Предновогодние приключения перспективного политика

Предновогодние приключения перспективного политика
10 мин.

От репрессий со стороны действующей власти не застрахован никто.

Вот и Борис Кагарлицкий на днях попал под раздачу от режима. Третьего дня к нему на квартиру заявились компетентные люди со знаками отличия Федеральной службы судебных приставов и описали имущество в счёт неоплаченного штрафа, предъявленного его структуре — ИГСО.

Как мы видим, Борис Юльевич ведёт своё хозяйство так, что доводит до штрафов в 300 тысяч рублей. Однако нас мало волнует данное обстоятельство, да и не в наших правилах лезть в чужую корпоративную жизнь. Мы хотим поговорить о другом.

Во время своего жизнеописания главная надежда левых сил отметил, что штраф по ИГСО переадресовали ему лично в рамках субсидиарной ответственности. Всё бы ничего, но в одном из следующих сообщений Б. Ю. предъявил квитанцию, по которой надо будет оплатить штраф. Плательщиком в ней стоял не лично Кагарлицкий, а ИГСО — организация.

Нормальные люди беззаветно поддерживают человека с безупречной репутацией при любых выходных данных. Нас же, замшелых догматиков-авторитаристов, это обстоятельство насторожило. Так что на правах профессионально деформированных специалистов проясним ситуацию.

Занимательный юридический ликбез

Сначала наиболее общее правило. Существует пара «должник-кредитор», первый должен исполнить своё обязательство перед вторым. Если этого не происходит, то возникает ответственность должника. А вот если после предъявления требований кредитора к должнику (он теперь является основным должником) последний «отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование», то у некоего третьего лица возникает та самая дополнительная (субсидиарная) ответственность.

В нашем случае должник — ИГСО, по нему действительно существует исполнительное производство. Тот самый штраф в 300 тысяч, который ИГСО обязали возместить по постановлению суда.

А теперь самое интересное. Субсидиарная ответственность учредителя ИГСО 1— Бориса Юльевича Кагарлицкого как физического лица — возникает, когда его, как учредителя, действия (бездействие) привели к невозможности самого ИГСО полностью погасить требования кредиторов. Но «неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» — это банкротство. То есть в отношении ИГСО должно быть возбуждено дело о банкротстве. Вот тогда в рамках возникшей субсидиарной ответственности будет возбуждено исполнительное производство уже в отношении лично Кагарлицкого.

Ну что же, идём далее по цепочке — смотрим выписку из реестра юридических лиц. Б. Ю. — единственный учредитель ИГСО.

Пока что всё сходится. Пока.

Идём в реестр граждан и организаций, признанных банкротами.

Вот это да: по ИНН ИГСО система не выдала нам результатов о его банкротстве. По остальным ключевым словам проверять здесь бессмысленно. В выписке из реестра юридических лиц также отсутствуют сведения о банкротстве ИГСО, а будь он банкротом на любой стадии, они были бы и там тоже. Хотя, если вернуться к штрафу, то он был выставлен ещё в начале сего года и до сих пор не был уплачен — как будто бы налицо признак банкротства:

«Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.»

Далее. Общая сумма требований к должнику:

«Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, производство по делу о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей, а в отношении должника — физического лица — не менее размера, установленного пунктом 2 статьи 213.3 настоящего Федерального закона.»

Тоже вроде бы совпадает. Не менее чем 300 тысяч — это 300 тысяч и более. Да и есть судебная практика, согласно которой дело о банкротстве возбуждалось и при меньшей сумме долгов. А штраф хоть и административный, а не гражданско-правовой, но он также учитывается при определении признаков банкротства. Такой позиции придерживаются российские суды где-то с весны 2018 года 2.

В чём же тогда дело? Почему отсутствуют данные?

Осталось ещё проверить самого Бориса Юльевича на наличие в базе должников ФССП. И правда, может, в интернет пока не внесли нужную информацию об арбитражном деле и сведения о банкротстве ИГСО? Такое бывает из-за сильной загрузки судебных органов. А вот судебные приставы более расторопные и добавили в свою базу исполнительное производство по субсидиарке? Попытка не пытка, но нас уже терзают смутные сомнения… Если не существует дела о банкротстве ИГСО (а его не существует — см. следующую картинку), то как тогда его признают банкротом по решению суда?

