар­тии и про­вели людей с улицы или, пусть и искрен­них, но совсем неопыт­ных людей «с земли». Отто Лацис, Гай­во­рон­ский, вот все эти люди… Тогда у остав­шихся от ста­рого состава в ЦК появи­лось чёт­кое ощу­ще­ние того, что пар­тию будут уби­рать пол­но­стью. Сле­ду­ю­щий вопрос Кура­швили тоже был уда­чен: пони­мала ли пар­тия, что коопе­ра­тивы — фак­ти­че­ское уза­ко­ни­ва­ние част­ного пред­при­ни­ма­тель­ства? Дол­гих отве­тил, что «мон­стры», где всего 5 чле­нов коопе­ра­тива и более 500 наём­ных работ­ни­ков — ано­ма­лия. Этого никто не преду­смат­ри­вал и не хотел. Правда, из самого диа­лога не ясно, пони­мали ли воз­мож­ные послед­ствия на ста­дии при­ня­тия или же осо­знали рыноч­ную при­роду создан­ного пост­фак­тум53 .

Вла­ди­мир Ива­но­вич также заявил в ответе на один из вопро­сов, что во время сво­его сек­ре­тар­ства счи­тал дис­си­ден­тов госу­дар­ствен­ными пре­ступ­ни­ками, нару­ши­те­лями Кон­сти­ту­ции СССР. Хотя он отда­вал себе отчёт, что и сама Кон­сти­ту­ция вопло­ща­ется в жизнь не иде­ально. Вопрос о них и их судьбе, по край­ней мере, на откры­тых засе­да­ниях Полит­бюро, не под­ни­мался, а при­сут­ство­вать на закры­тых ему не поз­во­лял ста­тус54 .

Егор Кузьмич Лигачёв

Выпуск­ник Мос­ков­ского авиа­ци­он­ного инсти­тута, инже­нер Ново­си­бир­ского авиа­ци­он­ного завода. Ком­со­моль­ский работ­ник, выпуск­ник Выс­шей пар­тий­ной школы при ЦК ВКП(б). С начала 1950–х пол­но­стью пере­хо­дит на пар­тий­ную работу, в основ­ном свя­зан­ную с идео­ло­ги­че­ским направ­ле­нием. В 1965–1983 гг. — пер­вый сек­ре­тарь Том­ского обкома КПСС. С 1983 года член ЦК КПСС, с 1985 — Полит­бюро. В 1990 году выве­ден из состава ЦК КПСС и Полит­бюро, снят со всех постов как про­тив­ник курса пере­стройки. В 1993–2013 гг. — член ЦК КПРФ. Кри­ти­ко­вал пар­тий­ные чистки внутри КПРФ.

Егор Лига­чёв, без пре­уве­ли­че­ния, одна из самых инте­рес­ных фигур того вре­мени. Один из отцов пере­стройки наряду с Гор­ба­чё­вым — он искренне верил, что стране нужны пере­мены к луч­шему, а име­ю­щийся строй далёк от иде­ала. Но ныне о нём в таком кон­тек­сте ста­ра­ются не вспо­ми­нать ни дру­зья, ни враги. Пер­вые — в силу того, что он отрёкся от тво­ре­ния рук своих. Вто­рые — из–за того, что в отли­чие от Гене­раль­ного сек­ре­таря и его при­спеш­ни­ков, кото­рые «осво­бож­да­лись от соци­а­ли­сти­че­ских иллю­зий», Лига­чёв про­дол­жал верить в «левый пово­рот» пере­стройки. Шутка ли, в 1989 году аме­ри­кан­ский сове­то­лог Сти­вен Кот­кин сво­зил Е. К. Лига­чёва в США, где тот про­чи­тал ряд пуб­лич­ных лек­ций о… науч­ном ком­му­низме55 . На фоне про­ис­хо­див­шего в стране и в мире тре­бо­ва­лось опре­де­лён­ное муже­ство, чтобы с уве­рен­но­стью заяв­лять — победа в конеч­ном счёте будет за нашими иде­ями. К слову, если верить книге «Предот­вра­щён­ный Арма­гед­дон», на самого Кот­кина «ком­му­ни­сти­че­ский орто­докс» про­из­вёл очень бла­го­при­ят­ное впе­чат­ле­ние и остался в его памяти как чело­век, искренне боле­ю­щий за дело социализма.

Чело­век, сто­яв­ший у исто­ков «живи­тель­ных пере­мен сво­боды слова», ста­нет глав­ным вра­гом либе­раль­ной прессы в послед­ние годы жизни СССР и заслу­жит себе славу «неоста­ли­ни­ста хуже Рома­нова». И это несмотря на то, что Егор Лига­чёв был в числе тех, кто голо­со­вал за отмену 6–й ста­тьи Кон­сти­ту­ции СССР56 , и, как пока­жут опуб­ли­ко­ван­ные доку­менты, одним из пер­вых высту­пал за то, чтобы рас­сек­ре­тить пла­чев­ное реаль­ное поло­же­ние СССР57 . По его мне­нию, страна должна была знать правду о финан­со­вом поло­же­нии, о раз­ду­том воен­ном бюд­жете, про ничтож­ность кото­рого врали раньше… Обо всём. Нако­нец, начи­на­тель анти­ал­ко­голь­ной кам­па­нии, именно Е. К. Лига­чёв про­дви­нет на поли­ти­че­ский олимп одного спо­соб­ного, но очень пью­щего сек­ре­таря гор­кома… Но самое глав­ное, что из всех высту­па­ю­щих в Суде только Е. К. Лига­чёв нашёл нуж­ным и пра­виль­ным ска­зать подоб­ные слова:

«Моя вина состоит в том, что я не исполь­зо­вал все воз­мож­но­сти для предот­вра­ще­ния пере­мены поли­ти­че­ского курса страны»58 .

Пресса вот уже несколько лет хотела, чтобы ей подали голову глав­ного «пар­тий­ного кон­сер­ва­тора». И вот, пресса ликует. Самый могу­ще­ствен­ный про­тив­ник пере­стройки в зале Суда. Не в наруч­ни­ках, но уже что–то.

Что отли­чает Егора Лига­чёва от мно­гих дея­те­лей что ЦК, что низо­вых струк­тур — это откро­вен­ность оце­нок. Боль­шин­ство высту­па­ю­щих то ли боя­лись, то ли разо­ча­ро­ва­лись окон­ча­тельно в преж­ней рито­рике, потому стре­ми­лись сгла­дить все углы. Лига­чёв упо­треб­лял слово «класс». Гово­рил не «новое мыш­ле­ние», а «реви­зи­о­низм»; рас­суж­дал не о «рефор­мах», а о «контр­ре­во­лю­ции», «бур­жу­аз­ной рестав­ра­ции» и т. д. При­чём это не был какой–то спе­ци­аль­ный блок его речи, эти слова не были как какой–то аргу­мент, одно про­из­не­се­ние кото­рого всё обос­но­вы­вало. Это часто бывает у наших совре­мен­ных левых, кото­рые вос­про­из­во­дят штампы из 1930–х, чтобы казаться идео­ло­ги­че­ски выве­рен­ными больше самого тов. Ста­лина. Напро­тив, эти тер­мины сами обос­но­вы­ва­лись по ходу выступ­ле­ния. Подоб­ные слова он упо­треб­лял легко и непри­нуж­дённо, что явно выда­вало их как неотъ­ем­ле­мую часть миро­воз­зре­ния этого чело­века. Алек­сандр Яко­влев, к при­меру, открыто при­зна­вал, что вообще отка­зы­ва­ется упо­треб­лять тер­мины «капи­та­лизм» и «соци­а­лизм»59 . Подоб­ная рито­рика делает честь Лига­чёву в гла­зах буду­щих после­до­ва­те­лей ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния, но под­во­дила совре­мен­ни­ков в плане инфор­ма­ци­он­ного осве­ще­ния. Никому уже не было инте­ресно, что именно он гово­рил. Юрий Фео­фа­нов и Сер­гей Пар­хо­менко на пару откро­венно пере­дёр­ги­вали его пока­за­ния и, накла­ды­вая на них его рито­рику, прямо ука­зы­вали: посмот­рите, он ведь даже ни в чём не пока­ялся ни разу! И таким раз­ре­шить суще­ство­вать дальше?60 Совсем дру­гое дело — люди вроде Рыж­кова. Пару раз можно «пнуть» в пуб­ли­ка­ции, что к рынку не пошли раньше, а в целом — пусть живут.

То же и по поводу теку­щего момента. Егор Лига­чёв не ходил вокруг да около, не зату­шё­вы­вал вопрос. При­чина теку­щих бед­ствий народа — не в том, что рынок вышел «не таким», что пре­об­ра­зо­ва­ния про­во­ди­лись «не так и не теми». При­чина в воз­врате к капи­та­лизму как тако­вому61 . Хотя тут сокрыта гро­мад­ная непо­сле­до­ва­тель­ность, выда­ю­щая неко­гда успеш­ного идео­ло­ги­че­ского работ­ника с голо­вой. При всей своей нетер­пи­мо­сти к капи­та­лизму, Егор Лига­чёв высту­пал за сме­шан­ную модель эко­но­мики, а если не играться обще­ство­вед­че­скими тер­ми­нами — раз­ре­ше­ние част­но­ка­пи­та­ли­сти­че­ской соб­ствен­но­сти. Сам быв­ший член ЦК заяв­лял, что дли­тель­ное время был прин­ци­пи­аль­ным про­тив­ни­ком даже этого, но под вли­я­нием хода собы­тий вынуж­ден был сдать пози­ции62 . Хотя модель его была всё–таки менее ради­кальна, чем иные — Лига­чёв рато­вал за кол­лек­тив­ную част­ную соб­ствен­ность, т. е. пере­дачу про­из­водств в руки самих сотруд­ни­ков. По сути, если Ста­лин пред­ла­гал «кол­хоз­ную коопе­ра­тив­ную соб­ствен­ность под­ни­мать до обще­на­род­ной», то Е. К. Лига­чёв пред­ла­гал «обще­на­род­ную опу­стить до коопе­ра­тив­ной»63 . Сам он харак­те­ри­зует свою пози­цию как «вве­де­ние товарно–денежных отно­ше­ний, но не рыноч­ных»64 . Хотя эко­но­ми­че­ские взгляды Е. К. Лига­чёва ещё нуж­да­ются в уточ­не­нии. Воз­можно, ска­зы­ва­лись обсто­я­тель­ства опроса. Когда вы дой­дёте до пока­за­ний Полоз­кова, то пой­мёте, о чем я говорю. Все они перед Судом были рыноч­ники, но что же они думали на самом деле?.. Всё–таки именно Лига­чёв счи­тался глав­ным про­тив­ни­ком нарож­да­ю­щихся коопе­ра­то­ров. Напри­мер, пре­сле­до­ва­ния одного из самых ста­рых и успешно лега­ли­зо­вав­шихся «тене­ви­ков» — Вадима Тума­нова, — свя­зы­вают с име­нем Егора Лигачёва. 

Далее. Помимо всего про­чего, Егор Кузь­мич тоже выра­зил под­держку ито­гам XX Съезда КПСС и счи­тал, что луч­шее в стране нача­лось именно с него65 . С точки зре­ния Лига­чёва пере­стройка вообще шла хорошо года до 1988–1989 при­мерно, а потом её уже сбили с пути демо­краты и «ново­мыш­ленцы»66 .

На вто­ром этапе пере­стройки наи­боль­шую опас­ность для страны пред­став­ляли наци­о­на­ли­сты всех мастей. А вот на пер­вом этапе, то есть когда пере­стройка шла «по пра­виль­ной линии», глав­ную опас­ность, по мне­нию Е. К. Лига­чёва, пред­став­ляли… сто­рон­ники воз­врата к вре­ме­нам культа лич­но­сти Ста­лина67 . Кстати, «реста­ли­ни­за­ция» по мне­нию быв­шего члена Полит­бюро, была наи­бо­лее веро­ятна при К. У. Чер­ненко. В том составе Полит­бюро все­рьёз обсуж­да­лись пере­оценка XX Съезда в целом, обрат­ные пере­име­но­ва­ния горо­дов (Вол­го­града в Ста­лин­град, Пермь в Моло­тов и т. д); вос­ста­нов­ле­ние в пар­тии, помимо Моло­това, также Кага­но­вича и Мален­кова68 . 

Чита­тель может остаться в недо­уме­нии, почему же Лига­чёв тогда «неоста­ли­нист», если был про­тив этого, но тут лар­чик откры­ва­ется про­сто — это газет­ный штамп. Как и «красно–коричневые», напри­мер. Чтобы быть запи­сан­ным в «ста­ли­ни­сты» надо было про­сто зани­мать пар­тий­ный пост и посметь кри­ти­ко­вать пере­стройку. Лиш­нее дока­за­тель­ство того, что либе­раль­ная обще­ствен­ность тех лет тре­бо­вала не про­сто «при­зна­ния базо­вых обще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей», а самого насто­я­щего еди­но­мыс­лия в духе това­рища Суслова.

Но тут есть спор­ный момент. Инна Мура­вьёва из «Рос­сий­ской газеты» пишет о том, что на засе­да­нии Суда Егор Лига­чёв сокру­шался: «Чер­ненко не оце­нили долж­ным обра­зом», — и что он, Чер­ненко, был луч­шей кан­ди­да­ту­рой в каче­стве нового вождя69 . Учи­ты­вая всё выше­из­ло­жен­ное — читать такое странно. То ли в сте­но­грамме чего–то нет, то ли автор решила при­укра­сить дей­стви­тель­ность. Как это так — глав­ный пар­тий­ный оппо­зи­ци­о­нер курсу пере­стройки и при этом не ста­ли­нист… К слову, в этой же ста­тье сто­рон­ним экс­пер­том выска­зана вер­сия о том, что краху СССР во мно­гом спо­соб­ство­вала «неф­тя­ная игла». А на дворе, однако, 1992 год! Так что не так уж эта вер­сия на самом деле и нова… Вопрос в том, сколько в ней истины.

Кстати, отно­си­тельно внут­ри­пар­тий­ной жизни весьма любо­пытно, что к «внут­рен­ним вра­гам КПСС» в самый послед­ний период пре­об­ра­зо­ва­ний Е. К. Лига­чёв все же при­чис­лял в первую голову наци­о­на­ли­стов и социал–демократов70 … А потом стал чле­ном ЦК КПРФ. Как гово­рится: «Окру­жён, но не сломлен!»

Совер­шенно свое­об­раз­ный взгляд он имел и на рас­ста­новку сил внутри пар­тии. В те вре­мена (да и в сего­дняш­ней исто­рио­гра­фии, чего уж) выде­ляли всего две про­ти­во­бор­ству­ю­щие внутри КПСС сто­роны — «рефор­ма­торы» и «кон­сер­ва­торы». Могиль­щики соци­а­ли­сти­че­ской системы и её защит­ники. Лига­чёв был про­тив такого под­хода. Он счи­тал «рефор­ма­то­рами» таких как он, то есть сто­рон­ни­ков соци­а­ли­сти­че­ского выбора на обнов­лён­ной основе. «Кон­сер­ва­то­рами» — сто­рон­ни­ков воз­врата к ста­лин­ским поряд­кам. А тех, кто стре­мился к демон­тажу соци­а­ли­сти­че­ской системы, Егор Кузь­мич обо­зна­чал как «лик­ви­да­то­ров»71 . Это не един­ствен­ная клас­си­фи­ка­ция, кото­рая про­зву­чит в зале. Борис Кура­швили в вопро­сах к Полоз­кову раз­де­лит КПСС на «сто­рон­ни­ков Горбачёва–Яковлева», «группу Рыж­кова» и «группу Лига­чёва»72 . При этом опра­ши­ва­е­мый никак на это не ста­нет возражать.

О Миха­иле Гор­ба­чёве сви­де­тель ото­звался как о чело­веке, кото­рый ценил кол­ле­ги­аль­ные прин­ципы руко­вод­ства только тогда, когда кол­лек­тив его под­дер­жи­вал. Как только он эту под­держку уте­рял, то ни о каком согла­со­ва­нии не могло быть и речи, осо­бенно когда он сосре­до­то­чил в своих руках всю госу­дар­ствен­ную и пар­тий­ную власть73 . Напри­мер, пол­но­цен­ные засе­да­ния Сек­ре­та­ри­ата пре­кра­ти­лись с сен­тября 1988 года. Вся работа была пере­не­сена в отделы ЦК. И такое нару­ше­ние устава КПСС (а Сек­ре­та­риат — устав­ный орган) Миха­и­лом Гор­ба­чё­вым допус­ка­лось не еди­но­жды74

В этом же году Егор Лига­чёв был сме­щён с поста 2–го Сек­ре­таря, что в нефор­маль­ной пар­тий­ной струк­туре ука­зы­вало на то, что он более не рас­смат­ри­ва­ется как вто­рой чело­век в пар­тии75 . Но я хотел бы обра­тить вни­ма­ние на то, что это вообще было. Только вду­май­тесь: одно время, в слу­чае какой–либо чрез­вы­чай­ной ситу­а­ции или вне­зап­ной болезни, «наслед­ни­ком» сво­его курса Михаил Гор­ба­чёв видел не Яко­влева, не Рыж­кова, а Лига­чёва! Момент, гово­ря­щий о том, как мало мы ещё пони­маем перестройку.

Судья Ведер­ни­ков, на осно­ва­нии запи­сей за весь период про­цесса, прямо спро­сил у Егора Кузь­мича: не сто­яла ли пар­тия на пороге нового культа лич­но­сти? Лига­чёв, дабы не под­став­лять пар­тию, отве­тил весьма уклон­чиво76 . Но при­знал по итогу, когда вопрос был задан Пред­се­да­те­лем Зорь­ки­ным. Власть Гор­ба­чёва потен­ци­ально была огром­ной — что на тот пере­ход­ный период могло быть выше сов­ме­ще­ния поста Гене­раль­ного Сек­ре­таря и Пре­зи­дента? Но Гор­ба­чёв попро­сту опоз­дал. Пара­лич вла­сти было уже не оста­но­вить. Как мини­мум — пра­во­выми мето­дами77 .

Про­блему сра­щи­ва­ния пар­тии и госу­дар­ства Егор Кузь­мич свя­зы­вал с моби­ли­за­ци­он­ным, воен­ным харак­те­ром совет­ской эко­но­мики. В пер­вое после­во­ен­ное время пар­тия коман­до­вала госу­дар­ством про­сто потому, что так быст­рее. Впо­след­ствии эту прак­тику посте­пенно начали сво­ра­чи­вать. Так что вопрос об отде­ле­нии пар­тии от госу­дар­ства не сва­лился в пере­стройку с неба — это был зако­но­мер­ный итог довольно дли­тель­ного про­цесса демон­тажа воен­ных мето­дов управ­ле­ния стра­ной, корни кото­рых тянутся ещё к граж­дан­ской войне. Напри­мер, в неко­то­рых обла­стях сов­мест­ные поста­нов­ле­ния пар­тии и орга­нов вла­сти не прак­ти­ко­ва­лись уже с 1970–х78 .

Также Егор Кузь­мич раз­вен­чал утвер­жде­ние о том, что «выс­шие лица пар­тии нико­гда не несли ответ­ствен­но­сти за свои пре­ступ­ле­ния». Якобы, это пока­зы­вает, что они были выше закона. Он пере­чис­лил целый ряд дел, по кото­рым выс­ших функ­ци­о­не­ров КПСС и чле­нов госу­дар­ствен­ных струк­тур пре­да­вали суду и дело дохо­дило и до смерт­ной казни. Немного шоки­ру­ю­щая откро­вен­ность из его уст по поводу кумира совре­мен­ных чинов­ни­ков от МВД — мини­стра Н. А. Щёло­кова. Егор Лига­чёв бро­сил как бы между делом, пере­чис­ляя извест­ные ему прецеденты:

«Я думаю, что такая судьба [рас­стрел — В. П.] была бы уго­то­вана и Щёло­кову, но он сам облег­чил это»79 .

Несмотря на то, что это был сам Егор Лига­чёв, пре­зи­дент­ская сто­рона неожи­данно не смогла предъ­явить ему ничего серьёз­ного. В отли­чие от того же Рыж­кова, напри­мер. Федо­тов вообще вёл линию для теле­ка­мер, а не для суда. Он как анти­кон­сти­ту­ци­он­ный факт пытался пред­ста­вить то, что пра­вя­щая пар­тия рас­став­ляет людей на госу­дар­ствен­ные посты. А в про­цессе рас­ста­новки, о ужас, руко­вод­ству­ется теми кри­те­ри­ями, кото­рые при­няты внутри дан­ной пар­тии80 . Лей­бо­ри­сты в Англии так, конечно, нико­гда не посту­пали. Вообще так никто не делает. Нико­гда. Только КПСС. Лига­чёв отве­чал непри­нуж­дённо, по–видимому, даже не осо­знав, что на него нападают.

