Rabfakovka

О женщинах, искусстве и революции

Пролистывая ленту в ВК и сводки информагенств, то и дело приходится читать новости о том, как феминистки разделись в защиту женщин, были побиты казаками или просто постояли на улице, держа плакаты с лозунгом «Вся власть – женщинам». Мероприятия, которые по сути направлены лишь на создание информационного всплеска и нескольких гигабайт эпатирующих фото- и видеоматериалов, по задумке авторов борются с «патриархальным гнётом», объективацией и неравенством полов.

В отчаянных попытках добиться уважения к женщине, признания ее права на интеллектуальную реализацию и участие в общественных процессах в 70-х годах прошлого века было даже создано направление в искусстве – арт-феминизм. Среди его программных произведений: инсталляция «Моя кровать» Трейси Эмин 1 (кровать с мятыми простынями в окружении мусора, использованных презервативов и пустых бутылок из-под водки, проданная в 2014-м за 4 миллиона долларов), пьеса Ив Энцлер «Монологи вагины» 2 (спектакли по ней ставятся и в России, представляют они собой серию монологов от имени женских гениталий с названиями «Моя вагина – мой дом», «Клуб вульвы», а также такие, что приводить их в нашем издании неприлично), творчество Луизы Буржуа 3 (обладательница характерной фамилии то фаллос на крюк повесит, то манекенам ноги раздвинет на ширину плеч) и превеликое множество иных «произведений искусства». Может ли марксистская эстетика что-то противопоставить такому представлению женщины в творчестве? Конечно, может. Позвольте привести стихотворение Михаила Светлова «Рабфаковке», изданное в 1925 году.

rabfakovka_oformlenie

Сделаем литературный анализ данного произведения. Главной героиней, как следует из названия и самого текста, является Рабфаковка – девушка, которая по вечерам после работы на заводе или в поле учится на рабочем факультете в надежде поступить в ВУЗ. Также присутствуют две второстепенные героини: Жанна д’Арк и Мария-Антуанетта. Выбор, согласитесь, интересный. Две последние особы – важные исторические фигуры Франции, в то время как рабфаки – чисто советское явление. Но не надо забывать, что молодой Союз считал себя идейным наследником Парижской коммуны, поэтому Рабфаковка является логичным продолжением исторической линии от прошлого к настоящему. А теперь пойдём по тексту.

Стихотворение начинается с триумфа героинь: Жанна вот-вот освободит Орлеан, после которого её назовут Орлеанской девой; Мария-Антуанетта празднует день рождения в резиденции Трианон, ставшей синонимом монаршей расточительности и праздности. По этой логике, чтение конспектов по вечерам – триумф Рабфаковки, её высшая ступень – развитие интеллектуальных способностей. В следующих трёх строфах повествование вновь представляет триаду Жанна-Мария-Рабфаковка. Орлеанская дева погибает на костре, Антуанетту казнят на гильотине, а Рабфаковка… “завоевывает” зачёт. То есть, если в первых трёх строфах она стояла в одном ряду с предшественницами, то теперь автор выдвинул её вперёд? Зачем, спросите вы? Через подобную логику построения сюжета Светлов показывает нам, что женщины прошлых эпох если и становились объектами общественного процесса, вершителями истории, то лишь в единичных случаях, благодаря превратностям судьбы или рождению в монаршей или аристократической семье. Реальной массовой возможности возвыситься над тяжким бытом и начать участвовать в управлении страной у женщин (впрочем, как и у мужчин из эксплуатируемых классов) просто не было. В то время как современные женщины (по крайней мере, современные автору) имеют массовую возможность реализовать себя как интеллектуалки и добиться успеха (завоеванный зачёт), а не забвения. При этом мотив страдания присутствует и в деятельности Рабфаковки. (Попробуйте отпахать смену в условиях 25-го года в СССР, просидеть над учебником до ночных звёзд, не устать и будете сами рукоплескать главной героине стихотворения).

Последующие две строфы о звёздах, что разошлись по домам, и ветре, что хочет разглядеть воспоминания, нельзя понять, не вспомнив о том, что Михаил Светлов продолжал романтическую линию 4  в советской поэзии, получив звание «красного Гейне». В образном строении мира у романтиков было два уровня: мир горний (высший) и мир дольний (низший). Первому соответствовали все формы человеческого творчества, науки, созидательная деятельность человека и всё божественное, возвышенное. Второй представлен всем обыденным, некрасивым, смертным, серым, что окружает человека в повседневной жизни. Светлов, как поэт марксистской, материалистической эстетики, понимал или чувствовал, что за мистическим дуализмом мироощущения старых романтиков скрывается отрицание возможности реализации человеческого потенциала в обществе, раздираемом классовыми противоречиями. И разрешение этих противоречий, объединение двух миров («звезды, сойдя с высот,||По домам разошлись неслышно») происходит только после получения зачета Рабфаковкой. Ветер же в романтической традиции всегда был связан с переменами. Борьба с неграмотностью, массовое среднее и высшее образование, доступное женщинам наравне с мужчинами было делом невиданным в России до того времени. Это был глоток свободного, чистого воздуха, принесённого ветром перемен. Итогом этих нововведений стало повышение общего уровня грамотности, увеличение числа интеллектуалов в стране, которым, естественно, была интересна история их страны, логика перехода от монархии к капитализму, а от него к социализму. Именно поэтому ветер «хотел разглядеть … воспоминанья».

