Рецензия на «Вождя»

Рецензия на «Вождя»
~ 16 мин

Китай­ский аниме-​сериал «Вождь», опе­ра­тивно пере­ве­дён­ный энту­зи­а­стами на рус­ский язык, вызвал неко­то­рый резо­нанс в рус­ско­языч­ной левой интернет-​среде. Хотя отно­ше­ние к аниме в нашей стране неод­но­значно, в том числе и среди левых, мы всё же решили обра­тить ваше вни­ма­ние на рецен­зию Гри­го­рия Глобы на «Вождя». На наш взгляд, автор хорошо выде­лил как плюсы, так и неудач­ные моменты сериала. 

Однако мы не можем не ука­зать на суще­ствен­ный недо­ста­ток тек­ста. Гри­го­рий не упо­мя­нул о том, что сериал выпу­щен не про­сто для про­па­ганды ком­му­ни­сти­че­ских идей, а кон­кретно для попу­ля­ри­за­ции ком­пар­тии Китая и её «соци­а­лизма с китай­ской спе­ци­фи­кой». Вер­хушка КПК не имеет ника­кого отно­ше­ния к марк­сизму, за деся­ти­ле­тия она пре­вра­тила страну в один из стол­пов капи­та­ли­сти­че­ского миро­по­рядка. Но на сло­вах она про­дол­жает раз­ма­хи­вать крас­ным зна­ме­нем, и потому ей нужно всеми сред­ствами пока­зать свою пре­ем­ствен­ность от тех, кто это знамя когда-​то под­ни­мал, дока­зать всем, что они-​де «про­дол­жа­тели дела Маркса». Тем же зани­ма­ются такие «ком­му­ни­сты» и в дру­гих стра­нах: посмот­рите на КПРФ! Это ведь такой удоб­ный спо­соб пока­зать, что ты пред­ла­га­ешь аль­тер­на­тиву «про­кля­тым буржуинам»! 

Однако, несмотря на это, сериал «Вождь» вполне может сыг­рать и поло­жи­тель­ную роль для попу­ля­ри­за­ции лич­но­сти Маркса и его идей среди совре­мен­ной молодежи.


В Китае уже не в пер­вый раз пыта­ются «к штыку при­рав­нять аниме»: напри­мер, в 2007 вышла удач­ная пол­но­мет­ражка «Сия­ю­щая крас­ная звезда», сюжет кото­рой напо­ми­нает про­из­ве­де­ния Арка­дия Гай­дара, а рисовка — Хаяо Мияд­заки. Но в 2018, к двух­сот­лет­нему юби­лею Маркса, китайцы сде­лали кое-​что более гло­баль­ное — впер­вые «замуль­тя­шили» Марк­сову био­гра­фию! Это сме­лый шаг от офи­ци­оза к попу­ля­ри­за­ции идей марк­сизма, и за эту сме­лость можно про­стить созда­те­лям ряд шеро­хо­ва­то­стей, где слиш­ком серьёз­ное содер­жа­ние всту­пает в про­ти­во­ре­чие с ани­меш­ной формой.

Итак, что мы получили?

Правда историческая и художественная

Моло­дёж­ный сериал созда­вался при под­держке Китай­ской Ака­де­мии соци­аль­ных наук и Инсти­тута Марк­сизма, так что у сце­на­ри­стов была почти без­упреч­ная инфор­ма­ция о пер­во­ис­точ­ни­ках и исто­ри­че­ских реа­лиях. В обзо­рах уже отме­чали, что в «Вожде» очень скру­пу­лёзно и реа­ли­стично про­ри­со­ваны раз­лич­ные места из Марк­со­вой био­гра­фии: учеб­ные заве­де­ния, дома, биб­лио­теки. Даже выда­ю­щи­еся спо­соб­но­сти и успехи моло­дого Карла, про­де­мон­стри­ро­ван­ные в пер­вых сериях, кото­рые могут пока­заться наве­де­нием глянца на хре­сто­ма­тий­ную био­гра­фию, вполне соот­вет­ствуют сохра­нив­шимся вос­по­ми­на­ниям: учи­теля и зна­ко­мые еди­но­душно отме­чали его таланты, сту­денты часто изби­рали хариз­ма­тич­ного юношу пред­се­да­те­лем своих клу­бов и зем­ля­честв, а в 24 года Карл Маркс уже имел док­тор­скую сте­пень по фило­со­фии и заве­до­вал отде­лом в «Рейн­ской газете».

