Что такое монополия?

Что такое монополия?
~ 20 мин

Вопрос, без­условно, бана­лен и отсы­лает к вашим позна­ниям, остав­шимся со школь­ного курса обще­ст­во­зна­ния. Пола­гаю, все пом­нят, что моно­по­лия («mono» от гре­че­ского «monos» — один, еди­ный; гре­че­ское «poleo» — про­даю) — это ситу­а­ция в эко­но­ми­че­ской сфере, при кото­рой на рынке име­ется един­ствен­ное пред­при­я­тие (или их группа), выпус­ка­ю­щее опре­де­лён­ный вид товара. Его про­дукт уни­ка­лен и не пред­ла­га­ется иными про­дав­цами. Если же на рынке два про­давца, то речь идёт о дуопо­лии, а в слу­чае нали­чия малого коли­че­ства доми­ни­ру­ю­щих пред­при­я­тий — оли­го­по­лии. А теперь забудьте об этом. Тер­мины, конечно, кра­си­вые и «умные», но проку от них нет.

Работа В. И. Ленина «Импе­ри­а­лизм, как выс­шая ста­дия капи­та­лизма» — одна из важ­ней­ших работ по поли­ти­че­ской эко­но­мии вто­рой ста­дии капи­та­лизма. Как и почему моно­по­лии заво­е­вали рынки, что этому пред­ше­ство­вало и почему яви­лось резуль­та­том есте­ствен­ного раз­ви­тия — обо всём этом и мно­гом дру­гом пишет Ленин в своей работе.

В наши планы не вхо­дит сде­лать крат­кий пере­сказ ленин­ского «Импе­ри­а­лизма…», тем более, суще­ствует ещё дру­гая его работа — «Импе­ри­а­лизм и рас­кол соци­а­лизма», в кото­рой автор пред­ла­гает крат­кий очерк своих воз­зре­ний, при­во­дит основ­ные тезисы и аргументы.

Наша задача — отве­тить на вопрос «что такое моно­по­лия?», помочь, тем самым, лучше понять ход ленин­ской мысли и ещё раз уяс­нить для себя невер­ность совре­мен­ных концепций.


Вер­ная трак­товка поня­тия «моно­по­лия» очень важна для изу­че­ния марк­сист­ской полит­эко­но­мии, осо­бенно при рас­смот­ре­нии и ана­лизе импе­ри­а­лизма. Про­блема лишь одна: далеко не все авторы учеб­ни­ков акцен­ти­руют вни­ма­ние на этом вопросе, а порой и вовсе обхо­дят его сто­ро­ной. Напри­мер, в учеб­нике поли­ти­че­ской эко­но­мии 1988 года под редак­цией В. А. Мед­ве­дева, Л. И. Абал­кина, О. И. Оже­ре­льева и др.

Обра­тимся к зако­нам диа­лек­тики, а именно к закону борьбы и един­ства про­ти­во­по­лож­но­стей. Какие про­ти­во­по­лож­но­сти мы должны рас­смот­реть, если хотим лучше понять харак­тер капи­та­ли­сти­че­ских моно­по­лий? Сво­бод­ная кон­ку­рен­ция и монополия.

В таком слу­чае борьба кон­ку­рен­ции с моно­по­лией про­яв­ля­ется в борьбе мел­ких бур­жуа, пыта­ю­щихся отсто­ять свою мел­кую соб­ствен­ность, и круп­ных бур­жуа, кото­рые хотят уни­что­жить всех своих кон­ку­рен­тов, меша­ю­щих уста­нов­ле­нию моно­поль­ной цены. Однако мел­кие кон­ку­ренты оста­ются, и зача­стую при­чи­ной этому является:

