Письмо к товарищу о наших организационных задачах

Письмо к товарищу о наших организационных задачах
~ 52 мин

ПРЕ­ДИ­СЛО­ВИЕ

Пере­пе­ча­ты­ва­е­мое мною «Письмо к това­рищу» напи­сано было больше года тому назад, — если память мне не изме­няет, в сен­тябре 1902 года. Сна­чала оно ходило у всех по рукам в копиях и рас­про­стра­ня­лось по Рос­сии как изло­же­ние искров­ских орга­ни­за­ци­он­ных взгля­дов. Затем Сибир­ский союз в июне про­шлого года пере­пе­ча­тал это письмо и рас­про­стра­нил в весьма зна­чи­тель­ном коли­че­стве экзем­пля­ров. Таким обра­зом письмо сде­ла­лось уже вполне досто­я­нием пуб­лики, и теперь нет ника­ких осно­ва­ний задер­жи­вать его пуб­ли­ка­цию. То сооб­ра­же­ние, по кото­рому я не печа­тал этого письма раньше, — именно его край­няя лите­ра­тур­ная необ­ра­бо­тан­ность, его совер­шенно «чер­но­вой» харак­тер, — отпа­дает, ибо именно в этом чер­но­вом виде с пись­мом озна­ко­ми­лись уже мно­гие рус­ские прак­тики. Кроме того, еще более важ­ным дово­дом за пере­пе­чатку этого письма в чер­но­вом виде (я сде­лал лишь самые необ­хо­ди­мые сти­ли­сти­че­ские исправ­ле­ния) явля­ется теперь его зна­че­ние, как «доку­мента». Новая редак­ция «Искры» выдви­нула, как известно, уже в № 53 раз­но­гла­сия по орга­ни­за­ци­он­ным вопро­сам. К сожа­ле­нию, в чем именно состоят эти раз­но­гла­сия, редак­ция не спе­шит ука­зать опре­де­ленно, огра­ни­чи­ва­ясь по боль­шей части наме­ками на то, чего не ведает никто.

Надо поста­раться облег­чить новой редак­ции ее труд­ную задачу. Пусть ста­рые орга­ни­за­ци­он­ные взгляды «Искры» ста­нут извест­ными во всех дета­лях, вплоть даже до чер­но­вых наброс­ков, — может быть, тогда новая редак­ция собе­рется, нако­нец, открыть «идейно руко­во­ди­мой» ею пар­тии свои новые орга­ни­за­ци­он­ные взгляды. Может быть, тогда новая редак­ция поде­лится, нако­нец, с нами точ­ной фор­му­ли­ров­кой тех корен­ных изме­не­ний, кото­рые про­ек­ти­ро­ва­лись бы ею в нашем пар­тий­ном орга­ни­за­ци­он­ном уставе. Ибо кто же не пони­мает, в самом деле, что именно этот орга­ни­за­ци­он­ный устав и вос­при­нял в себя наши все­гдаш­ние орга­ни­за­ци­он­ные планы?

Срав­ни­вая «Что делать?» и ста­тьи в «Искре» по орга­ни­за­ци­он­ным вопро­сам с пред­ла­га­е­мым «Пись­мом к това­рищу», а это послед­нее с уста­вом, кото­рый при­нят на вто­ром съезде, чита­тели могут соста­вить себе ясное пред­став­ле­ние о том, насколько после­до­ва­тельно про­во­ди­лась нами, боль­шин­ством искров­цев и боль­шин­ством пар­тий­ного съезда, наша орга­ни­за­ци­он­ная «линия». А от новой редак­ции «Искры» мы будем ждать, и с вели­ким нетер­пе­нием ждать, изло­же­ния ее новых орга­ни­за­ци­он­ных взгля­дов, ждать ука­за­ния, в чем именно и с какого момента именно разо­ча­ро­ва­лась она и почему стала «сжи­гать то, чему покло­ня­лась». 2

Доро­гой това­рищ! С удо­воль­ствием испол­няю вашу просьбу дать кри­тику вашего про­екта «Орга­ни­за­ции С.-Петербургской рево­лю­ци­он­ной пар­тии». (Вы имели в виду, веро­ятно, орга­ни­за­цию петер­бург­ской работы Рос­сий­ской социал-​демократической рабо­чей пар­тии.) Под­ня­тый вами вопрос так важен, что в обсуж­де­нии его должны при­нять уча­стие и все члены С.-Петербургского коми­тета и даже все рус­ские социал-​демократы вообще.

Прежде всего отмечу пол­ную свою соли­дар­ность с вашим объ­яс­не­нием непри­год­но­сти преж­ней («сою­зов­ской», как вы ее назы­ва­ете) орга­ни­за­ции «Союза». Вы ука­зы­ва­ете на отсут­ствие серьез­ной под­го­товки и рево­лю­ци­он­ного вос­пи­та­ния у пере­до­вых рабо­чих, на так назы­ва­е­мую выбор­ную систему, так гордо и упорно защи­ща­е­мую рабо­че­дель­цами из-​за «демо­кра­ти­че­ских» прин­ци­пов, на отчуж­ден­ность рабо­чих от актив­ной деятельности.

Именно так: 1) отсут­ствие серьез­ной под­го­товки и рево­лю­ци­он­ного вос­пи­та­ния (не только у рабо­чих, но и у интел­ли­ген­тов), 2) неумест­ное и неуме­рен­ное при­ме­не­ние выбор­ного начала и 3) отчуж­ден­ность рабо­чих от актив­ной рево­лю­ци­он­ной дея­тель­но­сти, - в этом, дей­стви­тельно, заклю­ча­ется глав­ный недо­ста­ток не только С.-Петербургской, но и мно­гих дру­гих мест­ных орга­ни­за­ций нашей партии.

Вполне раз­де­ляя ваш основ­ной взгляд на орга­ни­за­ци­он­ные задачи, я при­со­еди­ня­юсь также и к вашему орга­ни­за­ци­он­ному про­екту, насколько глав­ные черты его выяс­ня­ются для меня из вашего письма.

А именно, я совер­шенно согла­сен с вами, что сле­дует осо­бенно под­чер­ки­вать задачи обще­рус­ской работы и всей пар­тии вообще; у вас это выра­жено тем, что пункт пер­вый про­екта гла­сит: «руко­во­дя­щим цен­тром пар­тии (а не одного только коми­тета или рай­она) явля­ется газета «Искра», име­ю­щая посто­ян­ных кор­ре­спон­ден­тов среди рабо­чих и тесно свя­зан­ная с внут­рен­ней рабо­той орга­ни­за­ции». Я бы заме­тил только, что газета может и должна быть идей­ным руко­во­ди­те­лем пар­тии, раз­ви­вать тео­ре­ти­че­ские истины, так­ти­че­ские поло­же­ния, общие орга­ни­за­ци­он­ные идеи, общие задачи всей пар­тии в тот или дру­гой момент. Непо­сред­ствен­ным же прак­ти­че­ским руко­во­ди­те­лем дви­же­ния может быть только осо­бая цен­траль­ная группа (назо­вем ее хоть Цен­траль­ным Коми­те­том), сно­ся­ща­яся лично со всеми коми­те­тами, вклю­ча­ю­щая в себя все луч­шие рево­лю­ци­он­ные силы всех рус­ских социал-​демократов и рас­по­ря­жа­ю­ща­яся всеми обще­пар­тий­ными делами, как-​то: рас­пре­де­ле­ние лите­ра­туры, изда­ние лист­ков, рас­пре­де­ле­ние сил, назна­че­ние лиц и групп для заве­до­ва­ния осо­быми пред­при­я­ти­ями, под­го­товка обще­рус­ских демон­стра­ций и вос­ста­ния и т. д. При необ­хо­ди­мо­сти стро­жай­шей кон­спи­ра­ции и охраны пре­ем­ствен­но­сти дви­же­ния – у нашей пар­тии могут и должны быть два руко­во­дя­щих цен­тра: ЦО (Цен­траль­ный Орган) и ЦК (Цен­траль­ный Коми­тет). Пер­вый дол­жен руко­во­дить идейно, вто­рой - непо­сред­ственно и прак­ти­че­ски. Един­ство в дей­ствии и необ­хо­ди­мая соли­дар­ность между этими груп­пами должны быть обес­пе­чены не только еди­ной про­грам­мой пар­тии, но и соста­вом обеих групп (надо, чтобы в обеих груп­пах, и в ЦО и в ЦК, были вполне спев­ши­еся между собой люди) и учре­жде­нием регу­ляр­ных и посто­ян­ных сове­ща­ний между ними. Только тогда, с одной сто­роны, ЦО будет постав­лен вне дей­ствия рус­ских жан­дар­мов, и ему будет обес­пе­чена выдер­жан­ность и пре­ем­ствен­ность, - ас дру­гой сто­роны, ЦК будет все­гда соли­да­рен с ЦО во всем суще­ствен­ном и доста­точно сво­бо­ден для непо­сред­ствен­ного рас­по­ря­ди­тель­ства всей прак­ти­че­ской сто­ро­ной движения.

