1

Беличье колесо “экономизма”

Обещали – публикуем. Сегодня тов. Тросман расскажет вам, почему “экономизм”, пропагандируемый частью левых, представляет собой оторванную от реальных условий идею, мёртвую схему, с помощью которой левые оправдывают свою собственную лень и теоретическую безграмотность

Помню, как чуть более двух лет назад спускался в подвал старой советской пятиэтажки. Пройдя вместе с сопровождающим коридор, мы оказались в плохо освещённой комнатке с большим столом – за ним сидели незнакомые мне люди. Зачем я пришел к ним? Мне нужен был ответ на вопрос: «Что же не так с этим миром?». И я был твердо убежден, что, прежде чем действовать, необходимо изучить наработки предыдущих поколений, а эти люди должны мне помочь. Мои рассуждения были просты: «Умный человек сначала думает, а потом действует». Но несмотря на мои «твердые» убеждения, которые на самом деле были субъективным выводом из личного опыта, многие пороки современного левого движения не обошли меня стороной.

Через несколько месяцев я участвовал в одиночном пикете. Ветреным зимним днем мы собрались с такими же молодыми людьми, как и я, на одной из самых людных площадей города. Меня сразу поразило то, что один из нас явился полупьяным, а другие отнеслись к этому спокойно – подобное отношение к делу вызвало мое неприятие и до сих пор не укладывается в голове. Хотя на этом сюрпризы не закончились, оказалось, что листовки не сложены в буклетики и необходимо это делать прямо сейчас. Мы зашли в столовую, взяли одну чашку чая на человек десять и начали этим заниматься. Естественно, как только администрация увидела чем мы занимаемся, она указала нам на дверь. Заканчивать пришлось на улице.

Спустя час я стоял с плакатом, где был изображен неизвестный мне «политзаключенный», а мой напарник раздавал проходящим мимо людям те самые буклетики сомнительного содержания. Все что я видел в глазах обывателей – это полное безразличие. Некоторые брали листовки, рассматривали и отправляли их в ближайшую урну. Когда все закончилось я отправился домой и по дороге думал, что подобная деятельность абсолютно бессмысленна и нужна «левым» скорее для совместного времяпрепровождения, а не для каких-то реальных результатов. Уже дома узнал, что за парень был изображен на моем плакате: им оказался «антифашист» Алексей Сутуга, оказавшийся в тюрьме за драку с «ультраправыми». Конечно, дело политическое и все подстроил Центр «Э».

В том же году, весной, вместо того, чтобы получать знания, я обсуждал с людьми, к которым пришел за ними, организацию сбора подписей местных жителей за установку бюста Сталина. Тогда мое понимание марксизма оставляло желать лучшего, но я уже твердо понимал, что «активизм», «экономизм», «реформизм» – не имеют никакого отношения к подлинному учению Маркса, о чем открыто заявлял всем присутствующим.  Впоследствии, я не раз становился свидетелем подобных обсуждений: «организация агитации на митинге пенсионеров», «поддержать ли нам кандидата от КПРФ в Госдуму» или «выдвижение нашего члена в орган самоуправления богом забытой деревни». Театр абсурда, организованный любителями коммунизма.

И сегодня в России набирает популярность одна из разновидностей этого театра – «экономизм», сущность которого заключается в том, что левые, прикрываясь фразами об «организации рабочих в класс», отказываются от революционной политической повестки и занимаются банальным обслуживанием интересов аполитичных профсоюзов или даже буржуазных политических сил. Все чаще у левых можно увидеть подобные заголовки:

1. «Итальянская забастовка: опыт профсоюза качканарского ГОКа» 1.

2. «Норвегия: Забастовка профсоюза NNN на «Norse Production» закончилась победой» 2.

3. «Рабочие афинского метро против Ципраса» 3.

Откуда они взялись? Давайте обратимся к истории.

Как известно, организованная экономическая борьба рабочих началась до разработки марксистской теории классиками, а точнее в начале ХIX века. Пролетариат, наиболее развитой на тот момент капиталистической державы ­– Англии (да и не только), каким-то образом догадался, без помощи бородатых мужей, продавать свою рабочую силу организовано, монопольно, чтобы таким образом взвинтить ее цену. Первые ассоциации рабочих имели местечковый характер и объединяли высококвалифицированных рабочих технологически оснащенных отраслей, то есть так называемую «рабочую аристократию». Толпы неквалифицированных рабочих в ту пору оставались за бортом профсоюзного движения, так как их было очень легко заменить. Сейчас профсоюзы тоже сталкиваются с подобными проблемами, ведь очень трудно организовать профсоюз из людей, которые сегодня здесь, а завтра там.

