Самообеспечение – пример Албании

Самообеспечение – пример Албании
29 мин.

В статье рассматривается стратегия самообеспечения и опоры на собственные силы, реализуемая в социалистической Албании. Албания известна как пример государства, где наблюдается экстремально высокий уровень самообеспечения в экономике; чтобы выяснить, насколько правдив подобный образ страны, автор анализирует информацию об экономическом развитии Албании в послевоенный период. Вывод таков: самообеспечение в полном смысле этого слова не было единственным путем развития в Албании, следует учитывать также поддержку со стороны других социалистических стран, особенно Китая. Тем не менее, Албания на 1982 год является уникальным примером достижения своей цели с опорой на собственные силы.

«Албания — единственная страна в мире, не имеющая ни внешних, ни внутренних долгов, без роста цен и безработицы, с бесплатными медицинскими услугами и образованием, с диктатурой пролетариата и подлинной социалистической демократией, где партия и народ находятся в стальном единстве, где всё делается только на благо людей, где рабочие массы — хозяева своей судьбы». 1

Основное внимание в этой статье уделено албанской модели развития как частному случаю самообеспечения; в частности, автор выясняет смысл термина «самообеспечение» в албанской терминологии и определяет, до какой степени «опора на собственные силы» была внедрена в качестве стратегии развития.

«Самообеспечение» стало модным в семидесятые годы, но его основные принципы не были четко сформулированы. Юхан Гальтунг, норвежский социолог, учёный и практик, основоположник дисциплины «исследования проблем мира и урегулирования конфликтов», один из сторонников принципа самостоятельности, писал:

«Одним из преимуществ термина „самообеспечение“ является его открытость и незавершённость. Термин имеет определенное содержательное ядро, но только от всех нас зависит, какие более точные коннотации мы можем ему дать (фактически это было бы единственным самостоятельным способом определения термина „самообеспечение“)» 2(1980, с. 19).

«Опора на собственные силы» продолжала оставаться скорее абстрактным идеалом, чем выверенной и продуманной до мелочей стратегией развития. Как именно достичь желаемых целей при помощи этой модели, обсуждалось мало. Впрочем, сами сторонники модели отвечали на подобные претензии: «нельзя проложить путь к самообеспечению — самообеспечение и есть сам путь». Но объединять средства и цели подобным образом, на наш взгляд, слишком поспешно для любой практической глобальной задачи. Мы рассмотрим опыт реализации этой концепции в Албании, чтобы подчеркнуть: взаимосвязь между целью и стратегией сложнее.

Албания называет себя диктатурой пролетариата, то есть режимом, при котором пролетариат в союзе с крестьянством является правящим классом 3. «Пролетарская власть» осуществляется через государственный аппарат, народные организации, например, профсоюзы, и — главным образом — через Албанскую Партию Труда (АПТ), как в настоящее время называется коммунистическая партия (1982). В АПТ придерживаются марксистско-ленинской идеологии, согласно которой государство и политическая власть принадлежат одному и тому же классу. Сообразно этой доктрине, другие партии в стране запрещены и многопартийность не считается необходимой, поскольку АПТ по определению представляет политические интересы рабочего класса.

Албания в целом использует классическую марксистско-ленинскую модель, основанную на довоенных советских принципах социалистической экономики с центральным планированием. Свободного рынка практически нет, основа для принятия экономических решений — пятилетние планы. «Закон стоимости», то есть влияние рыночных механизмов на ценообразование, предусматривает воздействие на экономику, но в контексте Албании этот принцип не считается решающим. Все промышленные, финансовые и торгово-коммерческие организации принадлежат государству, сельское хозяйство организовано по принципу совхозов и колхозов.

Также в Албании делается упор на вышеупомянутую политику самообеспечения. Ведущий албанский экономист Хекуран Мара фактически провозгласил этот принцип ​​"постоянным революционным марксистско-ленинским принципом социалистического строительства" 4.

Тем не менее, понятие «самообеспечение», или «mbështetja në forcat e veta» (с алб. — опора на наши собственные силы), не было неотъемлемой частью албанского словаря до начала семидесятых. Только когда Советский Союз перестал помогать Албании в 1961 году, оно в силу необходимости заняло это место. Всё это было следствием серьезных разногласий в международном коммунистическом движении. В то время Энвер Ходжа, Первый секретарь ЦК Албанской партии труда, провозгласил и выдвинул лозунг: «Даже если мы будем питаться травой, мы выживем», что показывает неустойчивость сложившейся ситуации, шаткость всего положения. Третья пятилетка (1960−65) провалилась 5, и только в конце шестидесятых Китай стал активно помогать стране. К этому времени в Албании уже постепенно укоренялась идея самообеспечения.

В начале семидесятых, вопреки устоявшемуся в то время мнению, Албания не являлась форпостом Китая в Европе. Официальный же разрыв между двумя странами произошел в июне 1978 года, что подкрепилось прекращением поставки помощи из Китая, и 1979 стал первым годом, когда Албания полностью обошлась без внешней экономической помощи. Соответственно, намерения Албании рассчитывать на саму себя не меняются.

Для албанцев «опора на собственные силы» — это не абстрактный идеал, а «урок, извлеченный из горького опыта». К настоящему моменту, на 1982 год, принцип самообеспечения стал частью их взглядов на социалистическое развитие, которые отражены в их официальном учебном пособии по политической экономии социализма «Ekonomia politike (Socializmi)». Приведем из него 6 ключевых аспектов, характеризующих албанское понимание принципа самообеспечения в экономике 6.

  1. При политике самообеспечения «внутренние факторы» должны быть движущей силой социалистического строительства.
  2. Самообеспечение не подразумевает автаркии и совместимо с международной торговлей.
  3. Самообеспечение не исключает «братской» социалистической помощи, но средства, полученные извне (внешние ресурсы), должны оказывать влияние на экономику через «внутренние факторы» (приоритет тяжёлой промышленности, преобладание внутреннего рынка над интеграцией в мировой рынок, приоритет производства средств производства).
  4. Принцип самообеспечения следует использовать на всех уровнях и во всех отраслях экономики.
  5. Самообеспечение подразумевает политику строгой экономии, направленную на предотвращение растраты рабочей силы, сырья, энергии или финансовых ресурсов.
  6. Самообеспечение требует поощрения стремления к исследованиям и развития научно-технического потенциала по всей стране.

