О предмете философии у деборинцев. Краткая справка

О предмете философии у деборинцев. Краткая справка
35 мин

Несмотря на критику В. И. Лениным эмпириокритицизма, позитивистские тенденции в российской и советской философии ещё проявлялись как в некоторых последующих трудах представителей самих эмпириокритиков, так и во взглядах «механистов», с 1924 г. противостоявших деборинской группе «диалектиков». Л. А. Коган писал в 1985 г., что «в борьбе с механицизмом активно участвовали и учёные, не являвшиеся „деборинцами“: В. В. Адоратский, В. Ф. Асмус, В. В. Быстрянский, Б. Э. Быховский, М. А. Дынник, А. В. Луначарский, В. И. Невский, М. В. Серебряков, Л. Ф. Спокойный, А. К. Столяров, А. Я. Троицкий, M. М. Фурщик и др.»1 Однако сейчас можно сказать, что некоторые из перечисленных Коганом мыслителей также были деборинцами. Это В. Ф. Асмус2 3 , А. К. Столяров4 и А. Я. Троицкий5 6 .

Что же думали о предмете философии видные представители деборинской школы, которая, несмотря на продолжительный «неоспинозизм», занимала, в общем, правильную антиредукционистскую позицию в борьбе с механистами?

До того, как примкнуть к деборинцам, В. Ф. Асмус в работе «Философские задачи Логики» пишет, что «относительно философии доныне не выяснены с полной отчётливостью ни её предмет, ни её задача, ни подлежащая ей сфера исследований, ни присущие ей методы»7 . Сам он считает философию «двойственной стихией мудрости и знания»8 и всё же утверждает, что «для достижения полного теоретического совершенства все отдельные науки должны быть восполнены метафизикой или первой философией»9 .

Позднее, в рядах деборинцев, исследуя связь между формальной логикой и диалектикой, указывая на принципы, связывающие логику и онтологию, Асмус выделяет онтологию как определённое учение:

«Относительно предметного происхождения и предметной значимости операций силлогизма не может быть никакого сомнения. Как бы ни были „формальны“, общи и абстрактны правила, запрещающие делать выводы, не вытекающие с логической необходимостью из посылок, — однако правила эти все без исключения суть онтологические принципы, обусловленные определённым, хотя весьма общим онтологическим учением об объектах»10 .

Если бы данное учение полагалось Асмусом некоей «формальной онтологией» в составе формальной же логики, а не основой последней в составе совокупного философского знания, оно бы наверняка вошло в его знаменитый учебник «Логика»11 , но этого, как известно, не случилось.

А. К. Столяров в своей работе 1930 г. «Диалектический материализм и механисты: Наши философские разногласия» то утверждает, что «философия в том смысле, в каком понимаем её мы, марксисты, — есть наука об общих законах движения и теория самого научного мышления, методологический сгусток теории в целом»12 , то пишет, что «наша марксистская философия, это — теория научного мышления, это — общая методология»13 . Однако далее по тексту он всё же задаётся вопросами:

    1. «…каким образом Ленин, вслед за Марксом, мог определять диалектику как „науку об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления“?»14 ;
    2. «…если Энгельс и Ленин говорят о диалектике как „науке“, то почему же не говорить о „системе“ или о „теории диалектики“?»15

Завершается эта работа Столярова такими словами:

«…задачей нашей философии является „объяснить мир“ для того, чтобы его „изменить“»16 .

А вот по словам А. Я. Троицкого, «учение о мышлении и его законах — это и есть философия в новом понимании этого слова»17 .

В 1925 г. Н. А. Карев, хотя и пишет, что «под предметом философии мы понимаем объект её изучения, окружающий нас мир»18 , но в некоторых формулировках, раскрывающих смысл высказываний Ф. Энгельса о предмете философии, допускает такого рода неточности, которые подрывают уверенность читателя в последовательном отстаивании Каревым вышеупомянутого тезиса. Выдвинув этот тезис, Карев пишет, что «для Энгельса философия — самопознание мышления, но не абстрактного мышления вообще, а конкретного мышления, познающего конкретную действительность и отражающего в своих формах наиболее общие формы её развития»19 .