Было бы жела­тельно поэтому, чтобы пункт пер­вый устава (сооб­разно вашему про­екту) ука­зы­вал не только на то, какой орган пар­тии при­зна­ется руко­во­дя­щим (это необ­хо­ди­мое, конечно, ука­за­ние), но также и на то, что дан­ная мест­ная орга­ни­за­ция ста­вит своей зада­чей активно рабо­тать над созда­нием, под­держ­кой и упро­че­нием тех цен­траль­ных учре­жде­ний, без кото­рых наша пар­тия не может суще­ство­вать как партия.

Далее, во вто­ром пункте вы гово­рите о коми­тете, что он дол­жен «руко­во­дить мест­ной орга­ни­за­цией» (может быть, лучше ска­зать: «всей мест­ной рабо­той и всеми мест­ными орга­ни­за­ци­ями пар­тии», но я не буду оста­нав­ли­ваться на дета­лях фор­му­ли­ровки) и что он дол­жен состо­ять и из рабо­чих, и из интел­ли­ген­тов, раз­де­ле­ние же их на два коми­тета – вредно. Это вполне и без­условно спра­вед­ливо. Коми­тет Рос­сий­ской социал-​демократической рабо­чей пар­тии дол­жен быть один, и в нем должны быть вполне созна­тель­ные социал-​демократы, посвя­ща­ю­щие себя цели­ком социал-​демократической дея­тель­но­сти. Надо осо­бенно ста­раться о том, чтобы как можно более рабо­чих ста­но­ви­лись вполне созна­тель­ными и про­фес­си­о­наль­ными рево­лю­ци­о­не­рами и попа­дали в коми­тет 3 . При усло­вии еди­ного, а не двой­ствен­ного коми­тета, вопрос о том, чтобы мно­гих рабо­чих знали лично члены коми­тета, при­об­ре­тает осо­бое зна­че­ние. Чтобы руко­во­дить всем, что про­ис­хо­дит в рабо­чей среде, надо иметь воз­мож­ность всюду попасть, надо очень мно­гих знать, иметь все ходы и т. д. и т. д. В коми­тете должны быть поэтому, по воз­мож­но­сти, все глав­ные вожаки рабо­чего дви­же­ния из самих рабо­чих, коми­тет дол­жен руко­во­дить всеми сто­ро­нами мест­ного дви­же­ния и заве­до­вать, всеми мест­ными учре­жде­ни­ями, силами и сред­ствами пар­тии. О том, как дол­жен состав­ляться коми­тет, вы не гово­рите, – веро­ятно, мы и тут согла­симся с вами, что об этом вряд ли нужны осо­бые пра­вила; как соста­вить коми­тет – это уж дело мест­ных соц.-демократов. Разве только можно было бы ука­зать, что коми­тет попол­ня­ется по реше­нию боль­шин­ства (или двух тре­тей и т. п.) чле­нов его, что коми­тет дол­жен забо­титься о пере­даче своих свя­зей в надеж­ное (в рево­лю­ци­он­ном отно­ше­нии) и сохран­ное (в поли­ти­че­ском смысле) место и о под­го­товке себе зара­нее кан­ди­да­тов. Когда у нас будет ЦО и ЦК – новые коми­теты должны обра­зо­вы­ваться не иначе, как при их уча­стии и с их согла­сия. Число чле­нов коми­тета должно быть по воз­мож­но­сти не очень велико (чтобы уро­вень этих чле­нов был выше и их спе­ци­а­ли­за­ция в рево­лю­ци­он­ной про­фес­сии пол­нее), но в то же время доста­точ­ное для заве­до­ва­ния всеми сто­ро­нами дела и обес­пе­че­ния пол­ноты сове­ща­ний и твер­до­сти реше­ний. Если бы ока­за­лось, что чле­нов довольно много и часто соби­раться им опасно, - тогда может быть при­шлось бы выде­лить из коми­тета еще осо­бую, очень малень­кую (ска­жем, чело­век пять, а то и меньше) рас­по­ря­ди­тель­ную группу, кото­рая непре­менно должна вклю­чать в свой состав сек­ре­таря и лиц, наи­бо­лее спо­соб­ных быть прак­ти­че­скими рас­по­ря­ди­те­лями всей работы в целом. Для этой группы было бы осо­бенно важно обес­пе­чить себе кан­ди­да­тов на слу­чай про­вала, чтобы работа не оста­нав­ли­ва­лась. Общие собра­ния коми­тета утвер­ждали бы дей­ствия рас­по­ря­ди­тель­ной группы, опре­де­ляли ее состав и т. п.

Далее, после коми­тета вы выдви­га­ете, как сопод­чи­нен­ные ему, сле­ду­ю­щие учре­жде­ния: 1) дис­кус­сию (сове­ща­ние «луч­ших» рево­лю­ци­о­не­ров), 2) рай­он­ные кружки с 3) круж­ком про­па­ган­ди­стов при каж­дом из них, 4) завод­ские кружки и 5) «пред­ста­ви­тель­ные сходки» деле­га­тов от завод­ских круж­ков дан­ного рай­она. Я вполне согла­сен с вами, что все даль­ней­шие учре­жде­ния (а их должно быть очень много и очень раз­но­об­раз­ных, помимо назван­ных вами) должны быть сопод­чи­нены коми­тету и что нужны рай­он­ные (для очень боль­ших горо­дов) и завод­ские (все­гда и повсюду) группы. Но в неко­то­рых част­но­стях я, кажется, не вполне согла­сен с вами. Напри­мер, насчет «дис­кус­сии» я думаю, что такого учре­жде­ния вовсе не надо. «Луч­шие рево­лю­ци­о­неры» должны быть все в коми­тете или на осо­бых функ­циях (типо­гра­фия, транс­порт, разъ­езд­ная аги­та­ция, орга­ни­за­ция, ска­жем, пас­порт­ного бюро, или дру­жины для борьбы со шпи­о­нами и про­во­ка­то­рами, или групп в вой­ске и т. д.).

«Сове­ща­ния» будут про­ис­хо­дить и в коми­тете и в каж­дом рай­оне, в каж­дом завод­ском, про­па­ган­дист­ском, про­фес­си­о­наль­ном (тка­чей, меха­ни­ков, кожев­ни­ков и про­чее), сту­ден­че­ском, лите­ра­тур­ном и т. д. кружке. К чему осо­бое учре­жде­ние для совещаний?

Далее. Вы совер­шенно спра­вед­ливо тре­бу­ете, чтобы «всем жела­ю­щим» была предо­став­лена воз­мож­ность непо­сред­ственно кор­ре­спон­ди­ро­вать в «Искру». Но только «непо­сред­ственно» надо пони­мать не так, чтобы «всем жела­ю­щим» давать ход и адрес к редак­ции, а так, чтобы обя­за­тельно пере­да­вать (или пере­сы­лать) редак­ции письма от всех жела­ю­щих. Адреса же нужно давать довольно широко, но все же не всем жела­ю­щим, а только рево­лю­ци­о­не­рам надеж­ным и выда­ю­щимся кон­спи­ра­тив­ной уме­ло­стью, – может быть и не по одному на район, как вы хотите, а по нескольку; надо также, чтобы все участ­ники работы, все и вся­кие кружки имели право дово­дить свои реше­ния, жела­ния, запросы до све­де­ния как коми­тета, так и ЦО и ЦК. Если мы обес­пе­чим это, то тогда пол­нота сове­ща­ния всех пар­тий­ных работ­ни­ков будет достиг­нута без созда­ния таких гро­мозд­ких и некон­спи­ра­тив­ных учре­жде­ний, как «дис­кус­сия». Конечно, надо еще ста­раться устра­и­вать лич­ные сове­ща­ния воз­можно боль­шего числа всех и вся­ких дея­те­лей, – но ведь тут все дело в кон­спи­ра­ции. Общие собра­ния и сходки воз­можны в Рос­сии лишь изредка в виде исклю­че­ния, и надо быть сугубо осто­рож­ным при допу­ще­нии на эти собра­ния «луч­ших рево­лю­ци­о­не­ров», ибо на общие собра­ния вообще легче попасть про­во­ка­тору и про­сле­дить одного из участ­ни­ков шпи­ону. Я думаю, было бы, может быть, лучше сде­лать так: когда можно устра­и­вать боль­шие (ска­жем, 30-100 чело­век) общие собра­ния (напр., летом в лесу или в особо най­ден­ной кон­спи­ра­тив­ной квар­тире), тогда коми­тет пусть пошлет туда 1-2 «луч­ших рево­лю­ци­о­не­ров» и поза­бо­тится о хоро­шем составе собра­ния, т. е., напр., о при­гла­ше­нии воз­можно боль­шего числа надеж­ных чле­нов завод­ских круж­ков и т. п. Но не надо оформ­ли­вать этих собра­ний, не надо вно­сить их в устав, не надо делать их регу­ляр­ными, не надо делать так, чтобы все члены собра­ния знали всех участ­ву­ю­щих, т. е. что все «пред­ста­ви­тели» круж­ков и т. п.; вот почему я про­тив не только «дис­кус­сий», но и про­тив «пред­ста­ви­тель­ной сходки». Вме­сто обоих этих учре­жде­ний я бы пред­ло­жил поста­но­вить при­мерно такое пра­вило. Коми­тет забо­тится об устрой­стве боль­ших собра­ний воз­можно боль­шего числа прак­ти­че­ских участ­ни­ков дви­же­ния и всех рабо­чих вообще. Время, место, повод собра­ния и состав его опре­де­ля­ются коми­те­том, кото­рый ответ­стве­нен за кон­спи­ра­тив­ную поста­новку таких пред­при­я­тий. Само собой разу­ме­ется, что этим нисколько не стес­ня­ется и устрой­ство рабо­чими еще менее оформ­лен­ных схо­док на про­гул­ках, в лесу и т. п. Может быть, еще лучше было бы не гово­рить об этом в уставе.

