Конец «проблемы трансформации» стоимости в цену производства

Конец «проблемы трансформации» стоимости в цену производства
~ 184 мин

Вообще бес­смыс­ленно чем-​либо посту­питься для людей, кото­рые не могут или не желают читать, для тех, кото­рые уже в отно­ше­нии пер­вого тома потра­тили больше уси­лий на его непра­виль­ное тол­ко­ва­ние, чем это было необ­хо­димо для того, чтобы его пра­вильно понять.

Фри­дрих Энгельс

Оглав­ле­ние скрыть

Предисловие

Кри­тики марк­сист­ской полит­эко­но­ми­че­ской тео­рии, говоря грубо, бывают двух типов. Пер­вый тип — идео­логи: в основ­ном это медий­ные лица, цель кото­рых — вли­я­ние на широ­кие массы людей. Обычно они рас­про­стра­няют вся­че­ские небы­лицы и выду­ман­ные факты о марк­сизме, чтобы дис­кре­ди­ти­ро­вать его в гла­зах необ­ра­зо­ван­ной ауди­то­рии. Вто­рой тип — дей­ству­ю­щие учё­ные и пре­по­да­ва­тели вузов, кото­рые зани­ма­ются в первую оче­редь «науч­ным» нис­про­вер­же­нием марк­сизма, выис­ки­вая фак­ти­че­ские ошибки и логико-​математические про­ти­во­ре­чия в «Капи­тале». Ино­гда, впро­чем, учё­ный может одно­вре­менно быть и идеологом.

Есте­ственно, работы ака­де­ми­че­ских учё­ных куда слож­нее опро­верг­нуть. Имея огром­ный багаж зна­ний за спи­ной, такие спе­ци­а­ли­сты могут мастер­ски мани­пу­ли­ро­вать раз­лич­ными мето­дами, в част­но­сти, мате­ма­ти­че­скими, для дости­же­ния нуж­ных им целей.

С паде­нием Совет­ского Союза инте­рес ака­де­ми­че­ских учё­ных к марк­сизму прак­ти­че­ски сошёл на нет. Совре­мен­ные эко­но­ми­сты редко вос­при­ни­мают тео­рию Карла Маркса все­рьёз, пред­по­чи­тая рабо­тать в рам­ках эко­но­ми­че­ского мейн­стрима или, на худой конец, в русле раз­лич­ных гете­ро­док­саль­ных тео­рий. И хотя марк­сизм отно­сится к гете­ро­док­саль­ным тео­риям1 , всё-​таки сле­дует при­знать, что гра­мот­ных ака­де­ми­че­ских авто­ров, при­дер­жи­ва­ю­щихся после­до­ва­тель­ного марк­сизма, чрез­вы­чайно мало даже в такой бога­той на гете­ро­док­сов стране, как Рос­сия2 .

Эко­но­ми­сты не хотят серьёзно зани­маться марк­сиз­мом не только из-​за идео­ло­ги­че­ских предубеж­де­ний. XIX и XX века дали нам массу ака­де­ми­че­ских работ, авторы кото­рых при­во­дили мно­же­ство дово­дов в пользу того, что «Капи­тал» внут­ренне про­ти­во­ре­чив. А внут­ренне про­ти­во­ре­чи­вая тео­рия, есте­ственно, не может серьёзно рас­смат­ри­ваться в науч­ном мире. Глав­ная про­блема, на кото­рую уже в тече­ние сто­ле­тия ука­зы­вают авторы подоб­ных дока­за­тельств, — так назы­ва­е­мая «про­блема транс­фор­ма­ции сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства»3 4 5

К напи­са­нию дан­ной работы её автор при­шёл, как раз изу­чая кри­тику марк­сизма. Когда автор рас­смат­ри­вал мате­ри­алы, посвя­щён­ные так назы­ва­е­мой «про­блеме транс­фор­ма­ции», его не остав­ляла мысль о том, что с дан­ной про­бле­мой как будто что-​то не так. Но при этом ни одно из пред­ла­га­е­мых дру­гими иссле­до­ва­те­лями реше­ний не каза­лось убе­ди­тель­ным. Кто-​то про­сто отри­цал суще­ство­ва­ние про­блемы, не при­водя убе­ди­тель­ных дока­за­тельств того, что её не суще­ствует, тем самым про­сто оста­ва­ясь на дог­ма­ти­че­ских пози­циях: Маркс, мол, прав, так как Маркс оши­баться не может. Кто-​то пред­ла­гал реше­ния, в кото­рых либо сово­куп­ная сто­и­мость това­ров зна­чи­тельно откло­ня­лась от суммы цен этих же това­ров, либо сово­куп­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость зна­чи­тельно откло­ня­лась от суммы при­бы­лей капи­та­ли­стов. Авторы этих реше­ний утвер­ждали, что это не про­блема, так как Маркс «на самом деле имел в виду иное». Однако, вопреки их тол­ко­ва­ниям, Маркс недву­смыс­ленно гово­рил о равен­стве сово­куп­ной сто­и­мо­сти и суммы цен про­из­вод­ства и равен­стве сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и суммы прибылей.

Дру­гие иссле­до­ва­тели «про­блемы транс­фор­ма­ции» гово­рили о невоз­мож­но­сти мате­ма­ти­че­ского реше­ния фун­да­мен­таль­ной про­блемы в тео­рии Маркса. При этом неко­то­рые из них дошли до того, что отда­вали орто­док­саль­ным эко­но­ми­че­ским тео­риям пре­иму­ще­ство в объ­яс­не­нии цено­об­ра­зо­ва­ния, но одно­вре­менно утвер­ждали, что отка­зы­ваться от тео­рии Маркса не стоит: мол, при этом мы поте­ряем из виду клас­со­вый под­ход и «экс­плу­а­та­цию» рабо­чего класса.

Неуди­ви­тельно, что после таких заяв­ле­ний остав­ша­яся часть иссле­до­ва­те­лей про­сто отка­за­лась от тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти Маркса, пол­но­стью при­мкнув либо к неори­кар­диан­ству, либо к мейнстриму.

Учи­ты­вая слож­ность постав­лен­ной задачи, автор решил подробно озна­ко­миться с исто­рией вопроса, про­сле­див по ори­ги­наль­ным рабо­там раз­лич­ных эко­но­ми­стов про­шлого и насто­я­щего основ­ные вехи иссле­до­ва­ния «про­блемы транс­фор­ма­ции». Как мы пока­жем в этой работе, ока­за­лось, что, к сожа­ле­нию для марк­сист­ской полит­эко­но­мии, боль­шин­ство эко­но­ми­стов рабо­тали в совер­шенно невер­ной пара­дигме Борт­ке­вича, назы­ва­е­мой далее «стан­дарт­ной интерпретацией». 

Иро­ния заклю­ча­ется в том, что эта пара­дигма с самого начала явля­лась совер­шенно лож­ной интер­пре­та­цией Маркса через призму рикар­диан­ского взгляда Борт­ке­вича. Зако­но­мер­ным резуль­та­том поис­ков мате­ма­ти­че­ского реше­ния про­блемы стало посто­ян­ное обна­ру­же­ние фун­да­мен­таль­ных про­ти­во­ре­чий, но не в тео­рии Маркса, а в ори­ги­наль­ной тео­рии Рикардо, при­вер­жен­цем кото­рой и был Борт­ке­вич. Недаль­но­вид­ность, или, вер­нее ска­зать, неком­пе­тент­ность целого ряда полит­эко­но­мов, не раз­гля­дев­ших под­мену тео­рии, поз­во­лила кри­ти­кам марк­сизма сыг­рать на этом про­ти­во­ре­чии, выста­вив тео­рию Маркса как пере­жи­ток ушед­шего про­шлого «дома­те­ма­ти­зи­ро­ван­ной» экономики. 

Только в конце XX века в основ­ном бла­го­даря уси­лиям запад­ных марк­си­стов появился целый ряд «нестан­дарт­ных» интер­пре­та­ций тео­рии Маркса, дав­ших силь­ный тол­чок новым попыт­кам раз­ре­шить «про­блему транс­фор­ма­ции». Финаль­ным аккор­дом в реше­нии про­блемы стала раз­ра­ботка фун­да­мен­таль­ной макро-​монетарной интер­пре­та­ции тео­рии Маркса аме­ри­кан­ским эко­но­ми­стом Фре­дом Моусли (Fred Moseley), кото­рая поста­вила жир­ную точку в иссле­ду­е­мом вопросе. Пере­вод его книги «Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the „Transformation Problem“», вышед­шей в свет в 2015 году в США, мы будем выкла­ды­вать на сайте жур­нала Lenin Crew по главам.

Про­ведя даль­ней­шие иссле­до­ва­ния в рам­ках макро-​монетарной интер­пре­та­ции, автор дан­ной ста­тьи раз­вил работу Моусли, доба­вив к ней схемы про­стого вос­про­из­вод­ства обще­ствен­ного капи­тала, раз­де­лён­ного на сферы в зави­си­мо­сти от его орга­ни­че­ского состава. Автор также про­вёл ана­лиз обще­ствен­ного вос­про­из­вод­ства со сто­роны потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, о необ­хо­ди­мо­сти кото­рого писал Маркс. Было наглядно пока­зано, что так назы­ва­е­мые «посту­латы» Маркса выпол­ня­ются при любых усло­виях, но при этом воз­мож­ные откло­не­ния цен про­из­вод­ства пред­ме­тов потреб­ле­ния от их сто­и­мо­стей могут изме­нять про­пор­цию, в кото­рой про­дукт труда рас­пре­де­ля­ется между двумя глав­ными клас­сами капи­та­ли­сти­че­ского общества.

Автор бла­го­да­рит Фреда Моусли за его фун­да­мен­таль­ную книгу, а также Алек­сандра Бай­кова, Алек­сея Крут­ских, Фёдора Тру­ба­чёва и кол­лек­тив интернет-​журнала Lenin Crew за про­дук­тив­ные беседы, свя­зан­ные с «про­бле­мой транс­фор­ма­ции», Ивана Дей­куна за гра­фи­че­ские иллю­стра­ции. Автор наде­ется, что его соб­ствен­ная работа ока­жется хоро­шим допол­не­нием к марк­сист­ской полит­эко­но­ми­че­ской тео­рии и в даль­ней­шем послу­жит надёж­ной опо­рой буду­щим бор­цам за сво­боду рабо­чего класса.

Немного о терминах

Прежде чем непо­сред­ственно при­сту­пить к делу, про­яс­ним смыслы упо­треб­ля­е­мых нами терминов.

Всё обще­ствен­ное про­из­вод­ство можно раз­де­лить на два сек­тора. Пер­вый сек­тор про­из­во­дит товары, кото­рые в основ­ном потреб­ля­ются про­из­во­ди­тельно, то есть исполь­зу­ются в про­из­вод­стве дру­гих това­ров. Вто­рой сек­тор про­из­во­дит товары, кото­рые идут в лич­ное непро­из­во­ди­тель­ное потреб­ле­ние. Иначе говоря, пер­вый сек­тор про­из­во­дит сред­ства про­из­вод­ства, вто­рой — пред­меты потреб­ле­ния. Эти два круп­ных сек­тора обще­ствен­ного про­из­вод­ства мы вслед за Марк­сом назы­ваем под­раз­де­ле­ни­ями I и II.

Капи­талы, про­из­во­дя­щие про­дук­цию, схо­жую по назна­че­нию или спо­собу изго­тов­ле­ния, обра­зуют отрасль про­из­вод­ства. При этом товары одной и той же отрасли могут исполь­зо­ваться и как сред­ства про­из­вод­ства, и как пред­меты лич­ного потреб­ле­ния. Напри­мер, семена под­сол­неч­ника могут быть как пище­вым про­дук­том, кото­рый поедает конеч­ный потре­би­тель, так и про­ме­жу­точ­ным това­ром, иду­щим в про­из­вод­ство под­сол­неч­ного масла. Таким обра­зом, один и тот же капи­тал, часть одной и той же отрасли, может быть отне­сён и к под­раз­де­ле­нию I, и к под­раз­де­ле­нию II. Однако для упро­ще­ния мы пред­по­ла­гаем, что каж­дый из капи­та­лов отно­сится только к одному под­раз­де­ле­нию и про­из­во­дит либо сред­ства про­из­вод­ства, либо пред­меты лич­ного потребления.

Капи­талы, име­ю­щие оди­на­ко­вые соот­но­ше­ния между сто­и­мо­стями посто­ян­ного и пере­мен­ного капи­та­лов, отно­сятся к одной сфере про­из­вод­ства. То есть, если два капи­та­ли­ста вне зави­си­мо­сти от того, что они про­из­во­дят, затра­чи­вают на сред­ства про­из­вод­ства 80 руб­лей, а на рабо­чих 20 руб­лей, то есть соот­но­ше­ние c1:v1 = c2:v2 = 4:1, их капи­талы отно­сятся к одной сфере про­из­вод­ства. Капи­талы вне зави­си­мо­сти от их отно­ше­ния к опре­де­лён­ной отрасли или опре­де­лён­ному под­раз­де­ле­нию могут вхо­дить в одну сферу про­из­вод­ства. Подроб­нее это мы иссле­дуем при помощи схем про­стого вос­про­из­вод­ства далее. 

Капи­талы, отно­ся­щи­еся к сфере про­из­вод­ства с соот­но­ше­нием c:v, рав­ным сред­нему обще­ствен­ному, назы­ва­ются капи­та­лами сред­него орга­ни­че­ского стро­е­ния. Капи­талы, отно­ся­щи­еся к сфере про­из­вод­ства с высо­ким соот­но­ше­нием c:v (соот­но­ше­ние больше, чем в пер­вом слу­чае), назы­ва­ются капи­та­лами высо­кого орга­ни­че­ского стро­е­ния. В обрат­ном слу­чае капи­талы назы­ва­ются капи­та­лами низ­кого орга­ни­че­ского строения.

Введение

Раз­го­воры о том, что тре­тий том «Капи­тала» про­ти­во­ре­чит пер­вому, — не новость. Прак­ти­че­ски сразу после выхода тре­тьего тома «Капи­тала» мно­же­ство эко­но­ми­стов усо­мни­лись в пред­ла­га­е­мом Марк­сом реше­нии про­блемы обра­зо­ва­ния общей (сред­ней) нормы при­были. Так, прак­ти­че­ски сразу вышла кри­тика Карла Лориа, кото­рый обви­нял Маркса в пол­ном тео­ре­ти­че­ском банк­рот­стве6 , а в 1896 году — зна­ме­ни­тая работа Бём-​Баверка «К завер­ше­нию марк­сист­ской системы»7 . Работа Лориа хоть и была удо­сто­ена ответа от Энгельса, но была прак­ти­че­ски сразу же забыта. Кри­тика Бём-​Баверка же ока­за­лась довольно попу­ляр­ной, выдер­жала два изда­ния и даже была пере­ве­дена на рус­ский язык. Однако она, как и работа Лориа, нико­гда не пред­став­ляла серьёз­ной опас­но­сти для тео­рии Маркса и раз­би­ва­лась любым, кто вдум­чиво и пол­но­стью про­чи­тал «Капи­тал». Бём-​Баверк пока­зал крайне сла­бое пони­ма­ние марк­сист­ской тео­рии, посто­янно путал сто­и­мость с ценой, потре­би­тель­ную сто­и­мость со сто­и­мо­стью и про­дви­гал аль­тер­на­тив­ную Марк­со­вой субъ­ек­тив­ную тео­рию. Послед­няя же и по сей день явля­ется крайне неудо­вле­тво­ри­тель­ной, пред­став­ляя собой череду неле­пых тав­то­ло­ги­че­ских объ­яс­не­ний, скры­ва­ю­щих тео­ре­ти­че­ское банк­рот­ство её авто­ров. (см. кри­тику Рудольфа Гиль­фер­динга8 ). Поэтому мы не будем оста­нав­ли­ваться на этих рабо­тах, а перей­дём к тому, что стало дей­стви­тель­ным «про­кля­тьем» марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии на более чем 100 лет, а именно к так назы­ва­е­мой «про­блеме транс­фор­ма­ции» сто­и­мо­сти в цену производства.

Как известно, марк­сист­ская поли­ти­че­ская эко­но­мия постро­ена на тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Согласно этой тео­рии, труд явля­ется един­ствен­ным источ­ни­ком сто­и­мо­сти това­ров. Однако, как известно, капи­талы раз­лич­ных сфер про­из­вод­ства отли­ча­ются друг от друга своим орга­ни­че­ским соста­вом, то есть отно­ше­нием посто­ян­ного капи­тала (с) к пере­мен­ному (v). Иначе говоря, раз­ные капи­та­ли­сты тра­тят деньги на сред­ства про­из­вод­ства и рабо­чую силу в неоди­на­ко­вом соот­но­ше­нии: на одном про­из­вод­стве в рабо­чих вкла­ды­ва­ется гораздо больше по отно­ше­нию к сред­ствам про­из­вод­ства, в дру­гом — гораздо меньше. 

Однако, исходя из тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти, капи­талы с раз­ным орга­ни­че­ским соста­вом (мы берём рав­но­ве­ли­кие по сто­и­мо­стям капи­талы) должны давать раз­лич­ные коли­че­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (m), что должно при­во­дить к обра­зо­ва­нию раз­лич­ных норм при­были. Напри­мер, если норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти равна 100%, а капи­тал пер­вого пред­при­ни­ма­теля имеет струк­туру 80с + 20v, а вто­рого — 60с + 40v, то полу­чится, что про­дукт пер­вого будет сто­ить 80с + 20v + 20m = 120, а вто­рого — 60c + 40v + 40m = 140. Норма при­были у пер­вого капи­та­ли­ста в этом слу­чае будет равна p` = 20m ÷ (80c + 20v) ⋅ 100% = 20%, у вто­рого — p` = 40m ÷ (60c + 40v) ⋅ 100% = 40%.

Таким обра­зом, капи­талы, при­ме­ня­ю­щие боль­шее коли­че­ство живого труда, должны были бы извле­кать боль­шее коли­че­ство при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, что выра­зи­лось бы в боль­шей норме прибыли. 

Однако уже со вре­мён Адама Смита и Давида Рикардо пред­по­ла­га­лось, что из-​за нерав­ной выгоды у пред­при­ни­ма­те­лей в раз­лич­ных сфе­рах про­из­вод­ства капи­талы из менее при­быль­ных сфер будут пере­те­кать в сферы с более высо­кой нор­мой при­были. В отрас­лях, где кон­ку­рен­ция бла­го­даря этому ока­зы­ва­ется выше, норма при­были падает. Там, где кон­ку­рен­ция ста­но­вится ниже, норма при­были рас­тёт. Так про­ис­хо­дит до тех пор, пока бла­го­даря кон­ку­рен­ции в каж­дой из сфер нормы при­были в них не вырав­ня­ются. При­знаки этого про­цесса пере­те­ка­ния в реаль­ной эко­но­мике мы рас­смот­рим в конце нашей работы. 

«Когда капи­талы мно­гих бога­тых куп­цов вкла­ды­ва­ются в одну и ту же отрасль тор­говли, их вза­им­ная кон­ку­рен­ция, есте­ственно, ведёт к пони­же­нию их при­бы­лей…»9

«Круп­ные капи­талы, вло­жен­ные во все отрасли тор­говли, и боль­шое число кон­ку­рен­тов обык­но­венно умень­шают норму при­были в городе ниже того уровня, какой дер­жится в деревне…»10

«Если каж­дый волен упо­треб­лять свой капи­тал, как ему угодно, то он, конечно, будет искать для него наи­бо­лее выгод­ного при­ме­не­ния; он, есте­ственно, не будет удо­вле­тво­рён при­бы­лью в 10%, если, вло­жив свой капи­тал в дру­гое дело, он может полу­чить при­быль в 15%. Это неуго­мон­ное стрем­ле­ние всех капи­та­ли­стов остав­лять менее при­быль­ное дело для более при­быль­ного создаёт силь­ную тен­ден­цию при­во­дить при­быль всех к одной норме или уста­нав­ли­вать между ними такую про­пор­цию, какая по рас­чёту заин­те­ре­со­ван­ных сто­рон урав­но­ве­ши­вает дей­стви­тель­ные или кажу­щи­еся пре­иму­ще­ства одних перед дру­гими»11 .

Однако этот про­цесс вырав­ни­ва­ния при­бы­лей под­ра­зу­ме­вает откло­не­ние реаль­ных рыноч­ных цен това­ров от их тру­до­вых сто­и­мо­стей под дей­ствием кон­ку­рен­ции. При этом сами откло­не­ния цен от сто­и­мо­стей нельзя назвать слу­чай­ными, так как с уста­нов­ле­нием во всей эко­но­мике общей нормы при­были посто­янно про­ис­хо­дит про­дажа одних това­ров по цене выше сто­и­мо­сти, дру­гих — ниже. Таким обра­зом, воз­никло про­ти­во­ре­чие между тру­до­вой тео­рией сто­и­мо­сти и про­цес­сом вырав­ни­ва­ния норм при­были. Не будем вда­ваться в подроб­но­сти дру­гих про­ти­во­ре­чий, выте­ка­ю­щих из тру­дов Смита и Рикардо, кото­рые раз­ре­шил Маркс, но отме­тим, что дан­ное про­ти­во­ре­чие стало одной из при­чин для даль­ней­шего отказа эко­но­ми­стов от тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти в пользу аль­тер­на­тив­ных теорий.

Карл Маркс поста­вил перед собой задачу пока­зать, что откло­не­ния цен от сто­и­мо­стей воз­ни­кают не вопреки закону сто­и­мо­сти, а как раз на его основе. Однако ни в пер­вом, ни во вто­ром томах «Капи­тала» ответа дано не было. Вме­сто этого уже после смерти Маркса в пре­ди­сло­вии к пер­вому изда­нию вто­рого тома, вышед­шего в 1885 году, Энгельс пред­ло­жил эко­но­ми­стам самим решить эту загадку.

Несмотря на мно­го­чис­лен­ные попытки решить про­блему, никто из эко­но­ми­стов так и не смог дать пол­но­стью пра­виль­ного ответа. В 1894 году наконец-​то выхо­дит в свет дол­го­ждан­ный тре­тий том «Капи­тала». Реше­ние про­блемы пред­ла­га­лось сле­ду­ю­щее (для упро­ще­ния мы пред­по­ло­жим, что посто­ян­ный капи­тал пол­но­стью пере­но­сит свою сто­и­мость на продукт).

Маркс берёт пять рав­но­ве­ли­ких капи­та­лов с раз­лич­ным орга­ни­че­ским стро­е­нием12 . При усло­вии, что норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти равна 100% во всех сфе­рах про­из­вод­ства, полу­ча­ется следующее:

Далее Маркс вычис­ляет сумму посто­ян­ного и пере­мен­ного капи­та­лов и сумму всей про­из­ве­дён­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти: 390C, 110V и 110M. Таким обра­зом, сум­мар­ная сто­и­мость про­из­ве­дён­ного товара рав­ня­ется W = C + V + M = 390 + 110 + 110 = 610, а общая (сред­няя) норма при­были p`общ = M ÷ (C + V) ⋅ 100 = 110 ÷ (390 + 110) ⋅ 100% = 22%.

При этом Маркс вычис­ляет так назы­ва­е­мый капи­тал сред­него орга­ни­че­ского состава. В дан­ном слу­чае он равен
Kср = (390 ÷ 5)c + (110 ÷ 5)v = 78c + 22v = 100. Как нетрудно заме­тить, только для этого капи­тала норма при­были будет равна общей p`общ = 22%, а сто­и­мость его про­дукта будет рав­няться Wср = 78c + 22v + 22m = 122.

По тео­рии Маркса, каж­дый из суще­ству­ю­щих в обще­стве капи­та­лов пред­став­ляет собой часть еди­ного сово­куп­ного обще­ствен­ного капи­тала (в нашем слу­чае K = 500). Заме­тим, кор­ректно гово­рить именно так, а не наобо­рот, что еди­ный сово­куп­ный обще­ствен­ный капи­тал пред­став­ляет собой сумму отдель­ных част­ных капи­та­лов. Подроб­нее этот важ­ный момент, напря­мую сле­ду­ю­щий из диа­лек­ти­че­ской логики Маркса, рас­кроем позднее.

Маркс пишет, что путём пере­тока при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из одной сферы в дру­гую про­ис­хо­дит откло­не­ние цен от сто­и­мо­стей так, что капи­талы с более высо­ким орга­ни­че­ским соста­вом про­дают товары по ценам выше их сто­и­мо­стей, а с низ­ким орга­ни­че­ским соста­вом — по ценам ниже их сто­и­мо­стей. При сохра­ня­ю­щейся норме при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в 100% мы полу­чаем следующее:

Мы видим: несмотря на то, что во всех сфе­рах идёт откло­не­ние цен от сто­и­мо­стей, сум­марно все эти откло­не­ния урав­но­ве­ши­вают друг друга. Таким обра­зом, в целой эко­но­мике сумма создан­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти рав­ня­ется сумме полу­чен­ной всеми капи­та­ли­стами при­были. При этом сум­мар­ная сто­и­мость создан­ного всем обще­ством про­дукта рав­ня­ется сумме цен всех товаров.

Закон сто­и­мо­сти в дан­ном слу­чае не нару­ша­ется: тут про­сто идёт пере­нос частей при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из одних сфер про­из­вод­ства в дру­гие. Про­ис­хо­дит это из-​за того, что капи­та­ли­сты в поис­ках более высо­ких при­бы­лей пере­ме­щают свои капи­талы в те сферы, где норма при­были выше. Это при­во­дит к уси­ле­нию кон­ку­рен­ции в этих сфе­рах с после­ду­ю­щим паде­нием цен това­ров и, сле­до­ва­тельно, норм при­были до сред­ней. В сфе­рах, из кото­рых капи­талы ухо­дят, наобо­рот, про­ис­хо­дит сни­же­ние кон­ку­рен­ции с после­ду­ю­щим повы­ше­нием цен и норм при­были до сред­ней. Лишь капи­талы со сред­ним орга­ни­че­ским стро­е­нием про­дают товары по ценам, рав­ным стоимостям.

Эти цены, рав­ные сумме издер­жек про­из­вод­ства (того, что капи­та­лист вло­жил в про­из­вод­ство) и сред­ней при­были, Маркс назвал ценами про­из­вод­ства. Вычис­ля­ются они по фор­муле PPi = ci + vi + p`общ ⋅ (ci + vi), где i — сфера про­из­вод­ства, в кото­рой при­ме­ня­ется тот или иной капитал.

На пер­вый взгляд всё каза­лось логич­ным, понят­ным и непро­ти­во­ре­чи­вым. Но вскоре появи­лась кри­тика, кото­рая пока­за­лась всем сокру­ши­тель­ной настолько, что даже неко­то­рые из сим­па­ти­зи­ро­вав­ших марк­сизму иссле­до­ва­те­лей под её вли­я­нием решили отбро­сить тео­рию Маркса.

«Проблема трансформации» до Борткевича

Мы не будем обсуж­дать раз­лич­ные трак­товки, кото­рые дава­лись кате­го­риям «сто­и­мость» и «цена про­из­вод­ства» после выхода тре­тьего тома Конра­дом Шмид­том, Вер­не­ром Зомбар­том и их оппо­нен­том Фри­дри­хом Энгель­сом, а сразу перей­дём непо­сред­ственно к про­блеме трансформации.