Если оно не признано банкротом, то как совершить все последующие действия по субсидиарке? Всё же смотрим.

Да, и здесь промах.

Что следует из всей этой громоздкой цепочки фактов? Штраф на ИГСО действительно висит, но субсидиарную ответственность лично на Бориса Кагарлицкого никто не перекладывал, потому что на данный момент её не существует в природе. Её нет, в свою очередь, потому, что ИГСО не был признан банкротом по решению суда и, соответственно, не является банкротом, потому что не возбуждалось дело о банкротстве.

Да, мы в курсе про изменения в законе о банкротстве: теперь в нём расширены основания возникновения субсидиарной ответственности и круг контролирующих должника лиц, на которых субсидиарка может быть переадресована. Также теперь можно находить крайних на любой стадии банкротства и после ликвидации организации-банкрота. Можно вешать субсидиарку при прекращении производства по делу о банкротстве, если у должника нет денег на оплату издержек по процедуре банкротства — то есть вне дела о банкротстве. Взыскатели при этом имеют право обратиться в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности уже только на основании вступившего в законную силу судебного акта 3. И так далее 4. Но, мы вынуждены проговорить ещё раз: арбитражное дело о банкротстве ИГСО не было возбуждено вообще, свидетельство тому — отсутствие данных по делу в картотеке Арбитражного суда г. Москвы. В противном случае этого текста просто не было бы.

Можем шутки ради отвлечься от несуществующего банкротства и поискать корни таинственного «удвоения» суммы штрафа в законодательстве об исполнительном производстве. Там есть правопреемство — например, в случае перевода долга на другое лицо должник заменяется на другого — правопреемника по исполнительному документу. Но такие действия совершаются в судебном порядке 5, а никаких сведений об этом в открытых источниках не содержится — просто нет судебного акта о смене должника. Ну и понятно, что с заменённого должника при этом снимается обязанность уплаты штрафа.

Кто виноват и как жить дальше

Конспирологию в духе «Кагарлицкий придумывает мошеннические схемы для обворовывания подписчиков» оставим в стороне, пусть эту повестку подхватят пламенные марксисты из МЛРД «Рабочий Путь». По нашему же мнению, всё довольно прозаично и логично.

ИГСО зарегистрирован на домашний адрес Кагарлицкого. Мы не будем публиковать его здесь, хотя эти данные и так находятся в открытом доступе, но в подтверждение своих слов оставим ссылку на официальный сервис Федеральной налоговой службы. Именно оттуда мы взяли фрагмент электронной выписки из ЕГРЮЛ. С помощью сервиса ФНС можно из этой же выписки узнать все остальные данные по ИГСО, в том числе — и адрес.

В судебном постановлении по административному правонарушению вроде бы по-русски написали со ссылкой на статью, что у ИГСО есть два месяца для уплаты 300 тысяч. Этот срок уже несколько раз истёк. В результате возникло исполнительное производство. Для исполнения по нему судебные приставы-исполнители совершенно справедливо навестили организацию по месту нахождения её руководителя — директора Кагарлицкого Бориса Юльевича — и совершили полностью логичные действия — описали имущество ИГСО в этом помещении в счёт оплаты штрафа.

Борис Юльевич, очевидно, удивился такому визиту. Результатом такого удивления и стала сказка о субсидиарке. Ну натерпелся человек от цепных псов режима и всё перепутал. С кем не бывает. Или?..

Нет.

Никаких «или» от нас быть не может. Мы ведь желаем плэймейкеру 6российских левых только добра. В наше тяжёлое время перспективный политик должен быть ещё и успешным предпринимателем, чтобы за счёт доходов от предпринимательской деятельности поддерживать необходимый уровень плавучести политического капитала. А успешный предприниматель вынужден действовать в агрессивно настроенном индивидуалистическом пространстве, где человек человеку волк.

Думаете, Миронов с подписчиками ему помогут тем, что дадут денег? Нет! Деньги одноразово решат проблему, но она впоследствии может возникнуть неограниченное число раз. Надо устранять причину. И тут Борису Юльевичу поможет советом наша организация.