Далее, что каса­ется рай­он­ных групп, то отно­си­тельно их я вполне согла­сен с вами, что одной из важ­ней­ших задач их явля­ется пра­виль­ная поста­новка рас­пре­де­ле­ния лите­ра­туры. Я думаю, рай­он­ные группы должны быть глав­ным обра­зом посред­ни­ками между коми­те­тами и заво­дами, посред­ни­ками и даже пре­иму­ще­ственно пере­дат­чи­ками. Кон­спи­ра­тив­ная поста­новка пра­виль­ного рас­про­стра­не­ния лите­ра­туры, полу­чен­ной из коми­тета, должна быть их глав­ной зада­чей. И эта задача в выс­шей сте­пени важна, потому что, если обес­пе­чить регу­ляр­ные сно­ше­ния осо­бой рай­он­ной группы раз­нос­чи­ков со всеми заво­дами рай­она, с воз­можно боль­шим чис­лом рабо­чих квар­тир рай­она, то это будет иметь гро­мад­ное зна­че­ние и для демон­стра­ций и для вос­ста­ния. Нала­дить, сор­га­ни­зо­вать дело быст­рой и пра­виль­ной пере­дачи лите­ра­туры, лист­ков, про­кла­ма­ций и пр., при­учить к этому целую сеть аген­тов – это зна­чит сде­лать боль­шую поло­вину дела по под­го­товке в буду­щем демон­стра­ций или вос­ста­ния. В момент воз­буж­де­ния, стачки, бро­же­ния уже поздно нала­жи­вать раз­носку лите­ра­туры – к этому можно при­учить только испод­воль, обя­за­тельно про­де­лы­вая это раза по два, по три в месяц. Если нет газеты, то это можно и должно про­де­лы­вать с лист­ками, но никоим обра­зом не поз­во­лять этому рас­про­стра­ни­тель­ному аппа­рату без­дей­ство­вать. Надо стре­миться дове­сти этот аппа­рат до такой сте­пени совер­шен­ства, чтобы в одну ночь все рабо­чее насе­ле­ние С.-Петербурга можно было опо­ве­стить и, так ска­зать, моби­ли­зо­вать. И это вовсе не уто­пи­че­ская задача при усло­вии систе­ма­ти­че­ской пере­дачи лист­ков из цен­тра в более узкие посред­ни­че­ские кружки и от них раз­нос­чи­кам. Рас­ши­рять пре­делы веде­ния рай­он­ной группы на дру­гие функ­ции, помимо чисто посред­ни­че­ской и пере­да­точ­ной, по моему мне­нию, не сле­до­вало бы, или, вер­нее, сле­до­вало бы лишь с чрез­вы­чай­ной осто­рож­но­стью – это может повре­дить только и кон­спи­ра­тив­но­сти и цель­но­сти работы. Сове­ща­ния по всем пар­тий­ным вопро­сам, конечно, будут про­ис­хо­дить и в рай­он­ных круж­ках, но решать все общие вопросы мест­ного дви­же­ния дол­жен только коми­тет. Само­сто­я­тель­ность рай­он­ной группы сле­до­вало бы допу­стить лишь в вопро­сах о тех­нике пере­дачи и рас­про­стра­не­ния. Состав рай­он­ной группы дол­жен опре­де­ляться коми­те­том, т. е. коми­тет назна­чает одного-​двух своих чле­нов (или даже и не чле­нов) в деле­гаты по такому-​то рай­ону и пору­чает этим деле­га­там соста­вить рай­он­ную группу, все члены кото­рой опять-​таки коми­те­том утвер­жда­ются, так ска­зать, в долж­но­сти. Рай­он­ная группа – фили­аль­ное отде­ле­ние коми­тета, только от него заим­ству­ю­щее свои полномочия.

Пере­хожу к вопросу о круж­ках про­па­ган­ди­стов. Орга­ни­зо­вы­вать их отдельно при каж­дом рай­оне едва ли воз­можно при бед­но­сти про­па­ган­дист­ских сил и едва ли жела­тельно. Про­па­ганда должна вестись в одном духе всем коми­те­том, и ее сле­дует строго цен­тра­ли­зо­вать, поэтому я пред­став­ляю себе дело так: коми­тет пору­чает несколь­ким своим чле­нам орга­ни­зо­вать группу про­па­ган­ди­стов (кото­рая будет фили­аль­ным отде­ле­нием коми­тета или одним из коми­тет­ских учре­жде­ний). Эта группа, поль­зу­ясь в кон­спи­ра­тив­ном отно­ше­нии услу­гами рай­он­ных групп, должна вести про­па­ганду во всем городе, во всей мест­но­сти, «под­ве­дом­ствен­ной» коми­тету. Если нужно, эта группа может соста­вить еще под­группы, пере­до­ве­рить, так ска­зать, дальше ту или дру­гую часть ее функ­ций, но все это не иначе, как при усло­вии утвер­жде­ния со сто­роны коми­тета, коми­тет все­гда и без­условно дол­жен иметь право послать сво­его деле­гата в каж­дую группу, под­группу или кру­жок, сколько-​нибудь при­кос­но­вен­ный к движению.

По тому же типу пору­че­ний, по типу фили­аль­ных отде­ле­ний коми­тета или его учре­жде­ний, должны быть орга­ни­зо­ваны все раз­но­об­раз­ные группы, обслу­жи­ва­ю­щие дви­же­ние, – и группы сту­ден­че­ской и гим­на­зи­че­ской моло­дежи, и группы, ска­жем, содей­ству­ю­щих чинов­ни­ков, и группы транс­порт­ная, типо­граф­ская, пас­порт­ная, группы по устрой­ству кон­спи­ра­тив­ных квар­тир, группы по сле­же­нию за шпи­о­нами, группы воен­ных, группы по снаб­же­нию ору­жием, группы по орга­ни­за­ции, напр., «доход­ного финан­со­вого пред­при­я­тия» и т. д. Все искус­ство кон­спи­ра­тив­ной орга­ни­за­ции должно состо­ять в том, чтобы исполь­зо­вать все и вся, «дать работу всем и каж­дому», сохра­няя в то же время руко­вод­ство всем дви­же­нием, сохра­няя, разу­ме­ется, не силой вла­сти, а силой авто­ри­тета, силой энер­гии, боль­шей опыт­но­сти, боль­шей раз­но­сто­рон­но­сти, боль­шей талант­ли­во­сти. Это заме­ча­ние отно­сится к тому воз­мож­ному и обыч­ному воз­ра­же­нию, что стро­гая цен­тра­ли­за­ция слиш­ком легко может погу­бить дело, если слу­чайно в цен­тре ока­жется наде­лен­ное гро­мад­ной вла­стью неспо­соб­ное лицо. Это воз­можно, конечно, но сред­ством про­тив этого не может быть выбор­ность и децен­тра­ли­за­ция, абсо­лютно недо­пу­сти­мая в сколько-​нибудь широ­ких раз­ме­рах и даже прямо вред­ная в рево­лю­ци­он­ной работе при само­дер­жа­вии. Сред­ства про­тив этого не дает ника­кой устав, его могут дать лишь меры «това­ри­ще­ского воз­дей­ствия», начи­ная с резо­лю­ций всех и вся­че­ских под­групп, про­дол­жая обра­ще­нием их к ЦО и ЦК и кон­чая (в худ­шем слу­чае) свер­же­нием совер­шенно неспо­соб­ной власти.

Коми­тет дол­жен ста­раться воз­можно пол­нее про­во­дить раз­де­ле­ние труда, памя­туя, что для раз­ных сто­рон рево­лю­ци­он­ной работы нужны раз­ные спо­соб­но­сти, что ино­гда чело­век, совер­шенно негод­ный в орга­ни­за­торы, будет неза­ме­ни­мым аги­та­то­ром, или чело­век, неспо­соб­ный к кон­спи­ра­тив­ной стро­жай­шей выдержке, будет пре­вос­ход­ным про­па­ган­ди­стом и т. п.

Кстати, по поводу про­па­ган­ди­стов я хотел бы еще ска­зать несколько слов про­тив обыч­ного пере­пол­не­ния этой про­фес­сии мало­спо­соб­ными людьми и при­ни­же­ния этим уровня про­па­ганды. У нас ино­гда вся­кий сту­дент без раз­бора счи­та­ется про­па­ган­ди­стом, и вся моло­дежь тре­бует, чтобы ей «дали кру­жок» и т. п. С этим надо бы бороться, ибо вреда от этого бывает очень много. Дей­стви­тельно выдер­жан­ных прин­ци­пи­ально и спо­соб­ных про­па­ган­ди­стов очень немного (и чтобы стать тако­вым, надо поря­дочно поучиться и пона­брать опыта), и таких людей надо спе­ци­а­ли­зи­ро­вать, зани­мать их цели­ком и беречь сугубо. Надо орга­ни­зо­вы­вать по нескольку лек­ций в неделю для таких лиц и уметь вовремя вызы­вать их в дру­гие города, орга­ни­зо­вы­вать вообще объ­езд раз­ных горо­дов уме­лыми про­па­ган­ди­стами. А массу начи­на­ю­щей моло­дежи надо ста­вить более на прак­ти­че­ские пред­при­я­тия, кото­рые у нас бывают в загоне по срав­не­нию с тем сту­ден­че­ским хож­де­нием по круж­кам, кото­рое опти­ми­сти­че­ски назы­ва­ется «про­па­ган­дой». Конечно, для серьез­ных прак­ти­че­ских пред­при­я­тий нужна тоже осно­ва­тель­ная под­го­товка, но все же тут легче найти дело и для «начи­на­ю­щих».

