Полемика Джона Смита и Дэвида Харви об империализме

Полемика Джона Смита и Дэвида Харви об империализме
~ 79 мин

Предисловие от переводчика

Состо­я­ние марк­сист­ской науки в Запад­ной Европе и США, как я уже пока­зы­вал в мате­ри­але «Левые на Западе и что с ними делать», очень и очень пла­чев­ное. В среде запад­ных учё­ных наблю­да­ется геге­мо­ния анти­ком­му­низма, иде­а­лизма и пози­ти­визма. Мест­ные левые погрязли в дог­ма­тизме и пост­мо­дер­нист­ских помоях, а их дви­же­ние — самое насто­я­щее тём­ное цар­ство мракобесия.

Но в каж­дом тём­ном цар­стве есть луч света. Прежде всего, этот луч — неко­то­рые ака­де­ми­че­ские марк­си­сты. Вопреки повсе­местно транс­ли­ру­е­мому бур­жу­аз­ному «эко­но­миксу», эти иссле­до­ва­тели про­дол­жают сто­ять на пози­циях тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Сле­дует учесть при этом их огра­ни­чен­ность: марк­сист­ская тео­рия, в осо­бен­но­сти диалектико-​материалистическая фило­со­фия, на Западе ужасно слабо раз­вита, а совет­ская лите­ра­тура по теме по боль­шей части не пере­ве­дена, что не могло не ска­заться на этих запад­ных «жре­цах» марксизма.

Ввиду таких обсто­я­тельств они по боль­шей части эмпи­рики, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­еся на марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии. Порой их эмпи­ри­че­ские работы про­сто шикарны, пере­воды луч­ших из них мы пуб­ли­куем на нашем сайте в раз­деле «Полит­эко­но­мия». Однако из-​за того что марк­сист­ская фило­со­фия на Западе не раз­ви­ва­ется и фак­ти­че­ски мертва, запад­ные эмпи­рики не утруж­дают себя фило­соф­скими вопро­сами, а потому фун­да­мен­таль­ную тео­рию они раз­ви­вают очень мало, если раз­ви­вают вообще. В луч­шем слу­чае они либо поверх­ностно, либо сти­хийно вос­про­из­во­дят базо­вые поло­же­ния диа­лек­тики и материализма.

Однако что зако­но­мерно, есть и фак­ти­че­ски «выки­нув­шие фило­со­фию за борт». Как известно, три состав­ные части марк­сизма нераз­де­лимы. А коли так, выхо­дит, что такие авторы в иссле­до­ва­ниях на тему полит­эко­но­мии поль­зу­ются лишь той фило­со­фией, что вбили в их головы бур­жу­аз­ные пред­рас­судки — иде­а­ли­сти­че­ской. Подоб­ное незна­ние метода и пре­не­бре­же­ние мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­ти­кой вво­дит часть авторов-​эмпириков в заблуж­де­ние, делая их, тем самым, сти­хий­ными защит­ни­ками клас­со­вых инте­ре­сов капи­та­ли­стов. Одной из таких «заблуд­ших душ» стал извест­ный аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель Дэвид Харви.

Пред­став­ляем вашему вни­ма­нию пере­вод трёх ста­тей, где с ним ведёт поле­мику бри­тан­ский марк­сист Джон Смит. Мате­ри­алы дают неко­то­рое пред­став­ле­ние о харак­тере дея­тель­но­сти запад­ных марксистов-​эмпириков. Вдо­ба­вок, что более важно, Смит пока­зы­вает, к каким выво­дам в полит­эко­но­мии Харви при­шёл, опи­ра­ясь на свой иде­а­лизм: к фак­ти­че­скому отри­ца­нию импе­ри­а­лизма, к идеям об «угне­те­нии Запада Восто­ком», к каут­ски­ан­скому согла­ша­тель­ству. В заметке Харви сле­дует обра­тить вни­ма­ние на его аргу­мен­та­цию, состо­я­щую из целой кучи софиз­мов, «при­тя­ги­ва­ний за уши» и дог­ма­ти­че­ского извра­ще­ния клас­си­ков марк­сизма, — излюб­лен­ных при­ё­мов зазнав­шихся леваков-​демагогов как на Западе, так и в России.

Отдель­ный инте­рес пред­став­ляет то, что Джон Смит в послед­ней ста­тье рас­ска­зы­вает об исклю­чён­ном из рас­смот­ре­ния в «Капи­тале» Маркса спо­собе извле­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти — пони­же­нии зара­бот­ной платы ниже сто­и­мо­сти рабо­чей силы. Сего­дня этот недо­оце­нён­ный вопрос при­об­рёл осо­бую акту­аль­ность, так как дан­ный спо­соб явля­ется глав­ной дви­жу­щей силой выноса про­из­водств в страны периферии.

Поле­мика акту­альна также по той при­чине, что в ней под­ни­ма­ется акту­аль­ней­ший в наше время «китай­ский вопрос». Ни для кого не сек­рет, что Китай ста­но­вится важ­ным игро­ком на миро­вой арене, уси­ли­вая своё при­сут­ствие как в полу­пе­ри­фе­рий­ных стра­нах, так и на запад­ных рын­ках. Побор­ники натов­ской бур­жу­а­зии, ясное дело, зака­тили самую насто­я­щую исте­рику: чего стоит только борьба аме­ри­кан­ского пра­ви­тель­ства с при­ло­же­нием «TikTok»!

Не будем, однако, упо­доб­ляться про­бур­жу­аз­ным ныти­кам, как это делает Дэвид Харви, вопя­щий об экс­плу­а­ти­ру­е­мом поло­же­нии Запада по отно­ше­нию к Востоку. Исто­рия раз за разом под­твер­ждает пра­виль­ность пози­ции Смита: насту­пает мно­го­по­ляр­ный мир, нарас­тают про­ти­во­ре­чия между новыми импе­ри­а­ли­сти­че­скими лаге­рями, ситу­а­ция всё больше и больше похо­дит на новый тысяча девять­сот четыр­на­дца­тый. В этот период надви­га­ю­ще­гося кри­зиса ком­му­ни­стам жиз­ненно необ­хо­димо отме­же­ваться, как отме­же­ва­лись когда-​то рос­сий­ские социал-​демократы, от созна­тель­ных и сти­хий­ных защит­ни­ков бур­жу­а­зии в левом дви­же­нии, от оппор­ту­ни­стов, от всей той швали, что плюёт на марк­сист­скую науку и ком­му­ни­сти­че­ское буду­щее ради славы, горя­чень­ких скан­даль­чи­ков и десятка-​другого тысяч рублей.

Но одно дело — эти самые «горя­чень­кие скан­даль­чики», а дру­гое — науч­ные дис­кус­сии и поле­мика в целях поиска истины, объ­ек­тив­ных зна­ний об обще­стве, кото­рое мы хотим изме­нить. Пусть Харви и Смит ста­нут при­ме­ром того, насколько страшна марк­сист­ская наука для воз­зре­ний апо­ло­ге­тов бур­жу­а­зии и насколько омер­зи­тельны лакеи класса капи­та­ли­стов, ищу­щие любую воз­мож­ность зату­ше­вать отно­ше­ния экс­плу­а­та­ции чело­века человеком.

Алек­сандр Хар­ла­мов, отдел пере­во­дов LENIN CREW

Некоторые термины

Гло­баль­ный тру­до­вой арбит­раж, гло­баль­ный арбит­раж по зара­бот­ной плате (global labour arbitrage, global wage arbitrage) — явле­ние пере­носа рабо­чих мест в страны, где рабо­чая сила и в целом сто­и­мость веде­ния биз­неса ниже и/​или мигра­ции дешё­вой рабо­чей силы в страны, где уро­вень оплаты труда выше.

Про­стран­ствен­ная при­вязка (spatial fix) — про­цесс фор­ми­ро­ва­ния гло­баль­ных про­из­вод­ствен­ных цепо­чек и закреп­ле­ния капи­тала в тех или иных местах. Этот тер­мин отра­жает, во-​первых, внут­рен­нюю потреб­ность капи­тала рас­ши­рять гео­гра­фию своей дея­тель­но­сти для пре­одо­ле­ния кри­зи­сов пере­на­коп­ле­ния, во-​вторых, его стрем­ле­ние сохра­нить и углу­бить своё при­сут­ствие в мест­но­сти, в кото­рой были инве­сти­ро­ваны сред­ства. Тер­мин был вве­дён Дэви­дом Харви в его рабо­тах об исто­ри­че­ской гео­гра­фии про­мыш­лен­ного капи­та­лизма и исполь­зу­ется в запад­ном марксизме.

Чистая пере­дача ресур­сов (net resource transfers, NRT) — дефи­цит теку­щего баланса за выче­том пла­те­жей нетто-процентов.

***

Харви отрицает империализм

Ори­ги­нал (Джон Смит, 2018)

Дэвид Харви, автор книги «Новый импе­ри­а­лизм» и дру­гих извест­ных книг о капи­та­лизме и марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии, не только верит, что эпоха импе­ри­а­лизма закон­чи­лась, но и счи­тает, что его раз­ви­тие пошло в обрат­ном направ­ле­нии. В своём ком­мен­та­рии к «Тео­рии импе­ри­а­лизма» Праб­хата и Уцы Пат­на­и­ков он говорит:

«Те из нас, кто счи­тает, что ста­рые кате­го­рии импе­ри­а­лизма не слиш­ком хорошо рабо­тают в наши дни, вовсе не отри­цают суще­ство­ва­ния слож­ных пото­ков сто­и­мо­сти, кото­рые рас­ши­ряют накоп­ле­ние богат­ства и вла­сти в одной части мира за счёт дру­гой. Мы про­сто думаем, что потоки слож­нее и посто­янно меняют направ­ле­ние. Напри­мер, богат­ство в тече­ние более чем двух веков пере­те­кало с Востока на Запад, но в послед­ние трид­цать лет этот поток в зна­чи­тель­ной сте­пени стал идти в обрат­ную сто­рону» [Здесь и далее выде­ле­ния мои — Дж. С., стр. 169].

Вме­сто «с Востока на Запад» сле­дует читать «с Юга на Север»; име­ются в виду соот­вет­ственно страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той и страны, для обо­зна­че­ния кото­рых неко­то­рые, вклю­чая этого автора, наста­и­вают на тер­мине «импе­ри­а­ли­сти­че­ские». Вер­нёмся к уди­ви­тель­ному заяв­ле­нию Харви: в тече­ние нео­ли­бе­раль­ной эры, то есть в послед­ние 30 лет, Север­ная Аме­рика, Европа и Япо­ния не про­сто пре­кра­тили своё мно­го­ве­ко­вое раз­граб­ле­ние богатств Африки, Азии и Латин­ской Аме­рики — поток обер­нулся вспять: «раз­ви­ва­ю­щи­еся страны» теперь выса­сы­вают богат­ство из импе­ри­а­ли­сти­че­ских цен­тров. Это утвер­жде­ние, сде­лан­ное без каких-​либо дока­за­тельств фак­тами или ста­ти­сти­кой, повто­ряет ана­ло­гич­ные утвер­жде­ния в более ран­них рабо­тах Харви. Напри­мер, в «17 про­ти­во­ре­чиях и конце капи­та­лизма» он говорит:

«Нера­вен­ство в гло­баль­ном рас­пре­де­ле­нии богат­ства и дохо­дов между стра­нами зна­чи­тельно сокра­ти­лось в связи с ростом дохо­дов на душу насе­ле­ния во мно­гих раз­ви­ва­ю­щихся частях мира. Чистый отток богат­ства с Востока на Запад, кото­рый пре­об­ла­дал в тече­ние более чем двух веков, был обра­щён вспять, поскольку Восточ­ная Азия, в част­но­сти, сильно про­дви­ну­лась впе­рёд» (стр. 170).

В пер­вом пред­ло­же­нии цитаты автор сильно пре­уве­ли­чи­вает гло­баль­ную кон­вер­ген­цию: если убрать из рас­смот­ре­ния Китай и учесть зна­чи­тельно воз­рос­шее нера­вен­ство дохо­дов во мно­гих стра­нах Юга, выяс­ня­ется, что ника­кого реаль­ного про­гресса в пре­одо­ле­нии огром­ного раз­рыва между реаль­ной зара­бот­ной пла­той и уров­нем жизни «Запада» и осталь­ного мира достиг­нуто не было.

Вто­рое пред­ло­же­ние опро­вер­га­ется бег­лым рас­смот­ре­нием самого важ­ного пре­об­ра­зо­ва­ния нео­ли­бе­раль­ной эры — пере­носа про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той. Транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции, бази­ру­ю­щи­еся в Европе, Север­ной Аме­рике и Япо­нии, воз­гла­вили этот про­цесс, сокра­тив издержки про­из­вод­ства и уве­ли­чив наценки бла­го­даря замене отно­си­тельно высо­ко­опла­чи­ва­е­мой рабо­чей силы в своих стра­нах гораздо более дешё­вой ино­стран­ной рабо­чей силой. В своей работе «Аут­сор­синг, про­тек­ци­о­низм и гло­баль­ный тру­до­вой арбит­раж» Сти­вен Роуч, тогда стар­ший эко­но­мист в Morgan Stanley, ответ­ствен­ный за его опе­ра­ции в Азии, объ­яс­нил почему:

«В эпоху избы­точ­ного пред­ло­же­ния ком­па­ниям не хва­тает цено­вого рычага, как нико­гда раньше. Коли так, пред­при­я­тия должны неустанно искать новые спо­собы повы­сить про­из­во­ди­тель­ность. Неуди­ви­тельно, что основ­ное вни­ма­ние при таком поиске уде­ля­ется рабо­чей силе, на кото­рую ухо­дит основ­ная часть про­из­вод­ствен­ных затрат в раз­ви­тых стра­нах мира. Уро­вень зара­бот­ной платы в Китае и Индии состав­ляет 10-25% от уровня зара­бот­ной платы сопо­ста­ви­мых работ­ни­ков в США и дру­гих раз­ви­тых стра­нах. Сле­до­ва­тельно, офшор­ный аут­сор­синг, за счёт кото­рого при­сва­и­ва­ется про­дукт труда работ­ни­ков с отно­си­тельно низ­кой зара­бот­ной пла­той в раз­ви­ва­ю­щихся стра­нах, ста­но­вится всё более акту­аль­ной так­ти­кой выжи­ва­ния для ком­па­ний в раз­ви­тых стра­нах».

