Британия выходит из Европейского Союза и резко берёт курс вправо

Британия выходит из Европейского Союза и резко берёт курс вправо
~ 18 мин

Вели­ко­бри­та­ния выхо­дит из ЕС: 23 января 2020 г. под­пись коро­левы Ели­за­веты II на соот­вет­ству­ю­щем законе завер­шила все юри­ди­че­ские фор­маль­но­сти внутри Вели­ко­бри­та­нии, а 29 января 2020 г. согла­ше­ние было одоб­рено Европарламентом.

С момента про­ве­де­ния рефе­рен­дума на реа­ли­за­цию «Брек­сита» у вла­стей Вели­ко­бри­та­нии ушло более 3,5 лет. Все это время он был одним из самых обсуж­да­е­мых вопро­сов, свя­зан­ных с эко­но­ми­че­ской и поли­ти­че­ской ситу­а­цией в совре­мен­ной Европе, и ещё про­дол­жит оста­ваться таковым.

Много копий было сло­мано в оже­сто­чён­ной поле­мике бур­жу­аз­ных пар­тий и их лиде­ров самого раз­ного толка, пред­ла­гав­ших те или иные вари­анты раз­ви­тия собы­тий. Эти пар­тии либо отста­и­вают «евро­пей­скую идею», либо про­по­ве­дуют воз­врат «тра­ди­ци­он­ного суве­ре­ни­тета». Как смот­рят на эти собы­тия те, кто высту­пает с пози­ций корен­ных инте­ре­сов про­ле­та­ри­ата? Пред­ла­гаем вни­ма­нию чита­те­лей ста­тью извест­ного англий­ского марк­си­ста Джона Смита, посвя­щён­ную «Брек­ситу».

Брексит

Выход Вели­ко­бри­та­нии из импе­ри­а­ли­сти­че­ского блока, извест­ного как Евро­пей­ский союз (ЕС), теперь необ­ра­тим. Сокру­ши­тель­ное пора­же­ние Лей­бо­рист­ской пар­тии на выбо­рах потрясло мно­гих рабо­чих и моло­дёжь, кото­рые воз­ла­гали свои надежды на Дже­реми Кор­бина, её левого лидера. В этой ста­тье даётся оценка этим исто­ри­че­ским собы­тиям, ни одно из кото­рых не может быть понято в отрыве от других.

Соеди­нён­ное Коро­лев­ство — при­хо­дя­щая в упа­док импе­рия, кото­рая состоит из Вели­ко­бри­та­нии и Север­ной Ирлан­дии. Пра­вые поли­тики высмат­ри­вают при­чины этого упадка всюду, кроме зер­кала, и вспо­ми­нают о вре­ме­нах, когда Бри­та­ния в оди­ночку про­ти­во­сто­яла нацист­ским ордам и еди­но­лично, если не счи­тать неболь­шой запоз­да­лой помощи со сто­роны США, спа­сала миро­вую циви­ли­за­цию. Однако этот завет­ный наци­о­наль­ный миф — фан­та­зия. Это Совет­ский Союз сло­мал хре­бет нацист­ской армии на Восточ­ном фронте, а не Бри­та­ния — она была занята веде­нием коло­ни­аль­ной войны в Север­ной Африке, пока совет­ская армия и совет­ский народ делали тяжё­лую работу. Бри­тан­ские потери при Эль–Аламейне, в круп­ней­шем сра­же­нии бри­тан­ской армии до высадки в Нор­ман­дии в июне 1944 года, соста­вили менее 2 тысяч чело­век, в то время как в Ста­лин­град­ской битве погибли пол­мил­ли­она совет­ских сол­дат. Расизм, лице­ме­рие и импер­ская над­мен­ность — осно­во­по­ла­га­ю­щие бри­тан­ские цен­но­сти, кото­рыми про­пи­таны все поли­ти­че­ские пар­тии и инсти­туты страны, — объ­яс­няют необъ­яс­ни­мое иначе безу­мие, извест­ное как Брексит.

