Политэкономия «ночной бабочки», или производительность с точки зрения капитализма

Политэкономия «ночной бабочки», или производительность с точки зрения капитализма
~ 88 мин

Введение

В наши дни поли­ти­че­ская эко­но­мия оста­ётся кам­нем пре­ткно­ве­ния для мно­же­ства ком­му­ни­стов и тех, кто себя тако­выми мнит, а основ­ной труд в марк­сизме, «Капи­тал» К. Маркса, освоен еди­ни­цами. Пла­чев­ная ситу­а­ция, ведь «Капи­тал» явля­ется не только дока­за­тель­ством неиз­беж­но­сти ком­му­низма, но и вме­сти­ли­щем диа­лек­тико-мате­ри­а­ли­сти­че­ского метода иссле­до­ва­ния, кото­рый «мавр» так и не изло­жил на «несколь­ких листах»:

«Если Маркс не оста­вил „Логики“ (с боль­шой буквы), то он оста­вил логику „Капи­тала“»1 .

Чем же сего­дня явля­ется труд Маркса? Он при­зна­ётся миро­вым науч­ным сооб­ще­ством как ока­зав­ший зна­чи­тель­ное вли­я­ние на миро­вую исто­рию и мысль, до сих пор изда­ётся огром­ными тира­жами, а его идеи имеют мно­го­чис­лен­ных после­до­ва­те­лей, но при этом, как мы ука­зали выше… Он почти не чита­ется, а если и чита­ется, то вос­при­ни­ма­ется дог­ма­тично и эклек­тично. Ничего не напо­ми­нает? Ещё одна книга имеет подоб­ную судьбу — Библия.

Но если Биб­лия по своей сути — это набор уста­рев­ших мифи­че­ских пред­став­ле­ний о мире и пра­вил пове­де­ния в нём, то «Капи­тал» являет собой науч­ный труд, в кото­ром детально разо­брана совре­мен­ная Марксу капи­та­ли­сти­че­ская система. Биб­лия пере­стаёт быть вос­тре­бо­ван­ной у масс, потому что каж­дый день прак­ти­че­ские дости­же­ния чело­ве­че­ства в науке и про­мыш­лен­но­сти меняют нашу с вами жизнь, раз­ру­шают рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния, всё более обна­жая сущ­ность любого миро­воз­зре­ния, осно­ван­ного на вере, как «лож­ного созна­ния», кото­рое пре­вратно осо­знаёт гос­под­ству­ю­щие отно­ше­ния экс­плу­а­та­ции в обще­стве, тем самым зату­шё­вы­вая их. «Капи­тал» же ста­но­вится всё акту­аль­нее с каж­дым «неожи­дан­ным» кри­зи­сом капи­та­ли­сти­че­ской системы, при­тя­ги­вая к себе новых сто­рон­ни­ков, кото­рые ищут ответы на вол­ну­ю­щие их вопросы, но, как и в любой дру­гой науке, эти ответы не лежат на поверх­но­сти, для их извле­че­ния необ­хо­димо при­ло­жить неко­то­рые уси­лия. А так как диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм явля­ется ито­гом раз­ви­тия фило­со­фии, начи­ная от Фалеса, закан­чи­вая Фей­ер­ба­хом, то для пони­ма­ния «Капи­тала» неплохо было бы иметь по мень­шей мере базо­вые зна­ния по фило­со­фии. Однако в совре­мен­ном ком­му­ни­сти­че­ском дви­же­нии вряд ли най­дётся много людей, име­ю­щих такой багаж, наобо­рот, мно­гие пре­не­бре­жи­тельно отно­сятся к глу­бо­кому изу­че­нию тео­рии и её раз­ви­тию, не счи­тая это фор­мой прак­тики, хотя Энгельс писал в пре­ди­сло­вии к «Кре­стьян­ской войне в Гер­ма­нии»2 о трёх направ­ле­ниях борьбы: тео­ре­ти­че­ском, поли­ти­че­ском и практико-экономическом.

Подоб­ное пре­не­бре­же­ние вполне объ­яс­нимо, ведь без учёта ста­рого поко­ле­ния, кото­рое в боль­шин­стве своём не опра­ви­лось от дог­ма­ти­че­ского вос­при­я­тия марк­сизма, рос­сий­ские ком­му­ни­сты про­шли через бур­жу­аз­ную систему обра­зо­ва­ния — в школе их при­учают мыс­лить схе­ма­тично и отби­вают вся­кое жела­ние к само­сто­я­тель­ной работе с кни­гой. Порою кажется, что это закол­до­ван­ный круг, из кото­рого нет выхода, но сего­дня к ком­му­ни­сти­че­скому дви­же­нию под дав­ле­нием объ­ек­тив­ных обсто­я­тельств посте­пенно при­хо­дит пони­ма­ние острой необ­хо­ди­мо­сти выра­ботки рево­лю­ци­он­ной тео­рии, кото­рая помо­жет в буду­щих клас­со­вых бит­вах. Несмотря на эти подвижки, левая моло­дёжь, при­вык­шая к учи­телю, кото­рый изла­гает «про­стые истины», вме­сто работы с пер­во­ис­точ­ни­ками пред­по­чи­тает лёг­кий в осво­е­нии кон­тент: видео-лек­ции, ста­тьи на раз­лич­ных сай­тах, и всё чаще обра­ща­ется к сомни­тель­ным авто­ри­те­там интер­нет-про­стран­ства, зани­ма­ю­щимся ретранс­ля­цией бур­жу­аз­ных пред­став­ле­ний о поли­ти­че­ской экономии.

Одним из вол­ну­ю­щих полит­эко­но­ми­че­ских вопро­сов на дан­ный момент (хотя, дис­кус­сии по этому вопросу ведутся более века) явля­ется вопрос о про­из­во­ди­тель­ном харак­тере труда раз­лич­ных работ­ни­ков, или — кто из них создаёт сто­и­мость и при­ба­воч­ную сто­и­мость. Каза­лось бы, вопрос о том, какой труд явля­ется про­из­во­ди­тель­ным, а какой нет, был решён Марк­сом на стра­ни­цах «Капи­тала». Тем не менее, и в наше время поле­мика по этому вопросу пери­о­ди­че­ски оживляется.

Если не брать во вни­ма­ние мно­го­чис­лен­ные тео­рии про­из­во­ди­тель­но­сти труда, стро­я­щи­еся не на тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти, а, напри­мер, на тео­рии пре­дель­ной полез­но­сти, тео­рии издер­жек или даже инфор­ма­ци­он­ной тео­рии сто­и­мо­сти (их мы оста­вим в сто­роне3 ), то в левом дви­же­нии рас­про­стра­нены раз­но­об­раз­ные поня­тия про­из­во­ди­тель­но­сти и, как и в любом диа­лек­ти­че­ском про­ти­во­ре­чии, выде­ля­ются две про­ти­во­по­лож­ные сто­роны. Пер­вая пред­став­ляет собой абсо­лю­ти­за­цию так назы­ва­е­мого «мате­ри­аль­ного» или «ове­ществ­лён­ного» труда, когда рабо­чий создаёт «внеш­ний пред­мет», в кото­ром «сто­и­мость засты­вает», и поэтому он счи­та­ется про­из­во­ди­тель­ным (это труд про­мыш­лен­ных и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рабо­чих). Вто­рая сто­рона, наобо­рот, объ­яв­ляет про­из­во­ди­тель­ным вся­кий труд, кото­рый «поле­зен обще­ству», где «полез­ность» опре­де­ля­ется не научно выве­ден­ными кри­те­ри­ями, а ско­рее морально-эти­че­скими уста­нов­ками её пред­ста­ви­те­лей. И, как и в любом про­ти­во­ре­чии, суще­ствует масса про­ме­жу­точ­ных точек зре­ния со своей спецификой.

В СССР полит­эко­номы, кото­рые изу­чали совре­мен­ный им зару­беж­ный капи­та­лизм, дели­лись на три лагеря. Точки зре­ния на про­из­во­ди­тель­ность, как созда­ние «веществ­лён­ного» про­дукта на капи­та­ли­сти­че­ском пред­при­я­тии, при­дер­жи­ва­лись такие авторы, как Н. А. Цаго­лов4 , А. Д. Смир­нов и даже кол­лек­тив авто­ров, напи­сав­ших «ста­лин­ский» учеб­ник поли­ти­че­ской эко­но­мии5 . Раз­мы­вали поня­тие про­из­во­ди­тель­но­сти труда, объ­яв­ляя любой труд про­из­во­ди­тель­ным, А. А. Бог­да­нов6 , Л. С. Гля­зер7 и неко­то­рые дру­гие. Но нахо­ди­лись и люди, кото­рые про­чи­тали так назы­ва­е­мый чет­вёр­тый том «Капи­тала», — «Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти», напри­мер: С. Г. Стру­ми­лин8 , И. И. Рубин9 и В. С. Выгод­ский10 , после чего выра­жали вполне марк­сист­скую точку зре­ния, тем самым диа­лек­ти­че­ски сни­мая про­ти­во­ре­чие повторно (кото­рое было снято самим Марксом).

«Веще­ствен­ную» пози­цию сего­дня отста­и­вает небезыз­вест­ный поко­ри­тель «Науки Логики» Михаил Васи­лье­вич Попов11 , заяв­ляя с три­бун, что труд работ­ни­ков транс­порта про­из­во­ди­те­лен, если они «пере­во­зят дрова», а если людей, то нет. Ему вто­рят и дру­гие зна­токи марк­сизма12 . Навер­ное, бла­го­даря заси­лью «веще­ствен­ни­ков» и про­све­ти­тель­ской работе марк­си­стов в насто­я­щее время вто­рая точка зре­ния всё больше вытес­ня­ется, поэтому её пред­став­ляют люди, кото­рые мало зна­комы с пред­ме­том дис­кус­сии. Но откуда такое боль­шое коли­че­ство мне­ний, почему вновь и вновь воз­ни­кают споры?

Источники проблемы

Свя­зано это в первую оче­редь с тем, что раз­де­ле­ние труда со вре­мён Маркса про­дол­жает углуб­ляться, при­водя порой к умо­по­мра­чи­тель­ным резуль­та­там. Вывески на тор­го­вых кон­то­рах и объ­яв­ле­ния в газе­тах о про­даже това­ров заме­нила огром­ная по мас­шта­бам инду­стрия раз­но­об­раз­ной рекламы, при­но­ся­щая бас­но­слов­ные при­были своим вла­дель­цам. Оди­но­кие мыс­ли­тели теперь не сидят в малень­ких ком­нат­ках при све­чах, они рабо­тают огром­ными кол­лек­ти­вами в круп­ных науч­ных цен­трах, исполь­зуя для своих экс­пе­ри­мен­тов обо­ру­до­ва­ние, цена кото­рого порой дости­гает несколь­ких мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Рису­нок обна­жён­ной особы, неко­гда будо­ра­жив­ший нравы, сей­час кажется невин­ной кар­тин­кой на фоне раз­рос­шейся пор­но­ин­ду­стрии, кото­рая делает явью прак­ти­че­ски все сек­су­аль­ные фан­та­зии. Осо­бое вни­ма­ние при­вле­кает сфера услуг, где ситу­а­ция корен­ным обра­зом изме­ни­лась с тех пор, как Маркс писал эти строки:

«…По отно­ше­нию к пуб­лике актёр высту­пает здесь как худож­ник, но для сво­его пред­при­ни­ма­теля он — про­из­во­ди­тель­ный рабо­чий. Все эти про­яв­ле­ния капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства в дан­ной обла­сти так незна­чи­тельны в срав­не­нии со всем про­из­вод­ством в целом, что могут быть остав­лены совер­шенно без вни­ма­ния [Выде­ле­ние наше — Е. Р. и Г. Т.]»13 .

Вто­рой при­чи­ной явля­ется недо­оце­ни­ва­е­мый мно­гими марк­си­стами «товар­ный фети­шизм», кото­рый порож­дает мно­го­чис­лен­ные заблуж­де­ния. Товар­ный фети­шизм пред­став­ляет собой отме­чен­ное Марк­сом про­ти­во­ре­чие: в обще­стве обособ­лен­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей форма вещи как товара явля­ется резуль­та­том уста­но­вив­шихся про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, но эта же форма товара обрат­ным воз­дей­ствием порож­дает про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния. Обособ­лен­ные това­ро­про­из­во­ди­тели изго­тав­ли­вают про­дукты, исходя из своих соб­ствен­ных инте­ре­сов, но при этом они выно­сят их на рынок для обмена, где обще­ство спе­ци­фи­че­ским обра­зом (посред­ством рыноч­ных отно­ше­ний) решает, необ­хо­дим ли этот про­дукт. Фор­маль­ная неза­ви­си­мость обо­ра­чи­ва­ется систе­мой вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти, где связи, уста­нав­ли­ва­е­мые про­из­во­ди­те­лями, слу­чайны, так как осно­вы­ва­ются на сию­ми­нут­ных инте­ре­сах полу­че­ния экви­ва­лента сто­и­мо­сти сво­его товара в виде денег14 . И самое глав­ное тут, что эти связи уста­нов­лены посред­ством вещей опре­де­лён­ной соци­аль­ной формы — това­ров, что, по выра­же­нию Маркса, при­во­дит к следующему:

«Равен­ство раз­лич­ных видов чело­ве­че­ского труда при­об­ре­тает вещ­ную форму оди­на­ко­вой сто­и­мост­ной пред­мет­но­сти про­дук­тов труда; изме­ре­ние затрат чело­ве­че­ской рабо­чей силы их про­дол­жи­тель­но­стью полу­чает форму вели­чины сто­и­мо­сти про­дук­тов труда; нако­нец, те отно­ше­ния между про­из­во­ди­те­лями, в кото­рых осу­ществ­ля­ются их обще­ствен­ные опре­де­ле­ния труда, полу­чают форму обще­ствен­ного отно­ше­ния про­дук­тов труда»15 .

Дан­ное про­ти­во­ре­чие осо­бым обра­зом ска­зы­ва­ется на пове­де­нии людей, одну из сто­рон кото­рого Маркс назвал «ове­ществ­ле­нием» про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний между людьми:

«В гла­зах послед­них их соб­ствен­ное обще­ствен­ное дви­же­ние при­ни­мает форму дви­же­ния вещей, под кон­тро­лем кото­рого они нахо­дятся, вме­сто того чтобы его кон­тро­ли­ро­вать»16 .

С дру­гой сто­роны, оно про­яв­ля­ется в виде «пер­со­ни­фи­ка­ции» вещей:

«Как капи­та­лист, он пред­став­ляет собой лишь пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный капи­тал. Его душа — душа капи­тала. Но у капи­тала одно-един­ствен­ное жиз­нен­ное стрем­ле­ние — стрем­ле­ние воз­рас­тать, созда­вать при­ба­воч­ную сто­и­мость, впи­ты­вать своей посто­ян­ной частью, сред­ствами про­из­вод­ства, воз­можно бо́льшую массу при­ба­воч­ного труда»17 .

Кажется, что это не люди и их тру­до­вая дея­тель­ность отно­сятся друг к другу посред­ством вещей, а вещи всту­пают в опре­де­лён­ные отно­ше­ния, люди же явля­ются всего лишь испол­ни­те­лями воли «неви­ди­мой руки рынка» или «золо­того тельца». Товар и его более раз­ви­тая форма, капи­тал, в гла­зах мил­ли­ар­дов инди­ви­дов при­об­ре­тают «сверх­чув­ствен­ную» при­роду. Скла­ды­ва­ется ощу­ще­ние, что товар в своей физи­че­ской форме содер­жит то, что назы­ва­ется сто­и­мо­стью и при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью. Отго­лоски такого пре­врат­ного пони­ма­ния нахо­дят себе место и в совре­мен­ной полит­эко­но­мии. Если Маркс в своё время вёл споры с бур­жу­аз­ными учё­ными по поводу уча­стия при­род­ных фак­то­ров в обра­зо­ва­нии сто­и­мо­сти, то сего­дня, несмотря на уси­лия пер­вого марк­си­ста, среди левых и их гуру тор­же­ствует обы­ва­тель­ский взгляд на товар как «внеш­ний пред­мет», «вещь», как един­ствен­ный гра­аль сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Из дан­ного поло­же­ния дела­ется вполне логич­ный вывод, что сто­и­мость может пере­но­ситься только на про­дукты «мате­ри­аль­ного» про­из­вод­ства, что озна­чает про­из­во­ди­тель­ность работ­ни­ков, заня­тых про­из­вод­ством «внеш­них пред­ме­тов». Люди, отста­и­ва­ю­щие подоб­ную точку зре­ния, либо нашли с помо­щью хими­че­ского ана­лиза суб­стан­цию сто­и­мо­сти в това­рах, либо про­сто пред­став­ляют собой реин­кар­на­цию физио­кра­тов, кото­рые счи­тали, что сто­и­мость созда­ётся только в сель­ском хозяй­стве. Те же люди, кото­рые при­пи­сы­вают про­из­во­ди­тель­ность всем тру­дя­щимся, тоже нахо­дятся в плену «кажи­мо­сти» или формы сто­и­мо­сти — цены. Ставя знак равен­ства между про­из­вод­ством сто­и­мо­сти и полу­че­нием денег за свой труд, они совер­шают ошибку, ведь ещё Маркс ука­зы­вал, что форму цены могут при­об­ре­тать вещи и явле­ния, не име­ю­щие тру­до­вой сто­и­мо­сти, но так или иначе задей­ство­ван­ные в про­из­вод­ствен­ных отношениях:

«Вещи, кото­рые сами по себе не явля­ются това­рами, напри­мер, совесть, честь и т. д., могут стать для своих вла­дель­цев пред­ме­том про­дажи и, таким обра­зом, бла­го­даря своей цене при­об­ре­сти товар­ную форму. Сле­до­ва­тельно, вещь фор­мально может иметь цену, не имея сто­и­мо­сти. Выра­же­ние цены явля­ется здесь мни­мым, как извест­ные вели­чины в мате­ма­тике. С дру­гой сто­роны, мни­мая форма цены, — напри­мер, цена не под­вер­гав­шейся обра­ботке земли, кото­рая не имеет сто­и­мо­сти, так как в ней не ове­ществ­лён чело­ве­че­ский труд, — может скры­вать в себе дей­стви­тель­ное сто­и­мост­ное отно­ше­ние или отно­ше­ние, про­из­вод­ное от него»18 .