Однако, как уже было показано в моей статье, опубликованной в журнале «Lenin Crew»20 , среди высказываний Энгельса о предмете философии преобладают связанные с её более широким пониманием как науки о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и мышления. Рассуждая в августе 1929 г. о задачах диалектической логики, Карев пишет, что она «наука о всеобщих формах движения в природе, истории и их отображении в человеческом мышлении, опирающаяся на весь опыт человеческого знания, сумма, вывод, итог его истории»21 , что «поскольку диалектика изучает то, как создаются конкретно-всеобщие понятия и как связываются они при изучении действительности, она имеет своим предметом не отдельные вещи, а „наиболее общие законы их движения“»22 .

Но в декабре того же года Карев утверждает, что «содержание философии как науки в марксизме сводится, как известно, согласно Энгельсу, к учению о мышлении, т. е. к теории познания и диалектике, к методологии»23 . Карев добавляет там же:

«…согласно точке зрения Маркса, Энгельса, Плеханова и Ленина, марксизм есть целостное мировоззрение, которое вырастает на почве диалектико-материалистического метода и представляет не что иное, как совокупность знания, достигнутого и обработанного на основе этого метода. В этом смысле мы говорим о системе диалектического материализма. Вполне понятно, что в этом смысле слово система не заключает в себе ничего такого, что обыкновенно именуется под понятием „система“ в буржуазной идеалистической философии, что подразумевается под этим понятием хотя бы у Гегеля. Система в данном случае не представляет собой чего-то законченного, находится не вне отдельных наук, а объединяет эти науки, пропитывает их своим методом. Это не что-то, находящееся по ту сторону наук, вне их конкретных достижений, а то, что живёт в самом научном знании, в отдельных науках, создаёт их связь и единство. Диалектический материализм изучает формы движения действительности, имеющие место в процессе развития — в природе, в обществе и в человеческом мышлении»24 .

Но ведь должно быть понятно, что в случае изучения этих форм движения в разных сферах ограничение одной только методологией, теорией познания оказывается невозможным, и нужна самостоятельная, целостная мировоззренческая теория, предметно отличающаяся от других наук. Карев ближе к концу той статьи пишет:

«Материалистическая диалектика есть методология научного исследования, однако мы говорим о теории диалектики. В аналогичном смысле мы должны говорить и о теории исторического материализма»25 .

Что же мы получаем в итоге: теорию методологии, методологию теории, «мыслевоззрение»? Это теория мировоззрения или настоящая мировоззренческая теория? Здесь Карев этот вопрос не проясняет.

Зато в статье 1930 г. «К вопросу о теоретических корнях правого уклона», обращая внимание на характеристику Н. И. Бухариным марксистской философии, Карев пишет, что «наряду с удачной защитой материализма в ряде своих работ (напр., в „Енчмениаде“), в то же время тов. Бухарин никак не может уловить её предмета, как науки»26 . Сам же Карев считает философию «учением о мышлении, включающем формальную логику и диалектику»27 . По Кареву, «это — метод, практически подтверждаемый и проверяемый каждым шагом научного исследования и классовой борьбы»28 .

В одной из работ В. А. Тер-Ваганяна29 также можно обнаружить разные формулировки. Там, конечно, утверждается, что «философия — это не есть „наука наук“, не есть некая система человеческих знаний, а общее мировоззрение, вытекающее из определённого отношения к последним основам бытия и познания»30 . Но всё же этот автор останавливается на призыве:

«…вспомните слова Энгельса о том, что философия — наука о законах мышления!!»31

М. Л. Ширвиндт в написанной им главе «Идеализм и материализм» «Краткого учебника исторического материализма» считал, что «философию можно определить как всеобщую методологию научного знания, имеющую цель дать прочную основу для построения определённой системы взглядов на явления природы и общества. Философия, следовательно, является основой всякого мировоззрения»32 . В рецензии Г. Д. Обичкина на этот учебник справедливо отмечалось, что «в определении философии как „науки, исследующей общие принципы достоверного научного знания“ имеется налёт кантианства»33 .

Понимание предмета философии у И. Я. Вайнштейна было следующим. В 1927 г., критикуя «организационную теорию» А. А. Богданова, Вайнштейн обращается к словам Энгельса:

«…диалектика, — замечает Энгельс, — есть наука о всеобщих законах движения во внешнем мире, истории и в человеческом сознании»34 .