Несмотря на импер­скую спесь, бри­тан­ские капи­та­ли­сти­че­ские пра­ви­тели стоят перед стра­те­ги­че­ской дилем­мой: или союз с Фран­цией и Гер­ма­нией в ЕС, или рав­не­ние на США, — и оба направ­ле­ния оди­на­ково враж­дебны инте­ре­сам рабо­чих и всех угне­тён­ных людей. Раз­но­гла­сия по этому вопросу внутри пра­вя­щей Кон­сер­ва­тив­ной пар­тии при­вели в 2016 году к рефе­рен­думу, на кото­ром изби­ра­тели при­няли с неболь­шим пере­ве­сом реше­ние о выходе из ЕС. В преды­ду­щей ста­тье я объ­яс­нил, почему этот резуль­тат был обу­слов­лен враж­деб­но­стью рабо­чих к ЕС — две трети рабо­чих про­го­ло­со­вали за то, чтобы выйти — и почему един­ствен­ным и самым важ­ным фак­то­ром, побу­див­шим их сде­лать это, было непри­я­тие имми­гра­ции — сво­бода пере­дви­же­ния через внут­рен­ние гра­ницы ЕС явля­ется одним из стол­пов его зоны сво­бод­ной тор­говли, хотя мно­гие работ­ники, стра­да­ю­щие от рас­ту­щей неза­щи­щён­но­сти и сни­же­ния уровня жизни, обви­няют в этих бедах воз­рос­шую кон­ку­рен­цию со сто­роны трудящихся–мигрантов и тре­буют госу­дар­ствен­ной защиты от них.

В тече­ние трёх лет поли­ти­че­ской шумихи, после­до­вав­шей за рефе­рен­ду­мом 2016 года, самым боль­шим пре­пят­ствием для орга­ни­зо­ван­ного выхода из ЕС ока­за­лось сто­лет­нее раз­де­ле­ние Ирлан­дии на Ирланд­скую Рес­пуб­лику на юге и окку­пи­ро­ван­ный англи­ча­нами анклав на севере1 . До тех пор, пока Вели­ко­бри­та­ния и Ирлан­дия оста­ются в ЕС, люди и товары могут пере­се­кать гра­ницу между двумя частями Ирлан­дии, даже не заме­чая этого, но выход Вели­ко­бри­та­нии из тор­го­вой зоны ЕС потре­бует уста­нов­ле­ния жёст­кой гра­ницы, что нане­сёт серьёз­ный удар по эко­но­мике Ирлан­дии и рис­кует воз­ро­дить воору­жён­ную борьбу про­тив бри­тан­ской оккупации.

Быв­ший премьер–министр Тереза Мэй вынесла на обсуж­де­ние согла­ше­ние о выходе, кото­рое поз­во­лило избе­жать погра­нич­ной про­блемы при помощи сохра­не­ния член­ства Вели­ко­бри­та­нии и Север­ной Ирлан­дии в зоне сво­бод­ной тор­говли ЕС до завер­ше­ния пере­го­во­ров о посто­ян­ных тор­го­вых отно­ше­ниях, кото­рые еще не нача­лись, и гаран­тий того, что неза­ви­симо от их исхода Север­ная Ирлан­дия оста­нется в зоне сво­бод­ной тор­говли ЕС и про­дол­жит сле­до­вать её пра­ви­лам. Мэй три­жды без­успешно пыта­лась добиться этого через пар­ла­мент, после чего подала в отставку, и члены Кон­сер­ва­тив­ной пар­тии, в основ­ном, бога­тые белые муж­чины старше 60 лет, выбрали Бориса Джон­сона своим лидером.

Джон­сон долж­ным обра­зом воз­об­но­вил пере­го­воры об усло­виях выхода Вели­ко­бри­та­нии из ЕС. Как и прежде, ЕС наста­и­вал на гаран­тии отсут­ствия жёст­кой гра­ницы между двумя частями Ирлан­дии. К удив­ле­нию мно­гих (вклю­чая меня), Джон­сон капи­ту­ли­ро­вал, согла­сив­шись на пере­смот­рен­ную сделку, един­ствен­ным суще­ствен­ным отли­чием кото­рой от преды­ду­щей явля­ется поло­же­ние о де-факто посто­ян­ной гра­нице между Вели­ко­бри­та­нией и всей Ирлан­дией при сохра­не­нии види­мо­сти кон­сти­ту­ци­он­ной целост­но­сти Вели­ко­бри­та­нии. Перед лицом воплей о пре­да­тель­стве со сто­роны про­им­пе­ри­а­ли­сти­че­ских юни­о­нист­ских поли­ти­ков в Север­ной Ирлан­дии Джон­сон кате­го­ри­че­ски отри­цал то, что было напи­сано чёр­ным по белому в согла­ше­нии, кото­рое он заклю­чил и про­та­щил через парламент.

