Социалистическая демократия

Социалистическая демократия
~ 45 мин

«Демо­кра­тия в наши дни — это ком­му­низм»

Ф. Энгельс «Празд­не­ство наций в Лондоне»

Введение

Чув­ство спра­вед­ли­во­сти вели­кая вещь. Очень мно­гие ком­му­ни­сты начи­нают свой путь в поли­ти­че­ское дви­же­ние именно с неё, с эмо­ци­о­наль­ного воз­му­ще­ния тем, что они видят при капи­та­лизме. Но увы, когда убеж­де­ния оста­ются лишь на уровне чувств, без доб­ро­со­вест­ного овла­де­ния марк­сист­ской тео­рией, чело­век так и оста­ётся «левым гума­ни­стом», не ста­но­вясь марк­си­стом. Весьма часто этот путь ведёт к тому, что в важ­ных вопро­сах поли­тики такой гума­нист ока­зы­ва­ется не в состо­я­нии занять пра­виль­ную пози­цию и объ­ек­тивно пере­хо­дит в лагерь про­тив­ни­ков коммунизма.

Именно таковы идео­ло­ги­че­ские истоки оппор­ту­ни­сти­че­ских направ­ле­ний в «левом дви­же­нии», осо­бенно, по нашим наблю­де­ниям, это харак­терно для «левых анти­ком­му­ни­стов», т. е. раз­лич­ных оттен­ков троц­ки­стов, «госка­пов­цев», неомень­ше­ви­ков, анар­хи­стов и т. д. Имея своей мате­ри­аль­ной осно­вой мел­ко­соб­ствен­ни­че­ство, бур­жу­аз­ный инди­ви­ду­а­лизм («все­гда неправы те, кто у вла­сти»), левые про­тив­ники дик­та­туры про­ле­та­ри­ата, словно про­све­ти­тели XVIII века, апел­ли­руют к абстракт­ному гума­низму, абстракт­ной спра­вед­ли­во­сти, кото­рая заме­няет им марк­сист­ский ана­лиз. Если пра­вые оппо­ненты ком­му­низма пыта­ются дока­зать несо­сто­я­тель­ность марк­сизма с пози­ций апо­ло­ге­тики рыноч­ного устрой­ства обще­ства, то левые в своей кри­тике при­кры­ва­ются стрем­ле­нием к соци­а­лизму, пони­ма­е­мому как некий «идеал», без учёта исто­ри­че­ских усло­вий, в кото­рых при­хо­дится дей­ство­вать коммунистам.

Мето­до­ло­гия левых нисколько не изме­ни­лась со вре­мён пер­вых кри­ти­ков Совет­ской вла­сти: мето­дично и со зло­рад­ством фик­си­ру­ются все недо­статки, имев­шие место в СССР, все ошибки совет­ского руко­вод­ства, ката­строфы и тра­ге­дии, вызван­ные чрез­вы­чайно слож­ными обсто­я­тель­ствами, в кото­рых ока­за­лась Совет­ская страна, и дела­ется вывод про «власть бюро­кра­тии», «бона­пар­тизм» или «госу­дар­ствен­ный капитализм».

И во мно­гом аргу­мен­та­ция стро­ится на эмо­циях: «смот­рите, в СССР люди голо­дали, была суще­ствен­ная раз­ница в уровне жизни между рабо­чими и бюро­кра­тами, народы депор­ти­ро­ва­лись, — зна­чит, это не соци­а­лизм». Конечно, всем хоте­лось бы, чтобы стало всё хорошо и сразу, чтобы «по спра­вед­ли­во­сти» и на вто­рой день. Тем более, кар­тины, ска­жем, голода 1933 года или жизни в бара­ках по кар­точ­кам дей­стви­тельно страшны для совре­мен­ного чело­века, живу­щего в Рос­сии или тем более в Запад­ной Европе, даже небо­га­того. А о том, что в те годы это смот­ре­лось по-дру­гому, и то, что сей­час дико, веками было при­выч­ным делом, из вида упускается.

Совет­ские люди той эпохи очень хорошо видели изме­не­ния своей жизни к луч­шему, по срав­не­нию с пери­о­дом царизма, потому и не оправ­да­лись все надежды про­тив­ни­ков боль­ше­вист­ской пар­тии на мас­со­вые вос­ста­ния в годы кол­лек­ти­ви­за­ции, Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны и про­чих непро­стых эта­пов пер­вых лет соци­а­лизма в СССР. Ска­жем, голод1 до рево­лю­ции был вообще неиз­беж­ным спут­ни­ком жизни боль­шей части кре­стьян, кар­точки — это, по край­ней мере, гаран­тия какого-то мини­мума, бараки — не так уж плохи с точки зре­ния вче­раш­него дере­вен­ского жителя, всё же неко­то­рое бла­го­устрой­ство, хотя бы элек­три­че­ство, напри­мер. Но если брать усло­вия жизни в СССР, в том числе в ста­лин­ские годы, вне­исто­рично, то, конечно, полу­ча­ется сплош­ной кошмар.

Мора­ли­за­тор­ство, свой­ствен­ное нынеш­ним «левым анти­ком­му­ни­стам», ведёт свое начало с их самых пер­вых пред­ше­ствен­ни­ков. Ярким при­ме­ром здесь можно счи­тать Юлия Мар­това. Так, в своей неокон­чен­ной работе «Миро­вой боль­ше­визм» он оправ­ды­вал свою прак­ти­че­скую бес­по­мощ­ность и поли­ти­че­ские неудачи, с одной сто­роны, и рас­про­стра­не­ние лени­низма по всему миру — с дру­гой, мораль­ным раз­ло­же­нием про­ле­тар­ских масс. Боль­шая часть его «поли­ти­че­ского заве­ща­ния» отве­дена про­по­ве­дям мир­ной рево­лю­ции. При­чём про­по­веди этого «марк­си­ста» дохо­дили порой до явного абсурда: по Мар­тову, во время Пер­вой миро­вой войны необ­хо­димо было отка­заться от так­тики пре­вра­ще­ния импе­ри­а­ли­сти­че­ской войны в граж­дан­скую и вме­сто этого «пре­по­дать чело­ве­че­ству урок береж­ного отно­ше­ния к про­из­во­ди­тель­ным силам»2 . Стоит ли гово­рить, что подоб­ная паци­фист­ская бол­товня не при­жи­лась в рабо­чей среде вовсе не из-за мораль­ного недуга (Мар­тов здесь встаёт в один ряд с поповсту­ю­щими иде­а­ли­стами), а из-за прак­ти­че­ской бесполезности.

Фата­лизм Мар­това выте­кает из его вуль­гарно-мате­ри­а­ли­сти­че­ской трак­товки рево­лю­ци­он­ного про­цесса: поскольку базис пер­ви­чен по отно­ше­нию к над­стройке, то вся­кая рево­лю­ция обре­чена до тех пор, пока про­из­во­ди­тель­ные силы не дой­дут до неко­его пре­дела. Что ж, спу­стя сто лет мы можем с досто­ин­ством оце­нить «тео­ре­ти­че­ские изыски» мень­ше­визма. Про­из­во­ди­тель­ные силы ушли далеко впе­рёд, а клас­со­вого созна­ния (у горячо люби­мого Мар­то­вым и ко) евро­пей­ского про­ле­та­ри­ата так и не появи­лось. Ошибка Мар­това заклю­ча­ется в том, что он рас­смат­ри­вает над­стройку не как про­дукт, а как часть базиса. Именно поэтому он отка­зы­вает над­стройке в после­ду­ю­щем само­сто­я­тель­ном раз­ви­тии, ответ­ном про­ти­во­дей­ствии, отра­же­нии и т. д.

Помимо мора­ли­за­тор­ства, встре­ча­ется также типич­ный для левых фра­зё­ров евро­по­цен­тризм (все раз­гла­голь­ство­ва­ния об уто­пич­но­сти стро­и­тель­ства соци­а­лизма про­ис­те­кают из неже­ла­ния при­нять тот про­стой факт, что не все страны обя­заны идти к соци­а­лизму через парламентаризм).

Сюда же отно­сятся тре­бо­ва­ния(!) раз­лич­ных левых фра­зё­ров о том, чтобы рево­лю­ция про­изо­шла во всех стра­нах одно­вре­менно. «Рево­лю­ция должна…», «исто­рия должна…» Одного не могут понять такие «р-р-рево­лю­ци­о­неры»: реаль­ный исто­ри­че­ский про­цесс не может быть во всей своей пол­ноте и слож­но­сти опи­сан в при­ми­тив­ных шаб­ло­нах и све­дён к одно­сто­рон­ней схеме. Потому любое про­яв­ле­ние диа­лек­тики в реаль­ной обще­ствен­ной прак­тике, будь то «отми­ра­ние госу­дар­ства через его уси­ле­ние» или «мино­ва­ние фазы капи­та­лизма» они вос­при­ни­мают как лич­ное оскорб­ле­ние: исто­рия посмела раз­ви­ваться без учёта их убо­гих пред­став­ле­ний о действительности.