Эти аспекты, пусть и определённые здесь только в общих чертах, и представляют собой то, чем албанская экономическая доктрина отличается от классической социалистической модели. Далее мы будем обсуждать в основном первые 3 пункта, потому что они охватывают основные экономические элементы национальной политики самообеспечения: внутреннюю структуру экономики, роли торговли и помощи.

Существует довольно обширный список литературы по социалистической плановой экономике. К примеру, можно упомянуть Шарля Беттельхейма и Пола Суизи 7и Алека Нове 8. Мы осознаем важность изучения политэкономии социализма для достижения полного понимания этого вопроса, но об этом можно прочитать у других авторов. С учетом выбранной нами темы мы сделаем основной акцент конкретно на экономической политике и курсе Албании, а не на политической экономии и плановой экономике в целом.

Экономические показатели Албании

Учитывая всё вышесказанное, уже можно предположить, что Албания является «развивающейся» страной. Так оно и есть. Албания вышла из Второй мировой войны, будучи одной из самых маленьких и бедных стран Европы. Так, ни гроша не имея за душой, эта страна и вступила на путь социалистического строительства — уже в 1946 году, за четыре года до Китая и за пятнадцать лет до Кубы.

Немного предыстории

500 лет Албания находилась под властью Османской Турции. Формально Албания обрела независимость по итогам Первой Балканской войны (1912−1913), когда турки признали своё поражение и постепенно утратили контроль над ней. С 1925 года Албания фактически становится итальянской колонией. Как и положено колонии, инвестиции в этот период страна получала только в ресурсодобывающую отрасль: в Албании началась добыча нефти 9.

По результатам успешной партизанской войны против итальянцев, а затем и немцев 29 ноября 1944 года к власти пришла Народно-освободительная армия. Подобно Тито в Югославии, Энвер Ходжа и его соратники возглавляли эту борьбу, не прибегая к помощи внешних военных сил. Однако НОА получила в управление страну, в которой сохранялась полуфеодальная экономика, а власть находилась в руках союза помещиков и торговых капиталистов.

Промышленность и промыслы обеспечивали всего 4% национального дохода 10. Национальный доход в 1927 году составлял $ 40 на душу населения. В то же время доход на душу населения в соседней Югославии составлял $ 77, что почти вдвое больше, чем в Албании 11. Денежное обращение на душу населения было в 264 раза ниже, чем в других балканских странах в среднем 12. Всё это свидетельствует о слабо развитом внутреннем рынке и преобладании натурального хозяйства. И действительно: 87% населения были заняты в сельском хозяйстве, 80% были неграмотными, имели место частые случаи заражения малярией, туберкулёзом и другими заболеваниями. Кроме того, война нанесла большой ущерб инфраструктуре страны, были разрушены многие здания.

Целью НОА в этих условиях было построение современного индустриального государства с централизованным планированием.

С тех пор Албания прошла через шесть пятилетних планов и завершила первый этап своей промышленной революции. Результат — довольно сильно диверсифицированная промышленность и эффективное сельское хозяйство. Население пользуется широким спектром социальных и экономических благ, таких, как бесплатное образование и медицинские услуги. Во всех деревнях есть электричество, и уровень жизни медленно, но неуклонно растёт примерно в равной степени для всех.

Очень трудно оценить, до какого уровня «выросли» албанские экономические показатели, так как всеобъемлющая и подробная статистика недоступна. Всемирный банк оценивает ВНП Албании на душу населения в 1978 году в $ 740, что соответствует Перу ($ 740) или почти соответствует КНДР (прим. People’s Republic of Korea) ($ 730) 13. В другом исследовании, проведённом для Конгресса США, которое основывалось на информации из различных албанских источников 14, подробно описывается, на каких основаниях в 1970 году была дана оценка в 350 долларов на душу населения. Если использовать аналогичный подход, взяв за отправную точку албанский ВОП 1977 года в размере 25,907 млн леков 15, то ВНП на душу населения составит $ 1193 (по курсу 7 албанских леков к доллару США) 16. По данным Всемирного банка, это ставит Албанию на уровень Турции ($ 1200 на душу населения в 1978 году). Поскольку оценка ВНП в этих обстоятельствах имеет много нюансов, мы не настаиваем на этой цифре, а упоминаем её просто как ещё один приблизительный показатель текущей экономической ситуации.

Какими бы репрезентативными ни были цифры, обе оценки указывают на то, что страна является относительно бедной, что с первого взгляда понимают посещающие страну иностранцы.

Опора на собственные силы как экономическая политика Албании

В этой части мы расскажем в основном о том, как албанская экономическая политика адаптировалась к историческим и географическим особенностям этой страны; оценка политики самообеспечения же будет дана в заключительном разделе статьи.

Сперва стоит сказать, что Албания находится на уровне развития, сравнимом с первой промышленной революцией. Кроме того, это крошечная страна, по размерам сопоставимая, например, с Бельгией, 2/3 территории страны занято горами и холмами, а её население — всего 2,7 миллиона человек.

Албания называет себя «аграрно-индустриальной» страной, и ее граждане надеются, что к 1985 году такое название будет оправданным. К этому же году планируется запустить крупное металлургическое производство, завершив строительство большого промышленного комплекса «Сталь Партии». Предполагается, что на этом заводе будет трудоустроено 10 000 рабочих, что на нём будет производиться высококачественная сталь для производства средств производства и что завод мог бы стать основой для растущей машиностроительной промышленности.

Учитывая всё это, коснемся одного из главных аспектов того, что албанцы имеют в виду под «внутренними факторами» как определяющими в процессе развития.

Они придерживаются традиционной для социализма концепции, согласно которой для достижения полной индустриализации нужно отдавать приоритет тяжёлой промышленности. Развитие тяжёлой промышленности рассматривается как «сердце социалистической индустриализации» 17. В то время как «капиталистическая индустриализация обычно начинается с лёгкой промышленности, где нормы прибыли выше, чем в отраслях тяжёлой промышленности, и где необходимы меньшие капиталовложения и сроки эксплуатации намного короче 18" 19.

В Албании «определяющая роль внутренних факторов» также обозначает преобладание внутреннего рынка над интеграцией в мировой рынок. Предполагается, что торговля на внутреннем рынке является основным связующим звеном между различными отраслями, которые требуют развития других секторов, чтобы такой обмен реализовывался. В Албании настаивают на приоритете тяжёлой промышленности, но при этом стремятся к одновременному развитию и других секторов экономики: «Приоритет отдаётся развитию тяжёлой промышленности без пренебрежения лёгкой и потребительской промышленностью…» 20; «Одновременное и гармоничное развитие промышленности и сельского хозяйства с учётом того, что промышленность является ведущей отраслью экономики, а сельское хозяйство — также его основной отраслью» 21.