Декабрьские парламентские выборы 2019 года — липовая демократия в действии

Как видно из отри­ца­ний Джон­сона, он не наме­рен соблю­дать усло­вия сделки по выходу. Его уступка в погра­нич­ном вопросе была сугубо так­ти­че­ской — его целью было про­ве­сти сделку через пар­ла­мент любыми сред­ствами, а затем объ­явить пар­ла­мент­ские выборы, на кото­рых Кон­сер­ва­тив­ная пар­тия будет вести кам­па­нию вокруг про­стого лозунга: «Покон­чим с Брекситом».

Её глав­ный про­тив­ник, Лей­бо­рист­ская пар­тия во главе с Дже­реми Кор­би­ном, была без­на­дёжно рас­ко­лота по вопросу ЕС, как и по мно­гим дру­гим. Лей­бо­ри­сты попы­та­лись, но не смогли сдви­нуть наци­о­наль­ные дебаты с Брек­сита на пра­ви­тель­ствен­ную поли­тику жёст­кой эко­но­мии, кото­рая при­вела к серьёз­ному ухуд­ше­нию финан­си­ру­е­мых госу­дар­ством здра­во­охра­не­ния и обра­зо­ва­ния. Что каса­ется Брек­сита, Кор­бин обе­щал быстро заклю­чить новое тор­го­вое согла­ше­ние с ЕС, кото­рое сохра­нило бы нынеш­нее тор­го­вое поло­же­ние Вели­ко­бри­та­нии и, таким обра­зом, поз­во­лило бы избе­жать любой потери рабо­чих мест. Он упу­стил из виду то, что это неиз­бежно потре­бо­вало бы от Вели­ко­бри­та­нии под­чи­няться пра­ви­лам ЕС, при­ни­мать сво­боду пере­дви­же­ния и про­дол­жать пла­тить отчис­ле­ния в бюд­жет ЕС — изме­не­ние было бы лишь в том, что Вели­ко­бри­та­ния лиши­лась бы воз­мож­но­сти фор­ми­ро­вать поли­тику ЕС. Кор­бин обе­щал отло­жить это фор­маль­ное согла­ше­ние по Брек­ситу на вто­рой рефе­рен­дум и уйти в сто­рону. На рефе­рен­думе пред­ла­га­лось бы два вари­анта: или про­ве­сти согла­ше­ние, или отме­нить Брексит.

Кор­бин и Лей­бо­рист­ская пар­тия запла­тили высо­кую цену за свою непо­сле­до­ва­тель­ную пози­цию по цен­траль­ному вопросу Брек­сита, но, как мы уви­дим, это была далеко не един­ствен­ная при­чина, по кото­рой их раз­несли на выбо­рах. В итоге лей­бо­ри­сты полу­чили 32,2 % голо­сов про­тив 43,6 % за кон­сер­ва­тив­ную пар­тию. С уче­том явки изби­ра­те­лей (67,3 %) и тех, кто не заре­ги­стри­ро­вался для уча­стия в голо­со­ва­нии (17 %), «уве­рен­ная победа» кон­сер­ва­то­ров была достиг­нута голо­сами 24 % элек­то­рата, в то время как за лей­бо­ри­стов про­го­ло­со­вало всего 18 %. За кон­сер­ва­то­ров про­го­ло­со­вало больше рабо­чих, чем за лей­бо­ри­стов — среди неква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих раз­ница соста­вила 43 % про­тив 37 %, в то время как ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные и полук­ва­ли­фи­ци­ро­ван­ные рабо­чие про­го­ло­со­вали за кон­сер­ва­тив­ную пар­тию с ещё боль­шим отры­вом. Меж­по­ло­вые раз­ли­чия также были очень заметны: 48 % муж­чин про­го­ло­со­вали в пользу кон­сер­ва­то­ров про­тив 29 % за лей­бо­ри­стов, в то время как среди изби­ра­те­лей жен­ского пола раз­ница была намного меньше — 42 % про­тив 36 %. Осо­бенно бро­сался в глаза раз­рыв между поко­ле­ни­ями — всего 19 % из воз­раст­ной группы 18–24 лет про­го­ло­со­вали за кон­сер­ва­то­ров про­тив 57 % за лей­бо­ри­стов, диа­мет­рально про­ти­во­по­ложно с людьми старше 65 лет, 62 % из кото­рых отдали свои голоса кон­сер­ва­то­рам про­тив всего лишь 18 % про­го­ло­со­вав­ших за Лей­бо­рист­скую партию.