Наи­бо­лее часто, когда речь захо­дит о про­блеме транс­фор­ма­ции, вспо­ми­на­ется имя Лади­слава Оси­по­вича (Вла­ди­слава Иоси­фо­вича) Борт­ке­вича. Однако стоит отме­тить, что Борт­ке­вич не был пер­вым, кто заме­тил эту «про­блему» у Маркса. Так, согласно, Говарду и Кингу, ещё до Борт­ке­вича Вольф­ганг Мюльп­форт (Wolfgang Mühlpfort) при­шёл к схо­жему мате­ма­ти­че­скому реше­нию13

Помимо этого, неко­то­рые авторы при­дают осо­бое зна­че­ния работе Вла­ди­мира Кар­по­вича Дмит­ри­ева14 . На наш же взгляд, вклад Дмит­ри­ева в поста­новку самой про­блемы не такой зна­чи­тель­ный. Увле­чён­ный пре­иму­ще­ственно при­ме­не­нием мате­ма­тики в эко­но­мике, Дмит­риев в боль­шей сте­пени инте­ре­со­вался постро­е­нием фор­ма­ли­зо­ван­ных мате­ма­ти­че­ских систем. Более того, будучи при­вер­жен­цем Рикардо, Вла­ди­мир Кар­по­вич сде­лал боль­ший упор именно на его тео­рию и в зна­чи­тельно мень­шей сте­пени уде­лил вни­ма­ние тео­рии Маркса. И хотя он отме­тил, что для про­из­вод­ства капи­тала все­гда тре­бу­ется капи­тал — а это озна­чало, что затраты на посто­ян­ный и пере­мен­ный капи­тал должны быть выра­жены в ценах, — самой про­блемы транс­фор­ма­ции он всё-​таки не сфор­му­ли­ро­вал. Однако его мате­ма­ти­че­ские постро­е­ния ока­за­лись близки к буду­щим моде­лям Леон­тьева и Сраффы, при­ме­ня­е­мым неко­то­рыми иссле­до­ва­те­лями для реше­ния «про­блемы транс­фор­ма­ции». Более того, как и в модели Сраффы, у Дмит­ри­ева вполне воз­можно полу­че­ние при­были капи­та­ли­стами даже в гипо­те­ти­че­ском пол­но­стью авто­ма­ти­зи­ро­ван­ном обще­стве, где не при­ме­ня­ется живой труд, чего в марк­сист­ской тео­рии быть не может.

Особо стоит отме­тить дру­гого рус­ского эко­но­ми­ста Миха­ила Ива­но­вича Туган-​Барановского. Что харак­терно, он, как и Дмит­риев, также пытался соеди­нить тру­до­вую тео­рию сто­и­мо­сти с тео­рией пре­дель­ной полез­но­сти в связи с «про­ти­во­ре­чи­ями», кото­рые он обна­ру­жил у Маркса и дру­гих сто­рон­ни­ков тру­до­вой тео­рии стоимости.

Туган-​Барановский пытался опро­верг­нуть закон при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в своей работе «Тео­ре­ти­че­ские основы марк­сизма»15 (пер­вое изда­ние вышло в 1905 году). Мы не будем подробно и цели­ком рас­смат­ри­вать его работу, так как она в боль­шей сте­пени пред­став­ляет исто­ри­че­ский инте­рес. Отме­тим только, что Михаил Ива­но­вич хоть и пока­зы­вает осве­дом­лён­ность во мно­гих вопро­сах поли­ти­че­ской эко­но­мии, но, на наш взгляд, всё же оста­ётся довольно поверх­ност­ным эко­но­ми­стом. Особо стоит акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние на пол­ном непо­ни­ма­нии им тео­рии Маркса, кото­рое дошло до того, что он местами сме­ши­вает её с тео­рией Род­бер­туса, назы­вая это «абсо­лют­ной тру­до­вой тео­рией Родбертуса-​Маркса», хотя любому све­ду­щему чело­веку оче­видны отли­чия между этими тео­ри­ями. Однако это не отно­сится непо­сред­ственно к теме нашей работы, поэтому сосре­до­то­чимся на про­блеме трансформации.

Туган-​Барановский берёт схему про­стого про­из­вод­ства Маркса, но выра­жает всё сразу в ценах (!) сле­ду­ю­щим образом:

I. Про­из­вод­ство средств про­из­вод­ства
180с + 60р + 60п = 300
II. Про­из­вод­ство пред­ме­тов потреб­ле­ния рабо­чего класса
80с + 80р + 40п = 200
III. Про­из­вод­ство пред­ме­тов потреб­ле­ния капи­та­ли­сти­че­ского класса
40с + 60р + 25п = 125

Как с он обо­зна­чил денеж­ные цены средств про­из­вод­ства, как р — зар­плату рабо­чих, как п — при­быль капи­та­ли­стов (всё выра­жено в руб­лях). При этом сами цифры взяты про­из­вольно и могут выра­жать сотни, тысячи или мил­ли­оны руб­лей. Как видно, орга­ни­че­ское стро­е­ние капи­та­лов во всех отрас­лях раз­лич­ное, однако норма при­были в каж­дой из отрас­лей оди­на­ко­вая и равна 25%.

Отме­тим, что цены сI + cII + cIII равны ценам про­дукта отрасли I, цены
рI + рII + рIII равны ценам про­дукта отрасли II, а цены пI + пII + пIII равны ценам про­дукта отрасли III.

Далее Туган-​Барановский про­из­во­дит «обрат­ное» пре­об­ра­зо­ва­ние из цен в сто­и­мо­сти. Он про­из­вольно пред­по­ла­гает, что в пер­вом отделе еже­годно занято 150 тысяч рабо­чих. Они с помо­щью средств про­из­вод­ства ценой в 180 мил­ли­о­нов руб­лей изго­тав­ли­вают про­дукт ценой в 300 мил­ли­о­нов руб­лей. Он обо­зна­чает тру­до­вую сто­и­мость про­дукта всей отрасли I через х. Но так как отрасль I, про­из­ведя товар ценой 300 млн. руб­лей, сама же потреб­ляет часть этого товара ценой 180 млн. руб­лей, то тру­до­вая сто­и­мость средств про­из­вод­ства, потреб­ля­е­мых самой же отрас­лью I, равна (180 млн ÷ 300 млн)х. Из этого он выво­дит сле­ду­ю­щее уравнение:

(180⁄300)х + 150 тысяч рабо­чих годов = х

Из этого он полу­чает х рав­ным 375 тыся­чам рабо­чих годов.

Далее путём эле­мен­тар­ных мате­ма­ти­че­ских опе­ра­ций Туган-​Барановский выво­дит сто­и­мо­сти всех эле­мен­тов про­из­вод­ства во всех отраслях:

I. Про­из­вод­ство средств про­из­вод­ства
225с + 90р + 60п = 375
II. Про­из­вод­ство пред­ме­тов потреб­ле­ния рабо­чего класса
100с + 120р + 80п = 300
III. Про­из­вод­ство пред­ме­тов потреб­ле­ния капи­та­ли­сти­че­ского класса
50с + 90р + 60п = 200

В этой схеме числа выра­жают тру­до­вые сто­и­мо­сти в тыся­чах рабо­чих годов, при этом норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти рав­ня­ется 66,6%. Сразу бро­са­ется в глаза то, что сумма сто­и­мо­стей 375 + 300 + 200 = 875 не равна сумме цен 300 + 200 + 125 = 625, а сумма при­ба­воч­ных сто­и­мо­стей 60 + 80 + 60 = 200 не равна сумме при­бы­лей 60 + 40 + 25 = 125.

И хотя, как в преды­ду­щем слу­чае, сто­и­мо­сти сI + cII + cIII равны сто­и­мо­стям про­дукта отрасли I, сто­и­мо­сти рI + рII + рIII равны сто­и­мо­стям про­дукта отрасли II, а сто­и­мо­сти пI + пII + пIII равны сто­и­мо­стям про­дукта отрасли III, Туган-​Барановский отме­чает, что при срав­не­нии этих двух схем про­из­вод­ства ста­но­вится оче­видно, что все отно­ше­ния рас­пре­де­ле­ния изме­ня­ются при пере­ходе от цен к сто­и­мо­стям. Пере­мен­ный капи­тал в пер­вом слу­чае состав­лял 32% цены всего обще­ствен­ного про­дукта, но при пере­ходе на сто­и­мост­ное исчис­ле­ние он уже состав­ляет 34% сто­и­мо­сти всего про­дукта. Про­цент при­были, под­счи­тан­ный по ценам, был 25% (ко всему капи­талу), а при пере­ходе к сто­и­мост­ному исчис­ле­нию стал 30%.

Таким обра­зом, норма при­были на капи­тал ста­но­вится иной при пере­ходе от цен к сто­и­мо­сти. При этом Туган-​Барановский под­чёр­ки­вает, что капи­та­ли­сты не вычис­ляют свои доходы в сто­и­мо­стях и ори­ен­ти­ру­ются на цены, выра­жен­ные в день­гах, так как на рынке всё пред­став­лено именно в денеж­ных ценах. Тем самым он пред­вос­хи­щает буду­щий аргу­мент Сти­д­мена16 , о чём мы пого­во­рим далее. Сле­до­ва­тельно, по мне­нию Туган-​Барановского, при­ба­воч­ная сто­и­мость столь же мало уста­нав­ли­вает сред­ний обще­ствен­ный про­цент при­были, как и нормы при­были отдель­ных капи­та­ли­стов в отдель­ных отрас­лях производства.

Как мы видим, хотя Туган-​Барановский и подо­шёл к фор­му­ли­ровке про­блемы транс­фор­ма­ции вплот­ную, он всё же сде­лал это некор­ректно. Он начал свой ана­лиз напря­мую с цен, хотя дол­жен был начать со сто­и­мо­стей, чего тре­бо­вала логика «Капи­тала» Маркса, выво­дя­щая цены из сто­и­мо­стей, но не наобо­рот. Однако, несмотря на это, Туган-​Барановский верно заме­тил, что капи­та­ли­сты во всех своих покуп­ках и рас­чё­тах исполь­зуют цено­вые, а не сто­и­мост­ные пока­за­тели. Сле­до­ва­тельно, все вход­ные затраты должны быть запи­саны в ценах. Подроб­нее мы это обсу­дим, когда будем рас­смат­ри­вать наши соб­ствен­ные при­меры про­стого вос­про­из­вод­ства, пред­став­лен­ные в ценах.

Борткевич и «проблема трансформации»

Из выше­из­ло­жен­ного видно, что суть «про­блемы транс­фор­ма­ции» заклю­ча­ется в том, что в тре­тьем томе «Капи­тала» Маркс якобы не пре­об­ра­зо­вал вход­ные сто­и­мо­сти средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы в цены, транс­фор­ми­ро­вав в цены про­из­вод­ства лишь сто­и­мо­сти полу­чен­ных на выходе това­ров. При этом, как известно, капи­та­ли­сты и рабо­чие при покупке това­ров на рынке опе­ри­руют ценами, а не сто­и­мо­стями. А зна­чит, все дан­ные в левой поло­вине каж­дого урав­не­ния тоже должны быть пре­об­ра­зо­ваны в цены производства.

Хотя Туган-​Барановский в своей работе пред­ста­вил как цено­вой, так и сто­и­мост­ной вари­анты про­стого вос­про­из­вод­ства, сде­лал он это некор­ректно, а сама про­це­дура транс­фор­ма­ции у него была обрат­ной — у него она шла от цены к стоимости. 

Пер­вым, кто фор­ма­ли­зо­вал «про­блему транс­фор­ма­ции» и попы­тался мате­ма­ти­че­ски её раз­ре­шить, был Лади­слав Оси­по­вич Борт­ке­вич. Именно в его фор­ма­ли­зо­ван­ном вари­анте «про­блема транс­фор­ма­ции» при­об­рела извест­ность в широ­ких кру­гах эко­но­ми­стов, полу­чив в даль­ней­шем назва­ние «стан­дарт­ная интер­пре­та­ция». Рабо­тая в рам­ках этой интер­пре­та­ции, раз­лич­ные авторы лишь незна­чи­тельно моди­фи­ци­ро­вали те или иные урав­не­ния, при­ме­няя либо пря­мой, либо ите­ра­ци­он­ный методы реше­ния систем линей­ных алгеб­ра­и­че­ских урав­не­ний. Но в итоге всё сво­ди­лось к одному и тому же резуль­тату: либо сово­куп­ная сто­и­мость не рав­ня­лась сумме цен, либо сово­куп­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость не рав­ня­лась сумме прибылей. 

В даль­ней­шем появи­лись раз­лич­ные новые интер­пре­та­ции этой про­блемы. Их мы пока оста­вим в сто­роне, чтобы скон­цен­три­ро­ваться на пер­во­на­чаль­ной поста­новке про­блемы, дан­ной Борт­ке­ви­чем. Чтобы пол­нее пред­ста­вить суть дела, мы рас­смот­рим две зна­ме­ни­тые ста­тьи Борт­ке­вича, опуб­ли­ко­ван­ные в 1907 году.

Статья первая «Value and price in the Marxian system»

В пер­вой ста­тье «Value and price in the Marxian system»17

Борт­ке­вич при­во­дит чис­лен­ные при­меры (Таб­лицы 3, 4), кото­рые отли­ча­ются от при­ве­дён­ных нами в таб­ли­цах 1 и 2 лишь тем, что в его слу­чае потреб­ля­ется не весь посто­ян­ный капи­тал, а только его часть:

Борт­ке­вич пред­по­ла­гает, что про­дук­ция сфер про­из­вод­ства I и V идёт на лич­ное потреб­ле­ние рабо­чего класса, про­дук­ция сферы II — на лич­ное потреб­ле­ние капи­та­ли­стов, а про­дук­ция сфер III и IV пред­став­ляет собой сред­ства производства.

Как мы видим, до пре­об­ра­зо­ва­ния сто­и­мо­стей в цены про­из­вод­ства пол­но­стью выпол­ня­лись все усло­вия про­стого вос­про­из­вод­ства. Весь пере­мен­ный капи­тал (110V) был равен сто­и­мо­сти про­дук­ции сфер I и V (110). Вся при­ба­воч­ная сто­и­мость (110M) была равна сумме сто­и­мо­стей това­ров сферы II (110). Весь потреб­лён­ный посто­ян­ный капи­тал (202C) был равен сто­и­мо­сти про­из­ве­дён­ных в сфе­рах III и IV средств про­из­вод­ства (202).

Однако после пре­об­ра­зо­ва­ния сто­и­мо­стей в цены про­из­вод­ства ока­зы­ва­ется, что сум­мар­ная цена пред­ме­тов потреб­ле­ния, про­из­ве­дён­ных в сфе­рах I и V, воз­росла по срав­не­нию со сто­и­мо­стью со 110 до 129. Сум­мар­ная цена това­ров, про­из­ве­дён­ных в сфере II и потреб­ля­е­мых капи­та­ли­стами, упала до со 110 до 102. Цена средств про­из­вод­ства также упала с 202 до 191. И, хотя равен­ство суммы цен и суммы сто­и­мо­стей не нару­шено, про­изо­шло нару­ше­ние усло­вий про­стого вос­про­из­вод­ства: теперь рабо­чие не могут купить все товары, кото­рые необ­хо­димы им для жизни. Капи­та­ли­сты сфер I и V, в свою оче­редь, не могут про­дать эти товары.

Из этого Борт­ке­вич сде­лал вывод, что тео­рия Маркса содер­жит внут­рен­нее про­ти­во­ре­чие, кото­рое должно быть устра­нено путём пре­об­ра­зо­ва­ния сто­и­мо­стей в цены про­из­вод­ства на входе. При этом, по его мне­нию, сам Маркс якобы осо­зна­вал эту про­блему. В под­твер­жде­ние своих слов Борт­ке­вич при­во­дит цитату из тре­тьего тома «Капи­тала»:

«Мало того, что цена про­дукта, про­из­ве­дён­ного, напри­мер, капи­та­лом В, откло­ня­ется от его сто­и­мо­сти, так как при­ба­воч­ная сто­и­мость, реа­ли­зо­ван­ная в В, может быть больше или меньше, чем при­быль, при­со­еди­нен­ная к цене про­дук­тов В, — то же самое обсто­я­тель­ство сохра­няет свою силу и по отно­ше­нию к това­рам, кото­рые обра­зуют посто­ян­ную часть капи­тала В, а кос­венно — в каче­стве жиз­нен­ных средств рабо­чих — и пере­мен­ную его часть. Что каса­ется посто­ян­ной части, то она сама равна издерж­кам про­из­вод­ства плюс при­ба­воч­ная сто­и­мость, т. е. в дан­ном слу­чае равна издерж­кам про­из­вод­ства плюс при­быль, а эта при­быль, в свою оче­редь, может быть больше или меньше, чем та при­ба­воч­ная сто­и­мость, место кото­рой она засту­пает. Что каса­ется пере­мен­ного капи­тала, то хотя днев­ная зара­бот­ная плата в сред­нем все­гда равна новой сто­и­мо­сти, создан­ной в тече­ние того коли­че­ства часов, кото­рое рабо­чий дол­жен рабо­тать для того, чтобы про­из­ве­сти необ­хо­ди­мые жиз­нен­ные сред­ства, однако само это коли­че­ство часов, в свою оче­редь, непо­сто­янно в силу того, что цены про­из­вод­ства необ­хо­ди­мых жиз­нен­ных средств откло­ня­ются от их сто­и­мо­стей. Все это раз­ре­ша­ется, однако, бла­го­даря тому, что в один товар при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти вхо­дит на столько больше, на сколько ее недо­стает в дру­гом, а сле­до­ва­тельно, откло­не­ния от сто­и­мо­сти, заклю­ча­ю­щи­еся в ценах про­из­вод­ства това­ров, вза­имно уни­что­жа­ются. Вообще при капи­та­ли­сти­че­ском про­из­вод­стве общие законы осу­ществ­ля­ются весьма запу­тан­ным и при­бли­зи­тель­ным обра­зом, лишь как гос­под­ству­ю­щая тен­ден­ция, как неко­то­рая нико­гда твердо не уста­нав­ли­ва­ю­ща­яся сред­няя посто­ян­ных коле­ба­ний»18 .

Борт­ке­вич решил, что Марк­сово реше­ние непол­ное: Маркс про­шёл лишь пол­пути, отка­зав­шись от даль­ней­шего пол­ного пре­об­ра­зо­ва­ния. Борт­ке­вич кате­го­рично заявил, что Маркс осо­зна­вал, что базо­вые цифры в таб­лице также должны быть выра­жены в ценах про­из­вод­ства. Однако Маркс, по мне­нию Борт­ке­вича, вме­сто при­ве­де­ния пол­ного реше­ния во вто­рой поло­вине при­ве­дён­ной цитаты пыта­ется спа­сти свою тео­рию тем, что, «во-​первых, рас­хож­де­ния цен ком­пен­си­руют друг друга; и, во-​вторых, капи­та­ли­сти­че­ская эко­но­мика — это область, где стро­гие законы нико­гда не имеют неоспо­ри­мой точ­но­сти («…strict laws never have an undisputed validity»)»

Трак­товку этой цитаты Борт­ке­ви­чем мы обсу­дим далее, а пока рас­смот­рим, какие ещё про­блемы он обна­ру­жил и как он в итоге попы­тался испра­вить «ошибку» Маркса. Именно его реше­ние «про­блемы транс­фор­ма­ции» стало осно­вой стан­дарт­ной интер­пре­та­ции Марк­со­вой тео­рии, в рам­ках кото­рой боль­шин­ство эко­но­ми­стов пыта­лось решить эту про­блему. Забе­гая впе­рёд, отме­тим, что именно непо­ни­ма­ние сути Марк­со­вой тео­рии не поз­во­лило Борт­ке­вичу пра­вильно сфор­му­ли­ро­вать мате­ма­ти­че­ские уравнения. 

Далее Борт­ке­вич обо­зна­чает бук­вой G товар, кото­рый слу­жит мерой сто­и­мо­сти и цены (не будем здесь обсуж­дать, насколько некор­ректно гово­рить о «мере цены», так как это понятно даже поверх­ност­ным иссле­до­ва­те­лям «Капи­тала»). 

Числа 90 и 92 пред­став­ляют выход­ные сто­и­мость и цену сово­куп­ного товара сферы I соот­вет­ственно. Так как товар G слу­жит мерой сто­и­мо­сти и цены, то товар сферы I дол­жен обме­ни­ваться на товар G в соот­вет­ству­ю­щей про­пор­ции: либо на 90 еди­ниц товара G, если идёт обмен по сто­и­мо­сти, либо на 92 еди­ницы — если по цене.

Борт­ке­вич про­дол­жает. Он гово­рит, что это изме­не­ние про­пор­ции обмена зави­сит от орга­ни­че­ского стро­е­ния капи­тала I, однако это ещё не всё, так как про­пор­ция, в кото­рой обме­ни­ва­ется товар I на товар G, также должна зави­сеть от орга­ни­че­ского стро­е­ния капи­тала, про­из­во­дя­щего товар G. Если этот капи­тал имеет низ­кое орга­ни­че­ское стро­е­ние, то, по логике Борт­ке­вича, его цена (!) должна также откло­ниться от сто­и­мо­сти вниз. Это озна­чает, что дру­гие товары при пере­ходе от сто­и­мост­ного исчис­ле­ния в цено­вое должны были бы начать обме­ни­ваться на боль­шее коли­че­ство еди­ниц товара G (так как цена товара G упала). Но так как товар G явля­ется мерой сто­и­мо­сти, иначе говоря, день­гами, то выхо­дит, что сумма цен всех това­ров должна стать больше суммы их сто­и­мо­стей. И наобо­рот, если орга­ни­че­ский состав капи­тала G высо­кий, то цена (!) его товара должна откло­ниться от сто­и­мо­сти вверх, а зна­чит, все дру­гие товары будут обме­ни­ваться на мень­шее коли­че­ство товар­ных еди­ниц G, сле­до­ва­тельно, сумма цен всех това­ров ста­нет меньше суммы их стоимостей.

Откро­венно говоря, Борт­ке­вич пока­зал абсо­лютно невер­ное пони­ма­ние тео­рии Маркса, что при вни­ма­тель­ном рас­смот­ре­нии будет оче­видно даже нович­кам, изу­ча­ю­щим «Капи­тал». Даже если не при­ди­раться к фор­му­ли­ровке «мера сто­и­мо­сти и цены», у Борт­ке­вича полу­ча­ется, что деньги имеют цену (обра­тите вни­ма­ние, под­ра­зу­ме­ва­ются золо­тые деньги)! Почему сам Борт­ке­вич не видел своей ошибки, непо­нятно. Ведь по его логике полу­ча­ется, что при откло­не­нии цены рубля один рубль дол­жен оце­ни­ваться в 50 копеек или, наобо­рот, в 2 рубля. То, что, в соот­вет­ствии с тео­рией Маркса, у денег не может быть ника­кой цены, Борт­ке­вича не сму­тило. Но об этом мы пого­во­рим подроб­нее в сле­ду­ю­щих гла­вах нашей работы.

Борт­ке­вич, не поняв ничего в тео­рии Маркса, заяв­ляет, что сумма всех цен не рав­ня­ется сумме всех сто­и­мо­стей. При этом откло­не­ния цены от сто­и­мо­сти денег не будет лишь в том слу­чае, если капи­тал G будет сред­него орга­ни­че­ского стро­е­ния, что тре­бует дока­за­тельств, кото­рые Маркс не предоставил.

Таким обра­зом, по мне­нию Борт­ке­вича, тео­рия Маркса пол­но­стью несо­сто­я­тельна и содер­жит внут­рен­ние логи­че­ские про­ти­во­ре­чия. Он гово­рит, что подоб­ные про­ти­во­ре­чия в тео­рии Маркса вынуж­дают нас отка­заться от попытки выве­де­ния цен и при­были из сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Однако одно­вре­менно с этим он счи­тает, что такой метод «двой­ного» рас­чёта в эко­но­мике всё-​таки нельзя отбра­сы­вать сразу, так как он может ока­заться полез­ным в неко­то­рых тео­ре­ти­че­ских постро­е­ниях, но для исполь­зо­ва­ния его надо модифицировать.

Борт­ке­вич запи­сы­вает фор­мулу сто­и­мо­сти товара в сле­ду­ю­щем виде (для облег­че­ния обра­ще­ния чита­те­лей к пер­во­ис­точ­нику нуме­ра­цию фор­мул даём в соот­вет­ствии с его статьёй):

(7) w = Al + rAl

где w — сто­и­мость опре­де­лён­ного коли­че­ства товара, A — коли­че­ство труда, заклю­чён­ного в этом товаре (в днях), l — днев­ная зар­плата рабо­чего, r — норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. При этом он ради упро­ще­ния пред­по­ла­гает, что для про­из­вод­ства всех видов това­ров необ­хо­дим оди­на­ко­вый сред­ний труд, за кото­рый каж­дый рабо­чий полу­чает оди­на­ко­вую зарплату.

Борт­ке­вич пока остав­ляет без вни­ма­ния посто­ян­ный капитал.

В фор­муле (7) выно­сим Al за скобки и получаем:

(8) w = (1 + r)lA

Таким обра­зом, мы видим, что сто­и­мость товара прямо про­пор­ци­о­нальна коли­че­ству вло­жен­ного в него труда A, при этом (1 + r)l оста­ются оди­на­ко­выми для всех това­ров. Однако Борт­ке­вич гово­рит нам, что дан­ная фор­мула сама по себе пока не может исполь­зо­ваться для рас­чёта сто­и­мо­сти товара, так как зара­бот­ная плата и норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в ней — неиз­вест­ные величины.

Борт­ке­вич при­ни­мает за коли­че­ство всех видов това­ров, поку­па­е­мых и про­да­ва­е­мых на рынке. Поэтому на основе фор­мулы (8) мы можем пред­ста­вить фор­мулу для под­счёта сто­и­мо­стей всех това­ров на рынке:

Полу­чи­лась система из n урав­не­ний, однако в ней n+2 неиз­вест­ных (то есть r, и все неиз­вест­ные сто­и­мо­сти — wn). Поэтому Борт­ке­вич вво­дит ещё одно урав­не­ние, кото­рое выра­жает сто­и­мость товара, слу­жа­щего день­гами. Этот денеж­ный товар он обо­зна­чает сим­во­лом y:

(10) wy = 1

Как мы видим, Борт­ке­вич, чтобы решить систему, совер­шенно необос­но­ванно опре­де­ляет сто­и­мость еди­ницы товара, слу­жа­щего день­гами, в 1. Да-​да, вы пра­вильно поняли: тот самый иссле­до­ва­тель, кото­рый бук­вально несколько абза­цев назад кри­ти­ко­вал Маркса за то, что он ещё дол­жен дока­зать сред­ний орга­ни­че­ский состав капи­тала, про­из­во­дя­щего денеж­ный товар, сам совер­шенно про­из­воль­ным обра­зом при­ни­мает сто­и­мость еди­ницы денеж­ного товара за 1. 

Далее Борт­ке­вич строит урав­не­ния для опре­де­ле­ния раз­мера зара­бот­ной платы l. Он пред­по­ла­гает, что в потреб­ле­ние рабо­чих вхо­дят опре­де­лён­ные коли­че­ства (μ1, μ2, μ3, … μn) това­ров n, при­чём среди всех това­ров неко­то­рые товары рабо­чими не упо­треб­ля­ются, а зна­чит, их коли­че­ство рав­ня­ется нулю. Сле­до­ва­тельно, зара­бот­ная плата рабо­чего должна опре­де­ляться формулой:

(11) μ1w1 + μ2w2 + … + μnwn = l

Мы полу­чаем систему из n + 2 урав­не­ний с боль­шим коли­че­ством неиз­вест­ных. Вста­вив урав­не­ние (9) в урав­не­ние (11) и вынеся за скобки (1 + r)l, мы полу­чаем следующее:

(12) (1 + r)l(μ1A1 + μ2A2 + … + μnAn) = l

Далее Борт­ке­вич делит обе части урав­не­ния на (1 + r)l, обо­зна­чая при этом 1 ÷ (1 + r) как U:

(13) μ1A1 + μ2A2 + … + μnAn = U

Таким обра­зом, по Борт­ке­вичу, явля­ется не чем иным, как коли­че­ством необ­хо­ди­мого труда, затра­чи­ва­е­мым на вос­про­из­вод­ство рабо­чей силы.