Метафизической всеобщности Вайнштейн противопоставляет «всеобщие законы движения в природе и человеческом духе»35 . В 1928 г. Вайнштейн, вновь упоминая эти формулировки36 , пытается согласовать их с известными проблематическими высказываниями Энгельса:

«Некоторые философские ликвидаторы усматривают в сведении философии к учению о законах мышления ликвидацию философии. Очевидно, что эти ликвидаторы приписывают свои собственные идеи Энгельсу, который в таких идеях совершенно неповинен. Плеханов и Энгельс считали учение о законах мышления, т. е. диалектическую теорию познания, достаточно обширным в качестве мирообъемлющего философского синтеза»37 .

Однако ясно ведь, что, даже без ликвидации таким образом философии, законы развития природы и общества, которые выпадают из прямого перечисления компонентов этого «мирообъемлющего философского синтеза», отразятся в нём лишь опосредованно. Но критикуя в 1929 г. «логику приспособления» К. Каутского, Вайнштейн всё же пишет:

«Диалектическая логика есть не логика приспособления, а учение о законах развития действительности, которое является могучим предохранительным клапаном против всякого рода субъективизма и софистики»38 .

Специфической была позиция С. Л. Гоникмана. По сути, он вкладывал иной смысл в понятие методологии. Так, в 1924 г. он пишет:

«Законы изменения и законы отношения составляют то, что мы называем диалектическим методом. — Это всеобщие категории, всеобщие законы развития всего существующего или, как сказал Энгельс, законы развития природы, общества и законы мышления»39 .

И более того, Гоникман порицает ограничение предметной области философии:

«Диалектика, это — общая методология наук, она представляет собой результат, к которому путём многовекового развития пришла философия. Не только отрицание философии, но и подсовывание на её место гносеологии, какой-либо этической дребедени, вроде науки о поведении или действии, и т. д., — является реакционным шагом не только по отношению к Марксу-Энгельсу, но и Гегелю»40 .

В 1929 г. Гоникман сохраняет эту свою расширительную трактовку понятия методологии.

«Для марксизма „методология“ — это законы объективного бытия, природы и общества, познанные общественным человеком, воспроизведённые в человеческой голове. Понятно, что у Богданова „методология“ не может иметь такого „метафизического“ значения»41 .

Но и методологией Гоникман не ограничивается:

«Мы должны устроить демонстрацию победоносности нашего метода по отдельным конкретным вопросам. Так представляется дело с первого взгляда. Однако я полагаю, что этот путь не есть та столбовая дорога, идя по которой, мы можем выполнить задачу, стоящую перед нами. Дело в том, что естественники сейчас требуют прежде всего не демонстрации превосходства метода в той или другой отдельной проблеме, они требуют мировоззрения, они требуют системы, они требуют цельных взглядов»42 .

«Центральная задача лежит в том, чтобы дать теорию, систему диалектики»43 .

И. П. Подволоцкий, споря с механистами, говорил:

«Маркс, Энгельс, Плеханов и Ленин считали диалектику наукой о наиболее общих законах всякого движения и законах мышления, от такого понимания диалектики и уничтожают [механисты. — В. Т.] самую постановку вопроса о теории диалектики. Они противопоставляют диалектику фактам, всеобщие диалектические законы — конкретным законам естествознания. Делать это — значит не понимать ни философии, ни естествознания. Естествознание, как и всякая наука, строит свои обобщения при помощи категорий логики. Во всяком предложении, во всякой мысли, — говорит Ленин, — как в зародыше, заключены все элементы диалектики. Всеобщие категории, без которых невозможно мышление и, следовательно, невозможна наука, есть отражение в мысли всеобщих законов движения. Для того, чтобы понять эти категории, сознательно ими пользоваться и строить сознательно диалектическое естествознание, нужна разработка диалектической логики. А так как категории соответствуют всеобщим законам движения, то необходима разработка диалектики, как науки о всеобщих законах движения»44 .

Подволоцкий писал:

«Сама философия есть лишь наиболее высокое научное обобщение, исследующее на основе всех достижений науки всеобщие связи и законы материального движения и логические категории, лежащие в основе всякого научного знания. Поэтому она в свою очередь является методологией всякого научного знания. Философия сводится к основам мировоззрения и к методологии всякого научного знания — к диалектическому материализму»45 .