Сер­гей Шахрай имел больше успе­хов, предъ­явив дока­за­тель­ства осу­ществ­ле­ния ряда госу­дар­ствен­ных функ­ций выс­шими орга­нами пар­тии81 . Ту же самую линию жал Андрей Мака­ров82 , так как какому органу, а вот Полит­бюро отвер­теться от госу­дар­ствен­ных дел было сложно. Рыж­ков, в прин­ципе, объ­яс­нял почему, но Суд это мало инте­ре­со­вало. В част­но­сти, Мака­ров вме­нял КПСС в вину созда­ние «бое­вых отря­дов» (име­лась в виду группа «Альфа») сразу после отмены 6–й ста­тьи, на что Лига­чёв даже вспы­лил, что прими они дей­стви­тельно актив­ные меры — всё закон­чи­лось бы иначе83 . На вопрос Судьи он под­твер­дил, что КПСС дей­ство­вала слиш­ком мягко и сле­до­вало бы при­нять более жёст­кие меры к оппо­зи­ции в стране и это спасло бы тысячи жиз­ней84 . Вообще Мака­ров избрал довольно инте­рес­ную так­тику — он ссы­лался на доку­менты, кото­рые ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона не могла пред­ва­ри­тельно посмот­реть, что созда­вало иде­аль­ные усло­вия, чтобы запу­тать сви­де­теля. Сам Лига­чёв, когда уже пост­фак­тум позна­ко­мился с частью из них, был изум­лён, что «отби­вался» в боль­шин­стве слу­чаев от доклад­ных запи­сок, не име­ю­щих реаль­ной силы, а не от кон­крет­ных поста­нов­ле­ний85 . Но смот­ре­лось очень эффектно, этого у А. Мака­рова не отнять.

Но опять–таки, здраво начи­ная, закан­чи­вали всё равно за упо­кой. Предъ­яв­ляли в вину КПСС, что она при­ни­мала внут­ри­пар­тий­ные реше­ния, направ­лен­ные на моби­ли­за­цию актива про­тив дей­ствий Меж­ре­ги­о­наль­ной Депу­тат­ской Группы. При­чём в отли­чие от осталь­ных при­ме­ров, реше­ние тут и вправду было внут­ри­пар­тий­ное, никак госу­дар­ствен­ных струк­тур не каса­ю­ще­еся. То есть даже борьба с поли­ти­че­скими про­тив­ни­ками ста­ви­лась в вину86 . Почему–то Сер­гей Шахрай хотел заста­вить Лига­чёва отве­чать за послед­ствия «малого рас­ку­ла­чи­ва­ния» 1950–х годов87 , хотя на тот момент моло­дой Егор Кузь­мич вообще рабо­тал в Ново­си­бир­ске на культурно-​просветительской работе ничем не при­ме­ча­тель­ным слу­жа­щим. И так было посто­янно. Пре­зи­дент­ская сто­рона хотела дока­зать всё и сразу, тратя время на фан­томы, а по итогу не дожи­мала там, где могла бы реально дожать, если бы не рас­пы­ляла силы.

Иван Кузьмич Полозков

Выпуск­ник Все­со­юз­ного заоч­ного социально–экономического инсти­тута, затем Выс­шей пар­тий­ной школы при ЦК КПСС. С 1958 по 1973 год — на ком­со­моль­ской и пар­тий­ной работе.  В 1973–1985 гг. — в аппа­рате ЦК КПСС. С 1985 по 1990 год — пер­вый сек­ре­тарь Крас­но­дар­ского край­кома КПСС. В послед­ние несколько меся­цев сов­ме­щал эту долж­ность с постом Пред­се­да­теля мест­ного Совета народ­ных депу­та­тов. В 1990 году бал­ло­ти­ро­вался на пост Пред­се­да­теля Вер­хов­ного Совета РСФСР, был глав­ным кон­ку­рен­том Б. Н. Ель­цина. В том же году избран пер­вым сек­ре­та­рем ново­об­ра­зо­ван­ной КП РСФСР. В авгу­сте 1991 оста­вил этот пост В. А. Куп­цову. В 1990–1993 гг. — депу­тат Вер­хов­ного Совета. Впо­след­ствии имел кон­такты с КПРФ, но в боль­шой поли­тике уча­стия не принимал.

Ещё один чело­век, заслу­жив­ший себе зва­ние убеж­дён­ного про­тив­ника пере­стройки и «пар­тий­ного кон­сер­ва­тора». Он, так же как и Егор Лига­чёв, отка­зался пере­смот­реть свои убеж­де­ния под вли­я­нием «нового мыш­ле­ния». Как и в слу­чае с Лига­чё­вым — каче­ство этих убеж­де­ний для нашего дня весьма дис­кус­си­онно. Напри­мер, И. К. Полоз­ков счи­тал, что соци­а­лизм вообще не может и не дол­жен быть одно­пар­тий­ным88 . Что такого осо­бен­ного отли­чало совет­скую систему в худ­шую сто­рону в срав­не­нии с мно­го­пар­тий­ными соци­а­ли­сти­че­скими стра­нами «народ­ной демо­кра­тии» — не ясно. Полоз­ков также выска­зал мысль о том, что «капи­та­лизм не тож­де­стве­нен рынку» и нет ника­кого про­ти­во­ре­чия в том, что Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия высту­пала за рынок и при­ва­ти­за­цию. И вообще, можно было бы создать рыноч­ную модель, исклю­ча­ю­щую без­ра­бо­тицу89 . Иван Кузь­мич неод­но­кратно выска­зы­вался за пол­ную сво­боду част­ной ини­ци­а­тивы, для кото­рой регу­ли­ру­е­мый рынок дол­жен быть лишь пере­ход­ным пери­о­дом90 . Впро­чем, реаль­ный смысл, вкла­ды­ва­е­мый раз­лич­ными чле­нами КПСС в слово «соци­а­лизм», это вообще отдель­ный боль­ной вопрос… Как и то, можно ли тут отде­лить правду от так­ти­че­ского хода во имя победы на процессе. 

При всех выше­пе­ре­чис­лен­ных взгля­дах, в декабре 1990 года, в част­ной записке для Полит­бюро ЦК КПСС, всё тот же Полоз­ков будет оце­ни­вать воз­мож­ность раз­ре­ше­ния купли–продажи земли как «воз­рож­де­ние поме­щи­чьего зем­ле­вла­де­ния»91 . Вот ещё, из про­то­кола засе­да­ния Полит­бюро ЦК КПСС от 16 ноября 1990 года:

«… коопе­ра­цию надо запре­тить, опас­ность граж­дан­ской войны именно в ново­яв­лен­ных бур­жуа… поса­дить дру­гих людей на сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, чтобы пре­кра­тили хули­га­нить… возь­мите самого хоро­шего гене­рала или адми­рала, чтобы он взял в руки адми­ни­стра­тив­ные органы»92 .

И всё это — тот же Иван Кузь­мич Полоз­ков. Так где же он насто­я­щий? Ещё более инте­ресно, что Михаил Гор­ба­чёв, при­сут­ству­ю­щий на засе­да­нии, согла­ша­ется в общих чер­тах с этими мерами и уве­ряет, что на теле­ви­де­нии уже есть перемены.

Обы­ва­телю тех лет Полоз­ков был изве­стен как «пугало», кото­рым пресса пугала сомне­ва­ю­щихся в необ­хо­ди­мо­сти пере­мен. В каком–то смысле, выби­рая его лиде­ром КП РСФСР, наи­бо­лее кон­сер­ва­тив­ная (на тот момент) часть КПСС не только бро­сала вызов обще­ствен­ному мне­нию, но и недву­смыс­ленно заяв­ляла о своем мне­нии отно­си­тельно про­ис­хо­дя­щих про­цес­сов. Это было важно в усло­виях, когда ника­ких про­грамм­ных и устав­ных доку­мен­тов ещё не было состав­лено. Хотя, что самое забав­ное — сам И. К. Полоз­ков высту­пал про­тив созда­ния рос­сий­ской ком­пар­тии, ибо до послед­него «не хотел рас­ка­лы­вать» КПСС93 . Всё–таки люди, кото­рые его на этот пост поса­дили, оце­ни­вали вещи более трезво. Поли­тика Гор­ба­чёва не только вела страну в про­пасть, но и поз­во­ляла ассо­ци­и­ро­вать все поли­ти­че­ские про­махи с пар­тией. Внут­ри­пар­тий­ная оппо­зи­ция, напро­тив, ско­рее опоз­дала с рас­ко­лом. Егор Лига­чёв в этом плане, кстати, был даль­но­вид­нее. Он на том же сове­ща­нии выска­зался «за». 

Лек­си­кон И. К. Полоз­кова был срав­ним ско­рее с тем, что исполь­зо­вал Нико­лай Рыж­ков, нежели Лига­чёв. Иван Кузь­мич гово­рил о рынке, о «наци­о­наль­ном мире в труд­ное время» и плю­ра­лизме94 . Полоз­ков дошёл даже до того, что самого Б. Н. Ель­цина с этими Ука­зами «под­ста­вила» его команда95 . Но если те его слова на закры­тых засе­да­ниях Полит­бюро — правда, то перед нами не «рене­гат», а даже ещё более хит­рый,  чем Лига­чёв, про­тив­ник перестройки. 

Пер­вый руко­во­ди­тель рос­сий­ской ком­пар­тии акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние на том, что ещё на XXVII Съезде пар­тии был при­нят новый Устав, в кото­ром был пункт 7, прямо запре­ща­ю­щий пар­тий­ным орга­нам под­мену дея­тель­но­сти иных орга­ни­за­ций96 . Конечно же, с соблю­де­нием было всё не так гладко, но сам факт, что ещё в 1986 году об этом заду­ма­лись все­рьёз, ясно пока­зы­вает, что раз­гра­ни­че­ние дея­тель­но­сти пар­тии и госу­дар­ства не есть про­цесс, запу­щен­ный «дав­ле­нием извне». В 1986 году поли­ти­че­ской моно­по­лии КПСС ничто не угро­жало и, тем не менее, она пред­при­ни­мала шаги в этом направлении.

По вопросу о поло­же­ниях, поз­во­ляв­ших пар­тий­ным орга­нам кон­тро­ли­ро­вать дей­ствия мест­ных адми­ни­стра­ций, госу­дар­ствен­ных орга­нов и пред­при­я­тий, Иван Полоз­ков пояс­нил, что в них были преду­смот­рены меха­низмы, не поз­во­ля­ю­щие этому кон­тролю пере­хо­дить в пря­мую под­мену97 . Вза­и­мо­дей­ствие пар­тии и пред­при­я­тий на кра­е­вом уровне часто сво­ди­лось и к тому, что пар­тии при­хо­ди­лось давить на «хозяй­ствен­ни­ков», чтобы те актив­нее зани­ма­лись соци­аль­ной сфе­рой98 .

Ком­мен­ти­руя дея­тель­ность Миха­ила Гор­ба­чёва, сви­де­тель пояс­нил, что быв­ший Ген­сек, заняв пост Пре­зи­дента, фак­ти­че­ски захва­тил аппа­рат ЦК КПСС, пре­вра­тив его в аппа­рат Пре­зи­дента СССР. Этим он, во–первых, создал види­мость кон­троля со сто­роны пар­тии за всеми госу­дар­ствен­ными делами, во–вторых, дез­ор­га­ни­зо­вал пар­тий­ную работу, в–третьих, захва­тил иму­ще­ство, сфор­ми­ро­ван­ное на пар­тий­ные деньги99

Более всего из внут­ри­пар­тий­ных дел Иван Кузь­мич уде­лил вни­ма­ние вопросу созда­ния рос­сий­ской ком­пар­тии. Тот, кто захо­чет впо­след­ствии взяться за напи­са­ние исто­рии КПРФ, не дол­жен про­хо­дить мимо этих сви­де­тельств. В прин­ципе, нам сей­час важно отме­тить, что РКП была обра­зо­вана, во–первых, вопреки затя­ги­ва­нию этого реше­ния в выс­ших пар­тий­ных орга­нах, во–вторых, при колос­саль­ной ини­ци­а­тиве людей с мест, в–третьих, как оппо­зи­ци­он­ная пар­тия100 . Послед­нее заяв­ле­ние может пока­заться какой–то дико­стью, но на самом деле это так. КПСС оста­ва­лась пра­вя­щей пар­тией в рам­ках обще­со­юз­ных орга­нов, однако РСФСР уже при­няла Декла­ра­цию о суве­ре­ни­тете. Боль­шин­ство в Вер­хов­ном Совете РФ и его непо­сред­ствен­ный пред­се­да­тель КПСС поки­нули и, ска­жем так, были к ней более чем враж­дебны. В этих усло­виях ста­тус КП РСФСР иначе как «оппо­зи­ци­он­ная пар­тия» и не опре­де­лить. Даже пар­тий­ные СМИ, при­над­ле­жав­шие «стар­шему брату», ста­ра­лись замал­чи­вать дея­тель­ность нового рес­пуб­ли­кан­ского отде­ле­ния101 .

Шахрай, правда, поспо­рил. Но он опи­рался на фор­маль­ный при­знак пар­тий­ной при­над­леж­но­сти. Фор­мально в Вер­хов­ном Совете дей­стви­тельно все были ещё ком­му­ни­сты, но какого было их каче­ство и жела­ние про­во­дить пар­тий­ную линию? На деле ситу­а­ция меня­лась стре­ми­тельно, месяцы рав­ня­лись годам, и начав «за здра­вие» в 1990 году, РКП уже в 1991 закан­чи­вала «за упо­кой» в каче­стве оппозиции. 

Сер­гей Михай­ло­вич, кстати, не без зави­сти отме­тил дея­тель­ность ана­ли­ти­че­ского цен­тра КП РСФСР, кото­рый был создан ком­му­ни­стами для изу­че­ния дру­гих рос­сий­ских пар­тий. Полоз­ков, правда, его суще­ство­ва­ние не при­знал. Но по инфор­ма­ции пред­ста­ви­теля пре­зи­дент­ской сто­роны Центр этот был и кури­ро­вал его член Полит­бюро КП РСФСР Ген­на­дий Зюга­нов102

Нево­об­ра­зимо кра­сиво поса­дил дан­ного сви­де­теля в лужу Михаил Федо­тов. Серией вопро­сов он сна­чала вывел Ивана Кузь­мича на то, что Крас­но­дар­ский край­ком не был какой–то отдель­ной, авто­ном­ной от пар­тии орга­ни­за­цией. Полоз­ков, что назы­ва­ется, «клю­нул» и охотно сви­де­тель­ство­вал об этом. Потом те же самые вопросы пред­ста­ви­тель пре­зи­дента задал по поводу поло­же­ния КП РСФСР отно­си­тельно КПСС. Тут ловушка захлоп­ну­лась103 . Конечно, Федо­тов подо­шёл со сто­роны голого фор­ма­лизма, но нельзя не отме­тить изящ­ность. Даже читая сте­но­грамму, не подо­зре­ва­ешь об ударе, хотя со сто­роны, в тек­сто­вом вари­анте и со всем необ­хо­ди­мым послезна­нием, ту или иную «линию» обычно сразу видно. 

Вообще Миха­илу Федо­тову мы должны быть бла­го­дарны тем, что он вскрыл такие сто­роны работы КП РСФСР, кото­рые застав­ляют посмот­реть на неё с иной сто­роны, а на самого И. К. Полоз­кова — как на далеко не самого «капи­ту­лянт­ского» левого поли­тика. Во–первых, внут­ри­пар­тий­ные доку­менты РКП, захва­чен­ные пре­зи­дент­скими струк­ту­рами в дни путча, пока­зали, что ком­му­ни­сты в борьбе с «Демо­кра­ти­че­ской Рос­сией» рас­счи­ты­вали дей­ство­вать, ска­жем так, «вне­пар­ла­мент­скими мето­дами»104 . Упре­кать их за это сложно, потому что «Демо­кра­ти­че­ская Рос­сия» заду­шила их пер­вой и тоже отнюдь не побе­дой на выборах.

А вот этот доку­мент, извест­ный нам только в пере­сказе Федо­това, надо цити­ро­вать пол­но­стью. Уди­ви­тельно, но лидер РКП даже не стал отри­цать его суще­ство­ва­ние и содер­жа­ние. Только отме­тил, что под­пись «Срочно для руко­вод­ства» и адре­саты — ещё ничего не значит.

«…необ­хо­димо под­чёр­ки­вать, что исчез­но­ве­ние про­дук­тов из мага­зи­нов про­изо­шло после при­ня­тия Вер­хов­ным Сове­том про­граммы «500 дней»; гово­рится, что необ­хо­димо исполь­зо­вать лозунги: раз­ру­ше­ние сло­жив­ше­гося хозяй­ствен­ного меха­низма — это голод, курс сепа­ра­тизма — это дорога к граж­дан­ской войне, про­па­ганда анти­со­ве­тизма и анти­ком­му­низма — это под­стре­ка­тель­ство к мас­со­вым убий­ствам, капи­та­ли­за­ция страны — это дорога к фашист­ской дик­та­туре, пре­ступ­ной мафии. В печати сле­дует давать мате­ри­алы об ужа­сах мас­со­вого голода в Рос­сии в 20–е годы и дру­гих послед­ствиях граж­дан­ской войны. Воз­можно исполь­зо­ва­ние мате­ри­а­лов о граж­дан­ской войне в Ливане и анти­ком­му­ни­сти­че­ском тер­роре в Индо­не­зии. Рефре­ном выступ­ле­ний депутатов–коммунистов должны стать темы: если не оста­но­вить демо­кра­тов, нас ждут ужасы граж­дан­ской войны, голода, фашист­ской дик­та­туры. Попу­сти­тель­ство дея­тель­но­сти демо­кра­тов — это пре­ступ­ле­ние и т. д.»105

Ещё одно откры­тие, это спи­сок пред­по­ла­га­е­мых союз­ни­ков КП РСФСР в поли­ти­че­ской борьбе. Тоже из внут­ри­пар­тий­ного доку­мен­то­обо­рота. Честно говоря, спи­сок удив­ляет. Одно дело «широ­ко­пат­ри­о­ти­че­ские» орга­ни­за­ции и более–менее тра­ди­ци­он­ные левые пар­тии и дви­же­ния. Но ведь в нём есть «Марк­сист­ская рабо­чая пар­тия» (пио­неры неомень­ше­визма в Рос­сии) и «Пар­тия дик­та­туры про­ле­та­ри­ата»106 . Послед­няя начала функ­ци­о­ни­ро­вать ещё на неле­галь­ном поло­же­нии, под прес­сом КГБ. Инте­рес­ное сви­де­тель­ство, что офи­ци­оз­ная ком­пар­тия в поиске союз­ни­ков про­тив рестав­ра­ции капи­та­лизма при­гля­ды­ва­лась к левому дис­си­дент­ству. Смот­рели ли на неё с дру­гой стороны?..

Сюда же мы можем отне­сти весьма пря­мо­ли­ней­ный сов­мест­ный доку­мент КПСС и КП РСФСР о том, что закон о депар­ти­за­ции в сило­вых струк­ту­рах «лучше не выпол­нять», а в слу­чае «нажима» — идти на кон­фликт. Потому что сило­вые струк­туры пар­тии ещё могли при­го­дится в реша­ю­щий момент107 .

Александр Сергеевич Дзасохов

Выпуск­ник Северо-​Кавказского горно-​металлургического инсти­тута. С 1958 года в орга­нах ЦК ВЛКСМ. Делал карьеру по ком­со­моль­ской линии, а также в совет­ских меж­ду­на­род­ных обще­ствен­ных орга­ни­за­циях. В 1986 году был назна­чен Чрез­вы­чай­ным и пол­но­моч­ным послом в Сирий­ской рес­пуб­лике. В 1988 году избран пер­вым сек­ре­та­рем Северо–Осетинского обкома КПСС, зани­мал эту долж­ность до 1990 года. В 1989–1991 гг. — депу­тат Вер­хов­ного Совета СССР. С июня 1990 года и по август 1991 — член ЦК КПСС и Полит­бюро. В послед­ствии не всту­пал офи­ци­ально ни в какие левые пар­тии, два­жды изби­рался в Госу­дар­ствен­ную думу Рос­сий­ской Феде­ра­ции, зани­мал пост пре­зи­дента рес­пуб­лики Север­ная Осе­тия. С 2005 и до 2010 года — член Совета Федерации.

Алек­сандр Дза­со­хов, наряду с Нико­лаем Рыж­ко­вым и Вла­ди­ми­ром Дол­гих, может быть смело при­чис­лен к тому кругу людей, кото­рые спо­койно поме­няли пар­тий­ные билеты на карьеру при новом режиме. К Дза­со­хову это при­ме­нимо даже более, чем к кому–либо. В выс­ших орга­нах КПСС про­ра­бо­тал совсем чуть–чуть, после раз­вала СССР слиш­ком громко себя не про­яв­лял. Так, неболь­шая «фронда» в период «Крас­ной Думы», но не более. Как итог — ста­биль­ная поли­ти­че­ская карьера, не омра­чён­ная гром­кими  скан­да­лами. Всё как у людей.