Теперь о завод­ских круж­ках. Они для нас осо­бенно важны: ведь вся глав­ная сила дви­же­ния – в орга­ни­зо­ван­но­сти рабо­чих на круп­ных заво­дах, ибо круп­ные заводы (и фаб­рики) вклю­чают в себя не только пре­об­ла­да­ю­щую по чис­лен­но­сти, но еще более пре­об­ла­да­ю­щую по вли­я­нию, раз­ви­тию, спо­соб­но­сти ее к борьбе часть всего рабо­чего класса. Каж­дый завод дол­жен быть нашей кре­по­стью. А для этого «завод­ская» рабо­чая орга­ни­за­ция должна быть так же кон­спи­ра­тивна внутри себя, также «вет­ви­ста» вовне, т. е. во внеш­них ее сно­ше­ниях, так же далеко должна про­со­вы­вать, и в самые раз­ные сто­роны про­со­вы­вать, свои щупальца, как и вся­кая рево­лю­ци­он­ная орга­ни­за­ция. Я под­чер­ки­ваю, что ядром и руко­во­ди­те­лем, «хозя­и­ном», должна быть и здесь обя­за­тельно группа революционеров-​рабочих. С тра­ди­цией чисто рабо­чего или про­фес­си­о­наль­ного типа социал-​демократических орга­ни­за­ций мы должны порвать совер­шенно до «завод­ских» круж­ков вклю­чи­тельно. Завод­ская группа или завод­ской (фаб­рич­ный) коми­тет (чтобы отде­лить его от дру­гих групп, кото­рых должно быть очень много) дол­жен состо­ять из очень неболь­шого числа рево­лю­ци­о­не­ров, полу­ча­ю­щих непо­сред­ственно от коми­тета пору­че­ния и пол­но­мо­чия вести всю социал-​демократическую работу на заводе. Все члены завод­ского коми­тета должны смот­реть на себя, как на аген­тов коми­тета, обя­зан­ных под­чи­няться всем рас­по­ря­же­ниям его, обя­зан­ных соблю­дать все «законы и обы­чаи» той «дей­ству­ю­щей армии», в кото­рую они всту­пили и из кото­рой они в воен­ное время не имеют права уйти без раз­ре­ше­ния началь­ства. Состав завод­ского коми­тета имеет поэтому очень боль­шое зна­че­ние, и одной из глав­ных забот коми­тета должна быть - пра­вильно поста­вить эти под­ко­ми­теты. Я пред­став­ляю себе это дело так: коми­тет пору­чает таким-​то своим чле­нам (плюс, допу­стим, такие-​то лица из рабо­чих, лица, не вошед­шие в коми­тет по тем или иным при­чи­нам, но могу­щие быть полез­ными по сво­ему опыту, зна­нию людей, уму, по своим свя­зям) сор­га­ни­зо­вать везде завод­ские под­ко­ми­теты. Комис­сия сове­ща­ется с рай­он­ными упол­но­мо­чен­ными, назна­чает ряд сви­да­ний, испы­ты­вает хоро­шенько кан­ди­да­тов в члены завод­ских под­ко­ми­те­тов, под­вер­гает их пере­крест­ному допросу «с при­стра­стием», под­вер­гает их, буде надобно, искусу, ста­ра­ется при этом посмот­реть и испы­тать сама непо­сред­ственно воз­можно боль­шее число кан­ди­да­тов в завод­ский под­ко­ми­тет дан­ного завода и, нако­нец, пред­ла­гает коми­тету утвер­дить такой-​то состав каж­дого завод­ского кружка или упол­но­мо­чить такого-​то рабо­чего соста­вить, наме­тить, подо­брать целый под­ко­ми­тет. Таким обра­зом, коми­тет же будет опре­де­лять, кому из этих аген­тов вести сно­ше­ния с ним и как вести (по общему пра­вилу через рай­он­ных упол­но­мо­чен­ных, но к этому пра­вилу могут быть и допол­не­ния и видо­из­ме­не­ния). Ввиду важ­но­сти этих завод­ских под­ко­ми­те­тов мы должны стре­миться, по мере воз­мож­но­сти, к тому, чтобы каж­дый под­ко­ми­тет имел и адрес для обра­ще­ния в ЦО и склад своих свя­зей в сохран­ном месте (т. е. чтобы све­де­ния, необ­хо­ди­мые для немед­лен­ного вос­ста­нов­ле­ния под­ко­ми­тета в слу­чае про­вала, пере­да­ва­лись воз­можно регу­ляр­нее и обиль­нее в центр пар­тии для сбе­ре­же­ния их там, куда рус­ские жан­дармы бес­сильны про­лезть). Само собой понятно, что эта пере­дача адре­сов должна опре­де­ляться коми­те­том на осно­ва­нии его сооб­ра­же­ний и дан­ных, а не на осно­ва­нии несу­ще­ству­ю­щего права на «демо­кра­ти­че­ское» рас­пре­де­ле­ние этих адре­сов. Нако­нец, не лиш­нее, может быть, ого­во­риться, что ино­гда вме­сто завод­ского под­ко­ми­тета из несколь­ких чле­нов нужно будет или удоб­нее будет огра­ни­читься назна­че­нием одного агента от коми­тета (и кан­ди­дата к нему). Когда завод­ский под­ко­ми­тет обра­зо­вался, он дол­жен при­сту­пить к созда­нию целого ряда завод­ских групп и круж­ков с раз­ными зада­чами, с раз­лич­ной сте­пе­нью кон­спи­ра­тив­но­сти и оформ­лен­но­сти, напр., круж­ков для раз­носки и рас­про­стра­не­ния лите­ра­туры (одна из самых важ­ных функ­ций, кото­рая должна быть постав­лена так, чтобы у нас была насто­я­щая своя почта, чтобы были испы­таны и про­ве­рены не только при­емы рас­про­стра­не­ния, но и раз­носка по квар­ти­рам, чтобы непре­менно знали все квар­тиры и ходы к ним), круж­ков для чте­ния неле­галь­ной лите­ра­туры, круж­ков для сле­же­ния за шпи­о­нами, круж­ков для спе­ци­аль­ного руко­вод­ства про­фес­си­о­наль­ным дви­же­нием и эко­но­ми­че­ской борь­бой, круж­ков аги­та­то­ров и про­па­ган­ди­стов, уме­ю­щих начи­нать раз­го­воры и долго вести их вполне легально (о маши­нах, об инспек­ции и проч.) с тем, чтобы гово­рить без­опасно и пуб­лично, чтобы раз­ве­ды­вать людей и нащу­пы­вать почву и т. д. Завод­ский под­ко­ми­тет дол­жен ста­раться охва­тить весь завод, воз­можно боль­шую долю рабо­чих сетью все­воз­мож­ных круж­ков (или аген­тов). Оби­лием этих круж­ков, воз­мож­но­стью про­ник­нуть в них разъ­езд­ному про­па­ган­ди­сту, а глав­ное пра­виль­но­стью регу­ляр­ной работы по рас­про­стра­не­нию лите­ра­туры и полу­че­нию све­де­ний и кор­ре­спон­ден­ции должна изме­ряться успеш­ность дея­тель­но­сти подкомитета.

Итак, общий тип орга­ни­за­ции, по моему мне­нию, дол­жен быть такого рода: во главе всего мест­ного дви­же­ния, всей мест­ной социал-​демократической работы стоит коми­тет. От него исхо­дят сопод­чи­нен­ные ему учре­жде­ния и фили­аль­ные отде­ле­ния в виде, во-​1-​х, сети испол­ни­тель­ных аген­тов, обни­ма­ю­щей всю (по воз­мож­но­сти) рабо­чую массу и орга­ни­зо­ван­ной в виде рай­он­ных групп и завод­ских (фаб­рич­ных) под­ко­ми­те­тов. Эта сеть в мир­ное время будет рас­про­стра­нять лите­ра­туру, листки, про­кла­ма­ции и кон­спи­ра­тив­ные сооб­ще­ния коми­тета; в воен­ное время устра­и­вать демон­стра­ции и т. п. кол­лек­тив­ные дей­ствия. Во-​2-​х, от коми­тета же исхо­дит ряд вся­ких обслу­жи­ва­ю­щих все дви­же­ние круж­ков и групп (про­па­ганда, транс­порт, вся­че­ские кон­спи­ра­тив­ные пред­при­я­тия и т. д.). Все группы, кружки, под­ко­ми­теты и т. д. должны быть на поло­же­нии коми­тет­ских учре­жде­ний или фили­аль­ных отде­ле­ний коми­тета. Одни из них прямо заявят о своем жела­нии войти в состав Рос­сий­ской социал-​демократической рабо­чей пар­тии и, при усло­вии утвер­жде­ния коми­те­том, вой­дут в ее состав, при­мут на себя (по пору­че­нию коми­тета или по согла­ше­нию с ним) извест­ные функ­ции, обя­жутся пови­но­ваться рас­по­ря­же­ниям орга­нов пар­тии, полу­чат права всех чле­нов пар­тии, будут счи­таться бли­жай­шими кан­ди­да­тами в члены коми­тета и т. д. Дру­гие не вой­дут в Рос­сий­скую социал-​демократическую рабо­чую пар­тию, будучи на поло­же­нии круж­ков, устро­ен­ных чле­нами пар­тии, или при­мы­ка­ю­щих к той или иной группе пар­тии и т. д.