Но капитализм не стоял на месте, а наоборот, сметал все старые порядки. С одной стороны, интенсивное развитие техники приводило к упрощению технологии труда, росту дисциплинированности и падению требуемого уровня «квалификации» (рабочий человек становился т.н. «придатком к машине») рабочих масс, тем самым возрастала конкуренция на рынке труда. С другой, растущая концентрация общественных средств производства в руках буржуазии создавала толпы нищих наемных работников, готовых работать буквально за еду, их конкуренция более не позволяла «рабочей аристократии» чувствовать себя защищенной. Объективный процесс требовал от ассоциаций рабочих расширить свои ряды, чтобы эффективно противостоять новым реалиям. Первые тред-юнионы Британии ширились, объединялись и в конце концов слились в единую организацию с центральным органом «Trades Union Congress» в 1868 году, а уже в 1900 году они получили собственное политическое представительство в виде «Labour Party», которая до сих пор является одной из ведущих буржуазных партий Великобритании.

А что же Маркс и Энгельс? Общеизвестно, что марксизм не является продолжением психологии среднестатистического рабочего, а по своей сути есть революционное учение, и зародилось оно не в рабочем движении, а вне его – в среде интеллигенции, которая наблюдала «со стороны». Объясняется это банальным разделением умственного и физического труда, которое не позволяло рабочим выработать собственную научную идеологию.

Маркс не понаслышке был знаком с тем, что впоследствии Ленин назовет «тремя источниками марксизма»: немецкой классической философией, английской политической экономией и французским утопическим социализмом. В первой половине 40-х годов ХIХ века Маркс наводит контакты с прогрессивной интеллигенцией и рабочими организациями, занимается издательством журналов и написанием своих первых работ. В 1844 году знакомится с Энгельсом и совместно с ним пишет «Немецкую идеологию», где вырисовываются первые черты марксизма. В 1847 году они вступают в «Союз справедливых», который под их влиянием превращается в «Союз коммунистов» и для него они пишут свой знаменитый «Манифест коммунистической партии».

В 50-х и 60-х годах Маркс ведет активную общественную жизнь: пишет книги и статьи, ведет переписку с передовыми представителями рабочих и организовывает «широколевый» Первый Интернационал, куда вошли социалисты, анархисты, революционные демократы и передовые рабочие, включая британских тред-юнионистов.

Как мы видим, Маркс и Энгельс застали уже существующее рабочее движение, а не создавали его. Первоочередной задачей для них была организация партии, которая будет представлять пролетариат и его объективные интересы. Для этого они и привлекали на свою сторону передовые слои общества с помощью выпуска газет, журналов, отдельных статей, книг, переписки и т. д., то есть те слои, которые могли выполнять первоочередную задачу любого марксиста – привнесение марксизма в массы.

При малочисленности коммунистов, недостатке опыта и объективных условиях, складывающихся отнюдь не в их пользу, ведь Англия постепенно становилась империалистической державой – первые марксисты потерпели поражение в борьбе за профсоюзы. Энгельс выразит эту мысль следующим образом:

«Но здесь-то и приходится, к сожалению, сказать, что тред-юнионы забыли свои обязанности передовой части рабочего класса. Новое оружие находится в их руках в течение более чем десяти лет, но едва ли они хотя бы раз обнажили его. А им не следовало бы забывать, что они не смогут сохранить занимаемое ими положение, если не будут действительно идти в первых рядах рабочего класса. Противоестественно, чтобы рабочий класс Англии, будучи в состоянии посылать в парламент сорок или пятьдесят рабочих, все же вечно удовлетворялся тем, что его представляют капиталисты или их приказчики, вроде юристов, журналистов и т.п.

Более того: судя по многим симптомам, в рабочем классе Англии просыпается сознание того, что он некоторое время шел по ложному пути; что нынешнее движение, исключительной целью которого является повышение заработной платы и сокращение рабочего дня, держит его в порочном кругу, из которого нет выхода; что основным злом является не низкий уровень заработной платы, а сама система наемного труда. Как только понимание этого станет в среде рабочего класса общераспространенным, положение тред-юнионов должно будет существенно измениться, у них не будет больше той привилегии, что они единственные организации рабочего класса. Наряду с союзами отдельных профессий или над ними должно возникнуть общее объединение, политическая организация рабочего класса как целого» 4.

Энгельс в 1881 году еще питал надежды на то, что вожди тред-юнионов одумаются благодаря давлению масс, но, как мы знаем, этого не случилось и большинство рабочих Англии стали «рабочими аристократами», погрязшими в чисто экономической борьбе.

Тот же процесс, но уже в других условиях и на более высокой ступени происходил в России, а точнее за ее пределами – в среде русских эмигрантов. Плеханов, который понял бесполезность народничества и террористической деятельности, в 1883 году организовал из кружков революционной интеллигенции первую марксистскую организацию – «Освобождение труда». В первую очередь группа занялась переводом на русский язык лучших трудов Маркса и Энгельса, а следующей целью была критика народничества и анализ общественной жизни в Российской Империи. Это позволило заложить теоретический и организационный фундамент для последующего создания российской социал-демократической рабочей партии.