Но ска­зать об Алек­сан­дре Сер­ге­е­виче что–то пло­хое на момент 1992 года с нашей сто­роны довольно сложно. Его пока­за­ния на Суде были в пользу КПСС, но при чте­нии сте­но­граммы невольно воз­ни­кает ощу­ще­ние, что этот сви­де­тель здесь по какой–то иной при­чине. Всту­пи­тель­ная речь — крат­кая и невнят­ная, пол­ная общих мест, сла­во­сло­вия во имя «клас­со­вого и наци­о­наль­ного мира в суро­вое время», «спло­че­ния всех поли­ти­че­ских сил в еди­ном порыве», сла­во­сло­вия в сто­рону пово­рота КПСС к рынку и про­чей мути. От отве­тов на кон­крет­ные вопросы он про­сто ста­рался ухо­дить. Вот вам всего один пример:

«СЛО­БОД­КИН Ю. М. Не сло­жи­лось ли у вас мне­ние, что после созда­ния Пре­зи­дент­ского совета Гор­ба­чё­вым М. С., куда вошли как неко­то­рые члены Полит­бюро, так и лица, не являв­ши­еся чле­нами Полит­бюро, напри­мер, заве­ду­ю­щий общим отде­лом ЦК КПСС Бол­дин, что аппа­рат ЦК КПСС в резуль­тате этого пре­вра­тился в рабо­чий инстру­мент пре­зи­дент­ской команды, именно в инстру­мент Пре­зи­дента, а не ЦК КПСС?
ДЗА­СО­ХОВ А. С. Я утвер­ждаю, что про­изо­шло очень много субъ­ек­тив­ного, свя­зан­ного с лич­ност­ными каче­ствами поли­ти­че­ских дея­те­лей, госу­дар­ствен­ных дея­те­лей. И Пре­зи­дент­ский совет, и Совет Без­опас­но­сти, и какие–то дру­гие дина­мич­ные струк­туры, с моей точки зре­ния, только услож­няли эту непре­мен­ную при­над­леж­ность госу­дар­ства — спо­соб­ность управ­лять госу­дар­ствен­ными делами»108 .

Почти у каж­дого из сви­де­те­лей в ходе про­цесса были такие ответы. Ответы, кото­рые даны, чтобы ничего не про­яс­нить по сути. Но только у дан­ного чело­века из них состоит весь опрос. Дза­со­хов, по–видимому, уже опре­де­лился с путями своей поли­ти­че­ской карьеры и неком­фортно чув­ство­вал себя в зале суда с этими людьми, кото­рых когда–то назы­вал соратниками.

Но посмот­рим, что всё же смогли вытя­нуть сто­роны из быв­шего члена Полит­бюро. Дза­со­хов пояс­нил, что на долж­но­сти посла в Сирий­ской рес­пуб­лике ника­кими пар­тий­ными инструк­ци­ями или про­чими доку­мен­тами свя­зан не был и под­чи­нялся только МИД109 .

Что инте­ресно, Дза­со­хов вообще отри­цал какую–либо поли­ти­че­скую борьбу в ЦК и Полит­бюро, а также между КПСС и КП РСФСР110 . При­нять это его сви­де­тель­ство сложно, потому что не только в рам­ках дан­ного про­цесса, но и в прин­ципе по тому вре­мени есть мас­сив источ­ни­ков, от вос­по­ми­на­ний до дело­обо­рота, утвер­жда­ю­щий прямо про­ти­во­по­лож­ное. При­тя­ну­тость этого сви­де­тель­ства была всем оче­видна, но он имел на это право. Зачем же тогда быв­ший член Полит­бюро отве­тил именно так? На мой взгляд, для того, чтобы обру­бить все после­ду­ю­щие вопросы на эту тему. Хотя в этот момент его опра­ши­вала ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона и, соот­вет­ственно, имела какую–то линию.

Сер­гей Шахрай почти в самом начале опроса выдви­нул не столько про­тив пар­тии, сколько про­тив Дза­со­хова лично мощ­ное обви­не­ние, кото­рое, по–видимому, наде­ялся исполь­зо­вать как рычаг дав­ле­ния. Алек­сандр Сер­ге­е­вич отве­чал в том числе и за меж­на­ци­о­наль­ные отно­ше­ния и имел неко­то­рое отно­ше­ние к Закону СССР от 26 апреля 1990 г. «О раз­гра­ни­че­нии пол­но­мо­чий между субъ­ек­тами феде­ра­ции»111 . И это Шахрай сви­де­телю поста­вил в вину. Откро­венно поли­ти­че­ское обви­не­ние, кото­рое можно истол­ко­вать не иначе как «мы знаем, что вы боро­лись про­тив нас». Сви­де­тель дол­жен был испу­гаться, сви­де­тель дол­жен был замолчать.

Поясню для чита­те­лей. Этот закон был частью «войны суве­ре­ни­те­тов» между обще­со­юз­ным цен­тром, во главе с Гор­ба­чё­вым, и рос­сий­ским, во главе с Ель­ци­ным. Рос­сий­ский лидер давил на руко­вод­ство Совет­ского Союза,  вся­че­ски поощ­ряя про­цесс суве­ре­ни­за­ции окра­ин­ных рес­пуб­лик и тем самым под­та­чи­вая власть Пре­зи­дента СССР. Послед­ний не оста­вался в долгу и отве­чал ини­ци­а­ти­вами по урав­ни­ва­нию авто­но­мий с пол­но­прав­ными союз­ными рес­пуб­ли­ками и выво­дом их в пря­мое под­чи­не­ние обще­со­юз­ного цен­тра. Как вы пони­ма­ете, боль­шин­ство этих авто­но­мий нахо­ди­лось внутри РСФСР и да, им обе­щали такой же ста­тус как и Рос­сии, в состав кото­рой они вхо­дили. По сути это была такая убий­ствен­ная игра в то, кто кого быст­рее рас­ко­лет — Борис Ель­цин Совет­ский Союз или Михаил Гор­ба­чев РСФСР. Итоги вы зна­ете. Вот в этой само­убий­ствен­ной игре на сто­роне Гор­ба­чёва наш сви­де­тель и отметился.

Реаль­ное состо­я­ние малых наро­дов, равно как рас­ши­ре­ние демо­кра­тии, реа­би­ли­та­ция репрес­си­ро­ван­ных наций и всё такое про­чее никого в этой войне не вол­но­вали. Это была чистой воды борьба за власть, за пере­дел обще­со­юз­ной соб­ствен­но­сти, лишь слегка при­кры­тая каким–то покро­вом. Как только в ней появился побе­ди­тель в лице рос­сий­ского цен­тра, всё кар­ди­нально изме­ни­лось: «Отда­дим Чечню — рас­па­дётся Рос­сия!», «Сво­бод­ной Тата­рии — сво­бод­ные вагоны!» и тому подоб­ное. Сидеть по углам, не сметь тяв­кать про само­опре­де­ле­ние — наци­о­наль­ная поли­тика «отцов демо­кра­тии», кото­рую мы заслужили.

Это был не един­ствен­ный поли­ти­че­ский укол. Сто­рона пре­зи­дента стре­ми­лась через Дза­со­хова дис­кре­ди­ти­ро­вать весь Вер­хов­ный Совет СССР как пар­ла­мент, кото­рый пля­сал под дудку Полит­бюро112 . Таким обра­зом, сни­мался вопрос о его фак­ти­че­ском раз­гоне. И ладно, что неза­конно мы его упразд­нили. Ведь не жалко же, он и так не был неза­ви­си­мым. И это пред­ста­ви­тели «демо­кра­ти­че­ски избран­ного пре­зи­дента». Как-​то непра­вильно в нашей исто­рии про­изо­шел про­цесс раз­де­ле­ния пар­тии и госу­дар­ства, не нахо­дите? «Боль­ше­вист­ское» отно­ше­ние к пра­во­вым фор­маль­но­стям, долго биче­вав­ше­еся в пере­стро­еч­ной прессе, оста­лось у нового, демо­кра­ти­че­ского госу­дар­ства. А ува­же­ние к бур­жу­аз­ному праву — у оскол­ков КПСС. Лучше бы всё было наоборот. 

Нам на дан­ный момент важно, что во время этой «атаки» упо­ми­на­лось много доку­мен­тов. В их числе были и весьма инте­рес­ные с точки зре­ния дня сего­дняш­него. В одном из  преды­ду­щих мате­ри­а­лов мы уже писали о том, что КПСС в послед­ние годы жизни опи­ра­лась не столько на рабо­чий класс и интел­ли­ген­цию (те повально голо­со­вали за Ель­цина), сколько на кол­хоз­ное кре­стьян­ство. По край­ней мере, Рыж­ков в своей борьбе за пост Пре­зи­дента РСФСР наи­боль­шие успехи имел именно в аграр­ных реги­о­нах. Мате­ри­алы про­цесса поз­во­ляют несколько рас­ши­рить наши пред­став­ле­ния о соци­аль­ной опоре пар­тии. Помимо кол­хоз­ного кре­стьян­ства, под­держку кан­ди­дату от КПСС выра­зили в сило­вых струк­ту­рах. И тут успех был опре­де­лённо больше, чем в сред­нем по стране. Напри­мер, в Воору­жен­ных силах за Нико­лая Рыж­кова про­го­ло­со­вало 32,6 % лич­ного состава, в то время как за Ель­цина — 29,8 %. Осталь­ные голоса раз­де­лили про­чие кан­ди­даты. КПСС вни­ма­тельно сле­дила за этой ста­ти­сти­кой и трезво оце­ни­вала тех, на кого может опе­реться в поли­ти­че­ской борьбе113 . Разве похоже это на пар­тию, под­няв­шую руки вверх?

Валентин Михайлович Фалин

В 1942–1945 гг. — токарь завода «Крас­ный про­ле­та­рий». Выпуск­ник МГИМО, рабо­тал в  Совет­ской Кон­троль­ной Комис­сии в Гер­ма­нии. С 1959 года — в системе МИД СССР. В 1971 — 1978 гг. — Чрез­вы­чай­ный и Пол­но­моч­ный Посол СССР в ФРГ. Затем до 1983 года рабо­тал в отделе меж­ду­на­род­ной инфор­ма­ции ЦК КПСС. С 1983 и до 1988 года рабо­тал в сфере, свя­зан­ной со СМИ. С 1988 по 1991 год — заве­ду­ю­щий Меж­ду­на­род­ным отде­лом ЦК КПСС. После паде­ния соци­а­ли­сти­че­ского режима эми­гри­ро­вал в ФРГ, где поль­зо­вался про­тек­цией СДПГ. Вер­нулся в Рос­сию в 2000 году, пре­по­да­вал в МГИМО. В 2011 году воз­гла­вил Меж­ду­на­род­ный коми­тет «Интер­на­ци­о­наль­ная Рос­сия» при Обще­рос­сий­ском Народ­ном Фронте.

Вален­тин Фалин был и оста­ётся одной из самых зага­доч­ных фигур пере­стройки. По край­ней мере, на наш взгляд. Начав рабо­тать ещё под руко­вод­ством Л. П. Берии, этот чело­век пере­жил всех совет­ских вождей и одного рос­сий­ского пре­зи­дента. По харак­теру ряда его поли­ти­че­ских ходов может создаться ощу­ще­ние, что Фалин при­над­ле­жал к числу так назы­ва­е­мых «неоста­ли­ни­стов» в духе Егора Лига­чёва, но нет. 

На самом деле, именно Фалин дал старт самой либе­раль­ной газете Пере­стройки, — «Мос­ков­ским ново­стям», — про­дви­нул буду­щего рос­сий­ского мини­стра печати Пол­то­ра­нина, защи­щал А. Яко­влева, под­дер­жи­вал Б. Н. Ель­цина и был одним из двух чле­нов ЦК КПСС, наряду с Воль­ским, кото­рые в Вер­хов­ном Совете СССР голо­со­вали за отмену 6–й ста­тьи114 . Защиту Ель­цина сам Фалин, кстати, объ­яс­нял тем, что «пресс», кото­рому под­вергли Ель­цина в конце 1987 года, очень напом­нил ему воз­врат к ста­ли­низму115 . Именно из этого опа­се­ния чинов­ник от СМИ решил всту­питься за опаль­ного. На суде, когда опрос кос­нулся ста­лин­ской эпохи, Вален­тин Фалин наизусть цити­ро­вал извест­ного анти­ста­лин­ского оппо­зи­ци­о­нера Рютина. Уди­ви­тель­ная, кстати, деталь: ни у кого более из чле­нов ЦК КПСС столь глу­бо­ких позна­ний о внут­ри­пар­тий­ной борьбе 20–30–х заме­чено не было116 .

В общем, выра­же­ние «пар­тий­ный кон­сер­ва­тор» — явно не про него. Тогда полу­ча­ется, что он до послед­него был чело­ве­ком из команды Гор­ба­чёва? Да как ска­зать… На суде Фалин огла­сит, что Шевар­надзе пред­ла­гал ему в 1985 году войти в команду «пере­стро­еч­ни­ков», но Вален­тин Михай­ло­вич отка­зался. Тем не менее, он участ­во­вал в раз­ра­ботке внеш­не­по­ли­ти­че­ской части кон­цеп­ции «нового мыш­ле­ния» к XXVII Съезду. Правда, это воз­вра­ще­ние в поли­тику из жур­на­ли­стики сам сви­де­тель в 1992 году счи­тал для себя фатально оши­боч­ным117 .

Из всех высо­ко­по­став­лен­ных чле­нов КПСС именно Вален­тин Михай­ло­вич вынуж­ден был спешно бежать за гра­ницу, а стало быть, не чув­ство­вал себя в без­опас­но­сти при новой вла­сти. А после пока­за­ний в Суде рос­сий­ские вла­сти были не прочь задер­жать его в новой стране подольше, но Фалину уда­лось ускольз­нуть118 . Более того, его можно назвать «послед­ним совет­ским невоз­вра­щен­цем». Вален­тин Фалин поки­нул Совет­ский Союз 13 декабря 1991 года по дипло­ма­ти­че­скому пас­порту как депу­тат Вер­хов­ного Совета СССР. Стоит ли гово­рить, что самой страны вылета не стало в этом же месяце. И напра­вился он по тому пас­порту в город Мюн­хен для годич­ной работы в мест­ном уни­вер­си­тете. Отпра­вился —  и не вер­нулся вплоть до 2000 года. Напо­сле­док, для пони­ма­ния «кру­то­сти» этого чело­века, нужно упо­мя­нуть, что он выдви­нул Рос­сий­ской Феде­ра­ции уль­ти­ма­тум (!) из семи пунк­тов, при соблю­де­нии кото­рых он, так и быть, готов явиться в Суд и дать пока­за­ния. Ска­зать, что Вале­рий Зорь­кин был в шоке — ничего не ска­зать119 . Правда, эта демон­стра­ция силы создала ком­му­ни­сти­че­ской сто­роне неко­то­рые про­блемы, ибо поз­во­лила и демо­кра­там в свою оче­редь заяв­лять: «Вот как ком­му­ни­сты отно­сятся к праву!». Хотя кто бы говорил…

В связи с этим ещё более любо­пыт­ными ста­но­вятся выска­зы­ва­ния его заме­сти­теля, Ана­то­лия Смир­нова. Тот в 1992 году упре­кал Фалина в том, что послед­ний нико­гда не был пар­тий­ным «либе­ра­лом», а лишь наме­ренно созда­вал себе подоб­ный имидж. На деле заве­ду­ю­щий отде­лом ЦК вплоть до самого послед­него дня суще­ство­ва­ния СССР выво­дил деньги из страны на помощь ком­му­ни­сти­че­ским пар­тиям по всему миру, а о ГКЧП знал зара­нее и все­цело под­дер­жи­вал самые суро­вые меры по наве­де­нию порядка в стране120 . Более того, неко­то­рые доку­менты дают осно­ва­ния пола­гать, что сохра­не­ние этих ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий и дви­же­ний Вален­тин Фалин пола­гал более при­о­ри­тет­ным, чем сохра­не­ние СССР. В 1990 году заве­ду­ю­щий меж­ду­на­род­ным отде­лом ЦК КПСС по сути пред­ла­гал пре­кра­тить бить труп дефи­брил­ля­то­ром, а остав­ши­еся несвя­зан­ные валют­ные кре­диты отпра­вить не на вли­ва­ния в эко­но­ми­че­скую про­пасть, а на помощь левым пар­тиям по всему миру под­го­то­виться к гря­ду­щей ката­строфе121

Тем не менее, подроб­ный раз­бор дея­тель­но­сти этого чело­века и его био­гра­фии мы всё–таки отло­жим до спе­ци­аль­ного мате­ри­ала, где рас­смот­рим вопросы меж­ду­на­род­ных свя­зей КПСС. Так же посту­пим и со всеми пока­за­ни­ями Фалина отно­си­тельно финан­си­ро­ва­ния ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий и национально–освободительных дви­же­ний по всему миру. Всё будет. Но позже. Здесь сосре­до­то­чимся на внут­рен­них делах.

Хоте­лось бы ещё заме­тить, что только Вален­тин Михай­ло­вич Фалин был по–настоящему готов к непро­стым вопро­сам пре­зи­дент­ской сто­роны. Даже такой либе­раль­ный обо­зре­ва­тель как Сер­гей Пар­хо­менко при­зна­вал силу выступ­ле­ния этого свидетеля:

«Сви­де­тель Фалин дер­жался, отве­чая на вопросы сто­рон, исклю­чи­тельно жёстко и с под­черк­ну­той, ино­гда даже утри­ро­ван­ной кор­рект­но­стью. Выве­сти его из рав­но­ве­сия — или хотя бы заста­вить внешне про­явить неко­то­рое вол­не­ние — оппо­нен­там из пре­зи­дент­ского лагеря так и не уда­лось, хотя ино­гда созда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что неко­то­рые из них, в осо­бен­но­сти адво­кат Мака­ров, видят в этом едва ли не глав­ную свою задачу»122

Инна Мура­вьёва в своих пуб­ли­ка­циях упо­ми­нала, что в пере­стройку Фалина назы­вали «глав­ным интел­лек­ту­а­лом пар­тии», и тоже была вынуж­дена заме­тить его силь­ные ответы123 . Хотя во вто­рой части её ста­тьи есть упо­ми­на­ние о том, что глав­ной ошиб­кой пере­стройки сви­де­тель счи­тал слиш­ком мед­лен­ное рас­ста­ва­ние с ком­му­низ­мом124 . В сте­но­грам­мах такого нет и по мему­а­рам Фалина это никак не про­сле­жи­ва­ется. Напро­тив, в своих вос­по­ми­на­ниях быв­ший сек­ре­тарь ЦК отста­и­вал соци­а­ли­сти­че­ский идеал и пози­тив­ное насле­дие Октября. Хотя то, как он пони­мал его, уже отдель­ный разговор.

Все ответы Вален­тина Фалина были столь про­ду­ман­ными, чёт­кими и кате­го­рич­ными, что невольно созда­ется ощу­ще­ние того, что каж­дый ход уже про­счи­тан. Даже откро­венно «заваль­ный» вопрос об уни­что­же­нии доку­мен­тов в отделе 22 и 23 авгу­ста 1991 года был Фали­ном отбит. При этом он даже не отри­цал, что подоб­ное было125 . Чёрт возьми, да Фалин открыто при­знал, что не только под­дер­жи­вал ГКЧП, но и был одним из его ини­ци­а­то­ров126 . Если бы все быв­шие члены КПСС были под­го­тов­лены к Суду также, то пре­зи­дент­ская сто­рона вообще не имела бы шан­сов. Там же, где ситу­а­ция выхо­дила из под кон­троля, сви­де­тель про­сто, по выра­же­нию Зорь­кина, «услож­нял работу суда», запу­ты­вая ответ или наме­ренно его фор­ма­ли­зи­руя127 .

Навер­ное, самое боль­шое по зна­чи­мо­сти его откро­ве­ние, это при­зна­ние того, что к 1979 году Л. И. Бреж­нев был уже не только поли­ти­че­ским, но и физи­че­ским тру­пом. Давно ли? Послед­ние 8 лет жизни. «Доро­гой Лео­нид Ильич», по мне­нию Фалина, хоть и был дее­спо­со­бен, но про­сто был не в состо­я­нии осу­ществ­лять госу­дар­ствен­ную работу. Роль «кол­лек­тив­ного вождя», по край­ней мере, на момент ввода войск в Афга­ни­стан, выпол­няли Андро­пов, Чер­ненко, Гро­мыко и Сус­лов. Номи­наль­ный вождь к тому вре­мени пре­вра­тился в пре­ста­ре­лого и смер­тельно боль­ного вете­рана войны, лишь ове­ян­ного были заслу­гами и боль­шими рега­ли­ями. Честно говоря, опи­са­ние поли­ти­че­ской ситу­а­ции на верх­них эта­жах пар­тии и госу­дар­ства в тот период наве­вает жуть:

«Здесь момент без­вла­стия — этот момент про­дол­жался у нас восемь лет, после того как Бреж­нев забо­лел, когда раз­ные группы, четыре–пять чело­век, от имени Гене­раль­ного сек­ре­таря вер­шили всё, что они счи­тали нуж­ным, и когда в сущ­но­сти регу­ляр­ного управ­ле­ния стра­ной не суще­ство­вало, страну рас­тас­ки­вали каж­дый по своей епар­хии, каж­дый по своей квар­тире, мини­стры — ино­стран­ных дел А. А. Гро­мыко, Пред­се­да­тель КГБ Ю. В. Андро­пов, министр обо­роны Усти­нов… И это имело, к сожа­ле­нию, очень тяж­кие послед­ствия как для инте­ре­сов нашей страны, так и для обще­ев­ро­пей­ского раз­ви­тия… Я хочу ска­зать, что они дей­ство­вали все прежде всего как руко­во­ди­тели направ­ле­ний в своем госу­дар­ствен­ном каче­стве и не столько в пар­тий­ном каче­стве, поскольку засе­да­ния Полит­бюро — это была чистая фор­маль­ность. Соби­ра­лись на 15–20 минут для того, чтобы про­сто так встре­титься, ника­кого обсуж­де­ния на Полит­бюро в то время не про­ис­хо­дило, и с 1976 года до кон­чины Бреж­нева в 1982 году можно гово­рить о суще­ство­ва­нии этого органа, Полит­бюро, сугубо условно»128 .