  1. Нали­чие нало­го­вых льгот. Грубо говоря, госу­дар­ство искус­ственно под­дер­жи­вает «на плаву» мел­кий биз­нес, кото­рый не спо­со­бен зача­стую кон­ку­ри­ро­вать на рав­ных с круп­ными производителями.
  2. Неце­ле­на­прав­лен­ность борьбы круп­ного биз­неса с мел­ким. Тут важно отме­тить, что одна из при­чин банк­рот­ства мел­ких пред­при­я­тий — отсут­ствие посто­ян­ных кли­ен­тов или их недо­ста­точ­ность, бо́льшие затраты на про­из­вод­ство и бо́льшие посто­ян­ные издержки по срав­не­нию с круп­ными пред­при­я­ти­ями. По сути, на мел­ких соб­ствен­ни­ков даже необя­за­тельно ока­зы­вать дав­ле­ние: они спо­койно могут про­иг­рать в резуль­тате кон­ку­рент­ной борьбы. Более того, о какой сво­бод­ной кон­ку­рен­ции может вестись речь, когда моно­по­лия на рынке — это на сего­дняш­ний день уже свер­шив­шийся факт? Возь­мём хотя бы бан­ков­ский сек­тор в Рос­сии: Сбер­банк вла­деет 30 % акти­вов от суммы всех бан­ков­ских акти­вов, а какой-​нибудь «Дель­та­Кре­дит», нахо­дя­щийся на пяти­де­ся­том месте из 630 по коли­че­ству акти­вов, имеет долю 0,23 %1 . Не может быть ника­кой сво­бод­ной кон­ку­рен­ции между нерав­ными в воз­мож­но­стях компаниями.
  3. Вза­и­мо­за­ви­си­мость мел­ких и круп­ных бур­жуа. Из преды­ду­щего пункта можно сде­лать вывод, мол, а почему тогда в совре­мен­ном капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве ещё суще­ствует мел­кий биз­нес? Можно ли его пол­но­стью анни­ги­ли­ро­вать? Но тут-​то и «зарыта собака»: мел­кая бур­жу­а­зия — это про­ме­жу­точ­ное звено между про­ле­та­ри­а­том и круп­ной бур­жу­а­зией. Её лик­ви­да­ция при­ве­дёт к неслы­хан­ному рас­сло­е­нию обще­ства по дохо­дам, лишив тем самым, про­ле­та­рия «счаст­ли­вой воз­мож­но­сти» стать «бари­ном», что толк­нёт мно­го­чис­лен­ную мел­кую бур­жу­а­зию в ряды про­ле­та­ри­ата и рево­лю­ци­о­ни­зи­рует её.

Поло­же­ние мел­кого соб­ствен­ника очень шат­кое; он зави­сим от всех: от поку­па­те­лей, от постав­щи­ков сырья и денеж­ных ссуд, кото­рые, в свою оче­редь, нико­гда не даются без опре­де­лён­ных усло­вий, что само по себе делает мел­кого бур­жуа при­дат­ком круп­ного. Но и круп­ным денеж­ным воро­ти­лам тре­бу­ются потре­би­тели и суб­под­ряд­чики. Тут уже име­ется зави­си­мость круп­ной бур­жу­а­зии от мел­ких соб­ствен­ни­ков, кото­рые при­об­ре­тают и исполь­зуют их про­дук­цию. Нельзя ска­зать, что круп­ные кор­по­ра­ции не смо­гут обой­тись без таких при­дат­ков, но имея их, они не несут ника­ких допол­ни­тель­ных затрат на про­из­вод­ствен­ные рас­ходы. В этот про­цесс ока­зы­ва­ется вовле­чено всё обще­ство, ибо выбор у мел­кого бур­жуа неве­лик: в резуль­тате кон­ку­рен­ции он ока­жется или в стане про­ле­та­риев, или «вырас­тет» до сред­него бур­жуа, всту­пая в схватку с ещё более могу­ще­ствен­ными соперниками.