Что такое диктатура пролетариата

Мы не будем повто­рять всех аргу­мен­тов про­тив «левого анти­ком­му­низма», скон­цен­три­ру­емся лишь на одном вопросе — вопросе осу­ществ­ле­ния дик­та­туры про­ле­та­ри­ата и соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии. Здесь, пожа­луй, больше всего пута­ницы и под­мены поня­тий со сто­роны левых анти­ком­му­ни­стов, осно­ван­ных опять же на «спра­вед­ли­во­сти» — в отрыве от реаль­ных мате­ри­аль­ных усло­вий функ­ци­о­ни­ро­ва­ния про­ле­тар­ского госу­дар­ства. В первую оче­редь, нет пони­ма­ния раз­ницы между вла­стью, как воз­мож­но­стью осу­ществ­лять свои корен­ные инте­ресы, и непо­сред­ствен­ным управ­ле­нием, для кото­рого, пока суще­ствует госу­дар­ство, неиз­бежно выде­ле­ние слоя управ­лен­цев — наём­ных работ­ни­ков про­ле­тар­ского госу­дар­ства, т. е. той самой «бюро­кра­тии».

Управ­ле­ние в госу­дар­стве дик­та­туры про­ле­та­ри­ата непо­сред­ственно осу­ществ­ля­ется наи­бо­лее пере­до­вой частью рабо­чего класса, объ­еди­нён­ной в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию. Это власть рабо­чего аван­гарда, осу­ществ­ля­е­мая в корен­ных инте­ре­сах всего рабо­чего класса. В этом ответ на веч­ный вопрос «дик­та­тура класса или дик­та­тура в инте­ре­сах класса?», кото­рый раз за разом под­ни­ма­ется троц­ки­стами и госка­пов­цами. Да, весь рабо­чий класс дик­та­туру осу­ществ­лять не в состо­я­нии, ибо среди рабо­чих есть и будут даже в ходе рево­лю­ци­он­ного подъ­ёма отста­лые эле­менты, как в быто­вом (апо­ли­тич­ные обы­ва­тели, кото­рым «всё равно, какая власть, как-нибудь при­спо­соб­люсь», пья­ницы и т. д.), так и в поли­ти­че­ском плане (сто­рон­ники капи­та­лизма вплоть до актив­ных контр­ре­во­лю­ци­о­не­ров). Все эти послед­ние, конечно, ника­кой дик­та­туры не осу­ществ­ляют. Но сто­я­щие у вла­сти пере­до­вые рабо­чие отра­жают корен­ные инте­ресы и этой части тру­дя­щихся. Эти инте­ресы объ­ек­тивны и могут иметь сла­бое отно­ше­ние к субъ­ек­тив­ным поже­ла­ниям отдель­ного рабо­чего. Отста­лую часть пра­вя­щего рабо­чего класса необ­хо­димо обес­пе­чи­вать всеми соци­аль­ными пра­вами и на этой основе посте­пенно в каких-то фор­мах при­вле­кать к управ­ле­нию, пони­мая, что зна­чи­тель­ное коли­че­ство людей, вырос­ших при капи­та­лизме, созна­тель­ными ком­му­ни­стами всё равно не станет.

Такая же ситу­а­ция — в любом госу­дар­стве, в том числе и во всех совре­мен­ных капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах, где у вла­сти нахо­дится класс бур­жу­а­зии в целом, но непо­сред­ственно управ­ляет узкая группа оли­гар­хов и выс­ших чинов­ни­ков. Ларёч­ник на рынке власть тоже не осу­ществ­ляет, не может отда­вать ука­за­ния Путину, Обаме или Ангеле Мер­кель. Однако круп­ная бур­жу­а­зия и слу­жа­щие ей чинов­ники, зани­ма­ю­щие клю­че­вые госу­дар­ствен­ные посты, тем не менее, выра­жают корен­ные инте­ресы всех част­ных соб­ствен­ни­ков, стоя на страже самого прин­ципа част­ной соб­ствен­но­сти. Отдель­ные же пред­ста­ви­тели бур­жу­аз­ного класса, даже оли­гархи, вполне могут лишиться соб­ствен­но­сти и ока­заться за решёт­кой, если их дей­ствия рас­хо­дятся с общеклас­со­выми инте­ре­сами бур­жу­а­зии кон­крет­ной страны. Отсюда все либе­раль­ные выдумки про «власть чинов­ни­ков» или «чеки­стов», по сути осно­ван­ные на той же мето­до­ло­гии, что и нападки левых и либе­ра­лов на соци­а­ли­сти­че­ские страны.

Именно либе­рально-бур­жу­аз­ную точку зре­ния объ­ек­тивно отра­жает и вся кри­тика в адрес соци­а­ли­сти­че­ских госу­дарств, обви­ня­ю­щая их в неде­мо­кра­тич­но­сти, «отстра­не­нии масс от управ­ле­ния», пусть эта кри­тика ведётся с левых и даже «марк­сист­ских» пози­ций. Эта кри­тика суще­ствует столько же вре­мени, сколько про­шло с Октябрь­ской соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, создав­шей пер­вое в мире рабо­чее государство.

Когда сто­рон­ники «насто­я­щей вла­сти про­ле­та­ри­ата» начи­нают пред­ла­гать какие-то кон­крет­ные меры «немед­лен­ного уни­что­же­ния бюро­кра­тии», полу­ча­ются, как пра­вило, рецепты в духе дюжин­ного бур­жу­аз­ного либе­ра­лизма. Про­ци­ти­руем одного из ран­них кри­ти­ков дик­та­туры про­ле­та­ри­ата в СССР — Гав­ри­ила Мясникова:

«Про­ле­та­риат воз­вы­сился на сту­пень гос­под­ству­ю­щего класса, и овла­дел всеми мате­ри­аль­ными сред­ствами, и орга­ни­зо­вался в своё госу­дар­ство. Теперь СРД п. управ­ляют про­из­вод­ством и стра­ной, коопе­ра­ция — тор­гов­лей, а союзы кон­тро­ли­руют. Спра­ши­ва­ется, если бур­жу­а­зия, состав­ляя 5 % насе­ле­ния и вла­дея всеми сред­ствами про­из­вод­ства, рас­пре­де­ле­ния, транс­порта и т. д., кото­рыми теперь завла­дел про­ле­та­риат, не нуж­да­лась в тече­ние сотен лет сво­его гос­под­ства в фор­маль­ном запре­ще­нии про­ле­тар­ских орга­ни­за­ций, то про­ле­та­риат, состав­ляя 90 % насе­ле­ния, вла­дея теми же сред­ствами, что и бур­жу­а­зия, совсем не будет нуж­даться в фор­маль­ном запре­ще­нии орга­ни­за­ций бур­жу­а­зии. Легаль­ное суще­ство­ва­ние бур­жу­аз­ных пар­тий в про­ле­тар­ском госу­дар­стве будет менее опасно для про­ле­та­ри­ата, чем легаль­ное суще­ство­ва­ние про­ле­тар­ских пар­тий в бур­жу­аз­ном госу­дар­стве для бур­жу­а­зии»3 .

Пора­зи­тель­ная наив­ность либо пря­мое идео­ло­ги­че­ское вре­ди­тель­ство. Любой про­ле­та­рий, полу­ча­ется, «рево­лю­ци­о­нен потому, что он про­ле­та­рий», и зна­чит 90 % про­ле­та­риев = 90 % сто­рон­ни­ков рево­лю­ции. Про мел­ко­бур­жу­аз­ные пред­рас­судки, уна­сле­до­ван­ную от капи­та­лизма креп­кую связь мел­ко­соб­ствен­ни­че­ства с про­ле­тар­скими мас­сами — ни слова. Мяс­ни­ков повто­ряет пози­цию Каут­ского, с кото­рым по этому вопросу спо­рил Ленин:

«Экс­плу­а­та­торы на дол­гое время после пере­во­рота сохра­няют неиз­бежно ряд гро­мад­ных фак­ти­че­ских пре­иму­ществ: у них оста­ются деньги (уни­что­жить деньги сразу нельзя), кое-какое дви­жи­мое иму­ще­ство, часто зна­чи­тель­ное, оста­ются связи, навыки орга­ни­за­ции и управ­ле­ния, зна­ние всех „тайн“ (обы­чаев, при­ё­мов, средств, воз­мож­но­стей) управ­ле­ния, оста­ётся более высо­кое обра­зо­ва­ние, бли­зость к тех­ни­че­ски выс­шему (по-бур­жу­аз­ному живу­щему и мыс­ля­щему) пер­со­налу, оста­ётся неиз­ме­римо боль­ший навык в воен­ном деле (это очень важно) и так далее, и так далее.
Если экс­плу­а­та­торы раз­биты только в одной стране — а это, конечно, типич­ный слу­чай, ибо одно­вре­мен­ная рево­лю­ция в ряде стран есть ред­кое исклю­че­ние — то они оста­ются всё же силь­нее экс­плу­а­ти­ру­е­мых, ибо меж­ду­на­род­ные связи экс­плу­а­та­то­ров гро­мадны. Что часть экс­плу­а­ти­ру­е­мых из наи­ме­нее раз­ви­тых средне-кре­стьян­ских, ремес­лен­ных и т. п. масс идёт и спо­собна идти за экс­плу­а­та­то­рами, это пока­зы­вали до сих пор все рево­лю­ции, Ком­муна в том числе (ибо среди вер­саль­ских войск, о чём „забыл“ учё­ней­ший Каут­ский, были и про­ле­та­рии)»
4 .