О том, сколько из этих изби­ра­те­лей на самом деле верили в то, за что они голо­со­вали, вме­сто того, чтобы выбрать мень­шее из двух зол, можно только дога­ды­ваться. Опросы обще­ствен­ного мне­ния в Вели­ко­бри­та­нии пока­зы­вают мень­ший, чем к каким-либо иным про­фес­сиям, уро­вень дове­рия к поли­ти­кам и жур­на­ли­стам, при­чём с боль­шим отры­вом. Что каса­ется жур­на­ли­стов, то боль­шин­ство печат­ных СМИ при­над­ле­жит уль­тра­ре­ак­ци­он­ным мил­ли­ар­де­рам, в то время как веща­тель­ные СМИ прочно удер­жи­ва­ются в тис­ках либе­раль­ных мери­то­кра­тов сред­него класса, кото­рые исто­чают пре­зре­ние к тру­дя­щимся. Это не демо­кра­тия, это паро­дия на демократию!

Крах левых лейбористов

Абсурд­ная недо­по­ли­тика лей­бо­ри­стов в отно­ше­нии Брек­сита была не един­ствен­ной при­чи­ной, по кото­рой выборы для них про­ва­ли­лись. В част­но­сти, сле­дует выде­лить два дру­гих вопроса.

Во-пер­вых, хотя эко­но­ми­че­ская поли­тика лей­бо­ри­стов была попу­лярна среди рабо­чих и моло­дёжи, мало кто верил в их спо­соб­ность её реа­ли­зо­вать. Лей­бо­ри­сты обе­щали зна­чи­тельно уве­ли­чить налоги для бога­тых и налоги на кор­по­ра­тив­ные при­были; наци­о­на­ли­зи­ро­вать желез­но­до­рож­ные, вод­ные, поч­то­вые и элек­тро­энер­ге­ти­че­ские ком­па­нии; заста­вить круп­ные фирмы пере­дать 10 % своих акций сотруд­ни­кам; огра­ни­чить аренд­ную плату и рас­ши­рить права арен­да­то­ров; запу­стить Наци­о­наль­ный Фонд Пре­об­ра­зо­ва­ний в раз­мере 400 млрд фун­тов стер­лин­гов (£1 = $1,3) для финан­си­ро­ва­ния пере­хода к эко­но­мике с нуле­выми выбро­сами угле­кис­лого газа и «обно­вить почти все 27 мил­ли­о­нов домов в Вели­ко­бри­та­нии до самых высо­ких стан­дар­тов энер­го­эф­фек­тив­но­сти»; создать Фонд Соци­аль­ных Пре­об­ра­зо­ва­ний в раз­мере 150 млрд фун­тов стер­лин­гов для ремонта или замены вет­хих зда­ний школ и боль­ниц; занять ещё 250 млрд фун­тов стер­лин­гов для финан­си­ро­ва­ния Наци­о­наль­ного Инве­сти­ци­он­ного Банка; резко уве­ли­чить мини­маль­ную зара­бот­ную плату, госу­дар­ствен­ные пен­сии и дру­гие соци­аль­ные транс­ферты; обес­пе­чить 30 часов бес­плат­ного ухода для всех детей в воз­расте от двух до четы­рёх лет; отме­нить плату за обу­че­ние и предо­ста­вить суб­си­дии на содер­жа­ние сту­ден­тов уни­вер­си­те­тов; а также мно­гое другое.