Сложно пред­ста­вить себе, как в такой ситу­а­ции вообще можно было избе­жать пере­стройки, при­чём в худ­шем смысле этого слова. Лиш­нее дока­за­тель­ство тому, что слиш­ком уж совре­мен­ные ком­му­ни­сты сосре­до­то­чены на «эпи­че­ских» годах совет­ской вла­сти, остав­ляя в тени Хрущева–Брежнева как время «вто­рич­ное», а пере­стройку и 1990–е и вовсе отно­сят к совре­мен­но­сти. В этих «тихих» годах и выросли все те силы, кото­рые сме­тут впо­след­ствии соци­а­ли­сти­че­ский строй. И в объ­яс­не­нии подоб­ных вещей редук­ци­о­низ­мом в духе «отдали все МТС кол­хо­зам» уже не отделаешься. 

Фалин был кате­го­ри­че­ски не согла­сен с мне­нием тех людей, кто счи­тал сокра­ще­ние воен­ного потен­ци­ала СССР каким–то «пре­да­тель­ством». Воен­ная машина повисла на эко­но­мике тяж­ким гру­зом, все эти про­цессы разору­же­ния должны были про­изойти ещё 20 лет назад. Страна опоз­дала с деми­ли­та­ри­за­цией. Что каса­ется раз­ре­ше­ния наци­о­наль­ного вопроса, то глав­ная вина КПСС состоит в излиш­ней само­уве­рен­но­сти. Руко­вод­ство все­гда думало, что Октябрь­ская рево­лю­ция стала окон­ча­тель­ным реше­нием. Но наци­о­наль­ный вопрос — это про­цесс и новые вызовы воз­ни­кали посто­янно, но болез­нен­ные симп­томы про­сто игно­ри­ро­ва­лись от убеж­де­ния, что «это не может сло­маться»129 130

Дан­ный сви­де­тель пер­вым за весь про­цесс под­нял вопрос о меж­ду­на­род­ном при­зна­нии Рос­сии в связи с осуж­де­нием КПСС. Дело в том, что до раз­де­ле­ния пар­тии и госу­дар­ства все меж­ду­на­род­ные дого­воры в боль­шин­стве слу­чаев под­пи­сы­вал Гене­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС. Если сей­час осу­дить эту орга­ни­за­цию, то это даст повод сто­ро­нам к их несо­блю­де­нию. Заша­та­ется огром­ная система ещё дей­ству­ю­щих дого­во­ров, обя­за­тель­ства и права по кото­рым равно пере­шли на РФ как пра­во­пре­ем­ника131 . Кстати говоря, в этом месте сте­но­грамма обре­зана изда­тель­ством. Был задан вопрос о реак­ции меж­ду­на­род­ной обще­ствен­но­сти на запрет КПСС и рас­суж­де­ния о том, что идти к мно­го­пар­тий­но­сти путём запрета поли­ти­че­ских пар­тий как мини­мум странно.

Также Фалин был абсо­лютно про­тив отож­деств­ле­ния пар­тии и фигуры И. В. Ста­лина. Он сви­де­тель­ство­вал (а он в силу воз­раста мог видеть это сво­ими гла­зами), что в ту эпоху пар­тия нахо­ди­лась под над­зо­ром НКВД, а потому не может быть и речи о вине ВКП(б) за про­ис­хо­див­шие тра­ги­че­ские собы­тия. Пар­тия сама была репрес­си­ро­вана, при­чём в этом гор­ниле тер­рора понесла самые боль­шие потери132 .

Вален­тин Михай­ло­вич рас­ска­зал ещё один очень инте­рес­ный факт. В конце 1970–х гото­вился боль­шой про­ект по рефор­ми­ро­ва­нию прессы в СССР и смене общего век­тора про­па­ганды и аги­та­ции. Однако эти меры зару­бил лично Михаил Сус­лов, посчи­тав поку­ше­нием на соб­ствен­ную ком­пе­тент­ность133 . Воз­можно, именно с этим свя­зано то, что харак­тер про­па­ганды в Совет­ском Союзе оста­вался столь «дубо­вым» до самого послед­него вре­мени его жизни.

В плане внут­ри­пар­тий­ных дел, заве­ду­ю­щий меж­ду­на­род­ным отде­лом стал ещё одним сви­де­те­лем авто­ри­тар­ных зама­шек Миха­ила Горбачева:

«…я дол­жен, к сожа­ле­нию, при­знать, что осо­бенно после сосре­до­то­че­ния в руках М. С. Гор­ба­чева двух функ­ций — Гене­раль­ного сек­ре­таря и Пре­зи­дента, — его вла­сто­лю­би­вые черты очень сильно раз­ви­лись, и в отно­ше­ниях со сво­ими кол­ле­гами по Полит­бюро он вёл себя в ряде слу­чаев абсо­лютно непри­ем­лемо. Могу ска­зать больше, что в послед­ние полтора–два года, ну, послед­ний год, это несо­мненно, Михаил Сер­ге­е­вич Гор­ба­чев с пар­тией ника­ких вопро­сов по суще­ству внеш­ней поли­тики и струк­туры госу­дар­ства и т. д. не рас­смат­ри­вал, не обсуж­дал, не сове­то­вался, хотя он был кан­ди­да­том от пар­тии на пост Пре­зи­дента и хотя он являлся одно­вре­менно и Гене­раль­ным сек­ре­та­рём. Для него прак­ти­че­ски пар­тия в послед­ний год не суще­ство­вала»134 .

Он же, после вопроса от М. И. Кодина, обра­тил вни­ма­ние на то, что Гене­раль­ный сек­ре­тарь еди­но­лично лик­ви­ди­ро­вал пост Пред­се­да­теля Цен­траль­ной Кон­троль­ной Комис­сии, также избран­ного всем съез­дом. Ещё одно нару­ше­ние Устава КПСС со сто­роны пер­вого лица пар­тии. Фалин ещё раз под­твер­дил, что пар­тия не имела ника­кой воз­мож­но­сти вли­ять на лицо, от неё же избран­ное на высо­кий пост Пре­зи­дента135 .

Также сви­де­тель сооб­щил, что при­ня­тие курса на рыноч­ные реформы не было еди­но­душ­ным и лёг­ким для всей пар­тии. Этот курс рож­дался в очень ост­рых дис­кус­сиях. Для нас с вами это сви­де­тель­ство того, что «анти­ры­ноч­ный» потен­циал у офи­ци­аль­ной ком­пар­тии всё ещё был доста­точно силь­ным136 .

Ата­ко­вала Фалина сто­рона пре­зи­дента по двум основ­ным направ­ле­ниям — дея­тель­ность его отдела на меж­ду­на­род­ной арене и уча­стие в укры­ва­тель­стве иму­ще­ства КПСС. Пер­вое мы уже дого­во­ри­лись оста­вить на потом, а о вто­ром по–подробнее. Меж­ду­на­род­ный отдел ЦК КПСС при­вле­кался к якобы суще­ство­вав­шей про­грамме по уходу КПСС в под­по­лье. Тре­бо­вался опыт сокры­тия финан­со­вых пото­ков от госу­дар­ствен­ных служб, кото­рый ранее при­ме­нялся для финан­си­ро­ва­ния зару­беж­ных компартий:

«Дело пред­стоит начи­нать прак­ти­че­ски с нуля и рабо­тать при­дётся в непри­выч­ных для пар­тии усло­виях, при­спо­саб­ли­ва­ясь к тре­бо­ва­ниям рынка и кон­ку­рен­ции. Перед пар­тий­ными кад­рами, кото­рым будет дове­рена эта дея­тель­ность, сразу же во весь рост вста­нет задача учиться тор­го­вать. При этом потре­бу­ется соблю­де­ние разум­ной кон­фи­ден­ци­аль­но­сти и исполь­зо­ва­ния в ряде слу­чаев ано­ним­ных фирм, мас­ки­ру­ю­щих пря­мые выходы на КПСС. Конеч­ная цель, по–видимому, будет состо­ять в том, чтобы наряду с ком­мер­ци­а­ли­за­цией име­ю­щейся в нали­чии пар­тий­ной соб­ствен­но­сти пла­но­мерно созда­вать струк­туры неви­ди­мой пар­тий­ной эко­но­мики, к работе с кото­рой будет допу­щен очень узкий круг лиц, опре­де­ля­е­мый Гене­раль­ным сек­ре­та­рем ЦК КПСС или его заме­сти­те­лем. Всё это под­ска­зы­ва­ется опы­том пар­тий, деся­ти­ле­ти­ями рабо­та­ю­щих в усло­виях мно­го­пар­тий­но­сти и рыноч­ной эко­но­мики»137 .

Ай–да молодцы! Ну как тут не вспом­нить ту по-​стариковски наив­ную цитату Лигачёва?

«Так ты гово­ришь, что я выми­ра­ю­щий дино­завр? Мамонт? А ты не заду­мы­вался над тем, что после эпохи дино­зав­ров начи­на­ется эпоха крыс? Вы ещё о нас, мамон­тах, пожалеете!»

Ну, насчёт того, пожа­леем или нет — гово­рить рано, но если всё предъ­яв­лен­ное на суде в самом деле часть какого-​то боль­шого пазла, то вот это и назы­вают «ста­рая школа». 

Александр Николаевич Яковлев

Участ­ник Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, с 1945 года на пар­тий­ной работе. В 1960 году закон­чил Ака­де­мию обще­ствен­ных наук при ЦК КПСС. Во время обу­че­ния про­хо­дил ста­жи­ровку в Колум­бий­ском уни­вер­си­тете. С 1960 по 1973 год делает карьеру в отделе про­па­ганды ЦК КПСС. В 1973 — 1983 гг. — посол СССР в Канаде. В 1984 — депу­тат Вер­хов­ного Совета СССР, в 1985 — заве­ду­ю­щий отде­лом про­па­ганды ЦК КПСС, в 1986 — член ЦК КПСС, в 1987 — член Полит­бюро. В 1990 году пере­хо­дит на работу в Пре­зи­дент­ский Совет СССР, остав­ляет пост члена Полит­бюро и сек­ре­таря ЦК. В 1991 году, неза­долго до путча, поки­дает КПСС. Под­дер­жал дей­ствия Ель­цина про­тив ГКЧП. С 1992 года вице-​президент Горбачёв-​фонда. В 1993 — 1995 гг. — руко­во­ди­тель Феде­раль­ной службы по теле­ви­де­нию и радио­ве­ща­нию и пред­се­да­тель Рос­сий­ской госу­дар­ствен­ной теле­ра­дио­ком­па­нии «Остан­кино». С 1995 по 2001 год в совете дирек­то­ров «Пер­вого канала». Неза­долго до смерти в 2005 году всту­пил в «Откры­тую Россию».

Лич­ность, кото­рая не нуж­да­ется в пред­став­ле­нии, но кото­рой мы уде­лим вни­ма­ния более, чем дру­гим. Алек­сандр Яко­влев — глав­ный архи­тек­тор пере­стройки, кото­рый в гра­да­ции «абсо­лют­ного зла» для пост­со­вет­ских ком­му­ни­стов, навер­ное, даже хуже Гор­ба­чёва. Послед­ний хотя бы частично остался на пози­циях пра­вой социал–демократии. Но то бешен­ство по отно­ше­нию к совет­ской системе, кото­рое поз­во­лял себе Яко­влев, не срав­нимо с идей­ной эво­лю­цией какого-​либо иного перебежчика.

К сожа­ле­нию, что Михаил Гор­ба­чёв, что Алек­сандр Яко­влев вос­при­ни­ма­ются совре­мен­ными ком­му­ни­стами слиш­ком одно­мерно. При­мерно в таком духе: ман­курты с самых юных лет, изна­чально зати­ха­рён­ные анти­со­вет­чики, они зара­нее про­ду­мали всю пере­стройку после XX съезда (а воз­можно и до!) и спе­ци­ально делали карьеру, чтобы раз­ва­лить пар­тию сверху. Так ска­зать, мечта дли­ною в жизнь. Удоб­ная вер­сия, и объ­яс­нять ничего не нужно. А если ещё и аме­ри­кан­скую раз­ведку под­клю­чить, то вообще полу­ча­ется шикарно.

Мне могут заме­тить, что я зря иро­ни­зи­рую, ведь «всё это на самом деле было при­мерно так». У них был план «рефор­ми­ро­вать страну», «раз­вер­нуть её лицом к миру» (пере­ве­сти на рыноч­ные рельсы) и они шли к его осу­ществ­ле­нию очень, очень долго. Тому дока­за­тель­ства… Их вос­по­ми­на­ния и интер­вью. И ещё вос­по­ми­на­ния, и ещё интер­вью. Никого не сму­щает, что об этом гово­рят в основ­ном они сами, а если дру­гие люди, то опять с их же слов? Разве только отно­си­тельно Яко­влева есть рабо­чая вер­сия с аме­ри­кан­ской раз­вед­кой, но исто­рия до сих пор тём­ная. Там бы ещё разо­браться, нет ли на этих дан­ных поли­ти­че­ских насло­е­ний от общего вос­при­я­тия образа Яко­влева. Слиш­ком уж легко в это пове­рить, учи­ты­вая репу­та­цию подлеца.

На что я хочу обра­тить вни­ма­ние? На то, что в зале суда Иван Полоз­ков гово­рил о том, что рыноч­ная эко­но­мика и соци­а­лизм — это заме­ча­тельно. А двумя годами ранее, на закры­том засе­да­нии Полит­бюро, при­зы­вал к рас­праве с ново­яв­лен­ными биз­не­сме­нами и запрете пред­при­ни­ма­тель­ства как глав­ной угрозы соци­а­лизму. Где Полоз­ков насто­я­щий? То же самое с этими людьми, в част­но­сти, с Яковлевым.

Все вспо­ми­нают ему ста­жи­ровку в США, где он якобы и был завер­бо­ван, но никто не обра­щает вни­ма­ния, что в аспи­ран­туре руко­во­ди­те­лем Яко­влева был Евге­ний Жуков. Об этом исто­рике пуб­ли­ка­ций очень немного, но тут можно рас­суж­дать оттал­ки­ва­ясь от осо­бен­но­стей совет­ской ака­де­ми­че­ской среды тех лет. Жуков в 1980 году напи­сал учеб­ник по мето­до­ло­гии исто­рии, при­чём непло­хой учеб­ник: поле­мич­ный и вме­сте с тем выдер­жан­ный строго в марк­сист­ском духе. Это явное сви­де­тель­ство в пользу того, что он дей­стви­тельно был сто­рон­ни­ком офи­ци­аль­ной идео­ло­гии. Потому что дру­гие таким в 1980–х уже не зани­ма­лись. «Дру­гие» раз­ве­ши­вали по своим рабо­там марксистско–ленинские сло­веса только ради пуб­ли­ка­ции, чтобы соблю­сти внеш­ний цере­мо­ниал. Реаль­ная мето­до­ло­гия иссле­до­ва­ния, тема­тика и выводы работ были без­мерно далеки от марксизма.

То же самое с выез­дом Яко­влева в Канаду в каче­стве совет­ского посла. Люди здесь видят только одну сто­рону: близко к США, десять лет пре­бы­ва­ния, как след­ствие — вер­бовка. Но за что он туда попал? Вы откройте, почи­тайте его ста­тью в «Лите­ра­тур­ной газете» за 1972 год. Именно за неё он попал в опалу138 . Я пони­маю, ско­рее всего, вы брез­гу­ете даже ран­ним Яко­вле­вым. Но убеж­даю вас — оно того стоит. Эту ста­тью, без ука­за­ния автора, можно в «Рабо­чем пути» пуб­ли­ко­вать. Да её в любом совре­мен­ном левом изда­нии РФ можно пуб­ли­ко­вать прак­ти­че­ски без пра­вок. Она про­пи­тана такой орто­док­сией, за кото­рую уже не хва­лили, а нака­зы­вали. Что, соб­ственно, и произошло.

Все вспо­ми­нают «раз­ру­ши­тель­ную» дея­тель­ность Яко­влева в каче­стве главы идео­ло­ги­че­ского отдела КПСС, но почему–то часто забы­вают, что осу­ществ­лял её буду­щий рене­гат сов­местно с «неоста­ли­ни­стом» Лига­чё­вым. Более того, согласно архиву Ф. Рудин­ского, «архи­тек­тор пере­стройки» А. Яко­влев и «неоста­ли­нист» Е. Лига­чёв вплоть до 1987 года были в тес­ных дру­же­ских отно­ше­ниях! И при­чи­ной ссоры стал не лич­ный мотив, а именно неже­ла­ние Егора Кузь­мича при­нять «новые пра­вила игры»139 . Ссы­ла­емся здесь на Рудин­ского, так как соот­вет­ству­ю­щее при­зна­ние Лига­чёва сохра­ни­лось только в его запи­сях. Из сте­но­граммы про­цесса это вырезано.

Всё много слож­нее, чем исто­рия о том, что «мы про­ду­мали весь план в кругу дру­зей сразу после XX съезда: Лени­ным по Ста­лину, Пле­ха­но­вым по Ленину…». Даже эти вер­сии меня­лись! В 1992 году Яко­влев заяв­лял, что в 1985–1987 гг. ещё сохра­нял веру в сохра­не­ние соци­а­ли­сти­че­ского выбора, хотя был совер­шенно разо­ча­ро­ван в прак­тике ста­ли­низма. Даже при­зна­вался, что во время войны сам кри­чал в око­пах «За Ста­лина!». И не только он один! Лозунг был мас­со­вым, попытка дока­зать обрат­ное — ложь140 . Возь­мите, кстати, сно­сочку на заметку. Не каж­дый день такие аргу­менты сам архи­тек­тор пере­стройки под­ки­ды­вает. Но о чём мы? Ах, да. Потом сроки пере­рож­де­ния нач­нут сдви­гаться всё дальше вглубь — и вот он уже чуть ли не с юно­ше­ских лет враг всему и вся.

Нам могут воз­ра­зить, что есть резон верить всем этим позд­ним при­зна­ниям по той при­чине, что они как раз позд­ние. Гово­ря­щим, в част­но­сти, тому же Яко­влеву, не было смысла врать. Облас­кан­ный либе­раль­ный прес­сой как рефор­ма­тор «дав­ший волю», он не боялся ни суда, ни про­кля­тий быв­ших това­ри­щей и мог гово­рить спо­койно. По нашему мне­нию, это лишь кажимость.

У поли­ти­ков, чей поли­ти­че­ский курс окон­ча­тельно обанк­ро­тился, есть только один разум­ный выход — пока­я­ние. Сте­пень искрен­но­сти не важна. Иначе им про­сто не про­дол­жить поли­ти­че­скую карьеру дальше. Какую исто­рию он, Алек­сандр Нико­ла­е­вич Яко­влев, мог рас­ска­зать жур­на­ли­стам? Что он был коммунистом–ортодоксом, как и все, свято веря­щим в «Крат­кий курс исто­рии ВКП(б)», а зна­чит — раз­де­ля­ю­щим цели­ком и пол­но­стью груз «пре­ступ­ле­ний» этой эпохи? А потом кри­зис самой совет­ской системы, а воз­можно, и крах лич­ной карьеры, помно­жен­ный на доро­гие посулы, кото­рые охотно раз­да­вали рези­денты в чужом краю, при­вели его в пол­ное разо­ча­ро­ва­ние. И этот раз­би­тый, слом­лен­ный чело­век, как беше­ный пёс, исто­ча­ю­щий ядо­ви­тую слюну, начал пора­жать своим отча­я­нием всех, до кого мог дотя­нуться. Этому ли чело­веку потря­сать цар­ства? Такие герои не нужны были новому вре­мени. То ли дело исто­рия о «борце», о чело­веке внутри Системы, кото­рый все­гда был вра­гом Системы. Кото­рый аж в 1950–х годах решил раз­ва­лить нахо­дя­щу­юся в зените сво­его могу­ще­ства пар­тию сверху. Пока все верили, что ком­му­низм не за горами, только он всё знал и пред­ви­дел. И дей­ство­вать он решил навер­няка — через работу в идео­ло­ги­че­ском отделе, где быть раз­об­ла­чён­ным «внут­ренне убеж­дён­ному анти­со­вет­чику» легче всего. И ещё нужно высту­пать с непо­пу­ляр­ной пози­цией по спор­ным вопро­сам, чтобы на 10 лет вообще выпасть из поли­ти­че­ской жизни и погу­бить свою карьеру. Вели­ко­леп­ный план, про­сто реа­ли­стич­ный. Без этой сказки, кото­рая с каж­дым деся­ти­ле­тием всё удрев­няла годы «мол­ча­ли­вого сопро­тив­ле­ния», воз­ник бы очень зако­но­мер­ный вопрос: «Где были вы, когда тво­ри­лись осуж­да­е­мые вами ныне вещи?». А тут ответ готов: «Я все­гда был про­тив, все­гда был на дру­гой сто­роне фронта. Про­сто об этом никто не знал».