Всё это кажется несколько противоречивым. Их политика, по-видимому, уязвима к критике Хиршмана в адрес «стратегии сбалансированного роста», согласно которой следует распределять инвестиции по многим секторам, чтобы создать экономическую структуру, состоящую из взаимно поддерживающих друг друга отраслей. Хиршман не одобряет эту стратегию, считая, что при такой доктрине путаются средства и цели. Сбалансированная экономика — это хорошо, но поскольку большинство стран начинают индустриализацию с нуля, сбалансированный рост как стратегия не совсем реалистичен. Необходимо расставлять приоритеты, потому что всё сразу развивать просто невозможно 22. Хиршман указывает на основную проблему развивающихся стран — недостаток капитала для инвестиций.

Албанцы настаивают на «приоритете производства средств производства», а Банья и Тоци также предполагают, что это явилось реальной основой их экономического накопления 23. Если посмотреть на экономическое развитие Албании глазами реалиста, то ситуацию этот тезис отражает плохо. Один из исследователей трезво комментирует это так: «…принцип приоритета средств производства может быть экономической целью, но, безусловно, не представляет собой чёткой стратегии развития» 24.

Относительный вклад различных отраслей в валовой общественный продукт (ВОП) по сравнению с национальным доходом (НД) указывает на источник получения и накопления дополнительных средств. Можно утверждать, что до недавнего времени сельское хозяйство, дополненное лёгкой промышленностью, было доминирующей профицитной экономической деятельностью. Тяжёлая промышленность, вернее, «производство средств производства», получала инвестиции, а не служила их источником.

Оставим на время в стороне внутреннюю структуру промышленности и проанализируем относительный вклад сельского хозяйства в сравнении с промышленностью. Албанцы настаивают на том, что сельское хозяйство имело решающее значение для накопления до 1960 года, после чего «ведущим сектором» стала промышленность. На графике 1 показано, какие изменения в балансе произошли между этими двумя секторами в период с 1960 по 1977 год.

График 1 25.

На самом деле эта простая таблица процентных долей иллюстрирует сложные обстоятельства, которые нужно объяснить. Её данные говорят о том, что, несмотря на сильное расширение и модернизацию албанской промышленности, сельское хозяйство является важным источником накопления.

Во-первых, не стоит уделять большого внимания итоговой общей сумме. Сельское хозяйство и промышленность составляют около 80% ВОП как в 1960, так и в 1977 году. Остальное приходится на строительство и транспорт, но это нам малоинтересно. Следует отметить, что торговля и услуги не учитываются при расчёте ни ВОП, ни в национального дохода, потому что народнохозяйственные балансы в Восточной Европе учитывают только материальное производство, т. е. экономическую деятельность, при которой создаётся вещественный продукт.

Теперь рассмотрим восемь показателей, касающихся промышленности и сельского хозяйства. Из четырёх показателей ВОП видно, что в период между 1960 и 1977 годами значения для этих двух секторов изменились. Промышленность увеличила свою долю с 23% до 57%, в то время как вклад сельского хозяйства упал с 63% до 26%. Стоит добавить, что это не связано со снижением сельскохозяйственного производства. В период с 1960 по 1979 гг. доля промышленности в ВОП увеличилась в пять раз, тогда как доля сельского хозяйства уменьшилась 26. Подобный сдвиг обусловлен относительно более высоким ростом промышленного производства. Таким образом, здесь мы видим, что в 1960—1977 годах была создана большая часть современной промышленности Албании.

В показателях национального дохода изменения менее радикальны. В 1977 году эти два сектора были почти равны по вкладу в национальный доход: 42% и 39% для промышленности и сельского хозяйства соответственно. В 1960 году же сельское хозяйство имело явное превосходство: его доля в национальном доходе составляла 44%, тогда как доля промышленности — только 33%.

Относительное положение этих отраслей в двух таблицах заметно различается. В западных народнохозяйственных балансах разница между национальным доходом и валовым внутренним продуктом несущественна, и эти два показателя часто используются для одной и той же цели. Но в случае с Албанией всё не так просто. Чтобы оценить значение и причину этого различия, необходимо знать, каким образом определяются валовой общественный продукт и национальный доход.

ВОП в Албании и остальной Восточной Европе — это суммарный объём производства всех отраслей материального производства. В общую сумму также включена стоимость материалов, используемых в процессе производства. Иными словами, в показателях ВОП возникает двойной учёт: один и тот же объект, произведённый на одном предприятии, а затем переданный другому, учитывается в обоих местах. Концепция национального дохода приблизительно равна суммарной «добавленной стоимости», или сумме «новых стоимостей, созданных в течение определённого периода времени» 27. В Албании определяют его как разность между ВОП и стоимостью «потребляемых средств производства», то есть как суммарный чистый продукт всех предприятий. Так как вычитаются затраты на амортизацию, энергию и сырье, по мнению албанцев, показатель национального дохода отражает «живой труд тех, кто занят в сфере материального производства» 28.

Более того, показатель национального дохода дает полную и исчерпывающую информацию. «Национальный доход является одним из важнейших показателей в народном хозяйстве. Объём и материальная структура национального дохода определяют возможности для расширения производства, улучшения материальных и культурных условий трудящихся масс и укрепления нашего потенциала национальной обороны» 29. Национальный доход рассматривается как показатель накопления и расширенного воспроизводства. Если сопоставить состав этих двух показателей путём вычитания доли национального дохода из доли ВОП, мы получим ещё один показатель (график 2). (Следует подчеркнуть, что эта таблица не даёт точных цифр, а иллюстрирует принципиальные изменения. Оговорки относительно обоснованности интерпретации сделаны из-за отсутствия абсолютных значений).


График 2.

Разница между этими двумя показателями примерно отражает материальные затраты на производство. Они отражают капиталоёмкость каждой отрасли, измеряемую при той или иной ценности, которую албанцы обозначили для различных факторов, в их национальной валюте — леках.

