Научно-технический прогресс и общественно-экономическая формация

Научно-технический прогресс и общественно-экономическая формация
51 мин.

Многие смотрят на развитие технологий с пессимизмом. Неумолимая поступь прогресса грозит потерей работы, разложением «традиционных ценностей», техногенными катастрофами. Пессимизм вызван тем, что технологии навязываются обществу будто бы извне, под воздействием неподвластных людям общественных отношений. Большинство никак не влияет на то, сколько ресурсов выделяют на инновационные проекты и развитие производительных сил, или как используются уже готовые изобретения. Даже правящий класс не контролирует ситуацию в полной мере: его представители не свободны, а вынуждены считаться с законами рынка, действуют слепо и в постоянной вражде друг с другом.

Благодаря развитию науки и техники монотонный ручной труд должен уйти в прошлое вместе с такими понятиями, как голод, бездомность и нищета. Условия труда должны улучшаться, а рабочая неделя сокращаться. Медицина и образование должны становиться более качественными и доступными.

Но этого не происходит. Зачастую новые технологии, наоборот, ухудшают жизнь. Например, автоматизация производств оборачивается сокращениями и ростом безработицы. Люди не понимают, по каким причинам происходят изменения в обществе, почему ухудшается их благосостояние. Большинство проникается пессимизмом и находит отдушину в неразумном потреблении и пустых развлечениях. Проходит время, но ситуация не улучшается, зато закрепляется мнение, будто такой ход событий — естественный и единственно возможный.

Чтобы не впадать в иллюзии, нам необходимо обратить внимание на базис — общественно-экономическую формацию, которая имеет определяющее значение для всего, что происходит в обществе.

Данная работа будет состоять из двух частей.

В первой части мы через призму развития производительных сил посмотрим на темпы научно-технического прогресса (для краткости — НТП). Являются ли его темпы удовлетворительными? Оптимально ли распределяются ресурсы с точки зрения стимулирования НТП в интересах всего общества? Как на это влияет капитализм?

Во второй части посмотрим, как достижения НТП влияют на различные стороны жизни людей: от уровня жизни до экологии и угрозы войны.

1. Капитализм сдерживает научно-технический прогресс

"…средства производства и обмена, на основе которых сложилась буржуазия, были созданы в феодальном обществе. На известной ступени развития этих средств производства и обмена отношения, в которых происходили производство и обмен феодального общества, феодальная организация земледелия и промышленности, одним словом, феодальные отношения собственности, уже перестали соответствовать развившимся производительным силам. Они тормозили производство, вместо того чтобы его развивать. Они превратились в его оковы. Их необходимо было разбить, и они были разбиты.

Место их заняла свободная конкуренция, с соответствующим ей общественным и политическим строем, с экономическим и политическим господством класса буржуазии.

Подобное же движение совершается на наших глазах. Современное буржуазное общество, с его буржуазными отношениями производства и обмена, буржуазными отношениями собственности, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями." 1

С момента первой публикации этих слов Маркса и Энгельса прошло более 170 лет. Посмотрим, насколько они актуальны сегодня.

Развитие науки и технологий должно иметь скорее не линейный, а ускоряющийся характер, а в случае качественных скачков — даже взрывной. Понятно, что «уровень НТП» — весьма абстрактная категория, количественно неизмеримая: поскольку технологии разные, они затрагивают различные стороны жизни человека и его взаимодействия с природой, свести их все к единому знаменателю невозможно. Но даже если в каких-то отдельных вопросах человечество может упереться во временный тупик, в целом НТП сам по себе является базой для увеличения темпов прогресса в дальнейшем.

Этот тезис можно показать на примере закона Мура: по статистике, примерно каждые полтора-два года количество транзисторов на единицу площади интегральной схемы удваивается, то есть вычислительные мощности растут по экспоненте.

Развиваются также компьютерные алгоритмы, возможности обработки, хранения и визуализации данных и т. д. 2

В результате открываются немыслимые ранее возможности для преобразования жизни человека, для развития наук и для дальнейшего ускорения прогресса.

Однако всё вышесказанное относится к возможностям преобразования действительности, а не к фактическому воплощению этих возможностей. Между появлением научных инноваций и созданием действующих на их основе массовых технологических решений есть существенная разница. И основным барьером для перехода от первого ко второму является капиталистическая система.

Наша жизнь в 2019 году отличается от той, что была даже 10−20 лет. В первую очередь на ум приходят интернет и смартфоны — факторы, действительно изменившие быт и поведение большинства людей, кому эти технологии стали доступны. Но так ли сильно изменились другие стороны нашей жизни? Например, заметно ли улучшились условия труда? Были ли автоматизированы производства в той мере, в которой позволяют новые технологии? Наблюдается ли повышение темпов роста мирового производства на душу населения или на одного трудящегося?

Чтобы проиллюстрировать, о чём идёт речь, давайте взглянем, как выглядело американское текстильное производство в 1937 году и как выглядит современное текстильное производство в Бангладеш. К сведению, по данным Тони Норфилда 3, 80% рабочих бангладешских швейных фабрик — женщины, и получают они лишь 1,36 € за смену длиной в 10−12 часов; станок, за которым они работают, производит 250 футболок в час или 18 футболок за каждый евроцент зарплаты; швейных фабрик в Бангладеш 4,5 тыс., на них работают 3,5 млн человек. Если у вас есть одежда H&M, Next, UNIQLO или других мировых гигантов текстильной индустрии, а у вас она наверняка есть, можете быть на 99% уверены, что она была сшита примерно в таких условиях.

Donnelly Garment Company, Канзас-Сити, США, 1937 г.
Vertex, Дакка, Бангладеш

Разумеется, фотографиями доказать рассматриваемый тезис невозможно, а отдельные примеры можно найти для иллюстрации практически любой позиции. Больше фотографий в этой работе не будет, перейдём к статистическим фактам и их анализу.

На этом графике нас интересует факт снижения темпов роста ВВП на душу населения как в мире вообще, так и в развитых странах, причём для последних проблема выглядит острее. Многие современные буржуазные экономисты говорят, что темпы роста не могут быть высокими длительное время и даже рост на 1% в год — это уже неплохо, поскольку на горизонте в несколько десятков лет кумулятивный результат будет вполне значимым: рост на 35% за 30 лет — срок смены поколения. «На практике это подразумевает значительные изменения в образе жизни и в сфере занятости» 4, утверждает Тома Пикетти, приводя в пример появление в течение последних 30 лет интернета, мобильных телефонов, более доступного воздушного транспорта, новых медицинских технологий и так далее.

Всё же я позволю себе не согласиться с тем, что человечество упёрлось в потолок и это максимум того, на что мы способны. Чем ниже стартовая база, тем легче расти, но и сейчас база вовсе не такая высокая, как порой кажется:

  • по оценке Всемирного Банка, в 2005 г. 3,1 млрд человек (47% мирового населения) имели доход менее 2,5 $ в сутки, из них 1,4 млрд человек — менее 1,25 $ в сутки;
  • в 2016 г. условия жизни 37,8 млн жителей ЕС (или 7,5%) были «сильно ограничены в связи с нехваткой ресурсов»;
  • в 2011 г. было зафиксировано рекордное на тот момент количество бедных в США — 46,2 млн человек, а 14,9% домохозяйств (или 50,1 млн американцев) не имели стабильного доступа к еде в необходимом для активной и здоровой жизни объёме.

Продолжать этот список можно долго. Потребность в наращивании уровня потребления даже продуктов первой необходимости для сотен миллионов человек по всему миру налицо. Вкупе с наличием тех же сотен миллионов безработных по всему миру и не оптимальным уровнем автоматизации производств (в первую очередь, в странах «третьего мира») это подводит нас к вопросу: а что мешает организовывать и совершенствовать производства и снабжать этих людей необходимыми им продуктами?

При этом НТП открывает всё больше возможностей для автоматизации процессов, которые ранее автоматизировать было немыслимо. И чем дальше, тем больше таких возможностей появляется и будет появляться. В итоге продукция должна производиться всё быстрее, качественнее и с меньшей затратой трудовых и иных ресурсов (не только смартфоны, но и одежда, еда, мебель, топливо и т. д.).

Пикетти не берётся рассуждать, каким будет или каким должен быть рост мирового ВВП, и верно отмечает, что цифре роста ВВП на душу населения самой по себе не следует придавать излишнюю самостоятельную ценность. В любом случае подобная статистика — лишь доступная экономистам аппроксимация для изучения происходящего в мире. Но и отмахиваться от факта замедления темпов роста ВВП на душу населения в мировом масштабе нельзя: всё же он свидетельствует о том, что не всё в развитии мировой экономики гладко. Сам Пикетти ссылается на данный факт как на свидетельство замедления темпов внедрения инноваций в США.

«…будет нелишним напомнить, что американская экономика была намного более инновационной в 1950—1970-е годы, чем с 1990 по 2010 год, по крайней мере если судить по тому факту, что темпы роста производительности были почти вдвое выше в течение первого периода, а это в случае экономики, располагающейся на мировой технологической границе, должно быть связано с темпами внедрения инноваций». 5

Рассуждая о ВВП, необходимо всегда помнить об изъяне этого показателя. ВВП искажает вклад стран мирового капиталистического центра и периферии в общемировое производство, поскольку при его расчёте используется лишь конечная цена продукта, по которой товар был реализован тем или иным экономическим агентом. Допустим, бангладешская швейная фабрика тратит 40 евроцентов на покупку хлопка у американской компании. H&M покупает произведённую из него футболку за 1,35 евро и продаёт конечному потребителю где-нибудь в Европе за 4,95 евро. Вклад Бангладеш в рост мирового ВВП в этом случае ограничен 0,95 евро, в то время как страны центра якобы произвели продукта на 4,00 евро. То есть в зачёт последним идёт не произведённая, а скорее присвоенная стоимость. Хотя эффективные менеджеры H&M и будут рассказывать, что именно они произвели основную стоимость футболки, прорекламировав и определив, на какую именно вешалку необходимо её повесить в магазине. И это не единственная причина, почему на основе ВВП некорректно делать выводы о вкладе тех или иных игроков в мировое производство 6.

Так в чём же причины замедления темпов роста мирового ВВП на душу населения? Может, развитые страны уже так развили свои производительные силы, что достижения НТП не позволяют ничего особенно улучшить в производственном процессе? Давайте посмотрим.

Рост глобального производства распадается на две составляющие:

  • интенсивный — рост производительности и интенсивности труда: сколько рабочая сила производит продукта за единицу времени;
  • экстенсивный — увеличение совокупного рабочего времени, в том числе в связи с ростом численности трудящихся и продолжительности рабочей недели.

При этом интенсивный рост может быть связан как с внедрением в массовое производство действительно передовых для всего человечества технологий и методик производства, так и с внедрением технологий, давно уже ставших обыденными (или даже устаревшими) в «развитых» странах, там, где технологии даже такого уровня ранее не использовались. Если вы перенесёте ткацкую фабрику из Англии конца XIX века в Бангладеш начала XXI века и возьмёте на работу местных жителей, которые до того всю жизнь выращивали рис, это будет огромным скачком в производительности данных трудящихся с точки зрения вклада в мировой ВВП. Такой рост хоть и будет интенсивным, но не будет обусловлен НТП в глобальном масштабе: это прогресс лишь для этого отстающего региона. Более того, зачастую подобным развитием экономики стран «третьего мира» занимаются, прямо или через посредников, крупнейшие транснациональные корпорации (ТНК), имеющие возможность применять передовые достижения НТП в любой точке планеты.