Огром­ные мас­штабы пере­носа про­из­водств в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, будь то через пря­мые ино­стран­ные инве­сти­ции или через кос­вен­ные, дого­вор­ные отно­ше­ния с неза­ви­си­мыми постав­щи­ками, озна­чает зна­чи­тель­ное рас­ши­ре­ние экс­плу­а­та­ции труда жите­лей Юга аме­ри­кан­скими, евро­пей­скими и япон­скими транс­на­ци­о­наль­ными ком­па­ни­ями, леги­о­нов рабо­чих, для кото­рых к тому же более высока норма экс­плу­а­та­ции. Ино­гда Дэвид Харви будто бы при­знаёт эти реа­лии. Напри­мер, в своей кри­тике Пат­на­и­ков за два абзаца до сво­его утвер­жде­ния о том, что Восток теперь выса­сы­вает богат­ство с Запада, он отмечает:

«У Foxconn, кото­рая про­из­во­дит ком­пью­теры Apple в усло­виях сверх­экс­плу­а­та­ции труда имми­гран­тов в Южном Китае, реги­стри­ру­ется 3% при­были, в то время как у Apple, кото­рая про­даёт ком­пью­теры в мет­ро­по­лиях, она состав­ляет 27%».

Однако это (и более широ­кая кар­тина, кото­рую эта ситу­а­ция крас­но­ре­чиво иллю­стри­рует) под­ра­зу­ме­вает новые и зна­чи­тельно воз­рос­шие потоки сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в аме­ри­кан­ские, евро­пей­ские и япон­ские транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции от китай­ских, бан­гла­деш­ских, мек­си­кан­ских и дру­гих низ­ко­опла­чи­ва­е­мых работ­ни­ков, а равно и осно­ва­ния пола­гать, что это пре­об­ра­зо­ва­ние зна­ме­нует собой новый этап в раз­ви­тии импе­ри­а­лизма. Дэвид Харви, вопреки фак­там, но отра­жая широко рас­про­стра­нён­ное среди марк­си­стов в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах мне­ние, счи­тает, что дело обстоит иначе.

В «Загадке капи­тала» Харви мы нахо­дим не только самую ран­нюю ите­ра­цию его мне­ния о том, что «Восток» сей­час выса­сы­вает «запад­ные» богат­ства, но и его источ­ник: Харви одоб­ри­тельно цити­рует «про­ро­че­ские оценки аме­ри­кан­ского Наци­о­наль­ного совета по раз­ведке, опуб­ли­ко­ван­ные вскоре после избра­ния Обамы, о том, на что будет похож мир в 2025 году. Воз­можно, впер­вые офи­ци­аль­ный орган США пред­ска­зал, что к тому вре­мени Соеди­нён­ные Штаты… больше не будут доми­ни­ру­ю­щим игро­ком… Прежде всего, „будет про­дол­жаться бес­пре­це­дент­ный сдвиг в отно­си­тель­ном бла­го­со­сто­я­нии и эко­но­ми­че­ской мощи при­мерно с запада на восток, кото­рый про­ис­хо­дит сей­час“» (стр. 34-35). Харви повто­ряет это, но со сво­ими изворотами:

«Этот „бес­пре­це­дент­ный сдвиг“ обра­тил вспять дав­нюю утечку богат­ства из Восточ­ной, Юго-​Восточной и Южной Азии в Европу и Север­ную Аме­рику, кото­рая имеет место с XVIII века» (стр. 35).

Тем не менее, в дру­гом месте этой книги Харви при­знаёт, что «навод­нён­ные избы­точ­ным капи­та­лом аме­ри­кан­ские кор­по­ра­ции фак­ти­че­ски начали раз­ви­вать офшор­ное про­из­вод­ство в сере­дине 1960-​х годов, но это дви­же­ние набрало обо­роты лишь деся­ти­ле­тие спу­стя», и что пере­ход про­из­вод­ства в «любую точке мира — пред­по­чти­тельно туда, где труд и сырьё были дешевле» был вызван реше­нием капи­та­ли­стов США экс­пор­ти­ро­вать свой капи­тал (напря­мую, через пря­мые ино­стран­ные инве­сти­ции или кос­венно, через рынки капи­тала), а не инве­сти­ро­вать его на родине. Всё это под­ра­зу­ме­вает уси­ле­ние вла­сти мет­ро­по­лии над эко­но­ми­ками «при­ни­ма­ю­щих» стран и уси­ле­ние экс­плу­а­та­ции их живого труда, для чего наи­бо­лее под­хо­дя­щим тер­ми­ном явля­ется «импе­ри­а­лизм». Ключ к тому, чтобы объ­яс­нить, как Харви раци­о­на­ли­зи­рует своё отри­ца­ние импе­ри­а­лизма, можно найти в «Новом импе­ри­а­лизме», где он гово­рит, что «транс­на­ци­о­наль­ные капи­та­ли­сти­че­ские кор­по­ра­ции… рас­про­стра­ня­ются по всей карте мира спо­со­бами, кото­рые были немыс­лимы на ран­них эта­пах импе­ри­а­лизма (тресты и кар­тели, что опи­сали Ленин и Гиль­фер­динг, были очень тесно свя­заны с кон­крет­ными наци­о­наль­ными госу­дар­ствами)» (стр. 176-177). Дру­гими сло­вами, именно «гло­баль­ный капи­тал», безродно-​космополитический, лишён­ный цен­тра­ли­за­ции, извле­кает выгоду из сме­ще­ния про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, а не аме­ри­кан­ские и евро­пей­ские транс­на­ци­о­наль­ные корпорации.

Ком­мен­та­рий Дэвида Харви в новой книге Пат­на­и­ков также при­ме­ча­те­лен ссыл­кой на сверх­экс­плу­а­та­цию, что инте­ресно, отсут­ству­ю­щей в дру­гих его рабо­тах по импе­ри­а­лизму и тео­рии стоимости:

«Тро­пи­че­ские и суб­тро­пи­че­ские рай­оны обла­дают огром­ным резер­вом рабо­чей силы, живу­щим в усло­виях, бла­го­при­ят­ных для сверх­экс­плу­а­та­ции. За послед­ние 40 лет (и это ново) капи­тал всё более стре­мился моби­ли­зо­вать этот резерв в поис­ках более высо­ких при­бы­лей за счёт про­мыш­лен­ного раз­ви­тия. Если и есть какая-​либо карта, кото­рая под­твер­ждает свое­об­ра­зие тро­пи­че­ской зоны, то это та, что пока­зы­вает место­по­ло­же­ние зон, где рас­по­ло­жена обра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность, рабо­та­ю­щая на экс­порт, 90% кото­рых нахо­дятся в тро­пи­ках. И именно резерв рабо­чей силы явля­ется при­ман­кой, а не аграр­ный базис (хотя, несо­мненно, важна частич­ная про­ле­та­ри­за­ция, кото­рая воз­ни­кает из-​за того, что обще­ствен­ное вос­про­из­вод­ство осу­ществ­ля­ется на земле, в то время как капи­тал про­сто экс­плу­а­ти­рует труд с зара­бот­ной пла­той ниже необ­хо­ди­мой для жизни)» (стр. 165).

Он не опре­де­ляет сверх­экс­плу­а­та­цию, но сам факт того, что он этот тер­мин упо­треб­ляет, уже даёт важ­ную отправ­ную точку. Он от неё отправ­ля­ется… но не при­бы­вает к месту назна­че­ния: «капи­тал» оста­ётся у него бес­плот­ной, лишён­ной при­вязки к тер­ри­то­рии абстрак­цией, а не владельцами-​миллионерами транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций, скон­цен­три­ро­ван­ными в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах, что поз­во­ляет ему избе­жать оче­вид­ного заклю­че­ния о том, что это новое и чрез­вы­чайно важ­ное раз­ви­тие под­ра­зу­ме­вает серьёз­ный сти­мул для пере­те­ка­ния сто­и­мо­сти из стран с низ­кой зара­бот­ной пла­той в импе­ри­а­ли­сти­че­ские цен­тры. Запу­ты­ва­ние Харви ещё суще­ству­ю­щего импе­ри­а­ли­сти­че­ского раз­де­ле­ния про­дол­жа­ется ниже на той же стра­нице, что и при­ве­дён­ная выше цитата, в утвер­жде­нии о том, что усло­вия на рын­ках труда в «мет­ро­по­лиях» и стра­нах с низ­кой зара­бот­ной пла­той ста­но­вятся всё более похо­жими, а гра­ницы между ними исчезают:

«…раз­ли­чие между резер­вом [армией труда] в мет­ро­по­лии и на пери­фе­рии было зна­чи­тельно умень­шено в послед­нее время в резуль­тате гло­ба­ли­за­ции, так что мы можем небез­осно­ва­тельно думать о том, что про­ти­во­сто­я­ние капи­тала и труда стало сего­дня более еди­но­об­раз­ным в про­стран­ствах гло­баль­ной эко­но­мики».

Отри­ца­ние импе­ри­а­лизма Харви совсем не одно­значно. Его кре­дит дове­рия как про­грес­сив­ного социо­лога и теоретика-​марксиста не мог выдер­жать кате­го­ри­че­ского отказа при­знать акту­аль­ность тео­рии импе­ри­а­лизма сего­дня и посто­ян­ство его самых откры­тых и бес­це­ре­мон­ных форм. Вме­сто этого он запу­ты­вает, сеет рас­те­рян­ность и при­тво­ря­ется агно­сти­ком в этом важ­ней­шем вопросе. Напри­мер, в своей кри­тике тео­рии Пат­на­и­ков он гово­рит о «про­блеме импе­ри­а­лизма, если тако­вая суще­ствует» и при­во­дит в каче­стве при­мера «слу­чай с хлоп­ком, пони­жен­ная цена кото­рого была раз­ру­ши­тель­ной, осо­бенно для запад­но­аф­ри­кан­ских про­из­во­ди­те­лей. Смысл здесь не в том, чтобы отри­цать пере­дачу богат­ства и сто­и­мо­сти, кото­рая воз­ни­кает в резуль­тате гло­баль­ной тор­говли и экс­трак­ци­о­низма или гео­эко­но­ми­че­ской поли­тики, кото­рая ста­вит в невы­год­ное поло­же­ние пер­вич­ных про­из­во­ди­те­лей. Ско­рее он в том, чтобы наста­и­вать: мы не отно­сим все эти черты к какой-​нибудь про­стой и вво­дя­щей в заблуж­де­ние кате­го­рии импе­ри­а­лизма, кото­рая опре­де­ля­ется через ана­хро­нич­ную и обман­чи­вую форму физико-​географического детер­ми­низма». (стр. 161)

Послед­няя часть этого выска­зы­ва­ния отно­сится к само­быт­ной тео­рии, раз­ра­бо­тан­ной Праб­ха­том и Уцой Пат­на­и­ками в «Тео­рии импе­ри­а­лизма»; вопрос, явля­ется ли харак­те­ри­стика Харви спра­вед­ли­вой, выхо­дит за рамки этой ста­тьи, но совер­шенно оче­видно, что мише­нью для Харви явля­ется не какой-​то кон­крет­ный вари­ант тео­рии импе­ри­а­лизма, а тео­рия импе­ри­а­лизма tout court [вообще — прим. LC] и все те, кто счи­тают себя антиимпериалистами.

Под­ве­дём итоги: утвер­жде­ние Харви о том, что «Восток» теперь экс­плу­а­ти­рует «Запад», утвер­жде­ние, не под­креп­лён­ное ничем, кроме его авто­ри­тета, явля­ется лож­ным. Он не мог оши­биться силь­нее или в более серьёз­ном вопросе. Корень его ошибки — его отри­ца­ние того, что гло­баль­ный пере­нос про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той пред­став­ляет собой серьёз­ное углуб­ле­ние импе­ри­а­ли­сти­че­ской экс­плу­а­та­ции. В ниже­при­ве­дён­ном отрывке из моей книги «Импе­ри­а­лизм в XXI веке» я про­сле­жи­ваю неспо­соб­ность Харви при­знать или про­ана­ли­зи­ро­вать эту харак­тер­ную черту нео­ли­бе­раль­ной гло­ба­ли­за­ции в несколь­ких его рабо­тах вплоть до его зна­ме­ни­тых «Пре­де­лов капи­тала».

Отрывок о Дэвиде Харви из книги Джона Смита «Империализм в XXI веке» (стр. 199-202)

Дэвид Харви, зани­ма­ю­щий вид­ное место среди совре­мен­ных марк­сист­ских тео­ре­ти­ков, опуб­ли­ко­вал серию вли­я­тель­ных книг о тео­рии сто­и­мо­сти Маркса, о нео­ли­бе­ра­лизме и о новом импе­ри­а­лизме. Из-​за того, что он при­об­рёл широ­кую ауди­то­рию бла­го­даря своим взгля­дам, необ­хо­димо под­верг­нуть их серьёз­ной оценке; это вопрос, кото­рый можно затро­нуть только здесь.

Цен­траль­ный аргу­мент в тео­рии нового импе­ри­а­лизма Харви состоит в том, что чрез­мер­ное накоп­ле­ние капи­тала тол­кает капи­та­ли­стов и капи­та­лизм ко всё более широ­кому исполь­зо­ва­нию нека­пи­та­ли­сти­че­ских форм гра­бежа, то есть форм, отлич­ных от извле­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из наём­ного труда, от кон­фис­ка­ции ком­му­наль­ной соб­ствен­но­сти до при­ва­ти­за­ции соци­аль­ных благ, кото­рые воз­ни­кают в резуль­тате пося­га­тельств капи­тала на обще­ствен­ное досто­я­ние, будь то госу­дар­ствен­ная соб­ствен­ность или пер­во­здан­ная природа.

Он утвер­ждает, что для нового импе­ри­а­лизма харак­терно «сме­ще­ние акцента с накоп­ле­ния через рас­ши­рен­ное вос­про­из­вод­ство к накоп­ле­нию через лише­ние соб­ствен­но­сти», что в насто­я­щее время явля­ется «основ­ным про­ти­во­ре­чием, с кото­рым при­хо­дится стал­ки­ваться»Новый импе­ри­а­лизм», Окс­форд: изда­тель­ство Oxford University Press, 2003, стр. 176-77). Харви прав, обра­щая вни­ма­ние на сохра­ня­ю­щу­юся и даже воз­рас­та­ю­щую важ­ность ста­рых и новых форм накоп­ле­ния путём лише­ния соб­ствен­но­сти, но он не при­знаёт, что наи­бо­лее суще­ствен­ное сме­ще­ние акцента в импе­ри­а­лизме про­ис­хо­дит в совер­шенно ином направ­ле­нии — в сто­рону транс­фор­ма­ции его соб­ствен­ных основ­ных про­цес­сов извле­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти вслед­ствие гло­ба­ли­за­ции про­из­вод­ства, обу­слов­лен­ной гло­баль­ным тру­до­вым арбит­ра­жем (global labour arbitrage); это явле­ние, кото­рое явля­ется пол­но­стью внут­рен­ним для отно­ше­ний труда и капитала.