Кос­венно это под­твер­ждают ответы Алек­сандра Нико­ла­е­вича на вопросы Феликса Рудин­ского. Тот, будучи прак­ти­че­ски ровес­ни­ком Яко­влева, прямо спро­сил у него про 1937 год. Все, кто жил в то время, знали о про­ис­хо­див­шем. Как же сей­час он, Яко­влев, может гово­рить, что всё в его созна­нии кар­ди­нально пере­вер­нул XX Съезд? Недолго думая, «архи­тек­тор пере­стройки» заявил, что ничего не знал ни о каких мас­со­вых репрес­сиях вплоть до самого раз­вен­ча­ния культа лич­но­сти141 . Вот так вот. И в это тоже нужно пове­рить с его слов?

Какое же всё это имеет зна­че­ние? Ведь в конеч­ном счете, оценка Яко­влева как пре­да­теля не изме­нится. Удары, кото­рые он нанёс миро­вому ком­му­ни­сти­че­скому дви­же­нию, ничем не могут быть оправ­даны. На самом деле, довольно весо­мое. Потому что вер­сия об «архи­тек­торе пере­стройки» как о внеш­нем зле, под­са­жен­ном к нам ЦРУ, отво­дит удар от совет­ской системы. Эта вер­сия иде­а­ли­зи­рует эту систему, кото­рая была «иде­альна или почти иде­альна, а некое внеш­нее зло при­шло и её обва­лило». Подоб­ное одно­мер­ное вос­при­я­тие льёт воду на мель­ницу исто­ри­че­ского иде­а­лизма. Нам как нико­гда нужна чест­ность отно­си­тельно того, что даже если А. Яко­влев был «испе­чён» в США, то «заква­шен» он был ещё в Москве. И совет­ская система сама порож­дала тех людей, кото­рые её похо­ро­нят. Он не был измен­ни­ком с самого начала. Он про­сто разо­ча­ро­вался. Про­стей­шая мысль, кото­рой мно­гим в нашем дви­же­нии ещё пред­стоит научиться. Мы так легко вос­при­ни­маем тот факт, что марк­сизм имеет те или иные успехи в рас­про­стра­не­нии, что люди искренне спо­собны вос­при­нять его как новый для себя взгляд, но одно­вре­менно с этим отка­зы­ваем таким же людям в отходе от этого взгляда. Здесь куда акту­аль­нее вопрос о том почему же этот пере­ход вообще произошел.

Какова истина отно­си­тельно лич­но­сти кон­кретно А. Яко­влева, нам пока­жет время, кото­рое откроет новые архивы и сде­лает воз­мож­ным ввод в обо­рот новых, ранее недо­ступ­ных доку­мен­тов, кото­рые помо­гут высве­тить эво­лю­цию взгля­дов Яко­влева с объ­ек­тив­ной сто­роны. Пока что мы перей­дем к более при­зем­лён­ным вещам. Что по факту такого цен­ного мог пове­дать суду этот слом­лен­ный чело­век, если отбро­сить его кол­кие выпады в сто­рону преж­них убеждений?

Во всту­пи­тель­ном слове Яко­влев выска­зал мне­ние, что и марк­сизм, и ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, и соци­а­лизм должны суще­ство­вать. Но в уме­рен­ных фор­мах и только как одно из воз­мож­ных тече­ний142 . Но, по–видимому, где–то ещё и не сей­час, потому что Указы Б. Н. Ель­цина сви­де­тель пол­но­стью поддержал.

А потом… Потом быв­ший член Полит­бюро под­вергся ура­ган­ной атаке со сто­роны ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны. Воз­можно, это была одна из тех при­чин, по кото­рым в Суд несмотря ни на что не шёл Михаил Гор­ба­чёв. Его бы там про­сто уни­зили и уни­что­жили быв­шие сото­ва­рищи. Кра­сиво уда­рил Бого­лю­бов. Всю свою всту­пи­тель­ную речь Яко­влев посвя­тил тому, что «тяже­лое насле­дие боль­ше­визма…». И вот это тяже­лое насле­дие наше обще­ство тянет назад. В плане кос­но­сти эко­но­мики, поли­ти­че­ской системы, а самое глав­ное — в плане пра­во­вого ниги­лизма. Юрист с ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны задал всего один про­стой вопрос: можно ли во имя защиты демо­кра­тии дей­ство­вать непра­во­выми мето­дами? Яко­влев отве­тил мно­го­словно, но смысл было скрыть нельзя. Да, конечно же можно143 .

Но самой эпич­ной обе­щала быть, конечно же, схватка Алек­сандра Яко­влева с Ген­на­дием Зюга­но­вым. Во–первых, Зюга­нов дли­тель­ное время был под­чи­нён­ным Яко­влева по отделу и они были лично зна­комы. Во–вторых, старту своей поли­ти­че­ской карьеры Зюга­нов во мно­гом обя­зан обли­чи­тель­ной по отно­ше­нию к Яко­влеву ста­тьёй «Архи­тек­тор у развалин».

Вообще, Ген­на­дий Андре­евич был пред­ста­ви­те­лем ком­пар­тии, а не ком­му­ни­сти­че­ской фрак­ции в Вер­хов­ном Совете, и потому дол­жен был высту­пать в чет­вёр­той оче­реди. Но по такому слу­чаю даже Судьи согла­си­лись сме­нить оче­ред­ность, ибо это обе­щало нечто осо­бен­ное. Оправ­да­лись надежды лишь частично. Накал был велик, но опрос был невы­но­симо корот­ким. Либо сте­но­грамма обре­зана, но явных при­зна­ков в тек­сте нет, а срав­нить мне не с чем.

Зюга­нов обви­нил быв­шего началь­ника в том, что даже будучи лицом не пар­тий­ным, а госу­дар­ствен­ным, состо­я­щем в Пре­зи­дент­ском Совете при Гор­ба­чёве, он нисколько не обра­щал вни­ма­ния на нужды людей. Он, Зюга­нов, лично пере­да­вал туда мате­ри­алы по росту рели­ги­оз­ного фун­да­мен­та­лизма (ага, именно Зюга­нов) и пре­ступ­но­сти. Ника­ких исчер­пы­ва­ю­щих мер. Зюга­нов прямо заявил, что людей на ули­цах стало гиб­нуть больше, чем в «непра­виль­ной» афган­ской войне. Зато очень много заботы о репрес­си­ро­ван­ных. А о живых поду­мать не хотели? Как же в связи с этим можно обви­нять пар­тию в узур­па­ции функ­ций144 , если ничего нельзя было при­нять без его, Яко­влева, соиз­во­ле­ния? Сви­де­тель пари­ро­вал тем, что негоже Ген­на­дию Андре­евичу судить его, Яко­влева, реше­ния. Он не имеет права давать ква­ли­фи­ка­ции исчер­пы­ва­юще то или иное дей­ствие или нет. В каче­стве контр­ар­гу­мента при­вёл под­ня­тый им вопрос о дедов­щине в армии, кото­рая уно­сила жизни тысяч сол­дат, на кото­рый Сек­ре­та­риат ЦК КПСС тоже не при­нял «исчер­пы­ва­ю­щих мер». Каких мер ждал Яко­влев в усло­виях отде­ле­ния пар­тии от госу­дар­ства, не совсем ясно. Хотя быть может и речь шла о более ран­нем периоде.

Далее Зюга­нов выста­вил обви­не­ние в краже иму­ще­ства. «Горбачёв–фонд», в кото­ром ныне коро­тал пен­си­он­ные годы А. Н. Яко­влев — неза­кон­ным обра­зом изъ­ятое у пар­тии иму­ще­ство, полу­чен­ное рене­га­тами по мило­сти­вой воле Пре­зи­дента Рос­сии. Но это было лишь вто­рич­ное даре­ние. На самом деле, оно лишь уза­ко­нило Указы Пре­зи­дента СССР, издан­ные осе­нью 1991 года о пере­даче пар­тий­ного иму­ще­ства «Горбачёв–фонду». По сути, раз­гро­мив пар­тию, Гор­ба­чёв, Шата­лин, Яко­влев, Шевар­надзе и про­чие про­сто увели у неё часть иму­ще­ства себе на без­бед­ную пен­сию. Ну и чуть–чуть на бла­го­тво­ри­тель­ность, для успо­ко­е­ния сове­сти и спа­се­ния души в загроб­ной жизни145 . Зюга­нов кон­ста­ти­ро­вал, что у пар­тии, по мне­нию А. Н. Яко­влева, руки по локоть в крови, но коро­тать ста­рость на её «кро­ва­вые» деньги он почему-​то не брезгует. 

Более того, Яко­влев вошёл в состав учре­ди­те­лей уль­тра­ли­бе­раль­ной газеты «Мос­ков­ские ново­сти». И вот стран­ность, после этого газета начала бук­вально дарить мас­со­вому чита­телю доро­гие под­писки, сто­ив­шие по рыноч­ным ценам около 500 руб­лей. Таким обра­зом, скоро «Мос­ков­ские ново­сти» рискуют ока­заться в каж­дом поч­то­вом ящике. Прямо как «Правда» в совет­ское время. Много ска­зано на про­цессе про деньги КПСС, а нет ли их тут? Яко­влев отве­тил отри­ца­тельно и одно­сложно, не поже­лав раз­вить тему146 .

Часть вопро­сов, свя­зан­ных с внеш­ней поли­ти­кой, была сви­де­те­лем про­сто про­игно­ри­ро­вана. Неправда, я был про­тив. Нет, не знал. Нет, этих вопро­сов не решал. Яко­влев про­сто ухо­дил от любого вопроса, и это ослож­няло для прессы созда­ние образа свя­того муче­ника. Ведь «обра­зец правды и чистоты» про­сто отка­зы­вался отве­чать прямо и честно. Вот, кстати, очень инте­рес­ный момент, кото­рый каса­ется не столько Яко­влева, сколько его быв­шего подчиненного:

«ЗЮГА­НОВ Г. А. Я все­гда с инте­ре­сом слу­шал Ваши пер­вые речи о нрав­ствен­но­сти и ответ­ствен­но­сти. Но вот сего­дня в резуль­тате так назы­ва­е­мой пере­стройки подо­шли к тому, что в 50 обла­стях Рос­сии насе­ле­ние выми­рает, 26 мил­ли­о­нов рус­ских живут, поте­ряв Родину, по сути дела, пол­тора мил­ли­она бежен­цев. Вы совер­шенно спра­вед­ливо гово­рите о ста­лин­ских репрес­сиях [здесь и далее выде­лено нами — В. П.], но тогда было пере­се­лено 1,2 мил­ли­она насиль­ственно, сего­дня уже пол­тора мил­ли­она бежен­цев — это нисколько не мень­шее зло­де­я­ние; в Эсто­нии 40 про­цен­тов насе­ле­ния, по сути дела, пора­жены в граж­дан­ских пра­вах. Вы счи­та­ете себя ответ­ствен­ным за всё, что сей­час про­ис­хо­дит в стране? Ведь Вы за пять лет зани­мали пять выс­ших долж­но­стей в госу­дар­стве»147 .

Даже немного скучно. Зюга­нов, ока­зы­ва­ется, Ста­лина ругал. Да ещё как! Инте­рес­нее акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние на том, что в ответ на эти обви­не­ния Яко­влев согла­сился нести ответ­ствен­ность и при­знал нару­ше­ние прав чело­века в При­бал­тике. Но даже здесь пере­вёл стрелки на ЦК и то, что «так сло­жи­лось исто­ри­че­ски». Взяв ответ­ствен­ность в начале серии вопро­сов, Яко­влев её с себя ловко сбро­сил ближе к концу. Так тоже можно.

Хоте­лось бы ещё ска­зать о том, что как и Нико­лай Рыж­ков, быв­ший идео­лог пере­стройки жалел, что реформы не нача­лись как в Китае — с сель­ского хозяй­ства. Но он же транс­ли­ро­вал мне­ние Гор­ба­чёва по этому поводу:

«…если бы мы про­вели аграр­ную реформу в 1986 году, как я тогда пред­ла­гал, то не было бы ни пере­стройки, ни нас с тобой»148 .

Что это кон­кретно зна­чило, понять сложно. То ли обре­чён­ность нашего сель­ского хозяй­ства, то ли напро­тив, веро­ят­ность «избав­ле­ния» ЦК от рефор­ма­то­ров после пер­вого успеха. 

Забавно, но в пла­нах у Гор­ба­чёва и Яко­влева на апрель 1991 года был отрыв от КПСС «демо­кра­ти­че­ского» куска, соеди­не­ние его с более мел­кими рефор­мист­скими дви­же­ни­ями и созда­ние в стране двух­пар­тий­ной системы из КПСС и этого демо­кра­ти­че­ского дви­же­ния149 . Апрель 1991. «Демо­кра­ти­че­ская Рос­сия» уже точила на ули­цах топоры, пар­тия гото­ви­лась повер­нуть к кон­сер­ва­то­рам на XXIX Съезде, а Крюч­ков уже соби­рал «заго­вор». Можно смело ска­зать — страшно далеки от народа были эти двое!

Много дель­ных вопро­сов задал депутат–коммунист Зор­каль­цев. Мне наи­бо­лее важ­ным с точки зре­ния нашего дня, дня сего­дняш­него, кажется вот этот. Зор­каль­цев сна­чала пове­дал, что по воз­расту всту­пил в пар­тию после XX Съезда и жил под вли­я­нием совсем иных идей. Он моложе и поко­ле­ние Яко­влева вос­при­ни­мает как стар­шее. Для него репрес­сии были про­сто мрач­ным эпи­зо­дом про­шлого. Ни обще­ствен­ная жизнь, ни пар­тия уже этим не жили. И вот что депу­тат хотел спросить:

«Вот мы всту­пили в вашу пар­тию [име­ется в виду, остав­лен­ную в наслед­ство от поко­ле­ния ста­лин­ских работ­ни­ков — В. П.]. Ста­нов­ле­ние нашего поко­ле­ния шло под воз­дей­ствием ваших идей. Вы зна­ете, мы ори­ен­ти­ро­ва­лись на ваши поступки. Мы рабо­тали в пар­тии под руко­вод­ством вашего пар­тий­ного аппа­рата, кото­рый, так ска­зать, всем и вся руко­во­дил. Почему же сей­час про­изо­шло так, что сей­час нам при­хо­дится вот здесь, в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде, защи­щать вашу пар­тию, так ска­зать, поле­ми­зи­руя с вами? Я не хотел ска­зать, борясь с вами?»150 .

Огром­ный по своей зна­чи­мо­сти вопрос, на самом деле. Для исто­рии пар­тии, а с учё­том вре­мени, и для страны. Достой­ный отдель­ного иссле­до­ва­ния. Всё что смог отве­тить Яко­влев, так это то, что более к пар­тии не принадлежит.

Раз­ность в вос­при­я­тии фик­си­рует и такой мелоч­ный, но на самом деле очень пока­за­тель­ный момент. Когда Алек­сандр Яко­влев при­нялся жало­ваться на то, что «доб­ро­же­ла­тели» вешают на дверь его дома похо­рон­ные венки, то Юрий Сло­бод­кин резко отве­тил ему, что все нахо­дя­щи­еся в зале пред­ста­ви­тели ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны полу­чали угрозы пове­ше­ния, чет­вер­то­ва­ния и т. д. И в этом нет ника­кой тра­ге­дии, это поли­тика151 .

В луч­ших тра­ди­циях про­цесса в ряде момен­тов дохо­дило до смеш­ного. Напри­мер, Яко­влев обви­нял пар­тию в том, что она исклю­чала из своих рядов ина­ко­мыс­ля­щих. Напри­мер, Руц­кого и его ини­ци­а­тив­ни­ков. Зор­каль­цев недо­уменно отве­тил: но они ведь создали свою пар­тию, там свой ЦК! Яко­влева это не убе­дило, хотя он навер­няка пони­мал всю абсурд­ность пре­тен­зии, но ситу­а­ция поз­во­ляла качать права152 . Из той же серии был вопрос об идей­ной эво­лю­ции. Оправ­ды­вая свой пере­ход на дру­гую сто­рону, Алек­сандр Яко­влев сето­вал на свою дол­гую идей­ную эво­лю­цию. Так почему гос­по­дину Яко­влеву можно про­стить дол­гие годы «идей­ной эво­лю­ции», а огром­ной пар­тии их дать нельзя? А вот вообще слу­чай за гра­нью, что–то в духе Вик­тора Суво­рова. Именно этот автор упо­треб­лял подоб­ный аргу­мент в «Ледо­коле». Архи­тек­тор пере­стройки при­нялся дока­зы­вать, что мили­та­ри­за­ция СССР шла в целях наступ­ле­ния, а не обо­роны. Дока­за­тель­ства? СССР про­из­во­дил много тан­ков, а танк нико­гда не может быть ору­дием обо­роны. Разве только если его в пози­цию вко­пать. Сложно это даже как–то серьёзно про­ком­мен­ти­ро­вать153 . Авто­маты в таком слу­чае, тоже про­из­во­дить не нужно. Из них нельзя обо­ро­няться, они же ведь впе­рёд стре­ляют! Между про­чим Сер­гей Шахрай, задав­ший соот­вет­ству­ю­щий вопрос, был вот этим отве­том вполне удо­вле­тво­рен. Срав­не­ние этого пра­ви­тель­ства с «поло­ум­ным стар­че­ским Полит­бюро» пока идёт в пользу последнего.

В плане внут­ри­пар­тий­ных вопро­сов Яко­влев также при­дер­жи­вался мне­ния, что пар­тия после XXVIII съезда начала «леветь» и ста­но­виться опас­нее154 . Немного рас­хо­дится с тек­стами его запи­сок Гор­ба­чёву о двух­пар­тий­ной системе, но тем не менее, таковы пока­за­ния, кото­рые он давал. Ещё он пояс­нил, что сама КПСС, выпус­кая из бутылки джина мно­го­пар­тий­но­сти,  хотела полу­чить не реаль­ную оппо­зи­цию себе, а сде­лать нечто вроде строя «народ­ных демо­кра­тий» по типу ГДР. Пар­тий много, но на госу­дар­ствен­ном уровне обес­пе­чены инте­ресы только одной155 . На самом деле, напо­ми­нает совре­мен­ный Китай.

Не уда­лось Яко­влеву уйти и от при­зна­ния того, что прак­тика сов­ме­ще­ния аппа­рата ЦК и Пре­зи­дент­ского совета была непра­во­мер­ной и ответ­ствен­ность за неё несёт М. С. Гор­ба­чёв156 .

Вообще, харак­тер­ная черта пока­за­ний Алек­сандра Яко­влева — малое коли­че­ство в них фак­тов. Его ответы на вопросы больше напо­ми­нали митин­го­вую речь, это даже не была форма сви­де­тель­ство­ва­ния как тако­вого. Для чита­теля дан­ный раз­дел, воз­можно, и выгля­дит как осталь­ные, но только лишь потому, что мы долж­ным обра­зом обра­бо­тали мате­риал. Взяв в руки ори­ги­налы раз­ницу пока­за­ний, напри­мер, Бака­тина и Яко­влева, заме­тит вся­кий. Если искать ана­ло­гии, то манеру изло­же­ния этого сви­де­теля я бы срав­нил с экс­перт­ной оценкой. 