По словам Б. М. Гессена, «материалистическая диалектика есть теория развития»46 . И. И. Агол считал, что диалектический материализм «изучает общие законы движения материи и прослеживает трансформацию этих законов на различных ступенях развития материального мира»47 . Утверждения о том, что предметом марксистской философии являются всеобщие законы развития природы, общества и мышления, можно встретить у И. К. Луппола в его книгах 1930 г. «Ленин и философия»48 и «На два фронта»49 . Ещё в 1924 г. он пишет:

«Онтология, как учение о сущности вещей, лежащей, якобы, по ту сторону явлений и познаваемой лишь умозрительным путём, есть, конечно, дурная метафизика, отдающая средневековьем. Но онтология, как учение об общих основах бытия, не устарела, и диалектический материализм не был бы материализмом, если бы отмахивался от решения основной философской, именно онтологической, дилеммы: материя — дух»50 .

Г. С. Тымянский в курсе лекций «Введение в диалектический материализм» (1930 г.) даёт такое определение:

«Марксистская философия это не что иное, как диалектический материализм, то есть наука о всеобщих законах развития материи»51 .

Ф. Е. Тележников в своей лекции на тему «Диалектический материализм — философия революционного пролетариата» (2 апреля 1937 г.) утверждает, что «диалектический материализм или материалистическая диалектика является наукой о всеобщих законах развития природы, общества и человеческого мышления»52 .

В. А. Юринец называет трудным вот это место в первом томе «Немецкой идеологии» К. Маркса и Ф. Энгельса:

«Там, где прекращается спекулятивное мышление, — перед лицом действительной жизни, — там как раз и начинается действительная положительная наука, изображение практической деятельности, практического процесса развития людей. Прекращаются фразы о сознании, их место должно занять действительное знание. Изображение действительности лишает самостоятельную философию её жизненной среды. В лучшем случае её может заменить сведение воедино наиболее общих результатов, абстрагируемых из рассмотрения исторического развития людей. Абстракции эти сами по себе, в отрыве от реальной истории, не имеют ровно никакой ценности. Они могут пригодиться лишь для того, чтобы облегчить упорядочение исторического материала, наметить последовательность отдельных его слоёв. Но, в отличие от философии, эти абстракции отнюдь не дают рецепта или схемы, под которые можно подогнать исторические эпохи»53 .

По словам Юринца, «эти слова можно понимать как отвержение философии как отдельной науки об общей связи вещей и знания. Так их понимает тов. Рязанов в своём вступлении к „Немецкой идеологии“»54 (см. также текст самого Д. Б. Рязанова55 ). Однако Юринец считает, что Рязанов понимает их «слишком широко», а «Маркс и Энгельс имеют здесь в виду не философию вообще», но «давнюю идеалистическую философию истории»56 .

Выступая против неокантианца М. Адлера, П. И. Демчук пишет:

«До чего должна дойти наивность Адлера, чтобы утверждать, что материалистический значит эмпирический в философском словаре Маркса. Это значит делать Маркса неучем, совершенно неграмотным в истории философии, ибо неужели Маркс, прошедший такую хорошую философскую школу, не знал, что материализм, начиная с Демокрита, был и онтологическим учением? Отрицать это может только такой учёный философ, который априори на свою работу смотрит только как на сознательную фальсификацию. Адлер идет на эту фальсификацию сознательно, потому что она нужна ему для того, чтобы „разбить“ марксизм, как общее философское мировоззрение»57 .

И. А. Вашакмадзе в своей рецензии 1930 г. на работу М. И. Гогиберидзе «Развитие проблем материализма и диалектики до Маркса»58 отмечает некоторые недостатки этой книги и пишет, что «нельзя согласиться также с автором и в определении философии лишь как только теории познания»59 .

А. Ф. Вишневский пишет, что «предмет диалектического материализма — наиболее общие определения бытия: материя, качество, количество, мера, причинность, субъект-объект и др.»60 , что диалектический материализм «есть наука и притом самая абстрактная наука. И именно потому, что эта абстрактная наука правильно отражает наиболее общие соотношения реального мира, её применение (метод) ведёт к плодотворнейшим результатам»61 .

Общие (всеобщие) законы (движения и) развития природы, человеческого общества и мышления — вот что в конце концов называет предметом философской науки марксизма и Я. Э. Стэн в статье «Философия» 57-го тома первого издания «Большой советской энциклопедии», вышедшего в 1936 г.62 63 Для проверяющих источники читателей отмечу, что Стэн был арестован накануне выхода тома и вскоре расстрелян, а статья была опубликована за авторством М. Б. Митина и А. В. Щеглова64 .