Книга Харви «Пре­делы капи­тала» (Лон­дон: Verso, 2006; впер­вые опуб­ли­ко­вана в 1982 году) имеет наме­ренно дву­смыс­лен­ное назва­ние. В ней пред­при­ни­ма­ется попытка не только обна­ру­жить пре­делы неумо­ли­мого наступ­ле­ния капи­тала, но и выявить пре­делы при­ме­ни­мо­сти «Капи­тала», то есть тео­рии капи­та­ли­сти­че­ского раз­ви­тия Маркса. В «Пре­де­лах капи­тала» об импе­ри­а­лизме гово­рится куда меньше, чем о, соб­ственно, «Капи­тале». Фак­ти­че­ски, импе­ри­а­лизму доста­ётся только одно корот­кое, бес­связ­ное упо­ми­на­ние (стр. 441-2):

«Мно­гое из того, что под­хо­дит под опре­де­ле­ние импе­ри­а­лизма, осно­вано на суще­ство­ва­нии экс­плу­а­та­ции наро­дов в одном реги­оне теми, кто нахо­дится в дру­гом… Опи­сан­ные про­цессы поз­во­ляют гео­гра­фии про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти откло­няться от гео­гра­фии её рас­пре­де­ле­ния».

Вме­сто того чтобы углуб­ляться в это важ­ное пони­ма­ние вопроса, автор в даль­ней­шем не ока­зы­вает ему вни­ма­ния. Харви воз­вра­ща­ется к теме гео­гра­фи­че­ского сдвига про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той в «Состо­я­нии пост­со­вре­мен­но­сти» (Oxford: Blackwell, 1990, стр. 165), где он рас­смат­ри­ва­ется не как при­знак углуб­ле­ния импе­ри­а­ли­сти­че­ской экс­плу­а­та­ции, как это под­ра­зу­ме­вает его мимо­лёт­ный ком­мен­та­рий в «Пре­де­лах капи­тала», а как при­знак уско­рен­ного упадка:

«С сере­дины 1970-​х годов… новые инду­стри­аль­ные страны… начали серьёзно про­ни­кать на рынки опре­де­лён­ных про­дук­тов (тек­стиль, элек­тро­ника и т. д.) в раз­ви­тых капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах, и вскоре к ним при­со­еди­нился целый ряд дру­гих НИС [новых инду­стри­аль­ных стран, таких как] Вен­грия, Индия, Еги­пет и те страны, кото­рые ранее при­дер­жи­ва­лись стра­те­гий импор­то­за­ме­ще­ния (Бра­зи­лия, Мек­сика)… В неко­то­рых слу­чаях смена рас­ста­новки сил с 1972 года в гло­баль­ной поли­ти­че­ской эко­но­мии капи­та­лизма раз­ви­тых стран была поис­тине выда­ю­щейся. Зави­си­мость Соеди­нён­ных Шта­тов от внеш­ней тор­говли… удво­и­лась в период 1973–1980 гг. Импорт из раз­ви­ва­ю­щихся стран уве­ли­чился почти в десять раз».

Это пере­во­ра­чи­вает реаль­ность с ног на голову: отнюдь не озна­чая сдвига цен­тра силы в сто­рону стран с низ­кой зара­бот­ной пла­той, рост внеш­ней тор­говли отра­жает огром­ное рас­ши­ре­ние вли­я­ния импе­ри­а­ли­сти­че­ских транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций на эти страны и воз­рос­шую зави­си­мость этих кор­по­ра­ций от при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, извле­чён­ной из работ­ни­ков в них.

Этот вывод под­твер­жда­ется при­зна­нием Харви в той же работе (стр. 153) «воз­рос­шей спо­соб­но­сти мно­го­на­ци­о­наль­ного капи­тала выво­зить фор­дист­ские системы мас­со­вого про­из­вод­ства за гра­ницу и экс­плу­а­ти­ро­вать чрез­вы­чайно уяз­ви­мую рабо­чую силу жен­щин в усло­виях крайне низ­кой оплаты труда и ничтож­ной обес­пе­чен­но­сти рабо­той».

Более того, ТНК про­из­вели гло­баль­ный пере­нос про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, чтобы под­дер­жать свою кон­ку­рен­то­спо­соб­ность и при­быль­ность, и весьма успешно, однако Харви пред­став­ляет это как сви­де­тель­ство сни­же­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран. По сло­вам Харви, капи­тал Цен­тра пыта­ется раз­ре­шить кри­зис чрез­мер­ного накоп­ле­ния путём про­стран­ствен­ной при­вязки (spatial fix), вклю­ча­ю­щей созда­ние (стр. 183) «новых про­странств, в кото­рых может раз­ви­ваться капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство (напри­мер, через инфра­струк­тур­ные инве­сти­ции), рост тор­говли и пря­мых инве­сти­ций, а также изу­че­ние новых воз­мож­но­стей для экс­плу­а­та­ции рабо­чей силы».

Это то, что Маркс назы­вал хао­ти­че­ской кон­цеп­цией. Как насчёт того, чтобы вме­сто наро­чито рас­плыв­ча­тых фраз об изу­че­нии новых воз­мож­но­стей для исполь­зо­ва­ния рабо­чей силы ска­зать о чём-​нибудь куда более про­стом, напри­мер, об уси­ле­нии экс­плу­а­та­ции низ­ко­опла­чи­ва­е­мого труда? В итоге попытки Харви доба­вить про­стран­ствен­ное изме­ре­ние в марк­сист­скую тео­рию капи­та­лизма про­ва­ли­ва­ются, потому что он пре­не­бре­гает обсуж­де­нием про­стран­ствен­ных послед­ствий имми­гра­ци­он­ного кон­троля, уве­ли­че­ния гра­ди­ента зара­бот­ной платы между импе­ри­а­ли­сти­че­скими и полу­ко­ло­ни­аль­ными наро­дами, гло­баль­ного арбит­ража по зара­бот­ной плате.

В «Новом импе­ри­а­лизме», опуб­ли­ко­ван­ном в 2003 году, Харви посвя­щает две стра­ницы гло­ба­ли­за­ции про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов. Он начи­нает с того, что вклю­чает это раз­ви­тие в свой основ­ной тезис о пере­на­коп­ле­нии капи­тала (стр. 63-4):

«Легко экс­плу­а­ти­ру­е­мая рабо­чая сила с низ­кой зара­бот­ной пла­той в соче­та­нии с рас­ту­щим облег­че­нием гео­гра­фи­че­ской мобиль­но­сти про­из­вод­ства открыла новые воз­мож­но­сти для при­быль­ного при­ме­не­ния избы­точ­ного капи­тала. Но в ско­ром вре­мени это обост­рило про­блему про­из­вод­ства избы­точ­ного капи­тала во всём мире».

Фор­мально раз­де­ляя про­мыш­лен­ных и финан­со­вых капи­та­ли­стов, он при­пи­сы­вает ста­тус «дви­жи­теля» волны аут­сор­синга неогра­ни­чен­ной вла­сти финан­со­вых капи­та­ли­стов, утвер­жда­ю­щих своё гос­под­ство над про­из­вод­ствен­ным капи­та­лом в ущерб наци­о­наль­ным инте­ре­сам США (стр. 64-65):

«Целый ряд тех­но­ло­ги­че­ских и орга­ни­за­ци­он­ных изме­не­ний… поспо­соб­ство­вал гео­гра­фи­че­ской мобиль­но­сти про­из­вод­ствен­ного капи­тала, за счёт кото­рого мог питаться всё более гипер­мо­биль­ный финан­со­вый капи­тал. Хотя пере­ход к финан­со­вой мощи при­нёс США боль­шие пря­мые выгоды, воз­дей­ствие на их соб­ствен­ную про­мыш­лен­ную струк­туру было не чем иным, как трав­мой, если не ката­стро­фой… Одна за дру­гой волны деин­ду­стри­а­ли­за­ции пора­жали отрасль за отрас­лью и регион за реги­о­ном…. США были при­частны к под­рыву соб­ствен­ного гос­под­ства в про­из­вод­стве, потому как они дали финан­со­вым силам неогра­ни­чен­ные воз­мож­но­сти для дей­ствий по всему миру. Выгода, однако, заклю­ча­лась в более дешё­вых това­рах из дру­гих частей света, слу­жа­щих топ­ли­вом бес­ко­неч­ному кон­сью­ме­ризму, кото­рому США были пре­даны».

Даже если оста­вить в сто­роне наци­о­на­ли­сти­че­ский и про­тек­ци­о­нист­ский под­ход и неспо­соб­ность заме­тить, что появ­ле­ние более дешё­вых това­ров из дру­гих стран ста­но­вится воз­мож­ным бла­го­даря более дешё­вой рабо­чей силе в дру­гих стра­нах, то есть сверх­экс­плу­а­та­ции, аргу­мен­та­ция Харви содер­жит роко­вой недо­ста­ток. Аут­сор­синг стал след­ствием не столько про­буж­де­ния финан­сов, сколько стаг­на­ции и сни­же­ния нормы при­были в про­из­вод­стве и попы­ток про­мыш­лен­ных маг­на­тов бороться с этим.

Уве­ли­че­ние импорта дешё­вых про­мыш­лен­ных това­ров стало боль­шим, чем топ­ливо для кон­сью­ме­ризма: оно напря­мую под­дер­жало при­быль­ность и кон­ку­рен­то­спо­соб­ность про­мыш­лен­ных леви­а­фа­нов Север­ной Аме­рики и активно под­дер­жи­ва­лось ими. Аут­сор­синг отнюдь не ведёт к окон­ча­нию доми­ни­ро­ва­ния США — иными сло­вами, спо­соб­но­сти их кор­по­ра­ций захва­ты­вать льви­ную долю при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти: он открыл для капи­та­ли­стов США, Европы и Япо­нии новые пути для укреп­ле­ния их гос­под­ства над миро­вым обра­ба­ты­ва­ю­щим производством.

Фун­да­мен­таль­ной ошибки Харви недо­ста­точно для объ­яс­не­ния огол­те­лого рефор­мизма, что встре­ча­ется в его выводе к «Новому импе­ри­а­лизму», где он изны­вал по (стр. 209–211) «воз­вра­ще­нию к более доб­ро­же­ла­тель­ному импе­ри­а­лизму Нового курса, лучше всего — через сво­его рода коа­ли­цию капи­та­ли­сти­че­ских дер­жав, кото­рую Каут­ский уже давно пред­ви­дел… В нынеш­ней конъ­юнк­туре это опре­де­лённо доста­точ­ная цель для борьбы», забы­вая, что он напи­сал двумя деся­ти­ле­ти­ями ранее в заклю­че­нии к «Пре­де­лам капи­тала» (стр. 444):

«Мир был спа­сён от ужа­сов Вели­кой депрес­сии не каким-​нибудь вели­ко­леп­ным новым кур­сом и не вол­шеб­ными пас­сами кейн­си­ан­ской эко­но­мики в миро­вых сокро­вищ­ни­цах, а раз­ру­ше­ни­ями и смер­тями миро­вой войны».

***

Джон Смит полу­чил сте­пень PhD в Уни­вер­си­тете Шеф­филда и в насто­я­щее время рабо­тает в каче­стве неза­ви­си­мого иссле­до­ва­теля и писа­теля. Он был рабочим-​нефтяником, води­те­лем авто­буса и инже­не­ром по теле­ком­му­ни­ка­циям, а также актив­ным участ­ни­ком анти­во­ен­ных дви­же­ний и дви­же­ний соли­дар­но­сти с Латин­ской Аме­ри­кой. Обла­да­тель пер­вой пре­мии имени Пола А. Барана — Пола М. Суизи за ори­ги­наль­ную моно­гра­фию, посвя­щён­ную поли­ти­че­ской эко­но­мии импе­ри­а­лизма, «Импе­ри­а­лизм в XXI веке», кото­рая явля­ется осно­во­по­ла­га­ю­щим иссле­до­ва­нием отно­ше­ний между стра­нами капи­та­ли­сти­че­ского ядра и осталь­ным миром в эпоху нео­ли­бе­раль­ной гло­ба­ли­за­ции. С ним можно свя­заться по адресу: johncsmith@btinternet.com.

***

Реалии на местах, или Смит заблудился в пустыне

Ори­ги­нал (Дэвид Харви, 2018)

Джон Смит заблу­дился в пустыне и уми­рает без воды. Его надёж­ная система GPS сооб­щает ему, что в десяти вер­стах к востоку есть прес­ная вода. Поскольку он счи­тает, что «с Востока на Запад» нужно читать как «с Юга на Север», он направ­ля­ется на юг, чтобы его больше нико­гда не видели. Это, увы, пока­зы­вает каче­ство аргу­мента, исполь­зо­ван­ного им про­тив меня [см. выше — прим. LC].

Восток, о кото­ром я говорю, когда я отме­чаю, что богат­ство в послед­нее время пере­ме­сти­лось с Запада на Восток, пред­став­лен Китаем, кото­рый сей­час явля­ется вто­рой по вели­чине эко­но­ми­кой в​мире (если Европа не рас­смат­ри­ва­ется как одна эко­но­мика), и, вдо­ба­вок, Япо­нией как тре­тьей по вели­чине эко­но­ми­кой. Добавьте сюда Рес­пуб­лику Корея, Тай­вань и (с неболь­шими ого­вор­ками насчёт гео­гра­фии) Син­га­пур, и полу­чите мощ­ный блок в миро­вой эко­но­мике (когда-​то назы­вав­шийся моде­лью капи­та­ли­сти­че­ского раз­ви­тия «летя­щих гусей»), чей ВВП сей­час состав­ляет при­мерно треть от обще­ми­ро­вого (для срав­не­ния, у Север­ной Аме­рики он сей­час состав­ляет лишь чуть более чет­верти). Если мы огля­немся на мир, как он был устроен, ска­жем, в 1960 году, то уди­ви­тель­ный рост Восточ­ной Азии как цен­тра силы накоп­ле­ния миро­вого капи­тала будет совер­шенно очевиден.

Китайцы и японцы теперь вла­деют боль­шими кус­ками стре­ми­тельно рас­ту­щего госу­дар­ствен­ного долга США. Также имела место инте­рес­ная после­до­ва­тель­ность: все наци­о­наль­ные эко­но­мики в Восточ­ной Азии по оче­реди искали про­стран­ствен­ную при­вязку (spatial fix) для огром­ного коли­че­ства избы­точ­ного капи­тала, накоп­лен­ного в пре­де­лах их гра­ниц. Япо­ния начала экс­порт капи­тала в конце 1960-​х годов, Рес­пуб­лика Корея — в конце 1970-​х, Тай­вань — в начале 1980-​х. Нема­лая часть этих инве­сти­ций пошла в Север­ную Аме­рику и Европу.

Теперь настал черёд Китая. Карта китай­ских внеш­них инве­сти­ций в 2000 году была почти пустой. Теперь же их поток про­хо­дит не только по марш­руту «Один пояс и один путь» через Цен­траль­ную Азию в Европу, но и, в част­но­сти, по всей Восточ­ной Африке и в Латин­ской Аме­рике (более поло­вины ПИИ в Эква­дор исхо­дит из Китая). Когда Китай при­гла­сил лиде­ров со всего мира при­нять уча­стие в кон­фе­рен­ции по поводу про­екта «Один пояс и один путь» в мае 2017 года, более сорока миро­вых лиде­ров при­были, чтобы послу­шать, как пред­се­да­тель Си про­воз­гла­шает то, что мно­гие из них посчи­тали учре­жде­нием нового миро­вого порядка, в кото­ром Китай будет одним из геге­мо­нов (если не един­ствен­ным). Озна­чает ли это, что Китай явля­ется новой импе­ри­а­ли­сти­че­ской державой?