За это же, кстати, за несов­па­де­ние содер­жа­ния речи с фор­мой, отстра­нили с ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны С. А. Слуц­кого. При­чём всем в зале Суда было настолько оче­видно это нерав­ное отно­ше­ние к двум этим участ­ни­кам про­цесса, что Вале­рий Зорь­кин сам был вынуж­ден под­нять вопрос о повтор­ном предо­став­ле­нии Слуц­кому слова. Ну а почему бы и нет? Под­стра­и­ваем право под извест­ных людей… Однако слово так и не предо­ста­вили. Видимо, не сто­ило воз­му­щён­ному Слуц­кому тут же заяв­лять о том, что он оскорб­лён таким под­хо­дом. Дар с бар­ского плеча не состо­ялся. В самом деле, кто такой Алек­сандр Яко­влев, побор­ник равен­ства всех перед зако­ном, и вы? Более того, А. Яко­влев очень торо­пился читать лек­ции в Париже, потому его допра­ши­вали всего 2 часа. Лига­чёва, для срав­не­ния — двое суток. Пра­во­су­дие оно такое — когда реша­ется судьба мил­ли­о­нов людей, то как «совесть эпохи» может опаз­ды­вать на само­лет? Всё это выре­зано из офи­ци­аль­ного изда­ния сте­но­грамм157

Инте­ресно ещё, что вто­рая после Саха­рова «совесть эпохи» в своей кле­вете на пар­тию не постес­ня­лась и откро­вен­ной лжи. Яко­влев заявил о нару­ше­нии Устава КПСС при своём исклю­че­нии из пар­тии, но тут же выяс­ни­лось, что он вво­дит Суд в заблуж­де­ние. Про­цесс исклю­че­ния был ини­ци­и­ро­ван пар­тией без вся­ких нару­ше­ний, но Алек­сандр Нико­ла­е­вич сам всё зна­чи­тельно упро­стил, доб­ро­вольно напи­сав заяв­ле­ние о выходе. Его на этом пой­мали прямо в зале Суда, предо­ста­вив все дока­за­тель­ства, но Пред­се­да­тель даже не сде­лал заме­ча­ния сви­де­телю за вве­де­ние Суда в заблуж­де­ние158 . Пресса, кстати, этот момент тоже вни­ма­нием обо­шла. Ещё один слу­чай: Яко­влев заяв­лял о том, что никто из чле­нов Полит­бюро не изби­рался на аль­тер­на­тив­ной основе. Кодин, зорко бдив­ший за всем, что каса­лось дея­тель­но­сти его род­ных кон­троль­ных орга­нов, сре­а­ги­ро­вал момен­тально. Как это «никто»? А как же сам А. Н. Яко­влев? Он выбран на аль­тер­на­тив­ной основе из 72 кан­ди­да­тов. Яко­влев только и мог при­знать, что так и есть159 .

Да впро­чем, кому это важно? Пуб­ли­ка­ция «Рос­сий­ской газеты» от 13 октября, то есть на сле­ду­ю­щий день, а там — Алек­сандр Яко­влев, «исклю­чён­ный» из пар­тии гони­те­лями, хули­те­лями и про­сто пар­тий­ными кон­сер­ва­то­рами160 . Много сла­во­сло­вия и ни слова про минусы. Даже отступ­ле­ния в сто­рону мора­ли­за­тор­ства, не отно­ся­щи­еся к делу, про­щены как «чрез­вы­чайно важ­ные для пони­ма­ния нашей исто­рии и нас самих». Кажется, что даже если бы Яко­влев всё время опроса мол­чал, это всё равно назвали бы гени­аль­ным. Прав, без­условно прав был член ЦК Гай­во­рон­ский, кото­рый видел в апо­сто­лах «демо­кра­ти­за­ции» оче­ред­ных, нико­гда не оши­ба­ю­щихся, непре­ре­ка­е­мых и все­власт­ных вождей, кои уже были в исто­рии пар­тии. Но такие как Яко­влев стали последними.

Вадим Викторович Бакатин

Выпуск­ник Ново­си­бир­ского инженерно–строительного инсти­тута имени В. В. Куй­бы­шева. С 1960 по 1973 гг. рабо­тал в стро­и­тель­ной сфере Кеме­ров­ской обла­сти. В 1964 году всту­пил в КПСС, в том же году закон­чил воен­ную кафедру при инсти­туте. С 1973 года на пар­тий­ной работе, на раз­лич­ных долж­но­стях Кеме­ров­ского гор­кома и обкома КПСС. В 1983–1985 гг. — инспек­тор ЦК КПСС в Москве, парал­лельно закан­чи­вает Ака­де­мию обще­ствен­ных наук при ЦК КПСС. В 1986–1991 гг. — член ЦК КПСС и депу­тат Вер­хов­ного Совета СССР. В 1988 году занял пост Мини­стра внут­рен­них дел СССР. После победы над ГКЧП фак­ти­че­ски воз­гла­вил лик­ви­да­цию обще­со­юз­ного аппа­рата КГБ.

Бака­тин отно­сится к тому роду рефор­ма­то­ров пер­вой волны, кото­рые сыг­рали боль­шую роль в раз­ру­ше­нии госу­дар­ства, но ска­зать о кото­рых можно не так уж и много. Подобно поли­ти­че­ской карьере Шах­рая или Бур­бу­лиса, слава, дур­ная или доб­рая, окру­жав­шая Вадима Бака­тина, про­шла довольно быстро. Ныне это имя хорошо известно только в сило­вых струк­ту­рах, где обычно вызы­вает стой­кую непри­язнь по срав­не­нию с «горячо люби­мым» Щёло­ко­вым. Любая попытка совре­мен­ных сило­ви­ков поки­читься род­ством с Дзер­жин­ским или тем же Щёло­ко­вым может быть успешно пре­се­чена ука­за­нием, что истин­ный отец совре­мен­ного МВД и ФСБ — Вадим Бака­тин. Но вряд ли в таком слу­чае можно рас­счи­ты­вать на хоро­шее обра­ще­ние. Правда глаза колет.

На наш скром­ный взгляд, Вадим Вик­то­ро­вич заслу­жи­вает боль­шего. Заметьте — мы не гово­рим, что луч­шего. Его дея­тель­ность не исчер­пы­ва­ется одним лишь раз­ру­ше­нием. Бака­тин в самом деле зало­жил основы совре­мен­ных рос­сий­ских сило­вых струк­тур. Неважно, сов­па­дает ли полу­чив­шийся резуль­тат с его пла­нами — объ­ек­тивно это так. Нра­вится это кому–то или нет. 

Вадим Вик­то­ро­вич отка­зался от всту­пи­тель­ного слова и попро­сил сразу зада­вать вопросы. Пер­вым начал Юрий Сло­бод­кин и попро­сил про­яс­нить, каким обра­зом, будучи пер­вым сек­ре­та­рем обкома КПСС, Бака­тин вме­ши­вался в пра­во­су­дие, в дея­тель­ность судов? Такие обви­не­ния в адрес пар­тии тоже зву­чали в зале. Сви­де­тель отве­тил, что в дея­тель­ность судов не вме­ши­вался, но про­ку­рор был ему послу­шен. Памя­туя о жесто­кой схватке, кото­рую уже имели пред­ста­ви­тели ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны на пер­вом этапе допроса сви­де­те­лей по фак­там кор­руп­ции, Сло­бод­кин спро­сил в лоб: давал ли Вадим Бака­тин на своём пар­тий­ном посту ука­за­ния сажать неви­нов­ных или речь только об осво­бож­де­нии винов­ных? Это сра­бо­тало тогда, это сра­бо­тало и сей­час. Бака­тин вынуж­ден был усту­пить, при­знав, что подоб­ное, — осуж­де­ние чело­века без вины, — было всё–таки невоз­можно. Но «покры­вать» нару­ши­те­лей закона с поста сек­ре­таря обкома было можно. В част­но­сти, он, будучи пер­вым сек­ре­та­рем обкома КПСС, отма­зы­вал людей, кото­рые пер­выми начи­нали «хозяй­ство­вать по–новому», иначе говоря — зани­ма­лись част­ным пред­при­ни­ма­тель­ством161 . Весьма инте­рес­ный штрих к порт­ре­там послед­них сек­ре­та­рей обкомов. 

Неожи­данно, но Бака­тин засви­де­тель­ство­вал, что после отмены 6–й ста­тьи Кон­сти­ту­ции СССР пар­тия не ока­зы­вала ни малей­шего вли­я­ния на работу орга­нов МВД, кото­рыми он на тот момент руко­во­дил162 , а выборы на XXVIII Съезд пар­тии про­хо­дили на аль­тер­на­тив­ной основе с реаль­ной поли­ти­че­ской борь­бой163 . Он также отка­зался гово­рить о воз­мож­но­сти раз­гра­ни­че­ния соб­ствен­но­сти пар­тии и госу­дар­ства. Не про­сто засви­де­тель­ство­вал что раз­ница была, или наобо­рот, что её нико­гда не было, а вовсе отка­зался отве­чать на вопрос164 . В прин­ципе, всё это можно трак­то­вать как некое бла­го­ду­шие к ком­му­ни­сти­че­ской сто­роне. Даже довольно рез­кое пове­де­ние Юрия Сло­бод­кина сви­де­тель пере­но­сил спо­койно. Вадим Вик­то­ро­вич много гово­рил о сра­щи­ва­нии пар­тии и госу­дар­ства, но в целом зани­мал пози­цию ком­му­ни­стам весьма выгод­ную. Он счи­тал, что в рам­ках преж­ней системы вла­сти всё это было абсо­лютно кон­сти­ту­ци­онно165 . Хотя Бака­тина трудно упрек­нуть в сим­па­тиях к быв­шим сопар­тий­цам. Впо­след­ствии он под­дер­жит рас­стрел пар­ла­мента 3–4 октября 1993 года и даже будет высту­пать за пря­мое пре­зи­дент­ское прав­ле­ние и окон­ча­тель­ное уни­что­же­ние пар­ла­мен­та­ризма в Рос­сии в слу­чае эко­но­ми­че­ских успе­хов. Тем не менее, тогда, в 1992 году, он даже мимо­хо­дом упрек­нёт прессу в одно­сто­рон­нем осве­ще­нии судеб­ного про­цесса, а пра­ви­тель­ство — в пло­хих рефор­мах. Хотя у Вадима Вик­то­ро­вича о про­цессе в целом было свое­об­раз­ное пред­став­ле­ние. Он счи­тал, что дан­ный Суд — не защита ком­му­ни­стов, а их атака. Атака на пра­ви­тель­ство, поли­ти­че­ская три­буна и, если гово­рить о людях вроде Гор­ба­чева и Яко­влева, — сред­ство рас­правы166 .

Очень тро­га­тельно Бака­тин отзы­вался о пере­стройке. В пику тем людям, кото­рые утвер­ждали, что перед нача­лом пере­мен в госу­дар­стве забыли «сло­мать» пар­тию, он, напро­тив, счи­тал, что руко­вод­ство страны слиш­ком увлек­лось пар­тий­ной демо­кра­ти­за­цией. По итогу в ней и увязло, так и не дойдя до обще­ства. А иде­алы пере­стройки с её «гума­ни­сти­че­скими и обще­че­ло­ве­че­скими цен­но­стями» Вадим Вик­то­ро­вич искренне раз­де­лял, но увы, ника­кого чёт­кого плана по их дости­же­нию у вождей так и не появи­лось. Как итог — про­вал. На заме­ча­ние Бориса Кура­швили о том, что, воз­можно, про­ис­хо­дя­щее за окном и есть конеч­ная цель, истин­ный план пере­стройки, Бака­тин реши­тельно про­те­сто­вал167 .

По пери­оду своей работы в КГБ В. В. Бака­тин пояс­нил, что зани­мался только рефор­ми­ро­ва­нием коми­тета и пере­да­чей всех дел новой рос­сий­ской спец­службе. Как одно соче­та­ется со вто­рым, не совсем ясно, но таковы были его пока­за­ния. В связи с этим сви­де­тель уве­рял, что не имеет инфор­ма­ции о том, что «несмотря на запреты, ком­му­ни­сти­че­ские струк­туры про­дол­жают свою про­ти­во­прав­ную дея­тель­ность». Откуда Борис Ель­цин взял эту инфор­ма­цию — ему неиз­вестно. КГБ/МСБ СССР при его руко­вод­стве сбо­ром такой инфор­ма­ции точно не зани­ма­лось, потому что ничем тол­ком не зани­ма­лось (это почти дословно) и не могло быть свя­зано с таким заяв­ле­нием168 . А рос­сий­ские спец­службы, как мы выяс­нили в преды­ду­щей части, ещё тол­ком и не существовали.

Виш­ня­ков попы­тался про­ве­сти линию на то, что глав­ным рыча­гом «все­вла­стия» КПСС была кад­ро­вая поли­тика, а именно — рас­ста­новка чле­нов своей пар­тии на клю­че­вые посты. Это нор­маль­ный спо­соб функ­ци­о­ни­ро­ва­ния для любой поли­ти­че­ской пар­тии в любой стране. Если не побеж­дать на выбо­рах ради порт­фе­лей, то ради чего тогда? И у него, что уди­ви­тельно, это полу­ча­лось, до тех пор, пока он не попы­тался пере­не­сти своё постро­е­ние на КГБ, после чего сви­де­тель резко «взбрык­нул»169 . Здесь ком­му­ни­сты, увы, замах­ну­лись на кусок боль­ший, чем смогли про­гло­тить. Вообще в этом плане Бака­тин был очень уяз­вим и все­гда остро реа­ги­ро­вал на всё, что было свя­зано с сило­выми струк­ту­рами. Вадим Вик­то­ро­вич, мягко говоря «кри­тично» отно­сился к работе совет­ского МВД и КГБ и целью сво­его пре­бы­ва­ния на посту руко­во­ди­теля каж­дого из ведомств видел в их уни­что­же­нии. Не вообще, а в том виде, в кото­ром они суще­ство­вали, конечно же.

Напри­мер, пре­зи­дент­ской сто­роне вер­нуть этого сви­де­теля на свою линию уда­лось, как раз выведя его на пока­за­ния, что именно из–за КПСС спец­службы зани­ма­лись не только и не столько сбо­ром раз­вед­дан­ных, сколько обслу­жи­ва­нием «про­па­ган­дист­ских уста­но­вок ЦК КПСС, кото­рые имели мало общего с реаль­ными госу­дар­ствен­ными инте­ре­сами»170 . А «воз­вра­щать» Вадима Вик­то­ро­вича на свою линию демо­кра­там при­хо­ди­лось. Шутка ли, даже в своём интер­вью он заяв­лял, что всей пол­но­той вла­сти обла­дало только Полит­бюро и нужно отли­чать пар­тий­ные верхи от осталь­ной пар­тии171 . Это раз­де­ле­ние ответ­ствен­но­сти было не в пользу пре­зи­дент­ской стороны.

Да и на вопросы пред­ста­ви­те­лей пре­зи­дента Бака­тин, напро­тив, отве­чал с неко­то­рой долей иро­нии и как бы нарочно ломая её линию. Вот Михаил Федо­тов про­сит сви­де­теля, как пар­тий­ного работ­ника со ста­жем, засви­де­тель­ство­вать, что пар­тий­ные орга­ни­за­ции рас­по­ря­жа­лись госу­дар­ствен­ным иму­ще­ством как своим и поль­зо­ва­лись госу­дар­ствен­ными услу­гами без оплаты. Напри­мер, шиф­ро­ван­ной свя­зью. На это Вадим Вик­то­ро­вич отве­чает со ску­ча­ю­щим видом, кото­рый почти вжи­вую пере­да­ётся при чте­нии стенограммы. 

КПСС была един­ствен­ной пар­тией в стране, при­чём согласно Кон­сти­ту­ции она до 1990 года имела всю пол­ноту вла­сти. Кто и как пла­тил за шиф­ро­связь? Он, как сек­ре­тарь обкома, нико­гда этим не инте­ре­со­вался и до сих пор поня­тия не имеет. Но ему ясно также и то, что если пар­тия за шиф­ро­связь и не запла­тила, то явно не из умысла обо­брать нало­го­пла­тель­щика и стать богаче! Всё совер­ша­лось в связи с про­грамм­ными и устав­ными целями орга­ни­за­ции и во имя их. В том же духе сви­де­тель отве­чал, что пар­тий­ные органы в МВД про­во­дили поли­тику пар­тии, а на какие деньги функ­ци­о­ни­ро­вали, он не знает172

В своей отставке с поста Мини­стра внут­рен­них дел Вадим Бака­тин не стал обви­нять цен­траль­ные пар­тий­ные органы, а ука­зы­вал более на рес­пуб­ли­кан­ское пар­тий­ное руко­вод­ство в сепа­ра­тист­ских обла­стях. Оно про­иг­ры­вало на выбо­рах раз­лич­ным наци­о­на­ли­сти­че­ским народ­ным фрон­там, но тре­бо­вало, чтобы госу­дар­ствен­ный аппа­рат про­дол­жал слу­жить только им. Бака­тин отка­зы­вался играть в эти игры и стоял на пози­ции, что рес­пуб­ли­кан­ское МВД слу­жит законно избран­ным вла­стям рес­пуб­лики, какого бы цвета они ни были. Это и создало ему попу­ляр­ность чело­века, «раз­ва­ли­ва­ю­щего МВД». Колос­саль­ное дав­ле­ние по этой линии и при­вело к отставке173 .

Впро­чем, сильно обо­льщаться не стоит. С той же лёг­ко­стью, с кото­рой Бака­тин под­да­вался одной сто­роне про­цесса, он под­да­вался и дру­гой. Он с охо­той сви­де­тель­ство­вал о суще­ство­ва­нии «тай­ного блока пар­тий­ных кон­сер­ва­то­ров» из КПСС, РКП, КГБ и ВПК, наме­ре­вав­шихся «погу­бить пере­стройку» и вер­нуться к орто­док­саль­ному марксизму–ленинизму. Также он сви­де­тель­ство­вал о пол­ной под­чи­нен­но­сти струк­тур Коми­тета Госу­дар­ствен­ной Без­опас­но­сти вла­сти Полит­бюро174

С послед­ним ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона спо­рила реши­тельно. Во–первых, осу­ществ­ля­лась неглас­ная про­слушка Полит­бюро, во–вторых реги­о­наль­ное руко­вод­ство КПСС было лишено рыча­гов вли­я­ния на мест­ный «коми­тет». На пер­вый тезис Бака­тин пари­ро­вал весьма слабо, при­тя­нув за уши как аргу­мент отсут­ствие зако­но­да­тель­ной базы. На вто­рой воз­ра­зил, что реги­о­наль­ное руко­вод­ство пар­тии могло вме­ши­ваться в дела мест­ного КГБ в той мере, в кото­рой поз­во­ляло в каж­дом кон­крет­ном слу­чае Полит­бюро175 . Судья Гаджиев тоже был в неко­то­ром недо­уме­нии. Ему был изве­стен слу­чай истре­бо­ва­ния струк­ту­рами КГБ около 50 дел одного из пар­тий­ных архи­вов в Каре­лии для после­ду­ю­щего уни­что­же­ния. Не похоже на струк­туру, нахо­дя­щу­юся «под» пар­тией. Бака­тин отве­тил, что ему такие факты неиз­вестны176 . На том и порешили. 

У Бака­тина было в этом плане неко­то­рое про­ти­во­ре­чие. КПСС управ­ляла КГБ, но весь вопрос в том - как. Коми­тет был жёстко цен­тра­ли­зо­ван­ной струк­ту­рой, под­чи­нён­ной только сво­ему пред­се­да­телю. Рабо­тать с ним могло только Полит­бюро, и то, не в пол­ном составе. Это ско­рее напо­ми­нало инстру­мент лич­ной вла­сти, чем ору­дие в руках пар­тии в целом. Бака­тин также ушёл от ответа на вопрос о вза­и­мо­от­но­ше­ниях пар­тии и госу­дар­ства в исто­ри­че­ском кон­тек­сте. А ведь это дей­стви­тельно клю­че­вой вопрос. Появ­ле­ние каких–то кон­троль­ных функ­ций у пар­тии по отно­ше­нию к гос­бе­зо­пас­но­сти может рас­смат­ри­ваться как стра­ховка про­тив повто­ре­ния 1937 года177 .

На самом деле, может воз­ник­нуть вопрос, почему один из «архи­тек­то­ров» реформ столь снис­хо­ди­тельно отнёсся к ком­му­ни­сти­че­ской оппо­зи­ции. Феликс Рудин­ский также под­твер­дил, что пози­ция Бака­тина в суде была «ней­траль­ной»178 и он много уси­лил пози­ции ком­му­ни­стов. Ско­рее всего, со сто­роны Вадима Вик­то­ро­вича это был некий жест при окон­ча­нии поли­ти­че­ской карьеры. В новую пре­зи­дент­скую команду он не вошёл, был цели­ком и пол­но­стью «чело­ве­ком Гор­ба­чёва» и захо­тел встать в позу по отно­ше­нию к курсу, с кото­рым был не согла­сен. Впро­чем, как пока­жут собы­тия октября 1993 года, обо­льщаться такими вещами не стоит — анти­ком­му­низм Бака­тина от этого никуда не ушёл.

Ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона тре­бо­вала также заслу­шать сви­де­те­лей Пав­лова, Крюч­кова и Лукья­нова. Так как двое послед­них нахо­ди­лись под след­ствием по «Делу ГКЧП», то дабы не вме­ши­ваться в юрис­дик­цию общих судов, пред­ла­га­лось вме­сто Крюч­кова допро­сить Чеб­ри­кова. Именно Пав­лов сме­нил Рыж­кова на посту Премьер–министра СССР и мог сви­де­тель­ство­вать о том, какими были вза­и­мо­от­но­ше­ния пар­тии и госу­дар­ства прямо нака­нуне запрета, а не за год или пол­года до того. Тоже можно ска­зать и о роли Лукья­нова. Крюч­ков или Чеб­ри­ков, как пред­ста­ви­тели КГБ, пона­до­би­лись сто­роне, дабы подроб­нее рас­крыть вза­и­мо­от­но­ше­ния КПСС и спец­служб. Бака­тин был на посту чуть более 100 дней и то уже после запрета пар­тии. Допро­шен­ные ранее пред­ста­ви­тели коми­тета были людьми вто­рого или даже тре­тьего эше­лона, под­ня­тыми на высо­кие посты уже новой вла­стью. Да и что это было за АФБ РФ? К моменту рас­смат­ри­ва­е­мых на суде собы­тий оно ещё даже не начало тол­ком функ­ци­о­ни­ро­вать и было занято лишь дола­мы­ва­нием ста­рого обще­со­юз­ного аппа­рата. Так что реально осве­тить вопрос, если гово­рить честно, они не могли.

Суд отка­зал в этом тре­бо­ва­нии, и у этого реше­ния тоже была своя подо­плека. Дело в том, что уча­стие дан­ных лиц в ГКЧП не остав­ляло ника­ких сомне­ний в их непри­ми­ри­мо­сти к суще­ству­ю­щим вла­стям. Таким обра­зом, это были бы на 100 % «пар­тий­ные» сви­де­тели. Отве­сти их было жиз­ненно необ­хо­димо для пре­зи­дент­ской сто­роны, и это было сде­лано под таким обос­но­ва­нием, что они все про­хо­дят по «Делу ГКЧП» и отвле­кать их от уго­лов­ного про­цесса сей­час — вме­ши­ваться в этот уго­лов­ный про­цесс179 . Нам сей­час сложно судить, насколько с юри­ди­че­ской сто­роны это обос­но­ванно, но со сто­роны кажется стран­ным, что Кон­сти­ту­ци­он­ный суд, рас­смат­ри­ва­ю­щий судь­бо­нос­ные для страны вопросы, в этой ситу­а­ции усту­пает рас­смот­ре­нию част­ного уго­лов­ного дела. 

Обе сто­роны, кстати, ока­зали Суду услугу в ситу­а­ции с неяв­кой Миха­ила Гор­ба­чёва. Каж­дая из сто­рон выра­зила мне­ние, что, в прин­ципе, не наста­и­вает на его вызове180 . Суд полу­чил воз­мож­ность «дать зад­нюю», сохра­нив при этом лицо. Насильно доста­вить в зал Суда быв­шего Ген­сека было нельзя, дав­ле­нию он не под­да­вался, а отка­заться от его вызова открыто — опо­зо­рить правосудие.

***

13 октября 1992 года опрос сви­де­те­лей был завер­шён, и про­цесс всту­пил в завер­ша­ю­щую фазу рас­смот­ре­ния доку­мен­таль­ных сви­де­тельств. За отсут­ствием пятого тома сте­но­грамм осве­тить его в пол­ном объ­еме мы, увы, не можем. Но о чём всё же стоит ска­зать, так это о дис­кус­сиях, пред­ше­ство­вав­ших началу этого этапа. Потому что они хорошо иллю­стри­руют всю пра­во­вую сто­рону происходящего.

С. А. Бого­лю­бов и В. С. Мар­те­мья­нов пред­ста­вили сле­ду­ю­щие пре­тен­зии181 ком­му­ни­сти­че­ской стороны:

  1. В деле слиш­ком много лиш­них доку­мен­тов, тяну­щихся вплоть до 1930–х годов. Сто­рона готова при­нять, что для иллю­стра­ции тезиса о некон­сти­ту­ци­он­но­сти пар­тии и кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов пре­зи­дента тре­бу­ется пока­зать дли­тель­ность нару­ше­ния и обра­щаться к пери­оду до 1990 года, но не ухо­дить же к самому началу века!
  2. Ситу­а­ция, при кото­рой пре­зи­дент­ская сто­рона пред­став­ляет не только свои доку­менты, но и Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии — пара­док­сальна. Нет ника­кого порядка изъ­я­тия этих доку­мен­тов, они про­сто украдены.
  3. Суд не может вызвать допол­ни­тель­ных сви­де­те­лей по пред­ло­же­нию ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны, потому что не хочет вме­ши­ваться в «Дело ГКЧП». Но каким–то неожи­дан­ным обра­зом доку­менты о собы­тиях авгу­ста 1991 года допус­кает в процесс.
  4. Сам харак­тер сви­де­тельств, кото­рые уже пред­став­ля­лись и кото­рые будут пред­став­лены далее в про­цессе. Сопро­во­ди­тель­ные письма без доку­мен­тов, какие–то не име­ю­щие юри­ди­че­ской силы лич­ные записки и т. д. Пол­но­цен­ные доку­менты есть, но какие? С про­пу­щен­ными стра­ни­цами, без даты, какие–то только в копиях, какие–то даже без под­пи­сей. Мар­те­мья­нов попро­сил суд «не уни­жаться» и всё–таки тре­бо­вать ори­ги­на­лов. Чтобы всё было нор­мально под­го­тов­лено, а не с помет­ками, под­чёр­ки­ва­ни­ями, пере­чёр­ки­ва­ни­ями и чуть ли не из мусор­ной кор­зины при­не­сён­ное. Кто делал эти под­чёр­ки­ва­ния, зачёр­ки­вал те или иные фразы на доку­мен­тах без подписей?
  5. А не начать ли нам, участ­ни­кам про­цесса и судьям, поль­зо­ваться про­цес­су­аль­ным зако­но­да­тель­ством? Ну хоть каким–то, по ана­ло­гии? Потому что сию­ми­нут­ная воля Суда, выпры­ги­ва­ю­щая в самых неожи­дан­ных момен­тах — пло­хой арбит­раж в спор­ных ситуациях.
  6. Суд может быть пред­взят. Все име­ю­щи­еся доку­менты, 47 томов, предо­став­лены про­ти­во­по­лож­ными сто­ро­нами (пре­зи­дент­ской и депутатов–антикоммунистов) вне засе­да­ния. Судьи с этими доку­мен­тами зна­ко­ми­лись в част­ном порядке, у них сфор­ми­ро­ва­лось неко­то­рое убеж­де­ние, но всё это было опять–таки вне засе­да­ний. Ком­му­ни­сты были лишены воз­мож­но­сти их про­ком­мен­ти­ро­вать и вряд ли успеют чисто физи­че­ски. Потому хоте­лось бы как–то решить и этот вопрос. Уже сфор­ми­ро­вав­ше­еся убеж­де­ние из головы не изъ­ять, но ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона хотела бы знать, есть ли какие–то заме­ча­ния, вопросы и так далее. Потому что это важно для ито­гов процесса.

Пре­зи­дент­ская сто­рона также выска­зала своё мне­ние. Выступ­ле­ние С. Шах­рая182 сво­ди­лось к следующему:

  1. Ника­кого исклю­че­ния доку­мен­тов из про­цесса. Что пред­став­лено, то и нужно.
  2. Ника­кого про­цес­су­аль­ного порядка вообще быть не должно, ника­кие ана­ло­гии недо­пу­стимы. Ваше слово, това­рищ Зорь­кин, для нас закон и нет ничего выше. И Кон­сти­ту­ци­он­ный суд может рабо­тать с копи­ями, почему бы и нет. Правда, тогда воз­ни­кал вопрос, а есть ли у доку­мента вообще ори­ги­нал? Но тут, по–видимому, сле­до­вало исхо­дить из того, что сто­рон­ники демо­кра­тии не умеют врать.
  3. Ника­кого раз­гра­ни­че­ния доку­мен­тов по вре­мени. Надо будет — с 1898 года рассмотрим.
  4. Ещё раз под­черк­нуто, что нужны все документы.
  5. Огла­шаться будут только те доку­менты, кото­рые счи­тает нуж­ным огла­сить Суд [нару­ше­ние прин­ципа глас­но­сти судо­про­из­вод­ства — В. П.]. Ника­кой согла­си­тель­ной комис­сии, реша­ю­щей, какие доку­менты явля­ются спор­ными, а какие нет, ради уско­ре­ния про­цесса, тоже не будет.
  6. Пре­зи­дент­ская сто­рона ника­кого отно­ше­ния к пред­став­ле­нию доку­мен­тов не имеет. Доку­менты пред­став­лены Комис­сией по рас­сек­ре­чи­ва­нию доку­мен­тов, то есть Рос­ко­мар­хи­вом и Госу­дар­ствен­ной комис­сией, спе­ци­ально для того созданной. 

Хотя это была очень боль­шая натяжка. Все пре­красно пони­мали, что истин­ная про­блема в том, что доку­менты были изъ­яты при аре­сте архи­вов без вся­кого оформ­ле­ния и теперь предо­став­ля­ются струк­ту­рами, повя­зан­ными кровно с пре­зи­дент­ской сто­ро­ной. Чего стоит рас­сказ Федо­това о том, как эти «неза­ви­си­мые» струк­туры искали им ком­про­ме­ти­ру­ю­щие доку­менты на пар­тию фак­ти­че­ски под заказ, по щелчку паль­цев, в пере­ры­вах судеб­ного засе­да­ния, когда их пози­ция начи­нала шататься. Ком­му­ни­сти­че­ской сто­роне «неза­ви­си­мые струк­туры» так бумаг не под­но­сили. «Неза­ви­си­мые струк­туры» про­сто игно­ри­ро­вали запросы ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны183 . Равен­ство сто­рон в про­цессе, что ещё сказать…

Но что уди­ви­тельно. В самом начале про­цесса ком­му­ни­стов обви­няли в том, что они наме­ренно затя­ги­вают рас­смот­ре­ние дела. Теперь же, 14 октября, «Рос­сий­ская газета» него­до­вала по поводу того, что ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона пред­ла­гает про­цесс уско­рить, сокра­тив общий мас­сив источ­ни­ков184 . При­чём речь шла о сокра­ще­нии именно за счёт «древ­но­стей», вос­хо­дя­щих чуть ли не к Там­бов­скому вос­ста­нию. То есть на про­цесс, по идее, эти доку­менты всё равно не имели вли­я­ния. И там же ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона обви­ня­лась в поли­ти­за­ции про­цесса, хотя нечто подоб­ное про­сле­жи­ва­лось только в самом начале, в выступ­ле­нии пред­ста­ви­те­лей сто­рон. Обычно «поли­ти­че­скую нагрузку» рас­смот­ре­нию дела обес­пе­чи­вала именно сто­рона пре­зи­дента и радикал–демократов с её бес­смыс­лен­ными с точки зре­ния обсто­я­тельств дела, но такими эффект­ными экс­кур­сами в далё­кое прошлое. 

Напря­мую к делу не отно­сится, но нельзя не заме­тить чрез­вы­чайно низ­кий про­фес­си­о­наль­ный уро­вень жур­на­ли­стики в одной из  глав­ных газет страны. В этой же ста­тье Мура­вьё­вой есть такое место:

«Ком­му­ни­сты, видимо, пыта­ясь затя­нуть про­цесс, выска­зы­вали „сомне­ния в под­лин­но­сти“, при­зы­вали „не при­ни­мать копии“, воз­му­щённо зада­вали вопросы: „А этот доку­мент зачем при­об­щать к делу?“. Напомню: речь шла в основ­ном о доку­мен­тах, рож­дён­ных в ЦК КПСС».

Ну и что это должно зна­чить: «рож­дён­ных в ЦК КПСС»? Все сидев­шие в зале суда наизусть пом­нили каж­дую бумагу в доку­мен­то­обо­роте за все годы своей работы в ЦК и не могли не знать каж­дого доку­мента в деле? Сомне­ния в под­лин­но­сти воз­ни­кали по при­чине того, что про­тив­ники на про­цессе вла­дели всеми этими архи­вами и тас­кали оттуда копии на свое усмот­ре­ние. Это довольно серьёз­ный повод опа­саться! При­зы­вали «не при­ни­мать копий» тоже не потому, что прин­ци­пи­ально не пере­но­сили пис­чей бумаги или хотели лиш­ний раз под­верг­нуть риску уни­каль­ный источ­ник при копи­ро­ва­нии. Про­сто боль­шин­ство пред­став­лен­ных доку­мен­тов содер­жали выде­ле­ния, пометки, вычёр­ки­ва­ния и так далее. Вот кто их оста­вил? Пред­ста­ви­тели пре­зи­дент­ской сто­роны? Архив­ный работ­ник? Дело­про­из­во­ди­тель в отделе? Заве­ду­ю­щий отде­лом? Непо­сред­ствен­ный адре­сат? А пометки эти в неко­то­рых слу­чаях опре­де­лён­ным обра­зом рас­став­ляли смыс­ло­вой акцент и даже меняли смыс­ло­вую нагрузку тек­ста. Дей­стви­тельно, зачем ори­ги­налы? И в конце–концов, когда ком­му­ни­стам пояс­нили, что спи­сок пред­став­ля­е­мого нельзя оспо­рить, то они, напро­тив — насто­яли на ещё боль­шем уве­ли­че­нии их числа! То есть брать весь доку­мен­то­бо­рот по про­блеме в сово­куп­но­сти. Что отве­тила конеч­ная инстан­ция, раз­до­быть все при­ло­же­ния к пред­став­ля­е­мому доку­менту и так далее.

И всё это про­ис­хо­дило прямо в зале, всё это есть в сте­но­грамме. Тут даже не пере­врали и не выду­мали. В пуб­ли­ка­ции И. Мура­вьё­вой про­сто взят с потолка упрёк, что если доку­мент пред­по­ла­га­ется за автор­ством ЦК КПСС, то ничего больше и не нужно. 

Обзор прессы за период

Прежде всего, завер­шим «сюжет­ную арку», свя­зан­ную с неяв­кой М. С. Гор­ба­чева на Суд. Мы уже упо­ми­нали, что Суду уда­лось выбраться из этого цуг­ц­ванга бла­го­даря фак­ти­че­скому отказу сто­рон от его допроса, но путь этот был позор­ным и дол­гим. Уже 5 октября 1992 года рос­сий­ские вла­сти сде­лали быв­шего ген­сека «невы­езд­ным»185 . Прямо как в старые–добрые вре­мена. Испол­ни­тель­ная власть прямо заяв­ляла — Миха­илу Сер­ге­е­вичу надо ещё раз всё хорошо обду­мать и явиться в Суд. Оформ­ле­ние реше­ния тоже было выше вся­ких похвал: ника­кого пись­мен­ного доку­мента, всё по прин­ципу «мне позво­нил пре­зи­дент…» Попытки при­вя­зать ко всему этому под­за­кон­ный акт СССР от 1970–го года186 каза­лись про­сто смеш­ными. Ведь его суще­ство­ва­ние пре­зи­дент­ская сто­рона вме­няла КПСС как пре­ступ­ле­ние, но сама им же и вос­поль­зо­ва­лась187

7 октября, после повтор­ной неявки Гор­ба­чёва, Пре­зи­дент РФ при­нял более жёст­кие меры. К слову, сам Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд имел право только на нало­же­ние штрафа, но так слу­ча­ется, что одна из сто­рон в рас­смат­ри­ва­е­мом деле вдруг решает «помочь» Суду. Если что, то мы про бес­при­страст­ность. В общем, в этот день у Горбачёв–Фонда отняли все поме­ще­ния. Выста­вили мили­цей­ский кор­дон и опе­ча­тали188 .

Какая иро­ния! Ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона дока­зы­вает в Суде, что нельзя изы­мать иму­ще­ство без суда само­лич­ным реше­нием испол­ни­тель­ной вла­сти. Пусть это даже сам Пре­зи­дент РФ! Нельзя и всё, это про­ти­во­ре­чит зако­но­да­тель­ству Рос­сий­ской Феде­ра­ции! Пре­зи­дент­ская сто­рона в ответ: «Ну вы зна­ете, КПСС это осо­бый слу­чай, была чрез­вы­чай­ная опас­ность, пра­во­вая неопре­де­лён­ность…». За окном этот самый пре­зи­дент про­дол­жает тво­рить то же самое, но в отно­ше­нии уже иных юри­ди­че­ских лиц, воз­ник­ших вообще после раз­вала Союза.

Суд раз­би­рает дело о том, что пре­зи­дент не может своим еди­но­лич­ным ука­зом решать судьбу обще­ствен­ных объ­еди­не­ний. Это - ай-​ай-​ай. Что делает этот самый пре­зи­дент за окном? В таком же само­управ­ном порядке запре­щает ещё одну орга­ни­за­цию189

На оба слу­чая судьи в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде про­дол­жают согласно кивать голо­вами в такт пред­ста­ви­те­лям «демо­кра­ти­че­ской» сто­роны. Где–то в 2020 году либе­ралы про­дол­жают писать, что постро­е­ние «пол­но­цен­ного» пра­во­вого госу­дар­ства в Рос­сии сорвало отсут­ствие деком­му­ни­за­ции. Так и живём.

Сам Указ касался пре­об­ра­зо­ва­ния Госу­дар­ствен­ной финан­со­вой ака­де­мии как учеб­ного заве­де­ния и пере­дачи ему новых поме­ще­ний. Новых — это уже заня­тых фон­дом Гор­ба­чёва. А ОМОН  участ­во­вал в этой хозяй­ствен­ной реор­га­ни­за­ции без вся­кого пра­во­вого оформ­ле­ния, по звонку Мини­стра внут­рен­них дел. И в службу и в дружбу.

Не видите ли вы в этом некую иро­нию? Чтобы скло­нить голову чело­века, посмев­шего поста­вить себя выше закона, вла­сти сами пре­сту­пали закон. Хотя, с дру­гой сто­роны, есть повод позло­рад­ство­вать. Как мы упо­ми­нали выше, это иму­ще­ство Гор­ба­чёв и ком­па­ния ото­брали у КПСС не совсем закон­ным путем в послед­ние месяцы суще­ство­ва­ния Союза, но затем сделка была «уза­ко­нена» Б. Н. Ель­ци­ным как «отступ­ные» Миха­илу Гор­ба­чёву за власть. И вот теперь вора самого обо­крали. Ну как тут не вспом­нить про «грабь награб­лен­ное»? Сколь же мелоч­ные люди управ­ляли нашей стра­ной. Сошлись в нерав­ном бою Борис Ель­цин и Михаил Гор­ба­чёв — оба быв­шие про­вин­ци­аль­ные пар­тий­ные чинов­ники. И при­несли все нравы мел­кого про­вин­ци­аль­ного чинов­ни­че­ства с собой. Ведь всё это даже не начало исто­рии. Ещё до Кон­сти­ту­ци­он­ного Суда, когда Михаил Гор­ба­чев резко рас­кри­ти­ко­вал эко­но­ми­че­ский курс пра­ви­тель­ства, за что у него отняли слу­жеб­ную машину, остав­лен­ную ему в поль­зо­ва­ние после отставки190 .

Правда, по итогу этого воде­виля, экс­перты при­зна­вали про­иг­рав­шей сто­ро­ной Б. Н. Ель­цина191 . Во–первых, Михаил Гор­ба­чёв ничуть не испу­гался, ибо для поли­тика лучше быть муче­ни­ком, чем «пол­ков­ни­ком, кото­рому никто не пишет». Во–вторых, на его сто­роне были лидеры всех запад­ных стран, кото­рые сразу же стали исполь­зо­вать ситу­а­цию для дав­ле­ния на Рос­сию, а все сило­вые меры рас­це­ни­вать как раз­во­рот к авто­ри­та­ризму. Ель­цин повёлся на про­во­ка­цию и сам себя выста­вил в подоб­ном свете. Хотя, воз­можно, про­сто явил истин­ное лицо. К слову, Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд наобо­рот, рас­счи­ты­вал, что в связи с подоб­ным жестом «загра­ница» от Гор­ба­чёва отвер­нется192 . Но вышло совсем наоборот. 

Дру­гого мне­ния был обо­зре­ва­тель «Неза­ви­си­мой газеты» Алек­сей Воро­бьёв. Он счи­тал, что лар­чик откры­вался ещё проще: отве­чать на вопросы суда и сто­рон честно озна­чает для Гор­ба­чёва поли­ти­че­ское и мораль­ное само­убий­ство. Так что ника­кой это не поиск попу­ляр­но­сти и тем более не атака. Это глу­бо­кая обо­рона. Воро­бьёв счи­тает пове­де­ние быв­шего Ген­сека вполне разум­ным, но и он не может его оправ­дать193 . Но нашлись и те, кто оправ­ды­вал и при­зы­вал «смот­реть шире». Не только с точки зре­ния пра­во­вой и поли­ти­че­ской, но и с «обще­че­ло­ве­че­ской»194 . Рудин­ский довольно едко высме­и­вал эту позицию:

«Нет ли здесь релик­тов тота­ли­тар­ной идео­ло­гии, миро­воз­зре­ния «кучки огол­те­лых дино­зав­ров» (так про­фес­сор назы­вал ком­му­ни­стов), про­тив кото­рых он высту­пал? <…> Логика наших демо­кра­тов такова: Иванова–Петрова–Сидорова можно в Суд и под кон­воем, а «этого чело­века» как можно? Не по–божески»195 .