И эти строки исто­рия соци­а­ли­сти­че­ских рево­лю­ций XX века под­твер­дила очень отчётливо.

А ведь Мяс­ни­ков — про­сто образ­цо­вый «ста­рый боль­ше­вик», или, как при­нято выра­жаться в опре­де­лён­ных кру­гах, пред­ста­ви­тель «ленин­ской гвар­дии» — вете­ран рево­лю­ции 1905–1907 годов и Граж­дан­ской войны, участ­ник воору­жён­ного вос­ста­ния в Мото­ви­лихе в 1905 году. Как видим, все подоб­ные заслуги отнюдь не обес­пе­чили вер­ность ком­му­низму — Мяс­ни­ков объ­ек­тивно пере­шёл на сто­рону контр­ре­во­лю­ции ещё при жизни Ленина.

Тем более нелепа подоб­ная «вера в про­ле­та­риат» сей­час, когда перед нами огром­ное коли­че­ство при­ме­ров мас­со­вой под­держки со сто­роны рабо­чих самых реак­ци­он­ных бур­жу­аз­ных режи­мов и бур­жу­аз­ной контр­ре­во­лю­ции в быв­ших соци­а­ли­сти­че­ских странах.

В 1920 году Ленин в работе «Дет­ская болезнь „левизны“ в ком­му­низме» также вынуж­ден был разо­брать неко­то­рые из «левых» обви­не­ний в адрес боль­ше­вист­ской пар­тии, впро­чем, зву­ча­щие и до сих пор. В част­но­сти, Ленин писал:

«Неко­то­рая „реак­ци­он­ность“ проф­со­ю­зов, в ука­зан­ном смысле, неиз­бежна при дик­та­туре про­ле­та­ри­ата. Непо­ни­ма­ние этого есть пол­ное непо­ни­ма­ние основ­ных усло­вий пере­хода от капи­та­лизма к соци­а­лизму. Бояться этой „реак­ци­он­но­сти“, пытаться обой­тись без неё, пере­прыг­нуть через неё есть вели­чай­шая глу­пость, ибо это зна­чит бояться той роли про­ле­тар­ского аван­гарда, кото­рая состоит в обу­че­нии, про­све­ще­нии, вос­пи­та­нии, вовле­че­нии в новую жизнь наи­бо­лее отста­лых слоёв и масс рабо­чего класса и кре­стьян­ства. С дру­гой сто­роны, откла­ды­вать осу­ществ­ле­ние дик­та­туры про­ле­та­ри­ата до тех пор, когда не оста­нется ни одного про­фес­си­о­на­лист­ски узкого рабо­чего, рабо­чего, в кото­ром не было бы цехо­вых и трэд-юни­о­нист­ских пред­рас­суд­ков, было бы ошиб­кой ещё более глу­бо­кой. Искус­ство поли­тика (и пра­виль­ное пони­ма­ние ком­му­ни­стом своих задач) в том и состоит, чтобы верно учесть усло­вия и момент, когда аван­гард про­ле­та­ри­ата может успешно взять власть, когда он сумеет при этом и после этого полу­чить доста­точ­ную под­держку доста­точно широ­ких слоёв рабо­чего класса и непро­ле­тар­ских тру­дя­щихся масс, когда он сумеет после этого под­дер­жи­вать, укреп­лять, рас­ши­рять свое гос­под­ство, вос­пи­ты­вая, обу­чая, при­вле­кая всё более и более широ­кие массы тру­дя­щихся»5 .

То есть вовле­че­ние широ­ких масс в управ­ле­ние, всех тру­дя­щихся без исклю­че­ния — это не одно­мо­мент­ный акт, это воз­можно лишь посте­пенно, нужны годы и годы работы по мас­со­вому обра­зо­ва­нию и вос­пи­та­нию. И есте­ственно, чем хуже меж­ду­на­род­ная ситу­а­ция, в кото­рой ока­за­лось госу­дар­ство дик­та­туры про­ле­та­ри­ата, тем слож­нее эта работа, точ­нее, её при­хо­дится откла­ды­вать, заме­няя работу по при­вле­че­нию каж­дой кухарки к госу­дар­ствен­ной вла­сти на жёст­кую цен­тра­ли­за­цию, осу­ществ­ле­ние поли­тики почти исклю­чи­тельно «в при­каз­ном порядке».

Если пред­по­ло­жить, что весь рабо­чий класс до послед­него чело­века спо­со­бен управ­лять, осу­ществ­лять власть, то не пона­до­би­лось бы и про­ле­тар­ского госу­дар­ства, его отми­ра­ние про­изо­шло бы немед­ленно. Однако такое невоз­можно, и дик­та­тура про­ле­та­ри­ата для того и нужна, чтобы пройти этот этап — от соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции до пол­ного ком­му­низма. Пока пол­ный ком­му­низм невоз­мо­жен, неиз­бежно обра­зо­ва­ние слоя управ­лен­цев, нахо­дя­щихся на службе у рабо­чего государства.

Пре­сло­ву­тая «совет­ская бюро­кра­тия» как раз и состо­яла из пере­до­вых рабо­чих и пред­ста­ви­те­лей интел­ли­ген­ции и кре­стьян­ства, ведь кадры под­би­рала пар­тия, объ­еди­няв­шая, в основ­ном, наи­бо­лее созна­тель­ных граж­дан, по срав­не­нию с бес­пар­тий­ной мас­сой. Далеко не все­гда «бюро­крат» отве­чал необ­хо­ди­мым каче­ствам. Конечно, попа­дали в руко­во­дя­щие органы и кор­руп­ци­о­неры, и воры, и про­сто без­дель­ники. Но как раз воз­мож­но­сти устра­не­ния подоб­ных людей из руко­вод­ства в соци­а­ли­сти­че­ском госу­дар­стве гораздо более широки, чем в любом бур­жу­аз­ном, где на страже соб­ствен­ни­ков и чинов­ни­ков стоит «ком­мер­че­ская тайна», «непри­кос­но­вен­ность част­ной жизни», нако­нец, воз­мож­ность под­ку­пать жур­на­ли­стов и нани­мать киллеров.

Массы могут и должны осу­ществ­лять снизу хозяй­ствен­ный кон­троль над управ­лен­цами, жёстко пре­се­кая по своей ини­ци­а­тиве слу­чаи кор­руп­ции, рас­хи­ще­ния соци­а­ли­сти­че­ской соб­ствен­но­сти, морально-быто­вого раз­ло­же­ния. Это важ­ней­шее дело рабо­чих масс, для выпол­не­ния кото­рого должны суще­ство­вать и иметь зна­чи­тель­ные пол­но­мо­чия спе­ци­аль­ные органы, подоб­ные Рабоче-кре­стьян­ской инспек­ции в СССР.

Но массы не могут опре­де­лять, кто явля­ется марк­си­стом, а кто нет. Идео­ло­ги­че­ский кон­троль — вопрос исклю­чи­тельно руко­вод­ства пар­тии. Он может про­из­во­диться пра­вильно только при нали­чии доста­точ­ного коли­че­ства гра­мот­ных марк­си­стов в руко­во­дя­щих орга­нах. Иного пути про­сто нет. Ожи­дать, что рядо­вые рабо­чие снизу сти­хийно решат важ­ней­шие идео­ло­ги­че­ские вопросы — это всё равно, что упо­вать на все­на­род­ное голо­со­ва­ние при реше­нии про­блем ядер­ной физики или выс­шей мате­ма­тики. Реко­мен­дуем вни­ма­тельно про­чи­тать работу Ленина «Как нам реор­га­ни­зо­вать Раб­крин»6 , кото­рую так любят цити­ро­вать анти­ста­ли­ни­сты — нигде Ленин не пишет, что Раб­крин или какие-то дру­гие органы низо­вого кон­троля должны опре­де­лять идео­ло­гию и поли­тику партии.

Поли­ти­че­ский курс опре­де­ля­ется руко­вод­ством ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии (пар­тии науч­ного цен­тра­лизма), состо­я­щим из наи­бо­лее гра­мот­ных марк­си­стов. Вме­сте с тем, пар­тия — это ядро поли­ти­че­ской системы госу­дар­ства дик­та­туры про­ле­та­ри­ата, но пар­тией эта система не исчер­пы­ва­ется. Под руко­вод­ством пар­тии рабо­тают органы госу­дар­ствен­ной вла­сти, при­зван­ные осу­ществ­лять вовле­че­ние масс в управление.