Един­ство про­ти­во­по­лож­но­стей, в свою оче­редь, заклю­ча­ется в невоз­мож­но­сти появ­ле­ния моно­по­лий без сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, ибо они явля­ются её зако­но­мер­ным дети­щем. Но сво­бод­ная кон­ку­рен­ция также не спо­собна «про­жить» дол­гое время без транс­фор­ма­ции в моно­по­лию, в кото­рую она пере­хо­дит в резуль­тате кон­цен­тра­ции и цен­тра­ли­за­ции капитала.

«…Кон­цен­тра­ция, на извест­ной сту­пени её раз­ви­тия, сама собою под­во­дит, можно ска­зать, вплот­ную к моно­по­лии. Ибо несколь­ким десят­кам гигант­ских пред­при­я­тий легко прийти к согла­ше­нию между собою, а с дру­гой сто­роны затруд­не­ние кон­ку­рен­ции, тен­ден­ция к моно­по­лии порож­да­ется именно круп­ным раз­ме­ром пред­при­я­тий. Это пре­вра­ще­ние кон­ку­рен­ции в моно­по­лию пред­став­ляет из себя одно из важ­ней­ших явле­ний — если не важ­ней­шее — в эко­но­мике новей­шего капи­та­лизма…»2

Стоит обра­тить вни­ма­ние на то, что коли­че­ствен­ные изме­не­ния эко­но­ми­че­ских пока­за­те­лей (уве­ли­че­ние выпуска про­дук­ции, ока­за­ние услуг, предо­став­ле­ние работ и так далее), взя­тые в абсо­лют­ной вели­чине по отно­ше­нию ко всему обо­зре­ва­е­мому сек­тору, при­во­дят к каче­ствен­ному скачку от сво­бод­ной кон­ку­рен­ции к моно­по­лии, что внешне выра­жа­ется в смене цено­об­ра­зо­ва­ния с рыноч­ного по соот­но­ше­нию спроса и пред­ло­же­ния на моно­поль­ное. При­чём каче­ствен­ные изме­не­ния, в свою оче­редь, «про­во­ци­руют» коли­че­ствен­ные, они про­ис­хо­дят еди­но­вре­менно и нераз­рывно связаны.

Каче­ствен­ный ска­чок от сво­бод­ной кон­ку­рен­ции к моно­по­лии про­яв­ля­ется в уста­нов­ле­нии моно­поль­ной цены. В тот момент, когда уста­нав­ли­ва­ются моно­поль­ные цены, когда начи­нает извле­каться моно­поль­ная сверх­при­быль, тогда о сво­бод­ной кон­ку­рен­ции речь более вестись не может. Уста­нов­ле­ние моно­поль­ной цены есть глав­ный при­знак моно­по­лии. Моно­по­лия без уста­нов­ле­ния моно­поль­ных цен невоз­можна, и наоборот.

Кон­цен­тра­ция и цен­тра­ли­за­ция капи­та­лов, откро­венно говоря, при­во­дит к зани­ма­тель­ным послед­ствиям и иллю­стри­рует коли­че­ствен­ные изме­не­ния. Напри­мер, на сего­дняш­ний день более поло­вины богатств нашей пла­неты сосре­до­то­чены в руках 8 чело­век, при­чём их состо­я­ние выросло, начи­ная с 2010 года, на 44 %, а сум­мар­ное состо­я­ние бед­ней­ших трёх с поло­ви­ной мил­ли­ар­дов чело­век за тот же вре­мен­ной про­ме­жу­ток сокра­ти­лось на 41 %3 4 . Бога­тые бога­теют, бед­ные беднеют.

Под­водя итог всему напи­сан­ному, мы можем ска­зать, что моно­по­лия есть отри­ца­ние сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, её диа­лек­ти­че­ская про­ти­во­по­лож­ность. Именно эту доста­точно про­стую ленин­скую мысль мно­гие упус­кают из виду. Не пони­мая этого, довольно сложно разо­браться в «Импе­ри­а­лизме…» и пра­вильно понять его.