Сам Гор­ба­чёв наста­и­вал, что все­гда сотруд­ни­чал с вла­стями и ника­кого пре­не­бре­же­ния к праву у него нет. Напри­мер, по делу ГКЧП и по делу о финан­сах КПСС, как и любой граж­да­нин, вызван­ный по повестке, он ходил к сле­до­ва­телю, давал пока­за­ния и так далее. Но этот про­цесс, в отли­чие от преды­ду­щих — чисто поли­ти­че­ский. По его мне­нию, ситу­а­ция вызвана жела­нием Ель­цина найти вино­ва­того в неуспехе теку­щих реформ и удоб­нее всего сде­лать это в про­шлом. И на место вино­ва­того поста­вить не только КПСС когда–то давно, но и Миха­ила Гор­ба­чёва здесь и сей­час196 . Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд неод­но­кратно пояс­нял Гор­ба­чеву, что понял и при­нял его оценку. Но реаль­ность такова, что лич­ное отно­ше­ние к закону не осво­бож­дает от его исполнения. 

Также Суд весьма неловко попы­тался ото­рваться от дей­ствий испол­ни­тель­ным вла­сти тем, что попро­сил не отож­деств­лять дей­ствия отно­си­тельно быв­шего ген­сека и волю Суда. Непо­сред­ственно Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд нало­жил на граж­да­нина М. С. Гор­ба­чёва штраф в 100 руб­лей — это всё, что поз­во­лял Закон о Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Но вся соль в том, что неявка в Суд вле­чет собой пра­во­вую ответ­ствен­ность более широ­кого фор­мата. И вот тут уже имела право вме­шаться (и вме­ша­лась) испол­ни­тель­ная власть. И как бы вот так полу­чи­лось, что Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд попро­сил, но с пра­во­вой точки зре­ния он ни при чём197 .  

К слову, в этот же период роди­лась басня о том, что это ком­му­ни­сты всеми силами доби­ва­лись явки Гор­ба­чева в Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд, дабы полу­чить «реванш за пре­да­тель­ство». Стало быть, под­дер­жи­вать явку Миха­ила Гор­ба­чёва в суд — под­дер­жи­вать ком­му­низм! Но правда в том, что ини­ци­а­то­ром вызова быв­шего Пре­зи­дента СССР был сек­ре­тарь Суда Ю. Д. Руд­кин. Ком­му­ни­сти­че­ская сто­рона не то чтобы была «за», она ско­рее была не про­тив. Вален­тин Куп­цов выска­зался в духе того, что мы и без сви­де­теля Гор­ба­чёва неплохо обхо­димся, но если Суд счи­тает нуж­ным, то что нам воз­ра­жать? Под­го­то­вим вопросы, опро­сим198 . Ну вопрос с бес­при­страст­но­стью прессы в те годы, мне кажется, его даже под­ни­мать не стоит. 

Феликс Рудин­ский, как один из юри­стов ком­пар­тии, спу­стя годы открыл неко­то­рую тайну, свя­зан­ную с этим эпи­зо­дом. В целом, все пред­ста­ви­тели сто­роны отно­си­лись к появ­ле­нию Гор­ба­чёва на сло­вах рав­но­душно. Кроме  Хан­гель­ды­ева, сохра­нив­шего особо непри­ми­ри­мую пози­цию по этому вопросу «во имя буду­щего Кон­сти­ту­ци­он­ного Суда». Пресса обви­няла ком­му­ни­стов в том, что они хотят устро­ить Гор­ба­чёву граж­дан­скую казнь. Но на самом деле… На самом деле ком­му­ни­сты тихо радо­ва­лись тому, что Михаил Сер­ге­е­вич решил остаться дома. Феликс Михай­ло­вич пишет следующее:

«В любом Суде сто­рона, защи­ща­ю­щая свои пози­ции, не заин­те­ре­со­вана в появ­ле­нии сви­де­те­лей, высту­па­ю­щих про­тив неё. Это обыч­ная так­тика, кото­рой при­дер­жи­ва­ются юри­сты… В то же время ска­зать Суду, что мы воз­ра­жаем про­тив вызова быв­шего ген­сека, мы тоже не могли. Нас в этом слу­чае могли бы обви­нить в стрем­ле­нии скрыть правду»199 .

А Гор­ба­чёв точно бы высту­пал про­тив ком­му­ни­сти­че­ской сто­роны. В интер­вью «Ком­со­моль­ской правде» от 7 октября 1992 года он заявил, что Указы Ель­цина… пол­но­стью оправ­даны!200 И это после того, как Гор­ба­чёв, высту­пая 23 авгу­ста 1991 года перед пар­ла­мен­том, уни­женно умо­лял Ель­цина их не под­пи­сы­вать. Чего этот чело­век боялся на Суде? Никто уже не мог уни­зить его больше, чем он сам. 

Но отой­дем всё–таки от темы Гор­ба­чёва. Неболь­шую ана­ли­ти­че­скую ста­тью о про­цессе в этот период опуб­ли­ко­вал в «Неза­ви­си­мой газете» Вик­тор Гущин. Он выра­зил мне­ние, что про­цесс под­го­тов­лен скверно, а встреч­ный иск о при­зна­нии некон­сти­ту­ци­он­но­сти ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и того хуже. Послед­нее даже не мне­ние, а факт. В дока­за­тель­ство Гущин ссы­ла­ется на интер­вью самого Румян­цева, где тот рас­ска­зы­вает, что встреч­ное хода­тай­ство к ком­му­ни­стам гото­ви­лось почти как курьёз. И именно этот, встреч­ный анти­ком­му­ни­сти­че­ский иск пре­вра­тил про­цесс из пра­во­вого в поли­ти­че­ский. Если бы речь шла только о соот­вет­ствии ель­цин­ских ука­зов Кон­сти­ту­ции, то пра­во­вой харак­тер дей­ства ещё можно было бы сохра­нить. Ведь все пони­мают, что дока­за­тель­ство «некон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС» необ­хо­димо не для того, чтобы запре­тить её в про­шлом, а для того, чтобы не дать ей воз­мож­ность функ­ци­о­ни­ро­вать в буду­щем. Что это, как не поли­ти­че­ская цель? А как быть с ситу­а­цией отно­си­тельно явки Гор­ба­чёва? Это же цирк на всю страну, кото­рый бьёт по госу­дар­ству в целом. Един­ствен­ный разум­ный выход: отмена анти­ком­му­ни­сти­че­ских Ука­зов со сто­роны Б. Н. Ель­цина и отзыв иска со сто­роны ком­му­ни­стов201 .

Про­дол­жая тему «обо­рот­ней», кото­рым предо­став­ляла слово цен­траль­ная пресса. Нико­лай Васи­лье­вич Куле­шов — вете­ран Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, всту­пил в ВКП(б) на фронте. Также выска­зался за запрет ком­пар­тии202 . Кстати, уже вто­рой вете­ран войны, под­дер­жи­ва­ю­щий Ель­цина, кото­рого пре­зи­дент­ские газеты смогли разыскать.

Неко­то­рый ана­ли­ти­че­ский ком­по­нент был и в уже упо­мя­ну­той ста­тье Вадима Вик­то­ро­вича Бака­тина. Он опуб­ли­ко­вал её в «Неза­ви­си­мой газете» после дачи сви­де­тель­ских пока­за­ний. Там он насто­я­тельно реко­мен­дует Суду не при­ни­мать реше­ние о «некон­сти­ту­ци­он­но­сти» КПСС. Почему? Потому что раз­вя­зы­ва­ние анти­ком­му­ни­сти­че­ской исте­рии толк­нёт массу быв­ших ком­му­ни­стов к «необоль­ше­визму», сде­лает их более ради­каль­ными и спло­тит. На то время, по под­счё­там автора, в Рос­сии есть уже порядка семи марк­сист­ских пар­тий. И это пре­красно! Пусть их будет десять и даже больше. Бака­тин не верил в их жиз­не­спо­соб­ность ни с еди­ным цен­тром, ни по отдель­но­сти. В пору, когда необ­хо­димо «обще­на­ци­о­наль­ное согла­сие» ввя­зы­ваться в пре­сле­до­ва­ние какой–то кон­крет­ной идео­ло­гии — себе дороже203 .

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 118.
  2. Кар­пов М. Лёг­кая скука в ожи­да­нии полит­те­атра // Неза­ви­си­мая газета. 17 сен­тября 1992. №179 (350).
  3. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 15 сен­тября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 2. М.: Спарк, 1996. С. 360.
  4. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 150−151.
  5. Пар­хо­менко С. Экс­перт объ­яв­лен недей­стви­тель­ным // Неза­ви­си­мая газета. 17 сен­тября 1992. №179 (350).
  6. Мура­вьева И. Послед­ние роман­тики ком­му­низма // Рос­сий­ская газета. 25 сен­тября 1992. №212 (548).
  7. Мура­вьёва И. В суде: пер­вый экс­перт и… немножко нервно // Рос­сий­ская газета. 16 сен­тября 1992. №205 (541).
  8. Мура­вьёва И. И экс­перты под­вер­жены эмо­циям // Рос­сий­ская газета. 17 сен­тября 1992. №206 (542).
  9. Мура­вьёва И. Легко было в «уче­нии». Тяжело в «бою» // Рос­сий­ская газета. 18 сен­тября 1992. №207 (543).
  10. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 17 сен­тября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 2. М.: Спарк, 1996. С. 412, 417–423.
  11. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 125.
  12. Миро­ле­вич В., Избраны деле­гаты на XX Все­со­юз­ную парт­кон­фе­рен­цию // Изве­стия. 9 октября 1992. №224 (23798).
  13. Остап­чук А. Защи­щать КПСС больше некому // Неза­ви­си­мая газета. 5 сен­тября 1992. №171 (342).
  14. Веде­неев С. Ска­жет ли пре­зи­дент своё вес­кое слово? // Неза­ви­си­мая газета. 15 сен­тября 1992. №177 (348).
  15. Кар­пов М. Лёг­кая скука в ожи­да­нии полит­те­атра // Неза­ви­си­мая газета. 17 сен­тября 1992. №179 (350).
  16. Мура­вьёва И. По–прежнему без пока­я­ния // Рос­сий­ская газета. 19 сен­тября 1992. №208 (544).
  17. Пар­хо­менко С. Гор­ба­чёв в выра­же­ниях не стес­ня­ется // Неза­ви­си­мая газета. 30 сен­тября 1992. №188 (359).
  18. Мура­вьева И. У Гор­ба­чева про­цесс пошел // Рос­сий­ская газета. 30 сен­тября 1992. №215 (551).
  19. Шара­пов А. Похоже, он устал ходить по судам… // Рос­сий­ская газета. 30 сен­тября 1992. №215 (551).
  20. Фео­фа­нов Ю. Граж­да­нин Гор­ба­чёв про­тив ген­сека Гор­ба­чёва // Изве­стия. 30 сен­тября 1992. №217 (23791).
  21. Мура­вьева И. Он «никому ничего не ска­жет». А так любил пого­во­рить… // Рос­сий­ская газета. 23 сен­тября 1992. №210 (546).
  22. На суд я пойду только вме­сте с Гор­ба­че­вым // Изве­стия. 18 сен­тября 1992. №209 (23783).
  23. Кар­пов М. Интер­вью из–за решетки // Неза­ви­си­мая газета. 18 сен­тября 1992. №180 (351).
  24. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 542–543.
  25. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 553–554.
  26. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 553.
  27. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 547–548.
  28. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 548–549.
  29. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 598.
  30. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 552.
  31. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 565.
  32. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 570–575.
  33. Курс на стро­и­тель­ство «соци­а­ли­сти­че­ского пра­во­вого госу­дар­ства», про­воз­гла­шен­ный М. С. Гор­ба­чё­вым, под­ра­зу­ме­вал вве­де­ние в СССР раз­де­ле­ния вла­стей.
  34. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 582, С. 613.
  35. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 102.
  36. Лацис О. Нико­лай Ива­но­вич помо­гает оппо­нен­там // Изве­стия. 2 октября 1992. №219 (23793).
  37. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 90.
  38. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 607–608.
  39. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 555–556.
  40. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 600–601.
  41. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 560.
  42. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 554, С. 560.
  43. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 555.
  44. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 563.
  45. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 576–577.
  46. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 561.
  47. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 606.
  48. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 1 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 615.
  49. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 3–4.
  50. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 4–5.
  51. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 7–8.
  52. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 9.
  53. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 11–12.
  54. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 14.
  55. Егор Лига­чев: каким был глав­ный идео­лог «сухого закона» в СССР // Rambler.ru.
  56. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 19.
  57. Мура­вьёва И. Плюс мили­та­ри­за­ция всей страны // Рос­сий­ская газета. 20 октября 1992. №229 (565).
  58. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 57–58.
  59. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 319.
  60. Фео­фа­нов Ю. Пре­бы­ва­ние Е. К. Лига­чёва в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде // Изве­стия. 6 октября 1992. №221 (23795); Пар­хо­менко С. КС на холо­стом ходу // Неза­ви­си­мая газета. 6 октября 1992. №192 (363).
  61. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 22.
  62. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 31.
  63. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 32.
  64. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 108.
  65. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 16.
  66. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 21.
  67. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 29.
  68. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 88.
  69. Мура­вьёва И. Самая боль­шая ошибка Лига­чёва // Рос­сий­ская газета. 7 октября 1992. №220 (556).
  70. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 21.
  71. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 32.
  72. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 138.
  73. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 49–50.
  74. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 101–102.
  75. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 101, 111.
  76. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 110–111.
  77. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 120–121.
  78. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 17–18, 109.
  79. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 25
  80. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 36–37.
  81. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 5 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 36–37.
  82. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 75–78.
  83. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 91–92.
  84. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 104.
  85. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 95.
  86. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 66–67.
  87. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 6 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 68.
  88. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 128.
  89. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 129.
  90. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 140.
  91. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 168–169.
  92. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 241.
  93. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 125.
  94. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 129–130.
  95. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 142–143.
  96. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 124.
  97. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 131.
  98. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 145.
  99. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 133.
  100. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 126–128.
  101. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 129.
  102. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 146–148.
  103. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 155–158.
  104. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 170.
  105. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 171.
  106. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 171.
  107. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 7 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 173.
  108. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 184.
  109. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 184.
  110. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 186.
  111. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 191–192.
  112. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 194–197.
  113. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 210.
  114. Выше мы упо­ми­нали и иных голо­со­вав­ших за отмену 6-​й ста­тьи Кон­сти­ту­ции СССР. Рас­хож­де­ние свя­зано с тем, что было несколько подоб­ных обсуж­де­ний. В част­но­сти, внут­ри­пар­тий­ное и уже ито­го­вое на сес­сии Вер­хов­ного Совета.
  115. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 221.
  116. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 230.
  117. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 220.
  118. Гук С. В. Фалина пыта­лись не выпу­стить в Гер­ма­нию // Изве­стия. 12 октября 1992. №225 (23799).
  119. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 30 сен­тября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 477–478.
  120. Смир­нов А. КПСС про­сто воро­вала… и вы к этому небес­при­частны // Мос­ков­ские ново­сти. 27 сен­тября 1992. №39 (634).
  121. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 280–281.
  122. Пар­хо­менко С. Афган­ский след впер­вые раз­ра­ба­ты­ва­ется кон­сти­ту­ци­он­ным судом // Неза­ви­си­мая газета. 10 октября 1992. №196 (367).
  123. Мра­вьёва И. Из даль­них стран­ствий воз­вра­тясь… // Рос­сий­ская газета. 9 октября 1992. №222 (558).
  124. Мра­вьёва И. Как они управ­ляли нами // Рос­сий­ская газета. 10 октября 1992. №223 (559).
  125. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 238.
  126. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 240.
  127. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 256.
  128. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 223.
  129. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 231.
  130. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 288–289.
  131. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 292.
  132. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 233.
  133. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 221.
  134. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 229.
  135. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 297.
  136. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 8 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 230.
  137. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 276–277.
  138. Так гово­рит не только сам Яко­влев, но и писа­тель Вик­тор Пете­лин в мему­а­рах «Мой XX век», а также совет­ский эко­но­мист С. М. Мень­ши­ков в своих вос­по­ми­на­ниях «На ста­рой пло­щади».
  139. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 98–99.
  140. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 304.
  141. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 353.
  142. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 9 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 306.
  143. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 308–309.
  144. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 313–309.
  145. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 329.
  146. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 314–315.
  147. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 317.
  148. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 321.
  149. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 321–322.
  150. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 335.
  151. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 352–353.
  152. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 333.
  153. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 336.
  154. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 334.
  155. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 344.
  156. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 362.
  157. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 102–103.
  158. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 312–313.
  159. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 334–335.
  160. Мра­вьёва И. Они смот­рели на народ как на глину // Рос­сий­ская газета. 13 октября 1992. №224 (560).
  161. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 365.
  162. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 365.
  163. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 367.
  164. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 366.
  165. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 367–383.
  166. Бака­тин В. Пар­тий­ная масса и парт­э­лита не очень любили друг друга // Неза­ви­си­мая газета. 21 октября 1992. №203 (374).
  167. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 367–368.
  168. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 369.
  169. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 370–371.
  170. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 374.
  171. Бака­тин В. Пар­тий­ная масса и парт­э­лита не очень любили друг друга // Неза­ви­си­мая газета. 21 октября 1992. №203 (374).
  172. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 372–373.
  173. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 373.
  174. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 375.
  175. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 376–377.
  176. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 379–380.
  177. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 381–382.
  178. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 89.
  179. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 386.
  180. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 12 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 387.
  181. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 13 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 388–392.
  182. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 13 октября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 4. М.: Спарк, 1997. С. 395–397.
  183. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 130.
  184. Мура­вьёва И. Руко­писи не горят. И доку­менты… // Рос­сий­ская газета. 14 октября 1992. №203 (374).
  185. Белых В., Мостов­щи­ков С. Това­рища Гор­ба­чёва решено счи­тать невы­езд­ным, пока он не ста­нет граж­да­ни­ном // Изве­стия. 5 октября 1992. №220 (23794).
  186. Поста­нов­ле­ние Совета Мини­стров СССР от 22 сен­тября 1970 года №801 «Об утвер­жде­нии Поло­же­ния о въезде в Союз Совет­ских Соци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик и о выезде из Союза Совет­ских Соци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик»
  187. Соро­кин Ю. Из какой страны не выехать Гор­ба­чёву // Мос­ков­ские ново­сти. 25 октября 1992. №43 (638).
  188. Белых В., Мостов­щи­ков С. Гор­ба­чёв — невы­езд­ной, а его фонд — без­дом­ный? // Изве­стия. 8 октября 1992. №223 (23797).
  189. Зуй­ченко А. ФНС не рас­пу­щено, но созда­ние его пре­се­чено // Неза­ви­си­мая газета. 31 октября 1992. №211 (382).
  190. Бай Е. Запад обес­по­коен «огра­ни­чи­тель­ными мерами» про­тив Гор­ба­чёва // Изве­стия. 8 октября 1992. №223 (23797).
  191. Бай Е. Гор­ба­чёв словно ждёт, чтобы его упря­тали за решетку // Изве­стия. 12 октября 1992. №225 (23799).
  192. Пар­хо­менко С. Суд по–прежнему ждёт Гор­ба­чёва // Неза­ви­си­мая газета. 1 октября 1992. №189 (360).
  193. Воро­бьёв А. С кем поссо­рился Михаил Сер­ге­е­вич? // Неза­ви­си­мая газета. 13 октября 1992. №197 (368).
  194. Мове А. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд и Михаил Гор­ба­чёв // Неза­ви­си­мая газета. 13 октября 1992. №197 (368).
  195. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 142.
  196. Гор­ба­чев М. Давайте успо­ко­имся // Мос­ков­ские ново­сти. 18 октября 1992. №42 (637).
  197. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд под­твер­ждает свою реши­мость // Рос­сий­ская газета. 9 октября 1992. №222 (558).
  198. Засе­да­ние Кон­сти­ту­ци­он­ного суда Рос­сий­ской Феде­ра­ции 29 сен­тября 1992 года // Мате­ри­алы дела о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти Ука­зов Пре­зи­дента РФ, каса­ю­щихся дея­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР, а также о про­верке кон­сти­ту­ци­он­но­сти КПСС и КП РСФСР. Том 3. М.: Спарк, 1997. С. 464.
  199. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 143–144.
  200. Рудин­ский Ф. М. «Дело КПСС» в Кон­сти­ту­ци­он­ном Суде. М.: Былина, 1998. С. 139
  201. Гущин В. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд // Неза­ви­си­мая газета. 7 октября 1992. №193 (364).
  202. Мура­вьёва И. Идея высока. Но деньги счет любят // Рос­сий­ская газета. 24 сен­тября 1992. №211 (547).
  203. Бака­тин В. Пар­тий­ная масса и парт­э­лита не очень любили друг друга // Неза­ви­си­мая газета. 21 октября 1992. №203 (374).