Такое выделение «нетехнологического» интенсивного роста имеет субъективный характер, измерить его количественно невозможно. Но у нас есть все основания полагать, что именно на него, в совокупности с экстенсивным, приходится львиная доля роста мирового производства и ВВП на душу населения.

В 2017 г. доля городских жителей достигла рекордного значения за всю историю человечества — 54,8% 7. Урбанизация наблюдается уже несколько веков, однако с середины XX века процесс явно ускорился. Основной вклад в этот процесс вносит периферия, где доля городских жителей выросла с 23,4% в 1960 г. до 49,5% в 2017 г. Городское население неразвитых стран в 1961—2017 гг. росло в среднем на 3,2% в год и в итоге увеличилось на 2,6 млрд человек.

Джон Смит, ссылаясь на данные Всемирной Организации Труда (ILO) 8, приводит свидетельство пролетаризации населения стран периферии. В 1950 г. «индустриальная рабочая сила» в «менее развитых регионах» мира насчитывала около 80 млн человек и составляла 34% мировой индустриальной рабочей силы. Сюда включены люди, занятые в добывающей и обрабатывающей промышленности, а также в отраслях строительства, снабжения газом и водой 9. К 2010 г. их число увеличилось до 541 млн человек, а доля в мире — до 79% 10. Если учитывать только занятый в обрабатывающей промышленности 11пролетариат, то на долю этих регионов приходится 83% от мирового 12.

Но даже в 2010 г. в «менее развитых регионах» на долю индустриальной рабочей силы приходилось лишь 23,1% от совокупной 13. Когда речь идёт о росте городского населения на 2,6 млрд человек, сложно ожидать, что все найдут работу, особенно если наличие многомиллионной резервной армии пролетариев позволяет сохранять крайне низкий уровень зарплат и отказывать людям в трудовых правах.

Массовое переселение в город — процесс, через который прошла каждая страна, вставшая на индустриальные рельсы. Он носит прогрессивный характер, хотя в капиталистическом обществе неизбежно порождает и массу крайне неприглядных явлений: высокая безработица, нищета, жизнь в трущобах, нехватка еды, питьевой воды и так далее.

«Прогрессивную историческую роль капитализма можно резюмировать двумя краткими положениями: повышение производительных сил общественного труда и обобществление его». 14

«Признание прогрессивности этой роли [исторической роли капитализма в хозяйственном развитии России — прим. В.Т.] вполне совместимо […] с полным признанием отрицательных и мрачных сторон капитализма, с полным признанием неизбежно свойственных капитализму глубоких и всесторонних общественных противоречий, вскрывающих исторически преходящий характер этого экономического режима». 15

В современных реалиях это обернулось тем, что в странах периферии около 30% городского населения, т. е. ~1 млрд человек 16, каждый 8-ой житель планеты, проживает в трущобах, сталкиваясь примерно с теми же лишениями, которые испытывали английские рабочие в середине XIX века.

Стремительно возросшая за последние 50−60 лет численность и значимость пролетариата стран периферии, в первую очередь — промышленного, а также возможность международных компаний из стран центра присваивать себе значительную часть выгоды от их эксплуатации — вот ключевые причины того, что темпы роста мирового производства на душу населения не стали ещё совсем уж неприлично низкими, а острая фаза мирового кризиса перепроизводства была отложена на несколько десятилетий.

Неоколониальная эксплуатация принимает различные формы. Крупные международные компании могут непосредственно вывозить производства, создавая собственные филиалы или дочерние организации в странах «третьего мира». Более эффективный и широко распространённый способ — насаждение монопсонии. Местные производители сами организуют производства, в том числе с оборудованием и на кредиты из развитых стран, при этом находятся в зависимости от сбыта продукции крупной международной компании по низким ценам. В результате местные производители сами эксплуатируют своих соотечественников, не допуская роста их заработной платы и улучшения условий труда.

Международным компаниям же останется лишь снимать сливки, делая вид, что они к данной эксплуатации не имеют никакого отношения, хотя на самом деле именно они диктуют условия, требуя максимально низких цен от своих поставщиков. По сути это тот же аутсорсинг производства, только прикрытый.

Именно на 1970−1980-ые годы приходится начало бума неоколониализма. Особенно активно «промышленный аутсорсинг» развивался после рыночных реформ в Китае под руководством Дэн Сяопина, когда китайская компартия решила начать встраивать китайскую экономику в международные производственные цепочки 17.

Рост зависимости развитых стран от аутсорсинга производств подтверждается также статистикой по торговле. В 2017 г. экспорт промышленных товаров в OECD 18из развивающихся стран составил 3,0 трлн $, что в 5,5 раз больше чем в 1995 г., в то время как в обратном направлении в 2017 г. было направлено промышленных товаров лишь на 2,2 трлн $, т. е. торговое сальдо составило 0,8 трлн $ 19.

Отдельные капиталисты могут не хотеть вывозить производство, могут беречь свою репутацию, дорожить надписями «Made in USA» на джинсах или даже действительно радеть за рабочие места для своих сограждан. Но законы капиталистического развития неуклонно толкают на этот путь всех, покуда он приносит прибыль. Если ты не «оптимизируешься» сегодня, завтра твой бизнес подомнёт под себя тот, кто это уже сделал. Так, более века дороживший своей репутацией культовый производитель исконно американских джинсов Levi’s в 2004 году закрыл последние два завода на территории США, и теперь более 99% его продукции производится за рубежом, а культовые мотоциклы Harley-Davidson собираются уже далеко не только в США, и в любом случае при сборке используется множество заграничных комплектующих.

Начиная с 1970—1980-х наблюдается отклонение от привычного пути развития капитализма: вместо развития производительных сил происходит их сдерживание, многие компании сознательно пошли на повышение трудоёмкости производства, благо нашёлся столь обильный источник дешёвой рабочей силы.

Тенденция к увеличению доли постоянного капитала (в понимании Маркса, т. е. всего капитала, помимо затраченного на оплату живой рабочей силы), которая приводит к снижению нормы прибыли, в глобальном масштабе временно перестала наблюдаться. Капиталисты нашли лазейку, которая позволила оживить мировую экономику, подстегнуть рентабельность и на несколько десятков лет отсрочить наступление острой фазы кризиса перепроизводства. Секрет успеха — неравенство зарплат и условий труда в мировом масштабе, которое закрепляется барьерами для массовой трудовой миграции.

Ещё Маркс заметил, что капиталистам далеко не всегда выгодно заменять рабочую силу машинами, что является одной из причин, почему капитализм не способен обеспечивать оптимальное развитие производительных сил.

«Если рассматривать машины исключительно как средство удешевления продукта, то граница их применения определяется тем, что труд, которого стоит их производство, должен быть меньше того труда, который замещается их применением. Однако для капитала эта граница очерчивается более узко. Так как он оплачивает не применяемый труд, а стоимость применяемой рабочей силы, то для него применение машины целесообразно лишь в пределах разности между стоимостью машины и стоимостью замещаемой ею рабочей силы. Так как разделение рабочего дня на необходимый труд и прибавочный труд в разных странах различно, так же как оно различно и в одной и той же стране, но в разные периоды или в один и тот же период, но в разных отраслях производства; так как, далее, действительная заработная плата рабочего то падает ниже, то поднимается выше стоимости его рабочей силы, то эта разница между ценой машины и ценой замещаемой ею рабочей силы может претерпевать большие колебания, хотя бы разница между количеством труда, необходимым для производства машины, и общим количеством замещаемого его труда и оставалась без изменения (Примечание к 2 изданию. Поэтому в коммунистическом обществе машины имели бы совершенно другой простор, чем в буржуазном обществе). Но только первая разница и определяет для самого капиталиста издержки производства товара и оказывает на него влияние при посредстве принудительных законов конкуренции». 20

«Янки изобрели камнедробильные машины. Англичане их не применяют, потому что у „несчастных“ …, выполняющих эту работу, оплачивается столь ничтожная часть их труда, что машины удорожили бы производство для капиталистов». 21

Но если в XIX веке прогрессивная историческая роль капитализма в мировом масштабе ещё не была исчерпана в полной мере, как минимум потому что большинство населения планеты не было вовлечено в капиталистическое товарное производство 22, то сегодня этот момент как никогда близок.

После того как вовлечение трудящихся из стран периферии в капиталистические отношения завершится, нищета капитализма, его неспособность предложить человечеству адекватный достигнутому НТП путь развития обнажатся с чудовищной силой.

Сдерживание роста производительных сил — наиболее яркое и масштабное проявление того, как капитализм мешает научно-техническому прогрессу, но далеко не единственное. НТП также сдерживается и на этапах:

  • распределения доступных обществу ресурсов между различными секторами общественной жизни: армия, здравоохранение, наука и т. д.
  • распределения «инновационного бюджета» между различными видами исследований и разработок,
  • подготовки кадров, обеспечения качественного образования для широких масс.

Свежий пример: президент США Дональд Трамп планирует в 2020 г. урезать финансирование Национальных институтов здоровья (National Institutes of Health — NIH) на 5 млрд $ или 12,6%, в т. ч. центров по исследованию онкологических, сердечно-сосудистых и многих других заболеваний 23. В соответствии с официальным заявлением Американской ассоциации иммунологов, это не позволит осуществить важные исследования, направленные на предотвращение и лечение «бесчисленных заболеваний», в том числе не хватит средств на 2 824 исследовательских гранта, необходимо будет сократить объёмы исследований у множества талантливых и преданных своему делу учёных. В прошлом году Конгресс США заблокировал схожую инициативу Трампа, но как будет в этот раз, мы не знаем. В любом случае учёным и больным в США (да и во всём мире) остаётся уповать на благосклонность буржуазного правительства, сами они не имеют возможности повлиять на это решение.

Этот отдельный пример сам по себе ничего не доказывает, но он хорошо ложится в общую тенденцию: уже на протяжении нескольких десятилетий государственный бюджет США всё меньше внимания уделяет научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам (НИОКР). Если в 1980 году расходы на НИОКР составляли 5,1% от общих расходов бюджета США, то после окончания Холодной войны их доля начала снижаться и в 2018 г. достигла рекордно низкого значения — 2,8%. При этом на протяжении этого времени в расходах на НИОКР примерно половина приходилась на исследования для оборонки, а общие расходы на оборону в 2018 г. были больше расходов на «гражданские» НИОКР в 9,7 раз 24. Насколько это отвечает интересам граждан, судите сами.

Частично данная проблема компенсируется за счёт вложений коммерческих компаний. За 1980−2015 гг. вложения бизнеса в постоянных ценах выросли в 4,4 раза, в то время как государственные — всего в 1,6 раз 25. В результате, если в 1980 г. бизнес и государство тратили на исследования и разработки примерно поровну, то в 2015 г. вложения бизнеса в 2,7 раз превысили вложения государства.