Данные приведённой выше таблицы свидетельствуют о том, что, хотя в 1960 году сельское хозяйство играло чрезвычайно важную роль в общей экономической деятельности, к 1977 году его роль в экономике несколько сократилась как таковая. Однако после 1977 года сельское хозяйство стало основным источником накопления, из него поступали деньги в экономику, так как затрат на него приходилось относительно меньше, чем на промышленность. С другой стороны, хотя промышленность стала играть важную роль в общей экономической деятельности, цена производственных ресурсов, кроме рабочей силы, в ней высока, поэтому большая часть прибавочного продукта возвращается в процесс промышленного производства. Построенные в Албании современные капиталоёмкие производства пока не являются важным источником дальнейшего экономического роста, что, согласно албанским экономистам, иллюстрируется затратами на инвестиции в промышленность в расчёте на одного работника. Предположительно, в фиксированных ценах создать одно рабочее место в этих отраслях стоило 35.000 леков в период 1951—1960-х годов и 100.000 леков в период 1971—1980-х годов.
Албания всё ещё на начальном этапе. В период с 1960 по 1977 годы она превратилась из сельскохозяйственной страны в страну с хорошо развитой базовой тяжёлой промышленностью. Источником этого роста было не только сельское хозяйство, поскольку, как видно из таблицы 2, в 1960 году на него приходилось лишь 38% национального дохода, хотя оно составляло 63% от общего объёма экономической деятельности 30. В отличие от СССР или Китая, Албания не могла полагаться на своё крестьянство в производстве необходимого прибавочного продукта, который можно было бы использовать для создания современной промышленности. В 1945 году в Албании проживало 900 000 человек, 87% из которых были заняты в сельском хозяйстве; половину этого населения составляли несовершеннолетние, а еще четверть — женщины. Итого остаётся около 200 000 бедных крестьянских семей.
Можно легко заметить, что прибавочный продукт, который можно было извлечь из труда этих людей, вероятно, не смог бы профинансировать даже один современный сталелитейный завод. В Албании никогда не давили и не могли давить на крестьянство так, как это происходило в Советском Союзе.

Сельское хозяйство всегда делало важный, хотя и не важнейший, вклад в накопление капитала в Албании. Следует отметить, что в последующие годы этот вклад стал ещё более значительным в связи с тем, что Албания модернизировала своё сельское хозяйство, но оно всё ещё требует больших трудозатрат, если не принимать во внимание базовую механизацию. Модернизация, приведшая к небывалым урожаям, прошла в рамках стратегии «зелёной революции», то есть интенсификации за счёт внедрения агрохимии. В Албании дают хорошее образование и делятся новыми умениями, и знания о «научном культивировании» распространяются и обсуждаются даже обычными членами кооператива. Урожаи сельскохозяйственных культур высоки, хотя они отстают в мясомолочном производстве, улучшение показателей которого является главной целью в течение 1980-х годов.

Чтобы дополнить картину экономического развития Албании, обозначим относительный вклад различных отраслей промышленности в валовой промышленный продукт (ВПП), т. е. ту часть ВОП, которая приходится на промышленность. К сожалению, мы не располагаем аналогичными сведениями о промышленной части по национальному доходу.
В восточноевропейских народнохозяйственных балансах промышленность делится на сектор I (производство предметов потребления) и сектор II (производство средств производства) 31. Как показывают примеры ниже, эти термины не являются синонимами понятий лёгкой и тяжёлой промышленности. Сектор I производит готовую продукцию для потребительского рынка, в то время как продукция сектора II используется для производства, то есть возвращается в производственный процесс. Таким образом, понятие «средства производства» используется в очень широком смысле.

Выпуск продукции сектора II подразделяется на производство орудий труда (машин и станков) и производство предметов труда (переработка сырья). Последняя категория включает в себя производство предметов труда для производства средств производства и для производства предметов потребления. В албанских реалиях первая категория включает сырьё для обрабатывающей промышленности, получаемое в горнодобывающей и нефтяной отраслях, а вторая — сельскохозяйственную продукцию, которая на следующем этапе будет преобразована в предметы потребления.

Данный способ классификации экономической деятельности помогут понять два примера. Возьмём хлопок: до тех пор, пока он выращивается в поле, включая сбор урожая, его стоимость вообще не включается в показатели промышленной деятельности, а регистрируется в разделе «сельское хозяйство». После сбора урожая государственные предприятия транспортируют его на хлопкопрядильную фабрику в ближайший город, где он очищается, из него удаляются семена и т. д. Доставка и транспортировка относятся к категории «транспорт», работа хлопкопрядильной фабрики — к категории «производство предметов труда для производства предметов потребления». С хлопкопрядильной фабрики он поступает на текстильный комбинат в город Берат, где хлопок превращается в ткань или одежду, и его стоимость регистрируется как часть сектора I (предметы потребления). В народнохозяйственных балансах хлопок как таковой регистрируется четыре раза в четырёх различных категориях.

В случае с хромом производство предмета труда несколько отличается. Уже его добыча регистрируется, как промышленное производство, вернее, как производство предметов труда для производства средств производства. После добычи хром может также пойти на экспорт, но в нашем случае он транспортируется в Эльбасан и поступает в производство стали, и здесь его использование вновь классифицируется как производство орудий труда для производства средств производства. Затем сталь обрабатывается, из неё делают инструменты, и обработка стали регистрируется в категории производства орудий труда.

Таким образом, один товар может регистрироваться несколько раз в рамках различных отраслей сектора II. Поскольку переработка хлопка и другого сельскохозяйственного сырья являются его частью, сектор II не эквивалентен ни тяжёлой промышленности, ни, строго говоря, какой-либо из отраслей, производящих товары. Но рост этого сектора служит показателем уровня капиталообразования.

В 1960 году производство предметов потребления (сектор I) составлял 51% от общего объёма ВВП, а производство средств производства (сектор II) — 49%. К 1979 году эти показатели составляли 35% и 65% соответственно 32. Здесь очевиден приоритет развития сектора II, но если смотреть более детально, выясняется, что производство «орудий труда», т. е. машин и технического оборудования для производственного процесса, инструментов и т. д., увеличилось лишь с 4% в 1960 году до 11% в 1979 году среди продукции сектора II (из того же источника). Другими словами, сектор II представляет собой лишь небольшую часть общего ВОП и не является значимой частью промышленного производства Албании. Именно поэтому завершение строительства вышеупомянутого металлургического комбината «Сталь Партии» было названо Энвером Ходжей «второй албанской революцией». Он сказал это, потому что теперь преобладание производства средств производства, то есть машиностроения, гордая мечта любого социалистического режима, направленного на полную индустриализацию, может стать реальностью.