Вопрос не в при­вле­ка­тель­но­сти этих мер, а в веро­ят­но­сти их осу­ществ­ле­ния. Мно­гие чув­ство­вали, и с боль­шими на то осно­ва­ни­ями, что попытки выпол­нить эти обе­ща­ния при­вели бы к бег­ству капи­тала и краху фунта стер­лин­гов, погру­зив и без того хруп­кую эко­но­мику Вели­ко­бри­та­нии в глу­бо­кий кри­зис, кото­рый при­вёл бы к уси­ле­нию жёст­кой эко­но­мии, а не к её прекращению.

Офи­ци­аль­ная кре­дит­ная ставка Банка Англии состав­ляет 0,75 % и явля­ется отри­ца­тель­ной, если при­нять во вни­ма­ние инфля­цию. Это ниже, чем когда-либо за четыре сто­ле­тия суще­ство­ва­ния Банка. Сверх­низ­кие про­цент­ные ставки в Вели­ко­бри­та­нии и во всех дру­гих импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах ука­зы­вают на глу­бо­чай­шую сте­пень систем­ного кри­зиса капи­та­лизма — это «сверх­но­вая, гото­вая взо­рваться», по сло­вам выда­ю­ще­гося обли­га­ци­он­ного трей­дера Билла Гросса2 . Тем не менее, для левых лей­бо­ри­стов сверх­низ­кие про­цент­ные ставки — это не мига­ю­щий крас­ный свет, а зелё­ный свет, при­гла­ша­ю­щий их зани­мать огром­ные суммы денег у тех, у кого они есть, т.е. у сверх­бо­га­тых. Однако исто­рия, напри­мер, Гре­ции при Сиризе, учит, что капи­та­ли­сты обя­за­тельно тре­буют изряд­ную пре­мию за риск, когда их про­сят одол­жить деньги пра­ви­тель­ству, кото­рому они не дове­ряют, что в итоге рушит госу­дар­ствен­ные финансы и хоро­нит рефор­мист­ские мечты. 

Если у Кор­бина и его сто­рон­ни­ков и были какие-то сомне­ния в том, что бри­тан­ские капи­та­ли­сты мирно усту­пят этой про­грамме ради­каль­ных реформ, то они этого не пока­зали. Но вы не можете вести людей в бой, делая вид, что его не будет. Демо­ра­ли­зо­ван­ные деся­ти­ле­ти­ями пора­же­ний, демо­би­ли­зо­ван­ные рабо­леп­ными крас­но­ре­чи­выми проф­со­юз­ными лиде­рами и дез­ори­ен­ти­ро­ван­ные непре­кра­ща­ю­щимся, неоспа­ри­ва­е­мым пото­ком импе­ри­а­ли­сти­че­ской про­па­ганды как со сто­роны левых либе­ра­лов, так и со сто­роны пра­вых белых наци­о­на­ли­стов, боль­шин­ство рабо­чих сво­ими голо­сами пока­зали, что они не горят жела­нием сра­жаться со сво­ими пра­ви­те­лями, а про­сто жаж­дут их покро­ви­тель­ства. Начи­ная с XIX века, плу­то­кра­ти­че­ские пра­ви­тели Вели­ко­бри­та­нии стре­ми­лись свя­зать рабо­чих в импе­ри­а­ли­сти­че­ский аль­янс про­тив осталь­ного мира. Напри­мер, после Вто­рой миро­вой войны уси­лив­ша­яся национально–освободительная борьба в бри­тан­ских коло­ниях и нео­ко­ло­ниях — а не только дви­же­ние за соци­аль­ные реформы внутри страны — убе­дила их усту­пить тре­бо­ва­ниям тру­дя­щихся о бес­плат­ном здра­во­охра­не­нии и обра­зо­ва­нии. Их целью было уми­ро­тво­рить рабо­чий класс и зару­читься актив­ной под­держ­кой его проф­со­юз­ных и поли­ти­че­ских лиде­ров в борьбе про­тив непо­кор­ных пра­ви­тельств и мятеж­ных наро­дов во всём мире. Этот импе­ри­а­ли­сти­че­ский обще­ствен­ный дого­вор явля­ется самой сутью бри­тан­ской социал–демократии как в левом, так и в пра­вом её вари­ан­тах. Теперь, вынуж­да­е­мые глу­би­ной капи­та­ли­сти­че­ского кри­зиса, бри­тан­ские пра­ви­тели дви­жутся к демон­тажу этого обще­ствен­ного дого­вора, отправ­ляя социал–демократию в штопор.