В этом сце­на­рии есть инте­рес­ные мел­кие осо­бен­но­сти. Когда мы читаем отчёты об ужас­ных сверх­экс­плу­а­та­ци­он­ных усло­виях на про­из­вод­стве на гло­баль­ном Юге, часто ока­зы­ва­ется, что в это вовле­чены тай­вань­ские или южно­ко­рей­ские фирмы, даже если конеч­ный про­дукт попа­дает в Европу или Соеди­нён­ные Штаты. Китай­ская жажда полез­ных иско­па­е­мых и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных това­ров (в част­но­сти, сое­вых бобов) озна­чает, что китай­ские фирмы также нахо­дятся в цен­тре про­цесса выка­чи­ва­ния ресур­сов, кото­рая раз­ру­шает ланд­шафт по всему миру (посмот­рите на Латин­скую Аме­рику). Бег­лый взгляд на захват земли по всей Африке пока­зы­вает, что китай­ские ком­па­нии и инве­сти­ци­он­ные фонды намного опе­ре­жают всех в своих при­об­ре­те­ниях. Две круп­ней­шие гор­но­до­бы­ва­ю­щие ком­па­нии, рабо­та­ю­щие в мед­ном поясе Зам­бии, — индий­ская и китайская.

Итак, что же гово­рит обо всём этом дог­ма­тич­ная, негиб­кая тео­рия импе­ри­а­лизма, к кото­рой обра­ща­ется Джон Смит?

По сло­вам Джона Смита, мне не уда­лось под­нять вопрос об импе­ри­а­лизме в «Пре­де­лах капи­тала». Я упо­ми­нал об этом только один раз, гово­рит он. В ука­за­теле содер­жится около 24 упо­ми­на­ний, а послед­няя глава назы­ва­ется «диа­лек­тика импе­ри­а­лизма». Совер­шенно верно, что в этой книге я обо­зна­чил тра­ди­ци­он­ную кон­цеп­цию импе­ри­а­лизма, что про­ис­хо­дит от Ленина (и впо­след­ствии при­ня­тую за акси­ому такими, как Джон Смит), как непод­хо­дя­щую для того, чтобы опи­сать слож­ные про­стран­ствен­ные, меж­тер­ри­то­ри­аль­ные и спе­ци­фи­че­ские мест­ные формы про­из­вод­ства, обмена и рас­пре­де­ле­ния, про­ис­хо­дя­щие по всему миру.

Позже я был заин­три­го­ван, обна­ру­жив род­ствен­ную душу в лице Джо­ванни Арриги, кото­рый в «Гео­мет­рии импе­ри­а­лизма» (напи­сан­ной при­мерно в то же время) отка­зы­ва­ется от кон­цеп­ции импе­ри­а­лизма (или, коли мы об этом, от жёст­кого выде­ле­ния ядра и пери­фе­рии, изло­жен­ного в тео­рии мир-​систем) в пользу более откры­того и гиб­кого ана­лиза сме­ща­ю­щихся геге­мо­ний в мир-​системе. Никто из нас не отри­цает, что сто­и­мость, про­из­ве­дён­ная в одном месте, в конеч­ном итоге при­сва­и­ва­ется где-​то в дру­гом месте, и что во всём этом есть нечто до ужаса непра­виль­ное. Это, однако, про­цесс (и я под­чёр­ки­ваю зна­чи­мость слова «про­цесс»), кото­рый мы стре­мимся нане­сти на карту, рас­крыть и тео­ре­ти­че­ски осмыс­лить как можно лучше. Маркс учил нас: метод исто­ри­че­ского мате­ри­а­лизма начи­на­ется не с выду­мы­ва­ния абстракт­ных поня­тий, кото­рые потом навя­зы­вают реаль­но­сти, а с реа­лий на местах, на осно­ва­нии кото­рых пыта­ются создать абстракт­ные поня­тия, под­хо­дя­щие для име­ю­щейся ситу­а­ции. Начи­нать с абстракт­ных поня­тий, как это делает Джон Смит, — зна­чит зани­маться клас­си­фи­ка­тор­ским идеализмом.

Итак, исходя из того, что про­ис­хо­дит на местах, я пред­по­чи­таю рабо­тать с тео­рией нерав­но­мер­ного гео­гра­фи­че­ского раз­ви­тия, раз­рас­та­ю­ще­гося и диф­фе­рен­ци­ру­ю­ще­гося раз­де­ле­ния труда, пони­ма­ния гло­баль­ных товар­ных цепо­чек и про­стран­ствен­ных при­вя­зок, раз­ви­тия тер­ри­то­рий (place production) (в част­но­сти, урба­ни­за­ции — важ­ней­шей темы, кото­рую Джон Смит не заме­чает), а также фор­ми­ро­ва­ния и раз­ру­ше­ния реги­о­наль­ных эко­но­мик, в рам­ках кото­рых опре­де­лён­ная «струк­тур­ная согла­со­ван­ность» (или «реги­о­наль­ный сто­и­мост­ной режим») может фор­ми­ро­ваться в тече­ние неко­то­рого вре­мени, пока мощ­ные силы деваль­ва­ции и накоп­ле­ния через лише­ние соб­ствен­но­сти не при­ве­дут в дви­же­ние силы сози­да­тель­ного раз­ру­ше­ния. Эти силы вли­яют не только на гло­баль­ный Юг, но и на деин­ду­стри­а­ли­зи­ру­ю­щийся Север.

Я ста­ра­юсь вни­ма­тельно гля­деть на это сквозь призму раз­лич­ных гео­гра­фи­че­ских дви­же­ний капи­тала, труда, денег и финан­сов и смот­реть на рас­ту­щую власть ран­тье и сме­ща­ю­щийся баланс сил между раз­лич­ными фрак­ци­ями капи­тала (напри­мер, между про­из­вод­ством и финан­сами), а также между капи­та­лом и тру­дом. Это то, что я пред­ла­гаю на замену гру­бой и негиб­кой тео­рии импе­ри­а­лизма, кото­рую про­по­ве­дует Джон Смит. Моя тео­рия не отри­цает ни колос­саль­ного накоп­ле­ния денеж­ной вла­сти в руках немно­гих кор­по­ра­ций и немно­гих бога­тых семей, ни ужас­ных усло­вий жизни, в кото­рых про­жи­вает нема­лая часть насе­ле­ния мира. Но она при этом не выду­мы­вает, что рабо­чий класс Огайо и Пен­силь­ва­нии живёт среди рос­коши. В ней при­зна­ётся зна­чи­мость тео­рии отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти Маркса, в соот­вет­ствии с кото­рой мате­ри­аль­ное бла­го­со­сто­я­ние работ­ни­ков может зна­чи­тельно вырасти, даже если норма экс­плу­а­та­ции воз­рас­тает до огром­ного уровня, кото­рого невоз­можно достичь за счёт абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, полу­ча­е­мой в более бед­ных обла­стях накоп­ле­ния капи­тала, кото­рые часто доми­ни­руют на гло­баль­ном Юге. Кроме того, как давно ука­зал Маркс, гео­гра­фи­че­ские пере­ме­ще­ния богат­ства из одной части мира в дру­гую не при­но­сят выгоды всей стране; они неиз­менно сосре­до­то­чены в руках при­ви­ле­ги­ро­ван­ных клас­сов. В послед­нее время в Соеди­нён­ных Шта­тах люди с Уолл-​Стрит и их помощ­ники чув­ство­вали себя отлично, в то время как быв­шие рабо­чие из Мичи­гана и Огайо — весьма неважно.

Давайте огля­немся назад. В 1960-​х годах при­ви­ле­ги­ро­ван­ные слои рабо­чего класса были в зна­чи­тель­ной сте­пени защи­щены в пре­де­лах гра­ниц своих наци­о­наль­ных госу­дарств на гло­баль­ном Севере и могли стре­миться к поли­ти­че­ской вла­сти на их тер­ри­то­рии. Они доби­лись ста­нов­ле­ния «госу­дарств все­об­щего бла­го­со­сто­я­ния» с помо­щью так­тик социал-​демократии и полу­чили неко­то­рые выгоды от повы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти. Отве­том капи­та­ли­стов должна была быть попытка осла­бить эту власть и сни­зить зара­бот­ную плату, поощ­ряя имми­гра­цию. Немцы обра­тили вни­ма­ние на Тур­цию, фран­цузы — на Магриб, шведы — на Юго­сла­вию, бри­танцы — на свои быв­шие коло­нии, а США в 1965 году рефор­ми­ро­вали свои имми­гра­ци­он­ные законы, открыв­шись всему миру. Джон Смит забы­вает, что всё это было суб­си­ди­ро­вано капи­та­ли­сти­че­ским госу­дар­ством по ука­за­нию класса капи­та­ли­стов. Но это реше­ние не сра­бо­тало. Так, начи­ная с 1970-​х годов, часть капи­тала (но далеко не всё) ухо­дила туда, где рабо­чая сила была самой дешё­вой. Но гло­ба­ли­за­ция не могла рабо­тать без умень­ше­ния барье­ров для товар­ного обмена и денеж­ных пото­ков, и послед­нее озна­чало откры­тие ящика Пан­доры для финан­со­вого капи­тала, кото­рый дол­гое время был недо­во­лен наци­о­наль­ным регу­ли­ро­ва­нием. Дол­го­сроч­ный эффект состоял в том, что власть и при­ви­ле­гии дви­же­ний рабо­чего класса на гло­баль­ном Севере ослабли именно из-​за поме­ще­ния их в кон­ку­рент­ную среду гло­баль­ной рабо­чей силы, кото­рую можно было полу­чить прак­ти­че­ски по любой цене. Я под­дер­жи­ваю точку зре­ния, что рабо­чие классы раз­ных стран в рам­ках гло­баль­ной струк­туры совре­мен­ного капи­та­лизма сей­час гораздо больше кон­ку­ри­руют друг с дру­гом, чем в 1960-​е годы.

В то же время тех­но­ло­ги­че­ские изме­не­ния делают труд менее важ­ным во мно­гих сфе­рах эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти (напри­мер, в Google и Facebook). В то же время новые струк­туры, свя­зы­ва­ю­щие интел­лек­ту­аль­ный и орга­ни­за­ци­он­ный труд гло­баль­ного Севера с физи­че­ским тру­дом гло­баль­ного Юга, обо­шли сто­ро­ной тра­ди­ци­он­ную рабо­чую силу на гло­баль­ном Севере, оста­вив за собой пустын­ный ланд­шафт деин­ду­стри­а­ли­за­ции и без­ра­бо­тицы, жертв кото­рых можно экс­плу­а­ти­ро­вать любым дру­гим способом.

Ну и напо­сле­док ком­мен­та­рий, наглядно демон­стри­ру­ю­щий, какого рода поле­ми­кой Смит заме­няет аргу­мен­ти­ро­ван­ную кри­тику. Он изде­ва­ется над тем, как я якобы «жажду воз­врата к более доб­ро­же­ла­тель­ному импе­ри­а­лизму Нового курса» в «Новом импе­ри­а­лизме». Но из кон­тек­ста видно, что я гово­рил, что это был един­ствен­ный воз­мож­ный путь в рам­ках капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства. В то время (2003 г.) было ясно, что не было ника­кого гло­баль­ного рабо­чего дви­же­ния, кото­рое могло бы хоть как-​то обо­зна­чить аль­тер­на­тиву капи­та­лизму, и что капи­та­лизм направ­лялся к непри­ят­ному потря­се­нию вроде того, что про­изо­шло в 2007-2008 (да, я ясно пред­ска­зал веро­ят­ность этого в «Новом импе­ри­а­лизме» в 2003). Учи­ты­вая, что после­до­вав­ший пред­ска­зу­е­мый кри­зис был раз­ре­шён путём лише­ния целых наро­дов боль­шей части их богат­ства и сто­и­мо­сти их акти­вов, я думаю, что для левых было бы лучше под­дер­жать кейн­си­ан­скую аль­тер­на­тиву (кото­рая, кстати, впо­след­ствии была реа­ли­зо­вана Китаем).

Это было, по моему поли­ти­че­скому суж­де­нию в то время, един­ствен­ным спо­со­бом созда­ния про­стран­ства для манёвра левых, чтобы ском­пен­си­ро­вать дрейф, в то время чётко обо­зна­чен­ный нео­кон­сер­ва­тив­ным дви­же­нием, в сто­рону жесто­кой поли­тики мили­та­ризма и сверх­экс­плу­а­та­ции, кото­рая повто­ряла то, что про­изо­шло в пред­две­рии Вто­рой миро­вой войны. Я думаю, огля­ды­ва­ясь назад, что я был прав в этом, хотя я при­знаю, что мно­гие со мной не согла­сятся. Эта дилемма, увы, всё еще с нами. Но аргу­мен­ти­ро­ван­ная кри­тика — это одно, а бес­по­лез­ная и насмеш­ли­вая поле­мика — это другое.

***

Дэвид Харви — заслу­жен­ный про­фес­сор антро­по­ло­гии и гео­гра­фии в отделе аспи­ран­туры (Graduate Center) Город­ского уни­вер­си­тета Нью-Йорка.

***

Реалии империализма и выдумки Дэвида Харви

Ори­ги­нал (Джон Смит, 2018)

Когда Дэвид Харви заяв­ляет, что «богат­ство в тече­ние более чем двух веков пере­те­кало с Востока на Запад, но в послед­ние трид­цать лет этот поток в зна­чи­тель­ной сте­пени стал идти в обрат­ную сто­рону», его чита­тели могут вполне резонно пред­по­ло­жить, что он ссы­ла­ется на опре­де­ля­ю­щую черту импе­ри­а­лизма, а именно хищ­ни­че­ское при­сво­е­ние живого труда и при­род­ных богатств в коло­ниях и полу­ко­ло­ниях со сто­роны вос­хо­дя­щих капи­та­ли­сти­че­ских дер­жав Европы и Север­ной Аме­рики. В самом деле, он не остав­ляет ника­ких сомне­ний в этом, так как пред­ва­ряет свои слова упо­ми­на­нием про «ста­рые кате­го­рии импе­ри­а­лизма». Но здесь мы стал­ки­ва­емся с пер­вым из мно­го­чис­лен­ных про­яв­ле­ний пута­ницы в его голове. На про­тя­же­нии более чем двух веков импе­ри­а­ли­сти­че­ские Европа и Север­ная Аме­рика также при­сва­и­вали богат­ства Латин­ской Аме­рики и Африки, а также всех частей Азии… кроме Япо­нии, кото­рая в XIX веке сама стала импе­ри­а­ли­сти­че­ской дер­жа­вой. Деле­ние мира на Восток и Запад, сле­до­ва­тельно, явля­ется несо­вер­шен­ной заме­ной деле­ния мира на Север и Юг, и именно поэтому я посмел попра­вить ком­пас Харви, спро­во­ци­ро­вав его тем самым на крайне дерз­кий ответ [см. выше — прим. LC].

