Смена караула

Смена караула
~ 10 мин

Наш ста­рый зна­ко­мый — Сер­гей Ерван­до­вич Кур­ги­нян — поки­нул нас, пол­но­стью дис­кре­ди­ти­ро­вав себя даже перед сво­ими самыми пре­дан­ными сто­рон­ни­ками. При­чины этого я не буду затра­ги­вать в дан­ной ста­тье. Для нас важно то, что роль, кото­рую Сер­гей Ерван­до­вич был при­зван испол­нять, заклю­ча­лась в том, чтобы пере­на­пра­вить в охра­ни­тель­ное русло моло­дёжь, кото­рая скло­ня­лась влево. Как гово­рится, свято место пусто не бывает: теперь в этой роли дебю­ти­ро­вал Кон­стан­тин Сёмин.

Как и в слу­чае с Кур­ги­ня­ном, к рас­крутке кото­рого в своё время при­ло­жил руку небезыз­вест­ный в лево­пат­ри­о­ти­че­ской среде Дмит­рий Пуч­ков (Гоблин), Сёмин начал наби­рать попу­ляр­ность после того, как его стали активно репо­стить на ресур­сах Пуч­кова (к ним отно­сятся oper.ru и новост­ной агре­га­тор vott.ru). Смешно, насколько бли­зо­ру­кий кон­тин­гент там оби­тает. Стоит только пома­хать перед ними крас­ным фла­гом, ска­зать пару тёп­лых слов в адрес СССР и Ста­лина, и их сердца тре­пе­щут, они готовы идти вслед за оче­ред­ным мес­сией, кото­рый при­зван пове­сти их в СССР 2.0.

Однако сле­дует отме­тить неко­то­рые отли­чия Сёмина от Кур­ги­няна. Рито­рика Сёмина с самого начала была гораздо левее. Если Кур­ги­нян с марк­сиз­мом обра­щался очень осто­рожно и изда­лека, оста­ва­ясь в дис­курсе модер­ни­за­ци­он­ной пара­дигмы и циви­ли­за­ци­он­ного под­хода, то Сёмин активно исполь­зует марк­сист­скую рито­рику, заиг­ры­вая с клас­со­вым подходом.

Однако это неболь­шое отли­чие при­звано лишь пустить в глаза пыль, кото­рую мы и попы­та­емся раз­ве­ять. Бук­вально на днях вышло боль­шое интер­вью Кон­стан­тина Сёмина, дан­ное им Дмит­рию Пуч­кову в попу­ляр­ной руб­рике «Раз­ве­д­о­прос»1 . На нём мы подробно и оста­но­вимся в дан­ной статье.

После несколь­ких минут про­смотра я ощу­тил дежавю, и это не слу­чайно, ведь одна из глав­ных тем интер­вью — это обра­зо­ва­ние в Рос­сии. Ничего не напо­ми­нает? От кого мы обычно слы­шим спе­ку­ля­ции на тему пло­хого обра­зо­ва­ния, кор­руп­ции, раз­вала про­мыш­лен­но­сти?! Это рито­ри­че­ский вопрос. Не будем торо­питься, можно ведь и к этим вопро­сам подойти по-марк­сист­ски и рас­крыть объ­ек­тив­ную суть про­блем. Делает ли это Кон­стан­тин Сёмин?

Всё нача­лось с излюб­лен­ной Пуч­ко­вым темы про «мало­лет­них деби­лов», так на сайте oper.ru назы­вают несо­зна­тель­ную моло­дёжь. Кон­стан­тин, в прин­ципе, верно отме­тил, что люди берутся не из воз­духа, их миро­воз­зре­ние — плод соци­аль­ной среды и обра­зо­ва­ния. Из ска­зан­ного можно понять, что он свою задачу видит в контр­про­па­ганде тех цен­но­стей, кото­рые были навя­заны моло­дёжи за послед­ние 25 лет.

Для этой цели и созда­ётся новый доку­мен­таль­ный фильм «Послед­ний зво­нок». По сло­вам Кон­стан­тина, этот фильм — ответ на ужа­са­ю­щее поло­же­ние в сфере обра­зо­ва­ния. В обра­зо­ва­нии он видит «сферу обще­ствен­ной жизни, в кото­рой все про­блемы, кото­рые мы обсуж­даем, каса­ю­щи­еся кор­руп­ции, воров­ства, пре­да­тель­ства, сосре­до­то­чи­лись в одной сфере…» Фильм пре­сле­дует цель не только выявить язвы и про­блемы в обра­зо­ва­нии, но и объ­еди­нить посред­ством него еди­но­мыш­лен­ни­ков. Отли­ча­ется ли эта рито­рика от рито­рики Кур­ги­няна? Я отли­чий не заметил.