Как мы видим первые марксисты за рубежом и в России начали с внесения марксизма в наиболее передовые слои общества, которые впоследствии должны были его распространить далее к рабочим. Все это объяснялось вполне понятными причинами. Для внесения марксизма в массы необходимо в первую очередь организовать это самое внесение, а для этого нужны люди, ресурсы и время.

В первой половине 90-х годов под влиянием работ Плеханова Ленин приходит к марксизму. Спустя десять лет Ленин в противовес множеству социал-демократов будет отстаивать необходимость создания «партии нового типа», которая будет состоять не из т.н. «сочувствующих», а из «профессиональных революционеров», и иметь четкую структуру с довольно жесткой централизацией. К тому же, Ленин одним из первых дал определение «экономизму»:

«Его политическая сущность сводилась к программе: „рабочим — экономическая, либералам — политическая борьба“» 5.

«Экономисты» отказывались от политической повестки и отдавали ее на откуп буржуазии, акцентируя свои силы на экономической борьбе. Причины возникновения «экономизма» на тот момент были следующими:

– большое количество вчерашних крестьян в рабочем движении и рабочих, которые имели землю или родственников в деревне;

– успешная экономическая борьба в европейских странах и относительно успешная в Российской империи, которая воодушевляла многих лидеров рабочего движения;

–  недостаточная теоретическая грамотность и идейная разобщенность среди социал-демократов.

На сегодняшний день «экономизм» приобрел иную форму, но при этом сущность его не поменялась. Теперь «экономисты», призывают отказаться от актуальных задач и заняться организацией «рабочих в класс», и «в класс» не марксистском понимании, как организованные рабочие массы целью которых является революция, а во вполне безобидном для буржуазии смысле – рабочие, организованные в профсоюзы. Для этого они используют следующие идеи, прикрывая их цитатами классиков:

«Без сильного рабочего движения невозможна коммунистическая партия. Рабочие самостоятельно ее организуют для перехода к политическим требованиям, когда окончательно убедятся в ограниченности экономической борьбы».

В этом предложении вся суть «экономизма», которая приводит к другим порокам левого движения – «активизму», «хвостизму» и «реформизму», ведь подобными высказываниями «экономисты» призывают отказаться от революционной политической повестки и перейти к борьбе в рамках капиталистической логики, выжидая того момента, когда рабочие «созреют». И вопросы на подобие этих они предпочитают просто игнорировать:

«Где сильные коммунистические партии в странах с развитым рабочим движением?»;

«Каким образом произошла революция на Кубе?»;

«Чем ваша позиция отличается от меньшевистской?».

И последний, но не менее неудобный:

1

Причинами «экономизма» на данный момент являются:

– идейная и организационная разобщенность марксистов в России;

– упадок рабочего движения из-за империалистического положения;

– поголовная теоретическая безграмотность современных левых.

Последнему пункту стоит уделить особое внимание. Современные левые, вместо того, чтобы овладеть диалектическим методом мышления, предпочитают понабрать цитат и носиться с ними. Особенно любим современными левыми Ленин. Для них его работы находятся «в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность».

Ленин пишет:

1.«Идеалом социал-демократов должен быть … народный трибун, умеющий откликаться на все и всякие проявления произвола и гнета» 6.

Тут наш «левак» бежит устраивать пикеты против понижения пенсионных выплат, закрытия больницы или жестокого обращения с животными.

2. «…все организации партии должны способствовать образованию беспартийных профессиональных союзов и побуждать к вступлению в них всех представителей данной профессии, входящих в состав партии» 7.

Прочитал? Скорее беги организовывать профсоюзы на предприятиях своего города и плевать, что за тобой нет партии.

3.«Отряды революционной армии должны <…> выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т.д. и т.д» 8.

И юный революционер восхищается смелостью «леваков» из Европы, где они сталкиваются с полицией в очередных уличных беспорядках. Но он абсолютно не хочет понимать, что многое говорилось в совершенно других условиях, а именно:

1. РСДРП уже существовала, как партия, то есть как боевая организация пролетариата, которая могла: «Идти во все классы населения … в качестве теоретиков, и в качестве пропагандистов, и в качестве агитаторов, и в качестве организаторов» 9.

2. Перед РСДРП стояли еще и буржуазные задачи. Первоочередной являлась – положить конец монархии. На рубеже ХIX – XX веков требование выборной власти, достойной оплаты труда, уменьшение рабочего дня, свободы организации профсоюзов и т.п. – были революционными настолько, что даже их обсуждение вызывало репрессии со стороны властей. А сейчас?

3. РСДРП использовала экономическую борьбу пролетариата для того, чтобы продвигать в массы политические требования, и не просто политические, а революционные:

«партия должна всеми мерами стремится к тому, чтобы воспитывать участвующих в профессиональных союзах рабочих в духе широкого понимания классовой борьбы и социалистических задач пролетариата» 10.