Но если бы экра­ни­за­ция про­сто повто­ряла био­гра­фию такого извест­ного чело­века, как Маркс, зри­теля не уда­лось бы увлечь пово­ро­тами сюжета. Поэтому авто­рам при­шлось выдер­жи­вать баланс между исто­ри­че­ской прав­дой и худо­же­ствен­ными воль­но­стями, и им это удалось. 

Сцена во дворце Вест­фа­ле­нов, в кото­рой Фер­ди­нанд застав­ляет про­сто­лю­дина Карла уйти с бала, — не более чем худо­же­ствен­ное сред­ство: для «наве­де­ния фокуса» сце­на­ри­сты не только про­ри­со­вали тогдаш­ние клас­со­вые барьеры и реа­лии «фоном», но и внесли их в жизнь глав­ного героя. Да, в тогдаш­ней Прус­сии это бы никого не уди­вило, но дом Вест­фа­ле­нов был весьма необыч­ным дво­рян­ским гнез­дом. Робер-​Жан Лонге, автор книги «Карл Маркс — мой пра­дед», назы­вает главу рода, про­све­щён­ного и либе­раль­ного ари­сто­крата Иоганна Людвига фон Вест­фа­лена, дру­гом, настав­ни­ком и даже «вто­рым отцом» Карла. Маркс был частым гостем в доме Вест­фа­ле­нов, именно в их биб­лио­теке он впер­вые позна­ко­мился с сочи­не­ни­ями про­грес­сив­ных фран­цуз­ских мыс­ли­те­лей XVIII века. Карл и сын Иоганна-​Людвига Эдгар стали дру­зьями дет­ства, затем одно­каш­ни­ками по гим­на­зии Фридриха-​Вильгельма и, нако­нец, сорат­ни­ками в поли­ти­че­ской борьбе. Фер­ди­нанд же, кото­рый в сери­але выве­ден про­та­го­ни­стом Карла — сын Вестфалена-​старшего от пер­вого брака. Он жил и вос­пи­ты­вался отдельно, у роди­те­лей матери, прак­ти­че­ски без вли­я­ния отца. Именно так из одной семьи вышли рево­лю­ци­о­нер и това­рищ Карла Маркса, его жена и коро­лев­ский министр, по отзы­вам совре­мен­ни­ков, «лично бла­го­род­ный, но поли­ти­че­ски совер­шенно реакционный».

Также мне не попа­дался в исто­ри­че­ской лите­ра­туре эпи­зод, когда при закры­тии газеты офи­цер хва­та­ется за писто­лет, однако без­оруж­ный Карл выиг­ры­вает «дуэль харак­те­ров» и сво­ими сло­вами застав­ляет его опу­стить ору­жие. Но в свете всего, что мы знаем о прус­ском поли­цей­ском режиме вре­мён реак­ции, а также о харак­тере Маркса и его спо­соб­но­стях к убеж­де­нию, в худо­же­ствен­ной ленте эта сцена выгля­дит вполне уместной.

А вот реаль­ному слу­чаю из био­гра­фии — сту­ден­че­ской дуэли на шпа­гах, в кото­рой Карл зара­бо­тал шрам на лице, места в сце­на­рии не нашлось, хотя авторы явно об этом думали: в сери­але при­сут­ствуют и тре­ни­ровки по фех­то­ва­нию, и скре­щён­ные шпаги в заставке. Я счи­таю, этот эпи­зод зря не исполь­зо­вали: он лёг бы в каноны аниме как нельзя лучше, допол­ни­тельно раз­но­об­ра­зив неко­то­рую ака­де­мич­ность био­гра­фии дра­мой и динамикой.

«Перо не в силах изменить мир»

Наи­бо­лее инте­рес­ной и удач­ной мне пока­за­лась вто­рая серия, кото­рая выпукло и исто­ри­че­ски реа­ли­стично пока­зы­вает ради­ка­ли­за­цию взгля­дов моло­дого иде­а­ли­ста, пре­вра­ще­ние его из успеш­ного и пер­спек­тив­ного газет­чика, после­до­ва­теля мод­ного геге­льян­ства и доста­точно уме­рен­ной демо­кра­тии в убеж­дён­ного тео­ре­тика и орга­ни­за­тора рево­лю­ци­он­ной борьбы. Для этого авторы выбрали дра­ма­тич­ные собы­тия, кото­рым Маркс посвя­тил свою ста­тью «Дебаты по поводу закона о краже леса» (1842 г.).