Однако инвестиции коммерческих компаний отличаются от инвестиций государства. Если государство ещё можно заподозрить в финансировании перспективных для общества, но невыгодных с точки зрения извлечения прибыли проектов, то бизнес подобным альтруизмом уж точно не отличается. Топ-5 компаний по объёму затрат на НИОКР в 2017 г. полностью состоял из IT-компаний, которые наиболее отчётливо видят перспективу заработать на исследованиях и разработках. В целом на информационный сектор экономики приходится наибольшая доля инвестиций компаний в НИОКР — 23,3%, на втором месте — производство компьютеров и электроники (20,6%), на третьем — фармацевтическая промышленность (16,3%) 26.

При этом бизнес вкладывается в основном в разработку новых коммерческих изделий и продуктов: в 2017 г. на это ушло 80,0% расходов бизнеса на НИОКР, в то время как на фундаментальные научные исследования — 5,5%, на прикладные научные исследования — 14,5% 27. Несмотря на то, что в США бизнес тратит на НИОКР почти втрое больше государства, половина средств на научные исследования поступает из бюджета, а на фундаментальные — почти две трети (64,7%) 28. Причина — желание бизнеса в основном инвестировать в то, что имеет наибольшие шансы принести прибыль, причём не в далёком будущем, а хотя бы на горизонте 5−10 лет. Научные исследования по этим критериям явно проигрывают разработке новых коммерческих продуктов, а ведь именно они являются фундаментом для дальнейшего научного прогресса.

У нас нет возможности точно сказать, насколько такое распределение ресурсов в передовой капиталистической стране далеко от оптимального для развития НТП в интересах всего общества. Но мы точно знаем, что при капитализме ресурсы распределяются не на основе научного плана и не в интересах большинства, а под воздействием рыночной анархии и при тотальном господстве интересов частных собственников.

Этот базовый изъян капиталистической системы влияет не только на эффективность распределения ресурсов для совершения новых научных открытий, разработки и внедрения новых технологий, но и на то, как эти открытия и технологии меняют нашу с вами жизнь.

2. Капитализм искажает влияние НТП на жизнь людей

Как мы рассмотрели выше, капитализм сдерживает НТП и, в частности, рост производительных сил. Но это не значит, что прогресс остановился вовсе и во всех аспектах происходит одинаковое его сдерживание. В каждом конкретном случае каждый представитель правящего класса будет действовать, исходя из оценки целесообразности с точки зрения достижения лучших финансовых результатов для себя. Например, оценивая целесообразность использования капиталоёмких технологий, автоматизации и замены ручного труда машинным, руководство компании может решить одновременно и вывести производство в страну с дешёвой рабочей силой, и заменить кассиров роботами в торговой точке в метрополии.

При этом в условиях рыночной анархии капиталисты как класс не контролируют ситуацию в полной мере. Стремление каждого к сиюминутной личной выгоде зачастую приводит всё общество и даже их самих к далеко не самому выгодному результату. Думая лишь о том, как продать как можно больше, заплатив как можно меньше, капиталисты сами порождают нищету и вгоняют массы в долги, подстёгивая тем самым кризис перепроизводства, в котором и их собственные благосостояние и спокойствие оказываются под угрозой.

«Парадокс наличия в обществе одновременно и слишком большого, и слишком малого количества инноваций выражает один из диалектических законов капитализма — законов, основанных на „рациональном“ преследовании собственной выгоды индивидуальными капиталистами, которое в итоге приводит к совершенно нерациональному исходу для капиталистов как единого класса». 29

«Капитализм, вследствие своей анархической природы, основанной на конкуренции и стремлении к индивидуальной выгоде, обладает врождённым изъяном — неспособностью внедрять новые технологии и инновационные методы иначе как в не поддающейся планированию, хаотичной и разрушительной манере, когда новые условия производства и жизни насаждаются в обществе будто бы под воздействием внешних сил. При социализме — системе, основанной на рациональном и демократическом плане производства, — общество может гармонично и плавно переходить к новым технологиям и методам, обеспечивая всем возможность обучаться и переквалифицироваться на протяжении всей их жизни, с применением современных способов экономии рабочего времени, направленных на создание не вынужденного безделья, а добровольного досуга». 30

Работа и благосостояние

Капиталистические отношения определяют не только то, какие именно технологии разрабатываются и воплощаются в жизнь, но и то, чем внедрение новых технологий оборачивается для общества в целом и для каждого индивида в частности. Как и материальное благосостояние, последствия внедрения достижений НТП распределяются в капиталистическом обществе крайне неравномерно: выгоды в основном присваиваются сравнительно небольшой наиболее состоятельной частью общества, в то время как риски и негативные последствия ложатся в основном на плечи подавляющего большинства — обычных трудящихся и их семей. Это не значит, что последние при капитализме вовсе не получают выгоды от НТП или что уровень их благосостояния не растёт. Тем не менее при господстве частнособственнических отношений это является лишь побочным эффектом, в то время как первоочередная цель НТП в руках капиталистов — увеличение капитала.

Один из самых очевидных примеров — последствия роста производительности труда. Несмотря на рассмотренные выше ограничения, которые в последние десятилетия капитализм ставит на пути развития производительных сил, кумулятивный эффект с середины XX века позволяет говорить о росте производительности труда в мировом масштабе в 2−3 раза 31. В справедливо устроенном обществе это должно было бы приводить к пропорциональному сокращению продолжительности рабочей недели, увеличению количества отпускных дней, улучшению условий отпуска по уходу за ребёнком, снижению пенсионного возраста и иным социальным льготам для трудящихся и их семей 32. Однако это идёт вразрез с интересами правящего класса.

Показатель в США1940 год2019 годИзменение
ВВП на душу населения (в ценах 2012 г. с поправкой на инфляцию)10 027 $57 197 $рост в 5,7 раз
Продолжительность рабочей недели (федеральная норма)40 часов40 часов-
Ежегодный оплачиваемый отпуск (федеральная норма)0 дней0 дней-
Декретный отпуск, неоплачиваемый (федеральная норма)0 недель12 недель+ 12 недель
Пенсионный возраст (для получения полной пенсии)65 лет66−67 лет+ 1−2 года

Источники: ВВП 33, продолжительность рабочей недели 34, ежегодный оплачиваемый отпуск 35, декретный отпуск неоплачиваемый 36, пенсионный возраст 37.

Эта таблица демонстрирует, как рост благосостояния США 38отражается на социальных гарантиях для рядовых трудящихся. Законодательно закреплённые минимальные требования особенно важны для наименее защищённых слоёв населения, которые не могут самостоятельно отстоять свои интересы перед работодателем. И хоть в США нормы являются одними из худших среди стран «развитого мира», улучшения условий труда адекватного росту благосостояния и производительности не наблюдается нигде. Наоборот, волна «пенсионных реформ» прокатилась по всей Европе.

Замена людей машинами и искусственным интеллектом в современном мире представляется прежде всего угрозой для людей. И в капиталистическом мире это действительно так, хотя, казалось бы, что может быть плохого, если общество будет тратить на удовлетворение потребностей всех его членов вдвое меньше труда, чем несколько десятков лет назад? Экономисты Эрик Бринолфссон и Эндрю Макафи в работе «Race against the machine» 39показывают, как большинство трудящихся проигрывает в гонке против машин, приводя в качестве аргумента близкие к нулевым темпы роста медианного дохода американских домохозяйств на фоне высоких темпов роста ВВП на душу населения и ещё более впечатляющих темпов роста прибыли компаний.

«Триллионы долларов богатства были созданы в последние десятилетия, но большая его часть досталась сравнительно малой части населения. На самом деле, как обнаружил экономист Эдвард Вольф, более 100% роста совокупного благосостояния в Америке между 1983 г. и 2009 г. досталось 20% наиболее состоятельных домохозяйств. Оставшиеся четыре пятых населения столкнулись со снижением благосостояния за этот почти 30-летний период. В свою очередь, на верхние 5% домохозяйств пришлось 80% совокупного роста благосостояния, а на верхний 1% — более 40%». 40

E. Brynjolfsson, A. McAfee. «Race against the machine».
E. Brynjolfsson, A. McAfee. «Race against the machine».

Для полноты картины не хватает сравнения темпов роста средних и медианных доходов домохозяйств в США. С 1967 г. по 2016 г. средние доходы домохозяйств в США росли в среднем на 1,03% ежегодно, в то время как медианные доходы почти в два раза медленнее — на 0,56% ежегодно 41.

Из этого следует:

  • рост благосостояния США неравномерно распределяется среди населения;
  • главные бенефициары происходящего в США — владельцы капитала;
  • среди трудящихся благосостояние также растёт неравномерно — усугубляется неравенство, т.к. в первую очередь растут доходы наиболее высокооплачиваемых работников.

Усугублению неравенства в развитых странах способствовало и развитие технологий в условиях капитализма. К примеру, развитие компьютерных технологий позволило автоматизировать труд множества бухгалтеров, контролёров и других административных работников.

Сама по себе автоматизация труда прогрессивна, однако в условиях капитализма она приводит не к сокращению рабочего времени для всех, а лишь к сокращению персонала.

И далеко не у всех уволенных есть возможность найти новую работу, обеспечивающую тот же уровень доходов. Автоматизация сопровождается ростом спроса на высококвалифицированных работников иных профессий: программистов, аналитиков, дизайнеров и т. д. Но это не позволит трудоустроить всех, да и займут эти места, скорее всего, не уволенные бухгалтеры, а другие люди. Часть отторгнутых автоматизацией людей уходит в профессии, не требующих высокой квалификации и высокого уровня образования, устраиваются водителями, официантами, кассирами и т. д. В результате и они сами, и их новые коллеги теряют в зарплате из-за избыточного предложения на этих рынках труда .

Автоматизация и угроза автоматизации труда производственных работников, как и угроза вывоза производства за рубеж, приводит к увеличению разрыва между доходами высококвалифицированных высокооплачиваемых работников и всех остальных. Об этом свидетельствует как стагнация медианного дохода домохозяйств в США, так и динамика изменения зарплаты у различных групп американских работников-мужчин по уровню образования.

Как видно из графика 42, в 1963—2008 гг. реальная заработная плата:

  • снизилась у работников, не окончивших школу (High School Dropout);
  • практически не менялась у работников, окончивших школу, но не окончивших колледж (High School Graduate и Some College);
  • выросла у работников, окончивших колледж (College Graduate), и у работников, имеющих высшее образование (Graduate School), причём у последних рост был примерно вдвое больше, чем у первых.

Одновременно с этим высшее образование в США становится всё менее доступным.

Цена обучения в колледже росла с 1980-ых годов. По данным Национального центра статистики образования, средняя стоимость академического года обучения 2015/2016 в государственном университете превышала 19 000 $. Для частных учреждений данная цифра почти достигает 40 000 $. В эти суммы включены расходы на само обучение, комнату и питание.