Графически структура промышленности в процентном отношении к валовому промышленному производству показана на графике 3.

График 3.

Доля группы С, которая на практике означает переработку сельскохозяйственного сырья, оставалась практически неизменной, отмечается увеличение доли сектора добычи нефти и полезных ископаемых (B), в то время как доля производства предметов потребления (D) сокращалась. Производство средств производства (А) по-прежнему является наименее значимой отраслью, однако здесь мы видим самый высокий относительный рост.
Важной частью производства в секторе II было производство предметов труда, т. е. переработка сырья, которая составляла 96% этого сектора в 1960 году и 89% в 1979 году. В этом же году 60% из этих 89% приходилось на производство предметов труда для производства средств производства, то есть на горнодобывающую и нефтяную отрасли на стадиях добычи и переработки. Был построен нефтеперерабатывающий завод, также в Албании обогащаются руды цветных металлов, например, меди, и производится их выплавка. Однако в 1960 году «недра» составляли лишь 38% объёма производства сектора II, а это означает, что 58% его в то время приходилось на лёгкую промышленность, например, переработку сельскохозяйственного сырья (из того же источника). Однако, хотя в 1960 году добыча полезных ископаемых не являлась основным источником накопления для Албании, как и сельское хозяйство, она начинает приобретать здесь всё большее значение. По состоянию на 1982 год за счёт открытия большого количества шахт и разработки недр Албания является одним из крупнейших в мире производителей высококачественного хрома.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что основой экономики Албании в 1960 году было сельское хозяйство, дополненное лёгкой промышленностью. Однако вклад промышленности в экономический рост в то время был сравнительно больше, чем вклад сельского хозяйства. Можно предположить, что большая часть сельскохозяйственной продукции была буквально съедена сельским населением, которое составляло около 70%. Тем не менее, сельское хозяйство могло вносить определенный вклад в формирование национального капитала, поскольку инвестиции в начале 1960-х годов были менее амбициозными, чем в 1970-е.

К концу 1970-х картина полностью изменилась. Сельское хозяйство модернизировано и способно давать более высокий прибавочный продукт. Согласно албанским источникам, каких-либо точных расчётов обменных отношений между сельским хозяйством и промышленностью не производилось, но по вполне обоснованным предположениям ситуация оценивается как сбалансированная. Албанцы пришли к тому, что, наиболее рационален чистый перенос прибавочного продукта из из наиболее продуктивных хозяйств, т. е. равнинных колхозов и совхозов. Высокогорные же колхозы, где производительность ниже, субсидируются, в основном за счёт избыточного производства равнинных хозяйств 33.

Сегодня добыча и переработка полезных ископаемых, которые идут на экспорт, играют важную роль для приобретения Албанией средств производства из-за рубежа. На этом мы заострим внимание в следующем разделе. В прежние же времена сырьевая отрасль была не столь важна для албанской экономики, хотя и раньше это была «твердая валюта» для внешней торговли.
Можно сделать вывод, что картина внутреннего накопления достаточно сбалансирована, поскольку свою роль сыграли сельское хозяйство, лёгкая промышленность и переработка полезных ископаемых. В этом смысле Шнюцер (Schnytzer) был прав: приоритет средств производства был просто экономической целью.

Итак, вышеприведенные количественные изменения говорят нам прежде всего о том, с чего начинала страна в 1960 году и куда вкладывались инвестиционные ресурсы, что отражено в народнохозяйственных балансах 1977−1979 годов. Развитие тяжёлой промышленности и производство средств производства было целью экономического развития. Откуда на самом деле поступали финансовые и технологические ресурсы — другой вопрос, который будет рассмотрен в следующем разделе.
При обсуждении стратегии развития необходимо проводить различие между тем, откуда берутся инвестиционные ресурсы и тем, для какой цели они выделяются. Едва ли албанцы подразумевали под своим «принципом приоритета средств производства», что преимущественно сельскохозяйственная экономика должна быть способна в одночасье превратиться в экономику, где «наибольшие урожаи» даёт тяжёлая промышленность. Более вероятно, что имелось в виду следующее: инвестиции должны быть направлены на «производство средств производства», что включает в себя в том числе и некоторое развитие машиностроения. Какое оборудование они намерены производить, похоже, останется тайной, однако логично было бы предположить, что в том числе это могут быть станки для оружейной промышленности. В Албании не питают иллюзий по поводу выпуска полного спектра оборудования, необходимого для различных отраслей их промышленности. Это можно увидеть на примере комментариев албанских экономистов: «На данный момент мы развиваем наши гидроэлектростанции. Для этого мы устанавливаем турбины мощностью не менее 600 000 кВт. Было бы абсурдно строить целый завод для производства тех нескольких турбин, которые нам нужны».

Албанцы достаточно трезво смотрят на свою экономику, чтобы иметь возможность планировать её будущую промышленную структуру, которая будет основываться на переработке собственного сырья с постепенным переходом к преобладанию машиностроения. Они не питают иллюзий о том, что смогут сразу выйти на мировой рынок в качестве сильных конкурентов в производстве передовой техники. Такую технику, считают они, необходимо в первую очередь закупить (информация получена из личной беседы). На уровне инвестиций мы видим, что никакого противоречия между наблюдениями Шнюцера и реальной политикой Албании не наблюдается.

Что же касается возражений Хиршмана по поводу политики сбалансированного роста, т. е. распределения инвестиционных ресурсов, то албанцы лишь в некоторой степени следовали направлению его мыслей. Конечно, у них были свои приоритеты, но сельское хозяйство развивалось на всем пути становления экономики. В заключение можно лишь сказать, что это кажется разумным, хотя албанцы, возможно, изначально не предвидели возможностей для увеличения сельскохозяйственного производства, которые открыла им стратегия «зеленой революции». В каком-то смысле они, похоже, руководствовались скорее тем, что в этот период, к их удаче, произошло бурное развитие техники, чем своими глубокими прогнозами в начале шестидесятых. Однако, их терпимое и гибкое отношение к работе сельскохозяйственного сектора и положительный результат от инвестиций привели к развитию (своими силами) собственных гибридов и высокоурожайных сортов. В Албании не зависят от транснациональных компаний в отношении семян, удобрений и других с/х технологий, поэтому сельское хозяйство сегодня, вероятно, составляет чистую валовую прибыль в процесс накопления.