Одной из важ­ных при­чин оши­бок, на наш взгляд, явля­ются идео­ло­ги­че­ские пред­по­сылки и соот­вет­ству­ю­щие клас­со­вые инте­ресы иссле­до­ва­те­лей, кото­рые не все­гда осо­зна­ются ими. Про­яв­ля­ется это как в среде бур­жу­аз­ных учё­ных, так и в кулу­а­рах левой интел­ли­ген­ции. Если у пер­вых клас­со­вая при­над­леж­ность про­сле­жи­ва­ется нево­ору­жён­ным взгля­дом, то со вто­рыми всё намного слож­нее — они зача­стую фор­мально не отка­зы­ва­ются от основ­ных поло­же­ний марк­сизма, исполь­зуют соот­вет­ству­ю­щую тер­ми­но­ло­гию и чётко выра­жают свою при­вер­жен­ность борьбе про­ле­та­ри­ата, но, как гово­рится, «дья­вол кро­ется в дета­лях». В своём стрем­ле­нии к «твор­че­скому раз­ви­тию марк­сизма» в новых обще­ствен­ных усло­виях ака­де­ми­че­ские левые, вклю­чён­ные в систему бур­жу­аз­ного обра­зо­ва­ния или «про­дажи про­те­ста», совер­шают ошибки из-за гос­под­ству­ю­щей над ними бур­жу­аз­ной идео­ло­гии (напри­мер, псев­до­марк­сист­ские тео­рии, свя­зан­ные с бур­жу­аз­ной кон­цеп­цией пост­ин­ду­стри­аль­ного обще­ства), так и из-за неко­то­рых мате­ри­аль­ных неудобств, кото­рые могут воз­ник­нуть из-за дей­стви­тель­ного раз­ви­тия тео­рии и после­ду­ю­щих прак­ти­че­ских шагов.

Пред­ста­ви­тели «вещ­ного» под­хода выра­жают инте­ресы про­мыш­лен­ной рабо­чей ари­сто­кра­тии, потому что подоб­ные тео­ре­ти­че­ские постро­е­ния поз­во­ляют обос­но­вы­вать не про­сто гла­вен­ству­ю­щую роль в ком­му­ни­сти­че­ском дви­же­нии про­мыш­лен­ного про­ле­та­ри­ата (такова она и есть на самом деле, но по дру­гим при­чи­нам, кото­рые мы рас­кроем позже), а при­ви­ле­ги­ро­ван­ную, роль един­ствен­ных созда­те­лей «богат­ства вообще». Дру­гим же наём­ным работ­ни­кам оста­ётся только «пере­рас­пре­де­ле­ние сто­и­мо­сти» наравне с чинов­ни­ками и репрес­сив­ным аппа­ра­том, тем самым обос­но­вы­ва­ется их реак­ци­он­ность, что очень на руку бур­жу­а­зии, ведь это вно­сит неко­то­рый раз­дор в лагерь рабо­чего дви­же­ния. Кроме того, про­мыш­лен­ная рабо­чая ари­сто­кра­тия таким обра­зом направ­ляет борьбу на полу­че­ние при­ви­ле­гий и льгот как в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве, так и в соци­а­ли­сти­че­ском (это поло­же­ние в СССР обос­но­вы­вало создав­шийся пере­кос в эко­но­мике в сто­рону про­из­вод­ства средств про­из­вод­ства и охра­няло при­ви­ле­гии высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих и руко­во­ди­те­лей пред­при­я­тий перед осталь­ными тру­дя­щи­мися). Те, кто при­пи­сы­вает про­из­во­ди­тель­ность всем «тру­дя­щимся» слоям насе­ле­ния, откры­вает бес­пре­дель­ный про­стор бур­жу­аз­ным идео­ло­гам в обос­но­ва­нии неза­ме­ни­мо­сти капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба регу­ли­ро­ва­ния обще­ствен­ного про­из­вод­ства и госу­дар­ствен­ного аппа­рата, что тоже объ­ек­тивно играет на руку буржуазии.

Таким обра­зом, перед левыми тео­ре­ти­ками, кото­рые зани­ма­ются вопро­сом о про­из­во­ди­тель­ном труде, воз­ни­кает слож­ная идео­ло­ги­че­ская дилемма: «Кого объ­явить про­из­во­ди­тель­ными, чтобы не вно­сить раз­дор между наём­ными работ­ни­ками и не поста­вить их наравне с лаке­ями бур­жу­а­зии?». И вопрос дей­стви­тельно ста­вится подоб­ным обра­зом, по край­ней мере, среди левой интел­ли­ген­ции, кото­рой чужд офи­циоз19 бур­жу­аз­ных учё­ных, боя­щихся даже заик­нуться о поли­ти­че­ской подо­плёке вопроса о про­из­во­ди­тель­ном харак­тере труда. Но сама поста­новка вопроса подоб­ным обра­зом пред­став­ляет собой измену мето­до­ло­гии марк­сизма, ведь марк­сизм выра­жает объ­ек­тив­ные инте­ресы про­ле­та­ри­ата, то есть соци­ально-исто­ри­че­ские, выво­дя­щи­еся из про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний гос­под­ству­ю­щей обще­ственно-эко­но­ми­че­ской фор­ма­ции, а не из субъ­ек­тив­ных инте­ре­сов идео­ло­гов по объ­еди­не­нию или разъ­еди­не­нию раз­лич­ных групп наём­ных работ­ни­ков. Иссле­до­ва­тель, кото­рый начи­нает изу­чать пред­мет с идео­ло­ги­че­ских пред­по­сы­лок, совер­шает гру­бую ошибку, из-за чего в даль­ней­шем система, выстра­и­ва­е­мая им, начи­нает при­об­ре­тать несо­гла­со­ван­но­сти и нераз­ре­ши­мые пара­доксы, а выводы ста­но­вятся раз­мы­тыми («сто­и­мость про­из­во­дят все наём­ные работ­ники») или имеют мета­фи­зи­че­ские черты («сто­и­мость содер­жится только в мате­ри­аль­ных пред­ме­тах»). Это при­во­дит неко­то­рых к отказу от марк­сизма или идее о скре­щи­ва­нии тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти с тео­рией пре­дель­ной полезности.

Огром­ное вли­я­ние на сего­дняш­ние дис­кус­сии о про­из­во­ди­тель­ном харак­тере труда ока­зы­вает тема, вол­но­вав­шая умы полит­эко­но­мов в СССР, — про­из­во­ди­тель­ность труда при соци­а­лизме, пони­ма­ние кото­рой не сле­дует сме­ши­вать с про­из­во­ди­тель­ным тру­дом в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве. В соци­а­ли­сти­че­ском госу­дар­стве не было еди­ного мне­ния на этот счёт20 , но было офи­ци­аль­ное21 , согласно кото­рому про­из­во­ди­тель­ными счи­та­лись только работ­ники «мате­ри­аль­ной» сферы труда. Напри­мер, в ста­ти­стике наци­о­наль­ного дохода СССР отоб­ра­жа­лось, что работ­ники гру­зо­вого транс­порта явля­ются про­из­во­ди­тель­ными, а пас­са­жир­ского — нет. Это очень напо­ми­нает пози­цию М. Попова, не правда ли? Но сме­ше­ние поня­тий, а тем более абстракт­ный пере­нос про­из­во­ди­тель­но­сти труда при соци­а­лизме в капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство, есть самая насто­я­щая мето­до­ло­ги­че­ская без­гра­мот­ность, кото­рая может слу­жить мар­ке­ром при опре­де­ле­нии, — кто перед вами: марк­сист или оче­ред­ной горе-теоретик.

Послед­ней при­чи­ной явля­ется неко­то­рая тео­ре­ти­че­ская пута­ница вокруг вопроса, созда­ва­е­мая отча­сти как самим «Капи­та­лом» Маркса, так и после­ду­ю­щими тео­ре­ти­че­скими нара­бот­ками. Сле­дует пони­мать, что II, III и IV тома «Капи­тала» — это ком­пи­ля­ция гото­вых частей про­из­ве­де­ния, чер­но­ви­ков и вста­вок Энгельса, вслед­ствие чего теря­ется неко­то­рая систе­ма­тич­ность изло­же­ния и появ­ля­ются про­ти­во­ре­чия (но это отнюдь не при­во­дит к фаталь­ным ошиб­кам). Сле­дует также пони­мать, что Маркс исполь­зует метод вос­хож­де­ния от абстракт­ного, про­стого, бед­ного содер­жа­нием к кон­крет­ному, более слож­ному, то есть поня­тия напол­ня­ются новым содер­жа­нием по мере иссле­до­ва­ния. Непо­ни­ма­ние усло­вий изда­ния книги и метода при­во­дит левых и не очень авто­ров к про­ти­во­по­став­ле­нию отдель­ных выска­зы­ва­ний Маркса или даже выры­ва­нию из кон­тек­ста фраз, чтобы иска­зить смысл напи­сан­ного и объ­явить боро­да­того мужа поло­ум­ным шар­ла­та­ном, кото­рый окон­ча­тельно запу­тался к концу своей жизни.

Все эти и неко­то­рые дру­гие при­чины застав­ляют опре­де­лён­ную часть иссле­до­ва­те­лей сеять нераз­бе­риху в голо­вах инте­ре­су­ю­щихся марк­сиз­мом, кото­рые, в свою оче­редь, не все­гда зна­комы с пер­во­ис­точ­ни­ком, и вме­сто озна­ком­ле­ния с ним пред­по­чи­тают ретранс­ли­ро­вать мне­ние какого-нибудь гуру и устра­и­вать споры по давно решён­ному вопросу. И, чтобы не сда­вать пози­ции без боя, мы готовы про­ти­во­по­ста­вить им марк­сист­скую пози­цию и детально разо­браться вме­сте с чита­те­лем в дан­ном вопросе, может быть, даже кон­кре­ти­зи­ро­вать Маркса, допол­нив его уче­ние. Пус­кай это и дела­лось не раз в исто­рии марк­сист­ской мысли, но, как гово­рится, «повто­ре­ние — мать уче­ния». К тому же, для изу­че­ния совре­мен­ного мира, в кото­ром капи­та­ли­сти­че­ские отно­ше­ния гос­под­ствуют во всех стра­нах, непо­сред­ственно влияя на жизнь каж­дого чело­века на пла­нете, а раз­де­ле­ние труда вышло за рамки наци­о­наль­ных госу­дарств, пони­ма­ние того, какой труд явля­ется источ­ни­ком сто­и­мо­сти, необ­хо­димо лежит в основе мето­до­ло­гии марк­сизма и напря­мую вли­яет на ана­лиз капи­та­ли­сти­че­ской дей­стви­тель­но­сти. На этот факт с пол­ной опре­де­лён­но­стью ука­зы­вал Маркс, говоря, что «раз­ли­че­ние между про­из­во­ди­тель­ным тру­дом и дру­гими видами труда явля­ется в выс­шей сте­пени важ­ным, так как оно выра­жает как раз ту опре­де­лён­ную форму труда, на кото­рой осно­ван весь капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства и сам капи­тал»22 .

Товар и услуга

Как уже упо­ми­на­лось, товар — это соци­ально-исто­ри­че­ская форма про­дукта труда. Он есть един­ство потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти или полез­ных свойств пред­мета23 и сто­и­мо­сти, выра­жа­ю­щей коли­че­ство абстракт­ного или обез­ли­чен­ного труда, затра­чен­ного на про­из­вод­ство пред­мета. Марк­сизм не изу­чает пер­вое24 , его пред­ме­том явля­ются про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния, а сто­и­мость есть основ­ное отно­ше­ние, исто­ри­че­ски воз­ник­шее в резуль­тате уста­нов­ле­ния отно­ше­ний соб­ствен­но­сти и раз­де­ле­ния труда. Это именно отно­ше­ние кон­крет­ного труда одного чело­века к кон­крет­ному труду дру­гих людей через выде­ле­ние общего между ними, а именно: затрат физи­че­ских и умствен­ных сил чело­века. Отно­ше­ние суще­ствует не в пред­мете, посред­ством кото­рого оно осу­ществ­ля­ется, а в свя­зях, уста­нов­лен­ных между това­ро­про­из­во­ди­те­лями. И про­яв­ля­ется это отно­ше­ние в обмене между това­ро­про­из­во­ди­те­лями через свою форму, кото­рую Маркс назвал мено­вой сто­и­мо­стью25 — про­пор­цию обмена про­дук­тов или выра­же­ние сто­и­мо­сти одного товара в потре­би­тель­ной, нату­раль­ной форме другого.

«Если мы гово­рим о товаре как о мате­ри­а­ли­зо­ван­ном выра­же­нии труда — в смысле мено­вой сто­и­мо­сти товара, — то речь идёт только о вооб­ра­жа­е­мом, т. е. исклю­чи­тельно соци­аль­ном спо­собе суще­ство­ва­ния товара, не име­ю­щем ничего общего с его телес­ной реаль­но­стью; товар пред­став­ля­ется как опре­де­лён­ное коли­че­ство обще­ствен­ного труда или денег»26 .

Именно это и пытался объ­яс­нить Маркс в пер­вой главе «Капи­тала», но, как пока­зала исто­рия, мно­гие поняли пре­вратно его логи­че­ский под­ход к исто­ри­че­скому раз­ви­тию про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний. Маркс пишет на пер­вой стра­нице «Капи­тала»:

«Товар есть прежде всего внеш­ний пред­мет, вещь, кото­рая, бла­го­даря её свой­ствам, удо­вле­тво­ряет какие-либо чело­ве­че­ские потреб­но­сти. При­рода этих потреб­но­стей, — порож­да­ются ли они, напри­мер, желуд­ком или фан­та­зией, — ничего не изме­няет в деле. Дело также не в том, как именно удо­вле­тво­ряет дан­ная вещь чело­ве­че­скую потреб­ность: непо­сред­ственно ли, как жиз­нен­ное сред­ство, т. е. как пред­мет потреб­ле­ния, или околь­ным путём, как сред­ство про­из­вод­ства»27 .

Именно слова «товар есть прежде всего внеш­ний пред­мет, вещь» порож­дают мне­ние о том, что «нема­те­ри­аль­ный» труд или труд, кото­рый «не ове­ществ­ля­ется в неком пред­мете» не может созда­вать сто­и­мо­сти (а в капи­та­ли­сти­че­ском про­из­вод­стве — и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти) ни при каких обсто­я­тель­ствах, сле­до­ва­тельно, он непро­из­во­ди­те­лен. Маркс же имел здесь в виду, что исто­ри­че­ски пер­вым при­ста­ни­щем сто­и­мо­сти был внеш­ний пред­мет: зерно, топор, ста­ту­этка или даже чело­век. Глав­ное в этих пред­ме­тах то, что при их созда­нии затра­чен чело­ве­че­ский труд и они удо­вле­тво­ряют некую потреб­ность, а не их веще­ствен­ная форма.