При этом легко заме­тить, что:

(14) (1 + r)U = 1

Из этого Борт­ке­вич выра­жает норму при­ба­воч­ной стоимости:

(15) r = (1 − U) ÷ U

Ска­жите, ува­жа­е­мые чита­тели, вы ещё не заме­тили тут ошибки? Если нет, то не страшно: её не заме­чали на про­тя­же­нии 100 лет веду­щие эко­но­ми­сты мира. Однако уже с самого начала реше­ние Борт­ке­вича содер­жит в себе фун­да­мен­таль­ную ошибку, кото­рая пол­но­стью пере­чёр­ки­вает все даль­ней­шие мате­ма­ти­че­ские выкладки.

Но пока мы про­дол­жим даль­ней­шее рас­смот­ре­ние работы Борт­ке­вича, так как она явля­ется осно­вой всех даль­ней­ших заблуж­де­ний эко­но­ми­стов, пытав­шихся раз­ре­шить «ошибку» Маркса вме­сто нахож­де­ния реаль­ной ошибки у Борткевича.

Борт­ке­вич пыта­ется опре­де­лить вели­чину зара­бот­ной платы путём воз­вра­ще­ния к урав­не­нию (10). Но теперь эту фор­мулу он запи­сы­вает в сле­ду­ю­щем виде:

(1 + r)lAy= 1

Далее Борт­ке­вич делит урав­не­ние на (1 + r)Ay. При этом слева у нас оста­ётся лишь l, а справа 1 ÷ (1 + r)Ay. И так как мы пом­ним, что 1 ÷ (1 + r) = U, то получаем

(16) l = U ÷ Ay

И так как мы уста­но­вили две неиз­вест­ные и l, мы можем их под­ста­вить в урав­не­ние (9) и полу­чить сле­ду­ю­щие урав­не­ния для сто­и­мо­стей каж­дого товара:

(17) w1= A1÷ Ay, w2= A2÷ Ay, … wn= An÷ Ay

Далее Борт­ке­вич обви­няет Маркса в пол­ном незна­нии алгебры (utter ignorance of algebra). В чём же при­чина таких гром­ких заяв­ле­ний? Борт­ке­вич при­во­дит цитаты Маркса о том, что сто­и­мость сама по себе не может быть объ­яс­нена про­стой сум­мой ком­по­нен­тов, её обра­зу­ю­щих, так как это будет, по мне­нию Маркса, про­стым заколь­цо­ван­ным объ­яс­не­нием (тав­то­ло­гией): сто­и­мость состоит из ком­по­нен­тов, вели­чина кото­рых объ­яс­ня­ется сто­и­мо­стью. По мне­нию Борт­ке­вича, ника­кой тав­то­ло­гии, на кото­рую ука­зы­вал Маркс, не суще­ствует, так как фор­мула (7), с кото­рой он начи­нал ана­лиз, уже пред­по­ла­гает то, что сто­и­мость пред­став­ляет собой сумму зара­бот­ной платы и дохода. Он утвер­ждает, что выра­же­ние сто­и­мо­сти това­ров как функ­ции зара­бот­ной платы (9), а затем выра­же­ние зара­бот­ной платы как функ­ции сто­и­мо­сти товара (11) ни в коем слу­чае не явля­ется кру­го­вым рассуждением.

На этом наше тер­пе­ние закан­чи­ва­ется. И если ува­жа­е­мый чита­тель до сих пор не нашёл ошибки, мы ему поможем.

Посмот­рим вни­ма­тельно на началь­ную фор­мулу (7). Для начала опре­де­лимся с раз­мер­но­стью каж­дой из вели­чин. Борт­ке­вич выра­жает труд в днях, зара­бот­ную плату — в услов­ных денеж­ных еди­ни­цах в день (для удоб­ства обо­зна­чим их как рубль/​день), при этом норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти оста­ётся без­раз­мер­ной величиной. 

Таким обра­зом, мы видим, что в урав­не­нии (7) сто­и­мость должна быть выра­жена в денеж­ных еди­ни­цах (руб­лях):

w = a[дней] l[рублей/день] + r[безразмерная вели­чина] a[дней] l[рублей/день] = w рублей

Однако в урав­не­нии (17) мы видим, что сто­и­мость явля­ется без­раз­мер­ной величиной:

w = a[дней] ÷ ay[дней] = [без­раз­мер­ная величина]

Но это про­сто невоз­можно! Как одна и та же вели­чина может изме­ряться в опре­де­лён­ных еди­ни­цах и одно­вре­менно быть без­раз­мер­ной величиной? 

Но на этом мы не оста­но­вимся и пой­дём дальше. Если мы вни­ма­тельно взгля­нем на U, то заме­тим ещё одну несостыковку. 

Обра­тимся к левой части фор­мулы (13). Вполне оче­видно, что сумма μ1A1 + μ2A2+ … + μnAn должна выра­жаться в днях, так как раз­мер­ность An Борт­ке­вич изна­чально уста­но­вил в днях, а μn пока­зы­вает лишь временну́ю долю от раз­лич­ной An либо коли­че­ство еди­ниц товара опре­де­лён­ной сто­и­мо­сти wn. Проще говоря, поло­вина от двух дней труда будет день труда, треть от 30 дней труда — десять дней труда. Однако в пра­вой части урав­не­ния (13) U пред­став­ляет собой 1 ÷ (1 + r), то есть без­раз­мер­ную вели­чину. По логике Борт­ке­вича, 30 дней могут рав­няться 30, но не дням, а про­сто числу 30, так как 1 ÷ (1 + r) не имеет ника­кой раз­мер­но­сти (r — также без­раз­мер­ная вели­чина, озна­ча­ю­щая отно­ше­ние при­ба­воч­ного вре­мени к необ­хо­ди­мому). По такой логике я могу ска­зать, что 10 тет­ра­док рав­ня­ются числу 10, а могу пойти дальше в несо­блю­де­нии раз­мер­но­сти и ска­зать, что 10 тет­ра­док равны 10 яблокам. 

Так, может быть, не Маркс пока­зал пол­ное незна­ние алгебры, а Борт­ке­вич — логики и эко­но­мики? Давайте раз­би­раться, где ошибка.

Обра­тим осо­бое вни­ма­ние на фор­мулу (9) и пере­ход от фор­мулы (11) к (12). Запи­шем их ещё раз.

(11) μ1w1 + μ2w2+ … + μnwn = l

(12) (1 + r)l(μ1A1 + μ2A2+ … + μnAn) = l

Борт­ке­вич утвер­ждает, что из всех пере­мен­ных дано лишь коли­че­ство труда An, при этом у него и сто­и­мость, и зара­бот­ная плата явля­ются неиз­вест­ными, хотя, как мы пока­жем далее, у самого Маркса сто­и­мость не явля­ется неиз­вест­ной. При этом у Борт­ке­вича опять не соблю­да­ется раз­мер­ность: l изме­ря­ется в [рублях/​день], однако в левой части урав­не­ния сумма μ1w1 + μ2w2+ … + μnwn имеет раз­мер­ность в руб­лях. Иначе говоря, x [руб­лей] = x [рублей/​день].

Борт­ке­вич встав­ляет урав­не­ние (9) в урав­не­ние (11) и полу­чает пол­ную бес­смыс­лицу. Левая часть урав­не­ния (1 + r)l(μ1A1 + μ2A2+ … + μnAn) имеет раз­мер­ность в руб­лях [без­раз­мер­ная вели­чина] [рублей/​день][дней] = [руб­лей], при этом пра­вая часть урав­не­ния l изме­ря­ется в [рублей/​день].

Есте­ственно, в даль­ней­шем при сокра­ще­нии обеих частей урав­не­ния на (1 + r)l Борт­ке­вич полу­чает пол­но­стью бес­смыс­лен­ное выра­же­ние: пере­мен­ная, пред­став­лен­ная в днях, рав­ня­ется пере­мен­ной, кото­рая не выра­жа­ется ни в чём. Таким обра­зом, все его мате­ма­ти­че­ские постро­е­ния не имеют ника­кого эко­но­ми­че­ского смысла.

Более наглядно мы можем это пред­ста­вить на понят­ном для всех при­мере фор­мулы прой­ден­ного рас­сто­я­ния: S = v ⋅ t, где S — рас­сто­я­ние в мет­рах, v — ско­рость в м/​с, t — время в секун­дах. Мы видим, что
S [м] = v [м/​с] t [с]. Все раз­мер­но­сти соблю­да­ются, так как изна­чально урав­не­ние состав­лено верно. Мы не можем ска­зать, что прой­ден­ное рас­сто­я­ние рав­ня­ется 23 м/​с, мы гово­рим, что за секунду объ­ект про­шёл 23 метра, а зна­чит его ско­рость 23 м/​с. Оче­видно, что рас­сто­я­ние не есть ско­рость, а ско­рость не есть расстояние.

Нам неловко объ­яс­нять такие эле­мен­тар­ные вещи чита­телю, но, как пока­зала прак­тика, эко­но­ми­сты уровня Борт­ке­вича этого не пони­мают. Если бы физики состав­ляли урав­не­ния в стиле Борт­ке­вича, то в самой пер­вой фор­муле рас­сто­я­ние бы изме­ря­лось в кило­мет­рах, а в самой послед­ней фор­муле рас­сто­я­ние было бы про­сто без­раз­мер­ной величиной.

Борт­ке­вич изна­чально непра­вильно построил урав­не­ния, пыта­ясь опре­де­лить сто­и­мость и зар­плату из ложно постро­ен­ных фор­мул, что в итоге при­вело его к пол­ной бессмыслице:

(17) w1 = A1÷ Ay, w2 = A2÷ Ay, … wn = An÷ Ay,

— где сто­и­мость вообще поте­ряла вся­кую раз­мер­ность, так как коли­че­ство труда, выра­жен­ное в днях, делён­ное на коли­че­ство труда, выра­жен­ного в днях, даёт без­раз­мер­ную величину.

Так почему же Борт­ке­вич при­шёл к такому пара­док­саль­ному реше­нию? Мы не думаем, что Борт­ке­вич спе­ци­ально врал, чтобы выста­вить «Капи­тал» про­ти­во­ре­чи­вой рабо­той. Ско­рее всего, он про­сто не понял тео­рию Маркса, не заме­тил того шага впе­рёд, кото­рый Маркс сде­лал по срав­не­нию с Дави­дом Рикардо и Ада­мом Смитом.

Фор­мула Борт­ке­вича (8) w = (1 + r)lA пока­зы­вает нам, что сто­и­мость товара напря­мую зави­сит от сто­и­мо­сти рабо­чей силы: чем больше сто­и­мость рабо­чей силы — тем больше сто­и­мость товара и наобо­рот. Однако в тео­рии Маркса сто­и­мость товара никак не свя­зана со сто­и­мо­стью рабо­чей силы. Сто­и­мость товара опре­де­ля­ется лишь обще­ственно необ­хо­ди­мым рабо­чим вре­ме­нем, или коли­че­ством абстракт­ного труда, заклю­чён­ного в этом товаре. Иначе говоря, w не зави­сит от l. Напри­мер, если для про­из­вод­ства х това­ров А тре­бу­ется 12 часов, а для про­из­вод­ства у грамм золота также тре­бу­ется 12 часов, то сто­и­мость х това­ров А будет выра­жаться в у грам­мах золота вне зави­си­мо­сти от вели­чины сто­и­мо­сти рабо­чей силы. 

Однако сто­и­мость самой рабо­чей силы зави­сит от сто­и­мо­сти всей суммы това­ров, необ­хо­ди­мых рабо­чему. То есть если рабо­чему доста­точно х ∕ 2 това­ров А для жизни в день, то днев­ную сто­и­мость его рабо­чей силы можно выра­зить в y ∕ 2 грам­мах золота, если доста­точно х ∕ 3 това­ров А — то в y ∕ 3 грам­мах золота. При этом во всех этих слу­чаях сто­и­мость х товара А всё равно будет оста­ваться рав­ной у грам­мам золота.

А что насчёт при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти? При неиз­мен­ной про­дол­жи­тель­но­сти рабо­чего дня при­ба­воч­ная сто­и­мость зави­сит от вели­чины сто­и­мо­сти рабо­чей силы, однако сто­и­мость всё тех же х това­ров А, про­из­ве­дён­ных за эти 12 часов, будет равна сто­и­мо­сти у грам­мов золота. Иначе говоря, при­ба­воч­ная сто­и­мость, как и сто­и­мость рабо­чей силы, никак не вли­яет на сто­и­мость х това­ров А.

Теперь посмот­рим на фор­мулу (7) w = Al + rAl. Согласно ей, сто­и­мость товара не про­сто зави­сит от сто­и­мо­сти рабо­чей силы, она пред­став­лена сум­мой зара­бот­ной платы рабо­чих и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти капи­та­ли­ста. Иначе говоря, Борт­ке­вич не опре­де­ляет сто­и­мость рабо­чей силы и при­ба­воч­ную сто­и­мость капи­та­ли­ста, исходя из сто­и­мо­сти това­ров, а, наобо­рот, опре­де­ляет сто­и­мость товара как сумму неза­ви­си­мых друг от друга вели­чин. Его попытки сде­лать эти вели­чины зави­си­мыми друг от друга тщетны: с такой фор­му­лой он про­сто полу­чает тав­то­ло­гию. Пыта­ясь изло­жить Маркса язы­ком мате­ма­тики, Борт­ке­вич лишь пере­кла­ды­вает на мате­ма­ти­че­ский язык догму Смита, согласно кото­рой сто­и­мость товара пред­став­лена сум­мой зара­бот­ной платы рабо­чих, при­были капи­та­ли­стов и ренты зем­ле­вла­дель­цев. Един­ствен­ное, чего не хва­тает в фор­муле Борт­ке­вича — это рента.

Иро­ния заклю­ча­ется в том, что как раз от этого больше всего предо­сте­ре­гал Маркс в своём труде:

«После того как Смит вна­чале раз­вил тот взгляд, что мено­вая сто­и­мость сво­дится к опре­де­лен­ному коли­че­ству труда и что сто­и­мость, содер­жа­ща­яся в мено­вой сто­и­мо­сти, за выче­том сырья и т. д., рас­па­да­ется на ту часть труда, кото­рая опла­чи­ва­ется рабо­чему, и ту его часть, кото­рая ему не опла­чи­ва­ется, при­чем эта неопла­чи­ва­е­мая часть рас­па­да­ется на при­быль и ренту (а при­быль, в свою оче­редь, может рас­па­даться на при­быль и про­цент), — после этого он вдруг делает кру­той пово­рот и, вме­сто того чтобы раз­ла­гать мено­вую сто­и­мость на зара­бот­ную плату, при­быль и ренту, объ­яв­ляет их, наобо­рот, теми фак­то­рами, кото­рые обра­зуют мено­вую сто­и­мость, застав­ляет их, в каче­стве само­сто­я­тель­ных мено­вых сто­и­мо­стей, обра­зо­вы­вать мено­вую сто­и­мость про­дукта, скла­ды­вает мено­вую сто­и­мость товара из опре­де­ля­е­мых само­сто­я­тельно и неза­ви­симо от нее сто­и­мо­стей зара­бот­ной платы, при­были и ренты. Вме­сто того чтобы сто­и­мость была их источ­ни­ком, они ста­но­вятся источ­ни­ком сто­и­мо­сти
<…>
Смит забы­вает свой более глу­бо­кий взгляд и оста­ется при оши­боч­ном взгляде, почерп­ну­том из поверх­ност­ной види­мо­сти, будто мено­вая сто­и­мость това­ров обра­зу­ется путем сло­же­ния само­сто­я­тельно опре­де­ля­е­мых сто­и­мо­стей зара­бот­ной платы, при­были и ренты. Повсюду борясь про­тив этого взгляда, Рикардо, однако, при­ни­мает осно­ван­ное на нем сме­ше­ние или отож­деств­ле­ние мено­вой сто­и­мо­сти и цены издер­жек, или «есте­ствен­ной цены», име­ю­щее место у А. Смита»
19 .

Таким обра­зом, Борт­ке­вич делает два шага назад от Маркса через Рикардо пря­ми­ком к Адаму Смиту. И здесь воз­ни­кает рито­ри­че­ский вопрос: зачем Маркс так подробно рас­пи­сы­вал основы своей тео­рии и отли­чия её от тео­рии Смита и Рикардо, если все его кри­тики и защит­ники всё это про­сто проигнорировали?

Конечно, можно про­стить Борт­ке­вичу незна­ние тео­рии, кото­рую он кри­ти­кует. Однако как объ­яс­нить тот факт, что он не заме­тил такой неле­пой ошибки с раз­мер­но­стью? Как объ­яс­нить тот факт, что даже име­ни­тые эко­но­ми­сты про­пу­стили эту, мягко говоря, школь­ную ошибку? 

Веро­ятно, дело тут свя­зано с тем, что, если отвлечься от эко­но­ми­че­ских кате­го­рий, сам мате­ма­ти­че­ский аппа­рат в постро­е­ниях Борт­ке­вича не содер­жит оши­бок в рас­чё­тах. Но всё же надо пони­мать: мы зани­ма­емся не абстракт­ными мате­ма­ти­че­скими рас­чё­тами. Каж­дая буква в мате­ма­ти­че­ской фор­муле обо­зна­чает какую-​то кон­крет­ную эко­но­ми­че­скую кате­го­рию, если речь идёт об эко­но­мике, или физи­че­скую вели­чину, если о физике. Ни один физик не будет умно­жать ско­рость на время и полу­чать в резуль­тате метры в секунду или, под­счи­ты­вая плот­ность мате­ри­ала, полу­чать про­сто куби­че­ские сантиметры. 

При негра­мот­ном при­ме­не­нии мате­ма­тика может всё: сло­жить яблони с гру­шами или поде­лить кошку на собаку. Но, как гово­рится, мусор на входе — мусор на выходе. Об этом все­гда надо помнить.

Однако вер­нёмся к Борткевичу.

Закон­чив со сто­и­мо­стью, он пере­хо­дит к ценам, вводя в систему также период обо­рота капи­тала. При этом Борт­ке­вич заме­чает, что цены раз­ных това­ров даже при оди­на­ко­вом орга­ни­че­ском составе капи­та­лов должны отли­чаться, если период обо­рота капи­та­лов будет раз­лич­ным. Но это не было ново­стью для Маркса, так как известно, что он об этом также писал в «Капи­тале». Более того, опуб­ли­ко­ван­ные в послед­нее время на англий­ском и немец­ком язы­ках руко­писи Маркса сви­де­тель­ствуют о том, что он активно зани­мался изу­че­нием раз­лич­ных пери­о­дов обо­рота, что, к сожа­ле­нию, не вошло в финаль­ный вари­ант тре­тьего тома20 .

Разо­брав­шись в том, что Борт­ке­вич изна­чально при­во­дит некор­рект­ные фор­мулы для нахож­де­ния сто­и­мо­сти, мы могли бы пол­но­стью отбро­сить и все даль­ней­шие выкладки на основе цен. Однако, так как про­блема транс­фор­ма­ции полу­чила широ­кую извест­ность именно в фор­му­ли­ровке Борт­ке­вича, мы вынуж­дены обра­титься к его вто­рой ста­тье, вышед­шей в 1907 году, где он пред­ста­вил свою зна­ме­ни­тую попытку испра­вить «ошибку» Маркса на основе схем про­стого вос­про­из­вод­ства21 .

Статья вторая «On the correction of Marx's fundamental theoretical construction in the third volume of Capital»

Взяв за основу схему про­стого вос­про­из­вод­ства из вто­рого тома «Капи­тала», Борт­ке­вич вслед за Туган-​Барановским делит всё обще­ствен­ное про­из­вод­ство на три под­раз­де­ле­ния I, II, III. В пер­вом про­из­во­дятся сред­ства про­из­вод­ства, во вто­ром — товары потреб­ле­ния рабо­чих, в тре­тьем — товары, потреб­ля­е­мые капи­та­ли­стами. Запи­сы­вает он это так (нуме­ра­ция фор­мул идёт в соот­вет­ствии с его статьёй):

(1) с1 + v1 + s1 = c1 + c2 + c3

(2) с2 + v2 + s2 = v1 + v2 + v3

(3) с3 + v3 + s3 = s1 + s2 + s3

где с — посто­ян­ный капи­тал, v — пере­мен­ный капи­тал, s — при­ба­воч­ная сто­и­мость. Общая норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, таким обра­зом, должна быть равной:

r = s1 / v1 = s2 / v2 = s3 / v3

Исходя из этого, урав­не­ния (1), (2) и (3) можно пере­пи­сать в сле­ду­ю­щем виде:

(4) с1 + (1 + r)v1 = c1 + c2 + c3

(5) с2 + (1 + r)v2 = v1 + v2 + v3

(6) с3 + (1 + r)v3 = s1 + s2 + s3

Борт­ке­вич обо­зна­чает заглав­ными бук­вами суммы соот­вет­ству­ю­щих стоимостей:

(7) c1 + c2 + c3 = С

(8) v1 + v2 + v3 = V

(9) s1 + s2 + s3 = S

И запи­сы­вает фор­мулу общей нормы прибыли:

(10) ρ = S / (C + V)

Так как по тео­рии Маркса цена про­из­вод­ства рав­ня­ется сумме издер­жек про­из­вод­ства и сред­ней при­были, Борт­ке­вич пред­став­ляет цены про­из­вод­ства всех трёх отрас­лей эко­но­мики сле­ду­ю­щим образом:

с1 + v1 + ρ(с1 + v1)

с2 + v2 + ρ(с2 + v2)

с3 + v3 + ρ(с3 + v3)

Однако мы видим, что посто­ян­ный и пере­мен­ный капи­талы до сих пор пред­став­лены в сто­и­мо­стях. Чтобы транс­фор­ми­ро­вать их в цены, Борт­ке­вич вво­дит коэф­фи­ци­енты, отоб­ра­жа­ю­щие отно­ше­ние между сто­и­мо­стью и ценой. Для под­раз­де­ле­ния I этот коэф­фи­ци­ент он обо­зна­чает х, для II — y, для III — z.

Таким обра­зом, урав­не­ния (4), (5) и (6) с учё­том фор­мулы общей нормы при­были и соот­вет­ству­ю­щих коэф­фи­ци­ен­тов транс­фор­ми­ру­ются сле­ду­ю­щим образом:

(11) (1 + ρ)(с1х + v1y) = (c1 + c2 + c3

(12) (1 + ρ) (с2х + v2y) = (v1 + v2 + v3)y

(13) (1 + ρ)(с3х + v3y) = (s1 + s2 + s3)z

Как мы видим, Борт­ке­вич полу­чил три урав­не­ния с четырьмя неиз­вест­ными (x, y, z и ρ). Так как Борт­ке­вич при­ни­мает посту­лат Маркса о том, что сумма цен рав­ня­ется сово­куп­ной сто­и­мо­сти про­из­ве­дён­ных това­ров, то он с учё­том урав­не­ний (7), (8) и (9) запи­сы­вает следующее:

(14) Cx + Vy + Sz = C + V + S

Борт­ке­вич совер­шенно про­из­вольно уста­нав­ли­вает зна­че­ние z = 1, то есть про­де­лы­вает то же самое, что и в преды­ду­щей ста­тье со сто­и­мо­стью денеж­ного товара (напом­ним, этот чело­век обви­няет Маркса в необос­но­ван­ных допу­ще­ниях, соот­вет­ствие кото­рых реаль­но­сти надо дока­зать). Как мы уже ска­зали выше, это довольно силь­ная натяжка. Об этом же спра­вед­ливо писал и такой извест­ный эко­но­мист, как Марк Блауг, отме­тив, что в дан­ном слу­чае Борт­ке­вич сде­лал довольно силь­ное допу­ще­ние22 .

Но, допу­стим, это так. 

Далее Борт­ке­вич вво­дит сле­ду­ю­щие обозначения:

v1 / c1 = f1

v2 / c2 = f2

v3 / c3 = f3

1 + v1 + s1) / с1 = g1

2 + v2 + s2) / с2 = g2

3 + v3 + s3) / с3 = g3

1 + ρ = σ

Тогда урав­не­ния (11), (12) и (13) при учёте (1), (2) и (3) могут быть пере­пи­саны сле­ду­ю­щим обра­зом (пом­ним, что z = 1):

(19) σ(x + f1y) = g1x

(20) σ(x + f2y) = g2y

(21) σ(x + f3y) = g3

Иначе говоря, Борт­ке­вич про­сто поде­лил каж­дую из частей урав­не­ний на соот­вет­ству­ю­щий ей cn, чтобы урав­не­ния выгля­дели более ком­пакт­ными и удоб­ными для даль­ней­ших операций.

Из фор­мулы (19) выра­жаем x:

(22) x = (f1yσ) / (g1 − σ)

Под­ста­вив x в урав­не­ние (20), мы полу­чаем обыч­ное квад­рат­ное урав­не­ние отно­си­тельно σ:

(23) (f1 − f22 + (f2g1 + g2)σ − g1g2 = 0

Решив это урав­не­ние отно­си­тельно σ, мы полу­чаем два корня:

Однако только один корень урав­не­ния под­хо­дит усло­виям задачи. Так как каж­дый член урав­не­ния пред­став­лен поло­жи­тель­ной вели­чи­ной, при f1 − f2 > 0 корень σ1 все­гда будет отри­ца­тель­ным, чего не может быть, так как
1 + ρ = σ — поло­жи­тель­ная вели­чина. Теперь пере­пи­шем пер­вый корень σ1 сле­ду­ю­щим образом:

Если f1 − f2 < 0, то зна­ме­на­тель 2(f2 − f1) будет поло­жи­те­лен, а само σ2 будет больше, чем g2 / 2(f2 − f1). При этом неравенство 

все­гда верно при усло­вии, что каж­дый его член – поло­жи­тель­ное число. Это озна­чает, что σ1 > g2 / (f2 − f1) и, сле­до­ва­тельно, σ1 > g2 / f2. Однако из равен­ства (20) сле­дует, что
σ < g2 / f2, что озна­чает, что корень σ1 не под­хо­дит и един­ствен­ным реше­нием урав­не­ния будет корень σ2, кото­рый Борт­ке­вич запи­сы­вает так:

Из урав­не­ний (20) и (21) Борт­ке­вич нахо­дит y:

(26) y = g3 / (g2 + (f3 − f2)σ)

Найдя σ и y, мы можем найти х, исполь­зуя фор­мулу (22).

Далее Борт­ке­вич при­во­дит таб­лицы рас­чё­тов сто­и­мо­стей и цен про­из­вод­ства (номера таб­лиц сле­дуют по нашей нуме­ра­ции, а не по нуме­ра­ции Борткевича).

Исполь­зуя полу­чен­ные фор­мулы для соот­вет­ству­ю­щих коэф­фи­ци­ен­тов, Борт­ке­вич полу­чает цены.

Как мы видим, сумма цен про­из­вод­ства зна­чи­тельно пре­вы­сила сово­куп­ную сто­и­мость. При этом сумма при­бы­лей оста­лась рав­ной сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, что неуди­ви­тельно, так как Борт­ке­вич оста­вил z рав­ным 1.

Борт­ке­вич при­во­дит таб­лицу цен про­из­вод­ства, кото­рую бы при­вёл Маркс (т. е. не пре­об­ра­зует в цены сто­и­мо­сти посто­ян­ного и пере­мен­ного капитала).

Далее в уже свой­ствен­ной ему манере Борт­ке­вич обви­няет Маркса в ошибке. Так, по его мне­нию, Маркс не только непра­вильно про­вёл про­це­дуру транс­фор­ма­ции, но и из-​за этого не смог пра­вильно рас­счи­тать вер­ную норму при­были. Ведь по «кор­рект­ному» методу Борт­ке­вича норма при­были должна рав­няться 200 ÷ (480 + 320) ⋅ 100% = 25%, в то время как у Маркса 200 ÷ (375 + 300) ⋅ 100% = 29,6%.