В под­твер­жде­ние наших слов при­ве­дём неболь­шой отры­вок из «Импе­ри­а­лизма…» Вла­ди­мир Ильич пишет:

«Эко­но­ми­че­ски основ­ное в этом про­цессе есть смена капи­та­ли­сти­че­ской сво­бод­ной кон­ку­рен­ции капи­та­ли­сти­че­скими моно­по­ли­ями. Сво­бод­ная кон­ку­рен­ция есть основ­ное свой­ство капи­та­лизма и товар­ного про­из­вод­ства вообще; моно­по­лия есть пря­мая про­ти­во­по­лож­ность сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, но эта послед­няя на наших гла­зах стала пре­вра­щаться в моно­по­лию, созда­вая круп­ное про­из­вод­ство, вытес­няя мел­кое, заме­няя круп­ное круп­ней­шим, доводя кон­цен­тра­цию про­из­вод­ства и капи­тала до того, что из неё вырас­тала и вырас­тает моно­по­лия: кар­тели, син­ди­каты, тресты, сли­ва­ю­щийся с ними капи­тал какого-​нибудь десятка воро­ча­ю­щих мил­ли­ар­дами бан­ков»5 .

И далее:

«И в то же время моно­по­лии, вырас­тая из сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, не устра­няют её, а суще­ствуют над ней и рядом с ней, порож­дая этим ряд осо­бенно ост­рых и кру­тых про­ти­во­ре­чий, тре­ний, кон­флик­тов»6 .

На этой фразе стоит оста­но­виться. Дело в том, что на момент напи­са­ния работы моно­по­лия суще­ство­вала ещё не во всех отрас­лях и сфе­рах, поэтому о суще­ство­ва­нии моно­по­лии над сво­бод­ной кон­ку­рен­цией ещё можно было гово­рить. Пола­гать суще­ство­ва­ние сво­бод­ной кон­ку­рен­ции на сего­дняш­ний день, когда почти вся эко­но­мика нахо­дится в руках горстки круп­ней­ших пред­при­я­тий, о чём будет ещё ска­зано ниже, было бы ошиб­кой. При­мерно начи­ная с два­дца­тых годов про­шлого века, эта цитата Ленина стала утра­чи­вать свою акту­аль­ность в связи с даль­ней­шей кон­цен­тра­цией капитала.

Тогда встаёт вопрос. Для чего суще­ствуют в наше время раз­лич­ные анти­мо­но­поль­ные службы? Как бы это ни было пара­док­сально, но именно они зани­ма­ются уни­что­же­нием малого и сред­него биз­неса, обходя сто­ро­ной серьёз­ные зло­упо­треб­ле­ния со сто­роны огром­ных кор­по­ра­ций. Доста­точно озна­ко­миться даже с мате­ри­а­лом по ФАС в «Вики­пе­дии», чтобы убе­диться в этом.

Поня­тие моно­по­лии в марк­сист­ской полит­эко­но­мии не сво­дится к одной един­ствен­ной ком­па­нии или группе ком­па­ний на рынке. Конечно, син­ди­кат, трест, и про­чие формы орга­ни­за­ции капи­та­ли­стов явля­ются раз­но­вид­но­стью моно­по­лии. Но моно­по­лия не сво­дится к ним одним. Ленин выде­лял пять основ­ных видов монополий:

  1. Союзы капи­та­ли­стов: кар­тели, син­ди­каты, тресты.
  2. «Вос­хож­де­ние на Олимп» трёх — пяти круп­ней­ших бан­ков, кото­рые явля­ются «свя­зу­ю­щими арте­ри­ями» всей эко­но­мики и рас­по­ря­жа­ются эко­но­ми­че­ской жиз­нью общества.
  3. Захват источ­ни­ков сырья сою­зами капиталистов.
  4. Начало эко­но­ми­че­ского раз­дела мира. Именно борьба за пере­дел рын­ков выхо­дит на пер­вый план при моно­по­ли­сти­че­ском капитализме.
  5. Завер­ше­ние тер­ри­то­ри­аль­ного раз­дела мира. Соб­ственно говоря, вла­де­ние тер­ри­то­рией само по себе уже даёт моно­поль­ное право извле­че­ния из неё при­были. Этим во мно­гом объ­яс­ня­ется быст­рый раз­дел Африки в конце XIX века. На сего­дняш­ний день тер­ри­то­ри­аль­ный раз­дел мира уже окон­чен (если быть точ­ным, он завер­шился ещё до Пер­вой миро­вой войны) и ведётся лишь пере­дел, и то в виде исклю­че­ния. Правда, после деко­ло­ни­за­ции этот раз­дел при­нял новую форму — гос­под­ство импе­ри­а­ли­стов осу­ществ­ля­ется эко­но­ми­че­скими мето­дами, и лишь в край­них слу­чаях они при­бе­гают к воен­ной агрес­сии. Но на суть импе­ри­а­ли­сти­че­ского миро­по­рядка это не вли­яет. После 1991 г. раз­делу между раз­ными груп­пами моно­по­ли­стов под­верг­лись и быв­шие соци­а­ли­сти­че­ские страны. Только Антарк­тида до сих пор не раз­де­лена на части.

Таким обра­зом, моно­по­лии мы можем опре­де­лить, как хозяй­ствен­ные объ­еди­не­ния капи­та­ли­стов с целью уни­что­же­ния сво­бод­ной кон­ку­рен­ции. Не имеет прин­ци­пи­аль­ного зна­че­ния, сколько капи­та­ли­стов име­ется на рынке: 1, 2, 100 или 1000 — моно­по­лия не есть коли­че­ствен­ный пока­за­тель. Опре­де­ле­ние же моно­по­лии в каче­стве «одной един­ствен­ной ком­па­нии, вла­де­ю­щей про­из­вод­ством» есть при­кры­тие суще­ству­ю­щей моно­по­лии во всех сфе­рах. При­чины упо­треб­ле­ния такого поня­тия моно­по­лии в совре­мен­ной эко­но­ми­че­ской тео­рии про­сты и ана­ло­гичны тем, что оправ­ды­вают суще­ство­ва­ние мел­кой бур­жу­а­зии. Это про­па­ган­дист­ский ход, а не наука. С точки зре­ния марк­сист­ской полит­эко­но­мии такое пони­ма­ние моно­по­лии явля­ется част­ным слу­чаем отри­ца­ния сво­бод­ной конкуренции.

Пола­гаем, мы доста­точно осве­тили марк­сист­ское пони­ма­ние моно­по­лии. Теперь рас­смот­рим при­мер. Далеко ходить не будем: бан­ков­ский сек­тор Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Почему именно он? На то есть две при­чины. Во-​первых, мы хотим пока­зать по ана­ло­гии с ленин­ской рабо­той в совре­мен­ной Рос­сии три — пять круп­ней­ших бан­ков, фак­ти­че­ски управ­ля­ю­щих эко­но­ми­кой страны. Во-​вторых, из-​за осо­бой важ­но­сти кре­дит­ных орга­ни­за­ций для капи­та­ли­сти­че­ской эко­но­мики: импе­ри­а­лизм харак­те­ри­зу­ется также сра­щи­ва­нием про­мыш­лен­ного и бан­ков­ского капи­тала, пре­вра­ще­нием их в финан­со­вый капитал.

«Кон­цен­тра­ция про­из­вод­ства; моно­по­лии, вырас­та­ю­щие из неё; сли­я­ние или сра­щи­ва­ние бан­ков с про­мыш­лен­но­стью — вот исто­рия воз­ник­но­ве­ния финан­со­вого капи­тала и содер­жа­ние этого поня­тия»7 .