Как пре­красно знает Дэвид Харви, все сто­роны в спо­рах на тему импе­ри­а­лизма, модер­ни­за­ции и капи­та­ли­сти­че­ского раз­ви­тия при­знают прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие между стра­нами, кото­рые раз­ные авторы назы­вают «раз­ви­тыми и раз­ви­ва­ю­щи­мися», «импе­ри­а­ли­сти­че­скими и угне­тён­ными», «цен­траль­ными и пери­фе­рий­ными» и т. п., даже если у них име­ются раз­но­гла­сия по вопросу о том, как меня­ется это пер­вич­ное деле­ние мира. Кроме того, кри­те­рии вхож­де­ния опре­де­лён­ных стран в ту или иную группу могут пра­во­мерно вклю­чать поли­тику, эко­но­мику, исто­рию, куль­туру и мно­гое дру­гое, но ни в коем слу­чае не гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние. Деле­ние мира на Север и Юг условно и явля­ется вуль­га­ри­зи­ро­ван­ным обоб­ще­нием дру­гих кри­те­риев, на что ука­зы­вает, в част­но­сти, то, что Австра­лию и Новую Зелан­дию при­нято отно­сить к стра­нам Севера. Тем не менее, отве­чая на мою кри­тику, Харви ста­вит гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние выше всего осталь­ного, запи­хи­вая Китай­скую Народ­ную Рес­пуб­лику, кото­рая по ВВП на душу насе­ле­ния в 2017 году рас­по­ла­га­лась между Таи­лан­дом и Доми­ни­кан­ской Рес­пуб­ли­кой, в один ряд с Рес­пуб­ли­кой Корея, Тай­ва­нем и импе­ри­а­ли­сти­че­ской Япо­нией, объ­яв­ляя, что всё это какой-​то осо­бый восточ­но­ази­ат­ский «блок сил (!) в миро­вой эко­но­мике». Учи­ты­вая аго­наль­ное состо­я­ние япон­ской эко­но­мики, ВВП кото­рой с 1990 года рос в сред­нем менее чем на 1 % в год, и имея пред­став­ле­ние о взры­во­опас­ном эко­но­ми­че­ском, поли­ти­че­ском и воен­ном сопер­ни­че­стве Япо­нии и Китая, гово­рить о том, что этот «блок» сей­час при­сва­и­вает богат­ства капи­та­ли­сти­че­ской Европы и Север­ной Аме­рики, в корне неверно.

Чтобы оце­нить утвер­жде­ние Харви о том, что свя­зан­ные с импе­ри­а­лиз­мом потоки богатств пошли в обрат­ном направ­ле­нии, мы должны задать более акту­аль­ный вопрос: про­дол­жают ли раз­ви­тые капи­та­ли­сти­че­ские страны Европы и Север­ной Аме­рики, а также Япо­ния выса­сы­вать богат­ства из Китая и дру­гих «раз­ви­ва­ю­щихся стран» Азии, Африки и Латин­ской Аме­рики? Раз Харви не счи­тает, что потоки при­сво­е­ния богат­ства из Африки и Латин­ской Аме­рики на «Запад» настолько велики, что ниве­ли­руют пред­по­ла­га­е­мый им поток с Запада в «восточ­но­ази­ат­ский блок», он дол­жен отве­тить: «нет, это уже не так».

Некоторые реалии на местах

В 2015 году иссле­до­ва­тели из Бра­зи­лии, Индии, Ниге­рии, Нор­ве­гии и США опуб­ли­ко­вали мате­риал «Финан­со­вые потоки и офшоры: объ­еди­не­ние для огра­ни­че­ния жизни мил­ли­ар­дов людей», кото­рый они спра­вед­ливо назы­вают «наи­бо­лее все­сто­рон­ним ана­ли­зом миро­вых финан­со­вых пото­ков, вли­я­ю­щих на раз­ви­ва­ю­щи­еся страны, на сего­дняш­ний день». В этом отчёте они рас­счи­ты­вают «чистую пере­дачу ресур­сов» (net resource transfers или NRT) между раз­ви­тыми и раз­ви­ва­ю­щи­мися стра­нами, объ­еди­няя закон­ные и неза­кон­ные при­токи и оттоки, — от помощи в целях раз­ви­тия и пере­во­дов зара­бот­ной платы до чистых поступ­ле­ний от тор­говли, обслу­жи­ва­ния долга, новых зай­мов, пря­мых ино­стран­ных инве­сти­ций, порт­фель­ных инве­сти­ций и репа­три­и­ро­ван­ной при­были, наряду с отто­ком капи­тала и дру­гими фор­мами финан­со­вых махи­на­ций и откро­вен­ного воров­ства. Они обна­ру­жили, что в 2012 году, послед­нем, за кото­рый они смогли полу­чить дан­ные, страны, кото­рые они назы­вают «раз­ви­ва­ю­щи­мися и полу­пе­ри­фе­рий­ными» (а это поня­тие не может не вклю­чать в себя Китай), поте­ряли 2 трил­ли­она дол­ла­ров США в виде чистых пере­дач в бога­тые страны, что тогда было экви­ва­лентно 8 % ВВП полу­пе­ри­фе­рий­ных стран — в четыре раза больше, чем усред­нён­ная сумма в 504 мил­ли­арда дол­ла­ров США, кото­рая еже­годно пере­во­ди­лась в виде NRT из бед­ных стран в бога­тые в пер­вой поло­вине 2000-​х годов. Если же доба­вить сюда ком­пе­тент­ные оценки зани­же­ний сче­тов и дру­гих форм гра­бежа и кри­ми­нала, кото­рые не остав­ляют сле­дов в ста­ти­стике, NRT из бед­ных стран в импе­ри­а­ли­сти­че­ские в 2012 году ока­зы­ва­ется больше 3​трил­ли­о­нов дол­ла­ров США, что состав­ляет около 12 % ВВП бед­ных стран.

В более общем плане они сооб­щают, что «как заре­ги­стри­ро­ван­ный, так и неза­ре­ги­стри­ро­ван­ный пере­вод закон­ных и неза­кон­ных средств из раз­ви­ва­ю­щихся стран имел тен­ден­цию к уве­ли­че­нию в период с 1980 по 2011 год». Что каса­ется стран Африки к югу от Сахары, они сооб­щают, что NRT с этого кон­ти­нента в импе­ри­а­ли­сти­че­ские страны (а также в лицен­зи­ро­ван­ные ими офшоры) в период с 1980 по 2012 год соста­вили 792 мил­ли­арда дол­ла­ров США, что отно­ше­ние сумм неза­кон­ных транс­фер­тов из Африки в импе­ри­а­ли­сти­че­ские страны к ВВП выше, чем для любого дру­гого реги­она, и что отток капи­тала из стран Африки к югу от Сахары рас­тёт более чем на 20 про­цен­тов в год, быст­рее, чем где бы то ни было в мире.

В том, что они назвали «иро­нич­ным пово­ро­том в исто­рии раз­ви­тия», иссле­до­ва­тели при­шли к выводу, что «с начала 1980-​х годов NRT для всех раз­ви­ва­ю­щихся стран были в основ­ном круп­ными и отри­ца­тель­ными, что ука­зы­вает на устой­чи­вый и зна­чи­тель­ный отток капи­тала из раз­ви­ва­ю­щихся стран… что в итоге при­во­дит к хро­ни­че­ской утечке ресур­сов из раз­ви­ва­ю­щихся стран в тече­ние дли­тель­ного пери­ода вре­мени».

Ну и в каком месте Китай впи­сы­ва­ется в эту более широ­кую кар­тину? Исполь­зуя слож­ные мето­дики и осно­вы­ва­ясь на осто­рож­ных допу­ще­ниях, иссле­до­ва­тели под­счи­тали, что на его долю при­хо­дится не менее ⅔ от общего заре­ги­стри­ро­ван­ного дефи­цита по пере­даче ресур­сов во всех «раз­ви­ва­ю­щихся стра­нах» в период с 1980 по 2012 год, всего 1,9 трлн дол­ла­ров США; объ­яс­не­ние такой высо­кой доли — «боль­шие про­фи­циты счёта теку­щих опе­ра­ций Китая и отток ассо­ци­и­ро­ван­ного капи­тала и резерв­ных акти­вов», и на них при­хо­дится 21 %, или 2,8 трил­ли­она дол­ла­ров США, из 13,4 трил­ли­о­нов дол­ла­ров США, общего объ­ёма оттока капи­тала из всех «полу­пе­ри­фе­рий­ных стран» в страны «Золо­того мил­ли­арда» в тече­ние этих трёх десятилетий.

Ещё реалии на местах

Этих фак­тов уже доста­точно, чтобы опро­верг­нуть утвер­жде­ние Харви о том, что Китай и его соседи в насто­я­щее время выка­чи­вают богат­ства из «быв­ших» импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран Европы и Север­ной Аме­рики. Дэвиду Харви сто­ило бы предо­ста­вить какие-​нибудь дан­ные в под­твер­жде­ние своих заяв­ле­ний или же отка­заться от них. Но дело о его отри­ца­нии импе­ри­а­лизма выхо­дит далеко за рамки того, что пока­зы­вает ста­ти­стика тор­говли, обслу­жи­ва­ния дол­гов, репа­три­а­ции при­были и оттока капитала.

Во-​первых, мето­до­ло­гия «NRT», исполь­зо­ван­ная в иссле­до­ва­нии, на кото­рое я ссы­лался выше, под­ра­зу­ме­вает, что потоки репа­три­и­ро­ван­ной при­были, иду­щие с Юга на Север, сво­дятся на нет новыми пото­ками ПИИ с Севера на Юг. И всё же эти потоки раз­личны по своей сути. Репа­три­и­ро­ван­ная при­быль одно­значно уве­ли­чи­вает бла­го­со­сто­я­ние транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций (ТНК); ПИИ одно­значно уве­ли­чи­вают долю эко­но­мики при­ни­ма­ю­щей страны, кото­рой они вла­деют и кото­рую кон­тро­ли­руют. Эти потоки могут иметь про­ти­во­по­лож­ные направ­ле­ния, но каж­дый из них уси­ли­вает импе­ри­а­ли­сти­че­ское гос­под­ство над при­ни­ма­ю­щими стра­нами, что игно­ри­ру­ется, когда по-​упрощенчески объ­яв­ляют, что они урав­но­ве­ши­вают друг друга; ана­ло­гич­ные сооб­ра­же­ния при­ме­нимы и к дру­гим пото­кам, напри­мер, к обслу­жи­ва­нию долга про­тив новых займов.

Что гораздо важ­нее, тру­до­вая тео­рия сто­и­мо­сти Маркса учит нас, что дан­ные о тор­го­вых и финан­со­вых пото­ках дают лишь сильно иска­жён­ную и зна­чи­тельно уре­зан­ную кар­тину сто­я­щих за ними пото­ков сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Напри­мер, един­ствен­ные потоки мате­ри­аль­ных благ из Китая и дру­гих стран с низ­кой зара­бот­ной пла­той в нефи­нан­со­вые ТНК, бази­ру­ю­щи­еся в Япо­нии, Европе и Север­ной Аме­рике, кото­рые отра­жа­ются в ста­ти­стике, пред­став­ляют собой репа­три­и­ро­ван­ную при­быль от пря­мых инве­сти­ций. В то же время ни одна копейка из при­были H&M, Apple или General Motors не может быть отсле­жена сверх­экс­плу­а­ти­ру­е­мыми бан­гла­деш­скими, китай­скими и мек­си­кан­скими рабо­чими, кото­рые пашут на неза­ви­си­мых постав­щи­ков этих ТНК, и именно эти дого­вор­ные отно­ше­ния, всё больше пре­об­ла­да­ю­щие в гло­баль­ных цепоч­ках сто­и­мо­сти, свя­зы­вают ТНК и жите­лей импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран с низ­ко­опла­чи­ва­е­мыми работ­ни­ками, кото­рые про­из­во­дят всё больше и больше полу­фаб­ри­ка­тов и потре­би­тель­ских товаров.

Основ­ной вывод, кото­рый я сде­лал на основе этого, как я уже упо­ми­нал в заметке «Харви отри­цает импе­ри­а­лизм» [см. выше — прим. LC], следующий:

«Огром­ные мас­штабы пере­носа про­из­водств в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, будь то через пря­мые ино­стран­ные инве­сти­ции или через кос­вен­ные, дого­вор­ные отно­ше­ния с неза­ви­си­мыми постав­щи­ками, озна­чают зна­чи­тель­ное рас­ши­ре­ние экс­плу­а­та­ции труда жите­лей Юга аме­ри­кан­скими, евро­пей­скими и япон­скими транс­на­ци­о­наль­ными ком­па­ни­ями, леги­о­нов рабо­чих, для кото­рых к тому же более высока норма экс­плу­а­та­ции… [и это] под­ра­зу­ме­вает новые и зна­чи­тельно воз­рос­шие потоки сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в аме­ри­кан­ские, евро­пей­ские и япон­ские транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции… и осно­ва­ния пола­гать, что это пре­об­ра­зо­ва­ние зна­ме­нует собой новый этап в раз­ви­тии импе­ри­а­лизма».

Дэвид Харви в своём ответе на мою кри­тику [см. выше — прим. LC] трак­тует эту опре­де­ля­ю­щую черту нео­ли­бе­раль­ной эпохи по-другому:

«Так, начи­ная с 1970-​х годов, часть капи­тала (но далеко не всё) ухо­дила туда, где рабо­чая сила была самой дешё­вой. Но гло­ба­ли­за­ция не могла рабо­тать без умень­ше­ния барье­ров для товар­ного обмена и денеж­ных пото­ков, и послед­нее озна­чало откры­тие ящика Пан­доры для финан­со­вого капи­тала, кото­рый дол­гое время был недо­во­лен наци­о­наль­ным регу­ли­ро­ва­нием. Дол­го­сроч­ный эффект состоял в том, что власть и при­ви­ле­гии дви­же­ний рабо­чего класса на гло­баль­ном Севере ослабли именно из-​за поме­ще­ния их в кон­ку­рент­ную среду гло­баль­ной рабо­чей силы, кото­рую можно было полу­чить прак­ти­че­ски по любой цене».

Здесь Харви пол­но­стью игно­ри­рует воз­рос­шую зави­си­мость аме­ри­кан­ских, евро­пей­ских и япон­ских ТНК от при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, посту­па­ю­щей из стран с низ­кой зара­бот­ной пла­той, и пыта­ется отвлечь наше вни­ма­ние на важ­ное, но вто­рич­ное явле­ние финан­си­а­ли­за­ции. Един­ствен­ный эффект гло­баль­ного сдвига про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, кото­рый, по его мне­нию, заслу­жи­вает упо­ми­на­ния, — это пере­кры­тие кис­ло­рода для «дви­же­ний рабо­чего класса на гло­баль­ном Севере». И это вли­я­ние сильно пре­уве­ли­чено: сокра­ще­ние вла­сти и при­ви­ле­гий послед­них, как нас пыта­ется убе­дить Харви, достигло таких мас­шта­бов, что теперь они кон­ку­ри­руют со сво­ими сёст­рами и бра­тьями на гло­баль­ном Юге на более или менее рав­ных условиях.