Догматическая трактовка работ классиков марксизма и непонимание нынешних условий приводит многих толковых людей к «активизму» и «экономизму». Не обошла подобная участь и автора «Lenin Crew» Дмитрия Громова, который не так давно отметился заметкой: «Об особенностях пропаганды марксизма в среде промышленного пролетариата» 11. В этой заметке выражена квинтэссенция соображений «экономистов», поэтому мы ее тщательно проанализируем.

Примечательно, что Громов начинает свое повествование с субъективных впечатлений от работы на различных промышленных предприятиях: «основываюсь лишь на собственных наблюдениях», «мне это приходилось наблюдать», «мастер мне рассказывал». Хочется спросить: «Разве это марксистский подход к делу?». Вряд ли, потому что из своих личных представлений Дмитрий делает далеко идущие выводы:

«Я думаю, что излишне доказывать, что гиблым делом было бы писать для такого контингента статьи на философские темы, если, вдруг, кто-то планировал этим заняться» 12.

Под таким «контингентом» Громов имеет в виду задавленный жизнью и морально опустившийся пролетариат и те его слои, которые заинтересованы только в получении заработной платы. Наблюдая их жизнь Дмитрий делает странный вывод – в данный момент необходимо ориентироваться не на передовых рабочих, а на этот «контингент»:

«Что касается пропаганды марксизма, то скажу сразу, что в том виде, в каком марксизм существует сегодня в интернете, на заводах в массовом масштабе ему не быть» 13.

Да, согласен, пропаганда марксизма в интернете на данный момент в основном ориентирована на самые развитые слои общества – интеллигенцию, рабочих аристократов и передовой пролетариат. Но следует ли из-за этого от нее отказаться и подстроиться? Ни в коем случае, потому что наиважнейшей задачей сегодня является создание коммунистической партии, которая будет включать в себя лучших марксистов.

Далее Д. Громов предъявляет свои обвинения тем, кто пытается развивать революционную теорию, отвечающую запросам нынешней эпохи:

«…наивно рассчитывать на то, что механический пересказ трудов столетней давности получит отклик в рабочей среде…» 14.

Не так давно Громов и сам занимался «пересказом» работ Димитрова, но, видимо, ему это надоело, и он решил поработать «в поле», отдавшись стихии экономической борьбы. Сколько раз коммунисты слышали подобные упреки и отвечали на них, но все одно и то же – «активуи» слушать не желают. Маркс и Энгельс не побежали сразу к рабочим, а занимались издательством газет и журналов (не для широких рабочих масс), налаживанием связей с самыми прогрессивными людьми того времени и самое главное – развитием теории. Да и сами первые работы Маркса носили в себе еще отпечаток младогегельянства, не удивлюсь, если узнаю, что и Марксу предъявляли подобные обвинения: «Занимается пересказом Гегеля, Фейербаха и Рикардо». Тут же Дмитрий добавляет:

«Если левые и пишут тексты про сегодняшние вопросы, то не о жизни рабочих на конкретных примерах, а про «реакционность капитализма вообще» 15.

Самый главный труд Маркса – «Капитал» представляет из себя именно такой «текст», и в нем есть те самые вставки «конкретных примеров», правда, в форме внушительной статистики, чтобы подвести читателя к мысли, что это беда не одного, ни десятков, ни сотен, ни тысяч, а сотен тысяч, миллионов людей, что это прогрессирующая закономерность, раковая опухоль на теле общества. Для «конкретных примеров» существует художественная литература, которая в тысячи раз лучше раскроет боль и страдания отдельного пролетария.

Но не один только Маркс писал о «реакционности капитализма вообще». Одной из первых работ В. И. Ленина была книга – «Развитие капитализма в России», где Ленин дал блестящий анализ экономической действительности Российской империи конца ХIХ века. Нам бы сейчас хотя бы одну такую, сравнимую по значимости, работу, но среди левых как раз появилась противоположная тенденция: они пишут об очередном протесте, повышении цен, плохих условиях труда – в общем, обо всем, кроме того, что требует усилий. Ведь так просто записать то, что увидел, подкинуть туда пару цифр, взятых из отчета Росстата и сказать: «Живем плохо – надо бороться!». Такие «леваки» своей писаниной создают только информационный шум, которого и так полно из-за либеральных СМИ.

Д. Громов не просто решает отдаться конкретным примерам, но и «при общении, – личном или посредством предлагаемых печатных материалов, – нужно использовать тот язык, на котором говорят рабочие». Русский что ли? Нет, он хочет заменить марксистские термины на те, которые более близки среднему рабочему. Конечно, при первичной массовой агитации или личном общении это позволительно и даже нужно. Но необходимы ли на данном этапе массовые печатные издания? Нет, потому что рабочее движение в упадке и массовая пропаганда неактуальна. Она отвлекает и без того малые силы. Намного эффективнее работать с передовыми рабочими, которые уже сделали первые шаги к марксизму, посредством интернета или лично в кружках, а уже в будущем через них работать массово. Разобраться в основных определениях марксизма не так сложно, как кажется автору и передовой рабочий точно с этим справится.