С раз­ви­тием товар­ного про­из­вод­ства воз­ни­кают два товара осо­бого рода, кото­рые стоят как бы в сто­роне ото всех дру­гих: деньги и рабо­чая сила. Деньги или все­об­щий экви­ва­лент в виде дра­го­цен­ных метал­лов нас инте­ре­суют двумя основ­ными функ­ци­ями: как мера сто­и­мо­сти и как сред­ство обра­ще­ния, где они заме­щают сто­и­мость какого-либо товара, тем самым раз­ры­вая непо­сред­ствен­ный обмен между това­ро­про­из­во­ди­те­лями. Но все­гда ли они имеют сто­и­мость как товар-экви­ва­лент? Отнюдь, на что ука­зы­вал ещё Маркс:

«Необ­хо­димо лишь, чтобы знак денег полу­чил свою соб­ствен­ную объ­ек­тивно обще­ствен­ную зна­чи­мость, и бумаж­ный сим­вол полу­чает её при помощи при­ну­ди­тель­ного курса. Это госу­дар­ствен­ное при­нуж­де­ние имеет силу лишь в гра­ни­цах дан­ного госу­дар­ства, или в сфере внут­рен­него обра­ще­ния, и только здесь деньги вполне рас­тво­ря­ются в своей функ­ции сред­ства обра­ще­ния, или монеты, и, сле­до­ва­тельно, в виде бумаж­ных денег могут суще­ство­вать внешне изо­ли­ро­ванно от своей метал­ли­че­ской суб­стан­ции и чисто функ­ци­о­нально»28 .

То есть деньги ещё при Марксе, а в совре­мен­ном мире — тем более, ста­но­вятся иде­аль­ными29 , они не содер­жат в себе реаль­ный экви­ва­лент сто­и­мо­сти, а лишь пред­став­ляют его посред­ством обще­ствен­ного созна­ния, что явля­ется суще­ствен­ным про­грес­сом, ведь теперь капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство не при­но­сит в жертву обра­ще­нию30 чело­ве­че­ский труд по добыче золота. Деньги, как метко выра­жа­ется Маркс, «рас­тво­ря­ются в своей функ­ции сред­ства обра­ще­ния», обра­ща­ются сим­волы сто­и­мо­сти, но не сто­и­мость. С тече­нием вре­мени также ста­но­вится воз­мож­ной тре­тья инте­ре­су­ю­щая нас функ­ция денег — сред­ство пла­тежа, воз­ни­ка­ю­щая из самого обще­ствен­ного про­цесса, где время про­из­вод­ства и обра­ще­ния у раз­лич­ных това­ров неоди­на­ковы. Вме­сте с этой функ­цией они полу­чают силу завер­шать мета­мор­фоз Т — Д — Т самостоятельно:

«Поку­па­тель пре­вра­щает деньги обратно в товар прежде, чем он пре­вра­тил товар в деньги, т. е. он совер­шает вто­рой мета­мор­фоз товара раньше пер­вого»31 .

Деньги теперь само­цель про­дажи как иде­аль­ный образ сто­и­мо­сти товара, они выра­жают сто­и­мость не только про­шлого или «ове­ществ­лён­ного» труда, но, как бы это пара­док­сально ни зву­чало, и для­ще­гося в насто­я­щий момент, и даже буду­щего, сто­и­мость кото­рого «опред­ме­чена» в иде­аль­ном образе про­дукта. Это ярко под­чёр­ки­вает сто­и­мост­ные отно­ше­ния как про­из­вод­ствен­ные между раз­лич­ными това­ро­про­из­во­ди­те­лями посред­ством предметов.

Рабо­чая сила исто­ри­че­ски появ­ля­ется позд­нее, с наступ­ле­нием раз­ви­того товар­ного про­из­вод­ства, и пред­став­ляет собой спо­соб­ность чело­века к труду или опре­де­лён­ные свой­ства инди­вида32 . Именно спо­соб­ность к труду, сово­куп­ность свойств, а не сам чело­век, ста­но­вится това­ром и обла­дает сто­и­мо­стью. Капи­та­лист не поку­пает вас, как живую лич­ность, он поку­пает ту часть вас, кото­рая спо­собна рабо­тать, а на осталь­ное ему пле­вать. После того, как рабо­чая сила куп­лена, а чело­век ока­зался вклю­чён в про­из­вод­ствен­ную систему, бур­жуа исполь­зует его по сво­ему усмот­ре­нию, а именно — «выса­сы­вает» сто­и­мость и при­ба­воч­ную сто­и­мость, необ­хо­ди­мый и при­ба­воч­ный труд. Сто­и­мость рабо­чей силы скла­ды­ва­ется из массы това­ров, кото­рые необ­хо­димо потреб­лять, чтобы вос­ста­но­вить эту самую спо­соб­ность и взрас­тить новое поко­ле­ние рабо­чих. Масса това­ров опре­де­ля­ется куль­турно-исто­ри­че­ской сре­дой33 , при кото­рой фор­ми­ро­вался рабо­чий класс, а не физио­ло­ги­че­скими потреб­но­стями, кото­рые явля­ются лишь гра­ни­цей того мини­мума, за пре­де­лами кото­рого рабо­чая сила начи­нает уга­сать и вырож­даться. И самое глав­ное — этот товар прак­ти­че­ски все­гда потреб­ля­ется до того, как он опла­чен, то есть товар выхо­дит из обра­ще­ния, а деньги в обра­ще­ние всту­пают не сразу, здесь они вновь функ­ци­о­ни­руют как сред­ство платежа.

Эти два момента обна­жают перед нами сущ­ность любого товара как пре­хо­дя­щей соци­ально-исто­ри­че­ской формы про­дукта труда, спо­соб­ной суще­ство­вать иде­ально, как образ, до сво­его ове­ществ­ле­ния, и про­да­ваться. Но мно­гие хва­та­ются как за спа­са­тель­ный круг за неко­то­рые цитаты из «Капи­тала», чтобы обос­но­вать своё пре­врат­ное пони­ма­ние товара и сто­и­мо­сти вообще:

«Чело­ве­че­ская рабо­чая сила в теку­чем состо­я­нии, или чело­ве­че­ский труд, обра­зует сто­и­мость, но сам труд не есть сто­и­мость. Сто­и­мо­стью он ста­но­вится в застыв­шем состо­я­нии, в пред­мет­ной форме. Для того чтобы сто­и­мость хол­ста была выра­жена как сгу­сток чело­ве­че­ского труда, она должна быть выра­жена как осо­бая „пред­мет­ность“, кото­рая вещно отлична от самого хол­ста и в то же время обща ему и дру­гому товару»34 .

Им не поня­тен смысл напи­сан­ного и его кон­текст. Во-пер­вых, Маркс изла­гает это в начале пер­вого тома «Капи­тала», где раз­би­рает самые ран­ние и про­стые формы сто­и­мо­сти и её выра­же­ния. Во-вто­рых, Маркс далее демон­стри­рует нам более слож­ные формы, их раз­ви­тие, где выяс­ня­ется, что товар может выра­жать свою сто­и­мость иде­ально в день­гах ещё до сво­его суще­ство­ва­ния вслед­ствие посто­янно повто­ря­ю­щихся про­цес­сов про­из­вод­ства и обмена. В-тре­тьих, как мы уже ука­зали, Маркс не ста­вил перед собой задачи осве­щать на тот момент ещё не раз­ви­тую сферу услуг, хотя и задел вскользь, когда гово­рил о транс­порте, и ука­зал на то, что транс­порт­ная про­мыш­лен­ность, как услуга, изме­няет сто­и­мость товара:

«Но потре­би­тель­ная сто­и­мость пред­ме­тов реа­ли­зу­ется лишь в потреб­ле­нии их, а это послед­нее может сде­лать необ­хо­ди­мым их пере­ме­ще­ние, сле­до­ва­тельно, сде­лать необ­хо­ди­мым допол­ни­тель­ный про­из­вод­ствен­ный про­цесс транс­порт­ной про­мыш­лен­но­сти. Поэтому вло­жен­ный в неё про­из­во­ди­тель­ный капи­тал при­со­еди­няет сто­и­мость к транс­пор­ти­ру­е­мому про­дукту, отча­сти вслед­ствие пере­не­се­ния сто­и­мо­сти средств транс­порта, отча­сти вслед­ствие того, что сто­и­мость при­со­еди­ня­ется тру­дом на транс­порте. Эта послед­няя над­бавка сто­и­мо­сти рас­па­да­ется, как и вообще при капи­та­ли­сти­че­ском про­из­вод­стве, на воз­ме­ще­ние зара­бот­ной платы и на при­ба­воч­ную сто­и­мость»35 .

«Эта услуга „мате­ри­альна“ и „ове­ществ­ля­ется“ в пред­мете, транс­порт есть про­дол­же­ние про­цесса про­из­вод­ства товара!» — воз­ра­зят нам. Эти же люди ска­жут, что она «ове­ществ­ля­ется» в рабо­чей силе (из чего скла­ды­ва­ется её сто­и­мость), если это необ­хо­димо для воз­об­нов­ле­ния про­цесса про­из­вод­ства, а зна­чит создаёт сто­и­мость. Тут мы воз­вра­ща­емся к забав­ной пута­нице совре­мен­ных полит­эко­но­мов от интер­нета, кото­рые счи­тают, что пас­са­жир­ский транс­порт не создаёт сто­и­мо­сти вообще, сле­до­ва­тельно, работ­ники заня­тые в нём, непро­из­во­ди­тельны. Транс­порт разве не вхо­дит в сто­и­мость рабо­чей силы? Оче­видно, что вхо­дит, потому что про­цесс про­из­вод­ства това­ров тре­бует при­сут­ствия чело­века или как мини­мум дистан­ци­он­ной связи (послед­нюю Маркс при­чис­лял к изме­ня­ю­щим сто­и­мость36 ), и зна­чит, доставки к месту работы. А вхо­дит ли в сто­и­мость рабо­чей силы поездка на море? С этого момента начи­на­ются танцы с буб­ном вокруг томов Маркса. Кто-то гово­рит, что вхо­дит, потому что рабо­чему поездка может потре­бо­ваться для вос­ста­нов­ле­ния своих сил, а кто-то с порога заяв­ляет, что нет, так как она вхо­дит в лич­ное потреб­ле­ние, сле­до­ва­тельно, сто­и­мо­сти не создаёт и лишь пере­рас­пре­де­ляет её. Назре­вает тогда зако­но­мер­ный вопрос к послед­ней группе това­ри­щей: «Имеют ли сто­и­мость фуа-гра, золо­той уни­таз или набор сти­ке­ров в соци­аль­ной сети, кото­рые оче­видно не нужны рабо­чему для вос­ста­нов­ле­ния спо­соб­но­сти к труду? А вто­рая буханка хлеба в день?» Если мы отве­тим на вопрос поло­жи­тельно, то сле­дует при­знать, что труд на пас­са­жир­ском транс­порте все­гда создаёт сто­и­мость, выра­жа­е­мую в выру­чен­ных день­гах, заме­ща­е­мую ими, в неза­ви­си­мо­сти от того, куда вхо­дит услуга: в лич­ное потреб­ле­ние, где сто­и­мость услуги исче­зает окон­ча­тельно, или в про­из­во­ди­тель­ное, в рабо­чую силу, где она сохра­ня­ется. Отри­ца­тель­ный же ответ ведёт к субъ­ек­тив­ному опре­де­ле­нию сто­и­мо­сти37 , когда необ­хо­ди­мость труда опре­де­ля­ется не обще­ствен­ным спо­со­бом — систе­мой обмена, а отдель­ными лицами на осно­ва­нии их лич­ных домыслов.

Каж­дому марк­си­сту стоит пом­нить, что про­из­вод­ство, пус­кай и устро­ен­ное по-капи­та­ли­сти­че­ски, необ­хо­димо для удо­вле­тво­ре­ния38 потреб­но­стей чело­века. Послед­ние не только раз­ви­ва­ются бла­го­даря про­грессу про­из­во­ди­тель­ных сил, но и ока­зы­вают обрат­ное воз­дей­ствие на форму этого про­гресса. Харак­тер этих потреб­но­стей не инте­ре­сует поли­ти­че­скую эко­но­мию совсем, её инте­ре­суют объ­ек­тив­ные отно­ше­ния между людьми, воз­ни­ка­ю­щие в рам­ках какого-либо про­из­вод­ства. То есть пред­мет марк­сизма тре­бует от нас отвлечься от потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и рас­смат­ри­вать сто­и­мость как выра­же­ние или форму обще­ственно необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени, затра­чен­ного на удо­вле­тво­ре­ние потреб­но­стей чело­века. Так, в сто­и­мость рабо­чей силы могут вхо­дить не только «мате­ри­аль­ные» товары и услуги, но и «нема­те­ри­аль­ные»: здра­во­охра­не­ние, обра­зо­ва­ние, раз­вле­че­ние и дру­гие, раз­ви­ва­ю­щи­еся вме­сте с про­из­вод­ством и вхо­дя­щие в неко­то­ром коли­че­стве в сто­и­мость рабо­чей силы. И такого рода услуги не могут быть исклю­чены лишь потому, что их нельзя «потро­гать», или потому, что они вхо­дят в лич­ное потреб­ле­ние. Иначе нас ждут выше­пе­ре­чис­лен­ные пара­доксы, от кото­рых про­сто так не отмахнуться.

Но что же сам Маркс думал насчёт услуг? Он даёт сле­ду­ю­щее определение:

«Услуга есть не что иное, как полез­ное дей­ствие той или иной потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти — товара ли, труда ли»39 .

Для Маркса услуга — это в первую оче­редь полез­ное дей­ствие пред­мета вообще, вклю­чая чело­века. Полез­ное дей­ствие могут ока­зы­вать пред­меты, кото­рые тем самым пере­но­сят сто­и­мость на дру­гой пред­мет или чело­века. Полез­ное дей­ствие ока­зы­вает чело­век своим тру­дом, и под полез­ным дей­ствием име­ется в виду не дея­тель­ность аль­тру­и­стов, кото­рые при­но­сят только благо, но дея­тель­ность, изме­ня­ю­щая мир таким обра­зом, что это необ­хо­димо чело­ве­че­ству на дан­ном этапе раз­ви­тия, а необ­хо­дима она или нет, как мы пом­ним, решает отнюдь не горстка высо­ко­ду­хов­ных интел­лек­ту­а­лов, а обще­ствен­ная система обмена — рынок. То есть услуга вообще это поня­тие довольно обшир­ное, вклю­ча­ю­щее в себя довольно раз­лич­ные сферы про­из­вод­ства, и для того чтобы сузить наш пред­мет изу­че­ния до инте­ре­су­ю­щего нас круга (т. н. «нема­те­ри­аль­ные» услуги), мы опре­де­лим услугу сле­ду­ю­щим образом.

Сего­дня услуга (далее это слово будет исполь­зо­ваться только в этом зна­че­нии) — это форма товара, про­цесс про­из­вод­ства кото­рого неот­де­лим от потреб­ле­ния. Услуга — это товар, име­ю­щий потре­би­тель­ную сто­и­мость и несу­щий в себе затраты абстракт­ного труда или сто­и­мость. Сто­и­мость услуг про­яв­ля­ется посред­ством иде­аль­ного выра­же­ния в день­гах через головы това­ро­про­из­во­ди­те­лей и потре­би­те­лей, что даёт потен­ци­аль­ную воз­мож­ность извле­кать из людей, заня­тых про­из­вод­ством услуг, при­ба­воч­ную сто­и­мость. Труд, затра­чен­ный на про­из­вод­ство услуг, как и любой труд в капи­та­ли­сти­че­ском про­из­вод­стве, при­об­ре­тает про­из­во­ди­тель­ный или непро­из­во­ди­тель­ный харак­тер в зави­си­мо­сти от поло­же­ния в системе про­из­вод­ства. Сам Маркс вполне опре­де­лённо выска­зы­вался по этому поводу:

«В нема­те­ри­аль­ном про­из­вод­стве, — даже если оно ведётся исклю­чи­тельно для обмена и, сле­до­ва­тельно, про­из­во­дит товары, — воз­можны два слу­чая:
<…>
2) Про­из­во­ди­мый про­дукт неот­де­лим от того акта, в кото­ром он про­из­во­дится, как это имеет место у всех худож­ни­ков-испол­ни­те­лей, ора­то­ров, актё­ров, учи­те­лей, вра­чей, попов и т. д. Капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства также и здесь нахо­дит себе при­ме­не­ние только в неболь­шом объ­ёме и по самой при­роде вещей может здесь при­ме­няться только в неко­то­рых сфе­рах»40 .

Производительность и капитализм 

Отли­чие чело­века от живот­ного заклю­ча­ется в про­из­вод­стве ору­дий труда и исполь­зо­ва­нии их для при­спо­соб­ле­ния форм при­роды под потреб­ле­ние. Про­из­вод­ство ору­дий труда и мате­ри­аль­ное про­из­вод­ство в целом, как про­из­вод­ство средств к жизни и самой жизни, явля­ется тем фун­да­мен­том, на кото­ром бази­ру­ется обще­ство, но с раз­ви­тием средств про­из­вод­ства и раз­де­ле­ния труда из пер­во­на­чально еди­ного про­из­вод­ства выде­ля­ются две сферы: «мате­ри­аль­ная» и «нема­те­ри­аль­ная», или, проще говоря, «веще­ствен­ная» и «неве­ще­ствен­ная» (вто­рая пара избе­гает сме­ше­ния полит­эко­но­мии и фило­со­фии, где поня­тие «мате­рии» имеет довольно чёт­кое опре­де­ле­ние). Гра­ницы между этими сфе­рами довольно раз­мыты и их отнюдь не все­гда можно чётко опре­де­лить, что сви­де­тель­ствует о един­стве этих сфер производства.