Далее Борт­ке­вич про­дол­жает при­во­дить «пра­виль­ное» мате­ма­ти­че­ское реше­ние воз­ник­ших про­блем, однако мы оста­но­вимся на уже ска­зан­ном, так как для темы нашего иссле­до­ва­ния этого вполне достаточно.

Кратко резю­ми­руя выше­ска­зан­ное, мы видим, что, согласно «стан­дарт­ной интер­пре­та­ции» Борт­ке­вича, тео­рия Маркса пред­став­лена двумя систе­мами — сто­и­мост­ной и цено­вой. При этом обе они не могут быть вер­ными, так как при пере­ходе от одной системы к дру­гой мы полу­чаем непре­одо­ли­мые внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия. По мне­нию боль­шин­ства эко­но­ми­стов, Борт­ке­вич мате­ма­ти­че­ски пока­зал, что при пре­об­ра­зо­ва­нии сто­и­мо­сти в цены про­из­вод­ства не только на выходе, но и на входе нару­ша­ется один из двух «посту­ла­тов» Маркса: либо сумма цен про­из­вод­ства не рав­ня­ется сово­куп­ной сто­и­мо­сти, либо сумма при­бы­лей не рав­ня­ется сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Сле­до­ва­тельно, глав­ный труд осно­ва­теля марк­сизма внут­ренне про­ти­во­ре­чив. Это дало осно­ва­ние мно­гим кри­ти­кам Маркса с новой силой набро­ситься на его тео­рию. Самые поверх­ност­ные из них, есте­ственно, обви­няли Маркса в пусто­сло­вии и неспо­соб­но­сти при­ме­нить мате­ма­ти­че­ские методы пра­вильно. По их мне­нию, тек­сты с мини­маль­ным мате­ма­ти­че­ским аппа­ра­том все­гда про­ти­во­ре­чивы и рас­сы­па­ются при про­стой попытке пере­ло­жить их на язык математики.

Так неужели «мате­ма­тика» побе­дила Маркса? Или же и в этом слу­чае, как мы уже видели в пер­вой ста­тье, в тек­сте скры­ва­ется непра­виль­ная фор­ма­ли­за­ция Марк­со­вой системы? Как уже дога­ды­ва­ется чита­тель — вто­рое. Вто­рая ста­тья Борт­ке­вича осно­вы­ва­ется на его пол­ном непо­ни­ма­нии «Капи­тала», кото­рое он уже про­де­мон­стри­ро­вал в своей пер­вой работе. Про­дол­жая свою работу по кри­тике тео­рии Маркса, Борт­ке­вич, сам того не осо­зна­вая, построил мате­ма­ти­че­скую модель совер­шенно дру­гой тео­рии, в основе кото­рой лежат две раз­лич­ные системы, осно­ван­ные на сто­и­мо­сти и ценах. Это крайне непра­виль­ное пони­ма­ние марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии, к сожа­ле­нию, до сих пор оста­ётся рас­про­стра­нён­ным не только среди кри­ти­ков марк­сизма, но и среди самих марк­си­стов даже несмотря на то, что сам Маркс акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние на том, что он рас­смат­ри­вает еди­ную эко­но­ми­че­скую систему, где цена — лишь форма про­яв­ле­ния сто­и­мо­сти. Маркс нико­гда не гово­рил о двух систе­мах: он лишь исполь­зо­вал два логи­че­ских этапа, или два уровня абстрак­ции, при изу­че­нии еди­ной системы капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства. Именно на этой осо­бен­но­сти постро­е­ния тек­ста «Капи­тала» акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние извест­ный в своё время совет­ский эко­но­мист Исаак Рубин:

«Кри­тики, усмат­ри­ва­ю­щие про­ти­во­ре­чие между обо­ими томами «Капи­тала», исхо­дили из узкого взгляда на тео­рию сто­и­мо­сти исклю­чи­тельно как на фор­мулу коли­че­ствен­ных про­пор­ций обмена това­ров. С этой точки зре­ния уче­ние о тру­до­вой сто­и­мо­сти и уче­ние о цене про­из­вод­ства пред­став­ля­лись им не двумя логи­че­скими эта­пами или сту­пе­нями абстрак­ции одних и тех же эко­но­ми­че­ских явле­ний, но двумя отдель­ными тео­ри­ями, утвер­жде­ния кото­рых носят про­ти­во­по­лож­ный харак­тер»23 .

«Итак, тео­рия тру­до­вой сто­и­мо­сти и тео­рия цен про­из­водств пред­став­ляют собой не тео­рии двух раз­лич­ных типов хозяй­ства, а тео­рию одного и того же капи­та­ли­сти­че­ского хозяй­ства, взя­тую на двух раз­лич­ных сту­пе­нях науч­ной абстрак­ции»24 .

К сожа­ле­нию, в трид­цать седь­мом Рубин был рас­стре­лян, а совет­ская поли­ти­че­ская эко­но­мия в те годы под­верг­лась зна­чи­тель­ной вуль­га­ри­за­ции. Именно упро­щён­ное пони­ма­ние марк­сист­ской полит­эко­но­мии не поз­во­лило совет­ским спе­ци­а­ли­стам в даль­ней­шем дать гра­мот­ный ответ на кри­тику тео­рии Маркса со сто­роны запад­ного эко­но­ми­че­ского мейн­стрима. Лишь в 2015 году в совер­шенно дру­гой части света, по иро­нии — в США, один из совре­мен­ных марк­сист­ских полит­эко­но­мов заново при­дёт к мысли, кото­рую изло­жил Рубин, и поло­жит конец «про­блеме трансформации».

Но вер­нём­сяк Борт­ке­вичу. Будучи непло­хим мате­ма­ти­ком, он ока­зался не спо­со­бен добраться до сути эко­но­ми­че­ских явле­ний. Как и Дмит­риев с Туган-​Барановским, Борт­ке­вич не понял тео­рию Маркса и при этом был также не прочь осу­ще­ствить син­тез тру­до­вой тео­рии с тео­рией пре­дель­ной полез­но­сти25 .

Мы не спо­рим с тем, что он был хоро­шим мате­ма­ти­ком и ста­ти­сти­ком. Но его никак нельзя назвать хоро­шим эко­но­ми­стом, как это делает, напри­мер, Клю­кин26 . Как эко­но­мист, Борт­ке­вич пред­став­лял собой эклек­тика. Как и мно­гие дру­гие эко­но­ми­сты сво­его вре­мени, он видел про­ти­во­ре­чия в рас­про­стра­нён­ных в то время тру­до­вых тео­риях (раз­лич­ных интер­пре­та­циях тео­рии Смита и Рикардо) и пытался зала­тать в них дыры заплат­ками из тео­рии пре­дель­ной полез­но­сти. Не выйдя дальше за рамки рикар­диан­ства, Борт­ке­вич безо вся­кого осмыс­ле­ния меха­ни­че­ски фор­ма­ли­зо­вал непо­ня­тые им поло­же­ния Маркса. Однако в его интер­пре­та­ции они поте­ряли то зна­че­ние, кото­рое они имели в «Капи­тале». Именно поэтому и воз­никли те самые про­ти­во­ре­чия, кото­рые вскрыла мате­ма­тика. Но отно­сятся они не к тео­рии Маркса, а к её предшественникам.

Далее мы пока­жем, что, если пони­мать «Капи­тал» не через призму пред­ше­ству­ю­щих ему тео­рий Смита и Рикардо, а так, как напи­сано в самом тек­сте «Капи­тала», то даже фор­ма­ли­зо­ван­ная система, постро­ен­ная на схе­мах про­стого вос­про­из­вод­ства, выра­жен­ных в ценах, будет непротиворечивой. 

Исто­рия эко­но­ми­че­ских уче­ний ока­за­лась очень поучи­тель­ной. Ведь вме­сто того, чтобы тща­тельно изу­чить «Капи­тал», раз­лич­ные иссле­до­ва­тели про­блемы транс­фор­ма­ции пыта­лись её решить именно в непра­виль­ной фор­му­ли­ровке, в кото­рой её пре­под­нёс Борткевич. 

«Проблема трансформации» после Борткевича

Уди­ви­тельно, но отно­си­тельно дол­гое время на работы Борт­ке­вича не обра­щали осо­бого вни­ма­ния. В то время в СССР в основ­ном обсуж­дали кри­тику со сто­роны австрий­ской школы, кото­рая активно мате­ма­ти­че­ский аппа­рат не исполь­зо­вала. На западе же немец­ко­языч­ные ста­тьи были в основ­ном неиз­вестны до тех пор, пока их не попу­ля­ри­зи­ро­вал Пол Суизи. 

В своей книге «The Theory of capitalist development. Principles of Marxian political Economy», вышед­шей впер­вые в 1942 году, Суизи при­во­дит аргу­менты Борт­ке­вича и при­знаёт их убе­ди­тель­ными. Он согла­ша­ется с тем, что метод транс­фор­ма­ции Маркса неудо­вле­тво­ри­те­лен27 . Однако он отка­зы­ва­ется отбро­сить тео­рию Маркса. Вме­сто этого он заяв­ляет, что даже такое серьёз­ное про­ти­во­ре­чие не затра­ги­вает основ­ных зако­нов капи­та­ли­сти­че­ского раз­ви­тия28 .

Уди­ви­тель­ным в работе Суизи явля­ется то, что, наста­и­вая на необ­хо­ди­мо­сти сохра­не­ния тру­до­вой тео­рии Маркса, он, тем не менее, заяв­ляет, что ника­кой прак­ти­че­ской пользы рас­чёт сто­и­мо­стей для кон­крет­ных това­ров не даёт. При этом Суизи отдаёт в прак­ти­че­ском отно­ше­нии пре­иму­ще­ство орто­док­саль­ным тео­риям уста­нов­ле­ния цен29 . По его мне­нию, только тру­до­вая тео­рия пока­зы­вает важ­ность чело­ве­че­ского труда в про­из­вод­стве и лучше рас­кры­вает отно­ше­ния, воз­ни­ка­ю­щие между основ­ными двумя клас­сами в обще­стве. Исходя из этого, Суизи наста­и­вает на сохра­не­нии тру­до­вой тео­рии Маркса.

По его мне­нию, отбра­сы­ва­ние тру­до­вой тео­рии вле­чёт за собой низ­ве­де­ние эко­но­ми­че­ской тео­рии до вуль­гар­ного товар­ного фети­шизма. Из точки зре­ния, рас­смат­ри­ва­ю­щей только цены, с неиз­беж­но­стью сле­дует вывод, что капи­тал будто бы сам по себе про­из­во­дит сто­и­мость вне зави­си­мо­сти от вло­жен­ного чело­ве­че­ского труда. Суизи верно заме­чает, что любая из совре­мен­ных тео­рий при­были вызы­вает зна­чи­тель­ные воз­ра­же­ния и что именно поэтому эко­но­ми­сты отка­за­лись от попы­ток объ­яс­нить про­ис­хож­де­ние при­были, огра­ни­чив­шись ана­ли­зом изме­не­ния при­быль­но­сти ком­па­ний и раз­де­ле­нием дохо­дов среди пред­при­ни­ма­те­лей (entrepreneurs), непо­сред­ственно управ­ля­ю­щих пред­при­я­тием, и тех, кто непо­сред­ственно живёт на про­цент с капи­тала (interest-​receivers)30 .

Однако, на взгляд любого бес­при­страст­ного иссле­до­ва­теля, аргу­мен­та­ция Суизи очень сла­бая и больше напо­ми­нает попытки спа­сти тео­рию, потому что Суизи очень хочется пока­зать, что про­ле­та­риат экс­плу­а­ти­ру­ется. Есте­ственно, эко­но­ми­сты впо­след­ствии пол­но­стью раз­били столь сла­бые аргументы.

Вслед за Суизи «защи­тить» Маркса попы­тался Вин­тер­ниц31 . Аргу­мен­та­ция Вин­тер­ница сво­ди­лась к тому, что Борт­ке­вич и Суизи при реше­нии про­блемы транс­фор­ма­ции не должны были исполь­зо­вать схемы про­стого вос­про­из­вод­ства, так как транс­фор­ми­ро­ва­ние сто­и­мо­стей в цены про­из­вод­ства уже само по себе должно было бы изме­нить баланс в эко­но­мике, что нару­шило бы ход про­стого вос­про­из­вод­ства. Он немного моди­фи­ци­рует фор­мулы Борт­ке­вича для того, чтобы полу­чить урав­не­ния для рас­ши­рен­ного вос­про­из­вод­ства. Однако сам Маркс утвер­ждал, что при ана­лизе схем вос­про­из­вод­ства сумма цен ниве­ли­рует их откло­не­ния от сто­и­мо­сти, при­чём это должно отно­ситься и к про­стому вос­про­из­вод­ству. Недо­статки подоб­ного под­хода видел Рональд Мик, кото­рый также без­успешно пытался решить эту про­блему сход­ным мето­дом32 .

Спу­стя год Ситон опуб­ли­ко­вал работу, в кото­рой пытался решить про­блему, исполь­зуя леон­тьев­ские мат­рицы «затраты — выпуск». По сути дела, несмотря на несколько отлич­ный вари­ант реше­ния с при­ме­не­нием мат­риц, метод Ситона был про­сто моди­фи­ци­ро­ван­ным мето­дом Борт­ке­вича33 . Есте­ственно, из этого сле­до­вало то, что реше­ние Ситона также было неудовлетворительным.

Таким обра­зом, про­блема, встав­шая перед эко­но­ми­стами, при­вела к тому, что мно­гие из них про­сто отка­за­лись от кате­го­рии «сто­и­мость» в ана­лизе эко­но­мики, сосре­до­то­чив­шись лишь на цене, исполь­зуя мат­рицы «затраты — выпуск». Набрали попу­ляр­ность раз­лич­ные аль­тер­на­тив­ные модели, напри­мер, сраф­фи­ан­ские. И хотя в целом Сраффу можно было бы отне­сти к неори­кар­диан­цам, при вни­ма­тель­ном изу­че­нии его тео­рии видно, что труд у него уже не имеет такого осо­бен­ного зна­че­ния, кото­рое он имел у Рикардо и, тем более, у Маркса. Как в слу­чае с Дмит­ри­е­вым, из модели Сраффы выте­кает воз­мож­ность полу­че­ния капи­та­ли­стами при­были даже при пол­ном отсут­ствии при­ме­не­ния живого труда в эко­но­мике (гипо­те­ти­че­ская модель пол­но­стью авто­ма­ти­зи­ро­ван­ной эко­но­мики)34 . Исходя из этого, мы кате­го­ри­че­ски не можем согла­ситься с утвер­жде­ни­ями неко­то­рых эко­но­ми­стов, видя­щих связь между Марк­сом и Сраф­фой и утвер­жда­ю­щих, что Сраффа осо­зна­вал реаль­ную зна­чи­мость вклада Маркса в науку35 36 .

К сожа­ле­нию, орто­док­саль­ные эко­но­ми­сты ока­за­лись намного про­зор­ли­вее гете­ро­док­сов (эко­но­ми­стов, при­дер­жи­ва­ю­щихся отлич­ных от мейн­стрима тео­рий). Извест­ный аме­ри­кан­ский эко­но­мист Пол Саму­эль­сон отлично видел глу­бин­ные про­ти­во­ре­чия в пре­под­но­си­мой «защит­ни­ками» Маркса тео­рии. Ана­ли­зи­руя работы Борт­ке­вича и Суизи, он дал мет­кое выра­же­ние, харак­те­ри­зу­ю­щее полу­чен­ные ими решения:

«Таким обра­зом, „пре­об­ра­зо­ва­ние“ сто­и­мо­стей в цены можно опи­сать как сле­ду­ю­щую про­це­дуру: „(1) Запи­шите отно­ше­ния сто­и­мо­стей; (2) возь­мите ластик и сотрите их; (3) нако­нец, запи­шите отно­ше­ния цен, завер­шив так назы­ва­е­мый про­цесс транс­фор­ма­ции“»37 .

А что учё­ные из СССР? Может быть, они вклю­чи­лись в поле­мику и решили проблему? 

К сожа­ле­нию, здесь тоже вышла неудача. Руко­вод­ство СССР к моменту, когда ста­тьи Борт­ке­вича стали широко известны, не осо­бенно сильно нуж­да­лось в рабо­тах, посвя­щён­ных реше­нию фун­да­мен­таль­ных про­блем марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии, а тре­бо­вало работ, зато­чен­ных под прак­ти­че­ские нужды стро­и­тель­ства соци­а­лизма. И несмотря на то, что учё­ные из СССР писали мно­же­ство книг и ста­тей с кри­ти­кой бур­жу­аз­ных эко­но­ми­че­ских тео­рий, лишь еди­ницы из них были посвя­щены про­блеме трансформации. 

Навер­ное, одним из пер­вых иссле­до­ва­ний в после­ста­лин­ский период, где была кратко упо­мя­нута про­блема транс­фор­ма­ции, стала моно­гра­фия Б. Г. Сереб­ря­кова «Тео­рии эко­но­ми­че­ского рав­но­ве­сия». В ней автор при­во­дит глав­ный довод кри­ти­ков Маркса:

«…все­гда можно постро­ить модель цено­об­ра­зо­ва­ния, не при­бе­гая к постро­е­нию урав­не­ний для опре­де­ле­ния сто­и­мо­сти, а осно­вы­ва­ясь только на функ­циях спроса и пред­ло­же­ния и тех­но­ло­ги­че­ских усло­виях про­из­вод­ства»38 .

Далее он рас­смат­ри­вает модель Ситона и пред­ла­гает свой вари­ант моди­фи­ка­ции этого реше­ния, однако при этом сохра­няет все недо­статки этой модели, в том числе и то, что сами опре­де­ле­ния цен могут осу­ществ­ляться без при­ме­не­ния кате­го­рии «сто­и­мость». Тем самым Сереб­ря­ков лишь «под­твер­дил» довод критиков.

В даль­ней­шем решить про­блему попы­тался извест­ный совет­ский и рос­сий­ский эко­но­мист К. К. Валь­тух. В ста­тье «Марк­сова тео­рия цены про­из­вод­ства в фор­ма­ли­зо­ван­ном изло­же­нии» Валь­тух пыта­ется решить про­блему транс­фор­ма­ции, при­ме­няя всё те же мат­рицы «затраты — выпуск»39

Однако, как и все преды­ду­щие попытки решить про­блему, работа Валь­туха содер­жит всё те же фун­да­мен­таль­ные ошибки, иду­щие от самого Борт­ке­вича. Неуди­ви­тельно, что сам Валь­тух также запу­тался с раз­мер­но­стью. Напри­мер, lj в одном месте обо­зна­чает коэф­фи­ци­ент с раз­мер­но­стью «годо­вых работ­ни­ков на еди­ницу про­дук­ции», в дру­гом месте он явля­ется коэф­фи­ци­ен­том пря­мых затрат труда в отрасли. При этом lQ = L, где Q — коли­че­ство това­ров в нату­раль­ном выра­же­нии, а L — это вся масса живого труда, затра­чен­ного в про­из­вод­стве. Нетрудно заме­тить, что в этих постро­е­ниях про­па­дает абстракт­ный труд, кото­рый и создаёт сто­и­мость. Оста­ются обыч­ные тру­до­за­траты, выра­жен­ные в человеко-​часах, кото­рые ничем не отли­ча­ются от тру­до­за­трат в системе Сраффы. 

При этом опре­де­ле­ние уровня общей нормы при­были у Валь­туха также оста­ётся черес­чур про­из­воль­ным допу­ще­нием, подобно допу­ще­нию z = 1 Борт­ке­вича. В своей сле­ду­ю­щей работе Валь­тух заме­тил, что «в общем слу­чае, как это дано в фор­муле (3.35), сред­няя при­быль не только не сов­па­дает с при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью, но даже не опре­де­ля­ется одно­значно как эле­мент цены про­из­вод­ства кон­крет­ных това­ров»40 . Но по-​другому и не могло быть, так как алгеб­ра­и­че­ский метод Валь­туха не отли­ча­ется от мето­дов всех преды­ду­щих авторов.

Таким обра­зом, реше­ние Валь­туха также не было удо­вле­тво­ри­тель­ным. Более того, в нём исче­зала необ­хо­ди­мость кате­го­рии «сто­и­мость». Неуди­ви­тельно, что в своём ответе Валь­туху Саму­эль­сон верно заме­тил, что работа оппо­нента не дока­зала лож­но­сти ни одного из его утвер­жде­ний, а, зна­чит, тео­рия сто­и­мо­сти Маркса всё ещё оста­ётся бес­по­лез­ной41 .

Попытку пока­зать меха­низмы пре­вра­ще­ния сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства также попы­тался дать И. А. Баш­ма­ков42 . Однако уже в самом начале сво­его иссле­до­ва­ния он пред­по­ло­жил, что при пере­те­ка­нии из отрасли в отрасль капи­тал не меняет сво­его стро­е­ния, что кате­го­ри­че­ски неверно. Более того, Баш­ма­ков также исхо­дит из цен про­из­вод­ства, не давая ника­кого ана­лиза сто­и­мо­сти, создан­ной в раз­лич­ных отрас­лях. Таким обра­зом, его реше­ние с самого начала ошибочно.

Стоит упо­мя­нуть и моно­гра­фию А. Ю. Чепу­ренко «Идей­ная борьба вокруг «Капи­тала» сего­дня» 1988 года. Автор, в отли­чие от мно­гих совре­мен­ных левых неор­то­док­сов, отлично видел, что раз­лич­ные неори­кар­диан­ские тече­ния, к кото­рым при­над­ле­жат в том числе и после­до­ва­тели Сраффы, никак не свя­заны с марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мией43 . Однако сам Чепу­ренко не даёт ответа на постав­лен­ную про­блему, заяв­ляя, что реше­ния у него нет. При этом его апел­ля­ция к непол­ноте фор­маль­ных систем и работе Гёделя играет ско­рее про­тив системы Маркса. Чепу­ренко так же, как и Баш­ма­ков, заяв­ляет, что сто­и­мость как более абстракт­ное поня­тие по срав­не­нию с ценами про­из­вод­ства даёт нам ско­рее каче­ствен­ный, а не коли­че­ствен­ный ана­лиз обще­ства. Есте­ственно, это оши­боч­ное утвер­жде­ние, так как Маркс недву­смыс­ленно заяв­лял о том, что сто­и­мость имеет коли­че­ствен­ную харак­те­ри­стику и про­во­дил подроб­ный коли­че­ствен­ный анализ. 

Инте­ресно, что в даль­ней­шем, после раз­вала СССР, скеп­ти­цизм Чепу­ренко по отно­ше­нию к Марксу только воз­рос. В интер­вью «Аль­тер­на­ти­вам» виден упад­ни­че­ский тон Чепу­ренко. И хотя для него Маркс так и остался «ико­ной во мно­гих отно­ше­ниях», у Чепу­ренко всё-​таки про­пала уве­рен­ность в незыб­ле­мо­сти его эко­но­ми­че­ского учения:

«Глядя на него [На Маркса. — Д. П.] как на живого чело­века, а не мумию, я осо­знал, что во вто­рой поло­вине 1860-​х гг. объ­ек­тивно Маркс ока­зался перед тремя мощ­ными вызо­вами — во-​первых, перед необ­хо­ди­мость[ю] как-​то осмыс­лить то, что про­ис­хо­дило в совре­мен­ной эко­но­ми­че­ской науке. Она всё меньше похо­дила и всё меньше зани­ма­лась теми вопро­сами, кото­рым он посвя­тил так назы­ва­е­мые „Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти“. Во-​вторых, сколько бы он ни хоро­хо­рился перед самим собой и сво­ими кор­ре­спон­ден­тами во вто­рой поло­вине 1860–1870-х гг., говоря, что ему оста­лось совсем немного, чтобы завер­шить 2 и 3 книгу, это было неправ­дой. И та часть руко­писи 1863–1865 гг., где затра­ги­ва­ются про­блемы издан­ного Энгель­сом 3 тома, и 8 чер­но­ви­ков 2 книге „Капи­тала“ тео­ре­ти­че­ски были „недо­но­шен­ными мла­ден­цами“. Много пута­ницы (не говоря о чисто ариф­ме­ти­че­ских ошиб[ках]) содер­жа­лось как в ана­лизе вос­про­из­вод­ства, так и — в осо­бен­но­сти — в ана­лизе пре­вра­ще­ния сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства и нормы при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в сред­нюю норму при­были. Как мне кажется, наедине с самим собой он уже в сере­дине 1870-​х гг. пони­мал, что завер­шить эти части сво­его труда — не говоря о ещё более эпи­че­ском „плане шести книг“ — ему не суж­дено. В-​третьих, после выхода 1-​го немец­кого изда­ния 1 тома он вынуж­ден был втя­нуться в изну­ри­тель­ную работу по пере­из­да­ниям и выпуску авто­ри­зо­ван­ного фран­цуз­ского изда­ния, кон­суль­ти­ро­ва­нию рус­ского пере­вода и т. п. Пер­вого вызова он, будучи в ака­де­ми­че­ских кру­гах мар­ги­на­лом, про­сто не осо­знал; от вто­рого по сути укло­нился, и все жиз­нен­ные силы его поряд­ком изно­шен­ного орга­низма ушли только на реше­ние тре­тьей задачи»44 .

СССР под­хо­дил к сво­ему закату, и с его раз­ва­лом марк­сизму был нане­сён силь­ней­ший удар. Марк­сист­ская поли­ти­че­ская эко­но­мия была под­верг­нута мас­сив­ной атаке и отбро­шена выс­шими учеб­ными заве­де­ни­ями как ненуж­ная. Конечно, в Рос­сии и стра­нах СНГ сохра­ни­лись энту­зи­а­сты, кото­рые попы­та­лись сво­ими силами решить про­блему транс­фор­ма­ции. Среди них можно отме­тить Г. С. Пуш­ного45 и В. В. Калюж­ного46 47 . Однако их реше­ния также ока­за­лись схо­жими с той или иной моди­фи­ка­цией преды­ду­щих путей реше­ния про­блемы. Если Пуш­ной исполь­зо­вал всё тот же спо­соб на основе мат­риц «затраты — выпуск» с неко­то­рыми моди­фи­ка­ци­ями, то Калюж­ный исполь­зо­вал ите­ра­ци­он­ный метод реше­ния, кото­рый явля­ется лишь аль­тер­на­тив­ным вари­ан­том пря­мого алгеб­ра­и­че­ского метода Борткевича.

Таким обра­зом, чем больше попы­ток пред­при­ни­мали иссле­до­ва­тели для реше­ния про­блемы транс­фор­ма­ции в её «стан­дарт­ной интер­пре­та­ции», тем дальше они отда­ля­лись от марк­сизма. При этом аргу­мен­та­ция основ­ной массы сто­рон­ни­ков Маркса ока­за­лась настолько про­ти­во­ре­чи­вой и сла­бой, что рабо­тала ско­рее на дис­кре­ди­та­цию тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти Маркса, чем на её защиту. В дан­ном слу­чае оста­ётся лишь про­ци­ти­ро­вать Саму­эль­сона, напи­сав­шего, что «Маркса необ­хо­димо защи­тить и от его защит­ни­ков»48 . Неуди­ви­тельно, что в гла­зах основ­ной массы совре­мен­ных эко­но­ми­стов марк­сизм смот­рится пере­жит­ком про­шлого, тео­рией, не спо­соб­ной объ­яс­нить какие-​либо зна­чи­мые явле­ния, про­ис­хо­дя­щие в реаль­но­сти, а сами марк­си­сты выгля­дят лишь без­гра­мот­ными сек­тан­тами, защи­ща­ю­щими сво­его учителя. 