В своей пер­вой кри­тике я про­ци­ти­ро­вал его книгу «17 про­ти­во­ре­чий и конец капи­та­лизма» (стр. 170), где он заявил:

«Нера­вен­ство в гло­баль­ном рас­пре­де­ле­нии богат­ства и дохо­дов между стра­нами зна­чи­тельно сокра­ти­лось в связи с ростом дохо­дов на душу насе­ле­ния во мно­гих раз­ви­ва­ю­щихся частях мира»; и я воз­ра­зил, что здесь он «сильно пре­уве­ли­чи­вает гло­баль­ную кон­вер­ген­цию: если убрать из рас­смот­ре­ния Китай и учесть зна­чи­тельно воз­рос­шее нера­вен­ство дохо­дов во мно­гих стра­нах Юга, выяс­ня­ется, что ника­кого реаль­ного про­гресса в пре­одо­ле­нии огром­ного раз­рыва между реаль­ной зара­бот­ной пла­той и уров­нем жизни „Запада“ и осталь­ного мира достиг­нуто не было».

Харви отве­тил:

«Я под­дер­жи­ваю точку зре­ния, что рабо­чие классы раз­ных стран в рам­ках гло­баль­ной струк­туры совре­мен­ного капи­та­лизма сей­час гораздо больше кон­ку­ри­руют друг с дру­гом, чем в 1960-​е годы».

Сверх­низ­кая зара­бот­ная плата в южных стра­нах дей­стви­тельно исполь­зу­ется как дубина про­тив рабо­чих в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах, однако нелепо пола­гать, что про­пасть между Севе­ром и Югом в уровне зара­бот­ной платы и уровне жизни заметно сокра­ти­лась. Дэвиду Харви, опять же, сто­ило бы предо­ста­вить какие-​нибудь дан­ные в под­твер­жде­ние своих заяв­ле­ний или же отка­заться от них. Он мог бы обра­титься к «Гло­баль­ным тен­ден­циям дина­мики зара­бот­ной платы в нео­ли­бе­раль­ную эпоху», пятой главе моей книги «Импе­ри­а­лизм в XXI веке», повест­ву­ю­щей о раз­рас­та­нии «пла­неты тру­щоб» (это к вопросу об утвер­жде­нии Харви, что я, мол, «игно­ри­рую урба­ни­за­цию»!), а также о дру­гих вещах, под­твер­жда­ю­щих совсем не тот вывод, что даёт «мейн­стрим­ная» гипо­теза кон­вер­ген­ции, кото­рую под­дер­жи­вает Харви (стр. 104):

«…импе­ри­а­ли­сти­че­ское раз­де­ле­ние мира… сфор­ми­ро­вало гло­баль­ный рабо­чий класс, цен­траль­ным эле­мен­том суще­ство­ва­ния кото­рого явля­ется насиль­ствен­ное подав­ле­ние меж­ду­на­род­ной мобиль­но­сти рабо­чей силы. Так же, как печально извест­ные законы, лега­ли­зо­вав­шие апар­теид в Южно-​Африканской Рес­пуб­лике, имми­гра­ци­он­ный кон­троль обра­зует стер­жень апар­те­идо­по­доб­ной гло­баль­ной эко­но­ми­че­ской системы, в кото­рой систе­ма­ти­че­ски отка­зы­вают в предо­став­ле­нии граж­дан­ства и основ­ных прав чело­века рабо­чим Юга и кото­рая, как в ЮАР вре­мён апар­те­ида, явля­ется необ­хо­ди­мым усло­вием их сверх­экс­плу­а­та­ции».

Почему Харви отка­зы­ва­ется при­знать рас­про­стра­нён­ную в огром­ной сте­пени экс­плу­а­та­цию рабо­чей силы Юга капи­та­лом Севера? Почему он отри­цает пре­об­ла­да­ние сверх­экс­плу­а­та­ции в низ­ко­опла­чи­ва­е­мых сек­то­рах миро­вого про­из­вод­ства (стр. 221)? Почему он утвер­ждает, что рас­кол меж­ду­на­род­ного рабо­чего класса, кото­рому так много вни­ма­ния уде­ляли Ленин и ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние в ту эпоху, когда оно и впрямь было ком­му­ни­сти­че­ским, остался в про­шлом? Всё про­сто: адек­ват­ный ана­лиз дей­стви­тель­но­сти каса­тельно любого из его утвер­жде­ний при­вёл бы к краху его аргументации.

Идеализм Харви

«Маркс учил нас: метод исто­ри­че­ского мате­ри­а­лизма начи­на­ется не с выду­мы­ва­ния абстракт­ных поня­тий, кото­рые потом навя­зы­вают реаль­но­сти, а с реа­лий на местах, на осно­ва­нии кото­рых пыта­ются создать абстракт­ные поня­тия, под­хо­дя­щие для име­ю­щейся ситу­а­ции. Начи­нать с абстракт­ных поня­тий, как это делает Джон Смит, — зна­чит зани­маться клас­си­фи­ка­тор­ским иде­а­лиз­мом».

Харви даёт нам пра­виль­ный совет, однако ему сто­ило бы и самому при­дер­жи­ваться его. Как мы уви­дим, его кри­тика моего ана­ли­ти­че­ского метода как «клас­си­фи­ка­тор­ского иде­а­лизма» при­ме­нима к его соб­ствен­ному под­ходу, и это не преувеличение.

Дей­стви­тельно, начи­нать с фак­тов — это пре­дельно важно, как я под­чёр­ки­вал в своей ста­тье «Импе­ри­а­лизм в XXI веке»:

«„Ком­му­низм — не док­трина, а дви­же­ние; он исхо­дит не из прин­ци­пов, а из фак­тов“, — гово­рил Фри­дрих Энгельс. Гло­баль­ные раз­ли­чия в сте­пени экс­плу­а­та­ции [sic, име­ется в виду норма экс­плу­а­та­ции — прим. LC], пере­ме­ще­ние про­из­вод­ства туда, где этот пока­за­тель выше всего, и огром­ный рост числа про­мыш­лен­ных рабо­чих на Юге — вот те новые реа­лии, из кото­рых мы должны исхо­дить. Эти опре­де­ля­ю­щие черты нео­ли­бе­раль­ной эпохи явля­ются клю­чом к пони­ма­нию при­роды и дина­мики гло­баль­ных кри­зи­сов. Вме­сто того, чтобы отри­цать реаль­ность сверх­экс­плу­а­та­ции в XXI веке (и поко­я­ще­гося на ней импе­ри­а­ли­сти­че­ского порядка), опи­ра­ясь на заме­ча­ния Маркса по поводу про­из­вод­ства, сде­лан­ные в XIX-​м, мы должны пере­смот­реть его тео­рию в свете новых реа­лий, исполь­зо­вать и кри­ти­че­ски раз­ви­вать её, чтобы понять новей­ший этап импе­ри­а­ли­сти­че­ского раз­ви­тия капи­та­лизма».

Харви обви­няет меня в под­держке «дог­ма­тич­ной и негиб­кой тео­рии импе­ри­а­лизма». Он явно не читал мою книгу. Что ж, ладно; уве­рен, он очень занят. Но если бы он это сде­лал, то уви­дел бы, что, исходя из самого зна­чи­тель­ного явле­ния нео­ли­бе­раль­ной эпохи, вызвав­шего все дру­гие её пре­об­ра­зо­ва­ния, а именно пере­носа про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, дви­жи­мого импе­ри­а­ли­сти­че­ской жаж­дой сверх­экс­плу­а­та­ции труда, я вынуж­ден не только наста­и­вать на необ­хо­ди­мо­сти ради­каль­ного рас­ши­ре­ния ленин­ской теории:

«…Подобно тому как Карл Маркс не мог напи­сать „Капи­тал“ до появ­ле­ния зре­лой, пол­но­стью раз­ви­той формы капи­та­лизма с ростом про­мыш­лен­ного капи­та­лизма в Англии, не стоит ожи­дать от тру­дов Ленина и дру­гих авто­ров вре­мён рож­де­ния импе­ри­а­лизма тео­рии, спо­соб­ной объ­яс­нить его пол­но­стью раз­ви­тую совре­мен­ную форму…» (Импе­ри­а­лизм в XXI веке (книга), стр. 225)

…но также заяв­ляю, что необ­хо­ди­мая отправ­ная точка для тео­рии совре­мен­ного импе­ри­а­лизма — это именно то, что Маркс исклю­чил из рас­смот­ре­ния в «Капи­тале»; напри­мер, в цити­ро­ван­ной выше ста­тье для жур­нала Monthly Review я утверждаю:

«В тре­тьем томе „Капи­тала“, обсуж­дая «про­ти­во­дей­ству­ю­щие при­чины», пре­пят­ству­ю­щие сни­же­нию нормы при­были, Маркс еще раз кратко упо­ми­нает… „пони­же­ние зара­бот­ной платы ниже сто­и­мо­сти рабо­чей силы“, [кото­рое] опи­сано всего лишь в двух корот­ких пред­ло­же­ниях: „Мы здесь только эмпи­ри­че­ски ука­зы­ваем на это обсто­я­тель­ство, так как в дей­стви­тель­но­сти оно, как и мно­гое дру­гое, что здесь можно было бы при­ве­сти, отно­сится не к общему ана­лизу капи­тала, а к иссле­до­ва­нию кон­ку­рен­ции, кото­рое не вхо­дит в задачу насто­я­щей работы. Однако оно явля­ется одной из зна­чи­тель­ней­ших при­чин, кото­рые задер­жи­вают тен­ден­цию нормы при­были к пони­же­нию“.

Мало того, что Маркс оста­вил в сто­роне сни­же­ние зара­бот­ной платы ниже ее сто­и­мо­сти, он сде­лал абстрак­цию еще отвле­чён­нее. Пусть она необ­хо­дима для „общего ана­лиза капи­тала“, но ее сле­дует кон­кре­ти­зи­ро­вать, если мы хотим про­ана­ли­зи­ро­вать нынеш­нюю ста­дию раз­ви­тия капи­та­лизма: „Раз­ли­чия норм при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в раз­лич­ных стра­нах, т. е. наци­о­наль­ные раз­ли­чия в сте­пени экс­плу­а­та­ции труда, для насто­я­щего иссле­до­ва­ния не имеют зна­че­ния“. Но именно это должно стать отправ­ной точ­кой для тео­рии совре­мен­ного импе­ри­а­лизма».

Харви делает мне заме­ча­ние за моё утвер­жде­ние о том, что в его «Пре­де­лах капи­тала» «импе­ри­а­лизму доста­ётся только одно корот­кое, бес­связ­ное упо­ми­на­ние». Я прошу про­ще­ния за эту неточ­ность. Его книга содер­жит много мимо­лёт­ных исто­ри­че­ских ссы­лок на импе­ри­а­лизм и два несколько более содер­жа­тель­ных обсуж­де­ния: в одном речь о ленин­ской тео­рии, а дру­гое явля­ется частью заклю­че­ния книги. Однако я хотел доне­сти до чита­теля тот суще­ствен­ный момент, что только один раз (стр. 441-442) Харви упо­ми­нает, что сущ­ность импе­ри­а­лизма — это факт «экс­плу­а­та­ции наро­дов в одном реги­оне теми, кто нахо­дится в дру­гом… Опи­сан­ные про­цессы поз­во­ляют гео­гра­фии про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти откло­няться от гео­гра­фии её рас­пре­де­ле­ния». Я к тому же упу­стил ещё одно крат­кое упоминание:

«…каж­дое наци­о­наль­ное госу­дар­ство стре­мится защи­тить свою денеж­ную базу [путём] уве­ли­че­ния про­из­вод­ства сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в пре­де­лах своих гра­ниц или при­сво­е­ния цен­но­стей, про­из­ве­дён­ных в дру­гих местах (коло­ни­аль­ные или импе­ри­а­ли­сти­че­ские аван­тюры)» (стр. 387).

И это всё! Во всех дру­гих слу­чаях — даже когда обсуж­да­ется ленин­ская тео­рия! — «импе­ри­а­лизм» обсуж­да­ется в кон­тек­сте сопер­ни­че­ства госу­дарств, финан­со­вого капи­тала и подъ­ёма моно­по­лий, но экс­плу­а­та­ция угне­тён­ных наро­дов здесь выма­рана не только из соб­ствен­ной кон­цеп­ции Харви, но и из его пред­став­ле­ний об аль­тер­на­тив­ных точ­ках зрения.

В своём ответе на мою кри­тику Харви выстав­ляет напо­каз такое же рас­плыв­ча­тое при­зна­ние этого крайне важ­ного явле­ния, утвер­ждая, что он «не отри­цает, что сто­и­мость, про­из­ве­дён­ная в одном месте, в конеч­ном итоге при­сва­и­ва­ется где-​то в дру­гом месте, и что во всём этом есть нечто до ужаса непра­виль­ное». Ладно, он этого не отри­цает, но он и не оста­нав­ли­ва­ется на этом подробно. Он про­сто хочет ска­зать как можно меньше об этом и любой ценой избе­жать при­зна­ния того, что сто­и­мость, про­из­ве­дён­ная в таких местах, как Китай, Бан­гла­деш и Мек­сика, в конеч­ном счёте при­сва­и­ва­ется в такими стра­нах, как США, Вели­ко­бри­та­ния и Япо­ния.

Однако то немно­гое, что он пишет на эту тему, гово­рит нам весьма немало — не о мире, а о каче­стве (во всех смыс­лах этого слова) его аргу­мен­та­ции. В своём ответе на мою кри­тику, напри­мер, он заявляет:

«Когда мы читаем отчёты об ужас­ных сверх­экс­плу­а­та­ци­он­ных усло­виях на про­из­вод­стве на гло­баль­ном Юге, часто ока­зы­ва­ется, что в это вовле­чены тай­вань­ские или южно­ко­рей­ские фирмы, даже если конеч­ный про­дукт попа­дает в Европу или Соеди­нён­ные Штаты».

Основ­ной вопрос по этому поводу был рас­смот­рен Джуди Уайт­хед в ком­мен­та­рии, кото­рый она раз­ме­стила к ответу Харви:

«Дей­стви­тельно, в Китае и неко­то­рых дру­гих реги­о­нах мно­гие мест­ные ком­па­нии, напри­мер, Foxconn, управ­ляют фаб­ри­ками, про­из­во­дя­щими товары для Запада, однако Смит пока­зы­вает в своей книге, что огром­ная доля их при­были идёт в кар­ман транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций, с кото­рыми они заклю­чают кон­тракты, к при­меру, Apple».

