Физиократы XXI века, или продолжение спора о производительном и непроизводительном труде

Физиократы XXI века, или продолжение спора о производительном и непроизводительном труде
~ 67 мин

Предисловие

Два года назад в работе «Полит­эко­но­мия „ноч­ной бабочки“, или про­из­во­ди­тель­ность с точки зре­ния капи­та­лизма» мы заново осве­тили поле­мику, каса­ю­щу­юся про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда. Одно­вре­менно с этим мы затро­нули вопрос, может ли услуга являться товаром.

Рабо­тая над ста­тьёй, мы пони­мали, что из-​за общего ухуд­ше­ния тео­ре­ти­че­ской под­го­товки марк­си­стов наше иссле­до­ва­ние не най­дёт осо­бой попу­ляр­но­сти в широ­ких кру­гах. Однако с той поры ситу­а­ция начала мало-​помалу меняться, и на про­сто­рах сети стали появ­ляться пер­вые роб­кие попытки тео­ре­ти­че­ского осмыс­ле­ния совре­мен­ного капитализма.

Был опуб­ли­ко­ван и ряд работ по про­блеме про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда («Вра­ньё о при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти» от Полит­штурма, «Явля­ется ли услуга това­ром?» и «„Что такое про­ле­та­риат?“ для чай­ни­ков» от Engels и т. д.). Но эти работы были лишь упро­щён­ным вари­ан­том «Ноч­ной бабочки» и ничего нового не принесли.

Появ­ля­лась и кри­тика «Ноч­ной бабочки», огра­ни­чи­вав­ша­яся в основ­ном без­до­ка­за­тель­ным сло­во­блу­дием. Однако в 2020 году ста­ра­ни­ями МРО «Молот» (далее — «Молот») наконец-​то уви­дел свет и довольно каче­ствен­ный ответ на нашу работу, кото­рый нельзя оста­вить без вни­ма­ния. Сразу отме­тим, что на фоне дея­тель­но­сти мно­же­ства групп марк­сист­ской направ­лен­но­сти неко­то­рые работы «Молота» дей­стви­тельно выгодно выде­ля­ются. Одна из таких работ — ста­тья, посвя­щён­ная вза­и­мо­связи спе­ци­аль­ной тео­рии отно­си­тель­но­сти с диа­лек­ти­че­ским материализмом.

Однако то физика, а что насчёт поли­ти­че­ской экономии?

Перед чте­нием насто­я­щей работы мы настой­чиво реко­мен­дуем озна­ко­миться с нашей ста­тьёй, а также со всеми частями раз­бора от «Молота». Забе­гая впе­рёд, ска­жем, что наши оппо­ненты пока­зали дей­стви­тельно широ­кую начи­тан­ность, что уже достойно похвалы.

Более того, бла­го­даря ста­ра­ниям «Молота» мы вынуж­дены пере­смот­реть неко­то­рые оши­боч­ные аспекты нашей работы. Однако, несмотря на это, в целом авторы кри­тики оста­лись при­вер­жен­цами вуль­гар­ного мате­ри­а­лизма, что, к сожа­ле­нию, при­вело их к гру­бей­шим ошиб­кам в ана­лизе про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда, а также пол­ному отри­ца­нию того, что услуга может быть товаром.

Но обо всём по порядку. По мере повест­во­ва­ния мы будем кри­ти­ко­вать как наши некор­рект­ные выводы, от кото­рых мы вынуж­дены отка­заться, так и невер­ные взгляды «Молота».

Необходимость различения производительного и непроизводительного труда

Про­смат­ри­вая бес­чис­лен­ные споры о том, какой труд счи­тать про­из­во­ди­тель­ным, а какой нет, чита­тель может задать вполне логич­ный вопрос: а зачем всё это нужно? 

Эко­но­ми­сты по-​разному отве­чают на этот вопрос.

Как известно, пред­ста­ви­тели нео­клас­си­че­ской школы, отка­зав­шись пол­но­стью от тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти, отбро­сили и необ­хо­ди­мость деле­ния труда на про­из­во­ди­тель­ный и непро­из­во­ди­тель­ный. Так, извест­ный исто­рик эко­но­ми­че­ской мысли Марк Блауг харак­те­ри­зует это деле­ние так:

«…это, пожа­луй, одна из самых пагуб­ных кон­цеп­ций в исто­рии эко­но­ми­че­ской мысли»1 .

Однако с нео­клас­си­ками и про­чим мейн­стри­мом всё понятно. Согласно их тео­рии, сто­и­мость, или цен­ность, не созда­ётся тру­дом, а явля­ется субъ­ек­тив­ной, зави­ся­щей от потре­би­теля, а потому деле­ние на про­из­во­ди­тель­ный и непро­из­во­ди­тель­ный труд бессмысленно. 

Дру­гое дело с направ­ле­ни­ями, опи­ра­ю­щи­мися на тру­до­вую тео­рию сто­и­мо­сти, к числу кото­рых при­над­ле­жит марк­сист­ская поли­ти­че­ская эко­но­мия. Она пред­став­ляет собой науку о наи­бо­лее сложно устро­ен­ной форме мате­рии из извест­ных — чело­ве­че­ском обще­стве. Как и любая дру­гая наука, она имеет свой пред­мет и метод иссле­до­ва­ния, а также свой кате­го­ри­аль­ный аппарат. 

В науке, чтобы созда­ва­е­мые тео­рии не выда­вали лож­ных выво­дов, все кате­го­рии должны быть строго опре­де­лены, а их система не должна содер­жать формально-​логических про­ти­во­ре­чий. Не должно быть неопре­де­лён­ных кате­го­рий, зна­че­ние кото­рых можно трак­то­вать по-​разному. Ника­кой физик не будет упо­треб­лять в науч­ной работе кате­го­рию «вес», когда нужно писать «масса», хотя в быту такая под­мена тер­ми­нов — обыч­ное дело. 

В марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии исполь­зу­ются свои эко­но­ми­че­ские кате­го­рии, к при­меру, «труд», «товар», «капи­тал», «сто­и­мость» и т. д. Каж­дая эко­но­ми­че­ская кате­го­рия отра­жает основ­ные при­знаки того или иного эко­но­ми­че­ского явле­ния. Учёный-​политэконом в про­цессе науч­ного иссле­до­ва­ния выяв­ляет и фор­му­ли­рует эко­но­ми­че­ские законы, отра­жа­ю­щие глу­бин­ную связь явле­ний между собой. Любая воль­ная трак­товка той или иной кате­го­рии при­во­дит к невоз­мож­но­сти уста­но­вить точ­ные законы функ­ци­о­ни­ро­ва­ния обще­ства, что выби­вает фун­да­мент из-​под ног учёного.

Наи­бо­лее важ­ной кате­го­рией марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии явля­ется кате­го­рия «труд». Под тру­дом пони­ма­ется в первую оче­редь про­цесс, «совер­ша­ю­щийся между чело­ве­ком и при­ро­дой, про­цесс, в кото­ром чело­век своей соб­ствен­ной дея­тель­но­стью опо­сред­ствует, регу­ли­рует и кон­тро­ли­рует обмен веществ между собой и при­ро­дой»2 .

Однако кате­го­рия «труд» доста­точно широка. Так, к при­меру, и фре­зе­ров­щик на заводе, и про­да­вец в мага­зине участ­вуют в про­цессе труда. Более того, каж­дый чело­век, готовя себе ужин, тоже тру­дится. В связи с этим дан­ная широ­кая кате­го­рия слиш­ком неопре­де­лённа и не может быть исполь­зо­вана для опи­са­ния эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. Поэтому в поли­ти­че­ской эко­но­мии, осно­вы­ва­ю­щейся на тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти, общую кате­го­рию «труд» целе­со­об­разно раз­де­лить на две более узкие: «про­из­во­ди­тель­ный труд» и «непро­из­во­ди­тель­ный труд». Под про­из­во­ди­тель­ным тру­дом в капи­та­ли­сти­че­ской системе про­из­вод­ства пони­ма­ется тот труд, кото­рый создаёт при­ба­воч­ную сто­и­мость. Любой вид труда, не про­из­во­дя­щий при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, отно­сится к непро­из­во­ди­тель­ному труду.

Согласно марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии, при­ба­воч­ная сто­и­мость, как и сто­и­мость вообще, может созда­ваться лишь в про­цессе про­из­вод­ства, но никак не в сфере обра­ще­ния. Однако в сфере обра­ще­ния капи­та­ли­сты также при­ме­няют труд работ­ни­ков. Так почему их труд не создаёт при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, то есть явля­ется непроизводительным?

Про­ве­дём мыс­лен­ный эксперимент.

Пред­по­ло­жим, что такой труд про­из­во­дит при­ба­воч­ную сто­и­мость, что озна­чает обра­зо­ва­ние сто­и­мо­сти в самой сфере обра­ще­ния. То есть, имея пред­мет сто­и­мо­стью 100 руб­лей, только бла­го­даря труду про­давца капи­та­лист полу­чает 110 руб­лей исклю­чи­тельно из обмена.

Чтобы наглядно пока­зать всю абсурд­ность подоб­ного пред­по­ло­же­ния, возь­мём для при­мера про­стое товар­ное про­из­вод­ство, в кото­ром участ­вует двое про­из­во­ди­те­лей това­ров. После завер­ше­ния про­цесса про­из­вод­ства между про­из­во­ди­те­лями про­ис­хо­дит обмен экви­ва­лент­ных по сто­и­мо­сти това­ров (мы не берём здесь раз­лич­ные формы обмана). Допу­стим, на рынке пред­став­лены два про­из­во­ди­теля А и Б, а на про­из­вод­ство еди­ницы товара каж­дого из про­из­во­ди­те­лей тре­бу­ется оди­на­ко­вое обще­ственно необ­хо­ди­мое рабо­чее время. Про­из­во­ди­тель А обме­ни­вает свой товар на товар про­из­во­ди­теля Б. Таким обра­зом, про­из­во­ди­тель А явля­ется про­дав­цом товара А, но одно­вре­менно поку­па­те­лем товара Б. Ана­ло­гично про­из­во­ди­тель Б явля­ется про­дав­цом товара Б, но одно­вре­менно поку­па­те­лем товара А.

В нашем пред­по­ло­же­нии созда­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти про­ис­хо­дит в обмене. Это озна­чает, что про­из­во­ди­тель А, чтобы полу­чить больше сто­и­мо­сти, чем он создал в про­из­вод­стве, дол­жен обме­ни­вать еди­ницу сво­его товара на боль­шее коли­че­ство това­ров Б. Но одно­вре­менно с этим Б потер­пел бы убы­ток. Ана­ло­гично дело обстоит с про­из­во­ди­те­лем Б, кото­рый дол­жен для полу­че­ния при­были полу­чить за свой товар боль­шее коли­че­ство това­ров А, что при­вело бы к убытку про­из­во­ди­теля А. Однако на прак­тике мы видим, что в целом класс капи­та­ли­стов рас­тёт и лишь уве­ли­чи­вает свою прибыль.

Воз­никло явное про­ти­во­ре­чие с наблю­да­е­мыми фак­тами, допол­нен­ное к тому же логи­че­ским про­ти­во­ре­чием внутри самой тео­ре­ти­че­ской системы. Как спра­виться с этим затруд­не­нием? Как объ­яс­нить, что класс капи­та­ли­стов про­дол­жает бога­теть, но одно­вре­менно каж­дый из капи­та­ли­стов не обма­ны­вает дру­гого капиталиста?

Раз капи­та­ли­сты не полу­чают при­были из обмена това­рами между собой, можно пред­по­ло­жить, что при­быль воз­ни­кает в резуль­тате обмена между капи­та­ли­стами и рабо­чим клас­сом. Рас­смот­рим и этот вари­ант. Для боль­шей нагляд­но­сти допу­стим, что име­ются только два боль­ших класса — капи­та­ли­сты и рабо­чие, а при­быль воз­ни­кает только из обмена. 

Днев­ная сто­и­мость всей сум­мар­ной рабо­чей силы равна Х, то есть за день капи­та­лист выпла­чи­вает всем рабо­чим лишь Х сто­и­мо­сти, ни копейки больше. Рабо­чие создают товар сто­и­мо­стью, также рав­ной Х (так как мы допу­стили, что из про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти не воз­ни­кает). Чтобы капи­та­лист при­своил себе при­ба­воч­ную сто­и­мость и полу­чил при­быль, он дол­жен про­дать свой товар рабо­чим по цене выше, чем Х. Однако весь класс рабо­чих за день полу­чил лишь Х сто­и­мо­сти и ни капли больше. Таким обра­зом, рабо­чие никак не могут купить това­ров сто­и­мо­стью больше, чем Х, а зна­чит капи­та­ли­сты не могут полу­чить при­быль в резуль­тате про­стого обмена с рабо­чим клас­сом. Можно, конечно, допу­стить, что рабо­чие будут брать кре­диты на покупку това­ров. Но это будет лишь вре­мен­ной мерой. Дальше рабо­чим при­дётся снова поку­пать товары боль­шей сто­и­мо­сти, чем они имеют на руках, а также ещё отда­вать про­центы по кредитам.