Вто­рым фак­то­ром пора­же­ния Кор­бина стали его попытки при­ми­рить диа­мет­рально про­ти­во­по­лож­ные взгляды внутри Лей­бо­рист­ской пар­тии на сво­боду пере­дви­же­ния и широ­кий круг дру­гих спор­ных вопро­сов, что на прак­тике при­вело к отказу от его хва­лё­ных прин­ци­пов и капи­ту­ля­ции перед пра­вым крылом.

Дже­реми Кор­бин под­чёр­ки­вает, что он — ско­рее демо­кра­ти­че­ский соци­а­лист, чем социал–демократ. Всю свою поли­ти­че­скую жизнь он про­вёл как дис­си­дент из левого крыла Лей­бо­рист­ской пар­тии, где зара­бо­тал репу­та­цию после­до­ва­тель­ного про­тив­ника импе­ри­а­ли­сти­че­ских войн, в том числе раз­вя­зан­ных лей­бо­рист­скими пра­ви­тель­ствами, и как защит­ник пале­стин­цев и дру­гих бор­цов с расиз­мом и импе­ри­а­лиз­мом по всему миру. В 2015 году его вынесло на пост руко­во­ди­теля Лей­бо­рист­ской пар­тии с при­то­ком в неё рабо­чих и моло­дёжи, кото­рые ради­ка­ли­зи­ро­ва­лись из-за уча­стия Вели­ко­бри­та­нии в воз­глав­ля­е­мом США втор­же­нии в Ирак в 2003 году и гло­баль­ного финан­со­вого кри­зиса, раз­ра­зив­ше­гося в 2008 году с эпи­цен­трами в Лон­доне и Нью–Йорке. Оба эти собы­тия про­изо­шли при лей­бо­рист­ских пра­ви­тель­ствах во главе с откро­венно про­им­пе­ри­а­ли­сти­че­скими пра­выми социал-демократами.

Вслед­ствие бес­по­кой­ства из-за того, что Кор­бину нельзя было дове­рить защиту обшир­ных импе­ри­а­ли­сти­че­ских инте­ре­сов Вели­ко­бри­та­нии на Ближ­нем Востоке и где-либо ещё, была раз­вёр­нута обшир­ная кам­па­ния с уча­стием пра­вых поли­ти­ков из Лей­бо­рист­ской пар­тии, прак­ти­че­ски всех печат­ных и веща­тель­ных СМИ, изра­иль­ского посоль­ства и клю­че­вых фигур в бри­тан­ском истеб­лиш­менте, чтобы заклей­мить его и лей­бо­рист­ских левых как анти­се­ми­тов. Нена­висть к евреям — это дей­стви­тельно смер­тель­ная угроза, и исто­рия учит, что она про­цве­тает во вре­мена систем­ного кри­зиса капи­та­лизма. Вот и сей­час левые и пра­вые дема­гоги направ­ляют гнев рабо­чих и обез­до­лен­ных про­тив еврей­ских капи­та­ли­стов, а не про­тив класса капи­та­ли­стов в целом. Анти­се­ми­тизм также сти­му­ли­ру­ется бур­жу­аз­ными наци­о­на­ли­стами на Ближ­нем Востоке, кото­рые воз­му­ща­ются снис­хо­ди­тель­но­стью импе­ри­а­ли­стов к Изра­илю и хотят, чтобы с ними обра­ща­лись так же. Поэтому утвер­жде­ние, что фашист­ское пра­вое крыло имеет моно­по­лию на анти­се­ми­тизм, далеко от правды. Напро­тив, его яд зара­зил левых и миро­вое дви­же­ние соли­дар­но­сти с жестоко угне­тён­ным пале­стин­ским народом. 