В паре «про­из­вод­ство и потреб­ле­ние» пер­вое явля­ется опре­де­ля­ю­щим момен­том про­ти­во­ре­чия, достав­ляя мате­риал для вто­рого, опре­де­ляя спо­соб потреб­ле­ния и созда­вая потреб­но­сти инди­вида, кото­рые, в свою оче­редь, задают век­тор раз­ви­тия про­из­вод­ства, тем самым ока­зы­вая обрат­ное воз­дей­ствие41 . Но между про­из­вод­ством и потреб­ле­нием суще­ствует ещё два опо­сред­ству­ю­щих звена: рас­пре­де­ле­ние и обмен. Рас­пре­де­ле­ние гото­вых про­дук­тов труда совер­ша­ется исходя из уча­стия в про­из­вод­стве (в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве фор­мами рас­пре­де­ле­ния явля­ются при­быль, про­цент, рента и зара­бот­ная плата), а в обмене про­ис­хо­дит рас­пре­де­ле­ние согласно потреб­но­стям. Эти мысли были изло­жены Марк­сом в руко­писи от 23 авгу­ста 1857 года и своё раз­ви­тие нашли в извест­ней­шей фор­муле капи­та­ли­сти­че­ского производства:

Д — Т (Р + Сп) — П…П — Т′ — Д′

Это фор­мула отра­жает те мета­мор­фозы, кото­рые про­хо­дит капи­тал как само­воз­рас­та­ю­щая сто­и­мость. Маркс ука­зы­вает нам, что пер­во­на­чаль­ная сто­и­мость в виде денег (Д) транс­фор­ми­ру­ется в товары (Т): рабо­чую силу (Р) и сред­ства про­из­вод­ства (Сп). Сто­и­мость, вошед­шая в ста­дию про­из­вод­ства, воз­рас­тает бла­го­даря рабо­чей силе, кото­рая дей­ствует как пере­мен­ный капи­тал или капи­тал, изме­ня­ю­щий свою сто­и­мость. Чело­век вкла­ды­вает в пред­мет больше труда, чем ему необ­хо­димо для вос­про­из­вод­ства соб­ствен­ной жизни, тем самым уве­ли­чи­ва­ется сто­и­мость капи­тала в форме про­из­ве­дён­ных това­ров, кото­рые впо­след­ствии меняют свою форму на денеж­ную и из неё снова пере­хо­дят в форму рабо­чей силы и средств про­из­вод­ства для про­дол­же­ния про­цесса уве­ли­че­ния капи­тала. Суть здесь в том, что сто­и­мость уве­ли­чи­ва­ется только в про­из­вод­стве (П…П), в форме про­из­во­ди­тель­ного капи­тала, впо­след­ствии рас­па­да­ясь на сто­и­мость и при­ба­воч­ную сто­и­мость. В сфере обра­ще­ния (Д — Т и Т′ — Д′) сто­и­мость лишь пре­тер­пе­вает изме­не­ние своей формы с нату­раль­ной, в форме про­дукта труда, на денеж­ную, в форме все­об­щего экви­ва­лента, но не уве­ли­чи­ва­ется. Рас­пре­де­ле­ние гото­вой про­дук­ции или денеж­ного экви­ва­лента между раз­лич­ными вла­дель­цами капи­тала не вно­сит изме­не­ний в сто­и­мость, потому что сто­и­мость и при­ба­воч­ная сто­и­мость созда­ются только в сфере про­из­вод­ства.

Капи­тал в про­из­во­ди­тель­ной форме вклю­чает в себя «веще­ствен­ное» и «неве­ще­ствен­ное» про­из­вод­ство, так как в обоих слу­чаях затра­чи­ва­ется абстракт­ный чело­ве­че­ский труд, при­ни­ма­ю­щий форму сто­и­мо­сти. Маркс счи­тал, что «про­из­во­ди­тель­ный труд в системе капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства — это такой труд, кото­рый про­из­во­дит для того, кто его при­ме­няет, при­ба­воч­ную сто­и­мость, или, иначе, это — труд, пре­вра­ща­ю­щий объ­ек­тив­ные усло­вия труда в капи­тал, а их вла­дельца — в капи­та­ли­ста; это, стало быть, труд, созда­ю­щий свой соб­ствен­ный про­дукт в каче­стве капи­тала»42 .

То есть про­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками явля­ются те люди, кото­рые создают сто­и­мость и при­ба­воч­ную сто­и­мость в капи­та­ли­сти­че­ски орга­ни­зо­ван­ном про­из­вод­стве. Непро­из­во­ди­тель­ными же работ­ни­ками явля­ются те, кто не создаёт капи­тал, то есть не при­но­сит при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти капи­та­ли­сту (хотя их товары или рабо­чая сила имеют сто­и­мость), а живёт с дохода.

У Маркса труд при­зна­ётся про­из­во­ди­тель­ным и непро­из­во­ди­тель­ным не с точки зре­ния его содер­жа­ния, харак­тера кон­крет­ной тру­до­вой дея­тель­но­сти, а с точки зре­ния обще­ствен­ной формы его орга­ни­за­ции, соот­вет­ствия про­из­вод­ствен­ным отно­ше­ниям, харак­те­ри­зу­ю­щим дан­ный эко­но­ми­че­ский строй обще­ства. Как ука­зы­вал сам Маркс, про­из­во­ди­тель­ный труд и труд, про­из­во­дя­щий мате­ри­аль­ные блага, не сов­па­дают, так, про­из­во­ди­тель­ным может быть труд, не про­из­во­дя­щий ника­ких «веще­ствен­ных» благ, в том слу­чае, если он орга­ни­зо­ван по-капи­та­ли­сти­че­ски, и наобо­рот, труд, кото­рый про­из­во­дит веще­ствен­ное благо, может быть непро­из­во­ди­тель­ным, если не орга­ни­зо­ван по-капиталистически.

Почему Маркс счи­тал именно так, а не иначе? Ведь, про­из­во­ди­тель­ность вообще пони­ма­ется по-дру­гому, а именно как уве­ли­че­ние коли­че­ства «мате­ри­аль­ных» благ. При капи­та­лизме про­из­во­ди­тель­ность вообще ста­но­вится момен­том по-новому пони­ма­е­мой про­из­во­ди­тель­но­сти, потому что товар­ное про­из­вод­ство про­ни­кает во все сферы вос­про­из­вод­ства чело­ве­че­ской жизни, всё более обосаб­ли­вает кон­крет­ный труд това­ро­про­из­во­ди­теля и раз­ви­вает сред­ства про­из­вод­ства, тем самым созда­вая усло­вия не только для обмена «веще­ствен­ных» про­дук­тов труда, но и для обмена «неве­ще­ствен­ных». Исто­ри­че­ски пер­вой фор­мой про­из­вод­ства, кото­рой овла­дел капи­тал, явля­ется «веще­ствен­ная», а именно про­из­вод­ство средств к жизни и средств про­из­вод­ства, что создало фун­да­мент для окон­ча­тель­ного отде­ле­ния сферы услуг. На заре капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства сфера услуг суще­ство­вала в основ­ном на доход гос­под­ству­ю­щего класса (при­слуга в доме, врач на вызове или поэт при дворе) и зако­но­мерно счи­та­лась непро­из­во­ди­тель­ной, то есть не созда­ю­щей при­ба­воч­ную сто­и­мость и, сле­до­ва­тельно, капи­тал. С тече­нием вре­мени в эту сферу про­никли капи­та­ли­сти­че­ские отно­ше­ния, появи­лись кли­нин­го­вые ком­па­нии, част­ные кли­ники и изда­тель­ские дома, заклю­ча­ю­щие кон­тракты с писа­те­лями. Про­изо­шёл при­мерно тот же про­цесс, что наблю­дался и в Древ­ней Гре­ции, когда для заня­тий фило­со­фией и искус­ством необ­хо­димо было создать мате­ри­аль­ную базу — систему про­из­вод­ства, осно­ван­ную на раб­ском труде. Но быв­шие непро­из­во­ди­тель­ные работ­ники в массе своей не стали «сво­бод­ными граж­да­нами полиса», они стали такими же про­ле­та­ри­ями, как и рабо­чие, пре­вра­ща­ю­щие свой при­ба­воч­ный труд в капи­тал вла­дельца средств про­из­вод­ства, а сфера услуг вошла в под­раз­де­ле­ние пред­ме­тов потреб­ле­ния43 .

При этом, дан­ная сфера всё же имеет свои осо­бен­но­сти. Услуги про­пус­кают ста­дию «внеш­него пред­мета», вхо­дят в потреб­ле­ние в момент сво­его про­из­вод­ства, а после окон­ча­ния про­цесса про­из­вод­ства при­об­ре­тают форму денеж­ного капи­тала, кото­рый исполь­зу­ется точно так же, как и любой дру­гой капи­тал — для покупки рабо­чей силы и средств про­из­вод­ства, бла­го­даря чему форма «неве­ще­ствен­ного» про­из­вод­ства имеет сле­ду­ю­щий вид:

Д — Т (Р + Сп) — П…П — Т′ — Д′

К при­меру, часть услуг не может про­из­во­диться без при­сут­ствия потре­би­теля (меди­цина, транс­порт, парик­ма­хер­ские) в месте их ока­за­ния, что, с одной сто­роны, поз­во­ляет сразу же реа­ли­зо­вы­вать свой про­дукт, а с дру­гой — при­во­дит к оста­новке про­из­вод­ствен­ного про­цесса при отсут­ствии потре­би­теля. Все осталь­ные при­знаки капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства оста­ются на месте: покупка рабо­чей силы и средств про­из­вод­ства, созда­ние сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, воз­рас­та­ние капи­тала и изме­не­ния стро­е­ния в сто­рону уве­ли­че­ния уча­стия средств про­из­вод­ства. Как при­мер, можно взять одну из древ­ней­ших про­фес­сий в мире — про­сти­ту­цию. Про­сти­ту­ция пол­но­стью лега­ли­зо­вана в восьми стра­нах Европы (Нидер­ланды, Гер­ма­ния, Австрия, Швей­ца­рия, Гре­ция, Тур­ция, Вен­грия и Лат­вия), в ряде стран про­сти­ту­ция раз­ре­шена, но пуб­лич­ные дома под запре­том (Бель­гии, Испа­нии, Ита­лии, Люк­сем­бурге, Чехии). В Рос­сии она пол­но­стью под запре­том, однако в тене­вом сек­торе эко­но­мики задей­ство­вано, по раз­лич­ным дан­ным, от 1 до 3 млн чело­век, число колеб­лется в зави­си­мо­сти от тяже­сти эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции в стране44 . Опять же, про­сти­тутка пере­хо­дит в раз­ряд про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков при усло­вии, что она ока­зы­вает услуги в рам­ках орга­ни­зо­ван­ного по-капи­та­ли­сти­че­ски биз­неса, это может быть офи­ци­ально заре­ги­стри­ро­ван­ный бор­дель или её может экс­плу­а­ти­ро­вать суте­нёр, нахо­дя­щийся на неле­галь­ном положении.

В Гер­ма­нии, к при­меру, с 2002 года дей­ствует «Закон о про­сти­ту­ции», кото­рый её соб­ственно и лега­ли­зо­вал, поста­вив в один ряд с про­фес­си­ями врача, токаря или повара. Сего­дня это — целая инду­стрия по ока­за­нию секс-услуг: бор­дели рас­тут как грибы и борются за кли­ента, про­сти­ту­ками уже стало более 400 тысяч жен­щин, обо­рот изме­ря­ется мил­ли­ар­дами евро45 . Хотели как лучше, ведь лега­ли­зо­вать зна­чит выве­сти про­сти­ту­цию из кри­ми­наль­ной сферы, но полу­чи­лось как все­гда. Кри­ми­нал только укре­пился46 , мас­штабы про­сти­ту­ции воз­росли, а госу­дар­ство даже в какой-то сте­пени содей­ствует тому, чтобы жен­ское тело стало това­ром47 . Самое забав­ное в этом, что и здесь тех­ни­че­ский про­гресс нахо­дит себе при­ме­не­ние, выдав­ли­вая работ­ни­ков и созда­вая тен­ден­ции к пере­во­роту в дан­ной отрасли. Не так давно в той же Гер­ма­нии открылся бор­дель, где рабо­тают не живые жен­щины, а куклы для секса48 . Видимо, в ско­ром вре­мени не только рабо­чим при­дётся сорев­но­ваться с робо­тами, но и «ноч­ным бабочкам».

Но, несмотря на про­пуск ста­дии «внеш­него пред­мета», ста­дия Т′, как соци­аль­ная форма про­дукта труда, всё же суще­ствует через обще­ствен­ное созна­ние, что поз­во­ляет дан­ному товару «обра­щаться» на рынке услуг и тем самым кон­ку­ри­ро­вать с дру­гими подоб­ными услу­гами. Отсюда и берётся у Маркса в пер­вом томе «Капи­тала» школь­ный учи­тель, кото­рый у мно­гих вызы­вает недо­уме­ние, когда Маркс назы­вает его про­из­во­ди­тель­ным рабо­чим, «коль скоро он не только обра­ба­ты­вает дет­ские головы, но и изну­ряет себя на работе для обо­га­ще­ния пред­при­ни­ма­теля»49 . Мы видим, что Маркс имеет в виду учи­теля, кото­рый рабо­тает в част­ном учеб­ном заве­де­нии, так как он рабо­тает для обо­га­ще­ния пред­при­ни­ма­теля. Он под­чер­ки­вает, что дело не только в полез­ном эффекте от труда, но и в том, слу­жит ли этот труд цели про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Учи­тель из цитаты явля­ется частью сло­жив­шихся про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний, кото­рые делают его ору­дием уве­ли­че­ния капи­тала, при этом его про­дукт иде­ально обра­ща­ется на рынке через те же рей­тинги ВУЗов или част­ных школ.

На этом при­мере хорошо видно, как один и тот же труд может быть в раз­ных усло­виях как про­из­во­ди­тель­ным, так и нет. Школь­ный учи­тель как работ­ник бюд­жет­ной системы обра­зо­ва­ния явля­ется непро­из­во­ди­тель­ным, но как работ­ник част­ной школы он нахо­дится в системе про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний капи­та­лизма и начи­нает при­но­сить при­ба­воч­ную сто­и­мость для сво­его нани­ма­теля, тем самым пере­хо­дит в раз­ряд про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков. Уже эти пер­вые заме­ча­ния дают нам воз­мож­ность по-новому подойти к ана­лизу окру­жа­ю­щей нас дей­стви­тель­но­сти. Если мы срав­ним обра­зо­ва­тель­ные системы совре­мен­ной Рос­сии и США, то мы уви­дим кар­ди­наль­ное отли­чие. Доля част­ного капи­тала в них зна­чи­тельно отли­ча­ется: в Рос­сии обра­зо­ва­тель­ная система прак­ти­че­ски пол­но­стью бюд­жет­ная, в США част­но­ка­пи­та­ли­сти­че­ские начала имеют довольно силь­ные пози­ции, осо­бенно в сфере выс­шего обра­зо­ва­ния. К при­меру, если срав­нить сред­нее обра­зо­ва­ние, то в Рос­сии в 2017 году дей­ство­вало всего 819 част­ных школ, в кото­рых про­хо­дили обу­че­ние 114 тыс. детей (доля част­ных школ — 1,8 %, или 5 % рынка)50 , тогда как в США, по дан­ным 2015 года, насчи­ты­ва­лось 34576 част­ных началь­ных и сред­них школ (27 % от общего числа школ), в кото­рых было занято почти 481 тыс. учи­те­лей (11 % от общего числа учи­те­лей) и обслу­жи­вав­ших 4 млн 903 тыс. уче­ни­ков (9 % от общего числа обу­ча­ю­щихся)51 . Что каса­ется выс­шего обра­зо­ва­ния, то в США оно прак­ти­че­ски цели­ком нахо­дится во вла­сти капитала.

Эти пока­за­тели — не слу­чай­ность. Рос­сий­ская система обра­зо­ва­ния явля­ется по сути насле­дием совет­ской обра­зо­ва­тель­ной системы, кото­рая совер­шенно чужда системе капи­та­ли­сти­че­ских про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний. С точки зре­ния капи­тала, это пол­но­стью непро­из­во­ди­тель­ная сфера, работ­ник, заня­тый в ней, обме­ни­вает свой труд на доход, а не на капи­тал, и не при­но­сит при­ба­воч­ную сто­и­мость. В обра­зо­ва­нии про­дол­жа­ется объ­ек­тив­ный про­цесс, кото­рый нахо­дит своё выра­же­ние в тен­ден­ции капи­тала охва­тить все сферы про­из­вод­ства, тем более, если это сфера, где про­из­во­дится чело­век как часть гос­под­ству­ю­щих обще­ствен­ных отно­ше­ний, и вряд ли этот про­цесс обра­тим на дан­ном этапе. Место непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков сферы обра­зо­ва­ния в Рос­сии рано или поздно зай­мут про­из­во­ди­тель­ные. В каче­стве при­мера можно при­ве­сти Ломо­но­сов­ский обра­зо­ва­тель­ный хол­динг, кото­рый объ­еди­няет част­ные школы, част­ные дет­ские сады, цен­тры дошколь­ного обра­зо­ва­ния и допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния для школь­ни­ков и сту­ден­тов. В этот хол­динг вхо­дят сред­ние школы Москвы и Под­мос­ко­вья, годо­вая выручка кото­рых состав­ляет $16,5 млн52 .