Здесь мы также не избав­ля­емся от противоречий.

Един­ствен­ный пра­виль­ный выход из этого затруд­не­ния — при­зна­ние того, что при­ба­воч­ная сто­и­мость не созда­ётся в обмене. Но так как тру­дятся работ­ники не только сферы про­из­вод­ства, но и сферы обра­ще­ния, чтобы не воз­ни­кало про­ти­во­ре­чий, необ­хо­димо опре­де­лить труд послед­них как непро­из­во­ди­тель­ный, или не созда­ю­щий сто­и­мо­сти труд. Вот мы и решили нашу про­блему: разо­бра­лись, зачем нужно раз­де­ле­ние труда на две категории.

В тео­рии всё понятно и про­сто, но на прак­тике в связи со зна­чи­тель­ным услож­не­нием совре­мен­ной капи­та­ли­сти­че­ской системы опре­де­лить, что отно­сится к про­из­во­ди­тель­ному, а что к непро­из­во­ди­тель­ному труду, зача­стую ста­но­вится про­бле­ма­тично. Появи­лись целые про­фес­сии, кото­рых не суще­ство­вало до этого, сильно раз­рос­лась реклам­ная инду­стрия, зна­чи­тельно уси­ли­лась спе­ци­а­ли­за­ция. Резко воз­росла сфера нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства, или сфера услуг, в кото­рой не созда­ётся какой-​либо веще­ствен­ный продукт.

Бур­ное раз­ви­тие капи­та­лизма тре­бует от марк­си­стов даль­ней­шего раз­ви­тия тео­рии, уточ­не­ния её поло­же­ний, а также изу­че­ния новых отрас­лей эко­но­мики. В связи с этим вопрос о том, какой труд дей­стви­тельно про­из­во­дит сто­и­мость, а какой лишь зани­ма­ется её рас­пре­де­ле­нием, как нико­гда актуа­лен. Но тре­бу­ется это, вопреки люби­те­лям прак­тики, прежде всего из тео­ре­ти­че­ских соображений.

Тео­рия, в первую оче­редь, не должна иметь внут­рен­них формально-​логических и мате­ма­ти­че­ских про­ти­во­ре­чий. Иначе говоря, если мы заяв­ляем, что при­ба­воч­ная сто­и­мость воз­ни­кает из труда, выпол­ня­ю­щего лишь смену форм сто­и­мо­сти (непо­сред­ственно обмен товара на деньги), то наша тео­рия будет выда­вать логи­че­ские про­ти­во­ре­чия и не смо­жет пра­вильно опи­сы­вать реаль­ность, не будет давать истин­ных выводов.

Непра­вильно опре­де­ляя, какой труд создаёт сто­и­мость, а какой нет, мы не смо­жем объ­яс­нить, каким обра­зом воз­ни­кает та самая общая норма при­были среди раз­лич­ных групп капи­та­ли­стов, как обра­зу­ется при­быль бан­ки­ров, ритей­ле­ров, рен­то­по­лу­ча­те­лей, как это вли­яет на при­быль дру­гих капи­та­ли­стов. Наши рас­чёты будут посто­янно рас­хо­диться с реаль­но­стью, что поста­вит крест на теории.

Более того, раз­ли­че­ние этих видов труда ста­нет ещё более необ­хо­ди­мым в слу­чае при­хода марк­си­стов к вла­сти. Необ­хо­ди­мость орга­ни­за­ции пла­но­вой эко­но­мики при усло­вии вынуж­ден­ного сохра­не­ния эле­мен­тов товар­но­сти и тор­говли с окру­жа­ю­щими капи­та­ли­сти­че­скими стра­нами потре­бует гра­мот­ного рас­чёта ВВП страны, пла­ни­ро­ва­ния про­из­вод­ства и рас­пре­де­ле­ния с тща­тель­ным учё­том вновь про­из­ве­дён­ной за год стоимости.

К сожа­ле­нию, необ­хо­ди­мость раз­гра­ни­че­ния про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда мно­гими горя­чими сто­рон­ни­ками прак­тики в ущерб тео­рии трак­ту­ется с непра­виль­ных пози­ций. По их мне­нию, рабо­чие, зани­ма­ю­щи­еся про­из­во­ди­тель­ным тру­дом и созда­ю­щие при­ба­воч­ную сто­и­мость для капи­та­ли­ста, явля­ются наи­бо­лее рево­лю­ци­он­ными работ­ни­ками в отли­чие от непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков, зани­ма­ю­щихся лишь пере­рас­пре­де­ле­нием при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. В связи с этим сто­рон­ники такой точки зре­ния счи­тают, что необ­хо­ди­мость деле­ния на про­из­во­ди­тель­ный и непро­из­во­ди­тель­ный труд обу­слов­лена в первую оче­редь вопро­сом, на какие слои рабо­чих стоит делать ставку марксистам.

Это не обо­шло сто­ро­ной как нас самих, так и авто­ров «Молота».

Почему нельзя так вуль­гарно вос­при­ни­мать это деле­ние, мы обсу­дим ниже. Но вна­чале более подробно рас­смот­рим пози­цию «Молота» по поводу того, какой труд явля­ется производительным.

Вульгарно-​материалистическая трактовка производительного труда как труда, воплощающегося в материальной вещи

Как известно, при жизни Маркса был издан только пер­вый том «Капи­тала». Осталь­ные тома были изданы на основе его чер­но­ви­ков, поэтому, к сожа­ле­нию, мно­гие замыслы автора в них либо оста­лись неза­кон­чен­ными, либо напи­саны недо­ста­точно ясным язы­ком, что зако­но­мерно при­вело к про­ти­во­ре­чи­вым трак­тов­кам. В осо­бен­но­сти отно­сится это к трак­товке про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда, ана­ли­зи­ру­е­мого в IV томе, кото­рый не был отре­дак­ти­ро­ван даже Энгельсом.

Учи­ты­вая это, сле­дует пони­мать, что в текст могли войти неудач­ные фор­му­ли­ровки, кото­рые Маркс писал для себя и навер­няка изме­нил бы при изда­нии чисто­вого вари­анта. К слову, неко­то­рые кри­тики марк­сизма давно их заме­тили и не побрез­го­вали этим вос­поль­зо­ваться, есте­ственно, доведя до абсурда:

«Так что не стоит бес­по­ко­иться, что Маркс вре­ме­нами сам себе про­ти­во­ре­чит, когда гово­рит о наём­ных рабо­чих в сфере услуг как про­из­во­ди­тель­ных про­сто потому, что они наняты для созда­ния товар­ных услуг»3 .

Поэтому забра­сы­ва­ние цита­тами из раз­лич­ных мест «Капи­тала» в отрыве от мето­до­ло­гии и логики иссле­до­ва­ния не имеет ника­кого отно­ше­ния к науке и ско­рее напо­ми­нает бого­слов­ские споры.

Как физик не может дока­зать правоту своей тео­рии цита­тами Нью­тона, так и полит­эко­ном не может дока­зать свою правоту цита­тами Маркса. Это мето­до­ло­ги­че­ски без­гра­мотно и явля­ется, по сути, Argumentum ad verecundiam. Сам Маркс нико­гда не дока­зы­вал свои взгляды цита­тами. Цитаты дру­гих авто­ров при­во­ди­лись Марк­сом либо для после­ду­ю­щего кри­ти­че­ского раз­бора, либо как допол­ни­тель­ная инфор­ма­ция к уже дока­зан­ному утвер­жде­нию. Лишь цитаты, содер­жа­щие эмпи­ри­че­ские дан­ные, могут исполь­зо­ваться для дока­за­тель­ства тео­ре­ти­че­ских выво­дов. Поэтому в насто­я­щей работе цитаты будут исполь­зо­ваться лишь для отоб­ра­же­ния взгля­дов того или иного автора.


Во всей своей кри­тике «Молот» сле­дует трак­товке, кото­рая при­знаёт про­из­во­ди­тель­ным лишь такой труд, про­дукты кото­рого имеют какую-​либо веще­ствен­ную форму либо направ­лены на транс­пор­ти­ровку веще­ствен­ного товара. По мне­нию авто­ров, ника­кой труд, резуль­таты кото­рого не вопло­ща­ются мате­ри­ально, не может являться про­из­во­ди­тель­ным, поэтому про­сти­тутки, води­тели пас­са­жир­ских такси и авто­бу­сов, мас­са­жи­сты, врачи, учи­теля и даже про­грам­ми­сты не явля­ются про­из­во­ди­тель­ными работниками.

Дока­зы­вая свою правоту, «Молот» посто­янно заме­чает, что марк­си­стам сле­дует сто­ять на про­ле­тар­ской точке зре­ния, а не на точке зре­ния класса бур­жу­а­зии, при­ведя при этом цитату Романа Ефи­мо­вича Вайсберга:

«Изу­чать опре­де­лён­ную исто­ри­че­скую фор­ма­цию можно только с точки зре­ния опре­де­лён­ного класса, но не с точки зре­ния обще­ства вообще, не с „над­клас­со­вой“ точки зре­ния. Однако, не вся­кий класс в состо­я­нии научно осмыс­лить те законы, кото­рые управ­ляют обще­ством. Каза­лось бы, что капи­та­ли­сти­че­ское обще­ство сле­дует изу­чать с точки зре­ния гос­под­ству­ю­щего в нём класса — класса капи­та­ли­стов. Но этот послед­ний пока­зал в лице всех бур­жу­аз­ных эко­но­ми­стов, что в силу своей клас­со­вой огра­ни­чен­но­сти он не в состо­я­нии понять зако­нов, управ­ля­ю­щих капи­та­ли­сти­че­ским обще­ством. Бур­жу­аз­ный класс не может стать выше самого себя. И если самую бле­стя­щую кри­тику фео­даль­ного строя дали пред­ста­ви­тели моло­дой рево­лю­ци­он­ной бур­жу­а­зии, то ни ста­рая, ни моло­дая бур­жу­а­зия не были в состо­я­нии столь глу­боко осмыс­лить капи­та­ли­сти­че­ский строй, как её клас­со­вый враг — про­ле­та­риат. Капи­та­лизм отли­ча­ется от всех пред­ше­ству­ю­щих фор­ма­ций осо­бой, принципиально-​отличной, спе­ци­фи­че­ской слож­но­стью своей струк­туры; поэтому для того, чтобы вскрыть управ­ля­ю­щие этой струк­ту­рой законы, сле­до­вало бы под­няться на самую пере­до­вую клас­со­вую вышку, т.е. на про­ле­тар­скую точку зре­ния…»4

Очень необычно, что авторы «Молота», будучи по всем при­зна­кам ста­ли­ни­стами5 , под­няли на своё знамя това­рища Вайс­берга, кото­рый в этой же работе далее писал:

«Если ста­вить вопрос так, будто капи­та­лизм сле­дует только изу­чать с точки зре­ния класса капи­та­ли­стов, то в пере­воде на язык поли­ти­че­ской эко­но­мии это озна­чало бы, что основ­ными зако­нами капи­та­ли­ти­че­ского обще­ства явля­ются законы при­были (массы и нормы её). Но при­быль — это только дви­жу­щий сти­мул капи­та­ли­сти­че­ской дея­тель­но­сти, это види­мое боже­ство, кото­рому покло­ня­ется инди­ви­ду­аль­ный капи­та­лист и весь класс капи­та­ли­стов. Капи­та­ли­сти­че­ское же обще­ство — это не капи­та­лист и не меха­ни­че­ская сумма капи­та­ли­стов. Это соци­аль­ное обра­зо­ва­ние, внут­ренне еди­ное и диа­лек­ти­че­ски про­ти­во­ре­чи­вое, управ­ля­е­мое не зако­ном при­были, но зако­ном сто­и­мо­сти»6 .

Навер­ное, стоит напом­нить, что в своей работе «Эко­но­ми­че­ские про­блемы соци­а­лизма в СССР» това­рищ Ста­лин писал:

«Не явля­ется ли закон сто­и­мо­сти основ­ным эко­но­ми­че­ским зако­ном капи­та­лизма? Нет… моно­по­ли­сти­че­ский капи­та­лизм тре­бует не вся­кой при­были, а именно мак­си­маль­ной при­были. Это и будет основ­ной эко­но­ми­че­ский закон совре­мен­ного капи­та­лизма»7 .