Подроб­ный ана­лиз этого вопроса выхо­дит за рамки дан­ной ста­тьи. Однако сле­дует отме­тить пол­ную неспо­соб­ность Кор­бина и левых лей­бо­ри­стов защи­тить себя. Для этого им при­шлось бы про­све­тить самих себя и более широ­кое дви­же­ние на тему при­роды анти­се­ми­тизма и того, почему он ста­но­вится осо­бенно опас­ным во время кри­зиса. Чтобы раз­об­ла­чить цинизм своих обви­ни­те­лей, пар­тия должна была перейти в наступ­ле­ние, раз­об­ла­чив гнус­ную исто­рию бри­тан­ского импе­ри­а­лизма на Ближ­нем Востоке и, что осо­бенно важно, соуча­стие Вели­ко­бри­та­нии в Холо­ко­сте: Бри­та­ния захлоп­нула дверь перед лицом еврей­ских бежен­цев в 1930–е годы. Позже, когда буше­вала Вто­рая Миро­вая война, Уин­стон Чер­чилль пре­се­кал появ­ле­ние ново­стей о гено­циде, так как не хотел, чтобы его отвле­кали от коло­ни­аль­ных войн Вели­ко­бри­та­нии в Север­ной Африке и Бирме. Но Кор­бин и левые лей­бо­ри­сты ничего из этого не сде­лали. С момента сво­его избра­ния лиде­ром Лей­бо­рист­ской пар­тии Кор­бин пере­стал гово­рить о Пале­стине. Точно так же он сохра­нял гро­бо­вое мол­ча­ние перед лицом гро­мо­глас­ной кри­тики записи его выступ­ле­ния про­тив нару­ше­ния бри­тан­ской армией прав чело­века и её сго­вора с вое­ни­зи­ро­ван­ными кара­тель­ными отря­дами в Север­ной Ирлан­дии, а также его под­держки анти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­ских пра­ви­тельств в Латин­ской Америке.

Так что же дальше?

Кри­зис Брек­сита сей­час нахо­дится в состо­я­нии вре­мен­ной ремис­сии. Пере­го­воры с ЕС о дол­го­вре­мен­ных тор­го­вых отно­ше­ниях и с США о новом тор­го­вом согла­ше­нии будут даже более мучи­тель­ными, чем те, кото­рыми сопро­вож­да­ется выход Вели­ко­бри­та­нии из ЕС.

Стаг­на­ция бри­тан­ской эко­но­мики неиз­бежно усу­гу­бится нару­ше­нием тор­говли с ЕС — пункта назна­че­ния для более 40 % бри­тан­ского экс­порта. Эко­но­ми­че­ский наци­о­на­лизм и носталь­гия по импе­рии будут при­ни­мать всё более страш­ные формы.

Брек­сит уже нанёс серьез­ный удар по бри­тан­скому гос­под­ству над Север­ной Ирлан­дией, вос­со­еди­не­ние теперь твёрдо стоит на повестке дня, а также ведёт к отде­ле­нию Шот­лан­дии от Англии; тре­бо­ва­ния про­ве­де­ния повтор­ного рефе­рен­дума о неза­ви­си­мо­сти Шот­лан­дии будут ста­но­виться всё громче. Соеди­нён­ное Коро­лев­ство раз­ру­ша­ется — это повод для тор­же­ства, а не для траура!

Попытка Кор­бина пре­вра­тить Лей­бо­рист­скую пар­тию в соци­а­ли­сти­че­скую про­ва­ли­лась. Социал–демократия в Англии, также как и во Фран­ции, Гер­ма­нии, Ита­лии, Гре­ции и дру­гих импе­ри­а­ли­сти­че­ских демо­кра­тиях, мертва, и попытки ожи­вить её бес­по­лезны. Её кон­чину надо празд­но­вать, а не опла­ки­вать. Соци­а­ли­сти­че­ское дви­же­ние должно быть меж­ду­на­род­ным, анти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­ским и рево­лю­ци­он­ным, иначе оно и не про соци­а­лизм, и не про движение.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Подроб­нее об этом см. здесь.
  2. См. здесь крат­кое объ­яс­не­ние.