Во всех своих внут­рен­них делах члены всех этих круж­ков, разу­ме­ется, так же рав­но­правны, как и члены коми­тета между собой. Един­ствен­ным исклю­че­нием отсюда будет то, что право лич­ных сно­ше­ний с мест­ным коми­те­том (а также с ЦК и с ЦО) будет иметь лишь лицо (или лица), назна­чен­ное этим коми­те­том. Во всех дру­гих отно­ше­ниях это лицо будет рав­но­правно с осталь­ными, кото­рые имеют такое же право обра­щаться (только не лично) с заяв­ле­ни­ями и в мест­ный коми­тет, и в ЦК и ЦО. Таким обра­зом, ука­зан­ное исклю­че­ние будет в сущ­но­сти вовсе не нару­ше­нием рав­но­прав­но­сти, а только необ­хо­ди­мой уступ­кой без­услов­ным тре­бо­ва­ниям кон­спи­ра­ции. Член коми­тета, не пере­дав­ший заяв­ле­ния «своей» группы в коми­тет, ЦК или ЦО, будет ответ­стве­нен за пря­мое нару­ше­ние пар­тий­ного долга. Далее, что каса­ется кон­спи­ра­тив­но­сти и оформ­лен­но­сти раз­ного рода круж­ков, то это будет зави­сеть от рода их функ­ций: смотря по этому здесь будут самые раз­но­об­раз­ные орга­ни­за­ции (от наи­бо­лее «стро­гой», узкой, замкну­той до наи­бо­лее «сво­бод­ной», широ­кой, откры­той, малооформ­лен­ной). Напри­мер, для группы раз­нос­чи­ков нужна вели­чай­шая кон­спи­ра­ция и воен­ная дис­ци­плина. Для группы про­па­ган­ди­стов кон­спи­ра­ция также нужна, воен­ная же дис­ци­плина - гораздо менее. Для группы рабо­чих, чита­ю­щих легаль­ную лите­ра­туру или устра­и­ва­ю­щих беседы о про­фес­си­о­наль­ных нуж­дах и запро­сах, нужна еще мень­шая кон­спи­ра­ция и т. д. Группы раз­нос­чи­ков должны при­над­ле­жать к РСДРП и знать извест­ное число ее чле­нов и ее долж­ност­ных лиц. Группа, изу­ча­ю­щая про­фес­си­о­наль­ные усло­вия труда и выра­ба­ты­ва­ю­щая виды про­фес­си­о­наль­ных тре­бо­ва­ний, не обя­за­тельно должна при­над­ле­жать к РСДРП. Группа сту­ден­тов, офи­це­ров, слу­жа­щих, зани­ма­ю­щихся само­об­ра­зо­ва­нием при уча­стии одного-​двух чле­нов пар­тии, ино­гда даже вовсе не должна знать о его при­над­леж­но­сти к пар­тии и т. д.

Но в одном отно­ше­нии мы должны без­условно тре­бо­вать мак­си­маль­ной оформ­лен­но­сти дела во всех этих фили­аль­ных груп­пах, именно: каж­дый член пар­тии, в них участ­ву­ю­щий, обя­зан фор­маль­ной ответ­ствен­но­стью за веде­ние дела в этих груп­пах, обя­зан также при­нять все меры к тому, чтобы перед ЦК и ЦО были наи­бо­лее открыты и состав каж­дой такой группы, и весь меха­низм ее работы, и все содер­жа­ние этой работы. Это необ­хо­димо и для того, чтобы центр имел пол­ную кар­тину всего дви­же­ния, и для того, чтобы можно было из наи­бо­лее широ­кого круга лиц делать выбор на раз­ные пар­тий­ные долж­но­сти, и для того, чтобы у одной группы могли учиться (через посред­ство цен­тра) все группы подоб­ного рода по всей Рос­сии, и для того, чтобы пре­ду­пре­ждать появ­ле­ние про­во­ка­то­ров и сомни­тель­ных лиц, - одним сло­вом, это без­условно и во всех слу­чаях насто­я­тельно необходимо.

Как это сде­лать? Регу­ляр­ные доклады коми­тету, сооб­ще­ние воз­можно боль­шей части содер­жа­ния воз­можно боль­шего числа этих докла­дов в ЦО, устрой­ство посе­ще­ний вся­ких круж­ков чле­нами ЦК и мест­ного коми­тета, нако­нец, обя­за­тель­ная пере­дача в сохран­ное место (и в бюро пар­тии при ЦО и ЦК) свя­зей с этим круж­ком, т. е. имен и адре­сов несколь­ких чле­нов этого кружка. Только тогда, когда доклады сооб­ща­ются и связи пере­да­ются, можно при­знать участ­ву­ю­щего в таком-​то кружке члена пар­тии испол­нив­шим свою обя­зан­ность; только тогда вся пар­тия в целом будет в состо­я­нии учиться у каж­дого веду­щего прак­ти­че­скую работу кружка; только тогда нам не страшны будут про­валы, ибо при налич­но­сти свя­зей с раз­но­об­раз­ными круж­ками деле­гату нашего ЦК все­гда легко будет тот­час найти заме­сти­те­лей и вос­ста­но­вить дело. Крах коми­тета не будет тогда раз­ру­шать всей машины, а только сре­зы­вать руко­во­ди­те­лей, у кото­рых готовы кан­ди­даты. И пусть не гово­рят, что сооб­ще­ние докла­дов и свя­зей невоз­можно по кон­спи­ра­тив­ным усло­виям: надо только захо­теть, а воз­мож­ность пере­дать (или пере­слать) сооб­ще­ния и связи есть все­гда и будет все­гда, пока у нас будут коми­теты, будет ЦК или ЦО.

Мы подо­шли тут к весьма важ­ному прин­ципу всей пар­тий­ной орга­ни­за­ции и пар­тий­ной дея­тель­но­сти: если в отно­ше­нии идей­ного и прак­ти­че­ского руко­вод­ства дви­же­нием и рево­лю­ци­он­ной борь­бой про­ле­та­ри­ата нужна воз­можно боль­шая цен­тра­ли­за­ция, то в отно­ше­нии осве­дом­лен­но­сти о дви­же­нии цен­тра пар­тии (а сле­до­ва­тельно, и всей пар­тии вообще), в отно­ше­нии ответ­ствен­но­сти перед пар­тией нужна воз­можно боль­шая децентрализация.