А вспомнить было что. В Гражданской войне на стороне Красной Армии сражались около 66 тысяч женщин 5. Это были не только медсестры и поварихи, но и солдаты и даже офицеры (как, например, Людмила Мокиевская – единственная женщина-командир бронепоезда). Безумно трагично контрастируют строки о наших девушках, что «С песней падали под ножом,||На высоких кострах горели», с двумя строфами лирических картин звёздного неба и мягких ветров. И, не дав отойти, автор бьёт прямо в сердце словами о том, что «В каждом братстве больших могил||Похоронена наша Жанна».

Предпоследняя строфа связывает Жанну д’Арк и Рабфаковку, в образе которой и зашифрованы эти храбрые советские девушки. Но почему Светлов не связал Рабфаковку с Марией-Антуанеттой? Давайте рассмотрим подробнее наших героинь. По ходу повествования автор дважды переходит от Жанны к Марии, от Марии к Рабфаковке. Триада, марксизм, переходы – эти термины так и подталкивают примерить закон отрицания отрицания. Первая ступень, тезис – Жанн д’Арк – являет собой пример религиозной чистоты, непорочности с одной стороны и защиты своего Отечества от интервентов с другой. В этом плане вторая ступень, антитезис – Мария-Антуанетта – её отрицает как огромными тратами на украшения, платья и балы в Трианоне (не зря же её прозвали «Мадам Дефицит»), так и усиленными попытками ускорить австрийско-прусское вторжение во Францию в надежде спасти монархию. И вот перед нами синтез – Рабфаковка – ей не свойственна шикарная жизнь, разврат и сибаритство монархов, но вовсе не из религиозных предубеждений прошлого, и она защищает социалистическую Родину от интервентов, одновременно отстаивая революционные взгляды. В полном соответствии с диалектической логикой, Рабфаковка – это Жанна д’Арк на более высокой ступени развития. И заканчивается стихотворение сном главной героини. После всех страданий, что она вынесла, после долгого исторического пути она, конечно, заслужила отдых.

В рамках феминистической полемики хочется отметить, что кроме женских персонажей, которым автор явно симпатизирует, присутствует в произведении и один мужской – палач. Фигуру эту литераторы итак не особо жалуют, а здесь он представлен ещё и холодным циником, которого «не охватит дрожь» при виде отрубленной головы. А раз он знает, что «Кровь людей не меняет цвета», то пролил он её очень много, и кто знает сколько ещё женщин на его счету? Образ мужчины, казнящего женщину как олицетворение патриархата, очевиден, но заметьте насколько всё эстетично подано в рамках литературной формы, без воплей об “угнетающих ***мразях”. Автор искренне восхищается историческим путем, который прошли женщины от служительниц церкви, через предмет политических интриг между монархиями к полноправным членам общества с полным набором трудовых, политических и гражданских прав, что и у мужчин. В «Рабфаковке» славится переход женщин от позиций объектов истории к субъектам, которые творят историю сами, утверждая свои взгляды на мир, при необходимости и с оружием в руках. Но надо понимать, что это происходит в рамках общего революционного подъёма масс, что освобождение женщины невозможно вне освобождения всего человечества от гнёта капитала и сопутствующих ему антагонистических процессов.

Таким образом, это стихотворение Михаила Светлова можно одновременно назвать и феминистическим, и коммунистическим, и современным, при этом не погрешить против истины и не впасть в эклектику. Такая многогранность трактовок соответствует глубине и силе таланта автора, его многостороннему подходу к заявленной проблеме. Именно такие произведения активистки борьбы за женские права должны поднять на щит. В условиях всемирного кризиса феминизма и марксизма выработка новых идеологии и эстетики должны вестись именно на таких примерах как «Рабфаковка». А иначе так и будем рисовать картины причинным местом.

P.S. Тем товарищам, что пожелают повторить избитый тезис о синих занавесках напоминаем, что искусство – это особая форма общественного сознания, для которого образное мышление является основным методом познания и отражения действительности. Вместе с тем, авторы произведений искусства живут не в Матрице, а в обществе, участвуя в его жизни, общаясь с людьми. Поэтому общественные процессы отражаются в их творчестве, и чем вернее и интереснее они отражены, тем более талантливым является автор. Однако нельзя исключать возможность и несознательного, непреднамеренного отражения благодаря интуиции. Возможно, Светлов сознательно не вкладывал в своё произведение всех тех смыслов, что отмечены в данном анализе, но почему они от этого станут лишними?

P.P.S. Да, товарищ Светлов был не идеальным поэтом. Даже в этом стихотворении иногда не выдержан ритм и проскакивают слова вроде «не томися». Ну что ж, давайте смотреть на это как на возможность превзойти своих предшественников и вырасти в драконов, а не блох.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. https:// lenta.ru/news/2014/07/02/mybed/
  2. http://www.e-reading.club/book.php?book=104064
  3. http://gender-route.org/articles/feminism/art-terapiya_luizy_burzhua_louis_bourgeois_1911-2010/
  4. https://vk.com/lenin_crew?w=wall-72901692_11105
  5. Иванова Ю.Н. Храбрейшие из прекрасных. Женщины России в войнах, с. 219