В чём же, по мне­нию Кон­стан­тина Сёмина, при­чина такого поло­же­ния в обра­зо­ва­нии? При­чину он видит в «том обще­ственно-эко­но­ми­че­ском укладе, кото­рый нам был навя­зан». «Если ты стро­ишь сырье­вую эко­но­мику, то этой сырье­вой эко­но­мике доста­точно три с поло­ви­ной инже­нера». Здесь мы слы­шим всё тот же пат­ри­о­ти­че­ский плач Яро­славны про сырье­вую эко­но­мику, раз­вал про­мыш­лен­но­сти и утечку моз­гов за рубеж, дескать, Рос­сия — это только «сырье­вой при­да­ток Запада». Рито­рика эта уста­рела, как мини­мум, на деся­ти­ле­тие. С того момента, как пре­зи­ден­том стал Путин, выра­зи­тель инте­ре­сов наци­о­наль­ного капи­тала, Рос­сия идёт по пути госу­дар­ственно-моно­по­ли­сти­че­ского капи­та­лизма и явля­ется импе­ри­а­ли­сти­че­ским хищ­ни­ком, — таким же, как США, с той лишь раз­ни­цей, что аппе­титы нашей бур­жу­а­зии огра­ни­чены её отно­си­тель­ной сла­бо­стью. Тем не менее, нали­чие вто­рого по вели­чине ядер­ного потен­ци­ала поз­во­ляет активно вме­ши­ваться в дела дру­гих госу­дарств (Укра­ина, Сирия) и кон­ку­ри­ро­вать на меж­ду­на­род­ной арене. Есте­ственно, подоб­ных фак­тов мы не най­дём в этом интер­вью. Зато мы можем обна­ру­жить на стра­нице самого Сёмина одно­знач­ную пози­цию по собы­тиям на Укра­ине. Один из его под­пис­чи­ков задаёт соот­вет­ству­ю­щий вопрос:

«Как поми­рить Укра­ину и Россию?»

Ответ Сёмина:

«Укра­ина не воюет с Рос­сией. С Рос­сией воюют США. С Рос­сией воюет уль­тра­им­пе­ри­а­лизм. Не поло­мав ему хре­бет, невоз­можно вырвать Укра­ину из его лап»2 .

В общем, всё та же рито­рика крас­ных охра­ни­те­лей: «Рос­сия ведет анти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­скую борьбу с враж­деб­ным Запа­дом, мы должны ей в этом помочь».

С дру­гой сто­роны, Сёмин во мно­гом верно кри­ти­кует капи­та­ли­сти­че­ские обще­ствен­ные отно­ше­ния в целом и то, каким пагуб­ным обра­зом они вли­яют на обще­ствен­ное созна­ние. Он верно ука­зы­вает на то, что всё здесь пре­вра­ща­ется в товар, вплоть до того, что това­ром ста­но­вится сам чело­век. Пра­вильно под­чёр­ки­ва­ется, что капи­та­лизм ато­ми­зи­рует обще­ство, при­во­дит его к кон­ку­рен­ции всех со всеми, а в итоге это обо­ра­чи­ва­ется вой­ной. Однако отри­ца­тель­ные при­меры берутся исклю­чи­тельно из исто­рии США, а поло­жи­тель­ные — из исто­рии СССР. Что же с пост­со­вет­ской Рос­сией? Разве Рос­сия вме­сте с капи­та­лиз­мом не уна­сле­до­вала все его пороки? За 20 лет обще­ствен­ное созна­ние пол­но­стью сдви­ну­лось в сто­рону инди­ви­ду­а­лизма. Поко­ле­ние совре­мен­ных моло­дых людей пол­но­стью живёт и мыс­лит в рам­ках капи­та­ли­сти­че­ских обще­ствен­ных отношений.

Кон­стан­тин Сёмин же гово­рит об «инер­ции совет­ского созна­ния», кото­рая, однако, имеет пре­дел. Что будет с рус­скими людьми, когда от совет­ского чело­века не оста­нется и следа? — спра­ши­вает Сёмин. И сам отвечает:

«Это будут тоже рус­ские люди, но они будут дру­гими, они будут моти­ви­ро­ваны по-дру­гому, они будут по отно­ше­нию друг к другу вести себя по-другому…»

Так к чему все эти рас­суж­де­ния о пло­хом обра­зо­ва­нии, об «инер­ции совет­ского созна­ния»? Сёмин, ока­зы­ва­ется, вол­ну­ется, что некому будет убе­речь Рос­сию от угрозы, кото­рая на нас надви­га­ется. О ней он говорит:

«… тот каток, кото­рый дви­жется, его не инте­ре­суют ни рус­ские, ни не рус­ские, его инте­ре­суют банально ресурсы, его инте­ре­сует кон­троль <…> над рын­ками сбыта». «Един­ствен­ный вари­ант для Рос­сии, един­ствен­ный вари­ант для боль­шого, поки­ну­того всеми, рас­па­да­ю­ще­гося евразий­ского про­стран­ства — это орга­ни­за­ция внутри себя, моби­ли­за­ция внутри себя на каких-то иных нача­лах, не на живо­дёр­ских. Моби­ли­за­ция, кото­рая поз­во­лит отра­зить угрозу уни­что­же­ния, отра­зить угрозу тоталь­ного раз­граб­ле­ния».