К сча­стью, подоб­ная пла­чев­ная ситу­а­ция скоро закон­чи­лась. Уже с 80-​х годов XX века на Западе появи­лись иссле­до­ва­тели, кото­рые не были удо­вле­тво­рены «стан­дарт­ной интер­пре­та­цией» Борт­ке­вича. Они попы­та­лись заново решить про­блему, пред­ло­жив свои новые «нестан­дарт­ные интер­пре­та­ции» тео­рии Маркса. Ито­гом актив­ных иссле­до­ва­ний стало то, что в 2015 году аме­ри­кан­ский марк­сист Фред Моусли (Fred Moseley), осно­вы­ва­ясь на рабо­тах пред­ше­ствен­ни­ков, наконец-​то покон­чил с «про­бле­мой транс­фор­ма­ции», пред­ло­жив новую, макро-​монетарную, интер­пре­та­цию тео­рии Маркса.

Конец «проблемы трансформации»

Прежде чем при­сту­пить непо­сред­ственно к обсуж­де­нию основ­ных поло­же­ний макро-​монетарной интер­пре­та­ции, изло­жен­ной Моусли в его книге «Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the „Transformation Problem“»49 , мы должны кратко упо­мя­нуть так назы­ва­е­мые «нестан­дарт­ные интер­пре­та­ции» тео­рии Маркса.

Предшественники макро-​монетарной интерпретации

Основ­ной ошиб­кой боль­шин­ства иссле­до­ва­те­лей про­блемы транс­фор­ма­ции явля­лось то, что они некри­ти­че­ски при­ни­мали все поло­же­ния «стан­дарт­ной интер­пре­та­ции», дан­ной Борт­ке­ви­чем. Во-​первых, как мы уже пока­зали, Борт­ке­вич начи­нает свой ана­лиз с фор­мулы w = Al + rAl, где w и l явля­ются неиз­вест­ными, кото­рые только надо уста­но­вить. При этом сто­и­мость товара в трак­товке Борт­ке­вича опре­де­ля­ется не обще­ственно необ­хо­ди­мым рабо­чим вре­ме­нем, а про­сто сум­мой при­были и издер­жек на зара­бот­ную плату, что явля­ется не чем иным, как мате­ма­ти­че­ским выра­же­нием догмы Смита50 .

Во-​вторых, мы уже акцен­ти­ро­вали вни­ма­ние на том, что по Борт­ке­вичу деньги обла­дают ценой, чего в тео­рии Маркса быть не может:

«…деньги не имеют цены. Чтобы участ­во­вать в этой еди­ной отно­си­тель­ной форме сто­и­мо­сти дру­гих това­ров, они должны были бы отно­ситься к самим себе как к сво­ему соб­ствен­ному экви­ва­ленту»51 .

Есте­ственно, товар, выпол­ня­ю­щий функ­цию денег, также не может иметь ника­кой цены:

«Золото там, где оно слу­жит эле­мен­том опре­де­ле­ния цен, а потому счёт­ными день­гами, не имеет не только твёр­дой, но и вообще ника­кой цены. Для того, чтобы золото имело цену, т. е. чтобы оно было выра­жено в каком-​нибудь спе­ци­фи­че­ском товаре в каче­стве все­об­щего экви­ва­лента, этот спе­ци­фи­че­ский товар дол­жен был бы играть в про­цессе обра­ще­ния такую же исклю­чи­тель­ную роль, как и золото»52 .

Как было ска­зано выше, Борт­ке­вич тща­тельно рас­смат­ри­вает при­меры, в кото­рых «цена» денег откло­ня­ется от их сто­и­мо­сти из-​за изме­не­ния орга­ни­че­ского состава капи­тала, про­из­во­дя­щего золото (при усло­вии золо­тых денег, разу­ме­ется). Есте­ственно, тем самым он пока­зы­вает лишь непра­виль­ное пони­ма­ние ещё одного аспекта тео­рии Маркса.

Таким обра­зом, в тео­ре­ти­че­ском плане Борт­ке­вич сде­лал несколько шагов назад от Маркса к Адаму Смиту. Именно поэтому состав­лен­ные им урав­не­ния мате­ма­ти­че­ски отра­жали эле­менты совер­шенно дру­гой тео­рии. Борт­ке­вич видимо не заме­тил, что Давид Рикардо в своих иссле­до­ва­ниях как раз пытался изба­виться от непра­виль­ного и про­ти­во­ре­чи­вого взгляда Смита на сто­и­мость, но не смог сде­лать это после­до­ва­тельно до конца. Его работы всё также содер­жали фаталь­ные внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия, кото­рые заста­вили мно­гих эко­но­ми­стов XIX века искать им замену. 

Есте­ственно, что любые урав­не­ния, осно­ван­ные на этих про­ти­во­ре­чи­вых тео­риях, со всей оче­вид­но­стью вскры­вают эти про­ти­во­ре­чия. Зако­но­мер­ным ито­гом стало то, что все попытки реше­ния «про­блемы транс­фор­ма­ции» при­во­дили к воз­рож­де­нию в луч­шем слу­чае рикар­диан­ства в раз­лич­ных его про­яв­ле­ниях. Отбра­сы­вая клю­че­вую роль труда в созда­нии сто­и­мо­сти, сраф­фи­анцы избав­ля­лись на деле не от тео­рии Маркса, а от тру­до­вых тео­рий Давида Рикардо и Адама Смита. Тем более уди­ви­те­лен тот факт, что их при этом счи­тают неори­кар­диан­цами, отверг­нув­шими «оши­боч­ные» посту­латы Маркса. 

Уже с самого начала пере­ло­жен­ная Борт­ке­ви­чем на язык мате­ма­тики тео­рия не явля­лась тео­рией Маркса. Более того, она, мягко говоря, прямо тео­рии Маркса про­ти­во­ре­чит. Этот про­стой факт, к сожа­ле­нию, по каким-​то при­чи­нам до сих пор упус­кает основ­ная масса иссле­до­ва­те­лей. Неуди­ви­тельно, что, пыта­ясь мате­ма­ти­че­ски решить системы урав­не­ний, постро­ен­ные на внут­ренне про­ти­во­ре­чи­вой тео­рии, мы полу­чим лишь про­ти­во­ре­чи­вые резуль­таты, однако про­ти­во­ре­чи­во­стью одной тео­рии нельзя дока­зать несо­сто­я­тель­ность дру­гой. Но именно такие дока­за­тель­ства сто лет под­ряд исполь­зо­вали прак­ти­че­ски все эко­но­ми­сты вне зави­си­мо­сти от их отно­ше­ния к марксизму.

По иро­нии судьбы именно эта интер­пре­та­ция полу­чила назва­ние «стан­дарт­ной», хотя, как мы пока­зали, она не имеет ника­кого отно­ше­ния к тео­рии Маркса. Однако среди эко­но­ми­стов всё же были те, кто не был удо­вле­тво­рён интер­пре­та­цией Борт­ке­вича. Бла­го­даря их уси­лиям вскоре появи­лись раз­лич­ные интер­пре­та­ции, отлич­ные от «стан­дарт­ной». Среди них особо стоит выде­лить интер­пре­та­цию Вольфа — Робертса — Кал­лари53 , «новую интер­пре­та­цию» («The New Interpretation»)54 55 56 57 , «меж­вре­мен­ной одно­си­стем­ный под­ход» («Temporal Single System Interpretation»)58 59 и интер­пре­та­цию Файна — Саад-​Фильо60 61 .

Очень важно, что неко­то­рые авторы, напри­мер, Дун­кан Фоли (Duncan Foley), особо акцен­ти­ро­вали вни­ма­ние на необ­хо­ди­мо­сти пони­ма­ния фило­соф­ских осно­ва­ний эко­но­мики и тща­тель­ного изу­че­ния логи­че­ского метода Маркса. Фоли абсо­лютно прав, когда наста­и­вает на чёт­ком опре­де­ле­нии сущ­но­сти каж­дой эко­но­ми­че­ской кате­го­рии, при­ме­ня­е­мой в науке: ведь в раз­лич­ных тео­риях под одними и теми же сло­вами могут скры­ваться совер­шенно раз­лич­ные кате­го­рии, из-​за чего иссле­до­ва­тели по незна­нию могут под­ме­нять одну кате­го­рию дру­гой62 . Именно это и про­изо­шло с Борт­ке­ви­чем, так и не поняв­шим раз­ли­чия между сто­и­мо­стью и ценой. 

Каж­дый из раз­ра­бот­чи­ков той или иной «нестан­дарт­ной интер­пре­та­ции» при­вно­сил что-​то новое в реше­ние «про­блемы транс­фор­ма­ции». Иссле­до­ва­тели посте­пенно отбра­сы­вали непра­виль­ные поло­же­ния «стан­дарт­ной интер­пре­та­ции». Однако, несмотря на вер­ное направ­ле­ние мыс­лей каж­дого из авто­ров, ни один из них не смог дове­сти нача­тое до логи­че­ского конца, остав­ляя в своей трак­товке те или иные оши­боч­ные поло­же­ния трак­товки Борт­ке­вича. Пол­но­стью изба­виться от оши­бок уда­лось лишь Фреду Моусли. Поэтому, чтобы не уве­ли­чи­вать объём и так изрядно боль­шой ста­тьи, мы не будем оста­нав­ли­ваться на каж­дой интер­пре­та­ции, а перей­дём сразу к макро-​монетарной интер­пре­та­ции Моусли. 

Макро-​монетарная интерпретация теории Маркса

Фред Моусли ока­зался одним из немно­гих эко­но­ми­стов, кото­рые, прежде чем подойти к иссле­до­ва­нию про­блемы транс­фор­ма­ции, решили разо­браться непо­сред­ственно в логи­че­ском методе Маркса. Для этого Моусли исполь­зо­вал не только текст финаль­ного изда­ния «Капи­тала», но и раз­лич­ные ран­ние его чер­но­вики, часть из кото­рых была опуб­ли­ко­вана совсем недавно. Серьёзно он отнёсся и к изу­че­нию геге­лев­ской фило­со­фии, про­ведя ряд парал­ле­лей между иде­а­ли­сти­че­ской логи­кой Гегеля и мате­ри­а­ли­сти­че­ской логи­кой Маркса63 . Осно­вы­ва­ясь на этом, а также на глу­бо­ком изу­че­нии работ пред­ше­ствен­ни­ков, Моусли смог подойти к вер­ному реше­нию про­блемы трансформации.

Как и Рубин, Моусли пишет, что сто­и­мость в тео­рии Маркса — это слож­ное поня­тие, кото­рое вклю­чает в себя три вза­и­мо­свя­зан­ных аспекта: суб­стан­цию сто­и­мо­сти (абстракт­ный труд), вели­чину сто­и­мо­сти (обще­ственно необ­хо­ди­мое рабо­чее время) и необ­хо­ди­мую форму про­яв­ле­ния сто­и­мо­сти (деньги и цены)64 .

В своём иссле­до­ва­нии системы Маркса Моусли при­хо­дит к тому65 , что:

  1. Тео­рия Маркса постро­ена на двух уров­нях абстрак­ции: сна­чала иссле­ду­ется про­из­вод­ство при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и опре­де­ле­ние вели­чины сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в эко­но­мике как целом, затем — рас­пре­де­ле­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и раз­де­ле­ния зара­нее опре­де­лён­ной сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти на инди­ви­ду­аль­ные части;
  2. Пред­мет тео­рии Маркса — это не «две системы» (система сто­и­мо­стей и система цен), а еди­ная система капи­та­ли­сти­че­ской эко­но­мики, кото­рая вна­чале ана­ли­зи­ру­ется на мак­ро­уровне всей эко­но­мики, а затем — на мик­ро­уровне опре­де­лён­ных сфер производства;
  3. Логи­че­ский кар­кас тео­рии Маркса пред­став­лен не мат­ри­цами «затраты — выпуск» физи­че­ских вели­чин това­ров, а, пред­став­ляет собой кру­го­обо­рот денеж­ного капи­тала, сим­во­ли­че­ски выра­жен­ный как Д — Т … П … Т′ — Д′. Это под­ра­зу­ме­вает, что началь­ный денеж­ный капи­тал Д явля­ется отправ­ной точ­кой тео­рии Маркса и при­ни­ма­ется как дан­ный (как зара­нее извест­ные дан­ные) как на мак­ро­уровне про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, так и на мик­ро­уровне рас­пре­де­ле­ния при­ба­воч­ной стоимости;
  4. Все основ­ные пере­мен­ные в тео­рии Маркса уста­нав­ли­ва­ются в соот­вет­ствии с логи­кой после­до­ва­тель­ного опре­де­ле­ния, а не одно­вре­мен­ного опре­де­ле­ния, как в интер­пре­та­ции Сраффы.

Моусли абсо­лютно верно заме­чает, что, согласно Марксу, не суще­ствует двух ана­ли­зи­ру­е­мых систем — системы сто­и­мо­сти и системы цен. Маркс исполь­зует ана­лиз сто­и­мо­сти как пер­вый уро­вень логи­че­ской абстрак­ции, чтобы опре­де­лить вели­чины создан­ных во всём обще­стве сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. После этого Маркс опре­де­ляет общую норму при­были. Затем, пере­ходя на вто­рой уро­вень абстрак­ции, Маркс про­из­во­дит иссле­до­ва­ние того, как уже опре­де­лён­ная на пер­вом этапе при­ба­воч­ная сто­и­мость рас­пре­де­ля­ется между инди­ви­ду­аль­ными капи­та­ли­стами с фор­ми­ро­ва­нием цен раз­лич­ных това­ров. Это и есть метод после­до­ва­тель­ного опре­де­ле­ния всех неиз­вест­ных, кото­рые Борт­ке­вич и мно­гие дру­гие эко­но­ми­сты пыта­лись опре­де­лить одновременно.

То есть мы видим прин­ци­пи­ально иной под­ход к изу­че­нию эко­но­мики. На пер­вый взгляд кажется, что сово­куп­ная эко­но­ми­че­ская система обще­ства пред­став­ляет про­стую сумму мно­же­ства вза­и­мо­дей­ству­ю­щих между собой эко­но­ми­че­ских аген­тов. Есте­ственно, из этого сле­дует оче­вид­ное пред­по­ло­же­ние, что, про­ведя ана­лиз пове­де­ния таких аген­тов по отдель­но­сти, мы смо­жем выяс­нить, как рабо­тает вся система в целом. Именно этот под­ход и при­ме­ня­ется в боль­шин­стве орто­док­саль­ных эко­но­ми­че­ских тео­рий: вна­чале про­во­дится иссле­до­ва­ние мик­ро­эко­но­мики (изу­че­ние пове­де­ния раз­лич­ных аген­тов), на основе кото­рого фор­ми­ру­ются мик­ро­эко­но­ми­че­ские обос­но­ва­ния мак­ро­эко­но­мики, опи­сы­ва­ю­щей пове­де­ние целой эко­но­ми­че­ской системы.

Несмотря на то, что этот метод кажется адек­ват­ным, к сожа­ле­нию, до сих пор нет ни одной удо­вле­тво­ри­тель­ной тео­рии, выво­дя­щей мак­ро­эко­но­мику из мик­ро­ос­но­ва­ний. На поверку каж­дая из пред­ла­га­е­мых тео­рий обла­дает теми или иными про­бле­мами. Пол­ное фиа­ско пока­зали и самые рас­про­стра­нён­ные на сего­дняш­ний день дина­ми­че­ские сто­ха­сти­че­ские модели общего рав­но­ве­сия (DSGE-​модели), ока­зав­ши­еся не спо­соб­ными объ­яс­нить кри­зис 2008 года. 

Есте­ственно, про­вал этих тео­рий не озна­чает авто­ма­ти­че­ски, что весь метод моде­ли­ро­ва­ния лож­ный. За кри­зи­сом после­до­вали раз­лич­ные кор­рек­ти­ровки и исправ­ле­ния моде­лей. Однако, как верно заме­тил извест­ный неокейн­си­ан­ский эко­но­мист, лау­реат пре­мии по эко­но­мике памяти Аль­фреда Нобеля Джо­зеф Стиглиц: 

«DSGE-​модели не в состо­я­нии объ­яс­нить эти серьёз­ные кри­зис­ные явле­ния, вклю­чая при­чины потря­се­ний в эко­но­мике, кото­рые их порож­дают; почему эко­но­ми­че­ские шоки, кото­рые система (в этих моде­лях) должна была быть спо­соб­ной амор­ти­зи­ро­вать, уси­ли­ва­ются с такими серьёз­ными послед­стви­ями; и почему они сохра­ня­ются, то есть почему эко­но­мика не воз­вра­ща­ется быстро к пол­ной заня­то­сти, как можно было бы ожи­дать в модели рав­но­ве­сия. Это не мел­кие недо­статки, а, ско­рее, корень недо­стат­ков модели… Без­условно, так как мно­гие иссле­до­ва­тели, исполь­зу­ю­щие DSGE-​модели, узнали об одной или несколь­ких сла­бых сто­ро­нах этих моде­лей, они „рас­ши­рили“ модель, как пра­вило, в ad hoc манере. За этим после­до­вала пто­ле­ме­ева попытка вклю­чить ту или иную кажу­щу­юся важ­ной осо­бен­ность, кото­рая ранее была исклю­чена из модели [Очень напо­ми­нает попытки аст­ро­но­мов про­шлого исполь­зо­вать для объ­яс­не­ния все­воз­мож­ных откло­не­ний в дви­же­нии пла­нет «спа­са­ю­щие» гео­цен­три­че­скую модель мира эпи­циклы, что пошло ещё от Клав­дия Пто­ле­мея — Д. П.]. В резуль­тате модели теряют свою эле­гант­ность, а утвер­жде­ния о том, что они осно­ваны на проч­ных мик­ро­ос­но­ва­ниях, осла­бе­вают, равно как и уве­рен­ность в ана­лизе поли­тики, осно­ван­ной на них. Воз­ни­ка­ю­щая в резуль­тате слож­ность часто ещё больше услож­няет интер­пре­та­цию того, что на самом деле про­ис­хо­дит»66 .

Однако, несмотря на всю кри­тику при­ни­ма­е­мых мик­ро­ос­но­ва­ний, реше­ния Стиг­лица также не выгля­дят, на наш взгляд, убе­ди­тельно. Основ­ной при­чи­ной этому явля­ется то, что система в целом не явля­ется про­стой сум­мой состав­ля­ю­щих её частей. Именно поэтому Маркс, исполь­зуя свой диа­лек­ти­че­ский метод, пред­ло­жил кар­ди­нально иное реше­ние про­блемы. Его метод уни­ка­лен тем, что в нём вна­чале про­из­во­дится иссле­до­ва­ние мак­ро­эко­но­мики, а уже после этого — ана­лиз мик­ро­эко­но­мики. Дру­гими сло­вами, у Маркса мы видим мак­ро­эко­но­ми­че­ские обос­но­ва­ния мик­ро­эко­но­мики.

Как было ска­зано ранее в пункте 3, кар­кас тео­рии Маркса пред­став­ляют не мат­рицы «затраты — выпуск», а кру­го­обо­рот денеж­ного капи­тала, сим­во­ли­че­ски выра­жен­ный как Д — Т … П … Т′ — Д′. Это под­ра­зу­ме­вает, что началь­ный денеж­ный капи­тал Д явля­ется отправ­ной точ­кой тео­рии Маркса и при­ни­ма­ется как дан­ный (как зара­нее извест­ные дан­ные) как на мак­ро­уровне про­из­вод­ства при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, так и на мик­ро­уровне рас­пре­де­ле­ния при­ба­воч­ной стоимости.

Это озна­чает, что любой капи­та­лист в самом начале цикла обо­рота капи­тала бро­сает в сферу обра­ще­ния опре­де­лён­ную зара­нее извест­ную сумму денег (Д). На эту сумму он извле­кает из этой сферы опре­де­лён­ное коли­че­ство това­ров, пред­став­ля­ю­щих собой сред­ства про­из­вод­ства и рабо­чую силу, с ценой, рав­ной Д. Обра­тите вни­ма­ние: эта денеж­ная сумма (Д) уже дана и не тре­бует пере­вода в сто­и­мост­ную форму, так как деньги явля­ются непо­сред­ствен­ным выра­же­нием и мерой сто­и­мо­сти. Но так как деньги сами по себе не имеют цены, то ника­кого откло­не­ния цен на входе от их сто­и­мо­сти быть не может. 

Именно отно­си­тельно этого зна­че­ния Д капи­та­лист будет оце­ни­вать всю даль­ней­шую эффек­тив­ность сво­его пред­при­я­тия. При этом, как дока­зал Моусли алгеб­ра­и­че­ски, откло­ня­ю­щи­еся от сто­и­мо­стей цены средств про­из­вод­ства на деле не ока­зы­вают ника­кого вли­я­ния на сто­и­мость и цены конеч­ного про­дукта. Далее мы про­ил­лю­стри­руем это при помощи схем про­стого воспроизводства.

Извле­чён­ные из сферы обра­ще­ния сред­ства про­из­вод­ства и рабо­чая сила пере­хо­дят в сферу про­из­вод­ства (П), чтобы посред­ством при­ме­не­ния рабо­чей силы был создан товар боль­шей сто­и­мо­стью (T′), чем та, кото­рая содер­жа­лась в пер­во­на­чаль­ной сумме денег (Д). В даль­ней­шем этот товар посту­пает в сферу обра­ще­ния, чтобы быть обме­нян­ным на деньги. При этом извле­чён­ная из сферы обра­ще­ния сумма денег будет больше, чем изна­чально бро­шен­ная в неё. Так как в нашем слу­чае под­ра­зу­ме­ва­ется, что цена товара (T′) откло­ня­ется от его сто­и­мо­сти, то из сферы обра­ще­ния будет извле­чено лишь Д + Д ⋅ p′общ денег. При этом в зави­си­мо­сти от орга­ни­че­ского состава капи­тала эта сумма денег может пред­став­лять сто­и­мость, кото­рая больше или меньше, чем та, кото­рая заклю­ча­лась в про­дан­ных товарах.

Каж­дому отдель­ному капи­та­ли­сту всё равно, насколько дей­стви­тель­ная сто­и­мость его това­ров откло­ня­ется от цены. Его вол­нует лишь то, чтобы извле­чён­ная из обра­ще­ния сумма денег была больше бро­шен­ной им пер­во­на­чаль­ной суммы как мини­мум на Д ⋅ p′общ, то есть он ожи­дает полу­чить как мини­мум сред­нюю при­быль. Если дан­ная сфера про­из­вод­ства не поз­во­ляет капи­та­ли­сту извле­кать из сферы обра­ще­ния тре­бу­е­мую сумму денег, он попы­та­ется пере­не­сти свой капи­тал в дру­гую сферу про­из­вод­ства, ори­ен­ти­ру­ясь на пока­за­тели сред­ней нормы при­были в раз­лич­ных сфе­рах. Таким обра­зом, путём мигра­ции капи­та­лов из сферы в сферу про­ис­хо­дит вырав­ни­ва­ние раз­лич­ных сред­них норм при­были в общую. При этом Маркс пока­зал, что эта общая норма при­были опре­де­ля­ется сово­куп­ной вели­чи­ной про­из­ве­дён­ной рабо­чими при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти во всей экономике. 

Вер­нёмся ещё раз к самому началу обо­рота денеж­ного капи­тала. Обла­да­тель денеж­ного капи­тала бро­сает опре­де­лён­ную сумму денег (Д) в обра­ще­ние, чтобы извлечь из неё сред­ства про­из­вод­ства (С) и рабо­чую силу (V). При этом извле­ка­е­мая из сферы обра­ще­ния сто­и­мость (C + V) может быть выше, ниже или равна сто­и­мо­сти денег (Д), бро­са­е­мых в сферу обра­ще­ния капи­та­ли­стом. Однако если мы будем рас­смат­ри­вать эко­но­мику как еди­ное целое, ока­жется, что про­дажа одного товара по цене выше сто­и­мо­сти озна­чает, что дру­гой товар обя­за­тельно дол­жен быть про­дан ниже его стоимости. 

Для при­мера мы можем мыс­ленно пред­ста­вить эко­но­мику, состо­я­щую всего из двух про­из­во­ди­те­лей, име­ю­щих оди­на­ко­вые коли­че­ства денеж­ного капи­тала (Д). Если в капи­тал одних капи­та­ли­стов вхо­дит сто­и­мость (С + V)1, сто­я­щая на опре­де­лён­ное коли­че­ство выше сто­и­мо­сти Д, то в рав­но­ве­ли­кий капи­тал дру­гих капи­та­ли­стов, должна вхо­дить сто­и­мость (C + V)2, сто­я­щая на такое же коли­че­ство ниже сто­и­мо­сти Д. В целом это будет озна­чать, что
(С + V)1 + (C + V)2 = 2Д, при этом (С + V)1 > Ди (C + V)2 < Д. Далее мы это наглядно проиллюстрируем.

Сле­дует отме­тить сле­ду­ю­щий момент. Хотя сто­и­мо­сти поку­па­е­мых капи­та­ли­стом средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы и откло­ня­ются от их цен, это не имеет ника­кого зна­че­ния для после­ду­ю­щего опре­де­ле­ния сто­и­мо­сти вновь создан­ных това­ров. Для того чтобы объ­яс­нить это более понятно, при­ве­дём алгеб­ра­и­че­ское реше­ние, кото­рое предо­ста­вил Моусли во вто­рой главе своей книги67 . Нуме­ра­цию алгеб­ра­и­че­ских фор­мул и обо­зна­че­ния мы будем давать так, как они идут у автора (кроме схемы оборота).

Макроэкономика первого тома «Капитала»

Взгля­нем ещё раз на схему обо­рота денеж­ного капитала:

(0) Д — Т …П… Т′ — Д′

Извле­ка­е­мое из обра­ще­ния коли­че­ство денег пред­став­ляет собой пер­во­на­чаль­ное коли­че­ство вбро­шен­ных в обра­ще­ние денег плюс некое уве­ли­че­ние ∆Д, или Д′ = Д + ∆Д. Если мы возь­мём сово­куп­ный обще­ствен­ный капи­тал и годо­вой период обо­рота, то уви­дим, что Д′ будет рав­няться сто­и­мо­сти всего сово­куп­ного про­дукта обще­ства (P), про­из­ве­дён­ного и про­дан­ного к концу году. При­ба­воч­ная сто­и­мость же будет рав­няться раз­нице между этой сто­и­мо­стью (P) и сто­и­мо­стью издер­жек про­из­вод­ства всех капи­та­ли­стов (K):

(1) S = P − K

Мы знаем, что сами издержки про­из­вод­ства пред­став­лены потреб­лён­ным посто­ян­ным капи­та­лом (С) и потреб­лён­ным пере­мен­ным капи­та­лом (V).