Руко­во­дить дви­же­нием должно воз­можно мень­шее число воз­можно более одно­род­ных групп, иску­шен­ных опы­том про­фес­си­о­наль­ных рево­лю­ци­о­не­ров. Участ­во­вать в дви­же­нии должно воз­можно боль­шее число воз­можно более раз­но­об­раз­ных и раз­но­род­ных групп из самых раз­лич­ных слоев про­ле­та­ри­ата (и дру­гих клас­сов народа). И по отно­ше­нию к каж­дой такой группе центр пар­тии дол­жен иметь все­гда перед собой не только точ­ные дан­ные о дея­тель­но­сти, но также и воз­можно более пол­ные дан­ные о составе их. Мы должны цен­тра­ли­зо­вать руко­вод­ство дви­же­нием. Мы должны также (и должны для этого, ибо без осве­дом­лен­но­сти невоз­можна цен­тра­ли­за­ция) децен­тра­ли­зо­вать воз­можно более ответ­ствен­ность перед пар­тией каж­дого отдель­ного ее члена, каж­дого участ­ника работы, каж­дого вхо­дя­щего в пар­тию или при­мы­ка­ю­щего к ней кружка. Эта децен­тра­ли­за­ция явля­ется необ­хо­ди­мым усло­вием рево­лю­ци­он­ной цен­тра­ли­за­ции и необ­хо­ди­мым кор­рек­ти­вом ее. Именно, когда цен­тра­ли­за­ция будет дове­дена до конца и у нас будут ЦО и ЦК, тогда воз­мож­ность обра­ще­ния к ним со сто­роны каж­дой мель­чай­шей группы, – и не только воз­мож­ность обра­ще­ния, а также выра­бо­тан­ная дол­го­лет­ней прак­ти­кой регу­ляр­ность обра­ще­ния к ЦО и ЦК –устра­нит воз­мож­ность печаль­ных резуль­та­тов слу­чай­ной неудачи состава того или иного мест­ного коми­тета. Теперь, когда мы под­хо­дим вплот­ную к фак­ти­че­скому объ­еди­не­нию пар­тии и созда­нию насто­я­щего руко­во­дя­щего цен­тра, мы должны осо­бенно твердо пом­нить, что этот центр будет бес­си­лен, если в то же время мы не про­ве­дем мак­си­маль­ной децен­тра­ли­за­ции и в ответ­ствен­но­сти перед ним, и в осве­дом­лен­но­сти его о всех коле­сах и коле­си­ках пар­тий­ной машины. Такая децен­тра­ли­за­ция есть не что иное, как обрат­ная сто­рона того раз­де­ле­ния труда, кото­рое по общему при­зна­нию состав­ляет одну из самых насущ­ных прак­ти­че­ских потреб­но­стей нашего дви­же­ния. Ника­кие офи­ци­аль­ные при­зна­ния извест­ной орга­ни­за­ции руко­во­дя­щей, ника­кие учре­жде­ния фор­маль­ных ЦК не сде­лают еще нашего дви­же­ния дей­стви­тельно еди­ным, не созда­дут еще проч­ной бое­вой пар­тии, если пар­тий­ный центр будет по-​прежнему засло­нен от непо­сред­ствен­ной прак­ти­че­ской работы мест­ными коми­те­тами ста­рого типа, т. е. такими, в кото­рые, с одной сто­роны, вхо­дит целая куча лиц, веда­ю­щих каж­дое - все и вся­кие дела, не посвя­ща­ю­щих себя отдель­ным функ­циям рево­лю­ци­он­ной работы, не ответ­ствен­ных за спе­ци­аль­ные пред­при­я­тия, не дово­дя­щих до конца раз взя­того, хорошо обду­ман­ного и под­го­тов­лен­ного дела, тра­тя­щих тьму вре­мени и сил на ради­каль­скую суто­локу, – а с дру­гой сто­роны, име­ется целая масса сту­ден­че­ских и рабо­чих круж­ков, напо­ло­вину вовсе неиз­вест­ных коми­тету, напо­ло­вину таких же гро­мозд­ких, не спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных, не выра­ба­ты­ва­ю­щих про­фес­си­о­наль­ного опыта, не поль­зу­ю­щихся опы­том дру­гих и заня­тых точно так же, как и коми­тет, бес­ко­неч­ными сове­ща­ни­ями «обо всем», выбо­рами и состав­ле­ни­ями уста­вов. Чтобы центр мог хорошо рабо­тать, надо мест­ным коми­те­там пре­об­ра­зо­вать себя, стать спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ными и более «дело­выми» орга­ни­за­ци­ями, дости­га­ю­щими дей­стви­тель­ного «совер­шен­ства» то в той, то в дру­гой прак­ти­че­ской функ­ции. Чтобы центр мог не только сове­то­вать, убеж­дать, спо­рить (как дела­лось до сих пор), а дей­стви­тельно дири­жи­ро­вать оркест­ром, для этого необ­хо­димо, чтобы было в точ­но­сти известно, кто, где и какую скрипку ведет, где и как какому инстру­менту обу­чался и обу­ча­ется, кто, где и почему фаль­ши­вит (когда музыка начи­нает ухо драть), и кого, как и куда надо для исправ­ле­ния дис­со­нанса пере­ве­сти и т. п. В насто­я­щее время, – надо гово­рить прямо, – мы либо ничего не знаем о дей­стви­тель­ной внут­рен­ней работе коми­тета, кроме его про­кла­ма­ций и общих кор­ре­спон­ден­ции, либо знаем от дру­зей и хоро­ших зна­ко­мых лич­ных. Но ведь смешно же думать, чтобы этим могла огра­ни­читься гро­мад­ная пар­тия, спо­соб­ная руко­во­дить рус­ским рабо­чим дви­же­нием и гото­вя­щая общий натиск на само­дер­жа­вие. Сокра­ще­ние числа чле­нов коми­тета, пору­че­ние, по воз­мож­но­сти, каж­дому из них опре­де­лен­ной осо­бой под­от­чет­ной и ответ­ствен­ной функ­ции, созда­ние осо­бого, весьма немно­го­чис­лен­ного, рас­по­ря­ди­тель­ного цен­тра, выра­ботка сети испол­ни­тель­ных аген­тов, свя­зы­ва­ю­щих коми­тет с каж­дым круп­ным заво­дом и фаб­ри­кой, регу­лярно веду­щих рас­про­стра­не­ние лите­ра­туры и даю­щих цен­тру точ­ную кар­тину этого рас­про­стра­не­ния и всей меха­ники работы, нако­нец, созда­ние мно­го­чис­лен­ных групп и круж­ков, беру­щих на себя раз­ные функ­ции или объ­еди­ня­ю­щих лиц, при­мы­ка­ю­щих к социал-​демократии, помо­га­ю­щих ей, гото­вя­щихся стать социал-​демократами, с тем, чтобы коми­тету и цен­тру все­гда была известна дея­тель­ность (и состав) этих круж­ков, – вот в чем должна состо­ять реор­га­ни­за­ция С.-Петербургского, да и всех дру­гих коми­те­тов пар­тии, и вот почему такое мало­важ­ное зна­че­ние имеет вопрос об уставе.

Я начал с раз­бора наброска устава, чтобы пока­зать нагляд­нее, к чему кло­нятся мои пред­ло­же­ния. И в резуль­тате чита­телю выяс­ни­лось, наде­юсь, что в сущ­но­сти можно бы, пожа­луй, обой­тись без устава, заме­нив его регу­ляр­ной отчет­но­стью о каж­дом кружке, о каж­дой функ­ции работы. Что можно напи­сать в уставе? Коми­тет руко­во­дит всеми (это и так ясно). Коми­тет выби­рает рас­по­ря­ди­тель­ную группу (это не все­гда нужно, а когда это нужно, дело не в уставе, а в сооб­ще­нии цен­тру о составе этой группы и о кан­ди­да­тах к ней). Коми­тет рас­пре­де­ляет между сво­ими чле­нами отдель­ные сто­роны работы, пору­чая каж­дому регу­лярно докла­ды­вать коми­тету и сооб­щать ЦО и ЦК о ходе дела (и тут важ­нее сооб­щить в центр о таком-​то рас­пре­де­ле­нии, чем напи­сать в уставе пра­вило, кото­рое при бед­но­сти наших сил оста­нется зача­стую без применения).

Коми­тет дол­жен точно опре­де­лить, кто состоит его чле­ном. Коми­тет попол­ня­ется кооп­та­цией. Коми­тет назна­чает рай­он­ные группы, завод­ские под­ко­ми­теты, группы такие-​то и такие-​то (если пере­чис­лять жела­тель­ное, то нико­гда не кон­чишь, а пере­чис­лять при­мерно в уставе не к чему; доста­точно сооб­щить в центр об учре­жде­нии). Рай­он­ные группы и под­ко­ми­теты учре­ждают кружки такие-​то… Состав­ле­ние такого устава тем менее полезно в насто­я­щее время, что у нас почти нет (во мно­гих местах вовсе нет) обще­пар­тий­ного опыта дея­тель­но­сти раз­лич­ных таких групп и под­групп, а для выра­ботки такого опыта нужен не устав, а орга­ни­за­ция пар­тий­ной, если можно так выра­зиться, осве­дом­лен­но­сти: на устав у нас каж­дая мест­ная орга­ни­за­ция тра­тит мини­мум несколько вече­ров. Если бы это время было посвя­щено каж­дым по его спе­ци­аль­ной функ­ции подроб­ному и про­ду­ман­ному отчету о ней перед всей пар­тией, дело бы выиг­рало во сто крат.

И не потому только бес­по­лезны уставы, что рево­лю­ци­он­ная работа не все­гда допус­кает оформ­лен­ность. Нет, оформ­лен­ность нужна, и мы должны ста­раться офор­мить всю работу по мере воз­мож­но­сти. И оформ­лен­ность допу­стима в гораздо боль­ших раз­ме­рах, чем это обык­но­венно думают, но дости­жима она не уста­вами, а только и исклю­чи­тельно (повто­ряем это еще и еще раз) точ­ным опо­ве­ще­нием цен­тра пар­тии: только тогда это будет реаль­ной оформ­лен­но­стью, свя­зан­ной с реаль­ной ответ­ствен­но­стью и (пар­тий­ной) оглас­кой. А то кто же у нас не знает, что серьез­ные кон­фликты и раз­но­гла­сия реша­ются у нас в сущ­но­сти вовсе не голо­со­ва­нием «по уставу», а борь­бой и угро­зой «уйти»? Такой внут­рен­ней борь­бой полна исто­рия боль­шин­ства наших коми­те­тов за послед­ние 3-4 года пар­тий­ной жизни. Очень жаль, что борьба эта не была оформ­лена: она тогда дала бы гораздо более для поуче­ния пар­тии, для опыта наших пре­ем­ни­ков. Но такая полез­ная и необ­хо­ди­мая оформ­лен­ность ника­кими уста­вами не созда­ется, а исклю­чи­тельно пар­тий­ной глас­но­стью. У нас при само­дер­жа­вии не может быть иного сред­ства и ору­жия пар­тий­ной глас­но­сти, кроме регу­ляр­ной осве­дом­лен­но­сти пар­тий­ного центра.