Средняя стоимость для всех высших учебных заведений, обучение в которых рассчитано на 4 года, составила 26 120 $. Это даёт астрономические 104 480 $ за все 4 года обучения. Сопоставимая стоимость аналогичного 4-летнего цикла обучения в 1989 году была равна 26 902 $ (или 52 892 $ с поправкой на инфляцию). Это значит, что между 1989 и 2016 гг. стоимость обучения выросла вдвое даже в постоянных ценах 43.

Образование и здравоохранение — две сферы, в которых рост цен в США был наиболее значительным за последние 20 лет, в несколько раз превышая уровень инфляции и темпы роста доходов. А ведь лечиться и учиться должны все. Повышение цен на здравоохранение и образование на фоне стагнации медианного дохода домохозяйств — яркое проявление усугубляющегося неравенства в США. Более того, ситуация будет лишь ухудшаться по спирали, ведь чем лучше здоровье и образование, тем больше шансов на рост реальных доходов в дальнейшем.

При этом снижение доступности образования и здравоохранения происходит на фоне развития технологий, что в разумно устроенном обществе должно было бы привести к обратному.

Процесс «оптимизации» путём избавления от людей изживающих себя профессий будет только ускоряться. В США количество работников, чьи должности находятся под высоким риском автоматизации, оценивают в 36 миллионов человек (или 20% от рабочей силы), в России — в 20 миллионов (или 45,5% от общего числа официально трудоустроенных). Высоки риски для десятков миллионов кассиров, официантов, водителей и офисных работников по всему миру. Кассы самообслуживания уже начинают активно заменять живых работников по всему миру, в том числе и в России.

Разумеется, заменены машинами будут далеко не все представители этих профессий, но и сохранившие работу столкнутся со сложностями — им придётся доказать, что они работают лучше, а главное — обходятся дешевле, чем их «бездуховные» конкуренты. Более того, попавшие под сокращение люди создадут избыточное предложение рабочей силы в других сферах деятельности, что также не сулит ничего хорошего большинству трудящихся — медианный доход скорее всего всё также будет стагнировать, если вовсе не пойдёт вниз.

Вот как оценивает происходящее основатель и президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб.

«В обсуждении влияния, оказываемого на экономику и бизнес, был выделен ряд разнохарактерных структурных сдвигов, которые до сегодняшнего момента способствовали росту неравенства и которые могут усугубить ситуацию по мере развёртывания четвёртой промышленной революции. Роботы и алгоритмы всё более приводят к замещению труда, в то время как инвестирование, или, точнее, построение бизнеса в условиях цифровой экономики, становится менее капиталоёмким. В то же самое время на рынках труда отдаётся предпочтение ограниченному кругу технических навыков, поэтому цифровые платформы и рынки, построенные на основе глобальных соединений, готовы выплачивать завышенные вознаграждения небольшому числу „звёзд“. В ситуации, когда будут реализовываться все эти тенденции, победителями будут те, кто способен в полной мере участвовать в инновационно-ориентированных экосистемах путём предоставления новых идей, бизнес-моделей, товаров и услуг, а не те, кто может предложить только низкоквалифицированную рабочую силу или обычный капитал».

«Благодаря такой динамике технология и рассматривается как одна из главных причин, по которой доходы большинства населения в странах с высоким уровнем дохода перестали расти или даже снизились. В сегодняшнем мире существует очень сильно выраженное неравенство». 44

«Сегодня место работы, соответствующее представлениям о среднем классе, больше не гарантирует образа жизни среднего класса, поскольку за последние два десятка лет традиционные четыре атрибута статуса среднего класса (образование, здравоохранение, пенсия и жильё в собственности) не поспевали за темпами инфляции. В США и Великобритании цены на образование в настоящее время делают его предметом роскоши. Рыночная экономика, действующая по принципу „победитель получает всё“, к которой средний класс имеет всё более ограниченный доступ, может подорвать демократичность в устройстве общества и привести к нарушениям, чреватым многосторонними социальными проблемами». 45

И хоть «демократичность в устройстве общества» является лишь эфемерным конструктом в голове видного буржуазного экономиста, его оценка в целом верна: в современном капиталистическом обществе научно-технический прогресс приводит не к разрешению противоречий, а к их усугублению.

Образование, здравоохранение и культура

Тема здравоохранения и образования была затронута и выше, но с сугубо экономической точки зрения: на примере США отмечено снижение их доступности для большинства населения, а российские реалии и без меня всем известны. Здесь же хотелось бы остановиться на данных сферах жизни самих по себе.

Коммунисты стремятся к обществу действительно свободных, равноправных, всесторонне развитых, сознательных творцов своей жизни, общества свободных от любых проявлений шовинизма интернационалистов, в котором «человек человеку — друг, товарищ и брат». Можно сколько угодно ёрничать по поводу того, насколько успешно удалось претворить эти стремления в жизнь в СССР (это тема для крайне серьёзного и важного исследования, которое ещё ждёт своего автора). Тем не менее настоящие коммунисты всегда выступали и будут выступать именно за это.

Капиталистическая система заточена под другое: ей нужно растить потребителей и безмолвных работников-индивидуалистов, которые будут готовы рвать друг другу глотки в борьбе за ограниченное число мест под солнцем. Контраст между двумя системами отчётливо заметен на примере постсоветской действительности, несмотря на все допущенные КПСС ошибки.

Про деградацию образования в России не говорил только ленивый. Я не готов вешать всех собак на ЕГЭ, это скорее лишь инструмент, но вектор развития образования вполне очевиден — всестороннее развитие и широкий кругозор детям не нужны, в отличие от умения оформлять ипотеку 46и правильно молиться 47. Насколько важным в современной России стало развитие образования после распада СССР, судите сами.

Источник по количеству храмов 48, источник по общеобразовательным учреждениям 49

В здравоохранении пышным цветом расцвели всевозможные «альтернативные подходы», гомеопаты и целители. С тех пор как в 1995 г. была законодательно закреплена 50возможность использовать «метод гомеопатии в практическом здравоохранении», доходы производителей сахарных шариков якобы с долей молекулы утиной печени 51и аналогичных по эффективности препаратов достигли 8−9 миллиардов рублей в год. Мировой же рынок гомеопатических продуктов в 25−30 раз больше нашего — объёмы продаж достигают 3,1−3,8 млрд $ в год 52.

Поддержание здоровья граждан, их образование и воспитание нынче всё чаще рассматриваются как коммерческие услуги, а затронувшая обе эти сферы оптимизация ухудшает их качество. Сокращается и число учебных и медицинских учреждений, и количество сотрудников в них 53. В результате растёт нагрузка на персонал, а многие люди лишаются возможности учиться и лечиться вблизи от дома, по крайней мере бесплатно. При этом, несмотря на популистские лозунги о необходимости обеспечить достойный уровень жизни врачам и учителям 54, уровень их зарплат даже официально не дотягивает до среднего по России 55. Многие воспитатели, преподаватели, врачи, медсёстры и медбратья вынуждены подрабатывать на стороне или работать на полторы-две ставки 56. И чем дальше от Садового кольца, тем хуже.

При этом даже наличие платных учреждений не решает всех проблем для тех, кто может себе позволить лечиться за деньги. Коммерческая структура неизбежно рассматривает врача не только как врача, но и как продажника. Система поощрений в таких учреждениях, как правило, выстроена так, чтобы врачи не отвечали ипохондрикам «идите домой, у вас всё нормально», — врачи могут получать процент как от стоимости оказанных ими самими услуг, так и от назначенных ими и оплаченных клиентами иных услуг в клинике, а также от продаж абонементов 57. Разумеется, далеко не все врачи злоупотребляют доверием пациентов и каждый из них сам определяет для себя границы допустимого, но система подталкивает их именно к этому.

В культурном поле доминируют выгодные буржуазии смыслы. Мы сталкиваемся с капиталистической пропагандой на каждом шагу, часто не замечая этого. Идеологическая обработка направлена на взращивание индивидуалистов-потребителей, эгоизм преподносится как норма, а личный успех и богатство — как главное мерило приносимой обществу пользы, «эффективности». Ведь разрозненными «личностями» куда проще управлять, чем сплочённым коллективом. Головокружительные истории успеха вселяют надежду, будто при капитализме каждый может стать хозяином жизни, надо лишь сильно захотеть и много работать, при этом под счастьем подразумевается потребление и возможность предаваться пустым развлечениям и праздности. Рынок и буржуазная демократия представляются как единственно возможное и правильное устройство цивилизованного общества, а любое упоминание социализма должно незамедлительно вызывать в мозгу зрителя или читателя образ серости, дефицита и ГУЛАГа.

Господствующие в обществе устои, вкусы, нормы поведения и морали формируются не под действием внешних сил, общество само их вырабатывает под влиянием господствующих хозяйственных отношений. Мы рождаемся, усваиваем установленные в обществе правила, проникаемся общепринятыми нормами поведения и морали, занимаем то или иное вакантное место в социальных отношениях и, исполняя принятую для этого места роль, сами начинаем оказывать влияние на других людей.

«„Личность“, в интересах которой действует современный человек, — это социальное Я; эта „личность“ в основном состоит из роли, взятой на себя индивидом, и в действительности является лишь субъективной маскировкой его объективной социальной функции. Современный эгоизм — это жадность, происходящая из фрустрации подлинной личности и направленная на утверждение личности социальной». 58

«Но хотя человек достиг замечательных успехов в господстве над природой, общество оказалось не в состоянии управлять теми силами, которые само же и породило. Рациональность системы производства в технологическом аспекте уживается с иррациональностью той же системы в аспекте социальном. Людьми управляют экономические кризисы, безработица, войны. Человек построил свой мир; он построил дома и заводы, производит автомашины и одежду, выращивает хлеб и плоды. Но он отчужден от продуктов своего труда, он больше не хозяин построенного им мира, — наоборот, этот мир, созданный человеком, превратился в хозяина, перед которым человек склоняется, пытаясь его как-то умилостивить или по возможности перехитрить. Своими руками человек сотворил себе бога. Кажется, будто человек действует в соответствии со своими интересами; на самом же деле его целостная личность, со всеми ее возможностями, превратилась в орудие, служащее целям машины, которую он построил собственными руками. Человек тешится иллюзией, будто он является центром мира, но при этом он проникнут тем же гнетущим чувством ничтожности и бессилия, какое его предки испытывали перед богом, осознавая это чувство». 59

«Не только экономические, но и личные отношения между людьми приобрели тот же характер отчуждения; вместо человеческих отношений они стали напоминать отношения вещей. Но, может быть, ни в чем этот дух отчуждения не проявился так сильно и разрушительно, как в отношении индивида к самому себе. Человек продает не только товары, он продает самого себя и ощущает себя товаром. Рабочий продает свою физическую энергию; предприниматель, врач, наемный служащий продают свою „личность“. Они должны иметь эту „личность“, если хотят продать свои товары или услуги; эта личность должна быть привлекательной, а, кроме того, ее обладатель должен соответствовать целому ряду других требований: например, он должен быть энергичен, инициативен и т. д. и т. д. — в соответствии с ситуацией. И — как со всяким другим товаром — рынок решает, сколько стоят те или иные человеческие качества, и даже определяет само их существование». 60

Однако детальное изучение изъянов капиталистического общества не является темой данной работы. В контексте разговора о технологических рисках нам необходимо лишь зафиксировать, что все сферы жизни общества подвержены влиянию со стороны базовых хозяйственных отношений. При капитализме это частнособственнические отношения, отношения между наёмным работником и владельцем предприятия, между продавцом и покупателем. В таком обществе польза для большинства людей не является самостоятельной ценностью и часто приносится в жертву интересам частных собственников. Противоречия в базисе порождают проблемы в здравоохранении, образовании и во всех других сферах жизни любого капиталистического общества, принимая различные формы и имея различную степень выраженности в каждом конкретном случае.