Опять мы видим харак­тер­ное для левых пат­ри­о­тов созда­ние внеш­него врага, перед угро­зой кото­рого мы все должны моби­ли­зо­ваться, спло­титься и т. д. Всё это, конечно, пода­ётся под при­вле­ка­тель­ным соусом: дескать, мы должны чер­пать всё хоро­шее из совет­ского опыта, кото­рый поз­во­лил выжить и высто­ять во вре­мена Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны.

Сёмин него­дует, что, несмотря на нашу агрес­сив­ную медий­ную рито­рику, все забыли, что такое бом­бо­убе­жища, в Москве элита гоняет на «Геленд­ва­ге­нах», устра­и­ва­ются рос­кош­ные сва­дьбы с салю­тами. Разве такое обще­ство готово к само­по­жерт­во­ва­нию? — вопро­шает он. Сёмин разочарован:

«Вое­вать никто ни с кем не соби­ра­ется».

Успо­ка­и­вает его, видимо, только одно, что хоть в Сирии «наши упёр­лись». Он воз­ла­гает надежды, что этот при­мер будет не единственным.

Что же полу­ча­ется? Сёмин не раз поло­жи­тельно выска­зы­вался о рево­лю­ци­он­ном опыте боль­ше­ви­ков, при этом фак­ти­че­ски при­зы­вая всё насе­ле­ние Рос­сии спло­титься перед аме­ри­кан­ской угро­зой. В этом есть явное про­ти­во­ре­чие. Мне сложно пред­ста­вить, чтобы боль­ше­вики в раз­гар Пер­вой миро­вой войны встали на сто­рону царизма и при­зы­вали про­ле­та­риат отда­вать свои жизни за царя и Рос­сию. Но Сёмин именно это и пред­ла­гает, все наём­ные работ­ники должны защи­щать своё Оте­че­ство, тем самым, встать на защиту пра­вя­щего класса, и, хотя дела­ется ого­ворка, что пра­вя­щий класс пло­хой, идёт при­зыв к самопожертвованию.

Не менее реак­ци­он­ной ока­зы­ва­ется про­по­ведь о «необ­хо­ди­мо­сти про­свет­ле­ния в каж­дой отдель­ной голове» в про­ти­во­вес рево­лю­ци­он­ным насиль­ствен­ным дей­ствиям в отно­ше­нии власть иму­щих со сто­роны тру­дя­щихся. Сюда же отно­сится наив­ный лепет о «ресо­ве­ти­за­ции снизу», суть кото­рой сво­дится к небезыз­вест­ному «начни с себя». И вен­чает эту солянку давно зна­ко­мый при­зыв объ­еди­нить все раз­роз­нен­ные силы. «Мы раз­биты, — раз­гла­голь­ствует Сёмин — у нас нет обще­ствен­ного созна­ния. У нас есть казаки, криш­на­иты, леваки, наци­о­на­ли­сты, фаши­сты. У нас есть бес­ко­неч­ная моза­ика, калей­до­скоп мне­ний. Такое обще­ство про­жить не может», — заклю­чает он. По Сёмину, госу­дар­ство должно пред­ло­жить какую-то объ­еди­ня­ю­щую идею, ибо когда такой идеи нет, «чело­век не может жить в хаосе, он при­ду­мы­вает себе какую-нибудь идею. Кто-то к Кришне идёт, кто-то Крас­нову ста­вит памят­ник, а кто-то начи­нает читать Маркса по ночам… Каж­дый сам по себе схо­дит с ума». Вот так пово­рот, «марк­сист» Сёмин фак­ти­че­ски при­рав­нял покло­не­ние Кришне к чте­нию Маркса. И пер­вое, и вто­рое для Сёмина — всего лишь раз­лич­ные виды сумасшествия.

Все эти рас­суж­де­ния не имеют отно­ше­ния к марк­сист­скому ана­лизу, а только замас­ки­ро­ваны под него, среди мно­гих истин­ных суж­де­ний про­тал­ки­ва­ется шови­ни­сти­че­ская линия на защиту бур­жу­аз­ного Оте­че­ства. В этом Сёмин про­дол­жает линию Кур­ги­няна, взяв курс немного влево на поли­ти­че­ском спек­тре. Но это не должно вво­дить нас в заблуждение.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.