Тра­ди­ци­он­ный сбор хво­ро­ста в лесах давал дере­вен­ским бед­ня­кам, не имев­шим денег на покупку дров, воз­мож­ность выжить зимой и гаран­ти­ро­вался «обыч­ным пра­вом». Однако в XIX веке он всё чаще вызы­вал столк­но­ве­ния с поме­щи­ками. Неза­кон­ность при­тя­за­ний послед­них была оче­видна, и в «Деба­тах по поводу…» Маркс в оче­ред­ной раз обли­чает попытки при­рав­нять сбор валеж­ника к краже дре­ве­сины, как пол­но­стью абсурд­ные. Тогда и был при­нят «Закон о краже леса», кото­рым Рейн­ский ланд­таг уза­ко­ни­вал про­из­вол земель­ных соб­ствен­ни­ков и рас­правы над «бра­ко­нье­рами». Отказ наи­ме­нее защи­щён­ным жите­лям страны даже в этой жал­кой воз­мож­но­сти, фак­ти­че­ски в мило­стыне, обна­жил наи­бо­лее урод­ли­вую сто­рону «свя­щен­ного права собственности».

О важ­но­сти этих собы­тий в тогдаш­ней соци­аль­ной борьбе и в жизни Маркса сви­де­тель­ствует то, что и «Моло­дой Карл Маркс» Рауля Пека (2017 г.) начи­на­ется именно с них.

В «Вожде» Карл очень эмо­ци­о­нально пере­жи­вает разо­ча­ро­ва­ние в инсти­ту­тах бур­жу­аз­ной демо­кра­тии, невоз­мож­ность защи­тить инте­ресы бед­ня­ков «кон­сти­ту­ци­он­ными» методами:

«— Ясно, что спра­вед­ли­вость на сто­роне кре­стьян! Но моё перо не в силах изме­нить мир…»

На что полу­чает успо­ка­и­ва­ю­щий ответ Бауэра:

«— Карл, ты слиш­ком много дума­ешь. Это всего лишь сму­тьяны зате­вают вол­не­ния…
— Нет! Я наконец-​то осо­знал: Прус­сия — не иде­аль­ное госу­дар­ство, о кото­ром гово­рил Гегель. Закон — всего лишь инстру­мент для защиты част­ными соб­ствен­ни­ками своих инте­ре­сов, а пар­ла­мент — всего лишь укра­ше­ние.
— Карл, не лезь больше в дела кре­стьян. Ты окон­ча­тельно вывел из себя фон Шаф­фера, он может закрыть Рейн­скую газету. Выпу­сти опро­вер­же­ние. Нам нужно пока­зать хоро­шее отно­ше­ние к пра­ви­тель­ству.
— В моём лек­си­коне нет таких слов!»

Тогда же пока­зано разо­ча­ро­ва­ние Маркса в иде­а­ли­сти­че­ской фило­со­фии мла­до­ге­ге­льян­цев. Оче­видно, что это был гораздо более дли­тель­ный про­цесс поис­ков, иссле­до­ва­ний и раз­мыш­ле­ний, те же «Дебаты…» были напи­саны Марк­сом ещё вполне в геге­льян­ском духе. Но сце­на­ри­сты «Вождя» сумели удачно скон­цен­три­ро­вать их в одном диа­логе с Бауэром:

«— Бед­няки про­сят бога о помощи, а вы гово­рите им, что это бес­по­лезно. Но ваше „Абсо­лют­ное Я“ никак не объ­яс­няет бед­ня­кам, как решить их реаль­ные про­блемы! Вы так же бес­по­лезны, как и Бог, кото­рого вы кри­ти­ку­ете! Я больше не пре­кло­ня­юсь перед „Абсо­лют­ным духом“ Гегеля, я соби­ра­юсь посвя­тить себя поли­ти­че­ской борьбе, чтобы защи­щать права народа!
— Маркс, я всё-​таки сове­тую тебе — не будь таким упрямым!»

«Карл, ты слишком много думаешь!»

Эпи­зод, где малень­кий Карл читает своей подруге «Тимона Афин­ского» Шекс­пира (кстати, это дей­стви­тельно был один из люби­мых авто­ров его дет­ства), либо пока­жется их сего­дняш­ним ровес­ни­кам неправ­до­по­доб­ным, либо вызо­вет у них при­ступ лютой зави­сти. А рас­суж­де­ния и дис­кус­сии за круж­кой пива о фило­со­фии Канта, Юма и Гегеля, споре дог­ма­ти­ков со скеп­ти­ками, един­стве идеи и объ­екта, огра­ни­чен­но­сти или без­гра­нич­но­сти воз­мож­но­стей чело­ве­че­ского позна­ния откро­венно про­ти­во­по­ка­заны тем, кто не оси­лил хотя бы «Основы фило­соф­ских зна­ний» ака­де­мика Афанасьева.