Воз­можно, конечно, Ста­лин оши­бался и, сам того не осо­зна­вая, стоял на точке зре­ния класса капи­та­ли­стов. Оста­вим этот вопрос открытым.

Сами же доба­вим, что для про­ле­та­ри­ата нет ничего страш­нее идео­ло­ги­за­ции науки. При­ве­дён­ная поле­мика това­рища Вайс­берга про­тив дру­гого совет­ского эко­но­ми­ста Або­лина — яркий тому при­мер. Когда Маркс и Энгельс писали об огра­ни­чен­но­сти бур­жу­аз­ных эко­но­ми­стов, они под­ра­зу­ме­вали именно поверх­ност­ный взгляд послед­них на при­быль, сме­ши­ва­ю­щий её с при­ба­воч­ной стоимостью.

Дей­стви­тельно, и тор­го­вец, и бан­кир, как и про­мыш­лен­ник, полу­чают при­быль, хотя и не зани­ма­ются про­из­вод­ством, в отли­чие от послед­него. Самым про­стым и лежа­щим на поверх­но­сти объ­яс­не­нием этого явле­ния явля­ется то, что они полу­чают при­быль либо из обмена, либо из чудо­дей­ствен­ного свой­ства капи­тала само­сто­я­тельно возрастать.

Именно неже­ла­ние мейн­стри­мо­вых эко­но­ми­стов загля­нуть вглубь види­мых явле­ний, нащу­пать сущ­ность вещей, а не доволь­ство­ваться внеш­ней фор­мой их про­яв­ле­ния, а также игно­ри­ро­ва­ние воз­ни­ка­ю­щих при таком взгляде на эко­но­мику про­ти­во­ре­чий и есть то, что Маркс назы­вал вуль­гар­ной поли­ти­че­ской экономией.

«Вуль­гар­ная поли­ти­че­ская эко­но­мия в дей­стви­тель­но­сти не делает ничего иного, как только док­три­нёр­ски истол­ко­вы­вает, систе­ма­ти­зи­рует и оправ­ды­вает пред­став­ле­ния аген­тов бур­жу­аз­ного про­из­вод­ства, захва­чен­ных отно­ше­ни­ями этого про­из­вод­ства. Поэтому нас не может удив­лять то обсто­я­тель­ство, что как раз имея дело с отчуж­дён­ной фор­мой про­яв­ле­ния эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, в кото­ром они prima facie [прежде всего] при­ни­мают неле­пый харак­тер и полны про­ти­во­ре­чий, — а если бы форма про­яв­ле­ния и сущ­ность вещей непо­сред­ственно сов­па­дали, то вся­кая наука была бы излишня, — что именно здесь вуль­гар­ная поли­ти­че­ская эко­но­мия чув­ствует себя совсем как дома и что эти отно­ше­ния пред­став­ля­ются ей тем более само собой разу­ме­ю­щи­мися, чем более скрыта в них внут­рен­няя связь, хотя для обы­ден­ного пред­став­ле­ния они кажутся при­выч­ными»8 .

Почему же мейн­стри­мо­вые эко­но­ми­сты не могут понять Маркса? Недо­ста­ток ума, обра­зо­ва­ния или ковар­ное жела­ние насо­лить пролетариату? 

Зача­стую ответ более три­ви­а­лен. Денег за серьёз­ное изу­че­ние и пре­по­да­ва­ние марк­сист­ской полит­эко­но­мии в капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве не зара­бо­тать, а для повсе­днев­ной дея­тель­но­сти эко­но­ми­ста в любой част­ной ком­па­нии она не тре­бу­ется. Совре­мен­ная работа эко­но­ми­ста напо­ми­нает работу ремес­лен­ника, кото­рому не нужно глу­боко знать пред­мет, а тре­бу­ется лишь выпол­нять опре­де­лён­ные про­стые дей­ствия. И не стоит думать, что дело обстоит так лишь с эко­но­ми­стами. К при­меру, те же врачи не обя­заны раз­би­раться во всех тон­ко­стях пато­ло­ги­че­ской ана­то­мии и физио­ло­гии, чтобы пони­мать, как лечить боль­шин­ство паци­ен­тов. Они выпол­няют рутин­ные мани­пу­ля­ции и не осо­бенно зани­мают свою голову тон­кими моле­ку­ляр­ными меха­низ­мами раз­ви­тия патологии.

Подоб­ные вещи, без­условно, должны обли­чаться, кри­ти­ко­ваться и пори­цаться. Однако отдель­ные дея­тели совет­ской полит­эко­но­мии зача­стую в угоду лич­ным амби­циям, не имея дру­гих аргу­мен­тов, клей­мили своих оппо­нен­тов клас­со­выми вра­гами, вуль­га­ри­за­то­рами и извра­ти­те­лями уче­ния Маркса. Нет ведь ничего проще, чем назвать сво­его оппо­нента вра­гом народа, сто­я­щим на бур­жу­аз­ной точке зре­ния. К сожа­ле­нию, поле­мика Р. Е. Вайс­берга с Або­ли­ным шла именно в этом ключе. Вме­сто аргу­мен­ти­ро­ван­ных логи­че­ских умо­за­клю­че­ний Вайс­берг лишь клей­мил Або­лина бур­жу­аз­ным эко­но­ми­стом, а любые внят­ные дока­за­тель­ства того, что труд в сфере нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства может быть про­из­во­ди­тель­ным, объ­яв­ля­лись бур­жу­аз­ной точ­кой зре­ния. Впро­чем, сове­туем каж­дому про­честь поле­мику между Вайс­бер­гом и Або­ли­ным самостоятельно.

Однако мы отвлеклись.

Стоя на точке зре­ния Вайс­берга, «Молот» в своей ста­тье «К кри­тике совре­мен­ных тен­ден­ций в полит­эко­но­мии. Часть вто­рая: Про­грам­ми­сты всех стран, соеди­няй­тесь!» при­шли к ещё более «мате­ри­а­ли­сти­че­ской» трак­товке про­из­во­ди­тель­ного труда. Они дошли до того, что не только не даю­щие покоя марк­си­стам про­грам­ми­сты и работ­ники сферы услуг, но и все работ­ники умствен­ного труда ока­за­лись непроизводительными:

«Если рабо­чие мате­ри­аль­ного про­из­вод­ства при капи­та­лизме создают сто­и­мость и, соот­вет­ственно, при­ба­воч­ную сто­и­мость, то работ­ники сферы нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства участ­вуют лишь в её пере­рас­пре­де­ле­нии. Сле­до­ва­тельно, дело обстоит так, что все работ­ники сферы услуг и умствен­ного труда полу­чают из рук капи­та­ли­ста в каче­стве зара­бот­ной платы часть той сто­и­мо­сти, кото­рая была создана отнюдь не ими. А зна­чит, в строго полит­эко­но­ми­че­ском смысле они даже не явля­ются экс­плу­а­ти­ру­е­мыми, суть их „экс­плу­а­та­ции“ состоит лишь в том, что тот или иной капи­та­лист может „при­тя­нуть“ себе опре­де­лён­ную часть про­из­ве­дён­ной ранее сто­и­мо­сти в свою пользу, что обес­пе­чит ему при­быль»9 .

«И про­грам­мист к таким рабо­чим [Про­из­во­ди­тель­ным. — Д. П.] отно­ситься не может»10 .

В этом они, мягко говоря, пере­плю­нули даже Вайс­берга, кото­рый, несмотря на свой «мате­ри­а­ли­сти­че­ский» взгляд на про­из­вод­ство, хотя бы при­зна­вал умствен­ный труд инже­не­ров про­из­во­ди­тель­ным. Или, с точки зре­ния «Молота», инже­неры только и делают, что возятся с «желез­ками» и напря­мую зани­ма­ются физи­че­ским тру­дом? Более того, чем труд совре­мен­ных инже­не­ров прин­ци­пи­ально отли­ча­ется от труда про­грам­ми­стов? Заяв­ле­ния о том, что труд про­грам­ми­стов не явля­ется мате­ри­аль­ным, так как они про­из­во­дят «идеи», кото­рые можно копи­ро­вать мил­лион раз, спра­вед­лив и для инже­не­ров, кото­рые давно все рас­чёты и чер­тежи делают на компьютере.

Так что же делают инже­неры? Неужели они соб­ствен­но­ручно выпи­ли­вают из металла станки? Нам инте­ресно, това­рищи из «Молота» вообще видели работу совре­мен­ных инже­не­ров? А к каким рабо­чим они отне­сут про­ек­ти­ров­щи­ков элек­трон­ных печат­ных плат, кото­рые на дан­ный момент совер­шают свои опе­ра­ции пол­но­стью, к при­меру, в про­грамме Altium Designer? Оче­видно, что, если бы авторы «Молота» были бы после­до­ва­тель­ными в своих рас­суж­де­ниях, они должны были бы при­знать, что инже­неры тоже про­из­во­дят идеи, кото­рые можно копи­ро­вать бес­ко­неч­ное коли­че­ство раз, а зна­чит, по логике наших оппо­нен­тов, не явля­ются про­из­во­ди­тель­ными работниками.

Сле­дуя «Молоту», мы можем и дальше рас­ши­рять наш спи­сок непро­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков. Архи­тек­торы, дизай­неры инте­рьера и даже про­ек­ти­ров­щики атом­ных стан­ций давно уже рабо­тают на ком­пью­те­рах и «создают идеи». Их чер­тежи, инструк­ции и про­екты можно копи­ро­вать с ком­пью­тера на ком­пью­тер мно­же­ство раз, то есть, по логике «Молота», они вне­запно пре­вра­ти­лись из про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков в непроизводительных.

Конечно, това­рищи могут нам воз­ра­зить, что труд инже­нера, архи­тек­тора, дизай­нера или про­ек­ти­ров­щика атом­ных стан­ций напря­мую вопло­ща­ется в какой-​либо спро­ек­ти­ро­ван­ной ими мате­ри­аль­ной вещи, а зна­чит, создаёт сто­и­мость. Тогда чем же им не нра­вится труд про­грам­ми­ста, кото­рый также вопло­ща­ется в мате­ри­аль­ной вещи?

Уди­ви­тельно, что наши оппо­ненты не пони­мают, что ника­кому потре­би­телю не нужна про­сто про­грамма в отрыве от ком­пью­тера. Любой про­грамм­ный код, напи­сан­ный про­грам­ми­стом, не висит в ваку­уме, а пред­став­ляет собой вполне мате­ри­аль­ные изме­не­ния струк­туры ком­пью­тера, будь то изме­не­ния рас­по­ло­же­ния элек­тро­нов на флэш-​накопителе либо изме­не­ния тока элек­тро­нов на цен­траль­ном процессоре. 

Более того, вся­кий, кто более-​менее серьёзно зани­мался про­грам­ми­ро­ва­нием, пони­мает, что с изме­не­нием аппа­рат­ной состав­ля­ю­щей при­хо­дится моди­фи­ци­ро­вать и про­грамм­ный код, так как та или иная ком­пью­тер­ная архи­тек­тура тре­бует опре­де­лён­ных про­грамм. Именно поэтому сами про­граммы не пишутся абы как, а, если так можно выра­зиться, про­ек­ти­ру­ются под опре­де­лён­ную аппа­рат­ную часть.

То есть после труда про­грам­ми­ста напря­мую физи­че­ски меня­ется мате­ри­аль­ная струк­тура ком­пью­тера, а если рас­смат­ри­вать дело с точки зре­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии, меня­ется вполне мате­ри­аль­ная потре­би­тель­ная стоимость.

Грубо говоря, даже если сто­ять на чисто «мате­ри­а­ли­сти­че­ской» точке зре­ния, мы вынуж­дены при­знать, что именно бла­го­даря труду про­грам­ми­стов ком­пью­тер из бес­по­лез­ной груды крем­ния и металла ста­но­вится рабо­чим инстру­мен­том, удо­вле­тво­ря­ю­щим наши потреб­но­сти. Пре­вра­ще­ние это обу­слов­лено именно мате­ри­аль­ными про­цес­сами, про­ис­хо­дя­щими в самом ком­пью­тере под дей­ствием труда про­грам­ми­стов. Ника­кому потре­би­телю не нужен «пустой ком­пью­тер», как не нужна и про­грамма без ком­пью­тера. Так же, как и люби­мому «Моло­том» работ­нику «мате­ри­аль­ной» сферы про­из­вод­ства не нужен ста­нок без зало­жен­ной в него про­граммы, как не нужна и отдель­ная про­грамма без станка.