Г. К. Баммель прямо пишет, что «исторический материализм, как мировоззрение, следует мыслить в широкой систематической связи того самого „философского онтологического материализма“, на котором покоятся все области современного естествознания»65 . Спустя несколько лет он также утверждает, что «конкретизация диалектики в одном случае как исторического материализма или в другом — как теории познания предполагает знание общих законов диалектического развития в природе, знание законов движения материи в их единстве, предполагает, другими словами, изучение и разработку особой „науки о связях“, как выражался Энгельс, „в противоположность метафизике“»66 .

Наконец, сам Деборин в предисловии от 5 октября 1928 г. к сборнику своих статей разных лет «Диалектика и естествознание», посвящённому полемике с механистами, пишет:

«Маркс и Энгельс учили, что диалектика есть наука о наиболее общих законах движения природы, общества и человеческого мышления»67 .

Таким образом, это определение всё же преобладало в деборинской философской школе.

Список литературы

  1. Агол И. И. Диалектический метод и эволюционная теория. — 3-е изд. — М., 2013. — 176 с.
  2. Асмус В. Ф. Собрание сочинений (в семи томах). Т. 3: Логика. — М., 2015. — 832 с.
  3. Асмус В. Ф. Философские задачи Логики (лекция pro venia legendi) // Валентин Фердинандович Асмус / под ред. В. А. Жучкова, И. И. Блауберг. — М., 2010. — С. 361−385.
  4. Асмус В. Ф. Формальная логика и диалектика // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 4. — С. 39−62.
  5. Баммель Г. К. Несколько ответных замечаний // Под знаменем марксизма. — М., 1923. — № 10. — С. 249−251.
  6. Баммель Г. К. Очередные проблемы материалистической диалектики // Вестник Коммунистической Академии. — М., 1927. — № 24. — С. 215−224.
  7. Ваганян В. А. По боевым вопросам марксизма: полемическое. — М.; Л., 1926. — 202 с.
  8. Вайнштейн И. Я. Гегель, Маркс и Ленин. — М.; Л., 1928. — 350 с.
  9. Вайнштейн И. Я. К вопросу о методологии политической экономии у Маркса и классиков // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 9. — С. 103−139.
  10. Вайнштейн И. Я. Организационная теория и диалектический материализм: Систематическая критика А. Богданова. — М.; Л., 1927. — 243 с.
  11. Вашакмадзе И. А. [Рецензия] // Под знаменем марксизма. — М., 1930. — № 1. — С. 189−195. — Рец. на кн.: Гогиберидзе М. И. Развитие проблем материализма и диалектики до Маркса. — Тифлис, 1928. — 326 с.
  12. Вишневский А. Ф. В защиту материалистической диалектики. (Ответ тов. Степанову) // Под знаменем марксизма. — М., 1925. — № 8−9. — С. 245−287.
  13. Вишневский А. Ф. [Рецензия] // Под знаменем марксизма. — М., 1924. — № 12. — С. 307−314. — Рец. на кн.: Степанов И. Исторический материализм и современное естествознание. Марксизм и ленинизм. Очерки современного мировоззрения. — М., 1924. — 84 с.
  14. Гессен Б. М. Материалистическая диалектика и современная физика. Тезисы доклада на I Всесоюзном съезде физиков в Одессе 19 августа 1930 г. // Эпистемология и философия науки. — М., 2019. — Т. 56. № 1. — С. 209−215.
  15. Гоникман С. Л. Речь С. Л. Гоникмана // Современные проблемы философии марксизма. — М., 1929. — С. 164−169.
  16. Гоникман С. Л. Теория общества и теория классов Богданова // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 12. — С. 27−62.
  17. Гоникман С. Л. Учение Гегеля о «действительности». (Продолжение) // Под знаменем марксизма. — М., 1924. — № 3. — С. 24−36.
  18. Гусейнов А. А., Лекторский В. А., Корсаков С. Н. 80 лет Институту философии Российской академии наук // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 1. — М., 2010. — С. 724−740.