Зна­чит ли это, что при капи­та­лизме все работ­ники ста­но­вятся неиз­бежно про­из­во­ди­тель­ными? Без­условно, к этому суще­ствует объ­ек­тив­ная тен­ден­ция, кото­рая слу­жит лейт­мо­ти­вом всего исто­ри­че­ского раз­ви­тия капи­та­лизма. Как только созрели усло­вия, необ­хо­ди­мые для воз­ник­но­ве­ния капи­тала, как только в пол­ную силу зара­бо­тали законы дви­же­ния капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства, этот рас­кру­чен­ный махо­вик про­ти­во­ре­чий уже нельзя было оста­но­вить. Капи­тал как гигант­ский пыле­сос начал втя­ги­вать в себя при­ба­воч­ный труд, посто­янно рас­ши­ряя сферу сво­его вли­я­ния, захва­ты­вая в себя обломки ста­рых обще­ствен­ных отно­ше­ний. На месте кре­стьян и ремес­лен­ни­ков воз­ни­кала армия наём­ных работ­ни­ков — про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков с точки зре­ния капи­тала, своим тру­дом созда­ю­щих для него при­ба­воч­ную сто­и­мость. Этот про­цесс про­ис­хо­дил во вре­мена Маркса в стра­нах Пер­вого мира, так ярко опи­сан­ный в пер­вом томе «Капи­тала», этот же про­цесс про­ис­хо­дит и на наших гла­зах, но теперь уже в стра­нах пери­фе­рии. Совсем недавно по исто­ри­че­ским мер­кам (начи­ная с 1980-х годов) были раз­ру­шены нека­пи­та­ли­сти­че­ские формы хозяй­ство­ва­ния в Индии, Китае, Бра­зи­лии и в дру­гих местах, мил­ли­оны кре­стьян и их детей были вынуж­дены попол­нить армию наём­ных работ­ни­ков, про­да­вая свою спо­соб­ность к труду на мно­го­чис­лен­ных город­ских фаб­ри­ках, заво­дах и в офи­сах53 . Капи­та­ли­сти­че­ская форма орга­ни­за­ции труда, вклю­чая их в систему капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства, делает их труд про­из­во­ди­тель­ным, при­но­ся­щим при­ба­воч­ную сто­и­мость в рам­ках капи­та­ли­сти­че­ского производства.

Здесь перед нами откры­ва­ется вся суть совре­мен­ного импе­ри­а­лизма. В XIX веке «капи­та­ли­сти­че­ская гло­ба­ли­за­ция» озна­чала инду­стри­а­ли­за­цию стран Пер­вого мира и пре­пят­ство­ва­ние инду­стри­а­ли­за­ции дока­пи­та­ли­сти­че­ского Тре­тьего мира (кото­рый, в свою оче­редь, был пре­об­ра­зо­ван в постав­щика сырья, что стало зна­чи­тель­ным вкла­дом в капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство стран Пер­вого мира). Однако с каж­дым новым про­грес­сом в тех­но­ло­ги­че­ской основе накоп­ле­ния капи­тала, кото­рый про­ис­хо­дил в стра­нах Пер­вого мира, всё более сни­жа­лась спо­соб­ность капи­та­ли­стов инве­сти­ро­вать в про­из­во­ди­тель­ную рабо­чую силу. Накоп­ле­ние капи­тала тре­бо­вало всё боль­ших затрат на покупку машин, необ­хо­ди­мых как для победы в кон­ку­рент­ной борьбе, так и для того, что крайне важно, чтобы бло­ки­ро­вать тен­ден­цию к росту зара­бот­ной платы. В связи с этими про­цес­сами при­ба­воч­ная сто­и­мость, созда­ва­е­мая рабо­чей силой, неуклонно уменьшалась.

Здесь мы стал­ки­ва­емся с про­ти­во­ре­чием, кото­рое зало­жено в самом капи­та­ли­сти­че­ском спо­собе про­из­вод­ства, на кото­рое ука­зы­вал Маркс:

«С одной сто­роны, тен­ден­ция капи­тала заклю­ча­ется в том, чтобы сво­дить к всё умень­ша­ю­ще­муся мини­муму рабо­чее время, необ­хо­ди­мое для про­из­вод­ства товара, а сле­до­ва­тельно, также и коли­че­ство про­из­во­ди­тель­ного насе­ле­ния по отно­ше­нию к массе про­дукта. Но, с дру­гой сто­роны, тен­ден­ция капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства заклю­ча­ется, наобо­рот, в том, чтобы накоп­лять, пре­вра­щать при­быль в капи­тал, при­сва­и­вать воз­можно боль­шее коли­че­ство чужого труда. Капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства стре­мится пони­жать норму необ­хо­ди­мого труда, но при дан­ной норме при­ме­нять воз­можно боль­шее коли­че­ство про­из­во­ди­тель­ного труда»54 .

Аме­ри­кан­ский марк­сист Зак Коуп верно ухва­тил это про­ти­во­ре­чие, кото­рое со вре­ме­нем при­вело к воз­ник­но­ве­нию нынеш­него импе­ри­а­лизма. Сокра­ще­ние пере­мен­ного в про­ти­во­по­лож­ность посто­ян­ному капи­талу в стра­нах Пер­вого мира спо­соб­ство­вало сни­же­нию норм про­мыш­лен­ной при­были и тому, что капи­та­ли­сти­че­ские моно­по­лии начали искать за рубе­жом более выгод­ные и более опре­де­лён­ные инве­сти­ци­он­ные воз­мож­но­сти. Бла­го­даря этому, осо­бенно после деко­ло­ни­за­ции во вто­рой поло­вине XX века, мы уви­дели раз­ви­тие капи­та­лизма в стра­нах Тре­тьего мира и, как след­ствие, ука­зан­ное выше втя­ги­ва­ние кре­стьян и ремес­лен­ни­ков в сферу капи­та­ли­сти­че­ских отношений.

Коуп ука­зы­вает на оши­боч­ность взгля­дов Розы Люк­сем­бург, кото­рая выво­дила импе­ри­а­лизм из необ­хо­ди­мо­сти про­да­вать избы­точ­ные товары ядра на рын­ках, не явля­ю­щихся капи­та­ли­сти­че­скими. Импе­ри­а­лизм вызван к жизни не потреб­но­стью в реа­ли­за­ции при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а необ­хо­ди­мо­стью экс­плу­а­ти­ро­вать рабо­чую силу (про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков), выса­сы­вая из неё при­ба­воч­ную сто­и­мость55 .

Каза­лось бы, теперь мы можем легко отве­тить на вопрос о том, какой труд в системе капи­та­ли­сти­че­ских про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний явля­ется про­из­во­ди­тель­ным, а какой нет. Тем не менее, у этого вопроса есть ещё одно изме­ре­ние, кото­рое мно­гих сби­вает с толку. Работ­ник тор­говли по выше­опи­сан­ной схеме пол­но­стью под­па­дает в раз­ряд про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков, ведь он при­но­сит при­быль в рам­ках орга­ни­зо­ван­ного по-капи­та­ли­сти­че­ски пред­при­я­тия. На пер­вый взгляд, изло­жен­ное пони­ма­ние про­из­во­ди­тель­ного труда, раз­ви­тое Марк­сом, всту­пает в про­ти­во­ре­чие с его же утвер­жде­нием, что труд рабо­чих и слу­жа­щих в сфере тор­говли не явля­ется про­из­во­ди­тель­ным56 .

Источ­ник воз­ник­но­ве­ния этого кажу­ще­гося про­ти­во­ре­чия во взгля­дах Маркса был ука­зан нами во вве­де­нии и свя­зан с тем, что так назы­ва­е­мый чет­вёр­тый том «Капи­тала» был издан позже всех, а ведь именно в нём Маркс даёт допол­ни­тель­ные разъ­яс­не­ния по вопросу про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда, кото­рые окон­ча­тельно про­яс­няют его взгляды. В при­ло­же­нии к пер­вому тому «Тео­рий», оза­глав­лен­ном «Поня­тие про­из­во­ди­тель­ного труда» Маркс в самом конце уточ­няет, что «здесь мы рас­смат­ри­ваем только про­из­во­ди­тель­ный капи­тал, т. е. капи­тал, заня­тый в непо­сред­ствен­ном про­цессе про­из­вод­ства»57 .

Маркс отсы­лает чита­те­лей ко вто­рому тому «Капи­тала» и фор­муле о мета­мор­фо­зах капи­тала, что мы обсуж­дали выше. Про­из­во­ди­тель­ный капи­тал заклю­чает в себе про­цесс созда­ния про­дук­тов, к кото­рому отно­сятся не только «веще­ствен­ные» товары, но и «неве­ще­ствен­ные» услуги, а также вся­кая работа, необ­хо­ди­мая для при­спо­соб­ле­ния благ к целям потреб­ле­ния, напри­мер, хра­не­ние, пере­возка, упа­ковка и т. д. В рам­ках чистого про­цесса обра­ще­ния про­ис­хо­дит только купля-про­дажа, про­стой пере­ход права соб­ствен­но­сти, отвле­чён­ный от реаль­ного пере­хода про­дукта. На этой основе воз­ни­кает раз­ли­чие труда, заня­того в про­из­вод­стве, и труда, заня­того в обращении.

Таким обра­зом, по Марксу про­из­во­ди­тель­ным явля­ется вся­кий труд, орга­ни­зо­ван­ный в фор­мах капи­та­ли­сти­че­ского про­цесса про­из­вод­ства или наня­тый про­из­во­ди­тель­ным капи­та­лом, т. е. капи­та­лом в фазе про­из­вод­ства. С этой точки зре­ния, труд тор­го­вого работ­ника не явля­ется про­из­во­ди­тель­ным, так как нанят капи­та­лом, нахо­дя­щимся в фазе обра­ще­ния, его труд имеет сто­и­мость, рав­ную сто­и­мо­сти рабо­чей силы, но этот труд не про­из­во­дит сто­и­мо­сти, и тем более при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Маркс по этому поводу давал разъяснение:

«То, чего он [Тор­го­вый работ­ник — Е. Р. и Г. Т.] стоит капи­та­ли­сту, и то, что он ему при­но­сит — это раз­лич­ные вели­чины. Он при­но­сит ему при­быль не потому, что непо­сред­ственно создает при­ба­воч­ную сто­и­мость, а потому, что помо­гает умень­шать издержки реа­ли­за­ции при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, поскольку он выпол­няет отча­сти неопла­чен­ный труд»58 .

То есть тор­го­вый капи­та­лист полу­чает при­быль не за счёт при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, извле­ка­е­мой из его работ­ни­ков, а за счёт уча­стия тор­го­вого капи­тала в системе обще­ствен­ного про­из­вод­ства и полу­че­ния соот­вет­ству­ю­щей нормы при­были на этот самый капи­тал. А с дру­гой сто­роны, тор­го­вый рабо­чий помо­гает сво­ему капи­та­ли­сту в обра­ще­нии, умень­шая издержки, и поэтому опо­сре­до­ванно создаёт капи­тал для сво­его рабо­то­да­теля. Тор­го­вый работ­ник извле­кает из обра­ще­ния своим тру­дом вели­чину боль­шую, чем сто­и­мость его рабо­чей силы, тем самым на смену формы капи­тала затра­чи­ва­ется труд, не добав­ля­ю­щий сто­и­мо­сти товару, но необ­хо­ди­мый для полу­че­ния при­были на тор­го­вый капи­тал.

Совре­мен­ные круп­ные ритей­леры выпол­няют широ­кие функ­ции по пере­возке, хра­не­нию, упа­ковке и т. д., кото­рые отно­сятся к про­цессу про­из­вод­ства и явля­ются по своей сути про­из­во­ди­тель­ными функ­ци­ями, а про­давцы зача­стую сов­ме­щают функ­ции не только обес­пе­че­ния пере­хода прав на вла­де­ние некоей потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью, но и выпол­няют целый ряд про­из­во­ди­тель­ных функ­ций по погрузке и раз­грузке, рас­ста­новке товара на при­лав­ках и мно­гое дру­гое, поэтому их труд отча­сти ста­но­вится про­из­во­ди­тель­ным и создаёт при­ба­воч­ную сто­и­мость для номи­нально тор­го­вого капи­тала, хоть и отно­сится по факту к про­из­во­ди­тель­ной ста­дии. Тор­го­вые работ­ники выпол­няют часть про­из­во­ди­тель­ных функ­ций и часть непро­из­во­ди­тель­ных, поэтому их можно назвать вслед за Лени­ным полу­про­из­во­ди­тель­ными59 . Полу­про­из­во­ди­тель­ность будет пони­маться как сов­ме­ще­ние про­из­во­ди­тель­ных и непро­из­во­ди­тель­ных функ­ций, а также как выпол­не­ние непро­из­во­ди­тель­ного труда, кото­рый непо­сред­ственно не про­из­во­дит при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, но необ­хо­дим капи­та­ли­сту для полу­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в форме при­были, созда­ва­е­мой дру­гими работ­ни­ками. Непро­из­во­ди­тель­ный труд, затра­чи­ва­е­мый в рам­ках капи­та­ли­сти­че­ской логики, пре­вра­щает объ­ек­тив­ные усло­вия труда в капи­тал, а их вла­дельца — в капи­та­ли­ста60 и, таким обра­зом, ста­но­вится с точки зре­ния сво­его капи­та­ли­ста как бы про­из­во­ди­тель­ным, но по сути им не явля­ется, потому что извле­ка­е­мая при­ба­воч­ная сто­и­мость в форме при­были напря­мую не зави­сит от коли­че­ства труда, затра­чен­ного работ­ни­ками дан­ной сферы, а зави­сит от уста­но­вив­шейся нормы при­были на капитал.

Сле­дует заост­рить вни­ма­ние на том, что функ­ция обра­ще­ния капи­тала — это только пере­ход права соб­ствен­но­сти на про­дукт от одного лица к дру­гому, чистые издержки по пре­вра­ще­нию сто­и­мо­сти из товар­ной формы в денеж­ную или обратно, реа­ли­за­ция про­из­ве­дён­ной сто­и­мо­сти. По мет­кому выра­же­нию совет­ского полит­эко­нома И. И. Рубина, про­цесс обра­ще­ния капи­тала как бы «пре­одо­ле­вает тре­ние товарно-капи­та­ли­сти­че­ской системы, выте­ка­ю­щее из её раз­дроб­лен­но­сти на част­ные хозяй­ства»61 . Совре­мен­ность даёт нам уди­ви­тель­ные при­меры того, как капи­тал, опи­ра­ясь на тех­ни­че­ский про­гресс, исклю­чает непро­из­во­ди­тель­ные функ­ции из про­цесса обра­ще­ния. Так, к при­меру, совсем недавно в США в городе Сиэтл (штат Вашинг­тон) открылся Amazon Go — авто­ма­ти­зи­ро­ван­ный супер­мар­кет, в кото­ром нет кас­си­ров и про­дав­цов. Их в Amazon Go заме­няют камеры и система, кото­рая авто­ма­ти­че­ски под­счи­ты­вает сумму покупки. Живые сотруд­ники в мага­зине всё же есть — это работ­ники, выпол­ня­ю­щие про­из­во­ди­тель­ные функ­ции в тор­го­вом зале, рас­кла­ды­ва­ю­щие товар по пол­кам62 . Да и неза­чем так далеко загля­ды­вать, уже сей­час в Рос­сии в круп­ных сете­вых мага­зи­нах орга­ни­зо­вана система само­об­слу­жи­ва­ния, кото­рая поз­во­ляет поку­па­телю в обход кас­сира опла­тить покупки, и уже можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что эта система вскоре будет повсе­местно рас­про­стра­нена, и отдель­ная непро­из­во­ди­тель­ная функ­ция кас­сира уйдёт в прошлое.