Да, у этого про­цесса есть осо­бен­ность: сама про­грамма может копи­ро­ваться мил­ли­оны раз. Но и чер­тёж инже­нера, про­ект атом­ной стан­ции сего­дня тоже может. Такова осо­бен­ность совре­мен­ного раз­ви­тия технологий.

Осо­бенно забав­ным явля­ется момент, когда наши оппо­ненты пус­ка­ются в фило­соф­ские дебри, пока­зав при этом пол­ное незна­ние пред­мета. Рас­смат­ри­вая вопрос о «мате­ри­аль­но­сти штан­ген­цир­куля», това­рищи пишут:

«Прежде всего тре­бу­ется объ­яс­нить, что из себя пред­став­ляет мате­ри­аль­ное. Мате­рия — „…фило­соф­ская кате­го­рия для обо­зна­че­ния объ­ек­тив­ной реаль­но­сти, кото­рая дана чело­веку в ощу­ще­ниях его, кото­рая копи­ру­ется, фото­гра­фи­ру­ется, отоб­ра­жа­ется нашими ощу­ще­ни­ями, суще­ствуя неза­ви­симо от них“. Обыч­ный метал­ли­че­ский штан­ген­цир­куль изго­тав­ли­вают пре­иму­ще­ственно из угле­ро­ди­стой и нержа­ве­ю­щей стали, низ­ко­ле­ги­ро­ван­ных инстру­мен­таль­ных ста­лей, мате­ри­аль­ность дан­ных эле­мен­тов не под­вер­га­ется сомне­нию.
Но к „удив­ле­нию“, в штан­ген­цир­куле помимо мате­ри­аль­ного есть-​таки и доля иде­аль­ного: те самые риски, кото­рые поз­во­ляют нам изме­рять гео­мет­ри­че­ские харак­те­ри­стики пред­ме­тов в тех или иных еди­ни­цах изме­ре­ния. Явля­ется ли это чем-​то экс­тра­ор­ди­нар­ным? Отнюдь нет. Штан­ген­цир­куль теперь пред­стаёт перед нами, как един­ство мате­ри­аль­ного и иде­аль­ного, при­чём мате­ри­аль­ное, явля­ется носи­те­лем, осно­вой для иде­аль­ного»11 .

Не помогла това­ри­щам и цитата Ленина: риски на штан­ген­цир­куле, по пред­став­ле­нию наших оппо­нен­тов, явля­ются иде­аль­ными! То есть, с их точки зре­ния, риски на штан­ген­цир­куле не явля­ются объ­ек­тив­ной реаль­но­стью, дан­ной нам в ощу­ще­ниях, а пред­став­ляют собой чистую идею.

Инте­ресно: если бы на заводе в резуль­тате раз­де­ле­ния труда выде­лили бы отдель­ного рабо­чего, нано­ся­щего риски на штан­ген­цир­куль, он бы стал непро­из­во­ди­тель­ным рабо­чим? Он же нано­сит иде­аль­ное на мате­ри­аль­ный штан­ген­цир­куль! Мы не будем углуб­ляться в фило­со­фию, но напом­ним нашим това­ри­щам, что иде­аль­ное нахо­дится вовсе не на штан­ген­цир­куле, не в ком­пью­тере, а в голове у человека.

Под­ве­дём итог.

Труд про­грам­ми­ста явля­ется необ­хо­ди­мым про­дол­же­нием про­из­вод­ства ком­пью­те­ров неза­ви­симо от того, рабо­тает ли про­грам­мист напря­мую в той фирме, кото­рая про­из­во­дит аппа­рат­ную часть, или же в фирме, кото­рая зани­ма­ется лишь про­из­вод­ством про­грамм­ного обес­пе­че­ния. Без труда про­грам­ми­ста ком­пью­тер был бы про­сто никому не нужен.

«…про­из­во­ди­тель­ным тру­дом будет вся­кий такой труд, кото­рый вхо­дит в про­из­вод­ство товара (про­из­вод­ство охва­ты­вает здесь все акты, через кото­рые дол­жен пройти товар от пер­вич­ного про­из­во­ди­теля до потре­би­теля), каким бы ни был этот труд — физи­че­ским или нефи­зи­че­ским (науч­ным)…»12

Таким обра­зом, отри­цать то, что труд про­грам­ми­ста явля­ется неотъ­ем­ле­мой частью мате­ри­аль­ного про­из­вод­ства и создаёт сто­и­мость, настолько глупо, что мы не будем больше на этом останавливаться.

Сфера услуг и умственного труда

Мы выяс­нили, что даже при вульгарно-​материалистической трак­товке про­из­во­ди­тель­но­сти труд про­грам­ми­стов никак нельзя назвать «нема­те­ри­аль­ным» или непро­из­во­ди­тель­ным. Он напря­мую изме­няет мате­ри­аль­ную струк­туру ком­пью­тера или теле­фона, что явля­ется необ­хо­ди­мым про­дол­же­нием про­цесса про­из­вод­ства товара. Однако, пере­ходя к рас­смот­ре­нию работ­ни­ков сферы услуг, кото­рые не про­из­во­дят ника­кой ося­за­е­мой вещ­ной формы товара, сле­дует чётко уяс­нить, что харак­те­ри­стики самой потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, созда­ва­е­мой в про­цессе про­из­вод­ства, никак не могут являться кри­те­рием про­из­во­ди­тель­но­сти труда. Точка зре­ния, что про­из­во­ди­тель­ный труд обя­за­тельно дол­жен вопло­щаться в каком-​либо мате­ри­аль­ном пред­мете, не явля­ется марк­сист­ской и пред­став­ляет собой лишь немного моди­фи­ци­ро­ван­ный взгляд физио­кра­тов XVIII века.

Согласно взгля­дам физио­кра­тов, лишь труд в сель­ском хозяй­стве явля­ется про­из­во­ди­тель­ным. Они счи­тали, что только при­рода может созда­вать новое веще­ство, а про­мыш­лен­ность, в свою оче­редь, лишь меняет форму веще­ства при­роды. Из этого они делали вывод, что зем­ле­дель­че­ский труд создаёт сто­и­мость, в то время как труд про­мыш­лен­ных рабо­чих лишь её перераспределяет.

Про­изо­шло это из-​за того, что физио­краты не смогли понять двой­ствен­ной при­роды товара, раз­ли­чить его сто­и­мость и потре­би­тель­ную сто­и­мость, при­чём послед­нюю они свели к веще­ству вообще.

«Поэтому для физио­кра­тов зем­ле­дель­че­ский труд есть един­ствен­ный про­из­во­ди­тель­ный труд, так как, по их мне­нию, это един­ствен­ный труд, созда­ю­щий при­ба­воч­ную сто­и­мость, а зем­ле­дель­че­ская рента есть един­ствен­ная форма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, извест­ная им. В про­мыш­лен­но­сти, пола­гают они, работ­ник не уве­ли­чи­вает коли­че­ства веще­ства: он лишь изме­няет форму послед­него. Мате­риал — масса веще­ства — даётся ему зем­ле­де­лием»13 .

Даже Адам Смит при всей своей про­грес­сив­но­сти не смог до конца пре­одо­леть взгляд физио­кра­тов, поэтому в его опре­де­ле­нии про­из­во­ди­тель­ного труда так тесно пере­пле­лись две трак­товки. В пер­вой, пра­виль­ной трак­товке под про­из­во­ди­тель­ным тру­дом при капи­та­лизме пони­мался труд, созда­ю­щий при­ба­воч­ную сто­и­мость; во вто­рой, непра­виль­ной — труд, ове­ществ­ля­ю­щийся в товаре.

Такое пере­пле­те­ние было воз­мож­ным лишь по при­чине глу­боко засев­шего в голове товар­ного фети­шизма, кото­рый не чужд также и нашим оппо­нен­там из «Молота». Пси­хо­ло­ги­че­ски каж­дый чело­век скло­нен оду­шев­лять пред­меты, при­пи­сы­вать им свой­ства, кото­рых нет. Сто­и­мость, к при­меру, зача­стую при­пи­сы­ва­ется осо­бой полез­но­сти пред­мета, откуда и рас­тут ноги раз­лич­ных тео­рий пре­дель­ной полез­но­сти, в том или ином виде пред­став­лен­ных в совре­мен­ном мейн­стриме. Нам инту­и­тивно кажется, что чем полез­нее пред­мет, тем дороже он дол­жен оце­ни­ваться. Мы смот­рим на сто­и­мость, будто это отно­ше­ние между чело­ве­ком и вещью, хотя на самом деле это лишь отно­ше­ние между людьми. И пер­вым, кто окон­ча­тельно решил при­роду этого фети­шизма, кто понял, что сто­и­мость пока­зы­вает именно отно­ше­ние людей, а не вещей, стал Карл Маркс:

«Между тем товар­ная форма и то отно­ше­ние сто­и­мо­стей про­дук­тов труда, в кото­ром она выра­жа­ется, не имеют реши­тельно ничего общего с физи­че­ской при­ро­дой вещей и выте­ка­ю­щими из неё отно­ше­ни­ями вещей. Это — лишь опре­де­лён­ное обще­ствен­ное отно­ше­ние самих людей, кото­рое при­ни­мает в их гла­зах фан­та­сти­че­скую форму отно­ше­ния между вещами»14 .

Наши това­рищи из «Молота», без­условно, знают эту главу «Капи­тала», знают, что сто­и­мость не содер­жится в самих пред­ме­тах. Однако как только они берутся сами за ана­лиз капи­тала, так сразу отка­ты­ва­ются назад к физио­кра­там, будто полит­эко­номы XIX столетия.

«А возь­мите совре­мен­ную поли­ти­че­скую эко­но­мию, кото­рая свы­сока смот­рит на моне­тар­ную систему: разве её фети­шизм не ста­но­вится совер­шенно ося­за­тель­ным, как только она начи­нает иссле­до­вать капи­тал? Давно ли исчезла иллю­зия физио­кра­тов, что земель­ная рента вырас­тает из земли, а не из обще­ства?»15

Иллю­зия не только не исчезла, но про­дол­жает свою жизнь даже среди марк­си­стов. Относя работ­ни­ков сферы услуг и интел­лек­ту­аль­ного труда к непро­из­во­ди­тель­ным работ­ни­кам, из-​за того, что те не про­из­во­дят мате­ри­аль­ные вещи, наши това­рищи погру­жа­ются в товар­ный фети­шизм с голо­вой. У них выхо­дит, что капи­тал — это какая-​то вещь, кото­рую можно потро­гать и пощу­пать. Но это же не так! Капи­тал — это такое же обще­ствен­ное отно­ше­ние, как и сто­и­мость товара, только обла­да­ю­щее к тому же ещё свой­ством воз­рас­тать. Есте­ственно, что в про­цессе сво­его само­воз­рас­та­ния капи­тал меняет раз­лич­ные формы, кото­рые могут вопло­щаться во вполне мате­ри­аль­ных пред­ме­тах. Однако обще­ство раз­ви­ва­ется, что вле­чёт за собой изме­не­ние обще­ствен­ных отношений.

Маркс, рабо­тая над «Капи­та­лом», нахо­дился при таких усло­виях про­из­вод­ства, когда капи­та­лом были под­чи­нены в основ­ном лишь про­мыш­лен­ность, тор­говля и бан­ков­ское дело. Сфера услуг была совер­шенно нераз­вита. Её пред­ста­ви­те­лями были либо мел­кие ремес­лен­ники, врачи, про­сти­тутки, учи­теля и цирюль­ники, кото­рые не все­гда были пол­но­стью под­чи­нены капи­та­ли­сти­че­скому спо­собу про­из­вод­ства, либо слуги раз­лич­ных фео­да­лов и капи­та­ли­стов. Сфера нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства была, таким обра­зом, прак­ти­че­ски не охва­чена капи­та­лом. Именно из-​за сла­бого раз­ви­тия этой сферы Маркс не счёл нуж­ным подробно её иссле­до­вать, а огра­ни­чился лишь несколь­кими наброс­ками в своих черновиках:

«Все эти про­яв­ле­ния капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства в дан­ной обла­сти [Нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства. — Д. П.] так незна­чи­тельны в срав­не­нии со всем про­из­вод­ством в целом, что могут быть остав­лены совер­шенно без вни­ма­ния»16 .