К тому же при использовании немарксистских терминов существует опасность запутать рабочих, потому что марксизм – это наука со своей собственной терминологией, за которой скрываются определенные смыслы, вырабатываемые уже более 150 лет, начиная с Маркса. Изменение терминологии в неумелых руках открывает путь к более широкой трактовке понятий «капитал», «рабочая сила», «буржуазия» и прочих. Разве индивидуальный предприниматель, торгующий с прилавка, который гордо именуется бизнесменом или частным собственником, принадлежит к классу буржуазии? «Нет, это представитель промежуточного класса – мелкой буржуазии», – скажут все, кто хотя бы чуть-чуть разбирается в марксизме. Поэтому выбирая данный способ пропаганды нужно, во-первых, самому быть теоретически грамотным, во-вторых, тщательно продумать изложение, чтобы не запутать рабочих, особенно передовых, которые все-таки заинтересовались печатным материалом. А способен ли Громов на это? Чуть ниже будет разобран данный вопрос.

Та же самая «конкретика» приводит Громова к еще одному выводу:

«вряд ли вы найдёте отклик в рабочей среде, если будете сразу предлагать материалы политического характера» 16.

Практика доказала и далее будет доказывать, что отказ от политической повестки не способствует революции. Марксизм – это не что-то постыдное, что нужно исподтишка подсовывать рабочему, а концентрированное выражение его объективных интересов. И наш «экономист» превращается в «хвостиста», отказываясь от политической повестки. Коммунисты в представлении автора это не авангард рабочего класса, ведущий пролетариат, а арьергард, плетущийся за ним, подстраивающийся под его настроения, ведь сейчас рабочим не нужны «всякие там революции», он хочет «жить здесь и сейчас». «Коммунисты, следовательно, на практике являются самой решительной, всегда побуждающей к движению вперед частью рабочих партий всех стран» 17, – писал Маркс в Коммунистическом Манифесте.

В конце своей заметки Д. Громов предлагает участвовать в создании рабочей газеты, которая объединит все регионы страны с помощью сбора информации и написания статей на рабочую тематику. В комментариях к этой заметке автора не просто так обвинили в «обслуживании профсоюзов», ведь предложенные Громовым действия направлены именно на это: «подталкивать читателей к выводу о создании профсоюзов и ведения организованной борьбы». А фразы о том, что нужно «показывать системный характер проблем на производстве» – это лишь прикрытие «экономизма». Как бы автор не открещивался, он призывает именно к нему.

И не последнюю роль тут играют стадийные взгляды автора: политическая борьба «взойдет только на почве экономической», а на «почве» политической – революция. Сколько раз уже марксисты опровергали эту стадийную чушь, но все без толку. Когда-то Ленин спорил с меньшевиками, которые утверждали, что ни о каком переходе к социализму не может быть и речи, пока в России в достаточной мере не развился капитализм. И кто оказался прав? Практика показала, что Ленин.

Здесь та же самая ситуация – экономическая борьба не является абсолютно необходимым этапом. Рабочий класс может перейти сразу к революционным политическим требованиям, благо сейчас организация рабочего класса может идти не только по линии «экономических» и профессиональных интересов, но и по линии объективных интересов наемных работников в целом, потому что сегодня совершенно другая технологическая эпоха, и кто бы что не утверждал, технические новшества не обходят стороной пролетариат. В России рабочие обоснованно больше опасаются проблем, вызванных как раз попытками организации экономической борьбы в открытой форме, чем надеются на то, что она оправдает себя.  И левые ничего с этим не сделают при всем желании – все постсоветские четверть века экономическая борьба в России возникает там, где для этого появляются соответствующие условия, безо всякой связи с левой пропагандой.

Я не призываю к отказу от экономической борьбы, а говорю прямо, что экономическая форма борьбы была, есть и будет без коммунистов, они не должны заниматься ее обслуживанием, а должны использовать ее в интересах революции. Дмитрий, может быть, и понимает это, но упрямо настаивает:

«именно через т.н. «экономическую повестку» и стоит постепенно налаживать систематическую пропаганду и организацию класса, интересы которого представляют марксисты» 18.

Оставим «стадийный экономизм», обратимся к другому, а именно к «марксистам». Откуда они возьмутся у Громова, если он призывает всех мыслящих людей тратить время на написание очередной статьи о том, как «плохо живется рабочему» (а это все и так знают) и последующую раздачу газетки с этой статьей, а не на самообразование, развитие теории и создание марксистской организации? Непонятно. Не утруждая себя критическим восприятием работ классиков Громов делает очередной вывод:

«Теоретическая и практическая работа должны всегда быть неразрывными, только в этом случае современные марксисты смогут стать настоящим авангардом рабочего класса» 19.