Ана­ло­гич­ная участь, по-види­мому, ждёт и мно­го­чис­лен­ных работ­ни­ков, заня­тых в финан­со­вой сфере. Как было уже выше отме­чено, фаза денеж­ного капи­тала отно­сится к про­цессу обра­ще­ния, сле­до­ва­тельно, выпол­няя необ­хо­ди­мые посред­ни­че­ские функ­ции в про­цессе вос­про­из­вод­ства капи­тала, задей­ство­ван­ные работ­ники выпол­няют непро­из­во­ди­тель­ные функ­ции. Здесь нас не должно вво­дить в заблуж­де­ние, что финан­со­вая сфера необы­чайно раз­рос­лась со вре­мён Маркса. Как он сам указывал:

«Раз­де­ле­ние труда, выде­ле­ние какой-либо функ­ции в само­сто­я­тель­ную ещё не делает ее функ­цией, про­из­во­дя­щей про­дукт и сто­и­мость, если она не была тако­вой сама по себе, т. е. ещё до выде­ле­ния её в само­сто­я­тель­ную функ­цию»63 .

Но их труд необ­хо­дим для капи­та­ли­ста, без них про­цесс накоп­ле­ния оста­но­вится для денеж­ного капи­тала, поэтому они явля­ются полупроизводительными.

Как и в сфере тор­говли, в финан­со­вой сфере изме­не­ния про­ис­хо­дят на наших гла­зах. Необы­чай­ное раз­ви­тие инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий вскоре гро­зится транс­фор­ми­ро­вать всю бан­ков­скую сферу, интер­нет-бан­кинг рано или поздно пере­не­сёт всю область финан­со­вых опе­ра­ций в вир­ту­аль­ный мир, изба­вив банки от необ­хо­ди­мо­сти содер­жать тысячи офи­сов с их шта­том непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков по всей стране. Пред­ста­вить коли­че­ство людей, кото­рые попол­нят резерв­ную рабо­чую армию, довольно легко, только Сбер­банк имеет более 16 тысяч отде­ле­ний в 83 субъ­ек­тах Рос­сий­ской Феде­ра­ции, в кото­рых занято 260 тыс. сотруд­ни­ков64 .

Одно из вид­ных мест в сфере обра­ще­ния на сего­дняш­ний день зани­мает реклам­ная инду­стрия, заро­див­ша­яся одно­вре­менно с тор­го­вым капи­та­лом и встав­шая наравне с ним. Её глав­ной зада­чей в эпоху тоталь­ной кон­ку­рен­ции между това­ро­про­из­во­ди­те­лями явля­ется сбыт про­дук­ции, помощь капи­талу в его мета­мор­фо­зах из товар­ной формы в денеж­ную, что не добав­ляет товару сто­и­мо­сти. С пер­вого взгляда может пока­заться, что реклама — это лишь чистая издержка обра­ще­ния, но за види­мо­стью скры­ва­ется про­из­во­ди­тель­ная функ­ция напо­до­бие функ­ций транс­пор­ти­ровки, хра­не­ния и упа­ковки. Этой функ­цией реклам­ной отрасли явля­ется опо­ве­ще­ние потре­би­теля или связь про­из­вод­ства и потреб­ле­ния как раз­ными сто­ро­нами вос­про­из­вод­ства чело­века. Ком­му­ни­ка­ция между про­из­во­ди­те­лем и потре­би­те­лем обес­пе­чи­вает реа­ли­за­цию про­дукта в потреб­ле­нии, но в усло­виях товар­ного про­из­вод­ства она пре­вра­ща­ется в инстру­мент смены формы товара, по этой при­чине труд работ­ни­ков, заня­тых в реклам­ной инду­стрии, может счи­таться полупроизводительным.

В совре­мен­ном мире реклам­ный рынок достиг поис­тине гран­ди­оз­ных мас­шта­бов. Рас­ходы на рекламу во всём мире неуклонно рас­тут и уже сей­час пре­вы­шают аст­ро­но­ми­че­ские 500 млрд дол­ла­ров в год. Север­ная Аме­рика зани­мает лиди­ру­ю­щие пози­ции по инве­сти­циям в этот сек­тор, за ней сле­дуют Азия и Запад­ная Европа. Без­услов­ным миро­вым лиде­ром здесь явля­ются США. Только в 2016 году на рекламу в этой стране было потра­чено более 190 млрд дол­ла­ров. Эта цифра более чем вдвое пре­вы­шает сумму, затра­чен­ную на рекламу в Китае, на вто­ром по вели­чине реклам­ном рынке в мире65 .

Тем не менее, внутри капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства вынуж­денно сохра­ня­ются боль­шие обла­сти непро­из­во­ди­тель­ного труда. С точки зре­ния опре­де­ле­ния про­из­во­ди­тель­ного труда, дан­ного Марк­сом, труд чинов­ни­ков, поли­ции, воен­ных, не может быть отне­сён к про­из­во­ди­тель­ному. О них Маркс писал:

«Гро­мад­ной массе так назы­ва­е­мых „выс­ших“ работ­ни­ков, — госу­дар­ствен­ных чинов­ни­ков, воен­ных, вир­ту­о­зов, вра­чей, попов, судей, адво­ка­тов и т. д., труд кото­рых отча­сти не только не про­из­во­ди­те­лен, но по суще­ству раз­ру­ши­те­лен и кото­рые тем не менее умеют при­сва­и­вать себе весьма круп­ную долю „мате­ри­аль­ного“ богат­ства либо про­да­жей своих „нема­те­ри­аль­ных“ това­ров, либо насиль­ствен­ным навя­зы­ва­нием их, — всей этой массе отнюдь не было при­ятно быть при­чис­лен­ной в эко­но­ми­че­ском отно­ше­нии к одному классу со ско­мо­ро­хами и домаш­ней при­слу­гой и пред­стать про­сто в каче­стве при­хле­ба­те­лей, пара­зи­тов, живу­щих за счет под­лин­ных про­из­во­ди­те­лей (или, точ­нее, за счёт аген­тов про­из­вод­ства)»66 .

С чинов­ни­ками, воен­ными и судьями всё пре­дельно ясно, их труд дей­стви­тельно не про­из­во­ди­те­лен, но не потому, что он не вопло­ща­ется в мате­ри­аль­ных пред­ме­тах, а потому, что во вре­мена Маркса, как и в наше время, этот труд, во-пер­вых, отно­сится к тому самому «тре­нию», но уже слегка в дру­гой обла­сти — в обла­сти рас­пре­де­ле­ния про­дук­тов труда как част­ной соб­ствен­но­сти, и, во-вто­рых, эти работ­ники суще­ствуют с дохо­дов как пол­но­стью непро­из­во­ди­тель­ные работ­ники. Глав­ной зада­чей госу­дар­ства явля­ется обес­пе­че­ние функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и охрана системы част­но­соб­ствен­ни­че­ских отно­ше­ний рас­пре­де­ле­ния. Труд, испол­ня­е­мый внутри госу­дар­ствен­ной машины, имеет сто­и­мость, рав­ную сто­и­мо­сти рабо­чей силы, но по своей сути он явля­ется тру­дом по рас­пре­де­ле­нию сто­и­мо­сти, а не по её созда­нию, и поэтому он не про­из­во­ди­те­лен и отно­сится к тому, что Маркс назы­вал faux frais67 . В усло­виях госу­дар­ственно-моно­по­ли­сти­че­ского капи­та­лизма гра­ница между чинов­ни­ками и капи­та­ли­стами сти­ра­ется, что при­во­дит к обра­зо­ва­нию сово­куп­ного капи­та­ли­ста68 , поэтому инте­ресы высо­ко­по­став­лен­ных госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих про­ти­во­по­ложны рабо­чему классу. Труд работ­ни­ков в част­ных юри­ди­че­ских орга­ни­за­циях, с одной сто­роны, непро­из­во­ди­те­лен, так как эти работ­ники зани­ма­ются защи­той инте­ре­сов вла­дель­цев част­ной соб­ствен­но­сти (средств про­из­вод­ства или рабо­чей силы), что не добав­ляет сто­и­мо­сти товару, а с дру­гой сто­роны, их труд необ­хо­дим для извле­че­ния про­цента на капи­тал в сфере распределения.

Сило­вые госу­дар­ствен­ные струк­туры зани­ма­ются тем же самым. Поли­цей­ские явля­ются стра­жами част­ной соб­ствен­но­сти и инстру­мен­том подав­ле­ния воли тру­дя­щихся, их функ­ции могут пере­хо­дить к раз­лич­ным част­ным охран­ным пред­при­я­тиям или даже кри­ми­наль­ным струк­ту­рам, устро­ен­ным по-капи­та­ли­сти­че­ски, но от этого они не ста­но­вятся про­из­во­ди­тель­ными в капи­та­ли­сти­че­ском смысле, не создают при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, они лишь помо­гают капи­та­ли­сту полу­чить при­чи­та­ю­щийся ему про­цент при­были на вло­жен­ный капи­тал. Госу­дар­ствен­ные воен­но­слу­жа­щие или част­ные воен­ные ком­па­нии тоже полу­чают свою долю при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, создан­ной про­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками. В пер­вом слу­чае про­из­вод­ствен­ный про­цесс по уни­что­же­нию людей и пере­рас­пре­де­ле­нию раз­лич­ных ресур­сов орга­ни­зо­ван посред­ством госу­дар­ствен­ной машины69 , работ­ники, заня­тые в нём, суще­ствуют за счёт дохо­дов госу­дар­ства, кото­рые воз­ни­кают из нало­гов, соби­ра­е­мых с тру­дя­щихся масс. А во вто­ром слу­чае част­ный капи­тал нани­мает соот­вет­ству­ю­щую рабо­чую силу, кото­рая ока­зы­вает ему непро­из­во­ди­тель­ные услуги в фазе рас­пре­де­ле­ния, но при этом спо­соб­ствует накоп­ле­нию капи­тала. Работ­ни­ков ЧВК можно отне­сти к полу­про­из­во­ди­тель­ным работ­ни­кам, инте­ресы кото­рых из-за спе­ци­фи­че­ских усло­вий труда направ­лены про­тив рабо­чего класса. Если обра­щаться к исто­рии, то непро­из­во­ди­тель­ность сило­вых струк­тур видно нево­ору­жен­ным взгля­дом, так как эти спе­ци­фи­че­ские работ­ники суще­ство­вали в основ­ном за счёт гра­бе­жей побеж­дён­ной сто­роны. Недав­няя исто­рия с рос­сий­скими наём­ни­ками из ЧВК Ваг­нера, кото­рые были уни­что­жены в Сирии, в оче­ред­ной раз обна­жает перед нами их суть, как псов войны, пус­ка­е­мых в ход вся­кий раз, когда необ­хо­димо поде­лить чьё-то богат­ство70 . Услуги по отъ­ёму соб­ствен­но­сти в эпоху импе­ри­а­лизма ста­но­вятся выгод­ным биз­не­сом, хоть и изрядно кро­ва­вым. ЧВК активно исполь­зуют боль­шин­ство импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран, вклю­чая и Рос­сию. Даже Китай, кото­рый в левых кру­гах до сих пор непра­во­мерно счи­та­ется соци­а­ли­сти­че­ским, начал исполь­зо­вать ЧВК для реа­ли­за­ции своих импе­ри­а­ли­сти­че­ских замыс­лов71 .

Отно­ше­ние же Маркса к труду вра­чей в выше­при­ве­дён­ной цитате сле­дует счи­тать оши­боч­ным. Чем же тогда труд вра­чей в част­ных кли­ни­ках отли­ча­ется от труда учи­те­лей, наня­тых в част­ную школу? Ведь выше по тек­сту мы при­во­дили его слова, где он назы­вал подоб­ных учи­те­лей про­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками. Воз­можно, всё дело в кон­кретно-исто­ри­че­ских усло­виях, в кото­рых Маркс жил и писал «Капи­тал». В то время врачи нахо­ди­лись на поло­же­нии при­ви­ле­ги­ро­ван­ных ремес­лен­ни­ков, по боль­шей части это были очень хорошо опла­чи­ва­е­мые работ­ники, выходцы из среды ари­сто­кра­тии и буржуазии.

Сей­час в Рос­сии ситу­а­ция в обла­сти здра­во­охра­не­ния чрез­вы­чайно схожа с ситу­а­цией в обра­зо­ва­нии. Про неё ана­ло­гич­ным обра­зом можно ска­зать, что она пере­шла к нам от СССР и до сих пор пере­жи­вает период капи­та­ли­сти­че­ской транс­фор­ма­ции. Отсюда некая двой­ствен­ность в поло­же­нии меди­цин­ских работ­ни­ков. Всё чаще ста­но­вится рас­про­стра­нён­ным явле­ние, когда врач, отра­бо­тав свою смену в госу­дар­ствен­ном учре­жде­нии, в этот же день при­ни­мает паци­ен­тов в част­ной кли­нике. Врач в госу­дар­ствен­ном учре­жде­нии явля­ется непро­из­во­ди­тель­ным работ­ни­ком, в то же время, под­ра­ба­ты­вая в част­ной боль­нице, он начи­нает при­но­сить при­ба­воч­ную сто­и­мость для сво­его нани­ма­теля и пере­хо­дит в раз­ряд про­из­во­ди­тель­ных. Посто­ян­ные реформы и опти­ми­за­ция здра­во­охра­не­ния при­во­дят к уве­ли­че­нию числа част­ных кли­ник и при­току туда паци­ен­тов. В 2015 году, несмотря на эко­но­ми­че­ский кри­зис, в 45 % част­ных кли­ник был зафик­си­ро­ван рост сред­него чека72 . По дан­ным 2017 года, заметно выросло число амбу­ла­торно-поли­кли­ни­че­ских орга­ни­за­ций — с 18,6 тыс. в 2015 году до 19,1 тыс. — в 2016-м. На фоне сокра­ще­ния госу­дар­ствен­ного при­сут­ствия в здра­во­охра­не­нии рост про­ис­хо­дил в основ­ном за счёт него­су­дар­ствен­ных мед­учре­жде­ний (с 4,1 до 4,5 тыс.) и орга­ни­за­ций част­ной формы соб­ствен­но­сти (с 3,7 до 4,2 тыс.)73 .

В наше время капи­тал про­ни­кает даже в такие сферы, как рели­гия, и уже не кажется стран­ным, когда РПЦ назы­вают «гигант­ской кор­по­ра­цией». Если во вре­мена Маркса цер­ковь была орга­ни­зо­вана на госу­дар­ственно-фео­даль­ных нача­лах, суще­ство­вал опре­де­лён­ный налог (в Рос­сии он назы­вался «деся­тина»), кото­рый рабо­чему при­хо­ди­лось из своей зара­бот­ной платы выпла­чи­вать церкви за навя­зан­ные ему услуги, то сей­час ситу­а­ция кар­ди­нально изме­ни­лась. Налога не суще­ствует, а доля пожерт­во­ва­ний с каж­дым годом неуклонно сни­жа­ется. Зато около поло­вины сво­его бюд­жета РПЦ полу­чает от дея­тель­но­сти ком­мер­че­ских пред­при­я­тий74 . Таким обра­зом, РПЦ — сово­куп­ный капи­та­лист, выса­сы­ва­ю­щий при­ба­воч­ную сто­и­мость из про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков своих, орга­ни­зо­ван­ных по-капи­та­ли­сти­че­ски, пред­при­я­тий. Сами же церкви являют собой ско­рее отдель­ные «пред­при­я­тия», свя­зан­ные еди­ным брен­дом, где ока­зы­ва­ются спе­ци­фи­че­ские услуги, с прай­сом на кото­рые все­гда можно озна­ко­миться. И тут неважно, что попы зани­ма­ются тем, что дурят людям голову, этим они всё же про­из­во­дят чело­века, дают ему успо­ко­е­ние, как, напри­мер, пси­хо­логи-фрей­ди­сты в част­ных клиниках.

В итоге мы полу­чаем сле­ду­ю­щую картину:

схема

Про­из­во­ди­тель­ными рабо­чими в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве явля­ются все работ­ники, кото­рые про­из­во­дят сто­и­мость и при­ба­воч­ную сто­и­мость в рам­ках про­из­во­ди­тель­ной формы капи­тала и про­дол­же­ния его про­цес­сов в сфере обра­ще­ния. Непро­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками явля­ются те, кто не создаёт капи­тал, то есть не при­но­сит при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти капи­та­ли­сту (хотя их товары или рабо­чая сила имеют сто­и­мость). Рабо­чая сила или товары непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков имеют сто­и­мость и обме­ни­ва­ются на доход.

Основ­ное про­из­вод­ство сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти про­ис­хо­дит в про­цессе П…П, часть созда­ётся в про­цессе обра­ще­ния, так как явля­ется про­дол­же­нием про­из­вод­ствен­ного про­цесса. Осталь­ные издержки обра­ще­ния явля­ются чистыми или непро­из­во­ди­тель­ными даже при орга­ни­за­ции про­из­вод­ства на капи­та­ли­сти­че­ских осно­вах, но при этом труд, затра­чи­ва­е­мый в этой сфере, необ­хо­дим для извле­че­ния нормы при­были на капи­тал и имеет харак­тер полу­про­из­во­ди­тель­ного. Про­цессы обес­пе­че­ния и орга­ни­за­ции рас­пре­де­ле­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти так же, как и про­цессы обра­ще­ния, явля­ются непро­из­во­ди­тель­ными, сле­до­ва­тельно, и работ­ники, заня­тые там, не про­из­во­дят сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, однако их труд необ­хо­дим для под­дер­жа­ния капи­та­ли­сти­че­ской системы, но если труд работ­ни­ков рас­пре­де­ле­ния орга­ни­зо­ван по-капи­та­ли­сти­че­ски, то они ока­зы­вают помощь в извле­че­нии при­были, из-за чего их можно назвать полупроизводительными.