Понимая это, обратим внимание на риски, с которыми мы можем столкнуться уже в ближайшем будущем в связи с развитием технологий. В этом нам снова поможет глава Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб.

«К сожалению, хотя четвёртая промышленная революция и расширяет возможности граждан, её собственные возможности могут быть использованы и против их интересов». 61

«Ошеломляющие инновации, возникшие в ходе четвёртой промышленной революции (от биотехнологий и до искусственного интеллекта), по-новому определяют то содержание, которое вкладывается в понятие „быть личностью“. Они расширяют существовавшие до сих пор границы продолжительности жизни, здоровья, познавательных способностей и других возможностей человека способами, которые ранее были прерогативой научной фантастики. Поскольку знания в этих областях развиваются, поскольку совершаются новые открытия, для нас крайне важно внимательно и ответственно отнестись к продолжающему обсуждению связанных с этим моральных и этических вопросов. Как люди и как социальные животные, мы должны задуматься, каждый в отдельности и все вместе, как нам реагировать на такие явления, как увеличение продолжительности жизни, создание „дизайнерских младенцев“, извлечение информации из человеческой памяти, а также на многое другое.
В то же время мы должны понимать и то, что эти невероятные открытия можно направить на службу интересам конкретных групп, не всегда совпадающим с нуждами общества в целом». 62

В условиях капитализма многие технологии усугубляют дифференциацию общества, и в будущем она может выйти на новый, физиологический уровень.

«Технологические достижения подвели нас к новым этическим границам. Должны ли мы использовать ошеломляющие достижения в области биологии только для лечения болезней и устранения последствий травм, или нам стоит также заняться усовершенствованием человека?
Если мы примем второй вариант, то рискуем превратить родительство в ещё одно проявление общества потребления, и в этом случае наши дети могут превратиться в товар, сделанный на заказ по нашим пожеланиям. А что значит „быть лучше“? Быть свободным от болезней? Жить дольше? Быть умнее? Бегать быстрее? Иметь определённую внешность?» 63

Кроме того, растёт зависимость от интернета, что делает людей всё более подверженными манипуляции и контролю. Постоянная подключённость к сети меняет и самого человека, делая его более оторванным от окружающих.

«Всё чаще высказываются опасения, что по мере того, как четвёртая промышленная революция будет углублять наши личные и коллективные отношения с технологией, будут ухудшаться наши социальные навыки и способность к эмпатии. Мы видим, что это уже происходит. Проведённое в 2010 году научной группой в Университете штата Мичиган исследование показало снижение показателя эмпатии среди сегодняшних студентов колледжей на 40% (по сравнению со студентами, учившимися два или три десятка лет назад), причём значительная часть этого спада пришлась на период после 2000 года.

По данным Шерри Теркл из Массачусетского технологического института, 44% подростков никогда не отключаются от Интернета, даже во время занятий спортом или за едой с семьёй или друзьями. Беседу лицом к лицу вытесняет общение в режиме онлайн, и есть опасения, что целое поколение молодых людей, увлечённых социальными медиа, будет с большим трудом слушать собеседника, поддерживать с ним контакт глазами или понимать язык жестов и поз". 64

Буржуазные демократии громко кричат о верховенстве гражданских прав и свобод. Но на практике у большинства они не подкреплены реальными возможностями быть полноценными творцами своей жизни. Что ни напиши в конституции, как часто ни проводи выборы, государство при капитализме остаётся буржуазной диктатурой, которая защищает эксплуатацию большинства меньшинством. Отчуждённые от результатов собственного труда и не имеющие реальных возможностей улучшить своё положение, многие люди ударяются в эскапизм: например, часами зависают перед экранами телевизоров, компьютеров или телефонов без пользы для себя. В буржуазном обществе это приветствуется и поощряется, а зачастую и спонсируется, ведь сотрудник, у которого сегодня вечером в Лиге Чемпионов играет его любимый футбольный клуб или выйдет новая серия интересного ему сериала, как правило, более лоялен к своему работодателю — надо лишь дотерпеть до вечера или до выходных. И так без конца. Интерес к подобным развлечениям сам по себе вовсе не является чем-то предосудительным. Более того, в какой-то мере развлекаться необходимо. Да и склонность людей абстрагироваться от сегодняшней действительности понятна. Но необходимо осознавать, что нас именно толкают отрешаться от реальных проблем в нашей жизни, а благодаря НТП способов забыться будет становиться всё больше, и они будут всё более привлекательными и доступными.

Человеческое поведение и общество в целом будут изменяться под воздействием новых технологий при любой формации. Тем не менее мы точно знаем, что при капитализме мы вообще никак не контролируем происходящие изменения, а правящий класс заинтересован лишь в собственной наживе, что значительно усугубляет риски для нас. Снизить их можно только путём построения общества без эксплуатации человека человеком, в котором все его члены будут иметь реальную возможность влиять на общественные решения.

Экология.

Среди важнейших экологических проблем числятся:

  • загрязнение окружающей среды;
  • глобальное потепление и изменение климата;
  • истощение природных ресурсов;
  • рост выработки отходов, превращение планеты в свалку;
  • изменение экосистем благодаря вмешательству человека: вымирание целых видов живых организмов, исчезновение лесов;
  • разрушение озонового слоя.

Некоторые из этих проблем могут оказаться раздутыми, у меня нет должной компетенции, чтобы однозначно судить об этом. Но в целом возрастающая угроза экологии несомненна. В связи с этим предлагаю задуматься над следующими фактами из мира текстильной промышленности:

  • текстильная промышленность — вторая отрасль в мире по масштабу загрязнения природы, на неё приходится около 10% выбросов CO2, около 20% сточных вод (на производство 1 пары джинсов уходит 7 000 литров воды, одной футболки — 2 700 литров), на производство хлопка уходит 24% используемых в мире инсектицидов и 11% пестицидов, а покраска тканей требует 1,7 млн тонн различных химикатов, в том числе опасных 65; мировой объём производства текстильной продукции оценивается в 80−150 млрд изделий в год (или по 10−20 вещей на человека) 66;
  • около 40% тканей уходит на продукцию, которая не доходит до потребителей;
  • объём утилизированной одежды в 2015 г. достиг 16,0 млн тонн, что в 6 раз больше, чем в 1980 г., в том числе 10,5 млн тонн было отправлено на свалки;
  • в 2018 г. H&M отчитались о наличии непроданной продукции на 4,3 млрд $; компания производит так много продукции (в основном руками женщин из стран «третьего мира»), что электростанция в Швеции использует их одежду в качестве топлива.

Схожие проблемы возникают повсеместно и во всех отраслях. К примеру, вот что происходит в сфере производства и потребления пищевых продуктов:

  • при производстве еды вырабатывается 3,3 млрд тонн парниковых газов в год 67;
  • примерно 1/3 производимой в мире еды не потребляется, суммарно речь идёт об 1,3 млрд тонн еды ежегодно 68;
  • средние потери еды на одного жителя Северной Америки и Европы составляют 280 — 300 кг в год, в том числе 95 — 115 кг в год теряется уже на этапе потребления 69;
  • 25% мирового потребления свежей воды приходится на производство еды, которая не будет съедена 70.

В мировом масштабе ещё в 2012 г. избыток всевозможной продукции у ритейлеров оценивался в 362 млрд $ 71, и к 2019 г. проблема, скорее всего, лишь усугубилась.

Капитализм всегда приводит к перепроизводству, это его неотъемлемая черта. Перепроизводство сопровождается насаждением культуры неразумного потребления: люди должны хотеть менять одежду, гаджеты, бытовую технику и машины настолько часто, насколько позволяет кошелёк и кредитная история. Стремление потреблять как можно больше не только навязывается людям извне при помощи СМИ и маркетинговых манипуляций, в современном мире оно воспроизводится и само собой, считается рациональным и отвечающим «здравому смыслу». Стремление гасить тревогу излишним потреблением понятно у человека, который живёт в обществе полном противоречий, отчуждён от результатов собственного труда, не является хозяином своей жизни и не уверен в будущем.

Загрязнять планету в угрожающих ей масштабах человек начал совсем недавно по историческим меркам. Мы только в начале этого пути — и уже достигли солидных успехов. В дальнейшем же экологические проблемы резко обострятся. Мы до конца не представляем, какие качественные изменения климата и окружающей среды могут произойти уже на горизонте нескольких десятков лет.

Разумеется, переход к социализму сам собой не устранит угрозы экологии, но он даст единственно возможную основу для рационального решения проблем. Только плановая социалистическая экономика, основанная на научном расчёте и учитывающая мнение и интересы всего общества, при которой каждый будет иметь уверенность в завтрашнем дне, а его положение не будет определяться размером кошелька, позволит людям сознательно и самостоятельно ответить на такие вопросы, как:

  • Нужно ли нам столько личных автомобилей, когда хорошо налаженная система общественного транспорта 72и «каршеринг» при отсутствии пробок намного выгоднее для всех нас, да и для окружающей среды тоже?
  • Хотим ли мы больше работать, тратить больше ресурсов и больше загрязнять природу, чтобы менять миллиарды смартфонов ежегодно на новые, которые незначительно отличаются от старых?
  • Нужно ли развивать и внедрять экологически чистые технологии производства?
  • Готовы ли мы поставить под угрозу жизнь на планете ради излишнего потребления?

Война

Необратимо загрязнить планету и изменить климат — не единственные способы нанести жизни на планете непоправимый ущерб, есть ещё и современные средства массового уничтожения. И с развитием технологий возможности самоуничтожиться у человечества будут только расти.

ВПК является одним из главных локомотивов прогресса. В первую очередь, потому что государства готовы самостоятельно вкладываться в развитие военных технологий, не дожидаясь, пока невидимая рука рынка сделает это за них. Множество технологий, используемых сегодня в гражданских целях, изначально разрабатывались под военные нужды: реактивные двигатели, космические спутники, интернет, GPS и др.

Однако для общества в целом затраты на производство вооружений — чистый убыток, ведь данная продукция может быть потреблена лишь деструктивным путём. Вопрос о необходимости снизить расходы на вооружения — важный, но сейчас вряд ли разрешимый.

Жителям ядерных держав может порой казаться, что мир безопасен, по крайней мере внутри театра военных действий не окажешься. Это не так. Локальные конфликты постоянно бушуют одновременно во многих частях планеты. Основной источник военных столкновений — империализм.