Именно здесь необ­хо­дима низо­вая ини­ци­а­тива, прежде всего в плане наблю­де­ния за каче­ством работы людей, зани­ма­ю­щих высо­кие долж­но­сти. Прежде всего, в усло­виях огра­ни­че­ния дохо­дов управ­лен­цев, меха­низма парт­мак­си­мума, рядо­вые граж­дане рабо­чего госу­дар­ства должны иметь воз­мож­ность по ини­ци­а­тиве снизу отстра­нять от руко­вод­ства тех бюро­кра­тов, кото­рые зани­ма­ются лич­ным обо­га­ще­нием вме­сто стро­и­тель­ства ком­му­низма или пишут дифи­рамбы выс­шему руко­вод­ству вме­сто выпол­не­ния своих хозяй­ствен­ных функ­ций. Также «снизу» должны решаться вопросы мест­ного, так­ти­че­ского харак­тера, ошибки в кото­рых не при­ве­дут к тра­ги­че­ским послед­ствиям для дик­та­туры про­ле­та­ри­ата. Пар­тия, объ­еди­няя в своих рядах научно под­го­тов­лен­ные кадры, не может управ­лять одна, без под­держки и уча­стия боль­шин­ства рабо­чего класса и всех тру­дя­щихся. И это боль­шин­ство должно пони­мать свою при­част­ность к управ­ле­нию рабо­чим государством.

Левая демагогия против диктатуры пролетариата

После того, как бур­жу­аз­ная власть сверг­нута, и органы дик­та­туры про­ле­та­ри­ата начи­нают свою работу как ору­дия госу­дар­ствен­ной вла­сти, усло­вия жизни масс мгно­венно не меня­ются к луч­шему. Но при этом корен­ным обра­зом меня­ется отно­ше­ние всех пере­до­вых рабо­чих к тем или иным явле­ниям госу­дар­ствен­ной поли­тики, ведь клас­со­вая сущ­ность госу­дар­ства ста­но­вится прин­ци­пи­ально иной. На смену отказа от защиты бур­жу­аз­ного «Оте­че­ства» при­хо­дит необ­хо­ди­мость отста­и­вать неза­ви­си­мость и целост­ность соци­а­ли­сти­че­ского Оте­че­ства, невзи­рая на любые жертвы. А заба­стовки, в кото­рых до рево­лю­ции ком­му­ни­сты участ­вуют и нередко орга­ни­зуют, при дик­та­туре про­ле­та­ри­ата пре­вра­ща­ются в ору­дие контр­ре­во­лю­ции (если речь идёт о заба­стов­ках на наци­о­на­ли­зи­ро­ван­ных пред­при­я­тиях, а не на част­ных, кото­рые могут сохра­няться какое-то время после лик­ви­да­ции бур­жу­аз­ного режима, как это было в СССР в годы НЭПа). Ведь заба­стовка в про­ле­тар­ском госу­дар­стве — это удар одних рабо­чих по дру­гим, во имя узких цехо­вых инте­ре­сов (если речь не идёт о прямо контр­ре­во­лю­ци­он­ном выступ­ле­нии). Потому и отно­ше­ние к эко­но­ми­че­ским заба­стов­кам и иным мето­дам того, что при бур­жу­аз­ном режиме явля­лось эко­но­ми­че­ской фор­мой клас­со­вой борьбы, при дик­та­туре про­ле­та­ри­ата соот­вет­ству­ю­щее — как к пре­ступ­ле­нию. Кон­фликты между кол­лек­ти­вом и адми­ни­стра­цией воз­можны, но они должны решаться кон­струк­тивно, сов­мест­ной рабо­той руко­вод­ства и проф­со­юза как одного из орга­нов соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии. В рабо­чем госу­дар­стве между тру­дя­щи­мися и руко­вод­ством пред­при­я­тий нет анта­го­ни­сти­че­ских про­ти­во­ре­чий; обес­пе­чить как успеш­ную работу пред­при­я­тия, так и рост уровня жизни работ­ни­ков — в их общих кров­ных интересах.

Однако любая «левая оппо­зи­ция» с удо­воль­ствием будет поль­зо­ваться труд­но­стями и огре­хами для того, чтобы обер­нуть «левые лозунги» про­тив про­ле­тар­ской дик­та­туры. Подоб­ных при­ме­ров немало даёт нам исто­рия, в част­но­сти, Граж­дан­ской войны в Рос­сии. Из листовки анар­хи­стов, напи­сан­ной в 1920 году:

«Рус­ские вой­ска заво­е­вали Азер­бай­джан. Зачем? Комис­са­рам хочется быть неф­тя­ными коро­лями, тор­го­вать керо­си­ном, а в Азер­бай­джане много, много нефти.
Рус­ские вой­ска вторг­лись в Пер­сию, навя­зав пер­си­а­нам какого-то нового хана.
Итак, комис­сары решили вести импе­ри­а­ли­сти­че­скую войну для заво­е­ва­ния Польши, Бело­рус­сии, Укра­ины, Пер­сии, Тур­ции и т. д. А эта новая война потре­бует от нас ещё боль­ших жертв и уси­лий. Итак, война до побед­ного конца, до послед­ней капли крови рус­ского кре­стья­нина и рабо­чего.
На днях жители Алан­ских ост­ро­вов захо­тели отде­литься от Фин­лян­дии и при­со­еди­ниться к Шве­ции. Алан­ские ост­рова засе­лены рыба­ками бед­ными и кре­стья­нами шве­дами. И вот Совет­ская власть заяв­ляет, что Алан­ские ост­рова должны при­над­ле­жать ей. Почему? Потому что прежде они при­над­ле­жали Нико­лаю II-му. А раз на месте Нико­лая II нынче сидит Лeнин I, то зна­чит аланцы должны тер­петь его каб­лук.
И вот эта импе­ри­а­ли­сти­че­ская под­лая отвра­ти­тель­ная поли­тика дела­ется от имени гнус­ного акци­о­нер­ного обще­ства, ради кото­рого ныне укра­шают и город от имени III Интер­на­ци­о­нала.
Мил­ли­оны крас­но­ар­мей­цев уби­ва­ются, кале­чатся, тер­за­ются для того, чтобы заво­е­вать чужие земли, и это назы­ва­ется сча­стием тру­дя­щихся. Неужели рус­ские тру­дя­щи­еся жаж­дут новой войны до побед­ного конца?
Мы голо­даем потому что комис­сары, отби­рая силой про­дукты у кре­стьян, дерут три шкуры. Мы голо­даем потому, что нас сосёт новое бур­жу­азно-комис­сар­ское пра­ви­тель­ство.
Убе­рите пара­зи­тов. Скиньте власть, и народ, сво­бод­ный народ поде­лит между собой всё, что име­ется в стране»
7 .

По лозун­гам всё так напо­ми­нает листовки боль­ше­ви­ков вре­мён Пер­вой миро­вой войны, не правда ли? Вот только власть успела сме­ниться на клас­сово про­ти­во­по­лож­ную, и при­зывы, слу­жив­шие про­ле­тар­ской борьбе, стали слу­жить контр­ре­во­лю­ции. Спе­ку­ли­руя на труд­но­стях, пере­жи­ва­е­мых рабо­чим госу­дар­ством, левые анти­ком­му­ни­сты пыта­ются натра­вить массы на дик­та­туру про­ле­та­ри­ата, заме­нить марк­сист­скую поли­тику на пре­сло­ву­тое «всё отнять и поде­лить», неиз­бежно веду­щее к победе контрреволюции.

Да, госу­дар­ству дик­та­туры про­ле­та­ри­ата при­хо­ди­лось в про­шлом и ещё при­дется вновь осу­ществ­лять и непо­пу­ляр­ные меры. Ему допол­ни­тель­ные ресурсы взять неот­куда, если их нет — зна­чит неиз­бежно затя­ги­ва­ние поя­сов. При­зывы к «эко­но­мии» лице­мерны со сто­роны вла­сти оли­гар­хов, вла­сти, защи­ща­ю­щей тех, кто при­сва­и­вает льви­ную долю богатств страны ради своих особ­ня­ков и яхт. Но при соци­а­лизме все ресурсы при­над­ле­жат тру­дя­щимся, и пара­зи­ти­че­ский класс отсут­ствует, тем не менее, воз­можны эко­но­ми­че­ские труд­но­сти и нехватка средств. Потому и про­ле­тар­ская дик­та­тура вполне может удли­нять рабо­чий день, сокра­щать зар­платы и пен­сии, уре­зать дру­гие соци­аль­ные блага. И, конечно, такими ситу­а­ци­ями не могут не поль­зо­ваться как откро­вен­ные бур­жу­аз­ные контр­ре­во­лю­ци­о­неры, так и искренне «левые кри­куны», дви­жи­мые чув­ством спра­вед­ли­во­сти. Более того, именно послед­ние играют в этом глав­ную роль, если пра­вые про­тив­ники ком­му­низма дис­кре­ди­ти­ро­ваны и не имеют шан­сов заво­е­вать влияние.