Ресурсы от внешней торговли и помощи


До настоящего времени албанская экономика описывалась как закрытая система, в которой статистика народнохозяйственных балансов отражает внутреннюю экономическую деятельность. Что действительно было представлено, так это то, каким образом использовались имевшиеся ресурсы и какие это давало результаты. Экономический профицит рассматривался как средство покрытия некоторых расходов, в то время как происхождение этих избыточных ресурсов в основном оставалось в стороне.

Изменение экономического профиля Албании, отражённое в долях секторов промышленности и сельского хозяйства, свидетельствует об огромных инвестициях в период с 1960 по 1977/79 годы. В стране меньше чем за двадцать лет произошла промышленная революция. Несмотря на то, что сельское хозяйство, лёгкая промышленность и добыча полезных ископаемых обеспечили средства для реализации промышленной революции, некоторый объём инвестиций и расходов остаётся неучтённым. Дополнительные средства, позволившие стране осуществить такое превращение, пришли из-за рубежа.

Всё это не должно удивлять тех, кто знаком с проблемами развития. Подлинная характерная особенность албанского подхода не в том, что страна смогла осуществить «первоначальное накопление», не оказывая давления на крестьянство, что, вероятно, представляется невозможным. Удивительно в Албании то, что, несмотря на опору на вложения извне, она смогла построить независимую экономику. Суть албанской самообеспеченности заключается не в том, что она полагалась исключительно на собственные материальные ресурсы в послевоенный период, а в том, что она добилась такой возможности уже к настоящему моменту. Существует не так много исследований о влиянии на экономику Албании иностранной помощи, и сами албанцы в основном отрицают значимость финансовой и технической помощи, получаемой главным образом от Китая. Наиболее исчерпывающими и подробными исследованиями по этой теме проведены Казером и Шнюцером. Их общий вывод заключается в том, что «основным фактором экономического роста является решительная мобилизация внутренних ресурсов (за исключением лишь нескольких лет)». «Cамообеспеченность», достигнутая в некоторой степени благодаря подражанию Китаю, но во многом инициированная и начатая Албанской партией труда, долгое время была своего рода лозунгом для албанцев 34.

Казер предпринял попытку провести количественную оценку размеров помощи, полученной Албанией 35. Он определял помощь как превышение импорта Албании из различных стран-торговых партнёров над её экспортом в них. Так как большинство китайских кредитов были привязаны к обязательству покупать китайские товары, то это кажется разумным. Данные Казера можно увидеть в таблице III.


График 4. 36(цены по состоянию на 1977 в текущих ценах)
1. Из которых от США $ 20,4 млн.
2. В дополнение к технической и военной помощи около $ 100 млн.

Самым важным источником инвестиций для Албании является Китайская Народная Республика. Интересно отметить, что данным Казера лучше соответствует албанские, а не китайские данные о поставках (источник — «Албания сегодня» 4/78). Шнюцер попытался провести и дополнительную оценку эффекта от помощи. Его данные представлены на графике 5.

График 5. 37

Его выводы из этих данных более пессимистичны, чем из предыдущей цитаты: «Если считать, что вышеуказанное соотношение говорит о мере, в которой степени иностранная помощь помогала албанской экономике стать самостоятельной, то становится ясно, что помощь изначально влияла положительно, но уже с 1966 года стала скорее пагубной. Однако решение о создании дефицита платежного баланса может быть в такой же степени политическим и идеологическим, как и чисто экономическим, и официальные заявления Албании о том, что одной из главных особенностей стратегии развития Албании является опора на собственные силы, не вытекают из этих результатов» (там же, в цитированном месте книги). Всё это было написано до официального разрыва отношений с Китаем, и, с учётом результатов этого, последнее предположение Шнюцера оказалось верным. Тем не менее, займы были важны для развития промышленности, что признаётся и в более ранних албанских экономических работах, например, в «Qarkullimi monetar» (алб. — денежное обращение) 38, где сказано: «Особое значение имеет большая помощь, которую Китайская Народная Республика оказала Албании в 1969—1975 годах — новый крупный беспроцентный кредит, на средства от которого мы должны построить 30 целевых объектов в промышленности и сельском хозяйстве, возвести иные сооружения». Из информации, взятой из данного текста и из других албанских источников, можно сделать вывод о том, что шесть из семи крупных инвестиционных проектов, завершенных в 1978 году, были непосредственно профинансированы китайской стороной (территория металлургического комбината «Cталь Партии», нефтеперерабатывающий завод в Балше, завод ПВХ, гидроэлектростанция в Фиерзе, новый цех тракторного завода им. Энвера Ходжи и открытие железоникелевого рудника в Гур-и-Куке). Поскольку помощь была прекращена в июне 1978 года, окончательное завершение работ финансировалось уже самими албанцами. Все эти объекты были введены в эксплуатацию в конце 1978 года.

Албанцы были недовольны тем, что китайская помощь была недостаточной и неполноценной: техника была устаревшей, поставки задерживались, условия выплаты не были выполнены в соответствии с договором и т. д. Такое отношение выразил, например, инженер с завода тракторов и запасных частей: «Когда китайцы ушли, мы вздохнули с облегчением. Мы никогда не знали, когда прибудет техника и будут ли вообще поставки содержать то, что было заказано. Сейчас ресурсов, может быть, и меньше, но, по крайней мере, мы можем заранее составить план. Мы докладываем в Министерство тяжёлой промышленности, что нам необходимо и быстро получаем ответ, одобрено ли это. Если одобрено, обработка запроса и поступление ресурсов происходит достаточно быстро». В общем, в среде албанцев, по-видимому, царит облегчение. В конце концов, чувствовать себя зависимым психологически тяжело, особенно в их случае. И албанцы имеют все основания жаловаться: китайская помощь оказалась неудовлетворительной; однако это не отменяет важности того, что помощь вообще была получена.

Сегодня албанцы обходятся без внешней помощи, и, как говорил покойный премьер-министр Мехмет Шеху в своём докладе по экономике на 8-м съезде АПТ, «…были преодолены самые серьёзные трудности: теперь внешняя торговля сбалансирована, экспорт покрывает весь импорт, а экономическая независимость гарантирована» 39.