И только тогда, когда мы научимся широко при­ме­нять эту глас­ность, у нас дей­стви­тельно выра­бо­та­ется опыт функ­ци­о­ни­ро­ва­ния тех или иных орга­ни­за­ций, только на осно­ва­нии такого широ­кого и мно­го­лет­него опыта могут выра­ба­ты­ваться не бумаж­ные уставы.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Редак­ция «Искры» гово­рит в № 55, что между ЦК и оппо­зи­цией «состо­я­лось согла­ше­ние пре­дать забве­нию» факты, упо­мя­ну­тые в моем «Письме в редак­цию «Искры»» («Почему я вышел из редак­ции «Искры»?»). Это заяв­ле­ние редак­ции пред­став­ляет из себя «отписку», поис­тине уже фор­ма­ли­сти­че­скую, бюро­кра­ти­че­скую и кан­це­ляр­скую (выра­жа­ясь пре­крас­ным сло­гом тов. Аксель­рода). На самом деле такого согла­ше­ния не было, как прямо заяв­ляет загра­нич­ный пред­ста­ви­тель ЦК в осо­бом листке, выпу­щен­ном тот­час после выхода № 55 «Искры». Такого согла­ше­ния и не могло быть, как это должно быть ясно вся­кому вни­ма­тель­ному чита­телю моего письма, ибо оппо­зи­ция отвергла «доб­рый мир», кото­рый был пред­ло­жен ЦК и кото­рый, навер­ное, вклю­чал бы в себе усло­вие пре­дать забве­нию все то, что достойно забве­ния. Неужели редак­ция была так наивна, что, отверг­нув мир и начав в № 53 войну про­тив пре­сло­ву­того бюро­кра­тизма, она наде­я­лась на то, что про­тив­ная сто­рона умол­чит о дей­стви­тель­ном источ­нике этих ска­зок о бюрократизме?

Редак­ции очень и очень не понра­ви­лось, что я назвал дей­стви­тель­ный источ­ник этих ска­зок дряз­гами (Literatengezank - дрязги лите­ра­то­ров), Еще бы! Но ведь наго­во­рить жал­ких слов по поводу этого дей­стви­тельно непри­ят­ного факта не зна­чит еще опро­верг­нуть факт.

Мы поз­во­лим себе задать почтен­ней­шей редак­ции два вопроса.

Пер­вый вопрос. Отчего это одному кажутся только забав­ными самые ярост­ные обви­не­ния в само­дер­жа­вии, в робес­пье­ров­ском режиме, в совер­ше­нии пере­во­рота, и пр. и пр., а дру­гих кровно оби­жает спо­кой­ный рас­сказ о фак­тах и о фак­ти­че­ски тре­бо­вав­шихся гене­раль­ских местах? Настолько оби­жает, что они гово­рят совсем «ник­че­муш­ние» речи о «лич­но­стях», «мораль­ной тени» и даже «низ­мен­ных (откуда сие??) моти­вах»? Отчего такая раз­ница, - а, дру­зья мои? Уж не оттого ли, что «место» гене­рала «низ­мен­нее», чем место самодержца?

Вто­рой вопрос. Отчего не объ­яс­няет чита­те­лям редак­ция, почему она (в те дале­кие вре­мена, когда она при­над­ле­жала к оппо­зи­ции и на деле была «в мень­шин­стве») выра­жала жела­ние пре­дать забве­нию неко­то­рые факты? Не нахо­дит ли редак­ция, что одна уже мысль о жела­нии «пре­дать забве­нию» прин­ци­пи­аль­ные раз­но­гла­сия нелепа и не могла прийти в голову ни одному здра­во­мыс­ля­щему человеку?

Видите, как вы неловки, мои любез­ные «поли­ти­че­ские про­тив­ники»! Вы хотели уни­что­жить меня обви­не­нием, что я пере­ношу прин­ци­пи­аль­ный спор в область дрязг, а вме­сто этого вы под­твер­дили мое утвер­жде­ние насчет дей­стви­тель­ного источ­ника неко­то­рых ваших «раз­но­гла­сий».

Далее. При­знавши, по своей нелов­ко­сти, что дрязги были, редак­ция не потру­ди­лась объ­яс­нить чита­те­лям, где, по ее мне­нию, кон­ча­ется прин­ци­пи­аль­ное раз­но­гла­сие и где начи­на­ются дрязги. Редак­ция обхо­дит мол­ча­нием, что я в своем письме делаю попытку совер­шенно точно раз­гра­ни­чить область того и дру­гого. Я пока­зы­ваю там, что прин­ци­пи­аль­ное раз­но­гла­сие (далеко не такое глу­бо­кое, чтобы вызы­вать дей­стви­тель­ное рас­хож­де­ние) обна­ру­жи­лось по вопросу о § 1 устава и рас­ши­ри­лось сбли­же­нием искров­ского мень­шин­ства с неис­кров­скими эле­мен­тами к концу съезда. Я пока­зы­ваю также, что речи о бюро­кра­тизме, фор­ма­лизме и проч. явля­ются прежде всего про­стым отзву­ком быв­ших после съезда дрязг.

Редак­ция, веро­ятно, не согласна с таким отгра­ни­че­нием «прин­ци­пи­аль­ного» и «под­ле­жа­щего забве­нию»? Почему же она не потру­ди­лась сооб­щить свое мне­ние о «пра­виль­ном» отгра­ни­че­нии этих обла­стей? Не потому ли, что эти обла­сти не раз­ме­же­ва­лись еще (и не могут быть раз­ме­же­ваны) в ее сознании?

По фелье­тону ува­жа­е­мого това­рища Аксель­рода в том же № 55 «Искры» чита­тели могут судить, к чему при­во­дит эта… нераз­бор­чи­вость и во что пре­вра­ща­ется наш Цен­траль­ный пар­тий­ный орган. О наших спо­рах по вопросу о § 1 устава тов. Аксель­род не гово­рит пи слова по суще­ству, огра­ни­чи­ва­ясь абсо­лютно непо­нят­ными для небыв­шего на съезде чело­века наме­ками на «пери­фе­рий­ные обще­ства». Тов. Аксель­род забыл, веро­ятно, как долго и обсто­я­тельно спо­рили мы о § 1! зато тов. Аксель­род создал себе «тео­рию», по кото­рой «боль­шин­ство искров­цев, явив­шихся на съезд, про­ник­нуто было убеж­де­нием, что их глав­ной зада­чей явля­ется… вести борьбу с внут­рен­ними вра­гами». «Перед этой мис­сией» для боль­шин­ства «сту­ше­вы­ва­лась (по твер­дому убеж­де­нию ува­жа­е­мого тов. Аксель­рода) пред­сто­я­щая поло­жи­тель­ная задача». «Пер­спек­тива поло­жи­тель­ной работы ото­дви­га­ется в туман­ную даль неопре­де­лен­ного буду­щего»; перед пар­тией стоит более неот­лож­ная «воен­ная задача усми­ре­ния внут­рен­них врагов».

И тов. Аксель­род не нахо­дит слов, чтобы клей­мить этот «бюро­кра­ти­че­ский (или меха­ни­че­ский) цен­тра­лизм», эти «яко­бин­ские» (!!?) планы, этих «дез­ор­га­ни­за­то­ров», кото­рые кого-​то «тес­нят и тре­ти­руют, как крамольников».

Чтобы пока­зать, какова истин­ная цен­ность этой тео­рии, – вер­нее, этих обви­не­ний боль­шин­ства съезда в дез­ор­га­ни­за­тор­ских тен­ден­циях тес­нить (вооб­ра­жа­е­мую, должно быть) кра­молу и в игно­ри­ро­ва­нии поло­жи­тель­ной работы, мне доста­точно будет напом­нить забыв­чи­вому тов. Аксель­роду один (для начала один) малень­кий факт. 6-​го октября 1903 г. после мно­го­крат­ных уве­ща­ний чле­нов мень­шин­ства о неле­по­сти и дез­ор­га­ни­зу­ю­щем харак­тере их бой­кота, мы с Пле­ха­но­вым офи­ци­ально при­гла­сили «кра­моль­ных» лите­ра­то­ров (и тов. Аксель­рода в том числе) взяться за поло­жи­тель­ную работу, офи­ци­ально заявили им, что отказ от этой работы равно нера­зу­мен и с точки зре­ния лич­ного раз­дра­же­ния и с точки зре­ния тех или иных раз­но­гла­сий (для изло­же­ния кото­рых мы откры­ваем стра­ницы наших изданий).

Тов. Аксель­род забыл об этом. Он забыл, что отве­тил тогда реши­тель­ным отка­зом без вся­ких объ­яс­не­ний при­чин. Он забыл, что для него тогда, в эти давно про­шед­шие вре­мена, «поло­жи­тель­ная работа ото­дви­га­лась в туман­ную даль неопре­де­лен­ного буду­щего», како­вое буду­щее только 26 ноября 1903 года стало желан­ным настоящим.

Тов. Аксель­род не только «забыл» это, но и желал бы вообще «пре­дать забве­нию» подоб­ные «лич­но­сти», не так ли?

Ука­зы­вать мень­шин­ству на то, что оно целые месяцы дез­ор­га­ни­зо­вы­вало пар­тию, забра­сы­вало поло­жи­тель­ную работу, отвле­кало сво­ими дряз­гами тьму сил у ЦК, это «лич­но­сти», это зна­чит набра­сы­вать мораль­ную тень, это зна­чит сво­дить борьбу тен­ден­ций на уро­вень дрязги. Этому не место на стра­ни­цах ЦО.