Банки начи­нают играть реша­ю­щую роль в эко­но­мике: кре­ди­тами они зака­ба­ляют про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия, ста­но­вятся их совла­дель­цами, отби­рают пред­при­я­тия за долги и т. д. Но и это ещё не всё. Банки не раз­дают деньги направо и налево за обе­ща­ние их вер­нуть: перед оформ­ле­нием кре­дита полу­ча­тель дол­жен дока­зать свою кре­ди­то­спо­соб­ность, предо­ста­вить бизнес-​план, предо­ста­вить всю инфор­ма­цию о себе. То есть кре­дит­ная орга­ни­за­ция полу­чает дан­ные о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии пред­при­я­тий, также о его кон­ку­рен­тах, и в конеч­ном итоге, имея на руках досье кли­ента, начи­нает «при­гля­ды­вать» за ним. Именно банки опре­де­ляют про­центы по кре­ди­там, от кото­рых зави­сят почти все про­мыш­лен­ные, да и вообще все пред­при­я­тия страны. Подоб­ное утвер­жде­ние будет также спра­вед­ливо в слу­чае, если речь вести о потре­би­тель­ских кре­ди­тах, но в сей­час мы гово­рим не о них.

Теперь пред­ла­гаем озна­ко­миться с неко­то­рыми ста­ти­сти­че­скими дан­ными. Для начала рас­смот­рим изме­не­ние числа кре­дит­ных орга­ни­за­ций в России.

Исходя из при­ве­дён­ных дан­ных8 , как вы могли заме­тить, число бан­ков осо­бенно резко стало падать, начи­ная с сере­дины 2013 года. Часть стала фили­а­лами более круп­ных орга­ни­за­ций, часть — разо­ри­лась, часть — лиши­лась лицен­зии. Всё это про­ис­хо­дит при уве­ли­че­нии акти­вов пяти круп­ней­ших бан­ков Рос­сии и ослаб­ле­нии конкуренции.

Всё это крас­но­ре­чиво гово­рит о том, что госу­дар­ство дей­ствует в инте­ре­сах круп­ного капи­тала, устра­няя кон­ку­рен­цию. Также серьёз­ным под­спо­рьем в деле лик­ви­да­ции вся­кой кон­ку­рен­ции слу­жит феде­раль­ное зако­но­да­тель­ство. В ста­тье 11 Феде­раль­ного закона «О бан­ках и бан­ков­ской дея­тель­но­сти» гово­рится, что «мини­маль­ный раз­мер устав­ного капи­тала вновь реги­стри­ру­е­мого банка на день подачи хода­тай­ства о госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции и выдаче лицен­зии на осу­ществ­ле­ние бан­ков­ских опе­ра­ций уста­нав­ли­ва­ется в сумме 300 мил­ли­о­нов руб­лей»9 . А также «Не могут быть исполь­зо­ваны для фор­ми­ро­ва­ния устав­ного капи­тала кре­дит­ной орга­ни­за­ции при­вле­чён­ные денеж­ные сред­ства»10 . То есть име­ется доста­точно высо­кий барьер для созда­ния банка, что само по себе очень сильно ска­зы­ва­ется на конкуренции.

Теперь же рас­смот­рим основ­ные пока­за­тели кре­дит­ных орга­ни­за­ций, предо­став­ля­е­мые Бан­ком Рос­сии11 .

Выше­ука­зан­ные све­де­ния пока­зы­вают явное доми­ни­ро­ва­ние пятёрки круп­ней­ших бан­ков. Если мы пред­ста­вим доли каж­дой группы бан­ков в про­цен­тах отно­си­тельно сум­мар­ных пока­за­те­лей, то полу­чим таб­лицу 3.