Как мы упо­мя­нули ранее, любая науч­ная тео­рия должна быть логич­ной, фор­мально непро­ти­во­ре­чи­вой и посто­янно раз­ви­ваться вме­сте с раз­ви­тием обще­ства и его про­из­во­ди­тель­ных сил. Капи­тал давно под­чи­нил себе прак­ти­че­ски все сферы про­из­вод­ства, при­чём сфера услуг не стала исклю­че­нием. Однако вме­сто науч­ного иссле­до­ва­ния, кото­рое помогло бы обно­вить тео­рию, наши оппо­ненты огра­ни­чи­лись лишь немного видо­из­ме­нён­ной физио­кра­ти­че­ской догмой.

С точки зре­ния това­ри­щей из «Молота», лишь тот труд создаёт сто­и­мость, кото­рый, будучи под­чи­нён­ным капи­та­ли­сти­че­скому спо­собу про­из­вод­ства, создаёт товар в форме мате­ри­аль­ной вещи, ибо ничто иное това­ром быть не может. При­кры­ва­ются они мно­го­чис­лен­ными цита­тами из «Капи­тала», зача­стую трак­туя текст с искус­ством луч­ших бого­сло­вов. Однако мы не будем сей­час зани­маться бес­по­лез­ным цити­ро­ва­нием: цитаты и так может про­чи­тать каж­дый, открыв нашу «Ноч­ную бабочку» либо их серию ста­тей. Попро­буем порас­суж­дать логически.

Возь­мём клас­си­че­скую схему кру­го­обо­рота капи­тала, в кото­рой капи­тал после­до­ва­тельно меняет свои види­мые формы:

Здесь Д — денеж­ный капи­тал, Т — товар­ный капи­тал, Р — рабо­чая сила, Сп — сред­ства про­из­вод­ства, П — про­из­во­ди­тель­ный капи­тал, «ꞌ» озна­чает воз­рас­та­ние капи­тала на вели­чину при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (m), а «…» озна­чает пре­ры­ва­ние про­цесса обра­ще­ния капи­тала на период производства.

Созда­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти про­ис­хо­дит в П — про­из­вод­стве. В даль­ней­шем про­ис­хо­дит лишь её обра­ще­ние, в про­цессе кото­рого её части, помимо кошелька про­мыш­лен­ника, осе­дают в кар­ма­нах бан­ки­ров в виде про­цента, пред­ста­ви­те­лей товарно-​торгового капи­тала — в виде тор­го­вой при­были и госу­дар­ства — в виде налогов.

Допу­стим, наши това­рищи дей­стви­тельно правы, и труд про­сти­тутки в бор­деле, води­теля Яндекс-​такси, врача в част­ной кли­нике или парик­ма­хера не создаёт ни сто­и­мо­сти, ни при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а только пере­рас­пре­де­ляет при­ба­воч­ную стоимость.

Тогда сле­дует опре­де­лить, в какой части кру­го­обо­рота капи­тала про­ис­хо­дит про­цесс труда этих «непро­из­во­ди­тель­ных» работ­ни­ков. Нужно понять, как именно про­ис­хо­дит пере­рас­пре­де­ле­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в их пользу. Без этого голо­слов­ные утвер­жде­ния «Молота» о пере­рас­пре­де­ле­нии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти ничего не стоят.

Нач­нём наше изу­че­ние с рас­смот­ре­ния бан­ки­ров, тор­го­вых капи­та­ли­стов и чинов­ни­ков как наи­бо­лее изу­чен­ных Марк­сом непро­из­во­ди­тель­ных пред­ста­ви­те­лей капитала.

Банковский капитал

Бан­кир, обла­дая опре­де­лён­ной денеж­ной сум­мой, даёт её в долг какому-​либо про­мыш­лен­ному или тор­го­вому капи­та­ли­сту (в нашем слу­чае рас­смот­рим про­мыш­лен­ного). При этом, есте­ственно, он даёт эту сумму не за кра­си­вые глаза: к концу опре­де­лён­ного пери­ода он желает полу­чить часть при­были. Про­ис­хо­дит следующее:

Здесь Дб обо­зна­чает денеж­ный капи­тал, нахо­дя­щийся у бан­кира; Дп — денеж­ный капи­тал, полу­чен­ный про­мыш­лен­ным капи­та­ли­стом от банкира.

В конце пери­ода про­из­вод­ства, реа­ли­зо­вав свою про­дук­цию, про­мыш­лен­ный капи­та­лист полу­чает пер­во­на­чально вло­жен­ную в про­из­вод­ство сумму Дп и при­ба­воч­ную сто­и­мость «ꞌ». Но по усло­виям дого­вора он отдаёт про­цент бан­киру, на чей денеж­ный капи­тал было осу­ществ­лено про­из­вод­ство. Как про­ис­хо­дит уста­нов­ле­ние уровня про­цент­ной ставки в совре­мен­ной эко­но­мике — вопрос отдель­ного иссле­до­ва­ния, кото­рый лежит за рам­ками этой работы.

Само собой, если на кресле бан­кира будет сидеть не сам вла­де­лец банка, а его работ­ник, суть не изме­нится. В этом слу­чае бан­киру при­дётся доволь­ство­ваться полу­че­нием не всего бан­ков­ского про­цента (части при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, создан­ной в про­из­вод­стве), а лишь его долей: осталь­ное при­дётся отдать в каче­стве зар­платы бан­ков­ским слу­жа­щим. Таким обра­зом, труд бан­ков­ского работ­ника, как и самого бан­кира, никак не может являться производительным.

Товарно-​торговый капитал

В слу­чае с тор­го­вым капи­та­ли­стом схема будет иной, и она зна­чи­тельно слож­нее. Отме­тим, что здесь под товарно-​торговым капи­та­лом мы пони­маем капи­тал, испол­ня­ю­щий только функ­цию обра­ще­ния, и абстра­ги­ру­емся от про­из­во­ди­тель­ных функ­ций транс­пор­ти­ровки, упа­ковки и т. д.

Так как масса товарно-​торгового капи­тала в совре­мен­ной капи­та­ли­сти­че­ской системе не может быть больше массы про­мыш­лен­ного, чтобы реа­ли­зо­вать весь товар, создан­ный за опре­де­лён­ный период про­мыш­лен­ным капи­та­лом, кру­го­обо­рот тор­го­вого капи­тала дол­жен быть в несколько раз быстрее.

Допу­стим, что за z цик­лов обо­рота сово­куп­ный тор­го­вый капи­та­лист выку­пает и реа­ли­зует весь товар, создан­ный за n обо­ро­тов сово­куп­ного про­мыш­лен­ного капи­та­ли­ста. Тогда мы имеем сле­ду­ю­щую схему:

Здесь Дп и Дт — денеж­ный капи­тал про­мыш­лен­ного и тор­го­вого капи­та­ли­стов соот­вет­ственно, n — коли­че­ство обо­ро­тов капи­тала про­мыш­лен­ного капи­та­ли­ста, z — коли­че­ство обо­ро­тов тор­го­вого капиталиста;

обо­зна­чает куплю про­из­ве­дён­ного про­мыш­лен­ни­ком товара тор­го­вым капиталистом;

Дп — выра­жен­ная в день­гах пол­ная сто­и­мость всего товара, про­из­ве­дён­ного за 1 обо­рот про­мыш­лен­ным капиталом;

При этом сто­и­мость n ⋅ Дп, больше сто­и­мо­сти z ⋅ Дт на вели­чину pꞌср.год. ⋅ Дт, где

m — масса при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­ве­дён­ная за один обо­рот про­мыш­лен­ного капи­тала, n — годо­вое число обо­ро­тов про­мыш­лен­ного капи­тала, а K — масса всего капи­тала (про­мыш­лен­ного и тор­го­вого вместе).

Выхо­дит, про­мыш­лен­ный капи­та­лист про­даёт про­из­ве­дён­ный товар тор­го­вому капи­та­ли­сту по цене, сто­я­щей ниже его реаль­ной сто­и­мо­сти. В свою оче­редь, тор­го­вый капи­та­лист, вынося полу­чен­ный товар на рынок, про­даёт его уже по пол­ной сто­и­мо­сти. Раз­ница между пол­ной сто­и­мо­стью товара и ценой, в кото­рую он обо­шёлся тор­го­вому капи­та­ли­сту, состав­ляет при­быль последнего.

При­ве­дём пример.

Мы имеем сово­куп­ный про­мыш­лен­ный капи­тал, состо­я­щий на 600 из посто­ян­ного капи­тала — c и на 200 из пере­мен­ного — v; сово­куп­ный товарно-​торговый капи­тал общим раз­ме­ром 200. Сле­до­ва­тельно, сово­куп­ный капи­тал К = 1000. Норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (mꞌ) равна 100 %, а про­мыш­лен­ный капи­тал совер­шает 2 обо­рота в год (n).

В конце года мы имеем сле­ду­ю­щий продукт:

(600c + 200v + 200m) ⋅ 2 = 2000

Таким обра­зом, годо­вая при­ба­воч­ная сто­и­мость равна 400.

В таком слу­чае, годо­вая при­быль про­мыш­лен­ного капи­та­ли­ста составит

pп = 800 ⋅ 0,4 = 320,

а при­быль тор­го­вого капиталиста

pт = 200 ⋅ 0,4 = 80.

Сле­до­ва­тельно, за 2 обо­рота в год про­мыш­лен­ный капи­та­лист полу­чит от тор­го­вого капи­та­ли­ста в денеж­ной форме 1920 еди­ниц сто­и­мо­сти. Однако, чтобы погло­тить всю эту про­дук­цию, товарно-​торговый капи­тал дол­жен обернуться

z = 1920 ÷ 200 = 9,6 раз.

Как мы видим, сто­и­мость всего товара равна 2000; при этом тор­го­вый капи­та­лист пол­но­стью реа­ли­зует эту сто­и­мость за 9,6 обо­ро­тов сво­его капи­тала в 200. Про­мыш­лен­ный капи­та­лист же реа­ли­зует лишь 1920 еди­ниц сто­и­мо­сти, а 80 еди­ниц при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти он жерт­вует тор­го­вому капиталисту.

Почему же про­мыш­лен­ные капи­та­ли­сты согла­ша­ются делиться с тор­го­вым капи­та­ли­стом при­ба­воч­ной стоимостью?

Этот вопрос отлично разо­бран Кар­лом Марк­сом на стра­ни­цах вто­рого (вто­рой отдел) и тре­тьего (главы 16–18) томов «Капи­тала». Если бы не было торгово-​товарного капи­тала, каж­дому про­мыш­лен­ному капи­та­ли­сту при­шлось бы тра­тить часть сво­его капи­тала на стро­и­тель­ство скла­дов больших раз­ме­ров, нести транс­порт­ные рас­ходы и ждать, пока товар не завер­шит про­цесс обра­ще­ния: пока их капи­тал нахо­дится в товар­ной форме (Тпꞌ), он изъят из про­цесса про­из­вод­ства, а сле­до­ва­тельно, не может начаться новый цикл обо­рота капитала.

Тор­го­вые капи­та­ли­сты зна­чи­тельно сни­жают издержки про­мыш­лен­ни­ков и уско­ряют обо­рот капи­тала послед­них. Капи­тал не задер­жи­ва­ется на скла­дах про­мыш­лен­ни­ков в товар­ной форме, а быстро пере­хо­дит в денеж­ную, а зна­чит, новый цикл обо­рота капи­тала начи­на­ется быст­рее при мень­ших издерж­ках. Из-​за всего этого годо­вая норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и годо­вая масса при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти повышаются.

Конечно, есть ещё много нюан­сов и тон­ко­стей, каса­ю­щихся необ­хо­ди­мого соот­но­ше­ния про­мыш­лен­ного и товарно-​торгового капи­та­лов, но они не отно­сятся теме этой работы.

Есте­ственно, то, что вме­сто самого тор­го­вого капи­та­ли­ста все функ­ции в сфере обра­ще­ния будут выпол­нять его работ­ники, ничего не меняет. Они точно так же не будут про­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками, а будут лишь зани­маться пере­рас­пре­де­ле­нием при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­ве­дён­ной про­из­во­ди­тель­ными рабо­чими. Часть её пой­дёт на оплату работы самих тор­го­вых работ­ни­ков, дру­гая, бо́льшая часть, доста­нется тор­го­вому капиталисту.

Государство

Теперь перей­дём к рас­смот­ре­нию работы чиновников.

В дан­ном слу­чае мы пока абстрактно рас­смат­ри­ваем госу­дар­ство как «ноч­ного сто­рожа», сто­я­щего вне рынка. Тем самым мы отвле­ка­емся от его бан­ков­ских функ­ций, вла­де­ния соб­ствен­ными заво­дами и пред­при­я­ти­ями, с учё­том кото­рых госу­дар­ство может играть также роль отдель­ного про­из­во­ди­тель­ного капиталиста. 