Мы видим в этой ситуации несколько существенных недостатков. Они касаются организации хозяйственной деятельности.

Вернёмся к штрафу. Его ИГСО впаяли за то, что эта организация действовала как иностранный агент, но не подавала заявление о включении себя в реестр иностранных агентов. Что надо было бы сделать для предупреждения таких событий? Перенести всю финансово важную деятельность на вновь созданное ООО. На эту организационно-правовую форму не распространяется действие законодательства об иностранных агентах — ну, если только свежеиспечённое ООО «Ромашка, Кагарлицкий и партнёры» не включит в число своих участников иностранного инвестора с долей более 30% и не начнёт 7финансировать избирательную кампанию «Справедливой России». ИГСО же как бренд, а вместе с ним и кота Степана, и «Рабкор», мы рекомендуем зарегистрировать как товарные знаки. В этом случае никто не сможет их использовать просто так — только после оплаты Борису Юльевичу роялти 8. Достойная замена примитивной донат-системе.

Далее. Регистрация хозяйства на домашний адрес. Ну кто ж так делает? При таком месте нахождения организации к ней имеют право на законных основаниях захаживать все те, с кем ИГСО взаимодействует, в надежде получить ответы на накопившиеся вопросы. Так что в будущем ждём сообщений в таком духе: «налоговая в гостях у Кагарлицкого», «коллекторское чаепитие на квартире у Бориса Юльевича», «департамент экономической безопасности патрулирует апартаменты директора ИГСО»… Чтобы этого не было, надо обратиться в фирму по продаже юридических адресов и выбрать для себя самый богоугодный, желательно подальше от дома. Стоит такая услуга примерно от 10 до 100 тысяч. Плёвая сумма для обладателя такой донатной потенции.

После всех упомянутых действий сажаем лицо организации, правую/левую руки и кота Степана в уютный офис, а все платёжные операции по серьёзным делам, зарплату и прочее вешаем на ООО, которое остаётся в тени. Вот это уже похоже на более-менее жизнеспособную бизнес-схему:

  • АНО «ИГСО» — фасад левых сил, тонет в заслуженных отечественных грантах, участвует в реальной политике; под его началом работает рупор левой повестки — «Рабкор», имеющий статус зарегистрированного СМИ; при этом никакой коммерции, всё на энтузиазме;
  • неприметная ОООшка, на ней — аренда офиса, отношения с банком, налоговой и другими контрагентами по сделкам; на ответственные должности посажены зиц-председатели; если что случится — участник несёт ответственность только в рамках своей доли в уставном капитале ООО — скажем, в пределах 10 тысяч рублей; субсидиарка тоже есть, но Борис Юльевич уже будет закалённым в неравной борьбе с кровавым режимом матёрым волком и не допустит такой ситуации.

Все предложенные варианты более эффективной схемы производства товаров и услуг мы только предлагаем Кагарлицкому. Мы знаем своё место, и главное слово остаётся за ним. Но при первом же намёке Бориса Юльевича на нужду мы готовы немедленно приступить к оказанию помощи по реструктуризации и последующему правовому обеспечению его деятельности.

Для всех остальных же у нас есть другой совет — значительно проще, серьёзней и важнее: прежде чем что-то сделать, подумайте головой.

Правовой департамент и пресс-служба Lenin Crew

P. S.

А теперь ещё немного серьёзного.

Мы редко реагируем на «текучку», связанную с внутренними событиями левого движения в РФ. Некоторые в связи с этим упрекают нас в оторванности от «реальной политики», но дело тут в том, что не каждый «очередной скандал между лицами левого шоу-бизнеса» заслуживает какой-либо реакции. А повестка, увы, задаётся сейчас в основном этими мелкими людьми.

Не в нашей это власти — гнать взашей из коммунистов всех, кому нравится играть в левый «Дом-2» на YouTube. Это можете сделать только вы — люди, которые составляют кровь и плоть нашего движения. Когда книга будет побеждать подобное рефлексу собаки Павлова ожидание ежедневного двухчасового стрима обо всём и ни о чём, который сжирает всё свободное время… Тогда, быть может, эти люди наконец-то покинут нас и пойдут искать заработок в иной сфере. Летсплеи и киноблоги, конечно, уже заняты, но такие бойкие граждане обязательно найдут свою нишу…

Но мы сейчас не об этом. Мы о том, что случай с Б. Ю. Кагарлицким даже на всём этом фоне стал просто выдающимся образцом лицемерия и глупости. И дело даже не в этой дурацкой квитанции, ведь нам легко могут ответить: «Мы хотим поддержать Кагарлицкого, просто потому что хотим. Причины не важны. Если он скрыл от нас что-то, то так было нужно. Мы ему верим». Дело куда серьёзнее, чем кажется!