Фраза верная, с ней спорить глупо, но в том-то и дело, что она остается «фразой», потому что из контекста мы понимаем – практика понимается автором превратно, для него это «активизм» чистой воды: раздача газеток, организация профсоюза, пикет, в общем, все, что называется «работа в поле». Но такая практика абсолютна не революционна, она ни на йоту не приблизит марксиста к пониманию современных капиталистических процессов или расстановки классовых сил, ни на секунду не приблизит его к тому моменту, когда он сможет теоретически грамотно вести марксистскую пропаганду. И товарищ Громов тому яркий пример.

2

В большом количестве они появятся только на основе широкой системы коллективного самообразования – кружков и марксистского периодического издания. Сам Дмитрий отказался от организации кружка по изучению теории в своем городе, утверждая, что «можно и дома почитать книги». Как бы смешно это ни звучало, но один из редакторов «Прорыва» (а Громов не любит этот журнал, считая их сектантами, что является сущей правдой) – А. Лбов, имеет то же мнение: «Кружки не нужны, марксизм можно изучить и самому». От «экономизма» до теоретического сектантства один шаг.

Назревает вопрос: «Так откуда возьмется партия у Д. Громова?» Те самые «теоретики», «пропагандисты», «агитаторы» и «организаторы»? Неужто рабочие профсоюзов их сами родят в нелегких схватках экономической борьбы? Никогда, и практика двух столетий это полностью подтверждает. Наплодятся только «рабочие аристократы» и проходимцы вроде Джеймса Хоффа.

Разобрав теоретические взгляды Громова мы должны перейти к практическим результатам, а именно к рабочей газете «Факел», которую он выпускает. Газета нас встречает «духом широкого понимания классовой борьбы и социалистических задач пролетариата»:

«В этой газете мы будем откровенно, не приукрашивая, рассказывать о существующих проблемах и о том, как с ними бороться; о нарушениях Трудового Кодекса работодателем и о том, как правильно работодателя за это привлечь к ответственности; о том, как начальники пытаются залезть в карман работягам, и о том, как этому противостоять» 20.

Странно, но если забить все это в поисковик, то он сразу выдаст сотни статей по этим темам. И проблемы описаны, и как бороться с работодателем, и как у рабочих последнее отбирают, но нет – нужна печатная газета, ведь рабочие, видимо, дурачки и не умеют пользоваться интернетом. На этом можно было бы закончить, ведь газетка вся такая, в ней повсюду «реформизм», «экономизм» и даже есть упование на нынешнее законодательство, но  возьмем себя в руки и спустимся на дно «экономизма».

Не будем обращать внимание на информационный шум заметок типа «Ликбез: все об отпуске» или статей об очередных неурядицах на каком-то заводе, написанных под копирку. Давайте разберем то, каким образом в газете пропагандируется марксизм.

«И поэтому у простых работяг нет никакого иного выхода, кроме как организовываться и бороться за свои деньги и свои права» 21.

Подобные выражения со словами «право», «закон» и «Трудовой Кодекс» встречаются почти в каждой статье. И самый главный призыв – бороться за них. Бороться за права, которые нам кидают, как кость собаке? Нет, нам скажут, что там же можно встретить следующие слова:

«Можно сколько угодно говорить о том, что беды России от того, как в ней масштабно и противозаконно воруют. Но нет, даже не воруют – отнимают вполне в рамках закона. Потому что вот такой у нас закон. Закон, позволяющий накапливать многомиллионные состояния, игнорируя потребности рабочих – а иногда и обойти себя, годами не индексируя зарплаты, оформляя их «в серую», не выплачивая заслуженные премии или отказываясь компенсировать больничные. И государство не просто закрывает на это глаза, но и – в лице чиновников правительства и Центробанка, – то и дело предлагает зарплаты еще урезать» 22.

И опять, вроде бы все верно, прослеживается попытка подвести рабочих к мысли ограниченности борьбы в рамках существующего закона, что нужно идти дальше. Но после следующих строк все меркнет:

«Даже самый совестливый и кристально честный начальник присваивает большую часть того, что произвели его подчиненные, себе в карман. Не в развитие производства, не в премии, а в карман» 23.    

Или:

«XXI век на дворе, на всех прогрессивных предприятиях стараются облегчить труд и повысить его производительность, внедряя автоматизацию, а где-то уже и робототехнику» 24.