Таким обра­зом, госу­дар­ство выпол­няет роль над­смотр­щика, сле­дя­щего за тем, чтобы на рынке все соблю­дали пра­вила. Однако одно­вре­менно с этим оно явля­ется и инстру­мен­том пра­вя­щего класса. Для выпол­не­ния своих функ­ций ему тре­бу­ются сред­ства, кото­рые должны посто­янно посту­пать в бюд­жет. Эти сред­ства госу­дар­ство полу­чает бла­го­даря нало­гам, кото­рые посту­пают в казну из той самой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, созда­ва­е­мой про­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками в про­цессе про­из­вод­ства. В дан­ном слу­чае схема обо­рота капи­тала следующая:

Из схемы видно, что госу­дар­ство имеет власть изы­мать часть при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в виде нало­гов. На эти сред­ства оно под­дер­жи­вает чинов­ни­чий аппа­рат, армию, флот, службы внут­рен­ней без­опас­но­сти, осу­ществ­ляет раз­лич­ные госу­дар­ствен­ные про­екты. При этом, явля­ясь инстру­мен­том в руках круп­ной бур­жу­а­зии, часть этой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, кото­рая соби­ра­ется со всего насе­ле­ния страны, госу­дар­ство нередко пере­на­прав­ляет напря­мую на нужды круп­ней­ших капи­та­ли­стов: кто не слы­шал про гос­под­держку рос­сий­ских олигархов?

Да, с какой-​то сто­роны госу­дар­ство вно­сит неры­ноч­ные эле­менты в рыноч­ную эко­но­мику, хотя, конечно, оно может иметь своё соб­ствен­ное про­из­вод­ство и высту­пать как еди­ный круп­ный капи­та­лист, работ­ники кото­рого (нахо­дя­щи­еся в про­из­вод­стве) могут созда­вать при­ба­воч­ную сто­и­мость. Однако это имеет место лишь в огра­ни­чен­ном мас­штабе и лежит за пре­де­лами обла­сти нашего исследования.

Вне этих отдель­ных отрас­лей, кото­рые не явля­ются основ­ными для госу­дар­ства, чинов­ники и раз­лич­ного рода слу­жа­щие, сол­даты, поли­цей­ские явля­ются непро­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками и пол­но­стью живут на при­ба­воч­ную сто­и­мость, создан­ную тру­дом про­из­во­ди­тель­ных рабочих.


Таким обра­зом, мы можем выде­лить основ­ные пути пере­носа при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти от про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков к непроизводительным.

К бан­ки­рам и их работ­ни­кам при­ба­воч­ная сто­и­мость пере­те­кает напря­мую в виде про­цента, так как про­из­во­ди­тель­ный капи­та­лист напря­мую заклю­чил дого­вор с бан­ком, по кото­рому обя­зу­ется выпла­чи­вать опре­де­лён­ный про­цент по кредиту.

По очень похо­жей схеме про­ис­хо­дит пере­те­ка­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в виде нало­гов к госу­дар­ству. Только тут мы имеем вне­эко­но­ми­че­ское при­нуж­де­ние. Про­из­во­ди­тель­ный капи­та­лист не заклю­чает дого­вор с госу­дар­ством по своей воле, а вынуж­ден его заклю­чать под при­нуж­де­нием, иначе вопрос с ним будет решаться уже сило­вым путём.

По наи­бо­лее слож­ной схеме про­ис­хо­дит пере­нос при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти от про­из­во­ди­тель­ных капи­та­ли­стов к тор­го­вым. В этом слу­чае для умень­ше­ния своих издер­жек и уско­ре­ния обо­рота капи­тала про­из­во­ди­тель­ные капи­та­ли­сты жерт­вуют частью при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в пользу тор­го­вых капи­та­ли­стов. Грубо говоря, оптом про­дажа идёт дешевле, а в роз­нице самим окон­ча­тель­ным потре­би­те­лям дороже.

Работники нематериальной сферы

Теперь мы наконец-​то можем при­сту­пить к рас­смот­ре­нию труда работ­ни­ков «нема­те­ри­аль­ной сферы», кото­рый, по мне­нию «Молота», никак нельзя назвать про­из­во­ди­тель­ным, так как они не про­из­во­дят мате­ри­аль­ные вещи.

Рас­смот­рим их на при­мере про­сти­тутки, рабо­та­ю­щей на вла­дельца борделя.

Труд про­сти­тутки явно при­но­сит не только зара­бот­ную плату ей, но и при­быль вла­дельцу бор­деля. Этот без­услов­ный факт, думаем, не будет отри­цать даже «Молот». Но при­быль и зар­плата, как мы знаем, — это лишь види­мость, форма сто­и­мо­сти, кото­рая ещё не гово­рит ни о какой сущ­но­сти явле­ния

Допу­стим, про­сти­тутка не явля­ется про­из­во­ди­тель­ным работ­ни­ком. Тогда она должна своим тру­дом пере­но­сить при­ба­воч­ную сто­и­мость, создан­ную про­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками, сво­ему нани­ма­телю и себе. В таком слу­чае доход суте­нёра и про­сти­тутки будет лишь частью при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­ве­дён­ной дру­гими работ­ни­ками. Но как может про­ис­хо­дить этот перенос?

Явля­ются ли про­сти­тутка и вла­де­лец бор­деля бан­ков­ским работ­ни­ком и бан­ки­ром соот­вет­ственно? Оче­видно, нет. Вла­де­лец бор­деля не даёт свой капи­тал в долг про­из­во­ди­тель­ным капи­та­ли­стам и не извле­кает из этого процент.

Может быть, они явля­ются пред­ста­ви­те­лями госу­дар­ства и взи­мают с капи­та­ли­стов налог? Это уже что-​то из обла­сти изде­ва­тель­ства над поли­ти­че­ской экономией.

Может быть, они явля­ются пред­ста­ви­те­лями товарно-​торгового капи­тала? Однако вла­де­лец бор­деля не заку­пает у про­из­во­ди­тель­ного капи­та­ли­ста товар по сни­жен­ной цене, чтобы потом про­дать по его сто­и­мо­сти. Про­сти­тутке товары тоже про­дают вроде как по рыноч­ным ценам, как про­стому поку­па­телю. Так что, оче­видно, пред­ста­ви­те­лями товарно-​торгового капи­тала вла­де­лец бор­деля и про­сти­тутка быть не могут.

Может быть, труд про­сти­тутки явля­ется издерж­кой про­из­вод­ства какого-​либо товара, поэтому про­из­во­ди­тель­ные капи­та­ли­сты вынуж­дены тра­тить часть своей при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти на под­дер­жа­ние её труда? Но и это была бы какая-​то жут­кая издёвка над нау­кой и при­тя­ги­ва­ние аргу­мен­тов за уши во имя спа­се­ния физио­кра­ти­че­ской теории.

Так откуда при­быль? Как про­ис­хо­дит тот пере­нос при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти от про­из­во­ди­тель­ных рабо­чих к про­сти­тутке, на кото­ром так наста­и­вает «Молот»? Ответа нет и быть не может, если сто­ять на точке зре­ния наших оппо­нен­тов. При­быль, мате­ри­а­ли­зу­ю­ща­яся из воздуха.

Либо мы при­знаём труд про­сти­тутки, рабо­та­ю­щей на вла­дельца бор­деля, про­из­во­ди­тель­ным, либо мы раз­ру­шаем весь фун­да­мент строй­ной и непро­ти­во­ре­чи­вой теории.

Таким обра­зом, про­сти­тутка, рабо­та­ю­щая на вла­дельца бор­деля, тру­дится в обла­сти нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства, удо­вле­тво­ря­ю­щего потреб­но­сти раз­лич­ных граж­дан. При этом про­сти­тутка вынуж­дена рабо­тать боль­шее коли­че­ство вре­мени, чем необ­хо­димо для вос­про­из­вод­ства её рабо­чей силы. Тем самым она создаёт для вла­дельца бор­деля при­ба­воч­ную стоимость.

И это каса­ется любого работ­ника, рабо­та­ю­щего в нема­те­ри­аль­ной сфере про­из­вод­ства. Парик­ма­хер, про­грам­мист, учи­тель в част­ной школе, врач в част­ной кли­нике — все они, изну­ряя себя на работе больше, чем необ­хо­димо для вос­про­из­вод­ства их рабо­чей силы, создают при­ба­воч­ную сто­и­мость для своих капиталистов.

Повто­римся: работ­ники нема­те­ри­аль­ной сферы про­из­вод­ства не зани­ма­ются пере­рас­пре­де­ле­нием при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а напря­мую создают её. И это не точка зре­ния бур­жу­аз­ных апо­ло­ге­тов, как могли бы нас назвать това­рищи из «Молота», это чётко уста­нов­лен­ный факт. При­быль вла­дельца част­ной кли­ники не явля­ется частью при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, изъ­ятой из обра­ще­ния, а созда­ётся бла­го­даря работе его сотрудников.

Маркс писал:

«Поэтому, когда Гали­ани гово­рит: сто­и­мость есть отно­ше­ние между двумя лицами — „La Ricchezza è una ragione tra due persone“, — то ему сле­до­вало бы доба­вить: отно­ше­ние, при­кры­тое вещ­ной обо­лоч­кой»17 .

Однако капи­та­лизм раз­вился до такой сте­пени, что под­чи­нил себе все сферы нашей жизни, в том числе и сферу нема­те­ри­аль­ного про­из­вод­ства. Поэтому в дан­ном слу­чае отно­ше­ния между людьми высту­пают прямо, даже не при­кры­ва­ясь вещ­ной оболочкой.

Через все ста­тьи «Молота» непри­крыто скво­зит физио­кра­ти­че­ский взгляд как на богат­ство, так и на капи­тал. По их мне­нию, это всё мате­ри­аль­ные вещи. И, как бы ни отри­цали они свой фети­шизм, в своих текстах они сами сни­мают с себя всю маскировку.

Мы согласны, что обес­пе­че­ние мате­ри­аль­ных потреб­но­стей пер­вично. Не удо­вле­тво­рив потреб­ность в пище, крыше над голо­вой, тёп­лой одежде, вы не смо­жете насла­ждаться ни пением опер­ной певицы, ни ком­пью­тер­ной игруш­кой. Но в рас­смат­ри­ва­е­мом вопросе такой аргу­мент — про­сто без­за­стен­чи­вое повто­ре­ние аргу­мен­тов физио­кра­тов! Ведь, не удо­вле­тво­рив потреб­ность в еде, вы не смо­жете насла­ждаться своей новой Lada Vesta или послед­ней вер­сией PlayStation.

Това­рищи из «Молота» кри­ти­ко­вали авто­ров из про­екта «Буду­щее» за то, что, по мне­нию послед­них, труд про­грам­ми­стов необ­хо­дим про­из­вод­ству, а зна­чит, явля­ется про­из­во­ди­тель­ным. «Молот» оппо­ни­ро­вал тем, что полез­ность труда не может сде­лать его про­из­во­ди­тель­ным или непро­из­во­ди­тель­ным. И здесь мы абсо­лютно с ними согласны. Но это также отно­сится и к каче­ству самого труда. Важно не то, что именно создаёт труд, мате­ри­аль­ность про­дукта не имеет ника­кого зна­че­ния; важны отно­ше­ния, в кото­рые всту­пают люди в про­цессе производства.

Да, резуль­тат труда про­сти­тутки про­дать нельзя. Однако, исходя из этого кри­те­рия, непра­во­мерно делать вывод, что резуль­тат её труда — услуга, ею ока­зы­ва­е­мая — не будет това­ром. Мы точно так же можем допу­стить, что вы нахо­ди­тесь в особо жар­кой стране, а перед вами при­ез­жий тор­го­вец моро­же­ным. Пока вы дой­дёте с куп­лен­ным моро­жен­ным до дома, оно рас­тает, поэтому больше его про­дать не удастся. Пере­ста­нет ли в этом слу­чае товар про­из­во­ди­теля моро­же­ного быть товаром?

«Молот» посто­янно делает акцент на мате­ри­аль­ном богат­стве обще­ства, но тем самым опять с голо­вой падает в пучину товар­ного фети­шизма, не видя за потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью отно­ше­ний между людьми.

При этом любой изощ­рён­ный кри­тик сразу захо­чет уточ­нить: что они имеют в виду под богат­ством? Про­из­вод­ство нар­ко­ти­ков, алко­голя и табака сде­лает ли обще­ство богаче, чем труд парик­ма­хе­ров, учё­ных, учи­те­лей и вра­чей? Пер­вые ведь рабо­тают во что ни на есть мате­ри­аль­ном про­из­вод­стве, в то время как послед­ние не создают ника­кого ося­за­е­мого товара.