(2) K = C + V

Как мы уже напи­сали выше, вели­чины посто­ян­ного и пере­мен­ного капи­та­лов уже даны зара­нее как опре­де­лён­ное коли­че­ство денег, кото­рые капи­та­лист тра­тит на при­об­ре­те­ние средств про­из­вод­ства и зар­плату рабо­чих. Поэтому началь­ное зна­че­ние Д в начале схемы (0) мы должны взять как дан­ность. Деньги, не имея цены, вбра­сы­ва­ются в обра­ще­ние, чтобы выйти из него бо́льшим коли­че­ством денег. Глав­ный вопрос всей тео­рии Маркса и состоит в том, как пред­су­ще­ству­ю­щая к дан­ному моменту опре­де­лён­ная вели­чина денеж­ного капи­тала ста­но­вится бо́льшей вели­чи­ной денеж­ного капи­тала. Именно поэтому началь­ные зна­че­ния берутся как дан­ные, чтобы, оттал­ки­ва­ясь от этих зна­че­ний, было воз­можно пока­зать меха­низм их уве­ли­че­ния. Чтобы пока­зать, что эти вели­чины даны нам как зара­нее суще­ству­ю­щие опре­де­лён­ные коли­че­ства денег, обо­зна­чим их через сим­волы C̄ и V̄ с верх­ним под­чёр­ки­ва­нием и пере­пи­шем фор­мулу (2) сле­ду­ю­щим образом:

(2′) K = C̄ + V̄

Стоит отме­тить сле­ду­ю­щий факт. Как известно, сто­и­мость посто­ян­ного капи­тала не добав­ляет ника­кой новой сто­и­мо­сти к вновь созда­ва­е­мому товару, а лишь пере­но­сится на него. Однако то, что на товар при этом не пере­но­сится сто­и­мость пере­мен­ного капи­тала, упус­кали из виду как мно­гие кри­тики, так и неко­то­рые защит­ники Маркса. Денеж­ная сумма, потра­чен­ная капи­та­ли­стом на зара­бот­ную плату, пред­став­ля­ю­щая его пере­мен­ный капи­тал, пере­те­кает к рабо­чим. На эту сумму они поку­пают товары, сто­и­мость кото­рых уни­что­жа­ется в потреб­ле­нии. Однако своим тру­дом рабо­чие создают новую сто­и­мость, воз­ме­ща­ю­щую пере­мен­ный капи­тал, и новую сто­и­мость сверх этой сто­и­мо­сти, назы­ва­е­мую при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью. Исходя из этого, сто­и­мость вновь создан­ного за год товара будет равняться:

(3) P = C̄ + N

где C̄ — пере­не­сён­ная сто­и­мость потреб­лён­ного посто­ян­ного капи­тала, N — новая создан­ная сто­и­мость, пре­вы­ша­ю­щая V̄ на вели­чину при­ба­воч­ной стоимости.

Как было ска­зано выше, кате­го­рия сто­и­мо­сти вклю­чает в себя суб­стан­цию сто­и­мо­сти (абстракт­ный труд), вели­чину сто­и­мо­сти (обще­ственно необ­хо­ди­мое рабо­чее время) и необ­хо­ди­мую форму про­яв­ле­ния (деньги и цены). Сто­и­мость нико­гда не пред­стаёт перед нами напря­мую в опре­де­лён­ном коли­че­стве абстракт­ного труда, а про­яв­ля­ется только через цены. Эту форму про­яв­ле­ния сто­и­мо­сти Моусли обо­зна­чает тер­ми­ном «стоимость-​цена» (value-​price)68 . Напри­мер, если на про­из­вод­ство табу­ретки необ­хо­димо 3 часа обще­ственно необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени и эти же 3 часа необ­хо­димы для про­из­вод­ства 1 золо­того рубля, то стоимость-​цена табу­ретки будет рав­няться 1 золо­тому рублю69 . Исходя из того, что сто­и­мость все­гда про­яв­ля­ется в денеж­ной форме, или в форме стоимости-​цены, Моусли вво­дит коэф­фи­ци­ент, свя­зы­ва­ю­щий коли­че­ство обще­ственно необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени с денеж­ной фор­мой стоимости:

m = N / L

где m — коэф­фи­ци­ент, пока­зы­ва­ю­щий коли­че­ство денег, про­из­во­ди­мых абстракт­ным тру­дом за еди­ницу вре­мени, напри­мер, рубль/​час, N — стоимость-​цена, вновь создан­ная тру­дом, выра­жен­ная в руб­лях, L — коли­че­ство абстракт­ного труда, выра­жен­ное в часах.

Исходя из этого, вновь создан­ная сто­и­мость, выра­жен­ная в денеж­ной форме из фор­мулы (3), будет равна:

(4) N = mL

Таким обра­зом, мы видим, что в целой эко­но­мике вся вновь создан­ная сто­и­мость, выра­жен­ная в день­гах, будет все­гда про­пор­ци­о­нальна коли­че­ству абстракт­ного труда, при­ме­нён­ного в про­из­вод­стве. Под­став­ляя (4) в (3), мы получаем:

(5) P = C̄ + mL

Под­став­ляя урав­не­ния (2′) и (3) в урав­не­ние (1), мы получаем:

(6) S = (C̄ + N) − (C̄ + V̄)

Рас­крыв скобки, мы уви­дим, что посто­ян­ный капи­тал сокра­ща­ется, и фор­мула, если под­ста­вить в неё (4), полу­чится следующей:

(7) S = N − V̄
S = mL − V̄

Теперь перей­дём к рас­смот­ре­нию сред­него рабо­чего, кото­рый, согласно пер­вому тому «Капи­тала», оли­це­тво­ряет собой весь рабо­чий класс. Труд такого рабо­чего делится на две части — необ­хо­ди­мый труд (NL) и при­ба­воч­ный труд (SL). Необ­хо­ди­мый труд можно опре­де­лить как опре­де­лён­ное коли­че­ство часов абстракт­ного труда сред­него рабо­чего в день, необ­хо­ди­мое для про­из­вод­ства сто­и­мо­сти (в денеж­ном экви­ва­ленте), рав­ной пере­мен­ному капи­талу, кото­рый капи­та­лист выпла­чи­вает рабо­чим. Алгеб­ра­и­че­ски его можно запи­сать как NLi = Vi / m, где i обо­зна­чает отдель­ного сред­него рабо­чего. Остав­ша­яся часть рабо­чего дня пред­став­ляет собой при­ба­воч­ный труд, то есть опре­де­лён­ное коли­че­ство часов абстракт­ного труда сред­него рабо­чего, кото­рый уже не вос­про­из­во­дит экви­ва­лент пере­мен­ного капи­тала, выпла­чи­ва­е­мого рабо­чим, а про­из­во­дит при­ба­воч­ную сто­и­мость капи­та­ли­стов. Алгеб­ра­и­че­ски при­ба­воч­ный труд можно запи­сать как SLi = Li − NLi. Учи­ты­вая эти фор­мулы, мы можем пере­пи­сать фор­мулу (7) в сле­ду­ю­щем виде:

(8) Si = mLi − V̄i = mLi − m(NLi) = m(Li − NLi)
Si = m(SLi)

Из этой фор­мулы мы полу­чили коли­че­ство при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­во­ди­мой одним сред­ним рабо­чим в день. Если обо­зна­чить число всех рабо­чих в эко­но­мике за n, а коли­че­ство рабо­чих дней в году за d, то годо­вая при­ба­воч­ная сто­и­мость будет равняться:

(9) S = (d ⋅ n)(m ⋅ SLi)

Мы полу­чили коли­че­ство сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­ве­дён­ной всеми рабо­чими за год. Именно она опре­де­ляет ту сред­нюю, или общую, норму при­были по всей эко­но­мике, кото­рую стре­мится полу­чить каж­дый капиталист. 

Таким обра­зом, мы рас­смот­рели мак­ро­эко­но­ми­че­ский уро­вень, иссле­до­ван­ный Марк­сом в пер­вом томе «Капи­тала». Теперь мы можем перейти к мик­ро­эко­но­ми­че­скому уровню и иссле­до­вать, как при­ба­воч­ная сто­и­мость пере­рас­пре­де­ля­ется между раз­лич­ными участ­ни­ками рынка.

Микроэкономика третьего тома «Капитала»

Согласно тре­тьему тому, бла­го­даря пере­току капи­та­лов из сферы в сферу на рынке уста­нав­ли­ва­ются те самые про­пор­ции спроса и пред­ло­же­ния, кото­рые откло­няют цены това­ров от их сто­и­мо­стей, а сами цены назы­ва­ются ценами про­из­вод­ства. Обо­зна­чим цены про­из­вод­ства в опре­де­лён­ной сфере про­из­вод­ства как PPi. Согласно Марксу, цена про­из­вод­ства пред­став­лена сум­мой издер­жек про­из­вод­ства (K) и общей нормы при­были (R), умно­жен­ной на сумму денеж­ного капи­тала (M), вло­жен­ного в эту сферу про­из­вод­ства. Таким обра­зом, мы получаем:

(10) PPi = K̄i + RM̄i

При этом Моусли совер­шенно верно под­чёр­ки­вает, что цена про­из­вод­ства Маркса пред­став­ляет собой не цену еди­ницы про­дук­ции, как в тео­рии Сраффы, а сумму годо­вых издер­жек про­из­вод­ства и годо­вой сред­ней при­были всей сферы про­из­вод­ства. При этом общая норма при­были опре­де­лена на преды­ду­щем мак­ро­эко­но­ми­че­ском уровне иссле­до­ва­ния, и на мик­ро­эко­но­ми­че­ском уровне она уже дана:

(11) R = S ÷ M̄

Как было упо­мя­нуто ранее, норма при­были не опре­де­ля­ется одно­вре­менно с ценами про­из­вод­ства, как в «стан­дарт­ной интер­пре­та­ции». Вме­сто этого вна­чале мак­ро­эко­но­ми­че­ски опре­де­ля­ется сово­куп­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость и свя­зан­ная с ней общая норма при­были, и лишь после этого на уровне мик­ро­эко­но­мики идёт уста­нов­ле­ние цен производства.

Пере­ходя к отдель­ным про­из­во­ди­те­лям, мы должны также пом­нить, что издержки про­из­вод­ства для каж­дого из них уже даны как опре­де­лён­ное коли­че­ство денег, кото­рое им необ­хо­димо затра­тить на покупку средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы, нахо­дя­щихся в сфере обра­ще­ния. При этом сами сред­ства про­из­вод­ства и рабо­чая сила не про­да­ются по своей сто­и­мо­сти, а уже пред­став­лены на рынке в ценах. При­ме­няя урав­не­ние (3) к отдель­ной сфере про­из­вод­ства, мы получаем:

(12) Pi = C̄i + Ni

Так как вновь создан­ную сто­и­мость можно раз­ло­жить на два ком­по­нента, пер­вый из кото­рых будет воз­ме­щать сто­и­мость пере­мен­ного капи­тала, а вто­рой пред­став­лять при­ба­воч­ную сто­и­мость, то мы получаем:

(13) Ni = V̄i + Si

Под­ста­вив урав­не­ние (13) в (12), получаем:

(14) Pi = C̄i + V̄i + Si

А так как C̄i + V̄i пред­став­ляют собой издержки про­из­вод­ства K̄i, то это урав­не­ние мы можем пере­пи­сать сле­ду­ю­щим образом:

(15) Pi = K̄i + Si

Если мы срав­ним урав­не­ние (15) и урав­не­ние (10), мы заме­тим, что пер­вый член урав­не­ния один и тот же — K̄i, отли­ча­ется лишь вто­рой ком­по­нент. То есть коли­че­ства пере­мен­ного и посто­ян­ного капи­тала не нуж­да­ются в транс­фор­ма­ции. Изна­чально они пред­став­ляют собой лишь опре­де­лён­ные коли­че­ства денеж­ного капи­тала, кото­рые берутся как дан­ные, как необ­хо­ди­мые для покупки средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы денеж­ные суммы. А так как деньги не могут иметь цены, то и транс­фор­ми­ро­вать эти пер­во­на­чаль­ные коли­че­ства денеж­ного капи­тала в цены про­из­вод­ства нет ника­кого смысла. Сама идея о необ­хо­ди­мо­сти такого пре­об­ра­зо­ва­ния пока­зы­вает лишь глу­бо­чай­шее непо­ни­ма­ние тео­рии Маркса. Именно поэтому «про­блемы транс­фор­ма­ции» не суще­ствует. Она пред­став­ляет собой лишь череду без­гра­мот­ных работ кри­ти­ков марк­сизма и не менее неле­пых попы­ток сто­рон­ни­ков марк­сизма «защи­тить» Маркса.

Каж­дому капи­та­ли­сту абсо­лютно без раз­ницы, сколько именно абстракт­ного труда заклю­ча­ется в поку­па­е­мых им сред­ствах про­из­вод­ства и насколько их цена откло­ня­ется от сто­и­мо­сти. Капи­та­ли­ста лишь вол­нует та кон­крет­ная сумма денег, кото­рую он вбра­сы­вает в сферу обра­ще­ния, чтобы извлечь из неё в итоге боль­шую сумму денег. Он оттал­ки­ва­ется именно от этого, ори­ен­ти­ру­ясь на ту сред­нюю норму при­были, кото­рая уже суще­ствует неза­ви­симо от него в эко­но­мике. Именно по этой сред­ней норме при­были он будет срав­ни­вать извле­чён­ную из сферы обра­ще­ния сумму денег с пер­во­на­чаль­ной сум­мой. Деньги — это тот исход­ный пункт, из кото­рого капи­тал исхо­дит и к кото­рому он воз­вра­ща­ется. При этом сто­и­мость самих денег нельзя пре­об­ра­зо­вы­вать в цены про­из­вод­ства, так как деньги не имеют цены

Таким обра­зом, мы не имеем двух раз­лич­ных систем — системы сто­и­мо­сти и системы цен. В реаль­ной капи­та­ли­сти­че­ской системе сто­и­мость все­гда при­ни­мает денеж­ную, или цено­вую, форму. Именно поэтому воз­ра­же­ния Туган-​Барановского и Сти­д­мена о том, что система сто­и­мо­стей не имеет смысла, так как капи­та­ли­сты ори­ен­ти­ру­ются на цены, абсо­лютно несо­сто­я­тельны70 71

С лёг­кой руки оппо­нен­тов марк­сизма то, о чём писал Маркс в пер­вом томе, было напрочь забыто. Весь вто­рой том, подроб­ней­шим обра­зом опи­сы­ва­ю­щий кру­го­обо­рот денеж­ного капи­тала, также был пол­но­стью про­игно­ри­ро­ван боль­шин­ством иссле­до­ва­те­лей этой псев­до­про­блемы. Также остался неза­ме­чен­ным акцент Маркса на том, что схемы про­стого и рас­ши­рен­ного вос­про­из­вод­ства пред­став­ляют собой кру­го­обо­рот не денеж­ного, а товар­ного капи­тала, а поэтому не могут быть исполь­зо­ваны для пре­об­ра­зо­ва­ния сто­и­мо­сти в цену производства.

Если незна­ние «Капи­тала» для кри­ти­ков марк­сизма ещё про­сти­тельно, то для самих марк­си­стов это непоз­во­ли­тель­ная глу­пость. Лучше совер­шенно ничего не писать по тому или иному вопросу, чем писать без­гра­мот­ные работы, выстав­ляя себя не с луч­шей стороны. 

«Постулаты» Маркса выполняются всегда

Вер­нёмся к поло­же­нию Маркса о том, что сумма при­бы­лей рав­ня­ется сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а сумма цен про­из­вод­ства рав­ня­ется сово­куп­ной сто­и­мо­сти всех товаров.

Сово­куп­ная при­быль раз­лич­ных i-​сфер про­из­вод­ства72 пред­став­ляет собой сумму при­бы­лей (πi) всех сфер. Но так как каж­дая отдель­ная при­быль рас­счи­ты­ва­ется как коли­че­ство вло­жен­ного денеж­ного капи­тала этой сферы (Mi), умно­жен­ное на общую норму при­были, а норма при­были, в свою оче­редь, рас­счи­ты­ва­ется отно­си­тельно уже создан­ной сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и пред­су­ще­ству­ю­щего денеж­ного капи­тала, то сумма при­бы­лей все­гда будет равна сово­куп­ной при­ба­воч­ной стоимости:

Σ πi = Σ RMi = R Σ Mi = RM = (S / M) ⋅ M = S

В свою оче­редь, так как инди­ви­ду­аль­ные коли­че­ства посто­ян­ного и пере­мен­ного капи­та­лов в каж­дой из сфер про­из­вод­ства, изна­чально взя­тые как дан­ность, вме­сте состав­ляют сумму посто­ян­ного и пере­мен­ного капи­та­лов сово­куп­ной эко­но­мики (C = Σ Ci и V = Σ Vi), то сумма цен про­из­вод­ства все­гда будет рав­ной сово­куп­ной сто­и­мо­сти товаров:

Σ PPi = Σ ((Ci + Vi) + RMi) = Σ Ci + Σ Vi + R Σ Mi = C + V + S = P

Таким обра­зом, ника­кого про­ти­во­ре­чия у Маркса нет, а оба посту­лата, вопреки мне­нию Борт­ке­вича, выпол­ня­ются все­гда одно­вре­менно. Поэтому самой про­блемы транс­фор­ма­ции на деле не суще­ствует, она явля­ется лишь пло­дом фан­та­зии тех, кто не смог понять даже пер­вого тома «Капи­тала». При этом кате­го­рия сто­и­мо­сти не явля­ется лиш­ней, как утвер­ждали Саму­эль­сон и дру­гие кри­тики Маркса. Без учёта сто­и­мо­сти мы не можем выве­сти общую норму при­были, а без общей нормы при­были мы не можем опре­де­лить цены про­из­вод­ства в каж­дой из отрас­лей. Именно это после­до­ва­тель­ное опре­де­ле­ние всех неиз­вест­ных свя­зы­вает мак­ро­эко­но­мику с мик­ро­эко­но­ми­кой. Иначе говоря, Маркс смог решить про­блему, к кото­рой не могут подо­браться на про­тя­же­нии всего XX и XXI веков даже луч­шие эко­но­ми­сты мира. Именно из-​за этого они до сих пор так и не смогли объ­яс­нить, откуда у капи­та­ли­стов берётся прибыль.

Рассмотрение схем простого воспроизводства двухсекторной модели экономики при делении капиталов на сферы производства по их органическому составу

Как было ска­зано ранее, схемы вос­про­из­вод­ства, дан­ные Марк­сом в тре­тьем отделе вто­рого тома, отра­жают обо­рот товар­ного капи­тала, а поэтому не могут быть исполь­зо­ваны для пре­об­ра­зо­ва­ния сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства в том виде, в кото­ром это делал Борт­ке­вич. На это спра­вед­ливо ука­зал Фред Моусли, по мне­нию кото­рого, при­ве­дён­ные схемы вос­про­из­вод­ства были при­ве­дены Марк­сом в основ­ном с целью кри­тики «догмы Смита»73

Однако, по нашему мне­нию, Моусли немного недо­оце­нил воз­мож­ность при­ме­не­ния схем про­стого вос­про­из­вод­ства в ана­лизе сово­куп­ной эко­но­мики, пред­став­лен­ной капи­та­лами раз­ного орга­ни­че­ского стро­е­ния. Гра­мот­ное изу­че­ние этих схем, а также учёт кру­го­обо­рота денеж­ного капи­тала поз­во­ляют опре­де­лить неко­то­рые воз­мож­ные ситу­а­ции рас­пре­де­ле­ния при­ба­воч­ного про­дукта между капи­та­ли­стами и рабо­чими. Более того, дан­ный ана­лиз может дать ключ к после­ду­ю­щему изу­че­нию вос­про­из­вод­ства миро­вой капи­та­ли­сти­че­ской системы, основ­ной харак­те­ри­сти­кой кото­рой явля­ется нерав­ный обмен това­рами между стра­нами гло­баль­ного Севера и гло­баль­ного Юга.

За основу мы возь­мём годо­вую схему про­стого вос­про­из­вод­ства в том виде, в кото­ром её дал Маркс в XX главе вто­рого тома74 . При этом пред­по­ла­га­ется, что во всех отрас­лях и сфе­рах про­из­вод­ства бла­го­даря сво­бод­ному пере­те­ка­нию капи­та­лов из сферы в сферу скла­ды­ва­ется такое отно­ше­ние между спро­сом и пред­ло­же­нием, что вне зави­си­мо­сти от орга­ни­че­ского стро­е­ния рав­но­ве­ли­кие капи­талы из-​за откло­не­ния цены от сто­и­мо­сти дают сред­нюю прибыль.

Отме­тим ещё сле­ду­ю­щее. Так как сто­и­мость все­гда выра­жа­ется в день­гах, то в даль­ней­шем изло­же­нии до опре­де­лён­ного момента мы будем рас­смат­ри­вать всё в денеж­ном экви­ва­ленте, а не в часах абстракт­ного труда. При этом коэф­фи­ци­ент, свя­зы­ва­ю­щий коли­че­ство обще­ственно необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени с денеж­ной фор­мой сто­и­мо­сти, для упро­ще­ния при­мем рав­ным еди­нице, обо­зна­чив его за k. То есть один час абстракт­ного труда рабо­чего вопло­ща­ется в одной услов­ной денеж­ной еди­нице, напри­мер, в одном рубле.

Рас­смот­рим поло­же­ние в эко­но­мике на начало отчёт­ного года.

Сум­мар­ный денеж­ный капи­тал под­раз­де­ле­ния I состоит из 4000 руб­лей, затра­чи­ва­е­мых на покупку средств про­из­вод­ства, и 1000 руб­лей, затра­чи­ва­е­мых на покупку рабо­чей силы, иначе 4000с + 1000v. Денеж­ный капи­тал под­раз­де­ле­ния II состоит из 2000 руб­лей, затра­чи­ва­е­мых на покупку средств про­из­вод­ства, и 500 руб­лей, затра­чи­ва­е­мых на покупку рабо­чей силы, иначе 2000c + 500v. 

Таким обра­зом, сово­куп­ные капи­та­ли­сты I и II на начало года не имеют на руках нуж­ных средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы, а имеют лишь 5000 и 2500 руб­лей соот­вет­ственно. Все необ­хо­ди­мые им товары, в том числе и рабо­чую силу, капи­та­ли­сты должны извлечь из сферы обра­ще­ния. То есть, если брать схему обо­рота денеж­ного капи­тала Д — Т …П… Т′ — Д′, мы нахо­димся в самом начале этой схемы, или в Д.

Купив средств про­из­вод­ства на 4000 и 2000 руб­лей и рабо­чей силы на 1000 и 500 руб­лей, капи­та­ли­сты I и II соот­вет­ственно пере­во­дят свои капи­талы в товар­ную форму Т, кото­рая вхо­дит в сферу про­из­вод­ства П. 

Далее мы пред­по­ла­гаем, что норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти во всех отрас­лях эко­но­мики равна 100%. Сле­до­ва­тельно, в конце года рабо­чая сила про­из­во­дит новой сто­и­мо­сти 2V = V + M. Учи­ты­вая, что сто­и­мость потреб­лён­ных средств про­из­вод­ства пере­но­сится на сто­и­мость создан­ного товара, мы имеем товары сле­ду­ю­щих стоимостей:

I. 4000с + 1000v + 1000m = 6000
II. 2000c + 500v + 500m = 3000
ΣI+II 6000C + 1500V + 1500M = 9000

То есть в нашей схеме обо­рота денеж­ного капи­тала капи­тал пере­шёл из про­из­во­ди­тель­ной формы (П) в товар­ную форму, но уже с неко­то­рым при­ра­ще­нием по сто­и­мо­сти — Т′. Вынося про­из­ве­дён­ные товары на рынок, то есть в сферу обра­ще­ния, капи­та­ли­сты путём про­дажи извле­кают из этой сферы бо́льшее коли­че­ство денег Д′, чем изна­чально вбро­сили в неё. Тем самым цикл обо­рота денеж­ного капи­тала подо­шёл к концу, чтобы заново начаться в сле­ду­ю­щем году.

При этом мы имеем во всех отрас­лях оди­на­ко­вое орга­ни­че­ское стро­е­ние капи­та­лов с отно­ше­нием посто­ян­ного капи­тала к пере­мен­ному 4:1 и оди­на­ко­вую норму прибыли:

p`I = 1000m ÷ (4000c + 1000v) ⋅ 100% = 20%
p`II = 500m ÷ (2000c + 500v) ⋅ 100% = 20%
p`общ = 1500M ÷ (6000C + 1500V) ⋅ 100% = 20% 

Как мы уже знаем, на деле I и II под­раз­де­ле­ния пред­став­лены капи­та­лами с самым раз­лич­ным орга­ни­че­ским стро­е­нием, но в целях упро­ще­ния пред­ста­вим, что име­ются лишь два типа капи­та­лов — с высо­ким орга­ни­че­ским стро­е­нием (h) и низ­ким орга­ни­че­ским стро­е­нием (l). В пер­вом слу­чае отно­ше­ние посто­ян­ного капи­тала к пере­мен­ному будет 9:1, во вто­ром — 7:3. С учё­том этого мы полу­чаем на начало года сле­ду­ю­щие денеж­ные капи­талы (Д):

Ih. 2250c + 250v
Il. 1750c + 750v
ΣI 4000C + 1000V

IIh. 1125c + 125v
IIl. 875c + 375v
ΣII 2000C + 500V

ΣI+II 6000C + 1500V

Таким обра­зом, на начало года каж­дый капи­та­лист тра­тит в опре­де­лён­ной про­пор­ции необ­хо­ди­мую сумму денег на покупку нуж­ных ему средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы и лишь затем запус­кает про­из­вод­ство. В конце года сто­и­мость про­дукта каж­дого из капи­та­ли­стов имеет сле­ду­ю­щий вид:

Ih. 2250c + 250v + 250m = 2750
Il. 1750c + 750v + 750m = 3250
ΣI 4000C + 1000V + 1000M = 6000

IIh. 1125c + 125v + 125m = 1375
IIl. 875c + 375v + 375m = 1625
ΣII 2000C + 500V + 500M = 3000

ΣI+II 6000C + 1500V + 1500M = 9000

Мы видим: если бы товары про­да­ва­лись по своим сто­и­мо­стям, норма при­были у капи­та­ли­стов h была бы зна­чи­тельно ниже, чем у l

p`(I + II)h = (250 + 125) ÷ (2500 + 1250) ⋅ 100% = 10%
p`(I + II)l = (750 + 375) ÷ (2500 + 1250) ⋅ 100% = 30% 

При сред­ней норме при­были, равной:

p`общ = 1500 ÷ (6000 + 1500) ⋅ 100% = 20%. 

Однако из-​за кон­ку­рен­ции между капи­та­лами и пере­ме­ще­нием их из сферы в сферу на рынке при дости­же­нии рав­но­вес­ного состо­я­ния скла­ды­ва­ется ситу­а­ция, когда капи­та­ли­сты h про­дают свои товары по цене, сто­я­щей выше сто­и­мо­сти, а капи­та­ли­сты l — ниже. В нашем слу­чае мы уже зара­нее пред­по­ло­жили, что капи­талы рас­пре­де­лены по сфе­рам так, чтобы давать сред­нюю при­быль. Так как общая норма при­были равна 20%, полу­ча­ются сле­ду­ю­щие цены товаров:

Ih. 2250c + 250v + 500p = 3000
Il. 1750c + 750v + 500p = 3000
ΣI 4000C + 1000V + 1000M = 6000

IIh. 1125c + 125v + 250p = 1500
IIl. 875c + 375v + 250p = 1500
ΣII 2000C + 500V + 500M = 3000

ΣI+II 6000C + 1500V + 1500M = 9000

Мы видим, что цены про­из­вод­ства сово­куп­ных това­ров Ih и IIh стали выше их сто­и­мо­стей на 250 и 125 руб­лей соот­вет­ственно. В свою оче­редь, цены про­из­вод­ства сово­куп­ных това­ров Il и IIl пони­зи­лись на те же 250 и 125 руб­лей соот­вет­ственно. Только при таких ценах все про­из­во­ди­тели могут сбыть свои товары, полу­чив при этом сред­нюю при­быль с нор­мой в 20%.

После того как товар про­из­ве­дён и на него наклеен цен­ник, он дол­жен быть при­об­ре­тён поку­па­те­лями, чтобы капи­та­ли­стам назад вер­ну­лись деньги для нового цикла обо­рота капи­тала. При этом стоит отме­тить, что мы рас­смат­ри­ваем высо­ко­раз­ви­тую капи­та­ли­сти­че­скую эко­но­мику, в кото­рый прак­ти­че­ски весь товар про­из­во­дится не для себя, а для про­дажи на рынке. То есть капи­та­лист не исполь­зует бо́льшую часть про­из­во­ди­мой на своей фаб­рике про­дук­ции в лич­ных или про­из­вод­ствен­ных целях, а прак­ти­че­ски всё про­даёт на рынке. На рынке он также поку­пает все необ­хо­ди­мые ему сред­ства про­из­вод­ства и рабо­чую силу. 