«134 малых и больших, глобальных и локальных вмешательств США произошло за 111 лет, в период с 1890 по 2001 год, в среднем 1,15 вмешательства в год до конца Второй мировой войны и 1,29 в после неё. В период после окончания «холодной войны» было совершено 22 вмешательства, то есть в среднем 2 в год.

Начиная с 1945 произошло 70 глобальных интервенций — в хронологическом порядке:

  • Китай (1945−1951 гг.)
  • Франция (1947 г.)
  • Маршалловы острова (1946−1958 гг.)
  • Италия (1947−1970-ые гг.)
  • Греция (1947−1949 гг.)
  • Филиппины (1945−1953 гг.)
  • Корея (1945−1953 гг.)
  • Албания (1949−1953 гг.)
  • Восточная Европа (1948−1956 гг.)
  • Германия (1950-ые гг.)
  • Иран (1953 г.)
  • Гватемала (1953−1990-ые гг.)
  • Коста-Рика (1950-ые гг., 1970−1971 гг.)
  • Ближний Восток (1956−1958 гг.)
  • Индонезия (1957−1958 гг.)
  • Гаити (1959 г.)
  • Западная Европа (1950-ые-1960-ые гг.)
  • Британская Гайана (1953−1964 гг.)
  • Ирак (1958−1963 гг.)
  • Советский Союз (1940-ые-1960-ые гг.)
  • Вьетнам (1945−1973 гг.)
  • Камбоджа (1955−1973 гг.)
  • Лаос (1957−1973 гг.)
  • Таиланд (1965−1973 гг.)
  • Эквадор (1960−1963 гг.)
  • Конго-Заир (1977−1978 гг.)
  • Алжир (1960-ые гг.)
  • Бразилия (1961−1963 гг.)
  • Перу (1965 г.)
  • Доминиканская республика (1963−1965 гг.)
  • Куба (1959 г. — настоящее время)
  • Индонезия (1965 г.)
  • Гана (1966 г.)
  • Уругвай (1969−1972 гг.)
  • Чили (1964−1973 гг.)
  • Греция (1967−1974 гг.)
  • Южная Африка (1960-ые-1980-ые гг.)
  • Боливия (1964−1975 гг.)
  • Австралия (1972−1975 гг.)
  • Ирак (1972−1975 гг.)
  • Португалия (1974−76 гг.)
  • Восточный Тимор (1975−1999 гг.)
  • Ангола (1975−1980-ые гг.)
  • Ямайка (1976 г.)Гондурас (1980-ые гг.)
  • Никарагуа (1978−1990-ые гг.)
  • Филиппины (1970-ые гг.)
  • Сейшелы (1979−1981 гг.)
  • Южный Йемен (1979- 1984 гг.)
  • Южная Корея (1980 г.)
  • Чад (1981−1982 гг.)
  • Гренада (1979−1983 гг.)
  • Суринам (1982−1984 гг.)
  • Ливия (1981−1989 гг.)
  • Фиджи (1987 г.)
  • Панама (1989 г.)
  • Афганистан (1979−1992 гг.)
  • Сальвадор (1980- 1992 гг.)
  • Гаити (1987−1994 гг.),
  • Болгария (1990−1991 гг.)
  • Албания (1991−1992 гг.)
  • Сомали (1993 г.)
  • Ирак (1990-е гг.)
  • Перу (1990-е гг.)
  • Мексика (1990-ые гг.)
  • Колумбия (1990-ые гг.)
  • Югославия (1995−1999 гг.)
  • Афганистан (2001 г.- по настоящее время)
  • Ирак (2003 г.- по настоящее время)
  • Ливия (2011 г.)". 73

«Для поддержания контроля над мировой экономикой, над её финансовыми рынками, человеческими и природными (ископаемыми и энергетическими) ресурсами, американское военное присутствие за рубежом ощущается в большей степени чем когда-либо — в 156 странах прибывает 255 065 американских военных, в 63 странах размещены американские базы». 74

Неоколониальное устройство мира, основанное на грабительском присвоении империалистами плодов труда сотен миллионов трудящихся из стран «третьего мира», неустойчиво и требует частого прямого или косвенного военного вмешательства с целью приструнить «недовольных туземцев», создать или поддержать хаос и разруху в отдельных регионах, чтобы их было легче грабить. Важно понимать, что если сегодня главный источник мировой нестабильности — блок НАТО во главе с США, то это исключительно потому, что именно они являются сегодня наиболее сильными мировыми империалистами. Но империализм не имеет национальности, и кто бы в будущем ни завоевал статус мирового гегемона и блюстителя неоколониального порядка, ему придётся действовать точно так же, будь это Россия, Китай или кто-либо ещё. Более того, борьба за передел мира между империалистами — главная причина, по которой в будущем может быть развязана новая мировая война, в которой трудящиеся всех стран и национальностей пострадают во имя интересов крупной буржуазии.

Социализм предполагает отказ от эксплуатации человека человеком не только внутри социалистического государства, но и отказ от какой-либо эксплуатации трудящихся других стран, хищнической международной политики. Опыт социалистического строительства в СССР был далёк от идеального, но и на его примере ярко видно принципиальное отличие от капиталистических стран в выстраивании отношений между метрополией и её сателлитами. В рамках союза РСФСР больше давала другим национальным республикам, чем брала у них 75, а СССР в целом тратил много ресурсов для оказания помощи дружественным странам, вступая в невыгодные для себя с коммерческой точки зрения торговые соглашения 76, предоставляя безвозмездные кредиты, прощая долги по репарациям, оказывая техническую помощь, безвозмездную помощь в разработке нефтяных промыслов и т. д. 77. Разумеется, такая помощь оказывалась и из геополитических интересов, но, в отличие от империалистов, у СССР они не заключались в навязывании странам периферии неравноценных условий обмена в пользу центра, эксплуатации их трудящихся ради извлечения прибыли.

«Социализм не может существовать без изменения сознания, выражающегося в новом, братском отношении к людям, как на индивидуальном уровне, внутри обществ, строящих социализм, так и в масштабах всего мира, в отношении всех народов, страдающих от империалистического угнетения.» 78

Выводы

Первый вывод. Капитализм сдерживает как темпы роста мировой экономики и уровня благосостояния людей, так и дальнейшее развитие НТП. Сегодня он не способен обеспечивать развитие производительных сил, адекватное современным технологическим возможностям. Даже скромные 1,5−2% роста мирового ВВП, наблюдаемые в последние десятилетия, во многом обеспечиваются не развитием производственных мощностей и внедрением последних достижений НТП в производство, а всё большим включением населения стран «третьего мира» в мировые производственные цепочки и мировой товарооборот.

Этот резерв не бесконечен и уже начинает исчерпывать себя, судя по замедляющимся темпам роста мировой экономики. Более того, включив почти весь мир в свои производственные цепочки и освоив почти все мировые рынки сбыта, мировой капитализм лишает себя последней возможности отсрочить наступление острой фазы глобального кризиса перепроизводства.

По этим причинам в последующие десятилетия ситуация будет ухудшаться, а масштабы кризиса перепроизводства могут оказаться сравнимы с Великой Депрессией. Помимо ухудшения благосостояния сотен миллионов людей по всему миру, есть риск нового империалистического передела мира и насаждения фашизма с целью направить недовольство трудящихся масс, которое неизбежно будет возрастать, в приемлемое для буржуазии русло.

Кроме того, выделение ресурсов на исследования и разработки, а также распределение этих ресурсов между различными проектами, при капитализме осуществляются не на основе научного плана и не в интересах большинства, а под воздействием рыночной анархии и при тотальном господстве интересов частных собственников, что также является барьером для развития науки и техники.

Второй вывод. При капитализме достижения НТП не используются для получения оптимального для общества результата. Примат частнособственнических интересов буржуазии над интересами общества в целом зачастую приводит к тому, что внедрение новых технологий оборачивается ухудшением положения большинства. Это проявляется практически во всех сферах жизни общества: от условий труда до качества медицины и образования, от проблем с экологией до военных угроз. В то же время при справедливом устройстве общества доступных сегодня технологий было бы достаточно, чтобы значительно повысить уровень жизни сотен миллионов человек по всему миру.

Каким бы барьером капитализм ни был на пути развития НТП, прогресс не стоит и никогда не будет стоять на месте. Более того, данный тезис применим к НТП в целом, в то время как на технологии, способствующие извлечению большей прибыли от эксплуатации трудящихся и укреплению власти буржуазии, при капитализме, наоборот, могут быть направлены излишние с точки зрения интересов общества ресурсы.

При капитализме развитие технологий рискованно для большинства людей, если не для человечества в целом. Мы даже не можем полноценно оценить эти риски, а в будущем будут появляться всё новые и новые угрозы. Точно мы знаем только одно: при капитализме мы не контролируем происходящее.

Третий вывод. Предыдущие два вывода являются важными объективными причинами, по которым капитализм должен уйти в прошлое.

Сами по себе технологии — лишь инструменты в руках человека, которые могут быть использованы разумно: они позволяют автоматизировать рутину, освобождать время трудящихся для всестороннего развития, повышать уровень жизни. Мы заинтересованы в том, чтобы НТП продвигался как можно быстрее и приносил нам максимальную пользу, чтобы мы контролировали происходящее. Для этого мы должны выстроить общество на научных коммунистических основаниях.

«Общественные силы, подобно силам природы, действуют слепо, насильственно, разрушительно, пока мы не познали их и не считаемся с ними. Но раз мы познали их, поняли их действие, направление и влияние, то только от нас самих зависит подчинять их всё более и более нашей воле и с их помощью достигать наших целей. Это в особенности относится к современным могучим производительным силам. Пока мы упорно отказываемся понимать их природу и характер, — а этому пониманию противятся капиталистический способ производства и его защитники, — до тех пор производительные силы действуют вопреки нам, против нас, до тех пор они властвуют над нами, как это подробно показано выше. Но раз понята их природа, они могут превратиться в руках ассоциированных производителей из демонических повелителей в покорных слуг». 79

«Раз общество возьмёт во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь — в известном смысле окончательно — выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и всё возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы». 80

Четвёртый вывод. Марксистам необходимо идти в ногу со временем, следить за достижениями НТП, исследовать, как они могут быть использованы для эффективного построения социалистического общества в будущем. Ведь именно развитие производительных сил на основе научно-технических достижений является фундаментом для высвобождения времени трудящихся для всестороннего развития, устранения противоречий между умственным и физическим трудом, между городом и деревней.

Сегодня информационные технологии позволяют планировать хозяйственную деятельность намного эффективней, чем в середине ХХ века, а отклик на те или иные управленческие решения можно получать практически в режиме реального времени. В дальнейшем же возможности ИИ помогать людям планировать и следить за выполнением плана только возрастут, что позволит свести большинство функций управления экономикой и государством к простейшим функциям контроля и учёта, которые сможет осуществлять каждый. Интернет уже сегодня мог бы позволить каждому принимать непосредственное участие в принятии общественных решений, а информацию о народных голосованиях сделать максимально открытой и прозрачной.

Всё это подготовит почву для окончательного формирования бесклассового коммунистического общества и отмирания государства. Колоссальные успехи, достигнутые советским обществом и советской экономикой в ХХ веке, в будущем социалистическом обществе будут многократно преумножены с использованием достижений НТП.