Если вме­сте с «Моло­том» встать на сто­рону вуль­гар­ного мате­ри­а­лизма, лишь труд пер­вых явля­ется источ­ни­ком богат­ства. Если встать на сто­рону люби­те­лей утон­чён­ных нра­вов и морали, — лишь труд вторых.

Однако если мы нако­нец вста­нем на науч­ную точку зре­ния, то будем вынуж­дены при­знать, что сама харак­те­ри­стика труда, ове­ществ­ля­ется ли он в каком-​либо мате­ри­аль­ном объ­екте или нет, само по себе никак не может являться кри­те­рием отне­се­ния этого труда к про­из­во­ди­тель­ному или непро­из­во­ди­тель­ному. Важны лишь те отно­ше­ния, в кото­рых нахо­дятся люди в про­цессе производства.

Сле­сарь, созда­ю­щий у себя в гараже машину для себя, явля­ется непро­из­во­ди­тель­ным в капи­та­ли­сти­че­ской системе работ­ни­ком. В то же время про­сти­тутка, рабо­та­ю­щая на суте­нёра и созда­ю­щая ему при­ба­воч­ную сто­и­мость, производительна.

Вер­хом товар­ного фети­шизма стало то, что, с точки зре­ния наших оппо­нен­тов, води­тель, везу­щий товар, зани­ма­ется про­из­во­ди­тель­ным тру­дом, но тот же води­тель, устро­ив­шийся на работу в такси — непро­из­во­ди­тель­ным, ибо ока­зы­вает услугу, кото­рая не может иметь стоимости.

«Если мы рас­смат­ри­ваем работ­ника транс­порта, осу­ществ­ля­ю­щего пере­возку пас­са­жи­ров, то можем ли мы ска­зать, что в дан­ном слу­чае про­ис­хо­дит про­из­вод­ство какой-​либо вещи? Нет, не можем, труд води­теля в дан­ном слу­чае ока­зы­вает полез­ное дей­ствие для пас­са­жи­ров, осу­ществ­ляет именно услугу. Но если же мы возь­мём работ­ника транс­порта, осу­ществ­ля­ю­щего гру­зо­пе­ре­возки, то дело корен­ным обра­зом меня­ется. Теперь мы видим, что труд води­теля в дан­ном слу­чае направ­лен уже на опре­де­лён­ную вещь, товар, кото­рый необ­хо­димо доста­вить к месту сбыта. Соот­вет­ственно, изме­няя про­стран­ствен­ное бытие мате­ри­аль­ного пред­мета, води­тель ове­ществ­ляет в нём свой труд, создаёт сто­и­мость. И вме­сте с тем, мы уже не можем назвать его труд услу­гой, т. к. здесь транс­пор­ти­ровка товара явля­ется не чем иным, как „про­дол­же­нием про­цесса про­из­вод­ства в пре­де­лах про­цесса обра­ще­ния и для про­цесса обра­ще­ния“»18 .

Неужели наши кри­тики не видят, что они смот­рят здесь на каче­ствен­ные харак­те­ри­стики труда води­теля, но никак не на те отно­ше­ния, в кото­рых води­тель нахо­дится в обществе?

«Наши же „полит­эко­номы от интер­нета“ сна­чала впа­дают в пута­ницу, не видя каче­ствен­ной раз­ницы между тру­дом води­теля на пас­са­жир­ском транс­порте и тру­дом води­теля, осу­ществ­ля­ю­щего пере­возку товара, а затем вообще при­хо­дят к дока­за­тель­ству созда­ния сто­и­мо­сти пер­вым»19 .

Ува­жа­е­мые оппо­ненты, вы же сами пишете, что это именно каче­ствен­ная раз­ница, отли­ча­ю­щая один труд от дру­гого. Но она не может нам ска­зать, создаёт сто­и­мость труд или нет. Почему вы так и не можете понять этот нюанс, оста­ётся загад­кой для нас.

Во вто­ром томе «Капи­тала» Маркс писал:

«Что каса­ется потреб­ле­ния этого полез­ного эффекта транс­порт­ной про­мыш­лен­но­сти, то и в этом отно­ше­нии он совер­шенно не отли­ча­ется от дру­гих това­ров. Если он вхо­дит в инди­ви­ду­аль­ное потреб­ле­ние, то вме­сте с потреб­ле­нием исче­зает его сто­и­мость; если он потреб­ля­ется про­из­во­ди­тельно, так что сам явля­ется ста­дией про­из­вод­ства товара, нахо­дя­ще­гося в пере­возке, то его сто­и­мость пере­но­сится как допол­ни­тель­ная сто­и­мость на самый товар»20 .

Неужели этот фраг­мент можно тол­ко­вать двояко? 

Видимо, наших оппо­нен­тов сму­щает фраза «если он вхо­дит в инди­ви­ду­аль­ное потреб­ле­ние, то вме­сте с потреб­ле­нием исче­зает его стоимость…»

Они пишут:

«Вот и авторы кри­ти­ку­е­мой нами работы, при­зна­вая, что в услуге „про­цесс про­из­вод­ства неот­де­лим от потреб­ле­ния“, смело берутся рас­суж­дать о её сто­и­мо­сти, совер­шенно забы­вая, что послед­няя как раз-​таки теряет своё бытие в акте потреб­ле­ния»21 .

Что зна­чит «исче­зает и теряет своё бытие в акте потреб­ле­ния»? Оче­видно, это зна­чит, что сто­и­мость созда­ётся и сразу же уни­что­жа­ется вме­сте с потреб­ле­нием. Если бы транс­порт­ная про­мыш­лен­ность не созда­вала сто­и­мость, то Маркс бы и напи­сал, что сто­и­мость не созда­ётся, а не что она исче­зает. Чтобы исчез­нуть, что-​то должно для начала существовать.

«Молот» не пони­мает: сто­и­мость булочки тоже будет уни­что­жена в акте потреб­ле­ния, когда булочку съе­дят. Един­ствен­ное отли­чие от услуг здесь в том, что булочку, может, ску­шают через час или два, а в слу­чае с так­си­стом сто­и­мость исчез­нет сразу же. Но какая раз­ница, сколько про­су­ще­ствует сто­и­мость? С каких пор про­дол­жи­тель­ность суще­ство­ва­ния про­дукта труда опре­де­ляет, есть в нём сто­и­мость или нет?

Если и это не может убе­дить наших оппо­нен­тов, то мы про­сим их объ­яс­нить: откуда берётся при­быль у капи­та­ли­стов, вла­де­ю­щих так­со­пар­ком? Неужели это пере­рас­пре­де­ле­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти? Если это дей­стви­тельно так, то как это пере­рас­пре­де­ле­ние про­ис­хо­дит, если на такси пере­дви­га­ются в основ­ном про­ле­та­рии, а не капи­та­ли­сты? Неужели про­ле­та­рии, зака­зы­вая такси, похи­щают при­ба­воч­ную сто­и­мость у капи­та­ли­стов и ей рас­пла­чи­ва­ются с так­си­стом? Почему наши това­рищи не видят всей нело­гич­но­сти такой позиции?

Наши оппо­ненты, конечно, могут воз­ра­зить, что мы смот­рим на мир гла­зами капи­та­ли­ста, как это заве­щал им Вайс­берг. Но смот­реть на мир гла­зами капи­та­ли­ста — это зна­чит видеть сущ­ность вещей, когда она может при­не­сти тебе при­быль, и доволь­ство­ваться лишь внеш­ней фор­мой, когда зна­ние истин­ного поло­же­ния вещей может пошат­нуть власть капитала.

Именно поэтому капи­та­ли­сты при­ду­мы­вают хит­ро­ум­ные тео­рии, повест­ву­ю­щие о том, что труд, земля и капи­тал есть три неза­ви­си­мых источ­ника дохода. Именно поэтому с капи­та­ли­сти­че­ской точки зре­ния тор­го­вый капи­та­лист, раз он полу­чает при­быль, про­из­во­дит и при­ба­воч­ную сто­и­мость (да и то совре­мен­ные мейн­стри­мо­вые эко­но­ми­сты отка­за­лись от этого термина).

Про­ле­та­риат же заин­те­ре­со­ван в истин­ном позна­нии вещей, так как лишь пони­ма­ние того, как устроен мир, даёт воз­мож­ность изме­нить его. И в дан­ном слу­чае наши оппо­ненты, при­пи­сы­вая работ­ни­ков нема­те­ри­аль­ной сферы к непро­из­во­ди­тель­ным рабо­чим, встают на явно непра­виль­ную точку зре­ния, а зна­чит, не могут объ­яс­нить, как воз­ни­кает при­быль у капи­та­ли­стов, исполь­зу­ю­щих труд таких работников.

К критике «Ночной бабочки»

Конечно, мы не можем не отме­тить, что бла­го­даря работе наших оппо­нен­тов мы дей­стви­тельно нашли у себя ряд неточ­но­стей, кото­рые необ­хо­димо исправить.

Пиарщики и сфера рекламы

Изна­чально мы посчи­тали, что частично пиар­щики могут созда­вать стоимость:

«С пер­вого взгляда может пока­заться, что реклама — это лишь чистая издержка обра­ще­ния, но за види­мо­стью скры­ва­ется про­из­во­ди­тель­ная функ­ция напо­до­бие функ­ций транс­пор­ти­ровки, хра­не­ния и упа­ковки. Этой функ­цией реклам­ной отрасли явля­ется опо­ве­ще­ние потре­би­теля или связь про­из­вод­ства и потреб­ле­ния как раз­ными сто­ро­нами вос­про­из­вод­ства чело­века»22 .

Однако, тща­тельно пораз­мыс­лив над этим, мы отка­за­лись от нашего вывода. Если допу­стить, что этот труд явля­ется про­из­во­ди­тель­ным, то зазы­ва­ние тор­гов­цев на рынке, будучи тоже опо­ве­ще­нием потре­би­теля, также должно счи­таться про­из­во­ди­тель­ным тру­дом. С этой сто­роны полу­ча­ется так: чем громче и дольше зазы­вает тор­го­вец своих поку­па­те­лей, тем дороже ста­но­вятся его товары. Оче­видно, что это не так.

Реклама явля­ется чистой издерж­кой обра­ще­ния, даже если эту функ­цию берут на себя отдель­ное под­раз­де­ле­ние или фирма со спе­ци­а­ли­за­цией только на пиаре. Про­из­во­ди­тель­ный капи­та­лист жерт­вует в их пользу часть своей при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, опла­чи­вая их услуги, чтобы реа­ли­зо­вать как можно больше своих това­ров. Грубо говоря, лучше потра­тить мил­лион дол­ла­ров на рекламу и про­дать товара на 10 мил­ли­ар­дов, чем не потра­тить ни цента на пиар, но про­дать товара лишь на 7 миллиардов.

Частные военные компании

Отне­се­ние работ­ни­ков част­ных воен­ных ком­па­ний к полу­про­из­во­ди­тель­ным также явно оши­бочно. Работ­ники ЧВК осу­ществ­ляют свою дея­тель­ность лишь в сфере обра­ще­ния капи­тала, зани­ма­ясь либо сохра­не­нием его на сто­роне отдель­ного капи­та­ли­ста (защита соб­ствен­но­сти), либо пря­мым гра­бе­жом и отъ­ё­мом чужой соб­ствен­но­сти, поэтому ника­кой про­из­во­ди­тель­ной функ­ции они не выполняют.

Выделение категории полупроизводительных работников

Наши това­рищи из «Молота» пра­вильно заме­тили, что Ленин не вво­дил кате­го­рию полу­про­из­во­ди­тель­ных работ­ни­ков. При этом сей­час мы счи­таем вер­ным мне­ние, что дан­ная кате­го­рия ока­зы­ва­ется излиш­ней. Дело в том, что, когда мы рас­смат­ри­ваем пред­мет кон­кретно, ока­зы­ва­ется, что мно­же­ство работ­ни­ков посто­янно сов­ме­щают про­из­во­ди­тель­ные и непро­из­во­ди­тель­ные функ­ции. Напри­мер, рабо­та­ю­щий на семей­ную фирму води­тель может вна­чале достав­лять сель­хоз­про­дук­цию с Кубани до Москвы, а затем про­да­вать её там на рынке. Точно так же мно­гие сотруд­ники мага­зи­нов помимо выпол­не­ния функ­ции обра­ще­ния могут зани­маться транс­пор­ти­ров­кой, фасов­кой и упа­ков­кой товара.