При этом стоит отме­тить, что всё про­из­вод­ство мы пока рас­смат­ри­вали лишь со сто­роны сто­и­мо­сти, обходя сто­ро­ной потре­би­тель­ную сто­и­мость, а точ­нее, коли­че­ство потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти. При этом Маркс осо­бенно под­чёр­ки­вал важ­ную роль этой сто­роны дела при изу­че­нии удо­вле­тво­ре­ния опре­де­лён­ных раз­ме­ров потреб­но­стей обще­ства в тех или иных товарах:

«То обсто­я­тель­ство, что товар имеет потре­би­тель­ную сто­и­мость, озна­чает лишь, что он удо­вле­тво­ряет какую-​либо обще­ствен­ную потреб­ность. Пока мы имели дело только с отдель­ными това­рами, мы могли пред­по­ла­гать, что суще­ствует потреб­ность в этом опре­де­лён­ном товаре, — коли­че­ство кото­рого уже заклю­чено в его цене, — и дальше не вда­ва­лись в рас­смот­ре­ние раз­ме­ров потреб­но­сти, под­ле­жа­щей удо­вле­тво­ре­нию. Но эта коли­че­ствен­ная сто­рона дела ста­но­вится суще­ствен­ным момен­том, коль скоро, с одной сто­роны, име­ется про­дукт целой отрасли про­из­вод­ства, а с дру­гой — обще­ствен­ная потреб­ность в нём. Теперь необ­хо­димо рас­смот­реть раз­меры, т. е. коли­че­ство этой обще­ствен­ной потреб­но­сти»75 .

Иначе говоря, Маркс напря­мую писал о важ­но­сти ана­лиза не только сто­и­мо­сти, но и потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, при­да­вая осо­бую важ­ность коли­че­ствен­ной харак­те­ри­стике обще­ствен­ной потреб­но­сти в том или ином товаре. Именно поэтому не правы те, кто обви­няет Маркса в игно­ри­ро­ва­нии этой сто­роны дела, пред­ла­гая соеди­нить тру­до­вую тео­рию Маркса с тео­рией пре­дель­ной полез­но­сти. Подоб­ные рас­суж­де­ния ведутся только крайне поверх­ност­ными «зна­то­ками» «Капи­тала». Тео­рия Маркса уже учи­ты­вает «полез­ность» това­ров и вели­чину обще­ствен­ной потреб­но­сти в ней, но делает это не на микро-, а на мак­ро­уровне, то есть на уровне целой экономики. 

К сожа­ле­нию, Марксу не уда­лось сфор­му­ли­ро­вать это более понятно, так как он не успел закон­чить тре­тий том «Капи­тала». Однако, даже несмотря на это, оче­видно, что син­тез тео­рии Маркса с тео­рией пре­дель­ной полез­но­сти, кото­рая ана­ли­зи­рует полез­ность товара на мик­ро­уровне, был бы бес­смыс­лен­ным и излиш­ним. Вме­сто этого необ­хо­димо рас­ши­рить ана­лиз потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти на основе соб­ствен­ной логики тео­рии Маркса.

В этой связи мы должны вве­сти в нашу систему коли­че­ства потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей това­ров, про­из­ве­дён­ных каж­дым капи­та­лом за год. Это могут быть весо­вые зна­че­ния, напри­мер, кило­граммы, тонны и т. д., либо еди­ницы про­дук­ции. Пред­по­ло­жим, что товары изме­ря­ются еди­ни­цах про­дук­ции (Таб­лица 8). Сами цифры взяты слу­чай­ным обра­зом и слу­жат лишь для иллю­стра­ции раз­лич­ных явле­ний, к кото­рым мы перей­дём позд­нее. При этом обо­зна­чим про­дук­цию капи­та­ли­стов Ih това­ром A, капи­та­ли­стов Il — това­ром B, капи­та­ли­стов IIh — това­ром C, капи­та­ли­стов IIl — това­ром D.

Из таб­лицы видно: несмотря на то, что сто­и­мость сово­куп­ного про­дукта равна сумме цен всех про­из­ве­дён­ных това­ров, сто­и­мость суммы това­ров всех под­раз­де­ле­ний, взя­тых поштучно, не рав­ня­ется сумме их цен. Это ещё раз наглядно пока­зы­вает, что тео­рия сто­и­мо­сти и цен Маркса в первую оче­редь ана­ли­зи­рует мак­ро­уро­вень эко­но­ми­че­ской системы, из чего лишь затем сле­дует изу­че­ние мик­ро­уровня. Таким обра­зом, когда мы гово­рим о ценах про­из­вод­ства или сто­и­мо­стях, мы в первую оче­редь ана­ли­зи­руем сто­и­мо­сти и цены про­из­вод­ства сово­куп­но­сти това­ров в раз­лич­ных под­раз­де­ле­ниях, а не цены и сто­и­мо­сти отдель­ных еди­ниц това­ров, как это делает, к при­меру, Сраффа. Но это не зна­чит, что ана­лиз отдель­ных това­ров бес­по­ле­зен. В даль­ней­шем мы пока­жем, для чего он будет нужен.

Пере­ходя теперь непо­сред­ственно к обмену между под­раз­де­ле­ни­ями и сфе­рами про­из­вод­ства, напом­ним: чтобы про­стое вос­про­из­вод­ство могло осу­ществ­ляться в пол­ном объ­ёме, необ­хо­димо выпол­не­ние равен­ства сто­и­мо­стей I(v + m) = IIc. В нашем же слу­чае Ih(v + p) + Il(v + p) = IIh ⋅ (c) + IIl ⋅ (c).

Отме­тим сле­ду­ю­щее. Товары под­раз­де­ле­ния I с целью упро­ще­ния рас­смат­ри­ва­ются как сред­ства, потреб­ля­е­мые только капи­та­ли­стами и только с про­из­во­ди­тель­ной целью, то есть вос­пол­ня­ю­щие потреб­лён­ный посто­ян­ный капи­тал. Товары под­раз­де­ле­ния II рас­смат­ри­ва­ются как сред­ства, потреб­ля­е­мые только непро­из­во­ди­тельно как рабо­чими, так и капи­та­ли­стами: это, напри­мер, еда, транс­порт, раз­лич­ного рода услуги и про­чее. Конечно, можно было бы отдельно выде­лить в под­раз­де­ле­нии II сек­тор, про­из­во­дя­щий пред­меты рос­коши, но это лишь услож­нило бы вос­при­я­тие и для наших целей излишне. 

Мы должны подробно рас­смот­реть про­пор­ции обмена потре­би­тель­ских това­ров, кото­рые могут сло­житься в обще­стве. Товары капи­та­ли­стов IIl и IIh могут в раз­ных про­пор­циях (в цено­вом отно­ше­нии) вхо­дить в потреб­ле­ние рабо­чих. Из этого могут сле­до­вать три ситу­а­ции: (1) рабо­чие тра­тят оди­на­ко­вое коли­че­ство денег на товары IIh и IIl (обра­тите вни­ма­ние, речь именно про денеж­ные траты на те или иные товары, а не о самом коли­че­стве това­ров в нату­раль­ном виде); (2) рабо­чие тра­тят больше денег на товары IIh; (3) рабо­чие тра­тят больше денег на товары IIl. Рас­смот­рим эти ситу­а­ции отдельно, начав с пер­вого, наи­бо­лее иде­аль­ного, вари­анта (1).

Рабочие потребляют одинаковое количество товаров IIh и IIl

В этом слу­чае полу­ча­ется сле­ду­ю­щая кар­тина. Рабо­чие под­раз­де­ле­ний I и II полу­чают на руки 1500 руб­лей на всех в виде зара­бот­ной платы. Из неё на 750 руб­лей они поку­пают про­дук­цию капи­та­ли­стов IIh, на остав­ши­еся 750 — про­дук­цию капи­та­ли­стов IIl.

Рас­смот­рим, как будет идти обмен това­рами между раз­лич­ными под­раз­де­ле­ни­ями, подроб­нее при помощи схемы 1. При этом мы не будем рас­смат­ри­вать вопрос, откуда капи­та­ли­сты изна­чально берут деньги, кото­рые участ­вуют в обмене между под­раз­де­ле­ни­ями, так как его уже рас­смот­рел Маркс в XX главе вто­рого тома «Капи­тала».

Синим цве­том обо­зна­чены товары, обме­ни­ва­ю­щи­еся между раз­ными сфе­рами внутри одного под­раз­де­ле­ния, фио­ле­то­вым — между раз­ными под­раз­де­ле­ни­ями, крас­ным — внутри одной сферы одного под­раз­де­ле­ния. Заметьте: дан­ная схема не отра­жает обо­рот денеж­ного капи­тала, кото­рый играет клю­че­вую роль в нашем исследовании.

Нач­нём с обмена средств про­из­вод­ства внутри под­раз­де­ле­ния I. Так как все сред­ства про­из­вод­ства заку­па­ются на рынке, полу­ча­ется сле­ду­ю­щая ситу­а­ция. Капи­та­ли­сты Ih за 1750 руб­лей поку­пают сред­ства про­из­вод­ства у Il. На остав­ши­еся 500 руб­лей капи­та­ли­сты Ih поку­пают у дру­гих капи­та­ли­стов их же сферы осталь­ные необ­хо­ди­мые им сред­ства про­из­вод­ства. Капи­та­ли­сты Il на полу­чен­ные от капи­та­ли­стов Ih 1750 руб­лей поку­пают у послед­них сред­ства про­из­вод­ства. Таким обра­зом, деньги вер­ну­лись к капи­та­ли­стам Ih, а посто­ян­ный капи­тал в под­раз­де­ле­нии I при­об­ре­тён каж­дым капи­та­ли­стом и может начать функ­ци­о­ни­ро­ва­ние в новом году.

Тем вре­ме­нем рабо­чие Ih на полу­чен­ную зар­плату в 250 руб­лей поку­пают потре­би­тель­ские товары у IIh на 125 руб­лей и на такую же сумму у IIl (см. схему 1). Рабо­чие Il на полу­чен­ную зар­плату в 750 руб­лей поку­пают потре­би­тель­ские товары у IIh на 375 руб­лей и на такую же сумму у IIl. Таким обра­зом, у капи­та­ли­стов IIh и IIl име­ется на руках 1000 руб­лей (по 500 у каж­дого), чтобы купить сред­ства про­из­вод­ства у капи­та­ли­стов Ih и Il. Сле­до­ва­тельно, после этого обмена 1000 руб­лей пере­те­кает снова к капи­та­ли­стам I (по 500 на каж­дого), а сред­ства про­из­вод­ства на 1000 руб­лей пере­хо­дят к капи­та­ли­стам II. Капи­та­ли­сты Ih на полу­чен­ные 500 руб­лей поку­пают у IIh това­ров на 312,5 руб­лей, а на 187,5 руб­лей — това­ров у IIl. Капи­та­ли­сты Il на 500 руб­лей ана­ло­гично поку­пают у IIh това­ров на 312,5 руб­лей, а на 187,5 руб­лей — това­ров у IIl. Теперь деньги в коли­че­стве 1000 руб­лей снова пере­шли к капи­та­ли­стам II под­раз­де­ле­ния, но про­пор­ция изме­ни­лась. Теперь у капи­та­ли­стов IIh на руках име­ется 625 руб­лей, а у капи­та­ли­стов IIl лишь 375 руб­лей. На 625 руб­лей капи­та­ли­сты IIh поку­пают у Ih средств про­из­вод­ства на 312,5 руб­лей и на такую же сумму у капи­та­ли­стов Il. На 375 руб­лей капи­та­ли­сты IIl поку­пают у Ih средств про­из­вод­ства на 187,5 руб­лей и на такую же сумму у капи­та­ли­стов Il

Таким обра­зом, к концу обмена между под­раз­де­ле­ни­ями у капи­та­ли­стов II име­ются на руках всё необ­хо­ди­мое коли­че­ство средств про­из­вод­ства, а капи­та­ли­сты I полу­чили необ­хо­ди­мые им потре­би­тель­ские товары и вер­нули обратно пущен­ные ими на зар­плату рабо­чих деньги, чтобы снова пустить их на зар­плату рабо­чих в сле­ду­ю­щем году.

Теперь рас­смот­рим обмен между сфе­рами в под­раз­де­ле­нии II. Рабо­чие капи­та­ли­стов II полу­чили зар­плату в 125 руб­лей у IIh и в 375 у IIl. На 62,5 рубля рабо­чие IIh поку­пают потре­би­тель­ские товары у капи­та­ли­стов IIh, на кото­рых и рабо­тают. В свою оче­редь рабо­чие IIl на 62,5 руб­лей поку­пают потре­би­тель­ские товары у капи­та­ли­стов IIh. Таким обра­зом, капи­та­ли­стам IIh воз­вра­ща­ются деньги, кото­рые они запла­тили своим рабо­чим в виде зар­платы. На остав­ши­еся 62,5 рубля рабо­чие IIh поку­пают у капи­та­ли­стов IIl потре­би­тель­ские товары, вос­пол­няя пол­но­стью свою потреб­ность в них. 

Далее рабо­чие IIl поку­пают потре­би­тель­ские товары на 125 руб­лей у капи­та­ли­стов IIh, а на 187,5 руб­лей — у капи­та­ли­стов IIl, на кото­рых и рабо­тают. Таким обра­зом, рабо­чие IIl пол­но­стью удо­вле­тво­ряют свою потреб­ность в пред­ме­тах потреб­ле­ния, а у капи­та­ли­стов IIl из пер­во­на­чаль­ной суммы денег в 375 руб­лей, затра­чен­ных на зар­плату, вер­ну­лось 250 руб­лей. При этом у капи­та­ли­стов IIh от рабо­чих IIl име­ется 125 руб­лей. На эти деньги капи­та­ли­сты IIh поку­пают у капи­та­ли­стов IIl потре­би­тель­ские товары, а капи­та­ли­сты IIl тем самым воз­вра­щают себе недо­ста­ю­щие 125 руб­лей, кото­рые пой­дут в новом году на зар­плату рабочим.

Теперь оста­лось рас­смот­реть обмен остат­ков при­ба­воч­ного про­дукта между капи­та­ли­стами II под­раз­де­ле­ния. Пред­меты потреб­ле­ния ценой в 62,5 руб­лей капи­та­ли­сты IIh обме­ни­вают между собой внутри этой же сферы под­раз­де­ле­ния II. Ана­ло­гич­ным обра­зом пред­меты потреб­ле­ния ценой в 187,5 руб­лей капи­та­ли­сты IIl обме­ни­вают между собой внутри этой же сферы под­раз­де­ле­ния II. В каж­дой сфере под­раз­де­ле­ния II оста­ётся товар ценой по 62,5 руб­лей. На эти 62,5 руб­лей капи­та­ли­сты IIh поку­пают пред­меты потреб­ле­ния у капи­та­ли­стов IIl. Послед­ние же на полу­чен­ные деньги, в свою оче­редь, поку­пают необ­хо­ди­мые им пред­меты потреб­ле­ния у капи­та­ли­стов IIh, а деньги воз­вра­ща­ются туда, откуда они при­шли, то есть к капи­та­ли­стам IIh.

Таким обра­зом, на конец года каж­дый капи­та­лист имеет необ­хо­ди­мое ему коли­че­ство средств про­из­вод­ства и денег, необ­хо­ди­мых для выплаты зар­платы рабо­чим на сле­ду­ю­щий год, а также опре­де­лён­ное коли­че­ство при­ба­воч­ного про­дукта, кото­рый при усло­вии про­стого вос­про­из­вод­ства потреб­ля­ется пол­но­стью непро­из­во­ди­тельно. На сле­ду­ю­щий год ситу­а­ция повто­ря­ется, и так снова и снова.

Теперь рас­смот­рим ситу­а­цию с точки зре­ния потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти. Из таб­лицы 8 мы знаем, что в сфере Ih про­из­ве­дено 30 еди­ниц това­ров А, в Il — 60 еди­ниц това­ров B, в IIh — 500 еди­ниц това­ров C, в IIl — 300 еди­ниц това­ров D. На конец года, после обмена между капи­та­ли­стами и рабо­чими, а также между самими капи­та­ли­стами, полу­ча­ется сле­ду­ю­щее (Таб­лица 9).

Теперь перей­дём от цен к сто­и­мо­стям, чтобы иссле­до­вать то, как послед­ние пере­рас­пре­де­ли­лись между раз­лич­ными клас­сами обще­ства. Исполь­зуя дан­ные таб­лиц 8 и 9, опре­де­лим сово­куп­ную сто­и­мость каж­дого из това­ров, кото­рых капи­та­ли­сты и рабо­чие при­об­рели за год. Для этого коли­че­ство еди­ниц това­ров из таб­лицы 9 необ­хо­димо умно­жить на сто­и­мость одной еди­ницы товара из таб­лицы 8. Полу­чится сле­ду­ю­щее (в дан­ном слу­чае из-​за гро­мозд­ких рас­чё­тов округ­лим цифры до целых):

Ih. 2354c + 250v + 490p = 3094
Il. 1604c + 750v + 490p = 2844
ΣI 3958C + 1000V + 980M = 5938

IIh. 1146c + 125v + 260p = 1531
IIl. 876c + 375v + 260p = 1531
ΣII 2042C + 500V + 520M = 3062

ΣI+II 6000C + 1500V + 1500M = 9000

При срав­не­нии полу­чен­ных сто­и­мост­ных рас­чё­тов с цено­выми видно, что сумма цен средств про­из­вод­ства равна их сово­куп­ной сто­и­мо­сти, сумма цен потре­би­тель­ских това­ров, потреб­ля­е­мых капи­та­ли­стами, равна сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а сумма цен потре­би­тель­ских това­ров, потреб­ля­е­мых рабо­чими, равна сово­куп­ному пере­мен­ному капи­талу. При этом новая сово­куп­ная сто­и­мость, создан­ная за отчёт­ный год (V + M), равна сумме цен това­ров, нахо­дя­щихся в руках у рабо­чих, и цен това­ров, нахо­дя­щихся в руках у капи­та­ли­стов. Само собой разу­ме­ется, что сумма цен всех това­ров равна сово­куп­ной сто­и­мо­сти годо­вого товара.

При этом мы видим, что сто­и­мо­сти средств про­из­вод­ства, нахо­дя­щихся в руках отдель­ных капи­та­ли­стов, не сов­па­дают с их ценами. Но это не имеет ника­кого зна­че­ния, так как в дан­ном слу­чае мы имеем уже не денеж­ный капи­тал (Д), с кото­рого мы начи­нали кру­го­обо­рот, а товар­ный капи­тал (Т), в кото­рый капи­та­ли­сты пере­вели свой денеж­ный капитал. 

Таким обра­зом, нет ника­кой раз­ницы, насколько откло­ня­ются цены средств про­из­вод­ства от их сто­и­мо­стей, когда эти сред­ства про­из­вод­ства уже куп­лены каж­дым отдель­ным капи­та­ли­стом. Кру­го­обо­рот капи­тала поку­па­теля средств про­из­вод­ства начи­нался с денег, он вбра­сы­вал в сферу обра­ще­ния опре­де­лён­ную сто­и­мость, высту­пая при этом поку­па­те­лем товара. В то же время дру­гой капи­та­лист являлся про­дав­цом товара пер­вому капи­та­ли­сту, чтобы затем стать поку­па­те­лем самому. Таким обра­зом, если капи­та­ли­сты Ih и Il вбро­сили в сферу обра­ще­ния 4000 руб­лей сто­и­мо­сти в виде денег, а извлекли сред­ства про­из­вод­ства сто­и­мо­стью 3958, то это лишь озна­чает, что капи­та­ли­сты IIh и IIl за 2000 руб­лей извлекли с рынка средств про­из­вод­ства на 2042 рубля. Всё равно в целой эко­но­мике сумма цен средств про­из­вод­ства оста­ётся рав­ной сово­куп­ной сто­и­мо­сти этих же средств про­из­вод­ства. А так как капи­тал начи­нал свой кру­го­обо­рот с 4000 и 2000 руб­лей соот­вет­ственно, то он вер­нётся обратно к капи­та­ли­стам в резуль­тате после­ду­ю­щей про­дажи про­из­ве­дён­ного товара, при­неся ещё к тому же сред­нюю при­быль. Эта сред­няя при­быль будет опре­де­ляться сово­куп­ным коли­че­ством при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, создан­ной рабо­чими в этом году.

Именно это хотел ска­зать Маркс в том фраг­менте, кото­рый Борт­ке­вич посчи­тал при­зна­нием Маркса в соб­ствен­ном бес­си­лии пре­об­ра­зо­вать сто­и­мо­сти в цены на входе. Таким обра­зом, насто­я­щее бес­си­лие здесь пока­зал лишь Лади­слав Борт­ке­вич с после­до­ва­те­лями и неко­то­рыми марк­си­стами, но никак не Маркс.


После того как мы рас­смот­рели иде­аль­ный пер­вый вари­ант потреб­ле­ния рабо­чими рав­ных по ценам коли­честв това­ров C и D, мы должны рас­смот­реть, что будет, если это равен­ство нарушится.

Рабочие потребляют больше товаров IIh

В этом слу­чае наблю­да­ется сле­ду­ю­щее. Рабо­чие обоих под­раз­де­ле­ний I и II полу­чают на руки, как и в преды­ду­щем слу­чае, 1500 руб­лей в виде зара­бот­ной платы. Но в этом слу­чае они поку­пают на 900 руб­лей про­дук­цию капи­та­ли­стов IIh, на остав­ши­еся 600 — про­дук­цию капи­та­ли­стов IIl. То есть соот­но­ше­ние IIh:IIl в этом слу­чае не 1:1, а 3:2. В свою оче­редь это озна­чает, что капи­та­ли­сты потреб­ляют больше това­ров IIl. Из всего этого мы полу­чаем схему 2.

Синим цве­том обо­зна­чены товары, обме­ни­ва­ю­щи­еся между раз­ными сфе­рами внутри одного под­раз­де­ле­ния, фио­ле­то­вым — между раз­ными под­раз­де­ле­ни­ями, крас­ным — внутри одной сферы одного под­раз­де­ле­ния. Заметьте: дан­ная схема не отра­жает обо­рот денеж­ного капи­тала, кото­рый играет клю­че­вую роль в нашем исследовании.

Подробно опи­сы­вать все опе­ра­ции обмена мы не будем: они ана­ло­гичны слу­чаю 1, за исклю­че­нием кон­крет­ных цифр. Рас­счи­таем сразу коли­че­ство потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей, кото­рые ока­зы­ва­ются на руках у капи­та­ли­стов и рабо­чих на конец года (Таб­лица 10).

Исполь­зуя дан­ные таб­лиц 8 и 10, опре­де­лим сто­и­мо­сти, име­ю­щи­еся на руках у капи­та­ли­стов и рабо­чих в конце года. Полу­чится сле­ду­ю­щее (в дан­ном слу­чае из-​за гро­мозд­ких рас­чё­тов округ­лим цифры до целых):

Ih. 2354c + 246v + 498p = 3098
Il. 1604c + 738v + 498p = 2840
ΣI 3958C + 983V + 996M = 5938

IIh. 1150c + 123v + 265p = 1538
IIl. 892c + 369v + 265p = 1525
ΣII 2042C + 492V + 529M = 3063

ΣI+II 6000C + 1475V + 1525M = 9000

Как и в преды­ду­щем слу­чае, при срав­не­нии полу­чен­ных сто­и­мост­ных рас­чё­тов с цено­выми видно, что сумма цен средств про­из­вод­ства, нахо­дя­щихся теперь в руках капи­та­ли­стов, равна их сово­куп­ной сто­и­мо­сти, а сумма цен всех това­ров рав­ня­ется сово­куп­ной сто­и­мо­сти этих товаров. 

Однако есть и суще­ствен­ное отли­чие. Сумма зара­бот­ных плат рабо­чих, рав­ная сумме цен при­об­ре­тён­ных ими пред­ме­тов потреб­ле­ния, ока­за­лась выше, чем сто­и­мость послед­них. Одно­вре­менно с этим сумма цен пред­ме­тов потреб­ле­ния, нахо­дя­щихся в руках капи­та­ли­стов, стала ниже их сово­куп­ной сто­и­мо­сти. При этом, как и в преды­ду­щем слу­чае, создан­ная в этом году сово­куп­ная сто­и­мость (V + М) всё равно оста­лась рав­ной сумме зар­плат рабо­чих и сумме при­бы­лей капи­та­ли­стов, выра­жен­ных в денеж­ном эквиваленте.

В дан­ном слу­чае наблю­да­ется откло­не­ние номи­наль­ной зара­бот­ной платы рабо­чих от сто­и­мо­сти необ­хо­ди­мых для них пред­ме­тов потреб­ле­ния. То есть за такое же номи­наль­ное число руб­лей рабо­чие могут при­об­ре­сти меньше сто­и­мо­сти, чем в пер­вом слу­чае. В свою оче­редь, при­быль капи­та­ли­стов, выра­жен­ная в день­гах, откло­ня­ется от сто­и­мо­сти их пред­ме­тов потреб­ле­ния в про­ти­во­по­лож­ную сторону. 

Иначе говоря, если мы обра­тим вни­ма­ние на коли­че­ство часов абстракт­ного труда, кото­рый рас­пре­де­ля­ется между раз­лич­ными клас­сами, ока­жется, что Σ M > Σ (P / k); в то же самое время Σ V < Σ (ЗП / k), где М и V — при­ба­воч­ная сто­и­мость и сто­и­мость пред­ме­тов потреб­ле­ния рабо­чих, выра­жен­ных в часах абстракт­ного труда, P и ЗП — при­быль и зара­бот­ная плата соот­вет­ственно, выра­жен­ные в руб­лях, а k — коэф­фи­ци­ент, пока­зы­ва­ю­щий коли­че­ство денег, про­из­во­ди­мых абстракт­ным тру­дом за еди­ницу вре­мени, в дан­ном слу­чае име­ю­щий раз­мер­ность [рубль/​час].

Теперь мы должны рас­смот­реть послед­ний вари­ант, в кото­ром рабо­чие потреб­ляют в основ­ном про­дук­цию капи­та­ли­стов IIl.

Рабочие потребляют больше товаров IIl

В этом слу­чае наблю­да­ется сле­ду­ю­щее. Рабо­чие обоих под­раз­де­ле­ний I и II полу­чают на руки, как и в преды­ду­щих двух слу­чаях, 1500 руб­лей в виде зара­бот­ной платы. Но в этом слу­чае они поку­пают на 600 руб­лей про­дук­цию капи­та­ли­стов IIh, на остав­ши­еся 900 — про­дук­цию капи­та­ли­стов IIl. То есть соот­но­ше­ние IIh:IIl в этом слу­чае не 1:1 или 3:2, а 2:3. В свою оче­редь это озна­чает, что капи­та­ли­сты также не потреб­ляют про­дук­цию обоих сфер под­раз­де­ле­ния II в оди­на­ко­вых цено­вых про­пор­циях, а, в про­ти­во­по­лож­ность рабо­чим, потреб­ляют больше това­ров IIh. Мы полу­чаем схему 3.

Синим цве­том обо­зна­чены товары, обме­ни­ва­ю­щи­еся между раз­ными сфе­рами внутри одного под­раз­де­ле­ния, фио­ле­то­вым — между раз­ными под­раз­де­ле­ни­ями, крас­ным — внутри одной сферы одного под­раз­де­ле­ния. Заметьте: дан­ная схема не отра­жает обо­рот денеж­ного капи­тала, кото­рый играет клю­че­вую роль в нашем исследовании.

Подробно опи­сы­вать все опе­ра­ции обмена мы не будем, они ана­ло­гичны слу­чаю 1, за исклю­че­нием кон­крет­ных цифр. Рас­счи­таем сразу коли­че­ство потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей, кото­рые ока­зы­ва­ются на руках капи­та­ли­стов и рабо­чих на конец года (Таб­лица 11).