  19. Деборин А. М. Диалектика и естествознание. — М., 2020. — 360 с.
  20. Демчук П. І. До філософії сучасної соціяль-демократії // Прапор марксизму. — Харків, 1930. — № 3. — С.7−38.
  21. Карев Н. А. Исторический материализм как наука // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 12. — С. 1−26.
  22. Карев Н. А. К вопросу о теоретических корнях правого уклона // Большевик. — М., 1930. — № 2. — С. 27−47.
  23. Карев Н. А. Ленин и теория диалектики (О IX Ленинском сборнике) // Большевик. — М., 1929. — № 15. — С. 89−99.
  24. Карев Н. А. Проблема философии в марксизме // Под знаменем марксизма. — М., 1925. — № 8−9. — С. 5−43.
  25. Коган Л. А. Проблемы диалектического материализма в советской философской науке в переходный период от капитализма к социализму (20-е годы) // История философии в СССР: В 5 т. Т. 5. Кн. 1. — М., 1985. — С. 204−252.
  26. Корсаков С. Н. В. Ф. Асмус: коррективы к образу. — М., 2017. — 32 с.
  27. Корсаков С. Н. Политические репрессии в Институте философии (1930−1940-е гг.) // Философский журнал. — М., 2012. — № 1 (8). — С. 120−170.
  28. Корсаков С. Н. Становление Института философии и судьбы философов при сталинском режиме // Наш философский дом. — М., 2009. — С. 95−195.
  29. Луппол И. К. Ленин и философия: к вопросу об отношении философии к революции. — 3-е изд. — М.; Л., 1930. — 303 с.
  30. Луппол И. К. На два фронта. — М.; Л., 1930. — 219 с.
  31. Луппол И. К. [Рецензия] // Под знаменем марксизма. — М., 1924. — № 10−11. — С. 247−251. — Рец. на кн.: Рахман Д. Джон Локк: Его учение о познании, праве и воспитании: Субъективная и объективная психология. — [Харьков], 1924. — 182 с.
  32. Мареев С. Н. Из истории советской философии: Лукач-Выготский-Ильенков. — М., 2008. — 448 с.
  33. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. — 2-е изд. — М., 1955−1981.
  34. Обичкин Г. Д. Фингерт и Ширвиндт — Краткий учебник по истмату // Под знаменем марксизма. — М., 1931. — № 3. — С. 162−171. — Рец. на кн.: Фингерт Б. А., Ширвиндт М. Л. Краткий учебник исторического материализма. — 6-е изд. — Л., 1930. — 272 с.
  35. Подволоцкий И. П. Ленинский конспект «Науки логики» и проблемы материалистической диалектики // Вестник Коммунистической Академии. — 1929. — № 31. — С. III—XLVII.
  36. Подволоцкий И. П. Речь тов. Подволоцкого / Стенограмма речи, произнесённой по докладу Л. И. Аксельрод «Коренные вопросы диалектического материализма», сделанному в театре им. В. Мейерхольда 10 декабря 1927 г. // Под знаменем марксизма. — М., 1928. — № 1. — С. 222−226.
  37. Рязанов Д. Б. Предисловие редактора // Маркс К., Энгельс Ф. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. Кн. 1. — М., 1924. — С. 191−199.
  38. Сойфер В. Н. Сталин и мошенники в науке. — 2-е изд. — М., 2016. — 480 с.
  39. Столяров А. К. Диалектический материализм и механисты: Наши философские разногласия. — 5-е изд. — Л., 1930. — 232 с.
  40. Стэн Я. Э. Статьи и выступления по философии. — М.; СПб., 2015. — 288 с.
  41. Стэн Я. Э. Философия // Большая советская энциклопедия. — М., 1936. — Т. 57. — Стлб. 445−499.
  42. Тележников Ф. Е. Лекции по основам марксизма. — М., 2014. — 320 с.
  43. Троицкий А. Я. Зазорно ли большевику заниматься философией? // Большевик. — М., 1925. — № 19−20. — С. 14−25.
  44. Тутубалин В. А. К критике гносеологизма в интерпретациях марксистской философии // [Электронный ресурс]. (дата обращения: 2018.08.20).
  45. Тымянский Г. С. Введение в диалектический материализм. — Л., 1930. — 287 с.
  46. Фингерт Б. А., Ширвиндт М. Л. Краткий учебник исторического материализма. — 6-е изд. — Л., 1930. — 272 с.