Важно отме­тить, что банки, вхо­дя­щие в первую пятёрку, при рас­смот­ре­нии раз­ных пока­за­те­лей отли­ча­ются. Исполь­зуя дан­ные двух рей­тин­го­вых агентств и Цен­траль­ного Банка Рос­сий­ской Феде­ра­ции, мы полу­чаем при­бли­зи­тель­ные доли пяти круп­ней­ших бан­ков в сум­мар­ных акти­вах всего бан­ков­ского сек­тора Рос­сии12 :

  1. Сбер­банк Рос­сии — 29,9 %
  2. ВТБ Банк Москвы — 12,3 %
  3. Газ­пром­банк — 6,8 %
  4. ВТБ 24 — 4,2 %
  5. ФК Откры­тие — 4,1 %

А теперь посмот­рим ста­ти­стику по объ­ёму вкла­дов физи­че­ских лиц отно­си­тельно сум­мар­ных вкладов:

  1. Сбер­банк Рос­сии — 45,0 %
  2. ВТБ 24 — 9,0 %
  3. Газ­пром­банк — 2,9 %
  4. Рос­сель­хоз­банк — 2,8 %
  5. ВТБ — 2,4 %

И по какому бы пока­за­телю мы бы ни смот­рели, каж­дый раз будем видеть явного лидера — Сбер­банк Рос­сии, на сайте кото­рого даже сказано:

«Банк явля­ется основ­ным кре­ди­то­ром рос­сий­ской эко­но­мики и зани­мает круп­ней­шую долю на рынке вкла­дов. На его долю при­хо­дится 46 % вкла­дов насе­ле­ния, 38,7 % кре­ди­тов физи­че­ским лицам и 32,2 % кре­ди­тов юри­ди­че­ским лицам»13 .

Осо­бенно важно отме­тить госу­дар­ствен­ное уча­стие в веду­щих кре­дит­ных организациях:

  1. 52,32 % акций Сбер­банка Рос­сии при­над­ле­жит Цен­траль­ному банку Рос­сий­ской Феде­ра­ции (Банк Рос­сии)14 ;
  2. 100 % акций ВТБ Банк Москвы при­над­ле­жит банку ВТБ (ПАО)15 . А 60,93 % банка ВТБ (ПАО) при­над­ле­жит Роси­му­ще­ству16 ;
  3. 35,5414 % Газ­пром­банка при­над­ле­жит ПАО «Газ­пром», 38,373 % кото­рого при­над­ле­жит Роси­му­ще­ству; 10,1907 % при­над­ле­жит госу­дар­ствен­ной кор­по­ра­ции «Банк раз­ви­тия и внеш­не­эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти (Вне­ш­эко­ном­банк)», осталь­ные акции при­над­ле­жат него­су­дар­ствен­ным пен­си­он­ным фон­дам, так или иначе при­над­ле­жа­щие «Газ­прому». Таким обра­зом, несмотря на слож­ное пере­пле­те­ние акци­о­не­ров, кон­троль­ный пакет акций при­над­ле­жит госу­дар­ствен­ным кор­по­ра­циям17 ;
  4. 99,9269 % акций ВТБ 24 при­над­ле­жит Банку ВТБ (ПАО)18 ;
  5. Един­ствен­ный банк без госу­дар­ствен­ного уча­стия из рас­смат­ри­ва­е­мых нами — ФК Откры­тие19 ;
  6. 100 % акций Рос­сель­хоз­банка при­над­ле­жит Роси­му­ще­ству20 .

Исходя из при­ве­дён­ных дан­ных, мы можем прийти к выводу, что, во-​первых, все круп­ней­шие банки, за исклю­че­ние одного, кон­тро­ли­ру­ются госу­дар­ством либо напря­мую, либо опо­сре­до­ванно — через госу­дар­ствен­ные кор­по­ра­ции. Да, конечно, Банк Рос­сии, согласно Кон­сти­ту­ции, не при­над­ле­жит госу­дар­ству и функ­ци­о­ни­рует неза­ви­симо21 . Тем не менее, он явля­ется тако­вым фактически.