Выкинув марксистские термины авторы сих строк выкинули и марксизм на «свалку истории». Проблема капитализма не в распределении благ по чьим-то «карманам», а в производственной системе, которая устроена таким образом, что порождает противоречие между общественным производством и частным характером присвоения. Нам, как марксистам, не важно куда идут деньги – в «карман» или на «робототехнику», важно, что то, и другое усиливает обнищание пролетариата, безработицу и наносит вред обществу (и стране, и миру в целом) в рамках существующей системы. Подобная путаница, которая льется на бумагу из головы авторов, подводит читателя к противоположной мысли: «В России капитализм «неправильный», а там в США или Европе все хорошо, ведь там не кладут деньги в карман». И тут перед рабочими возносятся американские идолы: Стив Джобс, Билл Гейтс и Илон Маск. Эти персонажи, как раз не кладут деньги себе в карман, а вкладывают их в производство снова и снова, пока получают прибыль, раздувая человеческие потребности до небывалых масштабов, невзирая на последствия. То есть занимаются тем, чем должен заниматься истинный представитель капитала – накоплением.

Спрашивается, чем отличается эта путаница от либеральной пропаганды? Тем, что она являет собой «путаницу», а не прямой призыв: «Вперед! К хорошему капитализму!»? Такая непоследовательность создает ситуацию, способствующую перехвату передовых рабочих, которые только-только начинают просыпаться, публикой вроде, Навального, у которого есть все необходимые ресурсы для этого. Хотя, может, ему даже не придется их тратить, ведь добренькие коммунисты сами все сделают: организуют сильные профсоюзы, породят в их головах политическую и экономическую безграмотность и толкнут тем самым в руки «хороших» капиталистов. Такие профсоюзы очень удобны, ведь они не выходят за рамки капиталистической логики, что обрекает их на смерть, как и рабочее движение в 90-х годах.

А может быть, упование на «карманы» связано с тем, что авторы неосознанно продвигают интересы национальной «рабочей аристократии», которая получит с этого свою выгоду? Как мы знаем из третьего тома «Капитала» Маркса, капитал высокого строения (высокий процент постоянного капитала с низким процентом переменного) имеет большую норму прибыли по сравнению с конкурентами в рамках общественного производства, а, следовательно, создается ситуация, в которой национальная буржуазия может делиться частью своих доходов с трудовым народом через завышенные заработные платы, социальные пособия, льготы и другие механизмы. И это несмотря на снижающуюся общую норму прибыли, ведь абсолютная величина мирового капитала растет, следовательно, растут и абсолютные значения прибылей.

Вишенкой на торте политэкономической безграмотности авторов являются такие опусы:

«А вот как эта ситуация выглядит с точки зрения экономики. Произведённые во время “простоя” платформы продадутся за полную стоимость. Производились же они рабочими всего за 2/3 оплаты труда, а значит, сэкономленную на стоимости рабочей силы 1/3 часть собственники забрали себе в качестве приятного бонуса» 25.

С точки зрения буржуазного «экономикс» все верно, а вот с точки зрения марксистской политэкономии все выглядит печально. Вместо попытки объяснения рабочим доступным языком основ марксизма, авторы решают перейти к бытовой, то есть ненаучной, подаче экономических законов, смешивая это все с буржуазным правом. Капиталист и даже рабочий все воспринимает именно так: один обворовывает другого, пользуясь лазейками в законодательстве. Но если капиталист будет полностью «оплачивать труд» (опять путаница, то «оплата труда», то «рабочая сила») рабочих? Получается, что все честно, никто никого не обманывает, ведь это же рынок, а коммунисты там что-то об «эксплуатации» говорят.

Д. Громов утверждал, что на данный момент нужно отказаться от марксистской терминологии и политической повестки, то есть стыдливо прикрыть марксизм фиговым листочком, но на деле оказалось, что прикрывать-то и нечего. Здесь нет марксизма, а если нет марксизма, то есть совершенно другое – буржуазные представления об экономике, распространение которых абсолютно противоположно одной из важнейших задач коммунистов вообще – привнесение марксизма в массы.

Вместо того, чтобы объяснить рабочим, что практически в любом случае капиталисты присваивают прибавочную стоимость в виде прибыли, пользуясь разницей между стоимостью рабочей силы и стоимостью произведенных ими продуктов, которая впоследствии распределяется, исходя из индивидуальных интересов частных собственников, а не из общественных, что порождает все ужасы капитализма (пускай это и займет больше места в газете, но зато будет написано хоть что-то полезное), авторы данной газеты занимаются привнесением буржуазных ненаучных представлений. Я говорил и повторю еще раз, что это не способствует рабочему движению, как революционному, а, наоборот, тормозит его, отодвигает момент начала социалистических преобразований, бросает рабочий класс в лапы буржуазии, которая впоследствии будет его использовать в своих разборках, как пушечное мясо.

Коммунисты должны понимать, что сейчас не время идти к рабочим, как народники к крестьянам, сейчас необходимо заниматься другими делами, а именно:

1. Организовать марксистское периодическое интернет-издание, которое будет в себя включать множество авторов из разных уголков нашей страны и не только. Публикуемые работы должны быть надлежащего качества, а исследования нужно вести по трем основным направлениям:

А. Политэкономия современного капиталистического общества и его классовая структура.