Но целе­вая ауди­то­рия аниме — всё-​таки в основ­ном дети, под­ростки и моло­дёжь, и очень важно не вызвать у них ассо­ци­а­ций с зануд­ной лек­цией по труд­ному пред­мету. А на их непод­го­тов­лен­ные умы с пер­вых же кад­ров обру­ши­ва­ются слова Энгельса:

«…Маркс открыл законы раз­ви­тия чело­ве­че­ской исто­рии. Маркс также открыл осо­бый закон дви­же­ния совре­мен­ного капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства и порож­да­е­мого им бур­жу­аз­ного обще­ства».

Рискну пред­по­ло­жить, что уже на этом месте сериал отпуг­нул треть потен­ци­аль­ных зрителей.

В жиз­не­опи­са­нии автора «Капи­тала» эти слова, конечно, нужны. Но что мешало вста­вить их чуть дальше? Пусть зри­тели про­ник­нутся сим­па­тией и к глав­ному герою, и к людям, за права кото­рых он боролся, тем более, что в них мно­гие могут легко узнать себя и своих роди­те­лей! Пусть зри­тели уви­дят и пой­мут реа­лии «дикого капи­та­лизма» и клас­со­вого нера­вен­ства XIX века, в кото­рых рож­да­лись и зака­ля­лись миро­воз­зре­ния и харак­теры Маркса, Энгельса, Женни фон Вест­фа­лен и их дру­зей! Пусть «капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства» и «бур­жу­аз­ное обще­ство» пере­ста­нут быть для них пустыми сло­вами из запы­лён­ной книжки, пусть за ними вста­нут чело­ве­че­ские судьбы и глаза, борьба и тра­ге­дия целых наро­дов и поко­ле­ний! А потом уже можно и «умные слова» вставлять.

В изви­не­ние сце­на­ри­стов можно отме­тить два обсто­я­тель­ства. Во-​первых, сериал почти бук­вально сле­дует исто­ри­че­ским реа­лиям, а фило­соф­ские дис­кус­сии — неотъ­ем­ле­мая часть этих реа­лий. Споры между мла­до­ге­ге­льян­цами и ста­ро­ге­ге­льян­цами, после­до­ва­те­лями Пру­дона и Фурье в Гер­ма­нии и Фран­ции 1830-​х состав­ляли стер­жень обще­ствен­ной и интел­лек­ту­аль­ной жизни, а людей, фило­соф­скими и соци­аль­ными вопро­сами не инте­ре­су­ю­щихся, моло­дёжь обо­звала бы в луч­шем слу­чае фили­сте­рами. Во-​вторых, «Вождь» сни­мался для внут­рен­ней ауди­то­рии, на рус­ский его пере­вели энту­зи­а­сты. А в Китае и сего­дня любой ком­со­мо­лец знает как зна­че­ние этих тер­ми­нов и фами­лий, так и исто­рию жизни и фор­ми­ро­ва­ния взгля­дов Маркса. Пред­ста­вить глу­бину оди­ча­ния и интел­лек­ту­аль­ной дегра­да­ции на оскол­ках когда-​то самой чита­ю­щей страны им было бы трудно.

Местами слиш­ком ста­ра­тель­ное сле­до­ва­ние пер­во­ис­точ­ни­кам играет с сери­а­лом дур­ную шутку, и пер­со­нажи начи­нают гово­рить абза­цами из своих тек­стов. Понятно, что люди, кото­рые гово­рят так, будто читают книгу вслух, выгля­дят неесте­ственно. При этом у сце­на­ри­стов были непло­хие находки, поз­во­ля­ю­щие «ожи­вить», попу­ля­ри­зо­вать тек­сты Маркса. Впе­чат­ляет эпи­зод на выпуске из гим­на­зии, где Карл читает свои «Раз­мыш­ле­ния юноши при выборе про­фес­сии» одно­класс­ни­кам под вос­хи­щён­ным взгля­дом пре­крас­ной Женни фон Вест­фа­лен. Это, ещё школь­ное, сочи­не­ние было напи­сано живым и доступ­ным язы­ком и при этом, под­ни­мая и поныне не утра­тив­шие акту­аль­но­сти вопросы, хорошо рас­кры­вает лич­ность моло­дого Маркса: его рано про­явив­шийся инте­рес к морально-​этической про­бле­ма­тике и обще­ствен­ной жизни, юно­ше­скую жажду посвя­тить себя чему-​то боль­шему, чем дости­же­ние лич­ного успеха.