Важ­ным момен­том явля­ется суще­ство­ва­ние про­слойки мел­кой бур­жу­а­зии, кото­рая имеет сред­ства про­из­вод­ства, никого не экс­плу­а­ти­рует и создаёт как «веще­ствен­ные» товары, так и «неве­ще­ствен­ные», то есть про­из­во­дит сто­и­мость. Но в силу того, что при капи­та­ли­сти­че­ском спо­собе про­из­вод­ства сред­ства труда про­ти­во­стоят работ­нику как капи­тал, мел­кий бур­жуа начи­нает раз­два­и­ваться75 и ста­но­вится, с одной сто­роны, капи­та­ли­стом, а с дру­гой — про­ле­та­рием. Именно роль бур­жуа, ввя­зав­ше­гося в рыноч­ную кон­ку­рен­цию, тол­кает эту про­слойку к тому, чтобы стать пол­но­цен­ными капи­та­ли­стами, рас­ши­рять про­из­вод­ство и нани­мать больше работ­ни­ков, а поло­же­ние рабо­чего, созда­ю­щего для себя сто­и­мость и при­ба­воч­ную сто­и­мость, делает вос­при­им­чи­выми к усво­е­нию объ­ек­тив­ных инте­ре­сов рабо­чего класса по уни­что­же­нию капи­тала как соци­аль­ного отно­ше­ния. При этом в совре­мен­ном мире мел­кий бур­жуа прак­ти­че­ски не суще­ствует авто­номно — он пла­тит про­центы по кре­диту, взя­тому на сред­ства про­из­вод­ства, отдаёт часть при­были за аренду поме­ще­ния, кон­ку­ри­рует с моно­по­ли­стами, что поз­во­ляет круп­ным капи­та­ли­стам вклю­чать «хозяй­чика» в про­из­во­ди­тель­ную форму капи­тала и делить между собой создан­ную им при­ба­воч­ную сто­и­мость. Через подоб­ные меха­низмы капи­та­лизм овла­де­вает не только наём­ными рабо­чими, не име­ю­щими средств про­из­вод­ства, но и про­из­во­ди­те­лями, номи­нально неза­ви­си­мыми, но реально опу­тан­ными раз­лич­ными отно­ше­ни­ями, при­нуж­да­ю­щими их про­из­во­дить при­ба­воч­ную сто­и­мость для дру­гих капи­та­ли­стов, так как сред­ства про­из­вод­ства в совре­мен­ном обще­стве обла­дают не только своей нату­раль­ной фор­мой вещей, но и соци­аль­ной фор­мой капи­тала как само­воз­рас­та­ю­щей сто­и­мо­сти. Из-за этого про­слойка мел­кой бур­жу­а­зии посто­янно нахо­дится на грани рас­пада, она неста­бильна, как гази­ро­ван­ная вода, кото­рая до сня­тия крышки явля­ется уголь­ной кис­ло­той, а после вскры­тия пре­вра­ща­ется в воду и угле­кис­лый газ, но как воды в коли­че­ствен­ном отно­ше­нии оста­ётся больше, так и про­ле­та­ри­ями, погряз­шими в дол­гах, ста­но­вится боль­шая часть из пред­при­ни­ма­те­лей, решив­ших рабо­тать не на «дядю», а на себя.

Чтобы понять всю неустой­чи­вость поло­же­ния мел­кой бур­жу­а­зии, обра­тимся к ста­ти­стике по пред­при­я­тиям малого биз­неса США. Из дан­ных Бюро ста­ти­стики труда «Выжи­ва­ние пред­при­я­тий част­ного сек­тора к началу года» сле­дует, что из более 500 тыс. откры­тых пред­при­я­тий около 20 % тер­пят неудачу в пер­вый год, а 50 % из них тер­пят неудачу к пятому году76 . При этом надо учи­ты­вать, что в Соеди­нён­ных Шта­тах на 99 % всех част­ных пред­при­я­тий в стране в сред­нем рабо­тают менее 500 чело­век, а это озна­чает, что малый биз­нес тех­ни­че­ски доми­ни­рует на рынке, акку­му­ли­руя 52 % всех заня­тых работ­ни­ков (19,6 млн аме­ри­кан­цев рабо­тают на пред­при­я­тиях, где занято менее 20 рабо­чих, 18,4 млн рабо­тают в фир­мах, в кото­рых занято от 20 до 99 рабо­чих, и 14,6 млн рабо­тают в ком­па­ниях со 100 до 499 рабо­чими; при этом, 47,7 млн аме­ри­кан­цев рабо­тают в фир­мах с 500 или более работ­ни­ками77 . Из дан­ной ста­ти­стики нетрудно сде­лать вывод, что зна­чи­тель­ная часть рабо­то­спо­соб­ного насе­ле­ния США, как наём­ные работ­ники, лишён­ные средств про­из­вод­ства, так и мел­кие бур­жуа, нахо­дятся в крайне неста­биль­ных усло­виях, посто­янно под­вер­га­ясь риску поте­рять свою работу и бизнес.

Заключение

Итак, почему так важно пони­мать, какой труд явля­ется про­из­во­ди­тель­ным, а какой нет? Какую прак­ти­че­скую пользу даёт нам это пони­ма­ние? Ведь мы не зани­ма­емся иссле­до­ва­ни­ями ради самих иссле­до­ва­ний, как это делают бур­жу­аз­ные учё­ные. Наши выводы должны слу­жить насущ­ным инте­ре­сам ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния, спо­соб­ство­вать адек­ват­ному вос­при­я­тию реаль­но­сти, ведь именно в этом залог вер­ной оценки сло­жив­шейся ситу­а­ции, а зна­чит, и вер­ного поли­ти­че­ского курса.

В первую оче­редь, пони­ма­ние про­из­во­ди­тель­но­сти труда даёт ключ к пони­ма­нию клас­со­вой струк­туры обще­ства. На дан­ном этапе обще­ствен­ного раз­ви­тия суще­ствует два класса, кото­рые полярно про­ти­во­стоят друг другу: про­ле­та­риат и бур­жу­а­зия. Про­ле­та­риат78 — это класс наём­ных работ­ни­ков, лишён­ных вся­ких средств про­из­вод­ства, живу­щих только за счёт про­дажи своей рабо­чей силы, кото­рая экс­плу­а­ти­ру­ется капи­та­лом для при­сво­е­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Бур­жу­а­зия — это класс, вла­де­ю­щий и рас­по­ря­жа­ю­щийся сред­ствами про­из­вод­ства как капи­та­лом, экс­плу­а­ти­ру­ю­щий рабо­чую силу для извле­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Глав­ным при­зна­ком79 , раз­де­ля­ю­щим эти классы, явля­ется вла­де­ние сред­ствами про­из­вод­ства, именно оно делит обще­ство на два про­ти­во­по­лож­ных лагеря, к кото­рым осталь­ные диф­фе­рен­ци­ру­е­мые по дру­гим при­зна­кам про­слойки так или иначе тяго­теют. Но при этом также суще­ствует и дру­гой, не менее важ­ный, при­знак — созда­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а, сле­до­ва­тельно, и капи­тала как соци­аль­ной формы средств про­из­вод­ства. Узнав, кто про­из­во­дит при­ба­воч­ную сто­и­мость в обще­ствен­ной системе про­из­вод­ства, мы можем выде­лить группы людей, чьи объ­ек­тив­ные инте­ресы состоят в уни­что­же­нии системы эксплуатации.

Выше мы пока­зали, что сле­дует пони­мать под про­из­во­ди­тель­но­стью в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве, и что посто­янно суще­ствует тен­ден­ция, согласно кото­рой любой труд дол­жен при­но­сить при­ба­воч­ную сто­и­мость. Из-за этого клас­со­вая струк­тура в коли­че­ствен­ном отно­ше­нии доста­точно подвижна и посто­янно изме­ня­ется, клас­со­вые гра­ницы не явля­ются чётко опре­де­лён­ными, порой даже один работ­ник может одно­вре­менно выпол­нять и про­из­во­ди­тель­ные, и непро­из­во­ди­тель­ные функ­ции. Таким обра­зом, само поня­тие про­ле­та­ри­ата в дей­стви­тель­но­сти явля­ется не ста­ти­че­ским и навсе­гда дан­ным, а дина­ми­че­ским, «коли­че­ствен­ная харак­те­ри­стика» кото­рого может изме­няться от одного слоя наём­ных работ­ни­ков к другому.

Мы не уди­вим ни одного чело­века, инте­ре­су­ю­ще­гося марк­сиз­мом, если ска­жем, что наи­бо­лее про­ле­та­ри­зи­ро­ван­ной про­слой­кой рабо­чего класса явля­ются про­мыш­лен­ные рабо­чие, не име­ю­щие част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства в объ­ёме, доста­точ­ном для того, чтобы пре­вра­тить их в капи­тал, и не полу­ча­ю­щие ника­ких соци­аль­ных выплат от госу­дар­ства. Они более всех объ­ек­тивно заин­те­ре­со­ваны в уни­что­же­нии капи­та­лизма. Это про­ис­хо­дит не только из-за того, что у них нет соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства и они вынуж­дены про­да­вать рабо­чую силу, тем самым созда­вая для капи­тала при­ба­воч­ную сто­и­мость, но и по ряду дру­гих при­чин: созда­ние «веще­ствен­ных» богатств как фун­да­мента обще­ствен­ной жизни, тяжё­лые усло­вия труда и край­няя зави­си­мость от конъ­юнк­туры рынка. Рядом с ними нахо­дятся работ­ники сель­ского хозяй­ства, но усло­вия труда в дан­ной сфере про­из­вод­ства, кото­рые зача­стую харак­те­ри­зу­ются высо­кой сте­пе­нью раз­бро­сан­но­сти, не поз­во­ляют им высту­пать про­тив капи­та­лизма еди­ным фронтом.

Менее про­ле­та­ри­зи­ро­ван­ной груп­пой рабо­чего класса явля­ются работ­ники «неве­ще­ствен­ной» сферы про­из­вод­ства. Они, как и про­мыш­лен­ный про­ле­та­риат, создают при­ба­воч­ную сто­и­мость и лишены средств про­из­вод­ства, но при этом зача­стую усло­вия труда в этой сфере отли­ча­ются в луч­шую сто­рону в срав­не­нии с про­мыш­лен­ными пред­при­я­ти­ями. Про­из­вод­ство менее кон­цен­три­ро­ванно из-за того, что про­ис­хо­дит работа с людьми, хотя бла­го­даря совре­мен­ным тех­но­ло­гиям и кон­цен­тра­ции в черте города есть надежда на объ­еди­не­ние этих работ­ни­ков в круп­ные кол­лек­тивы для борьбы про­тив капи­та­лизма. Необ­хо­димо также отме­тить, что боль­шая часть про­из­вод­ства дан­ной сферы крайне зави­сима от финан­со­вого состо­я­ния потре­би­теля услуг, что создаёт неста­биль­ную заня­тость и высо­кую мобиль­ность работников.

Работ­ники сферы обра­ще­ния, выпол­ня­ю­щие про­из­во­ди­тель­ные функ­ции наравне с про­мыш­лен­ными рабо­чими, явля­ются про­ле­та­ри­а­том. Выпол­няя непро­из­во­ди­тель­ные функ­ции, они также под­вер­га­ются экс­плу­а­та­ции в том смысле, что капи­та­лист выжи­мает из них больше труда, чем необ­хо­димо затра­тить для вос­про­из­вод­ства их рабо­чей силы. Усло­вия работы очень раз­нятся, но зача­стую эти работ­ники нахо­дятся в луч­шем поло­же­нии, чем про­мыш­лен­ные рабочие.

Про­слойка мел­кой бур­жу­а­зии в усло­виях геге­мо­нии моно­по­ли­сти­че­ского капи­тала создаёт при­ба­воч­ную сто­и­мость и доста­точно неста­бильна, что при­во­дит к посто­ян­ному про­цессу про­ле­та­ри­за­ции этой группы, но при этом она заин­те­ре­со­вана в сохра­не­нии товар­ных отно­ше­ний, потому что вла­деет сред­ствами про­из­вод­ства, кото­рые может пре­вра­тить в капитал.

Наи­ме­нее про­ле­та­ри­зи­ро­ван­ная группа наём­ных работ­ни­ков сего­дня — это «рабо­чие» сферы рас­пре­де­ле­ния, осо­бенно те, кото­рые явля­ются непро­из­во­ди­тель­ными из-за того, что рабо­тают на госу­дар­ство и живут с дохода сово­куп­ного капи­та­ли­ста или даже срос­лись с ним. Объ­ек­тив­ные инте­ресы совре­мен­ных чинов­ни­ков, воен­ных и поли­цей­ских направ­лены в первую оче­редь на сохра­не­ние системы экс­плу­а­та­ции, так как они есть опора и защита бур­жу­а­зии, их финан­си­ро­ва­ние будет только уси­ли­ваться по мере подъ­ёма рабо­чего дви­же­ния и уси­ле­ния кон­ку­рен­ции между наци­о­наль­ными капиталами.