Весь этот вой, который подхватили левые сообщества по всему интернету, все эти реляции к страшному «белому террору и преследованиям»…

Ребята. Взрослый дядя, довольно известный по российским меркам политик, член парламентской партии, востребованный специалист в своей области (можно даже сказать, мирового уровня) не может решить свои финансовые проблемы. Хотите ему помочь — ваше частное дело, в предыдущем абзаце уже всё написано. Но вы уверены, что это тот случай, когда надо кричать «Волки! Волки!»?

Я просто напомню, что прямо сейчас в мордовской исправительной колонии № 17 содержится когда-то известный левый политический активист Илья Эдуардович Романов. Он начинал ещё в «анархистской волне» начала 1990-х, потом прошёл сложную эволюцию к марксизму, хотя в СМИ ярлык анархиста сохраняется за ним и по сей день. Впервые его арестовали в начале 2000-х, когда его супруга, Лариса Романова, оказалась осуждена по делу «НРА» 9. После этого Романов уехал в Украину, где принял участие в создании сообщества, которое в литературе условно именуют «организация коммунистов-революционеров». Впоследствии, как и остальные участники данного объединения, Илья Романов был фигурантом так называемого «Одесского пыточного дела». Не будем рассказывать подробно, можете поискать сами, — но поверьте, название соответствует содержанию. Десять лет срока с 2002 по 2012 год. А по возвращении в Россию — почти моментально новое заключение по обвинению в политическом терроризме, которое длится до сих пор. Романов — самый долгосидящий политзэк постсоветского пространства.

Мы не согласны с его методами, далеко не всегда согласны с его взглядами. Тем более, что Романов является одним из старейших членов РРП. Казалось бы, прекрасный повод для неприязни… Тем не менее, у Романова имеется довольно богатое публицистическое наследие. Он — один из «забытых» левых публицистов эпохи до социальных сетей. Правда, его наследие крупицами разбросано по различным информационным ресурсам и печатным изданиям, но там как минимум есть с чем поспорить и есть что обозревать. С Кагарлицким не сравнится, конечно. Учёных степеней нет. Зато торговли принципами — тоже.

Так вот, сейчас этот уже далеко не молодой человек, имеющий перед нашим движением заслуги, умирает от инсульта. Его поддерживают с воли близкие и однопартийцы. Но этого мало. Российская тюрьма — не реабилитационный центр для парализованного человека, тем более в его возрасте. Там нет лекарств, нет врачей, нет ухода. Он там оставлен умирать. И он умрёт, если ему не помогут.

Как там было? «Когда они пришли за коммунистами…». Можно продолжить: «…то леваки могли гордиться тем, что собрали 300 тысяч рублей на штраф „эсеру“ Кагарлицкому за три дня». Виноватых — не жаль.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. В законе учредитель относится к контролирующим должника лицам
  2. Интересующимся предлагаем ознакомиться с «историческим» документом Верховного суда, после которого судебная практика по этому вопросу изменилась
  3. В нашем случае — того самого постановления суда о назначении штрафа в 300 тысяч рублей
  4. Всех интересующихся подробностями отсылаем к главе III.2 закона о банкротстве
  5. Cм. п. 1 ч. 2 ст. 52 указанного закона
  6. Этот футбольный термин обозначает организатора атак с нуля, креативного диспетчера, в целом универсального игрока. Лучшего определения для роли Кагарлицкого в левом движении не найти
  7. См. подп. «д» п. 3 ст. 30 указанного закона
  8. Плата за использование товарного знака
  9. Мы употребляем столь обтекаемую формулировку, т.к. не сломавшиеся под следствием участники по сей день настаивают, что реально никакой террористической организации не было и дело было сфабриковано