Однако есть основания полагать, что изменения в экономике привели к ряду проблем. Официальные заявления следует рассматривать с осторожностью. Как и в случае с албанской статистикой, нет оснований считать информацию ложной, но искажение в представлении данных ведёт к некоторой предвзятости общей картины. Так, высказывание Мехмета Шеху «…в общем главные цели 6-го пятилетнего плана были успешно выполнены» 40, вероятно, следует трактовать как «6-й пятилетний план, по всей видимости, полностью выполнен не был», к чему мы придём, если сравним числовые данные, приведённые на графике 6.

График 6.
1 — Shehu, M., 1976. Raport mbi Planin 6 Pesёvjegar (1976 80), Tirana, 8. Nёntori'.
2 — Shehu, M., 1981. Report on the 7th Five-Year Plan, London, Worker’s Publishing House.

Таблица V дает более точную картину, на основе которой можно сделать вывод: рост национального дохода был почти на четверть ниже запланированного. План по валовому промышленному продукту также не был выполнен, но результат здесь был лучше, чем в сельском хозяйстве, где было выполнено чуть более половины запланированного роста. Хуже всего показатели оказались в статье инвестиций — рост менее половины от запланированного. Однако экспорт увеличился, и планируется увеличить его ещё на 60% в течение нынешней пятилетки (1981 — 85). Остальные же целевые показатели этого шестилетнего плана, напротив, уменьшены по сравнению с предыдущим планом.

Отражённые здесь проблемы были ожидаемы, учитывая, что Албания лишилась важнейшего источника помощи прямо посреди планового периода. Удивительно здесь то, что страна вообще выжила в том положении, в котором она находится. По-видимому, албанцам удалось создать относительно независимую от постоянного притока иностранных ресурсов экономическую структуру. В стране стабильная текущая экономическая активность; что пострадало от ухода Китая, так это варианты дальнейшего расширения, которые отражаются в снижении показателя инвестиций. Хотя размеры экспорта должны значительно увеличиться, их план по инвестициям на следующий плановый период является самым скромным. Приведённые выше цифры отражают новый курс албанской экономики, и смерть Мехмета Шеху (предположительно самоубийство) в международной прессе связывали с несогласием с этой политикой. Нет никаких указаний на то, что Шеху больше, чем Ходжа, склоняется в пользу открытия на Запад, на что намекают различные источники. Однако есть признаки того, что экономическая открытость Албании по отношению к западным странам увеличивается в ограниченном смысле. Их торговая модель меняется не резко, но достаточно существенно (график 7).

График 7.
1 Kaser, M., 1977 'Trade and aid in the Albanian Economy' in: East-European Economies Post-Helsinki, Washington, US Government Printing Office.
2 Vjetari Statistikor Vitit, 1978. (Statistical Yearbook 1978), Directory of Statistics, Tirana.

Итак, последняя цифра в этой таблице приведена на 1977 год, т. е. ещё до прекращения отношений с Китаем. К 1980 году тенденция должна была стать ещё более отчетливой, так как Албании пришлось «…перераспределять около 50% объёма внешней торговли из одной страны, как это было конкретно в случае торговли с Китаем, в десятки других стран за очень короткий период в один год» 41. В остальном никаких изменений в ближайшем будущем не ожидается.

Следует помнить, что ещё в 1976 году была принята новая Конституция, в которой было прямо заявлено о запрете брать кредиты, займы или создавать совместные предприятия с буржуазными и «ревизионистскими» компаниями или странами. Поскольку, согласно албанским определениям, кроме Албании, подлинно революционных стран в мире не осталось, этот пункт исключает любую дальнейшую внешнюю помощь.

Обобщая данные стран-партнеров Албании, можно оценить её экспорт. Импорт из Албании в промышленно развитые страны с рыночной экономикой (Италия, ФРГ, Австрия, Швейцария, Франция, Швеция, Япония) составляет $ 32,048 млн 42. С необходимыми оговорками относительно всех операций можно установить, что общий объём экспорта из Албании в 1977 году составил $ 122 млн. Это составляет 4% от ВОП того же года (тот же курс 7 леков к доллару). Даже если внести сюда коррективы, всё равно это нельзя назвать «экспортно-ориентированной» экономикой.

Тем не менее, стоит отметить, что в Албании есть и экспортно-ориентированные отрасли, например, добыча полезных ископаемых: практически весь получаемый хром экспортируется и вместе с битумом составляет около 60% от всего экспорта Албании. В стране явно прослеживается зависимость от экспорта сырья и ресурсов. Картина, представленная другими албанскими источниками, может отличаться, но официальная версия Баньи и Тоци 43заключается в том, что экспорт сырья, особенно полезных ископаемых, являлся характерной чертой ранней индустриализации Албании, т. е. середины 1960-х годов. Наши же выводы противоположны: только с помощью минеральных ресурсов Албания может финансировать приобретение необходимой ей высокотехнологичной продукции, в то время как раньше их добыча была просто недостаточной. К тому же общая добыча полезных ископаемых не только увеличилась, но и сохранила свою долю в составе экспорта. Полезные ископаемые и руда составляли 64,2% албанского экспорта в 1960 году и 64,1% в 1977 году 44. Экспорт сельскохозяйственной продукции, наоборот, резко сократился. Сельское хозяйство теперь используется только для внутренних нужд. Оно буквально кормит население, и с этим дела действительно обстоят очень неплохо. «Продовольственные кризисы» других восточноевропейских стран неведомы Албании. Представленные выше данные свидетельствуют о том, что албанцы проводили экономическую политику самообеспечения в соответствии со своим собственным определением… вернее, по правде говоря, они определяли самообеспечение как-то, что соответствовало их экономической политике. За 35 лет социалистического строительства они доказали, что могут построить самостоятельную экономику, независимую от чистых прибылей из-за рубежа. Албанская экономика вписана в мировое хозяйство таким образом, что может существовать без значимых кризисов и обеспечивать себе определённый рост, несмотря на то, что албанцы называют «ревизионистско-империалистической блокадой». На данный момент доминируют внутренние факторы, но албанский путь, который рассматривают как самостоятельность в самом узком смысле, на деле имеет самостоятельность своей целью, достигать которой предполагается с помощью другой стратегии.

Наша оценка ситуации такова: внешняя помощь была слишком важна для Албании, чтобы её стратегию можно было назвать полностью ориентированной на самообеспечение. Другой вопрос, были ли у страны альтернативы.