Именно так было после Октябрь­ской рево­лю­ции: сна­чала глав­ной силой внут­рен­ней контр­ре­во­лю­ции были бело­гвар­дейцы, после их раз­грома — мел­ко­бур­жу­аз­ные левые пар­тии, вклю­чая былых попут­чи­ков РКП(б), вроде левых эсе­ров, а когда и эти пар­тии потер­пели пора­же­ние и утра­тили вли­я­ние, ини­ци­а­тива по рас­ша­ты­ва­нию дик­та­туры про­ле­та­ри­ата пере­шла к анти­пар­тий­ным груп­пи­ров­ками уже внутри самой пар­тии боль­ше­ви­ков (троц­ки­стам, буха­рин­цам)8 . А в «Пере­стройку» мы могли наблю­дать, как эта же спи­раль рас­кру­чи­ва­лась в обрат­ную сто­рону. Совет­ский народ в 1985 году, каков бы он ни был к тому вре­мени, сразу рестав­ра­цию капи­та­лизма вряд ли при­нял бы. Поэтому сна­чала — «про­тив ста­ли­низма, за ленин­ские нормы» (вполне в духе нынеш­них троц­ки­стов), далее — «боль­ше­визм — это дик­та­тура пар­тии, насто­я­щие марк­си­сты — это мень­ше­вики, а соци­а­лизм — в Шве­ции» (в духе сего­дняш­него неомень­ше­визма), и только потом — «да, дикий капи­та­лизм, а нев­пи­сав­ши­еся пусть поми­рают» (левый «анти­со­ве­тизм» вымо­стил дорогу бур­жу­аз­ной контрреволюции).

Тем более сего­дня бур­жу­аз­ные силы нако­пили огром­ный опыт исполь­зо­ва­ния «левых лозун­гов» — самые ярост­ные реак­ци­о­неры ныне всей душой «за народ», что мы видим на совре­мен­ных май­да­нах. Будут оли­гархи ору­до­вать «левыми лозун­гами» и в борьбе про­тив гря­ду­щих соци­а­ли­сти­че­ских рево­лю­ций, новых про­ле­тар­ских дик­та­тур. Все­гда можно найти какие-то недо­статки и, спе­ку­ли­руя на недо­воль­стве масс, пытаться напра­вить их про­тив соб­ствен­ных корен­ных инте­ре­сов. Хотя, конечно, почву для этого даёт и поли­тика ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, если эта поли­тика неверна и не спо­соб­ствует про­дви­же­нию страны к пол­ному ком­му­низму, как это было с поли­ти­кой КПСС после­ста­лин­ского времени.

«Левые оппо­зи­ци­о­неры» часто оправ­ды­вают свою объ­ек­тивно контр­ре­во­лю­ци­он­ную пози­цию тем, что соци­а­лизма в соци­а­ли­сти­че­ской стране якобы нет. Хотя ленин­ское опре­де­ле­ние соци­а­лизма известно, и оно отсе­кает почву для вся­че­ских спе­ку­ля­ций на недо­статке жилья, оче­ре­дях за кол­ба­сой и даче Сталина:

«Ибо соци­а­лизм есть не что иное, как бли­жай­ший шаг впе­рёд от госу­дар­ственно-капи­та­ли­сти­че­ской моно­по­лии. Или иначе: соци­а­лизм есть не что иное, как госу­дар­ственно-капи­та­ли­сти­че­ская моно­по­лия, обра­щён­ная на пользу всего народа и постольку пере­став­шая быть капи­та­ли­сти­че­ской моно­по­лией»9 .

«Всего-то». И, увы, соци­а­лизм не озна­чает отсут­ствия, при небла­го­при­ят­ных усло­виях, и голода, и вообще мате­ри­аль­ной неустро­ен­но­сти. Он создаёт усло­вия для их изжи­ва­ния, но это изжи­ва­ние может затя­нуться и на деся­ти­ле­тия, как это и было в СССР в резуль­тате двух опу­сто­ши­тель­ных войн. В част­но­сти, лишь к рубежу 1940–1950-х годов мас­со­вый голод как явле­ние навсе­гда исчез из жизни совет­ского общества.

По выше­пе­ре­чис­лен­ным при­чи­нам открыто анти­ком­му­ни­сти­че­ские или про­сто узко­це­хо­вые выступ­ле­ния отдель­ных групп рабо­чих вполне воз­можны в госу­дар­стве дик­та­туры рабо­чего класса. И тут задача ком­му­ни­стов — гра­мотно опи­раться на пере­до­вую часть рабо­чих, про­ти­во­по­став­лять ком­му­ни­сти­че­скую пози­цию дема­го­гии мел­ко­бур­жу­аз­ного вли­я­ния. При­мер доку­мента, иллю­стри­ру­ю­щего подоб­ный слу­чай на Дон­бассе в 1923 году:

«В этот же день было созвано деле­гат­ское собра­ние рабо­чих в составе 36 бес­пар­тий­ных и 8 ком­му­ни­стов, где при­нято реше­ние: „Счи­тать кон­фликт исчер­пан­ным; про­ве­де­ние в жизнь поста­нов­ле­ний ста­чеч­ного коми­тета, при­ня­тых Управру­дом, пере­дать проф­со­юзу; ста­чеч­ный коми­тет лик­ви­ди­ро­вать и при­сту­пить к работе“.
8 октября в 8 часов утра было собрано общее собра­ние. Рабо­чие были чрез­вы­чайно раз­дра­жены сго­вор­чи­во­стью ста­чеч­ного коми­тета, резко напа­дали на руко­во­ди­те­лей и не при­зна­вали деле­гат­ского собра­ния, и снова были слышны воз­гласы о рас­праве. Одного ком­со­мольца, пытав­ше­гося в толпе при­звать к работе, уда­рили о землю так, что при­шлось уне­сти с собра­ния.
Весь день 8-е, 9-е про­шли весьма тре­вожно. Рабо­чие ходили груп­пами по шах­там и сни­мали с работы.
В меха­ни­че­ском цехе гла­ва­рей заба­стовки не хотели впус­кать в поме­ще­ние, тогда они силой вошли и стали выго­нять рабо­чих»
10 .

Как видим из доку­мента, пере­до­вые рабо­чие, пони­ма­ю­щие пре­ступ­ность заба­стовки с точки зре­ния общеклас­со­вых инте­ре­сов и пыта­ю­щи­еся решить кон­фликт с помо­щью меха­низ­мов соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии, про­ти­во­стоят отста­лым эле­мен­там, кото­рые при­бе­гают к наси­лию про­тив ком­му­ни­стов. Бла­го­даря актив­ным дей­ствиям созна­тель­ных тру­дя­щихся в кон­такте с пар­тий­ными и госу­дар­ствен­ными орга­нами, мел­ко­бур­жу­аз­ная вылазка была пресечена.

Несо­мненно, совсем дру­гое дело, когда про­тест рабо­чих вызван невер­ной, реви­зи­о­нист­ской поли­ти­кой ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, в кото­рой побе­дили бур­жу­аз­ные силы. При­мер подоб­ного — бес­по­рядки в Ново­чер­кас­ске в начале июня 1962 года, когда Хру­щёв и его сорат­ники начали фак­ти­че­ский раз­вал пла­но­вой эко­но­мики, резуль­та­том чего стало повы­ше­ние цен. Хотя, судя по доку­мен­там, стач­кой пыта­лись вос­поль­зо­ваться пре­ступ­ники, при­ме­не­ние силы в дан­ном слу­чае не явля­ется оправ­дан­ным, так как мел­ко­бур­жу­аз­ная хру­щёв­ская груп­пи­ровка рас­стре­ляла рабо­чих, кото­рых на улицы вывела соб­ственно анти­ком­му­ни­сти­че­ская поли­тика этой груп­пи­ровки11 .

И уж тем более, если страна «соци­а­ли­сти­че­ская» только по назва­нию, а «ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия» обес­пе­чи­вает гос­под­ство оли­гар­хов, как в совре­мен­ном Китае, то эко­но­ми­че­ская борьба рабо­чих поль­зу­ется под­держ­кой ком­му­ни­стов, как и при «открыто бур­жу­аз­ном» строе. В таких усло­виях ком­му­ни­сты обя­заны про­ти­во­сто­ять попыт­кам вос­поль­зо­ваться рабо­чей борь­бой со сто­роны бур­жу­аз­ной про­аме­ри­кан­ской оппозиции.

Демократия: буржуазная и социалистическая

Сего­дня бур­жу­аз­ная демо­кра­тия, сто­я­щая на службе оли­гар­хов, дей­ствует зача­стую гораздо изоб­ре­та­тель­нее и изощ­рён­нее, нежели век назад. «Сво­бода выбора» экс­плу­а­ти­ру­е­мым предо­став­ля­ется самая широ­кая, вплоть до смены пола. Так как совре­мен­ному капи­та­лизму не страшно ничто, что не лишает его соб­ствен­но­сти и вла­сти, то есть ничто, кроме ком­му­низма, сего­дня сла­бого, ещё не опра­вив­ше­гося от поражений.