Во-​вторых, ни о какой кон­ку­рен­ции здесь не может быть и речи, поскольку сум­марно пять круп­ней­ших бан­ков дер­жат под кон­тро­лем фак­ти­че­ски всю эко­но­мику Рос­сии. Эти пять бан­ков могут уста­нав­ли­вать про­цент­ные ставки на своё усмот­ре­ние, могут дик­то­вать свои пра­вила игры. Таким обра­зом, мы можем наблю­дать ещё одну харак­тер­ную осо­бен­ность импе­ри­а­лизма: сра­щи­ва­ние госу­дар­ствен­ного аппа­рата с финан­со­вым капи­та­лом. Исходя из этого, мы можем счи­тать совре­мен­ную Рос­сию пре­крас­ным при­ме­ром государственно-​монополистического капитализма. 

Рекомендуемая литература

  1. В. И. Ленин. Импе­ри­а­лизм как выс­шая ста­дия капитализма;
  2. В. И. Ленин. Импе­ри­а­лизм и рас­кол социализма;
  3. В. И. Ленин. О лозунге Соеди­нён­ные Штаты Европы;
  4. Р. Гиль­фер­динг. Финан­со­вый капитал.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Рей­тинг бан­ков ана­ли­ти­че­ского сайта «Банки.Ру» [Элек­трон­ный ресурс] // Банки.Ру.
  2. Ленин В. И. Импе­ри­а­лизм, как выс­шая ста­дия капи­та­лизма.
  3. Доми­нанта мень­шин­ства: восемь чело­век на Земле вла­деют поло­ви­ной состо­я­ния мира // Russia today на рус­ском. Ори­ги­нал на англий­ском языке: Just 8 men own same wealth as half the world // Oxfam International.
  4. Инфор­ма­ция на начало 2016: Доклад меж­ду­на­род­ного НКО Oxfam (новость на рус­ском языке) // Вести. Эко­но­мика. Ори­ги­нал на англий­ском языке: 62 people own the same as half the world, reveals Oxfam Davos report // Oxfam International.
  5. Ленин В. И. Импе­ри­а­лизм, как выс­шая ста­дия капи­та­лизма.
  6. Там же.
  7. Там же.
  8. Таб­лица состав­лена на осно­ва­нии дан­ных с офи­ци­аль­ного сайта Банка Рос­сии. // Банк Рос­сии.
  9. Феде­раль­ный закон от 02.12.1990 N 395-1 (ред. от 03.07.2016) «О бан­ках и бан­ков­ской дея­тель­но­сти» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017), ста­тья 11.
  10. Там же.
  11. Таб­лица состав­лена на осно­ва­нии дан­ных с офи­ци­аль­ного сайта Банка Рос­сии. // Банк Рос­сии.
  12. Про­центы посчи­таны на осно­ва­нии неза­ви­си­мых рей­тин­гов с учё­том предо­став­ля­е­мых Цен­траль­ным Бан­ком дан­ных. В част­но­сти, мы обра­щали вни­ма­ние на ана­ли­ти­че­ский сайт Сравни.Ру // Сравни.Ру и ана­ли­ти­че­ский сайт Банки.Ру // Банки.Ру.
  13. Офи­ци­аль­ный сайт Сбер­банка Рос­сии. // Банк Рос­сии.
  14. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО «Сбер­банк» // Банк Рос­сии.
  15. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО «ВТБ Банк Москвы» // Банк Рос­сии.
  16. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО «ВТБ» // Банк Рос­сии.
  17. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО «Газ­пром­банк» // Банк Рос­сии.
  18. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО «ВТБ 24» // Банк Рос­сии.
  19. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО Банк «ФК Откры­тие» // Банк Рос­сии.
  20. Спи­сок лиц, под кон­тро­лем либо зна­чи­тель­ным вли­я­нием кото­рых нахо­дится ПАО «Рос­сель­хоз­банк» // Банк Рос­сии.
  21. «Кон­сти­ту­ция Рос­сий­ской Феде­ра­ции» (при­нята все­на­род­ным голо­со­ва­нием 12.12.1993) (с учё­том попра­вок, вне­сен­ных Зако­нами РФ о поправ­ках к Кон­сти­ту­ции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ), ста­тья 75.