Б.  Анализ революционной практики в СССР и по всему миру.

В. Философия диалектического материализма 26.

Самое главное, что интернет-издание должно быть организацией с четкой структурой, постоянными членами и собственными ресурсами для эффективной пропаганды марксизма. Начало этому положено в виде интернет-журнала «Lenin Crew».

2. Сформировать сеть кружков, в которых передовые наемные работники (и не только) будут заниматься самообразованием и обсуждением актуальных проблем марксизма. Подобные кружки будут обеспечивать организацию свежими пропагандистами и агитаторами, наращивать силы и связи на местах.

3. На основе этих двух элементов должна быть создана коммунистическая партия, которая сможет заняться эффективной массовой пропагандой среди рабочих через местные ячейки.

3

Только организовавшись коммунисты смогут вести рабочих. На первых порах это могут делать сильные местные кружки при поддержке марксистского издания.

И напоследок, Громов в своей заметке говорит об «оторванности» левых от рабочего класса. Каких левых он имеет в виду, мы все прекрасно понимаем – коммунистов, которые не колеблясь отказываются от «активизма» и «экономизма», занимаясь развитием теории и созданием организации. Я хочу спросить у читателей их мнение: «А не оторван ли сам Дмитрий Громов и подобные ему от рабочего класса?» Ведь, вместо того, чтобы развивать революционную теорию, пока его братья по классу стоят за станками и находятся в плену у буржуазной пропаганды, они издают газетки и листки, которые продвигают интересы профсоюзов типа МПРА (а им революционная политическая повестка до лампочки). Они не способствуют организации марксистского издания и кружков, а заводят дружбу с «активистами» и «экономистами» из какой-нибудь «Рабочей платформы» на странице которой мы можем увидеть «р-р-революционные» заголовки: «Повышение транспортных цен в Дзержинске», «Водителей челябинских трамваем лишили дополнительного отпуска», «Оптимизация медицины увеличила смертность». И самое главное, они не вносят марксизм, как научную идеологию пролетариата в массы через свои поделки на коленке, а толкают буржуазные мифы.

5

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Боданин А. «Итальянка»: на чей же карман, направлен удар // Солидарность. Центральная профсоюзная газета. URL: https://vk.com/workplatform?w=wall-65210882_6384
  2. Норвегия: Забастовка профсоюза NNN на «Norse Production» закончилась победой // Международный союз пищевиков. IUF. URL: https://vk.com/levoradikal_news?w=wall-25447883_202598
  3. Рабочие афинского метро против Ципраса // Революционная рабочая партия. URL: https://vk.com/rwp_rrp?w=wall-77216158_2909
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Тред-юнионы / Полное собрание сочинений. М., 1961. Т. 19. С. 267–268.
  5. Ленин В. «Экономисты» и старая «Искра» / Полное собрание сочинений. М., 1970. Т. 26. С. 343–344.
  6. Ленин В. Что делать? / Полное собрание сочинений. М., 1970. Т. С. 80.
  7. Ленин В. Тактическая программа к объединительному съезду / Полное собрание сочинений. М., 1970. Т. 12. С. 235.
  8. Ленин В. Задачи отрядов революционной армии. / Полное собрание сочинений. М., 1970.  Т. 11. С. 343.
  9. Ленин В. Что делать? / Полное собрание сочинений. М., 1970. Т. 6. С. 82.
  10. Ленин В. Тактическая программа к объединительному съезду / Полное собрание сочинений.  М., 1970. Т. 12. С. 235.
  11. Громов Д. Об особенностях пропаганды марксизма в среде промышленного пролетариата // LeninCrew. URL: http://lenincrew.com/workingclass/
  12. Там же.
  13. Там же.
  14. Там же.
  15. Там же.
  16. Там же.
  17. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии URL: https://www.marxists.org/russkij/marx/1848/manifesto.htm
  18. Громов Д. Указ. соч.
  19. Там же.
  20. Обращение к рабочим // «ФАКЕЛ» Межрегиональная рабочая газета. URL: https://vk.com/fakel_mrg?w=wall-53598794_55
  21. О рабочих, неравенстве и справедливости // «ФАКЕЛ» Межрегиональная рабочая газета. URL: https://vk.com/fakel_mrg?w=wall-53598794_123
  22. Там же.
  23. Там же.
  24. Чего боится начальство Омского шинного завода? // «ФАКЕЛ» Межрегиональная рабочая газета. URL: https://vk.com/fakel_mrg?w=wall-53598794_67
  25. Рубцов С. Алтайвагон: что делать, если «работодатель» лезет в ваш карман?  // «ФАКЕЛ» Межрегиональная рабочая газета. URL: https://vk.com/fakel_mrg?w=wall-53598794_101
  26. Подробнее здесь: http://lenincrew.com/theory/