Напри­мер, в США частью наци­о­наль­ной поли­ти­че­ской куль­туры явля­ется отно­ше­ние к пре­зи­денту как к «сво­ему парню», над кото­рым сво­бодно можно изде­ваться и т. д., согласно извест­ному анти­со­вет­скому анек­доту про воз­мож­ность «кри­чать, что Рей­ган — дурак». Это счи­та­ется одним из глав­ных при­зна­ков демо­кра­тизма, дей­стви­тельно, внешне ника­ких «веч­ных пре­зи­ден­тов» и «дик­та­то­ров» — мак­си­мум через 8 лет лицо на пре­зи­дент­ском посту меня­ется, при­чём это лицо может быть и вполне заслу­жен­ным объ­ек­том насме­шек в силу сво­его ску­до­умия, подобно Джор­джу Бушу-млад­шему. Тем не менее, от «деса­кра­ли­за­ции» лиц, зани­ма­ю­щих выс­шие госу­дар­ствен­ные посты, власть оли­гар­хов нисколько не ума­ля­ется, «тупой Джордж» обес­пе­чи­вает её не менее надёжно, чем былые «свя­щен­ные особы госу­да­рей», за оскорб­ле­ние даже порт­ре­тов кото­рых преду­смат­ри­ва­лось уго­лов­ное наказание.

Цель бур­жу­аз­ной демо­кра­тии — создать иллю­зию выбора, иллю­зию того, что «про­стого чело­века спра­ши­вают, кто и как будет управ­лять стра­ной». На деле всем рас­по­ря­жа­ется неболь­шая группа капи­та­ли­стов, в силу своей экс­плу­а­та­тор­ской сущ­но­сти ото­рван­ная от народ­ных масс гораздо более, нежели Полит­бюро ЦК КПСС в самые худ­шие вре­мена СССР. Но на пуб­лику разыг­ры­ва­ется увле­ка­тель­ный спек­такль, пред­став­ля­ю­щий собой порой яркое шоу.

В чём состоит соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия (мы пред­по­чи­таем этот тер­мин, а не «про­ле­тар­ская» или «рабо­чая демо­кра­тия», так как «про­ле­та­ри­ата» в стро­гом зна­че­нии этого слова при соци­а­лизме уже нет, а «рабо­чая демо­кра­тия» — усто­яв­ше­еся троц­кист­ское выра­же­ние, обо­зна­ча­ю­щее их иллю­зии про воз­мож­ность «немед­лен­ного уни­что­же­ния бюро­кра­тии»)? Прежде всего, соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия состоит в соци­аль­ных пра­вах каж­дого чело­века, гаран­ти­ро­ван­ном рабо­чем месте, доступе к обра­зо­ва­нию, меди­цине, науке и куль­туре. Не улич­ном гор­ло­пан­стве, «праве кри­чать, что ген­сек — дурак», а именно в созда­нии системы вос­пи­та­ния, раз­ви­тия обще­ства, то есть под­го­товке посте­пен­ного отми­ра­ния госу­дар­ства. Соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия — это прежде всего инстру­мент, а не само­цель. Ком­му­ни­сты не стре­мятся «отдать власть народу, пусть он решает», их цель — под­нять обра­зо­ва­тель­ный и куль­тур­ный уро­вень этого народа, чтобы воз­мож­ным стало бес­клас­со­вое обще­ство, при­спо­соб­лен­ное для сво­бод­ного раз­ви­тия всех — пол­ный коммунизм.

Соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия — неотъ­ем­ле­мая часть системы про­ле­тар­ской дик­та­туры. Ком­му­низм стро­ится не ком­му­ни­стами для народа, это дело широ­ких масс. Поэтому без раз­ви­тия низо­вой поли­ти­че­ской ини­ци­а­тивы, пого­лов­ного вовле­че­ния в управ­ле­ние новое обще­ство создать невозможно.

Меха­низмы соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии могут быть раз­ными. Возь­мём для при­мера СССР. Во-пер­вых, Советы — все­власт­ные госу­дар­ствен­ные органы, отри­ца­ю­щие бур­жу­аз­ное раз­де­ле­ние вла­стей на три ветви. Они были лишены про­фес­си­о­наль­ного харак­тера (в период, когда не было засе­да­ний, члены Сове­тов всех уров­ней рабо­тали на своих рабо­чих местах). Кроме того, чис­лен­ность Сове­тов была более велика, нежели бур­жу­аз­ных орга­нов вла­сти. Напри­мер, Совет Ленин­ского рай­она Перми в 1970-х годах насчи­ты­вал 150 чле­нов при около 100 тыся­чах изби­ра­те­лей. То есть один депу­тат на несколько домов (мак­си­мум несколько десят­ков). В резуль­тате, если сего­дня все депу­таты, начи­ная с город­ских дум, — это «дру­гой мир», с точки зре­ния рядо­вых тру­же­ни­ков, то Советы в СССР не были ото­рваны от масс (ска­жем, Иван Ива­но­вич, живу­щий за сте­ной в такой же, как у тебя квар­тире, и рабо­та­ю­щий за сосед­ним стан­ком, — депу­тат рай­со­вета или гор­со­вета) и могли опе­ра­тивно решать те или иные мест­ные про­блемы, откли­ка­ясь на повсе­днев­ные нужды тру­дя­щихся. Это каса­лось и депу­та­тов Вер­хов­ного Совета, фор­ми­ро­вав­ше­гося по тому же непро­фес­си­о­наль­ному принципу.

На уровне госу­дар­ства важ­ным меха­низ­мом соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии ста­лин­ского вре­мени было, напри­мер, все­на­род­ное обсуж­де­ние про­екта Кон­сти­ту­ции 1936 года. Даже недру­же­ствен­ный по отно­ше­нию к ком­му­низму автор вынуж­ден признать:

«Под­водя итоги ана­лиза про­це­дуры все­на­род­ного обсуж­де­ния про­екта Основ­ного закона СССР, необ­хо­димо ска­зать, что в ходе все­на­род­ного обсуж­де­ния зако­но­про­екта полу­чил раз­ви­тие ряд инсти­ту­тов пря­мой демо­кра­тии.
Во-пер­вых, полу­чил раз­ви­тие инсти­тут собра­ния, состав субъ­ек­тов кото­рого при­бли­зился к совре­мен­ному. Если в ходе обсуж­де­ния При­мер­ного устава сель­ско­хо­зяй­ствен­ной артели в собра­ниях могли при­ни­мать уча­стие только члены артели, то в 1936 году состав участ­ни­ков собра­ний чаще всего фор­ми­ро­вался по тер­ри­то­ри­аль­ному прин­ципу. Собра­ния с этого пери­ода ста­но­вятся важ­ным меха­низ­мом госу­дар­ствен­ной поли­тики»
12 .

На мест­ном уровне в те же годы прак­ти­ко­ва­лись самые раз­лич­ные экс­пе­ри­менты по при­вле­че­нию широ­ких масс к управ­ле­нию и кон­тролю. Об одном из них — ком­со­моль­ских «отря­дах лёг­кой кава­ле­рии» — можно про­чи­тать в мате­ри­але, раз­ме­щён­ном на сайте Госу­дар­ствен­ного архива Челя­бин­ской обла­сти (есте­ственно, с соот­вет­ству­ю­щими сло­вами про «пар­тий­ный дик­тат», но тем не менее):

«Часто „кава­ле­ри­стов“ от ком­со­мола при­вле­кали к про­вер­кам тор­го­вой сети, что было осо­бенно акту­ально. При­чём акции одно­вре­менно про­хо­дили по всей стране с уча­стием боль­шого числа обще­ствен­ни­ков-ком­со­моль­цев. В одном из доку­мен­тов ОГАЧО есть инфор­ма­ци­он­ная сводка орг­бюро ЦК ВЛКСМ по Челя­бин­ской обла­сти о ходе рейда „лёг­ких кава­ле­ри­стов“ по тор­го­вой сети. Бри­гады „кава­ле­ри­стов“ выявили в мага­зи­нах мно­же­ство недо­стат­ков, гра­ни­ча­щих с пре­ступ­ле­ни­ями: воров­ство, обсчёт поку­па­те­лей, отсут­ствие цен­ни­ков, при­пря­тан­ную про­дук­цию, анти­са­ни­та­рию и т. д.
„Кава­ле­ри­сты“ имели доста­точно боль­шие и серьёз­ные пол­но­мо­чия, поэтому внесли суще­ствен­ные пред­ло­же­ния по улуч­ше­нию тор­го­вого обслу­жи­ва­ния, кото­рые были выпол­нены. Кроме того, после семи­днев­ной работы бри­гады рай­ком ВЛКСМ созвал рас­ши­рен­ное сове­ща­ние „лёг­ких кава­ле­ри­стов“, зав­ма­гов про­ве­ря­е­мых мага­зи­нов, пред­ста­ви­те­лей тор­го­вых орга­ни­за­ций с при­сут­ствием про­ку­рора, чтобы под­ве­сти итоги рейда.
Рай­ком ком­со­мола сумел моби­ли­зо­вать для осве­ще­ния работы дозор­ных мест­ную печать. Кстати, для мате­ри­а­лов „лёг­кой кава­ле­рии“ стра­ницы газет были все­гда открыты. Бла­го­даря этому можно узнать неко­то­рые фами­лии ком­со­моль­ских дозор­ных: Куд­ря­шов, Костин, Костина, Моро­зов, Куклева, Седель­ни­ков, Кисе­лёв, Усти­нов, Шараб­рин, Ореш­ков, Ерош­кина, Сан­ни­кова, Мелен­тьева, Екри­нина, Сук­ма­шев, Боб­ров, Алфё­ров и др., кото­рые резко кри­ти­ко­вали и работу малень­ких сельпо и, бывало, вытас­ки­вали „за ушко да на сол­нышко“ „круп­ных рыб“ рай­он­ной, город­ской и област­ной совет­ской бюро­кра­тии. Нередко усло­вия, в кото­рых дей­ство­вали моло­дые „кава­ле­ри­сты“, похо­дили на бое­вые; дозор­ные во время рей­дов, осо­бенно в сель­ской мест­но­сти во время кол­лек­ти­ви­за­ции, зача­стую рис­ко­вали своим здо­ро­вьем и даже жиз­нью»
13 .