  47. Юринець В. О. «Німецька ідеологія» Маркса й Енґельса в звязку з деякими питаннями діялектичноґо й історичного матеріялізму // Прапор марксизму. — Харків, 1927. — № 1. — С. 9−47.
  48. გოგიბერიძე მ. მატერიალიზმისა და დიალექტიკის პრობლემების განვითარება მარქსამდე. — ტიფლისი, 1928. — 326 გვ.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Коган Л. А. Проблемы диалектического материализма в советской философской науке в переходный период от капитализма к социализму (20-е годы) // История философии в СССР: В 5 т. Т. 5. Кн. 1. — М., 1985. — с. 218.
  2. Корсаков С. Н. В. Ф. Асмус: коррективы к образу. — М., 2017. — c. 13.
  3. Мареев С. Н. Из истории советской философии: Лукач-Выготский-Ильенков. — М., 2008. — с. 21.
  4. Корсаков С. Н. Политические репрессии в Институте философии (1930−1940-е гг.) // Философский журнал. — М., 2012. — № 1 (8). — с. 146.
  5. Корсаков С. Н. Становление Института философии и судьбы философов при сталинском режиме // Наш философский дом. — М., 2009. — с. 96, 115.
  6. Гусейнов А. А., Лекторский В. А., Корсаков С. Н. 80 лет Институту философии Российской академии наук // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. 1. — М., 2010. — с. 724.
  7. Асмус В. Ф. Философские задачи Логики (лекция pro venia legendi) // Валентин Фердинандович Асмус / под ред. В. А. Жучкова, И. И. Блауберг. — М., 2010. — с. 365.
  8. Там же, с. 376.
  9. Там же, с. 377.
  10. Асмус В. Ф. Формальная логика и диалектика // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 4. — с. 45.
  11. Асмус В. Ф. Собрание сочинений (в семи томах). Т. 3: Логика. — М., 2015. — 832 с.
  12. Столяров А. К. Диалектический материализм и механисты: Наши философские разногласия. — 5-е изд. — Л., 1930. — с. 9.
  13. Там же, с. 39.
  14. Там же, с. 41.
  15. Там же, с. 41.
  16. Там же, с. 232.
  17. Троицкий А. Я. Зазорно ли большевику заниматься философией? // Большевик. — М., 1925. — № 19−20. — с. 20.
  18. Карев Н. А. Проблема философии в марксизме // Под знаменем марксизма. — М., 1925. — № 8−9. — с. 18.
  19. Там же, с. 36−37.
  20. Тутубалин В. А. К критике гносеологизма в интерпретациях марксистской философии // [Электронный ресурс]. (дата обращения: 2018.08.20).
  21. Карев Н. А. Ленин и теория диалектики (О IX Ленинском сборнике) // Большевик. — М., 1929. — № 15. — с. 91.
  22. Там же, с. 93.
  23. Карев Н. А. Исторический материализм как наука // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 12. — с. 5.
  24. Там же, с. 5−6.
  25. Там же, с. 25.
  26. Карев Н. А. К вопросу о теоретических корнях правого уклона // Большевик. — М., 1930. — № 2. — с. 29.
  27. Там же.
  28. Там же, с. 30.
  29. Ваганян В. А. По боевым вопросам марксизма: полемическое. — М.; Л., 1926. — 202 с.
  30. Там же, с. 56.
  31. Там же, с. 171.
  32. Фингерт Б. А., Ширвиндт М. Л. Краткий учебник исторического материализма. — 6-е изд. — Л., 1930. — с. 7.
  33. Обичкин Г. Д. Фингерт и Ширвиндт — Краткий учебник по истмату // Под знаменем марксизма. — М., 1931. — № 3. — С. 162−171. — Рец. на кн.: Фингерт Б. А., Ширвиндт М. Л. Краткий учебник исторического материализма. — 6-е изд. — Л., 1930. — с. 166.
  34. Вайнштейн И. Я. Организационная теория и диалектический материализм: Систематическая критика А. Богданова. — М.; Л., 1927. — с. 23.
  35. Там же, с. 114.
  36. Вайнштейн И. Я. Гегель, Маркс и Ленин. — М.; Л., 1928. — с. 69, 180.
  37. Там же, с. 184.
  38. Вайнштейн И. Я. К вопросу о методологии политической экономии у Маркса и классиков // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 9. — с. 136−137.