Мы же, когда зани­ма­емся тео­рией, должны абстра­ги­ро­ваться от раз­лич­ных сто­рон изу­ча­е­мого пред­мета. При этом кате­го­рия полу­про­из­во­ди­тель­но­сти попро­сту не нужна в таком ана­лизе и явля­ется излишней.

Необходимость различения производительного и непроизводительного труда для коммунистической практики

Вопреки нашему пер­во­на­чаль­ному заклю­че­нию, деле­ние на про­из­во­ди­тель­ный и непро­из­во­ди­тель­ный труд в первую оче­редь необ­хо­димо нам не из непо­сред­ственно прак­ти­че­ских сооб­ра­же­ний, а из необ­хо­ди­мо­сти созда­ния еди­ной фор­мально непро­ти­во­ре­чи­вой тео­рии совре­мен­ного капи­та­лизма, необ­хо­ди­мо­сти объ­яс­не­ния раз­лич­ного рода явле­ний, таких как обра­зо­ва­ние при­были в про­из­вод­стве и обра­ще­нии, фор­ми­ро­ва­ние дохо­дов раз­лич­ных госу­дарств, а также опре­де­ле­ние тен­ден­ций даль­ней­шего раз­ви­тия капи­та­ли­сти­че­ской системы.

Это раз­ли­че­ние про­из­во­ди­тель­ного и непро­из­во­ди­тель­ного труда ста­нет наи­бо­лее важ­ным по мере стро­и­тель­ства соци­а­лизма, когда еди­ный пла­но­вый орган дол­жен будет гра­мотно рас­счи­ты­вать про­из­во­ди­мый целым обще­ством продукт.

Но почему это раз­де­ле­ние не может нам прямо помочь с выде­ле­нием наи­бо­лее рево­лю­ци­он­ного ядра рабо­чего класса? Чтобы отве­тить на этот вопрос, сна­чала при­ве­дём ана­ло­гию. Допу­стим, вы стро­ите зда­ние. Перед стро­и­тель­ством вам необ­хо­димо сде­лать мно­же­ство рас­чё­тов, для чего нужно уметь поль­зо­ваться мате­ма­ти­че­ским аппа­ра­том. Вам, к при­меру, надо знать, как дела­ется та или иная опе­ра­ция сло­же­ния или вычи­та­ния, чтобы посчи­тать необ­хо­ди­мый объём кир­пи­чей, тре­бу­е­мый для постройки зда­ния. Взя­тая отдельно опе­ра­ция сло­же­ния не помо­жет вам постро­ить зда­ние, но, исполь­зуя сов­местно все нуж­ные для этого опе­ра­ции, вы смо­жете осу­ще­ствить задуманное.

Ана­ло­гично и с про­из­во­ди­тель­но­стью в поли­ти­че­ской эко­но­мии. Помимо этой, без­условно, важ­ной кате­го­рии, необ­хо­дим целый ряд част­ных иссле­до­ва­ний, кото­рые поз­во­лят уста­но­вить, на какие слои сле­дует опи­раться марксистам.

Наши това­рищи пишут:

«Поэтому ещё раз под­черк­нём, что в устра­не­нии капи­та­ли­сти­че­ской экс­плу­а­та­ции объ­ек­тивно наи­бо­лее заин­те­ре­со­ван тот, кто зани­мает соот­вет­ству­ю­щее место в системе обще­ствен­ного про­из­вод­ства; тот, кто про­из­во­дит всему классу капи­та­ли­стов при­ба­воч­ную сто­и­мость и инте­рес кото­рого в том и состоит, чтобы она более не оста­ва­лась при­сва­и­ва­е­мой жал­кой куч­кой паразитов-​буржуа»23 .

Без­условно, чисто тео­ре­ти­че­ски про­из­во­ди­тель­ный работ­ник объ­ек­тивно дол­жен быть больше заин­те­ре­со­ван в устра­не­нии экс­плу­а­та­ции. Но не всё так про­сто, и мы посто­янно должны учи­ты­вать целый ряд фак­то­ров. Неужели про­из­во­ди­тель­ный с точки зре­ния поли­ти­че­ской эко­но­мии инже­нер кон­церна Daimler AG так уж заин­те­ре­со­ван в устра­не­нии экс­плу­а­та­ции в насто­я­щий момент? Он всеми силами будет высту­пать за сохра­не­ние коло­ни­аль­ных поряд­ков, за про­дол­жа­ю­щу­юся экс­плу­а­та­цию рабо­чих пери­фе­рий­ных стран, ведь сам поль­зу­ется бла­гами этой эксплуатации.

Марк­си­сты должны чётко раз­ли­чать, когда мы рас­смат­ри­ваем объ­екты абстрактно и тео­ре­ти­че­ски, а когда смот­рим на кон­крет­ные вещи. Более того, необ­хо­димо также кон­кретно оце­ни­вать обста­новку на насто­я­щий момент. То, что нужно делать сего­дня, может быть уже не акту­ально зав­тра. Так и то, что работ­ник явля­ется про­из­во­ди­тель­ным, ещё ров­ным счё­том ничего не говорит.

На дан­ный момент наша тео­рия погрязла в дог­ма­тике, оста­лась в про­шлом веке и прак­ти­че­ски не раз­ви­ва­ется. 30 лет «хож­де­ния в народ» не сдви­нули ситу­а­цию с мёрт­вой точки. Люби­мым «левыми» про­из­во­ди­тель­ным рабо­чим ника­кие марк­си­сты не нужны, по край­ней мере, сего­дня. Обыч­ный рабо­чий ско­рее заин­те­ре­со­ван в дешё­вых кре­ди­тах, корей­ских маши­нах и китай­ских смарт­фо­нах, а бур­жу­аз­ный путин­ский режим спо­со­бен ему это предоставить.

В то же самое время марк­си­сты даже не пред­став­ляют, как живут рабо­чие на самом деле. Не знают, сколько и где зара­ба­ты­вают раз­ные кате­го­рии работ­ни­ков. Мы имеем лишь достав­шу­юся нам в наслед­ство тео­рию и не пыта­емся её обно­вить. Это нужно исправлять.

Сего­дня для этого, как ни странно, необ­хо­димо искать союза в первую оче­редь с непро­из­во­ди­тель­ными работ­ни­ками среди про­марк­сист­ски настро­ен­ной интел­ли­ген­ции. Нам нужны люди, спо­соб­ные мето­дично рабо­тать голо­вой, осва­и­вать марк­сизм и раз­ви­вать его. Нам нужны те, кто смо­жет вдох­нуть в марк­сист­скую науку новую жизнь. Лишь обно­вив тео­рию, мы смо­жем про­ве­сти кон­крет­ные иссле­до­ва­ния и понять, на какие слои рабо­чих делать ставку, когда при­дёт нуж­ный для нас момент.

Необ­хо­димо изу­чать пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти работ­ни­ков раз­лич­ных отрас­лей, их поло­же­ние, заин­те­ре­со­ван­ность в тех или иных идеях. Нужно понять объ­ек­тив­ные усло­вия работы рабо­чих. Кто-​то рабо­тает в боль­ших кол­лек­ти­вах, а кто-​то пооди­ночке; кто-​то мнит себя эли­той обще­ства, а кто-​то про­сто хочет зара­бо­тать хоть немного на еду для своих детей. Всё это про­стое деле­ние «производительный-​непроизводительный» пока­зать не может. Кон­крет­ное обще­ство все­гда слож­нее абстракт­ных схем.

Заключение

Под­водя итог, мы хотим побла­го­да­рить «Молот» за то, что он поз­во­лил нам заново подойти к вопросу о про­из­во­ди­тель­ном и непро­из­во­ди­тель­ном труде и при этом обна­ру­жить неко­то­рые неточ­но­сти. Более того, мы очень бла­го­дарны за бес­цен­ную лите­ра­туру, обна­ру­жен­ную нашими оппонентами.

Однако, несмотря на всё это, кри­тика наших оппо­нен­тов ни на йоту не поме­няла наших основ­ных выво­дов. Това­рищи из «Молота» так и не смогли при­ве­сти внят­ных аргу­мен­тов, почему труд работ­ни­ков нема­те­ри­аль­ной сферы явля­ется непро­из­во­ди­тель­ным. При этом их взгляд на работ­ни­ков транс­порт­ной про­мыш­лен­но­сти про­сто комичен.

Мы хотим обра­тить вни­ма­ние и на то, что марк­си­сты совре­мен­но­сти забыли, что такое насто­я­щая наука. Уто­пая в тон­нах цитат, марк­си­сты теряют саму суть иссле­до­ва­тель­ской работы. Цити­руя Маркса, заучи­вая его про­из­ве­де­ния наизусть, они кате­го­ри­че­ски не хотят мыс­лить, как Маркс, исполь­зо­вать его мето­до­ло­гию. Всё это лишь уби­вает всё то науч­ное, что есть в марк­сизме, окон­ча­тельно дог­ма­ти­зи­руя уче­ние основателя.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Марк Блауг «Эко­но­ми­че­ская мысль в ретро­спек­тиве» (1994), 4-​е изда­ние, стр. 48.
  2. Карл Маркс «Капи­тал» (1983), т. 1, глава V, стр. 188.
  3. Марк Блауг «Эко­но­ми­че­ская мысль в ретро­спек­тиве» (1994), 4-​е изда­ние, стр. 255.
  4. Вайс­берг Р. Е. (1927). Обще­ствен­ный про­дукт при капи­та­лизме и в СССР. Пла­но­вое хозяй­ство, № 5, 126–147.
  5. «Ста­ли­низм — тече­ние в совре­мен­ном левом дви­же­нии, счи­та­ю­щее стро­и­тель­ство соци­а­лизма в СССР при Ста­лине образ­цом для буду­щего во всех аспек­тах. Ста­ли­ни­сты отри­цают нали­чие сколько-​нибудь зна­чи­мых оши­бок у Ста­лина на про­тя­же­нии всей его поли­ти­че­ской био­гра­фии, в первую оче­редь — в период руко­вод­ства СССР. При этом Ста­лин защи­ща­ется как марк­сист, ста­ли­ни­сты счи­тают ста­лин­скую поли­тику твор­че­ским при­ме­не­нием марк­сизма. Наци­о­на­ли­сти­че­ских, анти­ком­му­ни­сти­че­ских, а также рефор­мист­ских поклон­ни­ков Ста­лина (типа КПРФ) непра­во­мерно отно­сить к ста­ли­ни­стам в дан­ном зна­че­нии» (Вита­лий Сар­ма­тов «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм. Часть 1»).
  6. Вайс­берг Р. Е. (1927). Обще­ствен­ный про­дукт при капи­та­лизме и в СССР. Пла­но­вое хозяй­ство, № 5, 126–147.
  7. И. Ста­лин «Эко­но­ми­че­ские про­блемы соци­а­лизма в СССР», глава 7.
  8. Карл Маркс «Капи­тал» (1986), т. 3, глава XLVIII, стр. 889–890.
  9. К кри­тике совре­мен­ных тен­ден­ций в полит­эко­но­мии. Часть вто­рая: Про­грам­ми­сты всех стран, соеди­няй­тесь!
  10. Там же.
  11. К кри­тике совре­мен­ных тен­ден­ций в полит­эко­но­мии. Часть вто­рая: Про­грам­ми­сты всех стран, соеди­няй­тесь!
  12. Карл Маркс «Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том „Капи­тала“)» (1961), Часть III, глава 24.3а, стр. 409.
  13. Карл Маркс «Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том „Капи­тала“)» (1955), Часть I, глава 2, стр. 12–13.
  14. Карл Маркс «Капи­тал» (1983), т. 1, глава I.4, стр. 82.
  15. Карл Маркс «Капи­тал» (1983), т. 1, глава I.4, стр. 92.
  16. Карл Маркс «Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том „Капи­тала“)» (1955), При­ло­же­ние 12з, стр. 396.
  17. Карл Маркс «Капи­тал» (1983), т. 1, глава I.4, стр. 84.
  18. Часть пятая. «Ноч­ная бабочка» полит­эко­но­мии.
  19. Часть пятая. «Ноч­ная бабочка» полит­эко­но­мии.
  20. Карл Маркс «Капи­тал» (1984), т. 2, глава I, стр. 65.
  21. Часть пятая. «Ноч­ная бабочка» полит­эко­но­мии.
  22. «Полит­эко­но­мия „ноч­ной бабочки“, или про­из­во­ди­тель­ность с точки зре­ния капи­та­лизма».
  23. К кри­тике совре­мен­ных тен­ден­ций в полит­эко­но­мии. Часть вто­рая: Про­грам­ми­сты всех стран, соеди­няй­тесь!