Налицо работа соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии в сфере, наи­бо­лее близ­кой к повсе­днев­ным запро­сам масс, работа, невоз­мож­ная в усло­виях гос­под­ства част­ной соб­ствен­но­сти, лик­ви­да­ция кото­рой только и даёт воз­мож­ность для созда­ния системы соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии — демо­кра­тии, явля­ю­щейся не шир­мой для гос­под­ства оли­гар­хов, а инстру­мен­тов вос­пи­та­ния масс, под­го­товки отми­ра­ния госу­дар­ства, когда, по выра­же­нию Ленина, бюро­кра­тии не будет, потому что каж­дый ста­нет немного бюрократом.

Без сомне­ния, все выше­пе­ре­чис­лен­ные меха­низмы соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии нуж­да­лись в даль­ней­шем раз­ви­тии и совер­шен­ство­ва­нии. Тра­ге­дия СССР в том, что на опре­де­лён­ном этапе систе­ма­ти­че­ская работа по поли­ти­че­скому раз­ви­тию масс, по их вос­пи­та­нию для задач постро­е­ния ком­му­низма была свёр­нута, пре­вра­ти­лась в фор­маль­ность. Начи­ная с 1950-х годов, в усло­виях, когда СССР уже не был един­ствен­ным соци­а­ли­сти­че­ским госу­дар­ством, задача выжи­ва­ния страны и обес­пе­че­ния базо­вых потреб­но­стей была выпол­нена, появи­лись воз­мож­но­сти для посте­пен­ной децен­тра­ли­за­ции управ­ле­ния при сохра­не­нии руко­во­дя­щей роли ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, рас­ши­ре­ния круга вопро­сов, отдан­ных на все­на­род­ное обсуж­де­ние и реше­ние путём обмена мне­ни­ями среди широ­ких масс. Однако как мы знаем, побе­див­шая мел­ко­бур­жу­аз­ная груп­пи­ровка в пар­тии мыс­лила стро­и­тель­ство ком­му­низма лишь как повы­ше­ние мате­ри­аль­ного бла­го­со­сто­я­ния и насаж­де­ние все­об­щей само­успо­ко­ен­но­сти, ведь «все враги повер­жены и победа соци­а­лизма пол­ная и окон­ча­тель­ная». Воз­ник­ший в итоге совет­ский вари­ант «соци­аль­ного госу­дар­ства» зако­но­мерно про­иг­рал более при­вле­ка­тель­ному запад­ному вари­анту, предо­став­ля­ю­щему гораздо боль­ший выбор объ­ек­тов потреб­ле­ния, — по край­ней мере, кра­сиво подан­ную иллю­зию этого выбора.

Но глав­ные при­чины этого именно в невер­ной поли­тике пар­тии, в мел­ко­бур­жу­аз­ном курсе в целом, а не смене кон­крет­ных форм соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии или назва­ний её орга­нов, напри­мер, Рабоче-Кре­стьян­ской инспек­ции на Народ­ный кон­троль. То, что к 1980-м годам боль­шая часть совет­ских людей пере­стала «чув­ство­вать» соци­а­ли­сти­че­скую демо­кра­тию, пере­стала счи­тать, что СССР — это их госу­дар­ство, выра­жа­ю­щее их инте­ресы, вино­вата именно поли­тика КПСС во всех сфе­рах, нарас­та­ние рыноч­ных эле­мен­тов в эко­но­мике, а зна­чит, и в обще­ствен­ной морали. Всё све­лось к «тер­пим их, пока хорошо живём», а когда в резуль­тате раз­вала эко­но­мики в «Пере­стройку» начался тоталь­ный дефи­цит това­ров, убе­дить совет­ских граж­дан в необ­хо­ди­мо­сти рынка и бур­жу­аз­ной демо­кра­тии ока­за­лось легко. В резуль­тате 30 лет анти­марк­сист­ской поли­тики всё к этому было уже подготовлено.

Объ­ек­тив­ные усло­вия ленин­ского и ста­лин­ского вре­мени не поз­во­лили достиг­нуть мно­гого в плане раз­ви­тия соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии. Напри­мер, чтобы тру­дя­щийся чело­век при соци­а­лизме ско­рее изба­вился от «про­кля­тия про­ле­тар­ства», нужно умень­ше­ние про­дол­жи­тель­но­сти рабо­чего дня с одно­вре­мен­ной науч­ной орга­ни­за­цией досуга. Но неиз­бежно внеш­няя ситу­а­ция накла­ды­вает свой отпе­ча­ток, в том числе и в плане огра­ни­че­ния воз­мож­но­сти для подоб­ных мер. И нет ника­ких гаран­тий, что и буду­щие соци­а­ли­сти­че­ские госу­дар­ства не столк­нутся с этим.

Всё это было бы чисто исто­ри­че­ским вопро­сом, если бы из про­блем исто­рии не выте­кали и про­блемы, с кото­рыми неиз­бежно столк­нутся и буду­щие соци­а­ли­сти­че­ские рево­лю­ции и про­ле­тар­ские госу­дар­ства. Сей­час невоз­можно преду­га­дать, в какой ситу­а­ции они воз­ник­нут и будут дей­ство­вать, но ясно, что усло­вия будут далеки от иде­ала. И в слу­чае затруд­не­ний, точно также как и раньше, мно­гие из нынеш­них левых вста­нут про­тив дик­та­туры про­ле­та­ри­ата, спе­ку­ли­руя на объ­ек­тив­ных труд­но­стях её реа­ли­за­ции в тех кон­кретно-исто­ри­че­ских усло­виях, кото­рые будут даны. Будут те же самые крики про «комис­са­ро­дер­жа­вие», «чинов­ники жируют, народ голо­дает», «рабо­чие живут в бара­ках, какой же это соци­а­лизм» и т. д., с кор­рек­ти­ров­кой на новые реа­лии. Сна­чала — крики, а потом нач­нутся и выстрелы. И, конечно, «левые» анти­ком­му­ни­сти­че­ские мятежи опять будут играть на руку оли­гар­хам, стре­мя­щимся к рестав­ра­ции капи­та­лизма, пусть мно­гие пред­ста­ви­тели «левой оппо­зи­ции» по наив­но­сти и не будут этого видеть.

С дру­гой сто­роны, и люди, не жела­ю­щие при­зна­вать ошибки совет­ского руко­вод­ства в плане не только эко­но­мики, но и раз­ви­тия соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии и делать из них выводы, также явля­ются тор­мо­зом на пути созда­ния ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в Рос­сии, а потен­ци­ально — и соци­а­ли­сти­че­ского стро­и­тель­ства. Сего­дня мы не должны иде­а­ли­зи­ро­вать кон­крет­ные формы управ­ле­ния, сло­жив­ши­еся в ходе стро­и­тель­ства соци­а­лизма в отдельно взя­той стране, свя­зан­ные с тогдаш­ними усло­ви­ями. Хру­щёв­ская группа, захва­тив власть и окле­ве­тав Ста­лина, на самом деле сохра­нила и ещё раз­вила худ­шие черты совет­ской системы, сло­жив­ши­еся в ста­лин­ское время, осо­бенно, упо­ва­ние на «муд­рое руко­вод­ство» мно­гих совет­ских граж­дан, без пони­ма­ния необ­хо­ди­мо­сти соб­ствен­ной актив­но­сти для помощи этому руко­вод­ству. При капи­та­лизме поли­ти­че­ская пас­сив­ность тру­дя­щихся спо­соб­ствует ста­би­ли­за­ции вла­сти бур­жу­а­зии, при соци­а­лизме эта пас­сив­ность губит дик­та­туру рабо­чего класса.

Выводы

Итак, какие мы можем сде­лать выводы на буду­щее, исходя из опыта соци­а­ли­сти­че­ских госу­дарств по созда­нию системы соци­а­ли­сти­че­ской демократии?