Об утвер­жде­нии Харви можно ска­зать ещё две вещи. Во-​первых, в тех ред­ких слу­чаях, когда Харви упо­ми­нает о сверх­экс­плу­а­та­ции, он исполь­зует это слово только в каче­стве опи­са­тель­ного тер­мина, а не в каче­стве ана­ли­ти­че­ской кате­го­рии. Во-​вторых, вся­кий раз, когда он при­знает её реаль­ность — как в при­ве­дён­ном выше отрывке — ему нужно при­ло­жить боль­шие уси­лия, чтобы отвлечь вни­ма­ние от её бла­го­твор­ного вли­я­ния на при­быль аме­ри­кан­ских, евро­пей­ских и япон­ских ТНК.

Я пред­ла­гаю завер­шить это обсуж­де­ние под­хода Харви к неудоб­ным ему фак­там, рас­смот­рев дру­гое его заяв­ле­ние, подобно преды­ду­щему, рас­кры­ва­ю­щее сущ­ность его дово­дов. В своём ответе на мою кри­тику он заявил, что, «как давно ука­зал Маркс, гео­гра­фи­че­ские пере­ме­ще­ния богат­ства из одной части мира в дру­гую не при­но­сят выгоды всей стране; они неиз­менно сосре­до­то­чены в руках при­ви­ле­ги­ро­ван­ных клас­сов».

Это как так — неиз­менно? Разве Харви не может вспом­нить слу­чаев, когда импе­ри­а­ли­сты исполь­зо­вали часть дохо­дов от сверх­экс­плу­а­та­ции для взя­точ­ни­че­ства и под­купа в отно­ше­нии своих соб­ствен­ных работ­ни­ков? Это что же полу­ча­ется, Фри­дрих Энгельс впал в заблуж­де­ние, когда в письме Каут­скому от 12 сен­тября 1882 года (когда послед­ний ещё был марк­си­стом) заявил:

«Вы спра­ши­ва­ете меня, что думают англий­ские рабо­чие о коло­ни­аль­ной поли­тике? То же самое, что они думают о поли­тике вообще: то же самое, что думают о ней бур­жуа. Здесь нет рабо­чей пар­тии… а рабо­чие пре­спо­койно поль­зу­ются вме­сте с ними коло­ни­аль­ной моно­по­лией Англии и её моно­по­лией на все­мир­ном рынке»?

Когда Эрнест Бевин, министр ино­стран­ных дел в бри­тан­ском после­во­ен­ном лей­бо­рист­ском пра­ви­тель­стве, в 1946 году заявил Палате общин: «Я не готов жерт­во­вать Бри­тан­ской импе­рией, потому что знаю, что если Бри­тан­ская импе­рия падёт… это также будет озна­чать зна­чи­тель­ное паде­ние уровня жизни наших изби­ра­те­лей», — выду­мы­вал ли он всё это?

И когда в 2018 году бри­тан­ское госу­дар­ство соби­рает в виде НДС и дру­гих нало­гов до поло­вины окон­ча­тель­ной цены рубашки, изго­тов­лен­ной в Бан­гла­деш (в то время как жен­щине, кото­рая сшила рубашку, выпла­чи­ва­ется лишь незна­чи­тель­ная часть этой суммы), и исполь­зует эти нало­го­вые поступ­ле­ния для финан­си­ро­ва­ния Наци­о­наль­ной службы здра­во­охра­не­ния и выплаты пен­сий работ­ни­кам (ни то, ни дру­гое не доступно ни нашим сёст­рам из Бан­гла­деш, ни 260 мил­ли­о­нам трудящихся-​переселенцев из аграр­ных рай­о­нов Китая, кото­рым при­хо­дится вка­лы­вать на ори­ен­ти­ро­ван­ных на экс­порт фаб­ри­ках этой страны), допу­стимо ли для марк­си­стов игно­ри­ро­вать такие неудоб­ные «реа­лии на местах»?

В «Импе­ри­а­лизме и рас­коле соци­а­лизма» Ленин заявил (и повто­рил позд­нее ту же мысль в бес­чис­лен­ном мно­же­стве дру­гих ста­тей и речей): «Из этой сверх­при­были [воз­ни­ка­ю­щей из „коло­ни­аль­ной моно­по­лии Англии“, — под­чёр­ки­вает Ленин как здесь, так и в своей работе в целом] капи­та­ли­сты могут выбро­сить частичку (и даже не малую!), чтобы под­ку­пить своих рабо­чих, создать нечто вроде союза… союза рабо­чих дан­ной нации со сво­ими капи­та­ли­стами про­тив осталь­ных стран» и, далее:

«В этом как раз эко­но­ми­че­ская и поли­ти­че­ская суть импе­ри­а­лизма, глу­бо­чай­шие про­ти­во­ре­чия коего Каут­ский при­ту­шё­вы­вает, а не вскры­вает».

Заме­ните фами­лию «Каут­ский» на «Харви», и эти слова сего­дня ока­жутся так же верны, как и в про­шлом веке, когда они были про­из­не­сены. И когда Дэвид Харви отве­тит на эту кри­тику, а я искренне на это наде­юсь, воз­можно, он смо­жет объ­яс­нить, почему он не оста­вил и упо­ми­на­ния об этой «эко­но­ми­че­ской и поли­ти­че­ской сущ­но­сти импе­ри­а­лизма» в своём обсуж­де­нии взгля­дов Ленина в «Пре­де­лах капи­тала», «Новом импе­ри­а­лизме» или где-​нибудь ещё.

Как Харви использует «Капитал» для отрицания современного империализма

До сих пор мы рас­смат­ри­вали то, как Харви имеет дело с фак­тами, про­ти­во­ре­ча­щими отри­ца­нию им импе­ри­а­лизма. Теперь посмот­рим, как он исполь­зует тео­ре­ти­че­ские кон­цеп­ции, взя­тые у Маркса с той же целью, и зло­упо­треб­ляет ими.

Харви утвер­ждает, что в его тео­рии «при­зна­ётся зна­чи­мость тео­рии отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти Маркса, в соот­вет­ствии с кото­рой мате­ри­аль­ное бла­го­со­сто­я­ние работ­ни­ков может зна­чи­тельно вырасти, даже если норма экс­плу­а­та­ции воз­рас­тает до огром­ного уровня, кото­рого невоз­можно достичь за счёт абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, полу­ча­е­мой в более бед­ных обла­стях накоп­ле­ния капи­тала, кото­рые часто доми­ни­руют на гло­баль­ном Юге».

Здесь Харви повто­ряет клас­си­че­ский аргу­мент, исполь­зу­е­мый мно­гими марк­си­стами импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран (кото­рых я ино­гда назы­ваю «евро­марк­си­стами») для обос­но­ва­ния сво­его отри­ца­ния того, что в Китае, Бан­гла­деш и про­чих раз­ви­ва­ю­щихся стра­нах в порядке вещей более высо­кие нормы экс­плу­а­та­ции. При этом он при­во­дит отлич­ный при­мер «навя­зы­ва­ния абстракт­ных поня­тий реаль­но­сти». Исполь­зо­вать тео­рию абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти Маркса для объ­яс­не­ния до невоз­мож­но­сти низ­кого уровня потреб­ле­ния, кото­рый при­хо­дится тер­петь порт­ным в Бан­гла­деш и сбор­щи­кам авто­мо­би­лей в Мек­сике, — поверх­ностно и неверно. То, что так посту­пают мно­гие дру­гие, — не оправ­да­ние; напро­тив, это уве­ли­чи­вает ответ­ствен­ность Харви за при­ме­не­ние его глу­бо­ких зна­ний марк­сизма для кри­ти­че­ского раз­ви­тия этой тео­рии с целью решить те вопросы окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, кото­рые слиш­ком уж долго никому не уда­ва­лось решить.

Как и в слу­чае любого товара, сто­и­мость рабо­чей силы опре­де­ля­ется коли­че­ством труда, необ­хо­ди­мого для её вос­про­из­вод­ства; сино­ни­мом для обо­зна­че­ния этого коли­че­ства труда явля­ется «необ­хо­ди­мое рабо­чее время», то есть время, в тече­ние кото­рого работ­ник создаёт сто­и­мость, экви­ва­лент­ную сто­и­мо­сти благ, потреб­ля­е­мых его семьёй. Поня­тие абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти у Маркса отно­сится к про­дле­нию рабо­чего дня сверх необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени; время, на кото­рое про­дле­ва­ется рабо­чий день, он назвал при­ба­воч­ным рабо­чим вре­ме­нем, а соот­но­ше­ние между при­ба­воч­ным и необ­хо­ди­мым рабо­чим вре­ме­нем — это норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, она же норма экс­плу­а­та­ции (раз­ница между этими двумя тер­ми­нами ста­но­вится важ­ной, когда мы при­ни­маем во вни­ма­ние раз­ницу между про­из­во­ди­тель­ным и непро­из­во­ди­тель­ным тру­дом, но здесь это не прин­ци­пи­ально). Маркс утвер­ждал, что абсо­лют­ную при­ба­воч­ную сто­и­мость можно уве­ли­чить, если про­длить рабо­чий день сверх необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени силь­нее преж­него. Это пол­но­стью отлично от сокра­ще­ния необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени за счёт сни­же­ния уровня потреб­ле­ния работ­ни­ков. Как объ­яс­нял Маркс во мно­гих местах в пер­вом и тре­тьем томах «Капи­тала», спо­соб уве­ли­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти за счёт «пони­же­ния зара­бот­ной платы работ­ника ниже сто­и­мо­сти его рабо­чей силы» «дол­жен быть исклю­чён [из рас­смот­ре­ния в книге], так как по нашему пред­по­ло­же­нию все товары, — а, сле­до­ва­тельно, и рабо­чая сила, — про­да­ются и поку­па­ются по их пол­ной сто­и­мо­сти».

С дру­гой сто­роны, поня­тие отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти у Маркса объ­яс­няет, что повы­ше­ние про­из­во­ди­тель­но­сти работ­ни­ков, прямо или кос­венно заня­тых в про­из­вод­стве потре­би­тель­ских това­ров, сокра­щает необ­хо­ди­мое рабо­чее время без какого-​либо сопут­ству­ю­щего сни­же­ния уровня потреб­ле­ния работ­ни­ков и что такое раз­ви­тие про­из­во­ди­тель­но­сти может при­ве­сти к росту уровня потреб­ле­ния рабо­чего класса без уве­ли­че­ния необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени и сни­же­ния нормы при­ба­воч­ной стоимости.

Ни вме­сте, ни по отдель­но­сти эти поня­тия не объ­яс­няют в пол­ной мере те отно­ше­ния сто­и­мо­сти, что мы видим в совре­мен­ных гло­ба­ли­зо­ван­ных про­из­вод­ствен­ных сетях. Аргу­мент Харви про­ти­во­ре­чит фак­там: пере­ме­ще­ние про­из­вод­ства столь боль­шого коли­че­ства потре­би­тель­ских това­ров в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той озна­чает, что зара­бот­ная плата и про­из­во­ди­тель­ность труда в таких стра­нах стали основ­ными фак­то­рами, опре­де­ля­ю­щими отно­си­тель­ную при­ба­воч­ную сто­и­мость в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах. Что появи­лось нового в «новом импе­ри­а­лизме», так это мас­штаб этого явле­ния; к исклю­чи­тельно важ­ному вкладу Руя Мауру Марини, сде­лан­ному в рам­ках дис­кус­сий о зави­си­мо­сти и импе­ри­а­лизме, кото­рые буше­вали несколько десят­ков лет пря­ми­ком до 1980 года, в част­но­сти, отно­сится его довод о том, что в эпоху Карла Маркса сверх­экс­плу­а­та­ция в бри­тан­ских коло­ниях и нео­ко­ло­ниях уве­ли­чи­вала отно­си­тель­ную при­ба­воч­ную сто­и­мость в самой Вели­ко­бри­та­нии (импорт более дешё­вой еды и про­чих това­ров сокра­щал необ­хо­ди­мое рабо­чее время без сни­же­ния уровня потреб­ле­ния). В своей «Диа­лек­тике зави­си­мо­сти» (1973) Марини утвер­ждал (пере­вод [с пор­ту­галь­ского на англий­ский — прим. LC] мой Дж. С.):

«Поня­тие сверх­экс­плу­а­та­ции не иден­тично поня­тию абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, поскольку пер­вое вклю­чает в себя и про­из­вод­ство отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти по типу уве­ли­че­ния интен­сив­но­сти труда. С дру­гой сто­роны, пре­об­ра­зо­ва­ние части фонда зара­бот­ной платы в источ­ник накоп­ле­ния капи­тала не явля­ется в стро­гом смысле фор­мой про­из­вод­ства абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, поскольку оно одно­вре­менно вли­яет на обе части рабо­чего дня, а не только на при­ба­воч­ное время, как в слу­чае с абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью. В первую оче­редь сверх­экс­плу­а­та­ция опре­де­ля­ется зна­чи­тель­ной экс­плу­а­та­цией физи­че­ских воз­мож­но­стей работ­ника, в отли­чие от экс­плу­а­та­ции за счёт повы­ше­ния его про­из­во­ди­тель­но­сти, и обычно выра­жа­ется в том, что рабо­чая сила опла­чи­ва­ется ниже её фак­ти­че­ской сто­и­мо­сти».

Во-​вторых, что еще серьёз­нее, из зло­упо­треб­ле­ния Харви поня­тием абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти сле­дует эле­мен­тар­ная ошибка: он путает про­из­во­ди­тель­ную силу работ­ни­ков, про­из­во­дя­щих потре­би­тель­ские товары, с про­из­во­ди­тель­ной силой работ­ни­ков, потреб­ля­ю­щих эти товары. Вот как я это объ­яс­няю в книге «Импе­ри­а­лизм в XXI веке» (стр. 242-243):

«Отно­ше­ния между про­из­во­ди­тель­ной силой и создан­ной ей мено­вой сто­и­мо­стью не про­сто не явля­ются пря­мыми, как утвер­ждают после­до­ва­тели „мейн­стрим­ных“ эко­но­ми­че­ских тео­рий и повто­ря­ю­щие за ними евро­марк­си­сты, но пол­но­стью неза­ви­симы друг от друга, как под­черк­нул Маркс (том I, стр. 55):

„Про­из­во­ди­тель­ная сила, конечно, все­гда есть про­из­во­ди­тель­ная сила полез­ного, кон­крет­ного труда… …полез­ный труд ока­зы­ва­ется то более бога­тым, то более скуд­ным источ­ни­ком про­дук­тов прямо про­пор­ци­о­нально повы­ше­нию или паде­нию его про­из­во­ди­тель­ной силы. Напро­тив, изме­не­ние про­из­во­ди­тель­ной силы само по себе нисколько не затра­ги­вает труда, пред­став­лен­ного в сто­и­мо­сти товара. Так как про­из­во­ди­тель­ная сила при­над­ле­жит кон­крет­ной полез­ной форме труда, то она, конечно, не может затра­ги­вать труда, поскольку про­ис­хо­дит отвле­че­ние от его кон­крет­ной полез­ной формы. Сле­до­ва­тельно, один и тот же труд в рав­ные про­ме­жутки вре­мени создаёт рав­ные по вели­чине сто­и­мо­сти, как бы ни изме­ня­лась его про­из­во­ди­тель­ная сила. Но он достав­ляет при этих усло­виях в рав­ные про­ме­жутки вре­мени раз­лич­ные коли­че­ства потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей…“.