А обви­нять боль­шин­ство пар­тий­ного съезда в том, что оно смело тра­тить время на уве­ща­ния «кра­моль­ни­ков», что оно дез­ор­га­ни­зо­вало пар­тию борь­бой с (вооб­ра­жа­е­мыми) дез­ор­га­ни­за­то­рами - это прин­ци­пи­аль­ные раз­но­гла­сия, для коих надо «при­бе­речь» столбцы «Искры». Не так ли, ува­жа­е­мый тов. Аксельрод?

Может быть, огля­нув­шись вокруг себя, тов. Аксель­род най­дет и в насто­я­щее время немало при­ме­ров тому, как «поло­жи­тель­ная работа» и для прак­ти­ков мень­шин­ства ото­дви­га­ется в туман­ную даль тоже желан­ного, но все еще неопре­де­лен­ного будущего?

Нет, зна­ете, выгод­нее было бы вам не затра­ги­вать вовсе вопроса об отно­ше­нии боль­шин­ства и мень­шин­ства к поло­жи­тель­ной работе! Выгод­нее бы не напо­ми­нать о том, о чем гово­рит, напри­мер, один завод­ский рабо­чий города – ва в сле­ду­ю­щем письме ко мне:

«Доро­гой товарищ!

В послед­нее время, т. е. после вто­рого съезда пар­тии, нам объ­явили, что ЦК не был выбран съез­дом еди­но­душно, что съезд рас­ко­лолся на две части по вопросу об отно­ше­ниях Цен­траль­ного Органа к Цен­траль­ному Коми­тету и обра­зо­ва­лось так назы­ва­е­мое боль­шин­ство и мень­шин­ство. Все это, как тяже­лый камень, обру­ши­лось на нашу голову и при­да­вило нас всей своей тяже­стью, потому что самый вопрос об отно­ше­нии ЦО к ЦК был для нас неожи­дан­ною ново­стью: ведь до самого съезда он не только не воз­буж­дался ни в каких круж­ках и собра­ниях, но, насколько мне пом­нится, его обхо­дили мол­ча­нием и в лите­ра­туре. Вот это самое замал­чи­ва­ние его до съезда мне непо­нятно. Если пред­по­ло­жить, что его совсем не суще­ство­вало, то нужно при­знать, что това­рищи, клав­шие все свои силы на объ­еди­не­ние пар­тии, не пред­став­ляли себе ясно ее орга­ни­за­ции, т. е. ее устрой­ства. Но вто­рое совер­шенно невоз­можно, потому что вопрос, рас­ко­лов­ший теперь пар­тию, ясно пока­зал, что взгляд на устрой­ство пар­тии был и был не у всех оди­на­ков. А если это так, то почему его скры­вали? Это пер­вое. А вто­рое – самый этот вопрос, когда при­хо­дится его решать, то я ставлю себе такой вопрос: какое устрой­ство пар­тии обес­пе­чит ее орто­док­саль­ное направ­ле­ние, и тут же рядом с ним у меня явля­ется мысль, что кроме устрой­ства пар­тии важен состав ее вождей, т. е. если они орто­доксы, то и направ­ле­ние пар­тии орто­док­саль­ное, если - оппор­ту­ни­сты, то и пар­тия такая же. Теперь, имея такие пред­по­ло­же­ния и зная состав вождей пар­тии, я без­условно выска­зы­ва­юсь за пре­об­ла­да­ние ЦО над ЦК в идей­ном руко­вод­стве пар­тией. Выска­заться за это еще больше застав­ляет рус­ская дей­стви­тель­ность: как бы ни был ЦК орто­док­са­лен, но он, нахо­дясь в Рос­сии, не может быть застра­хо­ван от про­вала, а сле­до­ва­тельно, и от потери орто­док­саль­но­сти помимо своей воли, так как пре­ем­ники не всегда-​то соот­вет­ствуют тем, кого они заме­щают. Кому из това­ри­щей, рабо­та­ю­щих хоть немного в коми­те­тах, не зна­комы такие явле­ния, что самый луч­ший коми­тет в силу одной из мно­гих слу­чай­но­стей заме­ня­ется пло­хим и обратно. Совсем не то с ЦО: он стоит в иных усло­виях (при­ни­мая во вни­ма­ние, что ЦО будет нахо­диться за гра­ни­цей), кото­рые обес­пе­чи­вают ему более дол­го­вре­мен­ное суще­ство­ва­ние, а сле­до­ва­тельно, и воз­мож­ность при­го­то­вить себе достой­ных пре­ем­ни­ков. Но я не знаю, това­рищ, можно ли решать этот вопрос раз навсе­гда, т. е. или чтоб все­гда пре­об­ла­дал ЦО над ЦК или - ЦК над ЦО. Я думаю, что нельзя. Возь­мем такое поло­же­ние: вдруг состав ЦО изме­нился и из орто­док­саль­ного сде­лался оппор­ту­ни­сти­че­ским, как, напри­мер, «Впе­ред» в Гер­ма­нии; ну можно ли тогда дать ему пре­об­ла­да­ние в идей­ном руко­вод­стве? что бы стали делать мы, вос­пи­тан­ные в орто­док­саль­ном духе, неужели должны бы согла­шаться с ним? Нет, наша обя­зан­ность была бы отнять у него право на пре­об­ла­да­ние и пере­дать его в руки дру­гого учре­жде­ния, и если бы этого не было сде­лано по какому-​нибудь поводу, все равно будь то пар­тий­ная дис­ци­плина или еще что-​нибудь, то все мы достойны бы были назва­ния измен­ни­ков рабо­чему социал-​демократическому дви­же­нию. Так я смотрю на это и никак не могу согла­ситься с реше­нием раз навсе­гда, как это делают неко­то­рые товарищи.

Теперь мне совсем непо­нятна та борьба, кото­рая ведется теперь между боль­шин­ством и мень­шин­ством, и нам очень мно­гим она кажется непра­виль­ной. Ну, ска­жите, това­рищ! Есте­ственно ли такое поло­же­ние, когда все силы кла­дутся на разъ­езды по коми­те­там за тем только, чтобы пого­во­рить о боль­шин­стве и мень­шин­стве. Я, право, не знаю. Неужели этот вопрос настолько важен, чтобы ему отда­вать все силы и из-​за него смот­рели друг на друга, чуть ли как не на врага? И на самом деле так выхо­дит, что если коми­тет подо­бран, пред­по­ло­жим, из одного лагеря, то из дру­гого туда уже никто не попа­дет, несмотря на всю свою при­год­ность для работы, даже если хотите, он не попа­дет и тогда, когда он необ­хо­дим для работы, когда послед­няя много теряет от его отсут­ствия. Этим, конечно, я не хочу ска­зать, чтобы совсем бро­сили борьбу из-​за этого вопроса: вовсе нет, только, по-​моему, она должна носить дру­гой харак­тер, и из-​за нее мы не должны забы­вать глав­ной своей задачи, а именно про­па­ганды в массе социал-​демократических идей, потому что, забы­вая это, мы тем самым обес­си­ли­ваем нашу пар­тию. Я не знаю, честно ли это, но когда при­хо­ди­лось видеть, что инте­ресы дела топ­та­лись в грязь и совер­шенно забы­ва­лись, то я назы­ваю всех их поли­ти­че­скими интри­га­нами. Как-​то больно ста­но­ви­лось и страшно за самое дело, когда видишь, что люди, сто­я­щие во главе его, заняты чем-​то дру­гим. Глядя на это, дума­ешь: неужели наша пар­тия осуж­дена на веч­ные рас­колы из-​за таких мело­чей, неужели мы неспо­собны в одно и то же время вести внут­рен­нюю борьбу сов­местно с внеш­ней. Для чего же тогда устра­и­ва­ются съезды, когда их поста­нов­ле­ния не при­ни­ма­ются во вни­ма­ние и каж­дый делает, что ему взду­ма­ется, оправ­ды­ва­ясь тем, что съезд, мол, непра­вильно решил, ЦК недее­спо­со­бен и т. д. И это делают те, кото­рые до съезда все время кри­чали про цен­тра­ли­за­цию, про пар­тий­ную дис­ци­плину и проч., а теперь как будто хотят пока­зать, что дис­ци­плина нужна только про­стым смерт­ным, а не им, людям верха. Они, должно быть, поза­были, что их при­мер страшно раз­вра­щает мало­опыт­ных това­ри­щей, уже теперь слы­шится снова среди рабо­чих недо­воль­ство интел­ли­ген­цией, кото­рая из-​за раз­до­ров между собою забы­вает их, уже теперь более горя­чие опус­кают руки, не зная, что делать. Пока что, а вся цен­тра­ли­зо­ван­ная поста­новка дела теперь явля­ется пустым зву­ком. Оста­ется только наде­яться, что в буду­щем все изме­нится к лучшему».

При­ме­ча­ния

[1] Име­ется в виду новая, мень­ше­вист­ская, редак­ция газеты «Искра», в руки кото­рой пере­шло изда­ние «Искры» в ноябре 1903 года.

[2] Ленин пере­фра­зи­рует здесь сти­хо­тво­ре­ние И. С. Тур­ге­нева из романа «Дво­рян­ское гнездо».

[3] В коми­тет надо ста­раться вве­сти рабочих-​революционеров, име­ю­щих наи­боль­шие связи и наи­луч­шее «имя» в рабо­чей массе.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.