При­мерно в таком порядке рас­по­ло­жены группы наём­ных работ­ни­ков по сте­пени про­ле­та­ри­за­ции, а, сле­до­ва­тельно, и их объ­ек­тив­ной заин­те­ре­со­ван­но­сти в пре­об­ра­зо­ва­нии обще­ства. Здесь мы пока только наме­тили основ­ной кри­те­рий для опре­де­ле­ния про­ле­та­ри­за­ции — созда­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, как экс­плу­а­та­цию капи­та­лом, но суще­ствует ещё мно­же­ство дру­гих, по кото­рым можно выде­лять раз­лич­ные про­слойки и опре­де­лять объ­ек­тив­ные тен­ден­ции для фор­ми­ро­ва­ния рево­лю­ци­он­ного клас­со­вого созна­ния. В сле­ду­ю­щей ста­тье мы поста­ра­емся про­де­мон­стри­ро­вать эти про­слойки, детально изу­чить с коли­че­ствен­ной сто­роны клас­со­вую струк­туру и созна­ние масс в Рос­сий­ской Федерации.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Ленин В. И. Фило­соф­ские тет­ради / Полн. собр. соч. Т. 29. С. 301–302.
  2. Энгельс Ф. Кре­стьян­ская война в Гер­ма­нии. М.: Гос­по­ли­т­из­дат, 1952. C. 17.
  3. См.: Ники­тин С. М. Тео­рии сто­и­мо­сти и их эво­лю­ция. М., 1970; Смир­нов А. Д. Кри­тика бур­жу­аз­ных и рефор­мист­ских эко­но­ми­че­ских тео­рий. М., 1969; Худо­кор­мов А. Г. Кри­тика реви­зи­о­нист­ских тео­рий капи­та­лизма. Эко­но­ми­че­ский аспект. М., 1980.
  4. См.: Курс поли­ти­че­ской эко­но­мии / Под. ред. Н. А. Цаго­лова. Т. I. М., 1973.
  5. Поли­ти­че­ская эко­но­мия. Учеб­ник. М., 1954.
  6. Бог­да­нов А., Сте­па­нов И. Курс поли­ти­че­ской эко­но­мии. ГИЗ, 1919. Т. 2. Вып. IV.
  7. Гля­зер Л. С. Неко­то­рые вопросы мето­до­ло­гии пла­ни­ро­ва­ния обще­ствен­ных фон­дов потреб­ле­ния. М.: Эко­но­мика, 1966.
  8. Стру­ми­лин С. Г. На пла­но­вом фронте (1920–1930 гг.). М., 1958.
  9. Рубин И. И. Очерки по тео­рии сто­и­мо­сти Маркса. М.: Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство, 1929.
  10. Выгод­ский В. С. О чет­вёр­том томе «Капи­тала» (О «Тео­риях при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти» К. Маркса). 1958.
  11. См: Попов М. В. Что такое «товар»? 2015; Попов М. В. Что такое про­из­во­ди­тель­ный труд?
  12. См.: Кто создаёт наци­о­наль­ный доход? 2010; Фило­со­фия про­из­во­ди­тель­ного труда: Моно­гра­фия. Н. Нов­го­род: Изд-во ННГУ, 2006; Про­из­во­ди­тель­ный и непро­из­во­ди­тель­ный труд // Ниги­лист. 2014; Что такое про­из­во­ди­тель­ный труд? // ЖЖ. 2013.
  13. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. C. 421.
  14. Даже в нынеш­нее время, когда круп­ные ком­па­нии уста­но­вили проч­ные связи и исполь­зуют инстру­менты пла­ни­ро­ва­ния, капи­та­ли­сты, нахо­дя­щи­еся в усло­виях жесто­чай­шей кон­ку­рен­ции, наце­лены в первую оче­редь на мак­си­ми­за­цию при­были здесь и сей­час, ведь сама жизнь дик­тует им про­стую «истину»: «Если не ты, то тебя».
  15. Маркс К. Капи­тал (Том I) / Сочи­не­ния. М., 1960. Т. 23. С. 81–82.
  16. Там же. С. 85.
  17. Там же. С. 244.
  18. Там же. С. 112.
  19. При­ме­ром может послу­жить горе-тео­ре­тик из Про­рыва, кото­рый в дан­ном слу­чае про­явил при­ем­ле­мое пони­ма­ние «духа» марк­сизма. См.: О «букве» и «духе» марк­сизма // ЖЖ. 2012; Важ­ное допол­не­ние от тов. frazier1979 (часть 1) // ЖЖ. 2012; Важ­ное допол­не­ние от тов. frazier1979 (часть 2) // ЖЖ. 2012.
  20. «Вещи­сты»: Кага­нов Е., Шти­пель­ман В. Гра­ницы про­из­во­ди­тель­ного труда // МЭиМО. 1970. № 12; Прав­дин Д. Непро­из­вод­ствен­ная сфера при соци­а­лизме // Правда. 1971. 21 сен­тября; Поля­кова Т. К вопросу о раз­гра­ни­че­нии про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда // Эко­но­ми­че­ские науки. 1970. № 3; Лозо­вой В. Про­тив край­но­сти в трак­товке про­из­во­ди­тель­ного труда // Эко­но­ми­че­ские науки. 1970. № 3; Для блага чело­века. О росте обще­ствен­ных фон­дов потреб­ле­ния в период пере­хода к ком­му­низму. (Сб. ста­тей.). 1962; Коря­гин А. Научно-тех­ни­че­ская рево­лю­ция и про­пор­ции соци­а­ли­сти­че­ского вос­про­из­вод­ства. М.: Мысль, 1971; Баг­рий П. И. Дина­мика и струк­тура обще­ствен­ного про­из­вод­ства при соци­а­лизме. Киев: Нау­кова думка, 1971. Отста­и­ва­ю­щие полез­ность вся­кого труда: Мед­ве­дев В. А. Обще­ствен­ное вос­про­из­вод­ство и сфера услуг. М.: Эко­но­мика, 1968; Ага­ба­бьян Э. М. Эко­но­ми­че­ский ана­лиз сферы услуг. М.: Эко­но­мика, 1968; Ракит­ский Б. В. Обще­ствен­ные фонды потреб­ле­ния как эко­но­ми­че­ская кате­го­рия. М.: Мысль, 1966; Гля­зер А. С. Неко­то­рые вопросы мето­до­ло­гии пла­ни­ро­ва­ния обще­ствен­ных фон­дов потреб­ле­ния. М.: Эко­но­мика, 1966.
  21. Мы, в свою оче­редь, счи­таем, что про­из­во­ди­тель­ность труда при соци­а­лизме не может выво­диться из кате­го­рии «сто­и­мо­сти» или «при­ба­воч­ного про­дукта» как кате­го­рий, харак­тер­ных для обще­ственно-эко­но­ми­че­ских фор­ма­ций, содер­жа­щих в себе отно­ше­ния экс­плу­а­та­ции. Соци­а­лизм, как известно, направ­лен на удо­вле­тво­ре­ние посто­янно рас­ту­щих потреб­но­стей обще­ства, сле­до­ва­тельно, и «потре­би­тель­ная сто­и­мость» или «полез­ность» труда должна стать опре­де­ля­ю­щей кате­го­рией для про­из­во­ди­тель­но­сти труда, а «полез­но­стью» обла­дает вся­кий труд, направ­лен­ный прямо или опо­сре­до­ванно на раз­ви­тие инди­вида.
  22. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. C. 404.
  23. «Каж­дая такая вещь есть сово­куп­ность мно­гих свойств и поэтому может быть полезна раз­лич­ными сво­ими сто­ро­нами. Открыть эти раз­лич­ные сто­роны, а сле­до­ва­тельно, и мно­го­об­раз­ные спо­собы упо­треб­ле­ния вещей, есть дело исто­ри­че­ского раз­ви­тия».
    Маркс К. Капи­тал (Том I) / Сочи­не­ния. М., 1960. Т. 23. С. 43.
  24. «Потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти това­ров состав­ляют пред­мет осо­бой дис­ци­плины — това­ро­ве­де­ния. Потре­би­тель­ная сто­и­мость осу­ществ­ля­ется лишь в поль­зо­ва­нии или потреб­ле­нии. Потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти обра­зуют веще­ствен­ное содер­жа­ние богат­ства, какова бы ни была его обще­ствен­ная форма. При той форме обще­ства, кото­рая под­ле­жит нашему рас­смот­ре­нию, они явля­ются в то же время веще­ствен­ными носи­те­лями мено­вой сто­и­мо­сти».
    Там же. С. 44.
  25. «Мено­вая сто­и­мость прежде всего пред­став­ля­ется в виде коли­че­ствен­ного соот­но­ше­ния, в виде про­пор­ции, в кото­рой потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти одного рода обме­ни­ва­ются на потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти дру­гого рода, — соот­но­ше­ния, посто­янно изме­ня­ю­ще­гося в зави­си­мо­сти от вре­мени и места».
    Там же. С. 44.
  26. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. C. 154.
  27. Маркс К. Капи­тал (Том I) / Сочи­не­ния. М., 1960. Т. 23. С. 43.
  28. Там же. С. 140.
  29. «Каж­дый това­ро­вла­де­лец знает, что он ещё далеко не пре­вра­тил свои товары в насто­я­щее золото, если при­дал их сто­и­мо­сти форму цены, или мыс­ленно пред­став­ля­е­мого золота, и что ему не нужно ни кру­пицы реаль­ного золота для того, чтобы выра­зить в золоте товар­ные сто­и­мо­сти на целые мил­ли­оны. Сле­до­ва­тельно, свою функ­цию меры сто­и­мо­стей деньги выпол­няют лишь как мыс­ленно пред­став­ля­е­мые, или иде­аль­ные, деньги».
    Там же. С. 106.
  30. «Золото и серебро как денеж­ные товары пред­став­ляют для обще­ства издержки обра­ще­ния, выте­ка­ю­щие лишь из обще­ствен­ной формы про­из­вод­ства. Это — faux frais товар­ного про­из­вод­ства, вообще воз­рас­та­ю­щие с раз­ви­тием товар­ного про­из­вод­ства и, в осо­бен­но­сти, капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства. Это — часть обще­ствен­ного богат­ства, кото­рую при­хо­дится при­но­сить в жертву про­цессу обра­ще­ния».
    Маркс К. Капи­тал (Том II) / Сочи­не­ния. М., 1961. Т. 24. С. 155.
  31. Маркс К. Капи­тал (Том I) / Сочи­не­ния. М., 1960. Т. 23. С. 148.
  32. «Под рабо­чей силой, или спо­соб­но­стью к труду, мы пони­маем сово­куп­ность физи­че­ских и духов­ных спо­соб­но­стей, кото­рыми обла­дает орга­низм, живая лич­ность чело­века, и кото­рые пус­ка­ются им в ход вся­кий раз, когда он про­из­во­дит какие-либо потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти».
    Там же. С. 178.
  33. «С дру­гой сто­роны, раз­мер так назы­ва­е­мых необ­хо­ди­мых потреб­но­стей, равно как и якобы их удо­вле­тво­ре­ния, сами пред­став­ляют собой про­дукт исто­рии и зави­сят в боль­шой мере от куль­тур­ного уровня страны, между про­чим в зна­чи­тель­ной сте­пени и от того, при каких усло­виях, а сле­до­ва­тельно, с какими при­выч­ками и жиз­нен­ными при­тя­за­ни­ями сфор­ми­ро­вался класс сво­бод­ных рабо­чих».
    Там же. С 182.
  34. Там же. С. 60.
  35. Маркс К. Капи­тал (Том II) / Сочи­не­ния. М., 1961. Т. 24. С. 169–170.
  36. «Но суще­ствуют само­сто­я­тель­ные отрасли про­мыш­лен­но­сти, где про­дукт про­цесса про­из­вод­ства не явля­ется новым веще­ствен­ным про­дук­том, това­ром. Из этих отрас­лей важна в эко­но­ми­че­ском отно­ше­нии только про­мыш­лен­ность, осу­ществ­ля­ю­щая пере­возки и связь, будет ли то соб­ственно транс­порт­ная про­мыш­лен­ность по пере­возке това­ров и людей или же про­сто пере­дача сооб­ще­ний, писем, теле­грамм и т. д.»
    Там же. С. 64.
  37. Напом­ним чита­телю:
    «Товар есть прежде всего внеш­ний пред­мет, вещь, кото­рая, бла­го­даря ее свой­ствам, удо­вле­тво­ряет какие-либо чело­ве­че­ские потреб­но­сти. При­рода этих потреб­но­стей, — порож­да­ются ли они, напри­мер, желуд­ком или фан­та­зией, — ничего не изме­няет в деле».
    Маркс К. Капи­тал (Том I) / Сочи­не­ния. М., 1960. Т. 23. С. 43.
  38. Оста­вим пока за скоб­ками эффек­тив­ность дан­ного спо­соба про­из­вод­ства на дан­ном исто­ри­че­ском этапе.
  39. Там же. С. 203–204.
  40. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. C. 420–421.
  41. Маркс К., Энгельс Ф. Сочи­не­ния. М., 1968. Т. 46. Ч. 1. С. 33.
  42. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. C. 404.
  43. Маркс К. Капи­тал (Том II) / Сочи­не­ния. М., 1961. Т. 2. С. 169–170.
  44. Мере­мин­ская Е. Про­сти­тутки завели Европу // Газета.ru. 2014.
  45. A giant Teutonic brothel // The economist. 2013.
  46. Bien-Aime T. Germany Wins the Title of «Bordello of Europe»: Why Doesn’t Angela Merkel Care? // Huffpost.
  47. Chapman C. If you don’t take a job as a prostitute, we can stop your benefits // The Telegraph. 2005.
  48. Inside Germany’s first sex doll-only brothel where plastic prostitutes are rented out 12 times a day for £71-an-hour // Mirror. 2017.
  49. Маркс К. Капи­тал (Том I) / Сочи­не­ния. М., 1960. Т. 23. С. 517.
  50. Част­ное обра­зо­ва­ние в Рос­сии. 2017.
  51. См.: S. P. Broughman, Rettig A., Peterson J. Characteristics of Private Schools in the United States: Results From the 2015–16 Private School Universe Survey. First Look. — U. S. Department of Education, 2017; Taie S., Goldring R., Spiegelman M. Characteristics of Public Elementary and Secondary School Teachers in the United States: Results From the 2015–16 National Teacher and Principal Survey. First Look. — U. S. Department of Education, 2017; Taie S., Goldring R., Spiegelman M. Characteristics of Public Elementary and Secondary Schools in the United States: Results From the 2015–16 National Teacher and Principal Survey. First Look — U. S. Department of Education, 2017.
  52. Левин­ский А. Уроки интел­лекта // Forbes. 2011.
  53. Ruccio D. The elephant in the world. 2018.
  54. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. С. 216.
  55. Cope Z. Divided World Divided Class: Global Political Economy and the Stratification of Labour Under Capitalism. 2012. P. 86–87.
  56. «Итак, товарно-тор­го­вый капи­тал, — если отбро­сить все раз­но­род­ные функ­ции, кото­рые могут быть с ним свя­заны, как хра­не­ние това­ров, отправка их, пере­возка, груп­пи­ровка, раз­борка, и огра­ни­читься его истин­ной функ­цией купли ради про­дажи, — не создает ни сто­и­мо­сти, ни при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а только опо­сред­ствует их реа­ли­за­цию и тем самым одно­вре­менно — опо­сред­ствует дей­стви­тель­ный обмен това­ров, их пере­ход из одних рук в дру­гие, обще­ствен­ный обмен веществ».
    Маркс К. Капи­тал (Том III, часть 1) / Сочи­не­ния. М., 1961. Т. 25. Ч. 1. С. 309.
  57. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. С. 423.
  58. Маркс К. Капи­тал (Том III, часть 1) / Сочи­не­ния. М., 1961. Т. 25. Ч. 1. С. 30.
  59. Ленин В. И. Раз­ви­тие капи­та­лизма в Рос­сии / Сочи­не­ния. М., 1971. Т. 3. С. 501.
  60. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. C. 404.
  61. Рубин И. И. Очерки по тео­рии сто­и­мо­сти Маркса. М.: Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство, 1929. С. 230.
  62. В США открылся «мага­зин без оче­ре­дей» Amazon Go. В пер­вый же день к нему выстро­и­лась оче­редь // Meduza. 2018.
  63. Маркс К. Капи­тал (Том II) / Сочи­не­ния. М., 1961. Т. 24. С. 153.
  64. Инфор­ма­ция о Банке.
  65. Global Advertising Market — Statistics & Facts.
  66. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. С. 157–158.
  67. Непро­из­во­ди­тель­ные издержки, фр. — Е. Р. и Г. Т.
  68. Чинов­ники хоть и явля­ются инстру­мен­том в руках бур­жу­а­зии, но они фак­ти­че­ски рас­по­ря­жа­ются госу­дар­ствен­ными ком­па­ни­ями и пере­рас­пре­де­ляют все­воз­мож­ными путями при­были к себе в кар­ман, чтобы потом потре­бить эти доходы или вло­жить в дру­гую сферу про­из­вод­ства.
  69. «Сол­дат отно­сится к faux frais про­из­вод­ства, как зна­чи­тель­ная часть непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков, кото­рые сами ничего не про­из­во­дят ни в обла­сти духов­ного, ни в обла­сти мате­ри­аль­ного про­из­вод­ства — и только вслед­ствие недо­стат­ков соци­аль­ной струк­туры ока­зы­ва­ются полез­ными и необ­хо­ди­мыми, будучи обя­заны своим суще­ство­ва­нием нали­чию соци­аль­ных зол».
    Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. С. 284.
  70. Сош­ни­ков А., Аксё­нов П. Как и почему могли погиб­нуть рос­сий­ские наём­ники в Сирии? // BBC. 2018.
  71. Сош­ни­ков А., Аксё­нов П. Как и почему могли погиб­нуть рос­сий­ские наём­ники в Сирии? // BBC. 2018.
  72. Част­ные кли­ники зафик­си­ро­вали рост числа кли­ен­тов в кри­зис // РБК. 2015.
  73. Кали­нов­ский И. Рос­стат: объём плат­ных мед­услуг рас­тёт. 2017.
  74. Рас­сле­до­ва­ние РБК: на что живёт цер­ковь // РБК. 2016.
  75. Маркс К. Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала») / Сочи­не­ния. М., 1962. Т. 26. Ч. 1. С. 417.
  76. Survival of private sector establishments by opening year / Bureau of Labor Statistics (BLS).
  77. Moffatt M. Small Business in the United States. 2017
  78. Пер­вое опре­де­ле­ние было дано ещё Энгель­сом в «Прин­ци­пах ком­му­низма»:
    «Про­ле­та­ри­а­том назы­ва­ется тот обще­ствен­ный класс, кото­рый добы­вает сред­ства к жизни исклю­чи­тельно путём про­дажи сво­его труда, а не живет за счёт при­были с какого-нибудь капи­тала, — класс, сча­стье и горе, жизнь и смерть, всё суще­ство­ва­ние кото­рого зави­сит от спроса на труд, т. е. от смены хоро­шего и пло­хого состо­я­ния дел, от коле­ба­ний ничем не сдер­жи­ва­е­мой кон­ку­рен­ции. Одним сло­вом, про­ле­та­риат, или класс про­ле­та­риев, есть тру­дя­щийся класс XIX века».
    Энгельс Ф. Прин­ципы ком­му­низма / Сочи­не­ния. М., 1955. Т. 4. С. 322–339.
  79. Ленин даёт сле­ду­ю­щее опре­де­ле­ние:
    «Клас­сами назы­ва­ются боль­шие группы людей, раз­ли­ча­ю­щи­еся по их месту в исто­ри­че­ски опре­де­лён­ной системе обще­ствен­ного про­из­вод­ства, по их отно­ше­нию (боль­шей частью закреп­лён­ному и оформ­лен­ному в зако­нах) к сред­ствам про­из­вод­ства, по их роли в обще­ствен­ной орга­ни­за­ции труда, а сле­до­ва­тельно, по спо­со­бам полу­че­ния и раз­ме­рам той доли обще­ствен­ного богат­ства, кото­рой они рас­по­ла­гают. Классы, это такие группы людей, из кото­рых одна может себе при­сва­и­вать труд дру­гой, бла­го­даря раз­ли­чию их места в опре­де­лён­ном укладе обще­ствен­ного хозяй­ства».
    Ленин В. И. Вели­кий почин / Сочи­не­ния. М., 1970. Т. 39. С. 15.