  1. Соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия — необ­хо­ди­мый эле­мент дик­та­туры рабо­чего класса по при­вле­че­нию широ­ких народ­ных масс к управ­ле­нию. Она слу­жит как вос­пи­та­нию тру­дя­щихся в ком­му­ни­сти­че­ском духе, так и при­вле­че­нию масс к борьбе с контр­ре­во­лю­ци­он­ными выступ­ле­ни­ями, кото­рые могут при соци­а­лизме найти свою мас­со­вую базу, чему спо­соб­ствуют как объ­ек­тив­ные труд­но­сти, так и ошибки в поли­тике пар­тии. При этом соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия — не есть создан­ная раз и навсе­гда система, она нуж­да­ется в раз­ви­тии и совер­шен­ство­ва­нии своих форм по мере изме­не­ний, про­ис­хо­дя­щих в соци­а­ли­сти­че­ском обще­стве, и отми­рает по мере отми­ра­ния рабо­чего госу­дар­ства, пере­хо­дит в непо­сред­ствен­ное обще­ствен­ное самоуправление.
  2. Необ­хо­димо обе­ре­гать органы соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии от вли­я­ния анти­ком­му­ни­сти­че­ских сил, при необ­хо­ди­мо­сти — и сило­вым путём, опи­ра­ясь на пере­до­вых рабо­чих. В отли­чие от дик­та­туры бур­жу­а­зии, лице­мерно про­воз­гла­ша­ю­щей демо­кра­тию для всех, в том числе для ком­му­ни­стов, но немед­ленно пере­хо­дя­щую к откры­тому тер­рору (фашизму), если ком­му­низм начи­нает пред­став­лять реаль­ную угрозу гос­под­ству оли­гар­хов, дик­та­тура рабо­чего класса прямо про­воз­гла­шает свой клас­со­вый харак­тер. Ника­кой сво­боды слова и про­чих «сво­бод» для сто­рон­ни­ков капи­та­лизма, то есть аген­тов инте­ре­сов бур­жу­а­зии, при дик­та­туре про­ле­та­ри­ата нет и не может быть — легаль­ная их работа прямо запре­щена, неле­галь­ная пре­се­ка­ется всеми воз­мож­ными сред­ствами. Даже если кто-то из этих аген­тов фор­мально при­над­ле­жит к рабо­чему классу, реально, в поли­ти­че­ском плане, эти рабо­чие дей­ствуют в инте­ре­сах оли­гар­хов. То же каса­ется и «левых оппо­зи­ци­о­не­ров» — дик­та­тура рабо­чего класса может допу­стить кон­струк­тив­ную кри­тику «слева», но в слу­чае прямо фрак­ци­он­ной неле­галь­ной работы (подоб­ной троц­кист­ской под­поль­ной типо­гра­фии в 1927 году) отно­ше­ние будет таким же, как к бур­жу­аз­ным силам. С дру­гой сто­роны, в слу­чае победы про­бур­жу­аз­ной груп­пи­ровки в рам­ках пар­тии, дол­гом насто­я­щих ком­му­ни­стов явля­ется борьба про­тив реви­зи­о­нист­ского руко­вод­ства, вклю­чая неле­галь­ную и воору­жен­ную (напри­мер, бур­жу­аз­ную клику, воз­глав­ля­ю­щую т. н. «КПК», вряд ли будет воз­можно сверг­нуть без воору­жён­ной борьбы). Чтобы пра­вильно дей­ство­вать в таких ситу­а­циях, не только пар­тий­цам, но и всем сто­рон­ни­кам дик­та­туры про­ле­та­ри­ата необ­хо­димо уметь отли­чать ком­про­миссы от пре­да­тель­ства, смену так­тики от реви­зи­о­низма. Это напря­мую зави­сит от каче­ства работы ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии по поли­ти­че­скому обра­зо­ва­нию широ­ких масс, в том числе в ходе вовле­че­ния их в управление.
  3. Соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия не может решить важ­ней­ших вопро­сов идео­ло­гии и поли­тики соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства, это ком­пе­тен­ция науч­ного цен­тра, кото­рый дол­жен пред­став­лять собой руко­вод­ство ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Соци­а­ли­сти­че­ская демо­кра­тия слу­жит разъ­яс­не­нию широ­ким мас­сам подоб­ных вопро­сов, над­зору за про­ве­де­нием поли­тики пар­тии отдель­ными её пред­ста­ви­те­лями, но не самой выра­ботке курса. Не будет марк­сист­ского руко­вод­ства — крах ста­нет вновь неиз­бе­жен. При этом помимо высо­ких тре­бо­ва­ний к науч­ной под­го­товке ком­му­ни­ста, осо­бенно, назна­ча­е­мого на руко­во­дя­щие долж­но­сти, необ­хо­димо суще­ство­ва­ние парт­мак­си­мума, т. е. при­вязки дохо­дов руко­во­дя­щих лиц к уровню дохо­дов широ­ких масс. Прак­тика пока­зала, что дан­ная мера не явля­ется гаран­тией от идей­ного пере­рож­де­ния и про­ник­но­ве­ния карье­ри­стов в пар­тию, но всё же это допол­ни­тель­ный барьер на пути нега­тив­ных тен­ден­ций, не зря ещё Маркс особо выде­лял огра­ни­че­ние дохо­дов управ­лен­цев как одно из важ­ней­ших меро­при­я­тий Париж­ской Ком­муны — пер­вой в мире вла­сти рабочих.
  4. Глав­ным содер­жа­нием соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии, её реаль­ным мате­ри­аль­ным обес­пе­че­нием должна быть система обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния народ­ных масс, сокра­ще­ние рабо­чего дня и науч­ная орга­ни­за­ция уве­ли­чив­ше­гося досуга. Пар­тия должна осу­ществ­лять своё руко­вод­ство через госу­дар­ствен­ные органы, изби­ра­е­мые наро­дом, по воз­мож­но­сти подробно разъ­яс­няя все свои шаги, делая их понят­ными всем. В тех вопро­сах, где не тре­бу­ется высо­кой марк­сист­ской или спе­ци­аль­ной ква­ли­фи­ка­ции, должны про­во­диться все­на­род­ные обсуж­де­ния и рефе­рен­думы, благо совре­мен­ные тех­но­ло­гии предо­став­ляют для этого очень широ­кие воз­мож­но­сти (напри­мер, интер­нет-голо­со­ва­ния). В конеч­ном счёте, каж­дый граж­да­нин соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства дол­жен чув­ство­вать себя неотъ­ем­ле­мой его части­цей, пони­мать, что успехи и про­цве­та­ние обще­ства, его дви­же­ние к изоби­лию, пол­ному ком­му­низму, иско­ре­не­нию соци­аль­ных поро­ков, достав­шихся от капи­та­лизма, зави­сит и от него, его работы на своей спе­ци­аль­но­сти и актив­но­сти в орга­нах соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии. Не това­рищи сверху, из ЦК и КГБ, дер­жат на себе власть рабо­чего класса, а каж­дый созна­тель­ный чело­век соци­а­ли­сти­че­ского общества.

Таковы, на наш взгляд, основ­ные тезисы совре­мен­ных ком­му­ни­стов по вопро­сам функ­ци­о­ни­ро­ва­ния дик­та­туры рабо­чего класса и соци­а­ли­сти­че­ской демо­кра­тии как эле­мента этой диктатуры.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Как жилось кре­стья­нам в цар­ской Рос­сии [Элек­трон­ный ресурс].
  2. Мар­тов Ю. Миро­вой боль­ше­визм [Элек­трон­ный ресурс].
  3. Мяс­ни­ков Г. Оче­ред­ной обман [Элек­трон­ный ресурс].
  4. Ленин В. И. Про­ле­тар­ская рево­лю­ция и рене­гат Каут­ский [Элек­трон­ный ресурс].
  5. Ленин В. И. Дет­ская болезнь «левизны» в ком­му­низме [Элек­трон­ный ресурс].
  6. Ленин В. И. Как нам реор­га­ни­зо­вать Раб­крин [Элек­трон­ный ресурс].
  7. Левацко-анар­хист­ская листовка, 1920 г. [Элек­трон­ный ресурс].
  8. Здесь и далее оценка авто­ром внут­ри­пар­тий­ной борьбы в ВКП(б) в 1920-е гг. явля­ется невер­ной, будучи осно­ван­ной на недо­ста­точ­ном зна­нии вопроса и излиш­нем дове­рии к совет­ским источ­ни­кам. Создан­ный позд­нее мате­риал, сфор­му­ли­ро­вав­ший нашу пози­цию отно­си­тельно тех собы­тий, читайте по адре­сам: http://lenincrew.com/trotsky-stalin-and-communism-1/, http://lenincrew.com/trotsky-stalin-and-communism-2/
  9. Ленин В. И. Гро­зя­щая ката­строфа и как с ней бороться [Элек­трон­ный ресурс].
  10. Доклад члена ЦК ком­пар­тии Укра­ины Г. А. Варе­ласа в ЦК РКП(б) о заба­стовке на шах­тах Крин­да­чев­кого рай­она Донец­кой обла­сти [Элек­трон­ный ресурс].
  11. Ново­чер­касск-1962. Как это было [Элек­трон­ный ресурс].
  12. Макар­цев А. А. Все­на­род­ное обсуж­де­ние про­екта Кон­сти­ту­ции СССР 1936 г. [Элек­трон­ный ресурс].
  13. Роха­це­вич Е. Б. «Лёг­кая кава­ле­рия» челя­бин­ского ком­со­мола. [Элек­трон­ный ресурс].