Вопросы будущего социалистического строительства необходимо уже сейчас прорабатывать, не скатываясь при этом в фантазёрство. Люди будут сами решать, как им жить и что делать после свержения ига капитала, но важно показать, какие им доступны инструменты для построения эффективной плановой экономики и справедливого общества, в котором «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех» 81.

Подобная конкретика продемонстрирует, что построение социализма достижимо и отвечает интересам всех членов общества, и позволит привлечь на свою сторону думающих молодых людей — ведь будущее за ними.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. К. Маркс. Ф. Энгельс. «Манифест коммунистической партии». I.
  2. Источник: Our World in Data. См. подробнее об эмпирических свидетельствах экспоненциального роста технологий
  3. T. Norfield. «What the ‘China price' really means»
  4. Т. Пикетти. «Капитализм в XXI веке». Глава 2. Издательство ООО «Ад Маргинем Пресс». Перевод Дунаев А.
  5. Т. Пикетти. «Капитализм в XXI веке». Глава 14. Издательство ООО «Ад Маргинем Пресс». Перевод Дунаев А.
  6. С подробным анализом всех этих факторов можно ознакомиться в книге J. Smith «Imperialism in the Twenty-First Century: Globalization, Super-Exploitation, and Capitalism’s Final Crisis» (перевод отдельных фрагментов по иллюзии ВВП см. здесь). Приведённый пример про вклад Бангладешской швейной фабрики в мировой ВВП взят из данной книги.
  7. Источник данных: UNCTAD (Population. Total and urban population, annual).
  8. Сейчас данные за периоды ранее 1990 года недоступны на сайте ILO, поэтому нет возможности дать ссылку на первоисточник.
  9. Занятые в сферах экономической деятельности 10−45 по классификации ISIC (3.0).
  10. J. Smith. «Imperialism in the Twenty-First Century: Globalization, Super-Exploitation, and Capitalism’s Final Crisis». Chapter 4.
  11. Занятые в сферах экономической деятельности 15−37 по классификации ISIC (3.0).
  12. J. Smith. «Imperialism in the Twenty-First Century: Globalization, Super-Exploitation, and Capitalism’s Final Crisis». Chapter 4.
  13. Там же.
  14. В.И. Ленин. «Развитие капитализма в России». Глава VIII.
  15. Там же.
  16. Источник: Slum Almanac 2015/2016, p. [2].
  17. Китай не является неоколонией западных империалистов в полноценном смысле этого слова — китайский госкапитализм действует в первую очередь в своих собственных интересах и имеет достаточную силу и влияние, чтобы регулировать международные потоки товаров в/из Китая. Однако бенефициарами чудовищной сверхэксплуатации десятков миллионов трудящихся на китайских промышленных предприятиях, безусловно, являются также и западные ТНК, и даже большинство обычных жителей развитых стран, пользующихся плодами дешёвой китайской рабочей силы, в том числе так называемая рабочая аристократия. Как это происходит на примере Walmart и Apple см. здесь.
  18. Organisation for Economic Co-operation and Development (Организация экономического сотрудничества и развития — международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики). Иными словами, это страны мирового капиталистического центра.
  19. Источник данных: UNCTAD (Trade structure by partner, product or service-category. Merchandise trade matrix — product groups, exports in thousands of United States dollars, annual. Merchandise trade matrix — product groups, imports in thousands of United States dollars, annual)
  20. К. Маркс. «Капитал. Критика политической экономии». Том 1. Глава 13. 2.
  21. Там же.
  22. В промышленно развитых странах Европы и Северной Америки капитализм уже в XIX веке создал условия для перехода к социализму, а в XX веке начать строить общество на социалистических началах стало возможным и в гораздо менее промышленно развитых странах. Причём успехи социалистического строительства в СССР, несмотря на все допущенные КПСС ошибки, наглядно продемонстрировали, что это можно и нужно было делать уже тогда. Советский опыт наглядно показал, что социализм способен обеспечивать темпы роста экономики, намного превосходящие темпы роста рыночных экономик, причём во враждебном окружении и с опорой на свои собственные силы, без вытягивания соков из колоний или неоколоний. С темпами и масштабами роста советской экономики 1920−1960-ых годов сравнимо разве что послевоенное восстановление Японии, но и это «экономическое чудо» было очень далеко от рыночного пути развития, ведь японцы сразу сознательно пошли по пути создания крупных финансово-промышленных групп (кэйрэцу) при масштабной поддержке государства, да и без помощи со стороны западных империалистов не обошлось.
  23. Department of health and human services. «Putting America’s health first. FY 2020 President’s Budget for HHS», p. 52 (см. таблицу по объёмам финансирования NIH в 2018—2020 гг.).
  24. Источник данных: White house. Office of management and budget. Historical tables.
    Table 9.1—Total Investment Outlays for Physical Capital, Research and Development, and Education and Training: 1962−2020
    Table 3.1—Outlays by Superfunction and Function: 1940−2024
    Данная тенденция была отмечена в работе J. John Wu «Why U.S. Business R&D Is Not As Strong as It Appears» из Information technology & innovation foundation, благодаря которой мне удалось выйти на указанные первоисточники. Интересующимся темой рекомендую ознакомиться с данной работой целиком.
  25. Источник данных: National Science Board. Science and engineering indicators 2018. Table 4−1 «U.S. gross domestic product, R&D, and ratio of R&D to gross domestic product (and components): 1953−2015».
  26. National Center for Science and Engineering Statistics. InfoBrief (September 2019), p. 3. Table 2. Funds spent for business R&D performed in the United States, by source of funds, selected industry, and company size: 2017 (Millions of U.S. dollars)
  27. Источник данных: National Center for Science and Engineering Statistics. InfoBrief (September 2019), p. 2. Table 1. Funds spent for business R&D performed in the United States, by type of R&D, source of funds, and size of company: 2016−17
  28. Там же. White House. «18. Research and development», p. 238. Table 18−2. Federal research and development spending.
  29. A. Booth. «Technology, innovation, growth and capitalism». Перевод мой. Советую ознакомиться с данной работой британского марксиста целиком.
  30. Там же.
  31. По данным The World Bank за 1961−2018 гг. мировой ВВП на душу населения в постоянных ценах вырос в 2,9 раз. См. показатель GDP per capita (constant 2010 US$).
  32. Этому могут препятствовать сдерживающие факторы (например, необходимость ликвидировать отсталость экономики или подготовиться к войне), но только временно.
  33. US Real Gross Domestic Product per capita — chained 2012 dollars (inflation-adjusted). Sources: US Bureau of Economic Analysis, US Census Bureau.
  34. 40-часовая рабочая неделя была введена в США поправкой в Fair Labor Standards Act в 1940 году, с тех пор данная норма в США не пересматривалась.
  35. В США минимальная продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска не утверждена ни на федеральном уровне, ни на уровне штатов. Т. е. работодатель ничем не ограничен при установлении норм предоставления отпуска своим сотрудникам. По данным Бюро статистики труда Министерства труда США, 77% частных работодателей в США предоставляют своим сотрудникам оплачиваемый отпуск, в среднем 10 отпускных дней в год для сотрудников, работающих на полную ставку более года. Кроме того, 77% частных работодателей оплачивают сотрудникам выходные дни по праздникам, в среднем 8 дней в год. Часть работодателей вовсе не предоставляет сотрудникам право выходить в отпуск.
  36. Федеральные правила предоставления отпуска в связи с рождением ребёнка (или по уходу за серьёзно больным родственником, или для восстановления после серьёзной болезни) были утверждены в США в 1993 г. законодательным актом Family Medical Leave Act (FMLA). Данный акт обязывает работодателей раз в 12 месяцев предоставить сотруднику право уйти в отпуск на 12 недель с сохранением рабочего места, но не обязывает работодателя что-либо платить за этот период. Кроме того, около 40% работающих женщин в США не подпадают под действие данного акта, т.к. норма установлена лишь для сотрудников, проработавших более года в компаниях со штатом более 50 человек в пределах 75 миль от места работы претендующего на отпуск сотрудника. На уровне штатов могут быть введены дополнительные социальные гарантии, однако лишь в трёх штатах утверждена обязательная частичная оплата отпуска в связи с рождением ребёнка. В результате лишь 12% работающих в частных компаниях женщин имеют право на какую-либо компенсацию на время декретного отпуска, а 25% матерей вынуждены вернуться к работе через 2 недели после рождения ребёнка.
  37. 65-летний возраст для выхода на пенсию в США был утверждён в 1935 г. законодательным актом Social Security Act. С тех пор данная норма претерпела два ключевых изменения. Во-первых, была введена возможность выйти на пенсию за несколько лет до достижения данного «нормального пенсионного возраста» (normal retirement age — NRA), но с правом лишь на урезанную пенсию. Размер «дисконта» зависит от возраста, минимальный возраст для выхода на досрочную пенсию — 62 года. Во-вторых, в 1983 г. были приняты поправки Social Security Amendments, в соответствии с которыми NRA начал постепенно повышаться до 67 лет. Сейчас такой NRA установлен для трудящихся, родившихся в 1960 г. или позднее, а родившиеся ранее 1960 г. могут претендовать на полную пенсию в возрасте от 66 лет до 66 лет и 10 месяцев.
  38. В случае США рост ВВП на душу населения отражает не столько рост производительности американских работников, сколько рост объёмов присвоения американскими компаниями прибавочной стоимости, произведённой пролетариями стран «третьего мира».
  39. E. Brynjolfsson, A. McAfee. «Race against the machine».
  40. Там же. Перевод мой.
  41. US Average Real Household income — constant 2016 dollars (inflation-adjusted). US Median Real Household income — constant 2016 dollars (inflation-adjusted). Source: US Census Bureau > Income and Poverty in the US > Table A-1.
  42. График из книги «Race against the machine» by E. Brynjolfsson, A. McAfee. Первоисточник информации — исследование «Skills, tasks and technologies: Implications for Employment and Earnings» by D. Acemoglu, D. Autor.
  43. C. Maldonado. «Price of College Increasing Almost 8 Times Faster Than Wages». Также факт роста цен на обучение в 2−3 раза подтверждается исследованием некоммерческой организации College Board. «Trends in College Pricing 2018». См. Figure 4B на стр. 13.
  44. К. Шваб. «Четвёртая промышленная революция». Издательство ООО «Издательство «Э». Перевод ООО «Переведём.ру». Часть III. Глава 8.
  45. Там же.
  46. Центр «Федеральный методический центр по финансовой грамотности системы общего и среднего профессионального образования». Центр создан в апреле 2016 года как структурное подразделение НИУ ВШЭ в рамках реализации совместного проекта Министерства финансов Российской Федерации и Всемирного банка «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации». Разработаны материалы для учебного курса по финансовой грамотности для учащихся 10−11 классов.
  47. Хоть курс «Основы православной культуры» и не является обязательным, тем не менее в нынешних реалиях он неизбежно будет преподаваться миллионам школьников ежегодно, как минимум отнимая время, отведённое на изучение других предметов. Вот пример учебника для учащихся 4−5 классов.
  48. заявление председателя синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимира Легойды.
  49. Росстат (Россия в цифрах 2010 г., официальное издание «Россия в цифрах 2019»)
  50. Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации № 335 от 29 ноября 1995 г. «Об использовании метода гомеопатии в практическом здравоохранении».
  51. «Оциллококцинум» до сих пор занимает 1 место среди гомеопатических брендов по объёмам продаж
  52. Доходы мирового рынка гомеопатических продуктов оценивались в 3,8 млрд $ в 2015 г. и 3,1 млрд $ в 2018 г. К 2025 г. ожидается, что объём продаж превысит 5 млрд $.
  53. По данным Росстата (Россия в цифрах 2010 г., официальное издание «Россия в цифрах 2019»):