Албания, вероятно, является наиболее самообеспеченной в мире страной на 1982 год. И то, что даже ей не удалось обеспечить себе полностью внутреннее «первоначальное накопление», заставляет задаться серьёзным вопросом: может ли политика самообеспечения быть успешно реализована в других странах, в которых руководство часто менее решительно, чем режим Энвера Ходжи?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Shehu, M., 1981. Report on the 7th Five-Year Plan, London, Worker’s Publishing House.
  2. Galtung, J., 1980. 'Self-reliance: concepts, practice, and rationale', in Galtung, J. ed.: Self-reliance — a Strategy or Development, London, Institute of Development Studies in Geneva, p. 19.
  3. Диктатура пролетариата является государством нового, высшего типа, устанавливаемым в результате победы социалистической революции и взятия государственной власти рабочим классом и имеющим своей целью уничтожение эксплуатации человека человеком, ликвидацию классов и построение коммунистического общества (прим. перев.).
  4. Mara, H., 1973. Article in Albania Today, 2/1973. Njohuri er Ekonomine socialiste, Knowledge in Socialist Economics), 1981. The Academy of Sciences, Tirana 1981, '8. Nentori'.
  5. Schnytzer, A., 1978 (?). The Albanian Economy, Unpubl. PH.1d. thesis, St. Anthony College, Oxford.
  6. Ekonomia Politike (Socializmi), (The Political Economy of Socialism), 1981. The Academy of Science, Tirana, 153−157.
  7. Bettleheim, C. and P. Sweezy, 1971. On the Transition to Socialism New York, Monthly Review Press. Economic Survey of Europe in 1960, 1961. Geneva, Se- cretariat of the Economic Comission for Europe, United Nations.
  8. Nove, A., 1978. The Soviet Economic System, London, Allen & Unwin.
  9. Economic Survey of Europe in 1960, 1961. Geneva, Se- cretariat of the Economic Comission for Europe, United Nations.
  10. HPLA (History of the Party of Labour of Albania), 1971. Tirana, Institute of Marxist-Leninist Studies, p. 25.
  11. Marmullaku 1975, p. 37 (полная ссылка отсутствовала в оригинале — прим. перев.)
  12. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, p. 18)
  13. ВНП — стоимость национальной экономики независимо от местонахождения национального предприятия. ВВП же подсчитывается по территориальному признаку. Он учитывает стоимость продукции независимо от национальной принадлежности предприятий, расположенных на территории данной страны. Т. е., ВВП учитывает все товары и услуги, произведенные на территории данной страны, а ВНП учитывает все товары и услуги, произведенные национальными предприятиями независимо от места производства. ВВП = ВНП — разность между поступлениями факторных доходов из-за рубежа и факторными доходами, полученными иностранными инвесторами в данной стране (прим. перев.).
  14. Kaser, M. and A. Schnytzer, 1977. 'Albania — a — uniquely socialist economy', in: East European Economies Post-Helsinki, US Congress, Washington, US Government Printing Office.
  15. Vjetari Statistikor Vitit, 1978. (Statistical Yearbook 1978), Directory of Statistics, Tirana.
  16. ВОП — сумма стоимостей товаров и услуг, произведенных всеми хозяйственными субъектами и поступивших через экономический оборот в сферу потребления (прим. перев.).
  17. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, p. 40)
  18. То есть за те же сроки работы в отрасли можно получить большую прибыль (прим. перев.).
  19. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, p. 41)
  20. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, p. 43
  21. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, в цитируемой работе Баньи и Тоци, стр p. 37
  22. Marmullaku 1975, 53−55 (полная ссылка отсутствовала в оригинале — прим. перев.)
  23. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, в цитируемой работе Баньи и Тоци, p. 54
  24. Schnytzer, A., 1978 (?). The Albanian Economy, Unpubl. PH.1d. thesis, St. Anthony College, Oxford. p. 106
  25. Vjetari Statistikor Vitit, 1978. (Statistical Yearbook 1978), Directory of Statistics, Tirana.
  26. 35 Vjet Shqipёri Socialiste, 1979. (35 Years of Socialist Albania), Tirana.
  27. Njohuri per Ekonomine Socialiste, (Knowledge in Socialist Economics), 1981. The Academy of Sciences, Tirana 1981, '8. Nentori', p. 308
  28. Ekonomia Politike (Socializmi), (The Political Economy of Socialism), 1981. The Academy of Science, Tirana, p. 346
  29. Njohuri per Ekonomine Socialiste, (Knowledge in Socialist Economics), 1981. The Academy of Sciences, Tirana 1981, '8. Nentori', p. 309
  30. Примечание от переводчика: имеется в виду ВОП
  31. В СССР это были группы Б и, А (прим. перев.).
  32. 35 Vjet Shqipёri Socialiste, 1979. (35 Years of Socialist Albania), Tirana
  33. Похожая ситуация с диспропорцией наблюдалась в Чечне, см. «Аграрные реформы в довоенной Ичкерии» (прим. перев.)
  34. Kaser, M. and A. Schnytzer, 1977. 'Albania — a — uniquely socialist economy', in: East European Economies Post-Helsinki, US Congress, Washington, US GovernmentPrinting Office, p. 567
  35. Kaser, M., 1977 'Trade and aid in the Albanian Economy' in: East-European Economies Post-Helsinki, Washington, US Government Printing Office.
  36. Kaser, M., 1977 'Trade and aid in the Albanian Economy' in: East-European Economies Post-Helsinki, Washington, US Government Printing Office.
  37. Schnytzer, A., 1978 (?). The Albanian Economy, Unpubl. PH.1d. thesis, St. Anthony College, Oxford, p. 147
  38. Qarkulimi Monetar dhe Krediti nё R P-SH, 1974, (Monetary Circulation and Credits in the P. R. of Albania), Tirana, p. 148
  39. Shehu, M., 1981. Report on the 7th Five-Year Plan, London, Worker’s Publishing House.
  40. Shehu, M., 1981. Report on the 7th Five-Year Plan, London, Worker’s Publishing House, p. 11
  41. Shehu, M., 1981. Report on the 7th Five-Year Plan, London, Worker’s Publishing House, p. 10
  42. Статистика ООН по международной торговле товарами, 1977
  43. Banja, H. and Toсi V., 1979. Socialist Albania on the Road to Industrialization, Tirana 1979, p. 54
  44. Vjetari Statistikor Vitit, 1978. (Statistical Yearbook 1978), Directory of Statistics, Tirana.