А чего стоит, напри­мер, беседа глав­ного героя с про­сту­жен­ным мальчиком-​уборщиком в биб­лио­теке Бри­тан­ского музея:

«— Папа ска­зал мне, что хозяин шахты уво­лил их, поэтому у нас нет денег на уголь. Тогда я спро­сил:
„Почему хозяин тебя уво­лил?“
Папа ска­зал:
„Потому что угля слиш­ком много“.
Папин ответ сбил меня с толка. Дома нет угля, потому что угля слиш­ком много! Раз угля много, то за него можно полу­чить больше денег. Папа дол­жен был зара­бо­тать больше денег, но он, наобо­рот, поте­рял работу. Ска­жите, разве это не странно?»

Здесь весьма доход­чиво и живо, через бед­ствия кон­крет­ной семьи, опи­сы­ва­ется марк­сист­ское поня­тие кри­зи­сов пере­про­из­вод­ства. Вообще, эпи­зод в биб­лио­теке пре­дельно силь­ный: устав­лен­ный мно­го­ярус­ными книж­ными шка­фами круг­лый зал, в тишине кото­рого док­тор Маркс днями напро­лёт пре­да­ётся своим иссле­до­ва­ниям, — одно из самых кра­си­вых, «ска­зоч­ных» мест во всём сери­але. Но затем между шка­фов появ­ля­ется малень­кий Том с не по росту боль­шой шваброй и кашлем, кон­трастно напо­ми­ная, что вся эта вик­то­ри­ан­ская сказка созда­ётся и под­дер­жи­ва­ется тру­дом боль­ных детей и стра­да­ни­ями без­ра­бот­ных в холод­ных лачу­гах. Жаль, что в дру­гих местах авторы отде­ла­лись цити­ро­ва­нием вме­сто исполь­зо­ва­ния столь же ярких примеров.

Зато китайцы не забыли поиг­рать столь люби­мыми на востоке поэ­тич­ными сим­во­лами. Оду­ван­чики, кото­рые часто появ­ля­ются в начале сери­ала, — в заставке рядом с кни­гами, в руках у Женни фон Вест­фа­лен, в ноч­ном парке, где Карл впер­вые делает своей избран­нице пред­ло­же­ние, — уже наме­кают, что они здесь не про­сто так. Каза­лось бы, что они могут сим­во­ли­зи­ро­вать в био­гра­фии осно­ва­теля марк­сизма? А вот что: в финаль­ной заставке, про­ле­тев над евро­пей­ским пей­за­жем, одно из семян оду­ван­чика опус­ка­ется на фоне Запрет­ного города и китай­ского зна­мени. Что ж, хотя «китай­ская спе­ци­фика» вызы­вает в мире много дис­кус­сий, нельзя не при­знать, что в стране, где к жизни и насле­дию Маркса до сих пор отно­сятся с таким вни­ма­нием, изыс­ки­вая новые формы и методы их попу­ля­ри­за­ции, эти семена дей­стви­тельно упали на бла­го­дат­ную почву.

«Вождь» и его зритель

«Вождя» сни­мали не как учеб­ник, а наобо­рот, как напо­ми­на­ние о том, что клас­сик со школь­ного порт­рета был живым чело­ве­ком из плоти и крови, о его жизни, любви, дружбе, поте­рях и стра­да­ниях. Авторы ста­ра­лись при­бли­зить к ауди­то­рии не столько уче­ние Маркса (обра­зо­ван­ная китай­ская ауди­то­рия знает его по умол­ча­нию), сколько лич­ность вели­кого философа.

Несо­мненно, с этой ленты не стоит начи­нать зна­ком­ство с уче­нием и дея­тель­но­стью Маркса. «Вождь» — сериал для хотя бы мини­мально под­го­тов­лен­ной ауди­то­рии, для людей, уже зна­ко­мых или хотя бы инте­ре­су­ю­щихся марк­сиз­мом, исто­рией фило­со­фии, поли­ти­че­ской мысли и рево­лю­ци­он­ной борьбы.

Несмотря на это, ста­ти­стика на стра­нич­ках «Сине­марк­сизм» и «Amazing Dubbing» пока­зы­вает, что только там «Вождя» в рус­ском пере­воде за два месяца посмот­рели в общей слож­но­сти 54 000 чело­век, что весьма немало для люби­тель­ских про­ек­тов и намного больше, чем состоит в самих этих сооб­ще­ствах. Так что и за рубе­жом труд китай­ских муль­ти­пли­ка­то­ров всё же нашёл сво­его зрителя.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.