    Наименование1992/1993 (сен.1993 — обр., дек.1992 — здрав.) 20002017/2018 (сен.2018 — обр., дек.2017 — здрав.)
    Количество организаций, тыс.
    образовательных
    (дошкольное)
    78,3 51,3 47,8
    образовательных
    (начальное, основное и среднее)
    70,4 68,8 41,3
    больничных организаций12,6 10,7 5,3
    амбулаторно-поликлинических
    организаций
    20,7 21,3 20,2
    женские консультации,
    детские поликлиники
    и амбулатории
    14,1 16,0 18,1
    Количество коек
    на 10 000 чел. населения
    больничных (с 2010 г. — 
    койки круглосуточных
    стационаров, без коек в дневных)
    131 115 81
    для беременных женщин
    и рожениц
    113 91 64
    Количество сотрудников,
    тыс. чел.
    учителей общеобразовательных учреждений (с 2010 г. — без руководителей и внешних совместителей)1641 1 767 1083
    врачей637 680 697
    среднего медицинского
    персонала
    1709 1 564 1525
  54. «Одной из ключевых целей майских указов президента Владимира Путина от 2012 г. был рост зарплат бюджетников до 200% от средней по региону. Достичь ее не удалось — почти 60% регионов не повысили зарплату как минимум работникам больниц и поликлиник. К такому выводу пришла Счётная палата, проверив исполнение бюджета в здравоохранении за 2018 г.: в 50 регионах из 85 зарплата среднего и младшего медицинского персонала не выросла». Источник
  55. По данным Росстата (среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников по полному кругу организаций по видам экономической деятельности (в соответствии с ОКВЭД2) в Российской Федерации за 2017−2018 гг.):

    Средняя номинальная начисленная
    заработная плата в РФ, руб.
    2017 2018
    Всего 39 167 43 724
    В сфере «образование» 30 258 34 361
    В сфере «деятельность в области
    здравоохранения и социальных услуг»
    31 980 40 027

    При этом есть сомнения в том, что данные Росстата адекватно отражают реальность.
    «Уровень заработной платы квалифицированных врачей по основной должности составляет не более 80 процентов от средней российской заработной платы, которая осенью прошлого года была 32 тысячи рублей. А существенный „рост“ зарплат существует только в сводках Росстата и является артефактом методологии подсчета». Источник: Российская газета, статья «Ростом не вышли» от 20.03.2017 г. (со ссылкой на исследование Академии труда и социальных отношений)

  56. «Доля учителей, которые работают на две ставки, выросла с 7% в 2015 году до 14% в 2017 году, подсчитали в РАНХиГС. Учителей не устраивает их зарплата и они вынуждены брать дополнительную нагрузку и подрабатывать, полагают эксперты». «В 2017 году большинство учителей работали не на одну ставку — 46,2% на полторы и 13,8% на две. Количество преподавателей-совместителей растет последние два года. В 2016 году их доли были 42,9% на полторы ставки и 12,4% на две, а в 2015 — 37,9% на полторы ставки и 6,9% на две».
    Источник: РБК, статья «Число работающих учителей выросло в два раза» от 25.04.2018 г. (со ссылкой на доклад Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС).
    «Каждый третий медработник в России работает более 40 часов в неделю, а каждый пятый — больше 60 часов (вместо сорока — по закону). Переработки официально не оформляются и, соответственно, не оплачиваются».
    Источник: Российская газета, статья «Ростом не вышли» от 20.03.2017 г. (со ссылкой на исследование Академии труда и социальных отношений).
  57. Информация от лично знакомых практикующих врачей в частных клиниках.
  58. Э. Фромм. «Бегство от свободы». Перевод с английского по изданию «Бегство от свободы. Человек для себя. / Эрих Фромм»; АСТ: АСТ Москва, 2006; серия «Philosophy». Глава IV. (Прим. редакции: мы не считаем марксистом Фромма и т.н. «неомарксистов» вообще, но в данном случае его слова точно характеризуют ситуацию).
  59. Там же.
  60. Там же.
  61. К. Шваб. «Четвёртая промышленная революция». Издательство ООО «Издательство «Э». Перевод ООО «Переведём.ру». Часть III. Глава 8.
  62. К. Шваб. «Четвёртая промышленная революция». Издательство ООО «Издательство «Э». Перевод ООО «Переведём.ру». Часть III. Глава 9.
  63. Там же.
  64. Там же.
  65. Доклад с форума Европейской экономической комиссии ООН. Greenpeace.
  66. Оценка Greenpeace — более 80 млрд единиц продукции в год, оценка Vogue со ссылкой на мероприятие Future of Fashion, проведённое Zady and Parsons — 150 млрд единиц в год
  67. Исследование Food and Agriculture Organization of the United Nations «Global food losses and food waste», 2011 г.
  68. Там же.
  69. Там же.
  70. «The Progressive Increase of Food Waste in America and Its Environmental Impact» by K. D. Hall, J. Guo, M. Dore, C. C. Chow, 25.11.2009 г.
  71. Исследование Tyco Retail Solutions «2nd Annual Inventory Distortion study»
  72. Развитие системы общественного транспорта само по себе решит проблему пробок в современных крупных городах, но будет важным шагом, после того как рациональное устройство общественной жизни позволит существенно сократить пассажиропоток между городом и его пригородами и внутри города. Люди должны иметь возможность работать рядом с домом, закупать продукты по единым для всего общества ценам в шаговой доступности от дома, отдыхать в хороших и доступных санаториях и пансионатах на регулярной основе (вместо того, чтобы разбредаться каждому на свой дачный участок, тратя много времени и сил вовсе не на отдых, а на ведение дачного хозяйства). Хорошо об этом написал Александр Лбов в статье «К вопросу о решении проблемы транспортных пробок при социализме».
  73. Zak Coup. «Divided World, Divided Class: Global Political Economy and the Stratification of Labour under Capitalism». Перевод Lenin Crew (Е. Радайкин, О. Воронов, Ю. Дергунов)
  74. Там же.
  75. Данный вопрос освещён в статье Александра Запольскиса «Кто кого кормил в СССР и кто больше проиграл от его развала» от 28.09.2017 г.
  76. Например, торговое соглашение между СССР и Кубой, заключённое в 1960 г., предполагало закупку у Кубы 5 млн тонн сахара по твёрдым ценам выше рыночных. «Если бы нас спросили, какими методами устанавливаются справедливые цены, мы не смогли бы ответить, поскольку мы не в курсе всего спектра связанных с этим практических вопросов. Всё, что нам известно, это что в результате политических дискуссий Советский Союз и Куба подписали выгодное для нас соглашение, по которому мы продадим пять миллионов тонн сахара по ценам, установленным выше цен так называемого свободного мирового рынка сахара» (Че Гевара, Речь на Втором экономическом семинаре Организации афро-азиатской солидарности).
  77. См. детали международных торговых соглашений СССР, например:
    «1948 год: СССР предоставил кредиты Польше (на сумму до 450 млн долл.) и Болгарии (на сумму 40 млн долл.) для оплаты поставок промышленного оборудования из СССР. правительство СССР сократило на 50% оставшиеся суммы репарационных платежей Финляндии, Румынии, Венгрии».
    «1950 год: Соглашения с КНР о передаче в собственность КНР Китайской Чанчуньской железной дороги (б. КВЖД), о предоставлении Китаю долгосрочного кредита на сумму 300 млн долл., о торговле. Соглашения о научно-техническом сотрудничестве с Румынией и Болгарией. Сокращена на 50% оставшаяся сумма репараций с ГДР».
    «1953 год: Соглашения об оказании технической помощи Индии. Соглашения об оказании экономической и технической помощи КНР и КНДР и о предоставлении ГДР кредита (на сумму 485 млн руб.). Соглашение об освобождении ГДР от уплаты оставшейся суммы репараций и о безвозмездной передаче ГДР оставшихся советских предприятий в Восточной Германии».
    «1956 год: Соглашения об экономическом сотрудничестве и технической помощи (в т. ч. с предоставлением кредитов): с Югославией, Афганистаном (100 млн долл.), Болгарией (300 и 70 млн руб.), КНР (2,5 млрд руб.), МНР, КНДР, ГДР, Индонезией (100 млн долл.), Польшей (100 и 700 млн руб.), Венгрией (100 млн руб.), Румынией, Албанией (55 млн руб.), а также соглашения о сотрудничестве и технической помощи в использовании атомной энергии в мирных целях с Югославией, Египтом, ГДР».
    «1957 год: Соглашения об экономическом сотрудничестве и технической помощи (в т. ч. с предоставлением кредитов): с ГДР (340 млн руб.), Болгарией (200 млн руб.), Чехословакией, Афганистаном, Венгрией (750 млн руб.), Албанией (160 млн руб.), МНР (200 млн руб.), Сирией, Индией (500 млн руб.), Бирмой, КНДР, а также соглашения о сотрудничестве и технической помощи в использовании атомной энергии в мирных целях с Чехословакией, Югославией, Болгарией, Венгрией, СССР безвозмездно передал Ирану советскую долю участия в разработке нефтяных промыслов на С. Ирана. СССР подписал соглашение об учреждении международной организации сотрудничества социалистических стран в области электрической и почтовой связи».
    «1960 год: Соглашения об экономическом сотрудничестве и технической помощи (в т. ч. с предоставлением кредитов): с Афганистаном, Чехословакией, Кубой (100 млн долл.), Индонезией (250 млн долл.), Гвинеей, Эфиопией, ГДР, Польшей, ДРВ (350 млн руб. и 430 млн руб.), Ираком (180 млн руб.), Индией (500 млн руб.), Египтом (900 млн руб.), Ганой (160 млн руб.), Сирией, МНР, Румынией, Болгарией (650 млн руб.), КНДР. Соглашения о сотрудничестве с Индонезией и Францией в использовании атомной энергии в мирных целях. Подписан протокол об освобождении КНДР от платежей по ранее предоставленным Советским Союзом кредитам на сумму 760 млн руб. (на 140 млн руб. предоставлена отсрочка)».
  78. Э. Че Гевара, Речь на Втором экономическом семинаре Организации афро-азиатской солидарности.
  79. Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Отдел третий. II. Перевод Ю.И. Айхенвальда.
  80. Там же.
  81. К. Маркс. Ф. Энгельс. «Манифест коммунистической партии». II.