  39. Гоникман С. Л. Учение Гегеля о «действительности». (Продолжение) // Под знаменем марксизма. — М., 1924. — № 3. — с. 35.
  40. Там же.
  41. Гоникман С. Л. Теория общества и теория классов Богданова // Под знаменем марксизма. — М., 1929. — № 12. — с. 33.
  42. Гоникман С. Л. Речь С. Л. Гоникмана // Современные проблемы философии марксизма. — М., 1929. — с. 165.
  43. Там же.
  44. Подволоцкий И. П. Речь тов. Подволоцкого / Стенограмма речи, произнесённой по докладу Л. И. Аксельрод «Коренные вопросы диалектического материализма», сделанному в театре им. В. Мейерхольда 10 декабря 1927 г. // Под знаменем марксизма. — М., 1928. — № 1. — с. 224.
  45. Подволоцкий И. П. Ленинский конспект «Науки логики» и проблемы материалистической диалектики // Вестник Коммунистической Академии. — 1929. — № 31. -, с. XVI.
  46. Гессен Б. М. Материалистическая диалектика и современная физика. Тезисы доклада на I Всесоюзном съезде физиков в Одессе 19 августа 1930 г. // Эпистемология и философия науки. — М., 2019. — Т. 56. № 1. — с. 211.
  47. Агол И. И. Диалектический метод и эволюционная теория. — 3-е изд. — М., 2013. — с. 149−150.
  48. Луппол И. К. Ленин и философия: к вопросу об отношении философии к революции. — 3-е изд. — М.; Л., 1930. — с. 126−127, 151.
  49. Луппол И. К. На два фронта. — М.; Л., 1930. — с. 125, 127, 169, 184−185 и др.
  50. Луппол И. К. [Рецензия] // Под знаменем марксизма. — М., 1924. — № 10−11. — С. 248−249. — Рец. на кн.: Рахман Д. Джон Локк: Его учение о познании, праве и воспитании: Субъективная и объективная психология. — [Харьков], 1924. — 182 с.
  51. Тымянский Г. С. Введение в диалектический материализм. — Л., 1930. — с. 23.
  52. Тележников Ф. Е. Лекции по основам марксизма. — М., 2014. — с. 102.
  53. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. — 2-е изд. — М., 1955−1981, т. 3, с. 26.
  54. Юринець В. О. «Німецька ідеологія» Маркса й Енґельса в звязку з деякими питаннями діялектичноґо й історичного матеріялізму // Прапор марксизму. — Харків, 1927. — № 1. — с. 47.
  55. Рязанов Д. Б. Предисловие редактора // Маркс К., Энгельс Ф. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. Кн. 1. — М., 1924. — с. 199.
  56. Юринець В. О. Указ. соч., с. 47.
  57. Демчук П. І. До філософії сучасної соціяль-демократії // Прапор марксизму. — Харків, 1930. — № 3. — с. 26.
  58. გოგიბერიძე მ. მატერიალიზმისა და დიალექტიკის პრობლემების განვითარება მარქსამდე. — ტიფლისი, 1928. — 326 გვ.
  59. Вашакмадзе И. А. [Рецензия] // Под знаменем марксизма. — М., 1930. — № 1. — С. 192. — Рец. на кн.: Гогиберидзе М. И. Развитие проблем материализма и диалектики до Маркса. — Тифлис, 1928. — 326 с.
  60. Вишневский А. Ф. [Рецензия] // Под знаменем марксизма. — М., 1924. — № 12. — С. 310. — Рец. на кн.: Степанов И. Исторический материализм и современное естествознание. Марксизм и ленинизм. Очерки современного мировоззрения. — М., 1924. — 84 с.
  61. Вишневский А. Ф. В защиту материалистической диалектики. (Ответ тов. Степанову) // Под знаменем марксизма. — М., 1925. — № 8−9. — с. 252.
  62. см. Стэн Я. Э. Философия // Большая советская энциклопедия. — М., 1936. — Т. 57. — стлб. 445, 489.
  63. Стэн Я. Э. Статьи и выступления по философии. — М.; СПб., 2015. — с. 122, 207.
  64. см. Сойфер В. Н. Сталин и мошенники в науке. — 2-е изд. — М., 2016. — с. 403−405.
  65. Баммель Г. К. Несколько ответных замечаний // Под знаменем марксизма. — М., 1923. — № 10. — с. 251.
  66. Баммель Г. К. Очередные проблемы материалистической диалектики // Вестник Коммунистической Академии. — М., 1927. — № 24. — с. 217.
  67. Деборин А. М. Диалектика и естествознание. — М., 2020. — с. V.