Таким обра­зом, вера в пря­мую связь между зара­бот­ной пла­той и про­из­во­ди­тель­ной силой осно­вана на сме­ши­ва­нии поня­тий потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти и мено­вой сто­и­мо­сти, той пута­нице между ними, кото­рая раз­ру­шает саму основу тео­рии Маркса и на самом деле даже согла­су­ется с подо­бием пред­став­ле­ния о про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ниях в голове капи­та­ли­ста. Дру­гими сло­вами, так назы­ва­е­мые „орто­док­саль­ные марк­си­сты“ на деле про­дви­гают бур­жу­аз­ные эко­но­ми­че­ские тео­рии, завёр­ну­тые в обёртку марк­сист­ской тер­ми­но­ло­гии».

Если кон­цеп­ций Маркса об абсо­лют­ной и отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти недо­ста­точно для объ­яс­не­ния реа­лий совре­мен­ных гло­баль­ных про­из­вод­ствен­ных сетей, то что ещё нам нужно? Если вкратце, нам нужно тео­ре­ти­че­ское поня­тие сверх­экс­плу­а­та­ции. Как отме­ча­лось выше, Маркс неод­но­кратно и недву­смыс­ленно исклю­чал рас­смот­ре­ние как меж­ду­на­род­ной вари­а­бель­но­сти нормы при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, так и сни­же­ния зара­бот­ной платы ниже сто­и­мо­сти рабо­чей силы из своей «общей тео­рии» капи­тала. Сни­же­ние сто­и­мо­сти рабо­чей силы посред­ством сокра­ще­ния потреб­ле­ния (или, что есть то же самое, сни­же­ния зара­бот­ной платы ниже сто­и­мо­сти рабо­чей силы) — отдель­ный, тре­тий спо­соб уве­ли­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, и он стал неве­ро­ятно важен в эпоху нео­ли­бе­ра­лизма, став основ­ной дви­жу­щей силой гло­баль­ного тру­до­вого арбит­ража и мас­со­вого пере­ме­ще­ния про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной платой.

Повтор­ное откры­тие этой тре­тьей формы при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти — это про­рыв, кото­рый даёт ключ к рас­кры­тию дина­ми­че­ских кон­цеп­ций, содер­жа­щихся в «Капи­тале», и сде­лан он был Энди Хиг­гин­бот­то­мом в доку­менте для кон­фе­рен­ции 2009 года под назва­нием «Тре­тья форма уве­ли­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти», осно­ван­ном на выше­упо­мя­ну­той работе Руя Мауру Марини; с тех пор эта тео­рия полу­чила даль­ней­шее раз­ви­тие в серии нова­тор­ских работ (см. здесь, здесь и здесь). В своей ста­тье 2009 года он заявил:

«Маркс обсуж­дает три раз­лич­ных спо­соба, кото­рыми капи­тал может уве­ли­чить при­ба­воч­ную сто­и­мость, но даёт назва­ния только двум из них: абсо­лют­ной при­ба­воч­ную сто­и­мо­сти и отно­си­тель­ной при­ба­воч­ную сто­и­мо­сти. Тре­тий меха­низм, сни­же­ние зара­бот­ной платы ниже сто­и­мо­сти рабо­чей силы, Маркс отно­сит к сфере иссле­до­ва­ния кон­ку­рен­ции, кото­рая лежит вне обла­сти его ана­лиза».

Как я уже заяв­лял в своей книге (стр. 238):

«Гло­ба­ли­за­ция про­из­вод­ства, дви­жи­мая арбит­ра­жем по зара­бот­ной плате, не соот­вет­ствует ни абсо­лют­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти — дол­гий рабо­чий день свой­стве­нен стра­нам с низ­кой зара­бот­ной пла­той, однако про­дол­жи­тель­ность рабо­чего дня не явля­ется глав­ной при­чи­ной их при­вле­ка­тель­но­сти для аут­сор­син­го­вых фирм, — ни отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти: коли­че­ство необ­хо­ди­мого труда здесь не умень­ша­ется за счёт при­ме­не­ния новых тех­но­ло­гий. В самом деле, аут­сор­синг есть аль­тер­на­тива инве­сти­циям в новые тех­но­ло­гии. Таким обра­зом, повы­ше­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти за счёт уже­сто­че­ния экс­плу­а­та­ции низ­ко­опла­чи­ва­е­мого труда в стра­нах Юга не может быть све­дено к двум фор­мам извле­че­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­ана­ли­зи­ро­ван­ным в „Капи­тале“, — абсо­лют­ной и отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Аут­сор­синг, дви­жи­мый гло­баль­ным тру­до­вым арбит­ра­жем, обу­слов­лен жаж­дой более дешё­вой рабо­чей силы и в наи­боль­шей сте­пени соот­вет­ствует поня­тию „сни­же­ние зара­бот­ной платы ниже сто­и­мо­сти рабо­чей силы“. Дру­гими сло­вами, гло­баль­ный тру­до­вой арбит­раж, явля­ю­щийся дви­жу­щей силой гло­баль­ного сдвига про­из­вод­ства в страны с низ­кой зара­бот­ной пла­той, явля­ется тре­тьей фор­мой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, кото­рую Маркс при­зна­вал весьма важ­ным фак­то­ром, но, как мы уже уви­дели, исклю­чил из своей тео­рии сто­и­мо­сти».

Китайский вопрос

Харви задаёт вопрос:

«Явля­ется ли Китай новой импе­ри­а­ли­сти­че­ской державой?»

Это спра­вед­ли­вый и очень боль­шой вопрос, кото­рому я не могу отдать долж­ное в кон­тек­сте этого ответа. Китай — это нечто боль­шее, чем про­сто очень боль­шая и быст­ро­рас­ту­щая «полу­пе­ри­фе­рий­ная» страна. Это страна, кото­рая была пре­об­ра­зо­вана в ходе круп­ной соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции (точ­нее, рево­лю­ция 1949 года создала необ­хо­ди­мые усло­вия для пере­хода к соци­а­лизму: импе­ри­а­ли­сти­че­ское гос­под­ство было пре­кра­щено, соб­ствен­ность поме­щи­ков и капи­та­ли­стов — экс­про­при­и­ро­вана, их госу­дар­ство — сверг­нуто, — однако даль­ней­ший про­гресс был све­дён на нет сек­тант­ской и реак­ци­он­ной поли­ти­кой китай­ских вождей-​сталинистов [с такими эпи­те­тами мы не согласны — прим. LC]) и кото­рая сей­час пыта­ется вер­нуться к капи­та­лизму. Несмотря на широко рас­про­стра­нён­ную убеж­дён­ность в обрат­ном, этот пере­ход далёк от завер­ше­ния, и само его буду­щее завер­ше­ние под вопро­сом. Импе­ри­а­лизм зало­жен в ДНК капи­та­лизма, и если Китай всту­пил на путь капи­та­лизма, то он всту­пил и на путь империализма.

Семь лет назад я напи­сал:

«Я всё же не счи­таю, что все пре­об­ра­зо­ва­ния, про­изо­шед­шие в Китае за послед­ние три деся­ти­ле­тия, вме­сте взя­тые, равны по зна­чи­мо­сти пре­об­ра­зо­ва­ниям, про­изо­шед­шим в нём же в резуль­тате соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, а именно экс­про­при­а­ции иму­ще­ства капи­та­ли­стов и поме­щи­ков и созда­нию рабо­чего госу­дар­ства (хоть и ужасно дефор­ми­ро­ван­ного руко­вод­ством ста­ли­ни­стов с самого начала его суще­ство­ва­ния). В Китае много капи­та­ли­стов, их число и богат­ство быстро рас­тут, и сего­дня в нём дей­стви­тельно про­ис­хо­дит мас­штаб­ный про­цесс капи­та­ли­сти­че­ского накоп­ле­ния, но наи­боль­шая часть этого капи­тала накап­ли­ва­ется аме­ри­кан­скими, япон­скими и дру­гими ТНК — и теми, чьи ино­стран­ные дочер­ние ком­па­нии сего­дня про­из­во­дят около 55 % китай­ского экс­порта, и такими „веду­щими фир­мами“, как Walmart и Dell, кото­рые пота­кают экс­плу­а­та­ции рабо­чих на местах через неза­ви­си­мых постав­щи­ков… Раз­ви­тие капи­та­лизма в Китае по-​прежнему харак­те­ри­зу­ется зави­си­мо­стью от экс­порта това­ров с низ­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью в импе­ри­а­ли­сти­че­ские страны (или, в слу­чае высо­ко­тех­но­ло­гич­ного экс­порта Китая, сборки с низ­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью из импорт­ных дета­лей) и зави­си­мо­стью от пря­мых ино­стран­ных инве­сти­ций со сто­роны ТНК, бази­ру­ю­щихся в этих стра­нах…

Пред­став­ляет ли вос­ход Китая угрозу гос­под­ству импе­ри­а­ли­сти­че­ских дер­жав над Азией и миром? Думаю, да. В чём выра­жа­ется эта угроза? В том, что китай­ское пра­ви­тель­ство — вне зави­си­мо­сти от того, счи­таем ли мы их груп­пой капи­та­ли­стов или бюрократами-​сталинистами, — отка­жется при­нять ста­тус под­чи­нён­ной, угне­тён­ной, покор­ной так назы­ва­е­мой раз­ви­ва­ю­щейся страны, в том, что они бро­сят вызов геге­мо­нии США над Азией и созда­дут про­ти­во­вес американо-​японскому воен­ному аль­янсу, кото­рый хозяй­ни­чает в китай­ских при­бреж­ных водах, в том, что они полу­чат потен­ци­аль­ную эко­но­ми­че­скую власть, отра­жён­ную в их вла­де­нии трил­ли­о­нами дол­ла­ров от дол­го­сроч­ных каз­на­чей­ских обли­га­ций США и дру­гих финан­со­вых акти­вов, в том, что их новые ТНК ворвутся в борьбу за мине­раль­ные ресурсы и рынки, до сих пор быв­шую делом исклю­чи­тельно стран „Золо­того мил­ли­арда“. Они уже шагают по этой тропе, плавно пере­хо­дя­щей в тропу войны, и США реа­ги­руют так, как и сто­ило ожи­дать от пере­пол­нен­ного импе­ри­а­ли­сти­че­скими амби­ци­ями еди­но­лич­ного лидера: втор­же­ние в Ирак имело своей целью запу­ги­ва­ние Китая в той же мере, в какой оно было направ­лено на удер­жа­ние кон­троля над нефтью Ближ­него Востока со сто­роны США и Вели­ко­бри­та­нии»
.

За послед­ние семь лет мно­гое изме­ни­лось. Китай­ский госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм (пусть будет так за отсут­ствием тер­мина получше) демон­стри­рует при­знаки того, что скоро он бро­сит стра­те­ги­че­ский вызов доми­ни­ро­ва­нию Япо­нии, Европы и Север­ной Аме­рики в клю­че­вых отрас­лях: от робо­то­тех­ники, инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий и искус­ствен­ного интел­лекта до воз­об­нов­ля­е­мых источ­ни­ков энер­гии, аэро­кос­ми­че­ской отрасли и ядер­ной энер­ге­тики. Эти собы­тия, наряду с резко уси­ли­ва­ю­щейся воен­ной напря­жён­но­стью в при­бреж­ных водах Китая (кото­рые со вре­мён окон­ча­ния Вто­рой миро­вой войны были пре­иму­ще­ственно аме­ри­кан­ской вот­чи­ной) и опо­сре­до­ван­ной «стран­ной вой­ной», про­ис­хо­дя­щей на Корей­ском полу­ост­рове и вокруг него, ещё раз под­твер­ждают умо­за­клю­че­ние, к кото­рому я при­шёл ещё семь лет назад: соче­та­ние усу­губ­ля­ю­щейся гло­баль­ной капи­та­ли­сти­че­ской депрес­сии и уси­ли­ва­ю­ще­гося вызова импе­ри­а­ли­сти­че­скому гос­под­ству со сто­роны Китая озна­чает, что мы больше не живём в эпоху после Вто­рой миро­вой войны; теперь мы живём в эпоху перед Тре­тьей миро­вой вой­ной. Клас­сово созна­тель­ные рабо­чие должны встать «про­тив всех» в этом надви­га­ю­щемся кон­фликте и при­го­то­виться к рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции, кото­рая непре­менно выте­чет из самого глу­бо­кого кри­зиса капи­та­лизма в исто­рии. На сего­дняш­ний день это озна­чает осуж­де­ние агрес­сии США про­тив Кореи и тре­бо­ва­ние вывода её воен­ных сил и баз из запад­ной части Тихого оке­ана, про­ти­во­дей­ствие ядер­ному пере­во­ору­же­нию Япо­нии, а также про­ти­во­дей­ствие китай­ской капи­та­ли­сти­че­ской экс­пан­сии и попыт­кам Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Китая создать аль­янс с реак­ци­он­ными капи­та­ли­сти­че­скими режи­мами Мьянмы, Паки­стана, Шри-​Ланки и дру­гих стран в рам­ках про­екта «Один пояс и один путь».

***

Нако­нец, Харви выра­жает свое недо­воль­ство «ком­мен­та­рием, наглядно демон­стри­ру­ю­щим, какого рода поле­ми­кой Смит заме­няет аргу­мен­ти­ро­ван­ную кри­тику»; в част­но­сти, тем, что я осме­лился высме­ять его защиту «более доб­ро­же­ла­тель­ного импе­ри­а­лизма Нового курса, лучше всего — через сво­его рода коа­ли­цию капи­та­ли­сти­че­ских дер­жав, кото­рую Каут­ский уже давно пред­ви­дел»Новый импе­ри­а­лизм», стр. 209-211). Я про­сто хотел бы отме­тить, что я так сильно желал как можно точ­нее изло­жить его взгляды, что не менее 40 про­цен­тов заметки «Харви отри­цает импе­ри­а­лизм» состоит из обшир­ных цитат из его работ.

Харви защи­щает свой при­зыв к «доб­ро­же­ла­тель­ному импе­ри­а­лизму» на том осно­ва­нии, что «для левых было бы лучше под­дер­жать кейн­си­ан­скую аль­тер­на­тиву». Но не было и нет ника­кой кейн­си­ан­ской аль­тер­на­тивы; это не что иное, как социал-​демократическая фан­та­зия, прямо как нахо­дя­щие отклик в сердце Харви празд­ные меч­та­ния Каут­ского о пре­кра­ще­нии межим­пе­ри­а­ли­сти­че­ского сопер­ни­че­ства. А Ленин пове­дал нам: социал-​демократия — не что иное, как иное назва­ние для социал-​империализма.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.