Исполь­зуя дан­ные таб­лиц 8 и 11, опре­де­лим сто­и­мо­сти, име­ю­щи­еся на руках у капи­та­ли­стов и рабо­чих в конце года. Полу­чится сле­ду­ю­щее (в дан­ном слу­чае из-​за гро­мозд­ких рас­чё­тов округ­лим цифры до целых):

Ih. 2354c + 254v + 481p = 3090
Il. 1604c + 763v + 481p = 2848
ΣI 3958C + 1017V + 962M = 5937

IIh. 1142c + 127v + 256p = 1525
IIl. 900c + 381v + 256p = 1538
ΣII 2042C + 508V + 513M = 3062

ΣI+II 6000C + 1525V + 1475M = 9000

Как и в преды­ду­щих двух слу­чаях, при срав­не­нии полу­чен­ных сто­и­мост­ных рас­чё­тов с цено­выми видно, что сумма цен средств про­из­вод­ства, нахо­дя­щихся теперь в руках капи­та­ли­стов, равна их сово­куп­ной сто­и­мо­сти, а сумма цен всех това­ров рав­ня­ется сово­куп­ной сто­и­мо­сти этих товаров. 

Однако, в про­ти­во­по­лож­ность вто­рому слу­чаю, сумма зара­бот­ных плат рабо­чих ока­за­лась ниже, чем сово­куп­ная сто­и­мость пред­ме­тов потреб­ле­ния, кото­рые были куп­лены рабо­чими. Одно­вре­менно с этим сумма цен пред­ме­тов потреб­ле­ния, нахо­дя­щихся в руках капи­та­ли­стов, стала выше их сово­куп­ной сто­и­мо­сти. При этом, как и в преды­ду­щих двух слу­чаях, создан­ная в этом году сово­куп­ная сто­и­мость (V + М) всё равно оста­лась рав­ной сумме зар­плат рабо­чих и при­бы­лей капи­та­ли­стов, выра­жен­ной в денеж­ном эквиваленте.

Если во вто­ром слу­чае Σ M > Σ (P / k) и Σ V < Σ (ЗП / k), то в тре­тьем слу­чае эти нера­вен­ства меняют знак на про­ти­во­по­лож­ный Σ M < Σ (P / k) и Σ V > Σ (ЗП / k).

Таким обра­зом, мы видим: бла­го­даря кон­ку­рен­ции и вырав­ни­ва­нию норм при­были между раз­лич­ными сфе­рами про­из­вод­ства рабо­чие могут полу­чать экви­ва­лент сто­и­мо­сти своей рабо­чей силы, не имея ника­кого выиг­рыша или про­иг­рыша по коли­че­ству при­сва­и­ва­е­мого про­дукта труда (в часах абстракт­ного труда), но могут и поте­рять опре­де­лён­ную часть сво­его про­дукта либо, наобо­рот, даже при­сво­ить часть при­ба­воч­ного про­дукта, создан­ного их же руками.

Однако сумма создан­ной за год новой сто­и­мо­сти всё равно все­гда будет равна сумме цен това­ров, потреб­ля­е­мых капи­та­ли­стами и рабо­чими. Изме­няться будет лишь про­пор­ция, в кото­рой про­дукт абстракт­ного труда рас­пре­де­ля­ется между двумя клас­сами. И так же, как и в слу­чае откло­не­ния цены от сто­и­мо­сти посто­ян­ного капи­тала, это откло­не­ние зар­платы от сто­и­мо­сти потре­би­тель­ских това­ров никак не вли­яет на то, что общая норма при­были опре­де­ля­ется лишь вновь при­ме­нён­ным в этом году коли­че­ством при­ба­воч­ного живого труда.

Стоит отме­тить, что Маркс также знал об этом. В чер­но­вых руко­пи­сях «Капи­тала» Маркс более подробно, чем в финаль­ном вари­анте тре­тьего тома, писал о вли­я­нии обра­зо­ва­ния общей нормы при­были на зар­плату рабочего:

«Итак, для рабо­чего могут иметь место все три слу­чая: [во-​первых,] его выиг­рыш или потеря при этой опе­ра­ции могут быть равны нулю; [во-​вторых, про­цесс вырав­ни­ва­ния при­бы­лей] может пони­зить его необ­хо­ди­мую зара­бот­ную плату, так что она ста­нет недо­ста­точ­ной, т. е. упа­дет ниже необ­хо­ди­мого мини­мума; в-​третьих, эта опе­ра­ция может дать рабо­чему неко­то­рую доба­воч­ную плату, сво­дя­щу­юся к неко­то­рой чрез­вы­чайно малой доле его соб­ствен­ного при­ба­воч­ного труда»76 .

И хотя Маркс не при­вёл здесь схемы вос­про­из­вод­ства по сфе­рам с капи­та­лами раз­ного орга­ни­че­ского стро­е­ния, он ясно осо­зна­вал те эффекты, кото­рые ока­зы­вает кон­ку­рен­ция между капи­та­лами раз­лич­ных сфер про­из­вод­ства на зара­бот­ную плату рабочих.

Однако между нашим рас­смот­ре­нием про­блемы и тем, как её рас­смат­ри­вал Маркс, есть сле­ду­ю­щее отли­чие. При­ве­дён­ные нами схемы про­стого вос­про­из­вод­ства отоб­ра­жают три ста­ти­че­ских вари­анта, при кото­рых эко­но­ми­че­ская система уже нахо­дится в рав­но­вес­ном состо­я­нии. Иначе говоря, капи­талы уже рас­пре­де­лены по раз­лич­ным сфе­рам и отрас­лям таким обра­зом, что соот­но­ше­ние между спро­сом и пред­ло­же­нием откло­няет рыноч­ную цену от сто­и­мо­сти так, что каж­дый из капи­та­ли­стов полу­чает сред­нюю при­быль на свой капи­тал. При этом все три вари­анта не явля­ются вза­и­мо­свя­зан­ными, а отоб­ра­жают лишь три воз­мож­ных слу­чая пред­по­чте­ний рабо­чих и капи­та­ли­стов в пред­ме­тах потребления.

Маркс же рас­смат­ри­вал про­цесс уста­нов­ле­ния общей нормы при­были в дина­мике. При этом пред­по­чте­ния рабо­чих оста­ва­лись оди­на­ко­выми, но сама система дви­га­лась из нерав­но­вес­ного состо­я­ния, при кото­ром капи­та­ли­сты полу­чают раз­лич­ную при­быль на рав­но­ве­ли­кий капи­тал, к рав­но­вес­ному. В резуль­тате этого про­цесса цены на пред­меты потреб­ле­ния откло­ня­лись от их сто­и­мо­стей. При этом реаль­ная зара­бот­ная плата рабо­чих, выра­жа­ю­ща­яся в опре­де­лён­ном коли­че­стве денег, могла не изме­ниться, либо ста­но­ви­лась ниже, либо, наобо­рот, выше. Во вто­ром слу­чае это выра­жа­лось бы в том, что рабо­чие были бы вынуж­дены умень­шить своё потреб­ле­ние либо начать заба­стовку с целью повы­ше­ния номи­наль­ной зара­бот­ной платы, чтобы вер­нуть потреб­ле­ние на преж­ний уро­вень. В тре­тьем слу­чае рабо­чие на то же коли­че­ство денег могли бы купить боль­шее коли­че­ство това­ров. Это могло бы сти­му­ли­ро­вать капи­та­ли­стов либо пони­зить их зара­бот­ную плату, либо, при актив­ном сопро­тив­ле­нии рабо­чих, доволь­ство­ваться тем, что рабо­чие стали при­сва­и­вать про­дукт сво­его труда в боль­шем коли­че­стве. Всё это в итоге при­вело бы к уста­нов­ле­нию в эко­но­мике одного из трёх вари­ан­тов вос­про­из­вод­ства, кото­рые мы при­вели выше.

Теперь, прежде чем перейти к сле­ду­ю­щей главе, мы должны обра­тить вни­ма­ние на ещё одну про­блему, кото­рая воз­никла в нашем исследовании.

Проблема неравномерного потребления благ капиталистами разных сфер производства

Вни­ма­тель­ный чита­тель, навер­ное, уже обра­тил вни­ма­ние на весьма непри­ят­ную деталь, выте­ка­ю­щую из при­ве­дён­ных нами схем про­стого вос­про­из­вод­ства. В каж­дом отдель­ном слу­чае рабо­чие всех сфер про­из­вод­ства потреб­ляют потре­би­тель­ские товары раз­лич­ных сфер под­раз­де­ле­ния II в оди­на­ко­вой про­пор­ции (1:1, 3:2 или 2:3), но капи­та­ли­сты раз­ных под­раз­де­ле­ний в одном и том же слу­чае на руках имеют товары потреб­ле­ния в раз­лич­ных про­пор­циях (в цено­вом экви­ва­ленте). Рас­клад полу­ча­ется сле­ду­ю­щий (Таб­лица 12).

Можно было бы воз­ра­зить, что это не про­блема, так как в реаль­ной жизни пред­по­чте­ния раз­лич­ных людей раз­личны. Кто-​то пред­по­чи­тает здо­ро­вую пищу фаст­фуду, кто-​то пред­по­чтёт нако­пить деньги на новый iPhone вме­сто покупки вело­си­педа и так далее. Однако это сла­бый аргу­мент. Изу­чая эко­но­мику, мы вна­чале абстра­ги­ру­емся от раз­лич­ного рода явле­ний, видо­из­ме­ня­ю­щих дей­ствие эко­но­ми­че­ских зако­нов, чтобы иссле­до­вать их в чистом виде. Лишь затем, когда все внут­рен­ние связи были изу­чены, мы, оттал­ки­ва­ясь от них, можем перейти к иссле­до­ва­нию более кон­крет­ных явле­ний. Именно поэтому изна­чально мы должны рас­смот­реть всех рабо­чих как еди­ного сово­куп­ного рабо­чего, в кото­ром все раз­ли­чия инди­ви­ду­аль­ных лич­но­стей уни­что­жа­ются. Это мы и сде­лали выше, ниве­ли­ро­вав раз­ли­чия между лич­но­стями, пред­ста­вив всех рабо­чих как еди­ный класс.

Но то же самое должно отно­ситься и к капи­та­ли­стам. В сово­куп­ном еди­ном капи­та­ли­сте должны быть стёрты все раз­ли­чия между инди­ви­ду­аль­ными капи­та­ли­стами. Есте­ственно, кто-​то из капи­та­ли­стов пред­по­чи­тает соб­ствен­ный само­лёт соб­ствен­ной яхте, но сово­куп­ность капи­та­ли­стов имеет как само­лёты, так и яхты усред­нённо. Однако таб­лица 12 пока­зы­вает, что, напри­мер, в слу­чае 3 капи­та­ли­сты под­раз­де­ле­ния I тра­тят прак­ти­че­ски рав­ное коли­че­ство денег на товары C и D с неболь­шим пере­ве­сом в сто­рону C, в то время как капи­та­ли­сты под­раз­де­ле­ния II тра­тят зна­чи­тель­ную сумму денег на товары D и лишь незна­чи­тель­ную на товары C. Как же выйти из сло­жив­шейся ситуации?

На самом деле тут также нет ника­кой про­блемы. Затруд­не­ние свя­зано с тем, что схемы вос­про­из­вод­ства из-​за слож­но­сти моде­ли­ру­е­мых про­цес­сов не могут отоб­ра­зить обмен това­ров с учё­том обо­рота денег. Дан­ные схемы лишь иллю­стри­руют то, что в про­цессе годо­вого вос­про­из­вод­ства капи­та­ли­сты всех сфер и под­раз­де­ле­ний вос­пол­няют свой посто­ян­ный капи­тал, и то, что капи­та­ли­сты и рабо­чие удо­вле­тво­ряют свои потреб­но­сти в пред­ме­тах потреб­ле­ния. На схе­мах мы видим пря­мой обмен между под­раз­де­ле­ни­ями и сфе­рами про­из­вод­ства, более напо­ми­на­ю­щий бар­тер. При этом в реаль­ной эко­но­мике каж­дый из капи­та­ли­стов лишь выно­сит свой товар на рынок, полу­чает деньги, а потом поку­пает нуж­ные ему товары в необ­хо­ди­мой для него пропорции.

Рас­смот­рим подроб­нее слу­чай 1.

Капи­та­ли­сты Ih и Il сов­местно имеют на руках товары C и D ценой 625 и 375 руб­лей соот­вет­ственно (соот­но­ше­ние 5:3), а капи­та­ли­сты IIh и IIl — 125 и 375 соот­вет­ственно (соот­но­ше­ние 1:3). В целом класс капи­та­ли­стов имеет на руках това­ров C на 750 руб­лей, D — на 750 руб­лей (отно­ше­ние 1:1). Так как мы пред­по­ла­гаем, что мы имеем усред­нён­ных капи­та­ли­стов, мы должны полу­чить такую ситу­а­цию, при кото­рой каж­дый из капи­та­ли­стов потреб­ляет товары в этом соот­но­ше­нии. А для этого мы должны осу­ще­ствить вто­рич­ный обмен этими това­рами между капиталистами.

Капи­та­ли­сты под­раз­де­ле­ния I имеют на 125 руб­лей больше това­ров C, чем им необ­хо­димо, при этом имеют недо­ста­ток в това­рах D на такую же сумму. Капи­та­ли­сты под­раз­де­ле­ния II, наобо­рот, имеют недо­ста­ток в това­рах C на 125 руб­лей, но това­ров D имеют на такую же сумму больше, чем необ­хо­димо. Таким обра­зом, капи­та­ли­сты I про­да­дут капи­та­ли­стам II това­ров C на 125 руб­лей и купят себе на такую же сумму това­ров D. 

В резуль­тате этого обмена на руках капи­та­ли­стов под­раз­де­ле­ния I ока­жется това­ров C и D по 500 руб­лей (соот­но­ше­ние 1:1), а на руках капи­та­ли­стов под­раз­де­ле­ния II това­ров C и D по 250 руб­лей (соот­но­ше­ние 1:1).

Ана­ло­гич­ные дей­ствия мы должны выпол­нить со слу­ча­ями 2 и 3.

В слу­чае 2 капи­та­ли­сты Ih и Il сов­местно имеют на руках товары C и D ценой 525 и 475 руб­лей соот­вет­ственно (соот­но­ше­ние 1,11:1), а капи­та­ли­сты IIh и IIl — 75 и 425 соот­вет­ственно (соот­но­ше­ние 3:17). В целом класс капи­та­ли­стов имеет на руках това­ров C на 600 руб­лей, D — на 900 руб­лей (отно­ше­ние 2:3). То есть у капи­та­ли­стов I избы­ток товара C на 125 руб­лей и недо­ста­ток товара D на 125 руб­лей. У капи­та­ли­стов II — наоборот.

В резуль­тате обмена на руках у капи­та­ли­стов под­раз­де­ле­ния I ока­жется това­ров C на 400 руб­лей, това­ров D — на 600 руб­лей (соот­но­ше­ние 2:3), а на руках у капи­та­ли­стов под­раз­де­ле­ния II това­ров C на 200 руб­лей, това­ров D — на 300 руб­лей (соот­но­ше­ние 2:3).

В слу­чае 3 капи­та­ли­сты Ih и Il сов­местно имеют на руках товары C и D ценой 725 и 275 руб­лей соот­вет­ственно (соот­но­ше­ние 2,64:1), а капи­та­ли­сты IIh и IIl — 175 и 325 соот­вет­ственно (соот­но­ше­ние 1:1,86). В целом класс капи­та­ли­стов имеет на руках това­ров C на 900 руб­лей, D — на 600 руб­лей (отно­ше­ние 3:2). То есть у капи­та­ли­стов I избы­ток товара C на 125 руб­лей и недо­ста­ток товара D на 125 руб­лей. У капи­та­ли­стов II — наоборот.

В резуль­тате обмена на руках капи­та­ли­стов под­раз­де­ле­ния I ока­жется това­ров C на 600 руб­лей, това­ров D — на 400 руб­лей (соот­но­ше­ние 3:2), а на руках капи­та­ли­стов под­раз­де­ле­ния II това­ров C на 300 руб­лей, това­ров D — на 200 руб­лей (соот­но­ше­ние 3:2).

Таким обра­зом, путём вто­рич­ного обмена мы при­вели соот­но­ше­ние потреб­ля­е­мых това­ров класса капи­та­ли­стов в поря­док. При этом мы видим, что соот­но­ше­ние затрат денег на товары C и D в слу­чаях 2 и 3 у капи­та­ли­стов и рабо­чих про­ти­во­по­ложны. Лишь в слу­чае 1 капи­та­ли­сты и рабо­чие потреб­ляют потре­би­тель­ские товары в оди­на­ко­вой про­пор­ции 1:1.

Стоит ещё раз под­черк­нуть, что этот вто­рич­ный обмен внутри класса капи­та­ли­стов явля­ется лишь допол­ни­тель­ной внут­рен­ней ите­ра­цией рас­чёта, необ­хо­ди­мой нам для усред­не­ния раз­лич­ных капи­та­ли­стов между собой. Необ­хо­ди­мость вве­де­ния вто­рич­ного обмена между капи­та­ли­стами свя­зана с огра­ни­чен­но­стью схем про­стого вос­про­из­вод­ства, не спо­соб­ных отоб­ра­зить всех про­цес­сов обмена, суще­ству­ю­щих в обще­стве. Хотя в реаль­ной эко­но­мике и суще­ствуют пере­про­дажи между раз­ными капи­та­ли­стами, а также между капи­та­ли­стами и рабо­чими, обмен между раз­лич­ными про­из­во­ди­те­лями про­ис­хо­дит гораздо слож­нее. Важ­ную роль в этом обмене все­гда играют деньги вне зави­си­мо­сти от того, явля­ются ли они реаль­ными либо суще­ствуют лишь в голо­вах аген­тов тор­говли. Капи­та­лист, про­из­во­дя­щий, к при­меру, пред­меты потреб­ле­ния, после про­дажи сво­его товара не обя­за­тельно поку­пает сред­ства про­из­вод­ства у того капи­та­ли­ста, кото­рому он про­дал свой товар. В свою оче­редь, капи­та­лист, про­из­во­дя­щий сред­ства про­из­вод­ства, не обя­за­тельно будет поку­пать пред­меты потреб­ле­ния у того капи­та­ли­ста, кото­рый купил его станки и так далее. Каж­дый капи­та­лист полу­чает за свой товар деньги, чтобы затем на рынке купить то, что ему необходимо.

Важ­ная роль денег в капи­та­ли­сти­че­ской эко­но­мике не огра­ни­чи­ва­ется этим. У кого-​то из аген­тов про­из­вод­ства может в дан­ный момент не ока­заться необ­хо­ди­мой суммы, так как его товар ещё не про­дан. Взяв кре­дит в банке, про­из­во­ди­тель может при­об­ре­сти нуж­ные ему товары, даже не имея необ­хо­ди­мого коли­че­ства денег. 


Однако вне зави­си­мо­сти от всей слож­но­сти про­ис­хо­дя­щих в обще­стве про­цес­сов все они сво­дятся к трём схе­мам, разо­бран­ным нами в этой главе. При этом, как бы ни откло­ня­лись цены отдель­ных средств про­из­вод­ства от их сто­и­мо­стей, это не вли­яет на эко­но­мику в целом. В целой эко­но­мике все раз­ли­чия ниве­ли­ру­ются, при этом посто­ян­ный капи­тал не ока­зы­вает ника­кого вли­я­ния на вновь создан­ную тру­дом рабо­чих стоимость.

Осо­бая ситу­а­ция свя­зана с пере­мен­ным капи­та­лом. Бла­го­даря тому, что цены пред­ме­тов потреб­ле­ния рабо­чих могут откло­няться от их сто­и­мо­стей, рабо­чие могут при­сва­и­вать либо боль­шее коли­че­ство про­дук­тов соб­ствен­ного труда, либо мень­шее. Однако даже это никак не может повли­ять на коли­че­ство вновь создан­ной сто­и­мо­сти. Сумма V + M все­гда будет равна коли­че­ству новой сто­и­мо­сти, про­из­ве­дён­ной всеми рабо­чими за год, вне зави­си­мо­сти от той сте­пени, в кото­ром повы­ша­ется V с одно­вре­мен­ным пони­же­нием M и наобо­рот. Однако так как капи­та­ли­сты все­гда изме­ряют коли­че­ство своей при­были в денеж­ном экви­ва­ленте, а не в еди­ни­цах абстракт­ного труда или в нату­раль­ных еди­ни­цах раз­лич­ных коли­честв потре­би­тель­ных сто­и­мо­стей, а пред­при­я­тие каж­дого отдель­ного капи­та­ли­ста начи­на­ется с денеж­ной формы капи­тала и ей закан­чи­ва­ется, то и при­быль, пред­став­ля­ю­щая собой опре­де­лён­ную сумму денег, все­гда будет рав­няться сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, также выра­жен­ной в денеж­ном эквиваленте. 

Из всего этого сле­дует, что «посту­латы» Маркса выпол­ня­ются все­гда: сово­куп­ная сто­и­мость про­из­ве­ден­ных това­ров будет все­гда равна сумме цен этих това­ров, а сумма при­бы­лей будет равна сово­куп­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, выра­жен­ной в день­гах. Именно поэтому нет ника­кой про­блемы транс­фор­ма­ции. Тео­рия Маркса не имеет ника­ких внут­рен­них про­ти­во­ре­чий, а явля­ется строй­ной и логи­че­ски непро­ти­во­ре­чи­вой. При этом она зна­чи­тельно лучше кон­ку­ри­ру­ю­щих тео­рий объ­яс­няет реально суще­ству­ю­щую эко­но­мику капи­та­лизма. Все так назы­ва­е­мые про­блемы и про­ти­во­ре­чия, выис­ки­ва­е­мые раз­лич­ными кри­ти­ками Маркса, на поверку ока­зы­ва­ются лишь пол­ным непо­ни­ма­нием этими кри­ти­ками основ­ного труда Маркса.

Образование общей нормы прибыли в реальной рыночной экономике

Подробно изу­чив «про­блему транс­фор­ма­ции», мы выяс­нили, что ника­кой про­блемы на самом деле не суще­ствует. Тео­рия Маркса отлично опи­сы­вает эко­но­ми­че­ские про­цессы, про­те­ка­ю­щие в иде­аль­ной кон­ку­рент­ной эко­но­мике. Однако дей­стви­тель­ность далека от иде­ала, поэтому мы должны кратко обсу­дить, насколько выра­жено вырав­ни­ва­ние норм при­были между раз­лич­ными сфе­рами про­из­вод­ства в реаль­ной рыноч­ной экономике.

До этого мы рас­смат­ри­вали лишь иде­аль­ный вари­ант, когда раз­лич­ные капи­талы сво­бодно могут пере­те­кать из сферы в сферу, из отрасли в отрасль. Именно бла­го­даря этому и воз­можно обра­зо­ва­ние общей нормы при­были. Однако чем больше воз­ни­кает пре­пят­ствий на пути пере­тока капи­та­лов, тем более откло­ня­ются инди­ви­ду­аль­ные нормы при­были от средней.

«Посто­ян­ное вырав­ни­ва­ние посто­янно воз­ни­ка­ю­щих нера­венств [Норм при­были. — Д. П.] про­ис­хо­дит тем быст­рее, чем, во-​первых, подвиж­нее капи­тал, т. е. чем легче он может быть пере­не­сен из одной сферы и из одного места в дру­гие; во-​вторых, чем ско­рее рабо­чая сила может быть пере­бро­шена из одной сферы в дру­гую, из одного цен­тра про­из­вод­ства дан­ной мест­но­сти в дру­гой. Пункт пер­вый пред­по­ла­гает пол­ную сво­боду тор­говли внутри обще­ства и устра­не­ние всех моно­по­лий, кроме есте­ствен­ных, т. е. устра­не­ние моно­по­лий, кото­рые воз­ни­кают из самого капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства. Далее, пред­по­ла­га­ется раз­ви­тие кре­дит­ной системы, кото­рая кон­цен­три­рует рас­пы­лен­ную массу сво­бод­ного обще­ствен­ного капи­тала, про­ти­во­по­став­ляя ее отдель­ному капи­та­ли­сту; нако­нец, — под­чи­не­ние раз­лич­ных сфер про­из­вод­ства капи­та­ли­стам. Послед­нее уже вклю­чено в при­ня­тые нами пред­по­сылки, раз мы допу­стили, что речь идет о пре­вра­ще­нии сто­и­мо­стей в цены про­из­вод­ства во всех капи­та­ли­сти­че­ски экс­плу­а­ти­ру­е­мых сфе­рах про­из­вод­ства; однако само это вырав­ни­ва­ние натал­ки­ва­ется на более круп­ные пре­пят­ствия, если между капи­та­ли­сти­че­скими пред­при­я­ти­ями вкли­ни­ва­ются и с ними пере­пле­та­ются мно­го­чис­лен­ные и нося­щие мас­со­вый харак­тер сферы про­из­вод­ства, кото­рые ведутся нека­пи­та­ли­сти­че­ски (напри­мер, зем­ле­де­лие мел­ких кре­стьян). Необ­хо­дима, нако­нец, зна­чи­тель­ная плот­ность насе­ле­ния. Пункт вто­рой пред­по­ла­гает: отмену всех зако­нов, пре­пят­ству­ю­щих рабо­чим пере­ме­щаться из одной сферы про­из­вод­ства в дру­гую или из одного цен­тра про­из­вод­ства дан­ной мест­но­сти в дру­гой; без­раз­лич­ное отно­ше­ние рабо­чего к содер­жа­нию его труда; воз­можно боль­шее све­де­ние труда во всех сфе­рах про­из­вод­ства к про­стому труду; осво­бож­де­ние рабо­чих от всех про­фес­си­о­наль­ных пред­рас­суд­ков; нако­нец, — и это в осо­бен­но­сти — под­чи­не­ние рабо­чего капи­та­ли­сти­че­скому спо­собу про­из­вод­ства»77 .

При этом реаль­ная миро­вая эко­но­мика далека от иде­ала сво­бод­ного рынка. Пре­пят­ствия на пути к уста­нов­ле­нию общей нормы при­были были подробно иссле­до­ваны ещё в фун­да­мен­таль­ных рабо­тах Рудольфа Гиль­фер­динга «Финан­со­вый капи­тал»78 и Евге­ния Варги «Очерки по про­бле­мам полит­эко­но­мии капи­та­лизма»79

Стоит отме­тить две про­ти­во­по­лож­ные тен­ден­ции. С одной сто­роны, мы видим актив­ное раз­ви­тие ско­рост­ного транс­порта и вычис­ли­тель­ной тех­ники, интер­нета и спут­ни­ко­вой связи, появ­ле­ние более эко­но­мич­ных спо­со­бов добычи и пере­дачи энер­гии. Всё это уско­ряет тор­говлю и пере­ток капи­та­лов в миро­вом мас­штабе и всё крепче эко­но­ми­че­ски свя­зы­вает страны между собой, спо­соб­ствуя уста­нов­ле­нию общей нормы при­были по всему зем­ному шару. Однако, с дру­гой сто­роны, сохра­не­ние гра­ниц между стра­нами, меша­ю­щих пере­току как капи­тала, так и рабо­чей силы между госу­дар­ствами, доро­гое выс­шее обра­зо­ва­ние, моно­по­ли­за­ция целых отрас­лей, про­тек­ци­о­нист­ские меры пра­ви­тельств, направ­лен­ные на под­держку тех или иных про­из­во­ди­те­лей, нечест­ная кон­ку­рен­ция, кор­руп­ция, войны, импе­ри­а­ли­сти­че­ская поли­тика стран Гло­баль­ного Севера и т. д. затруд­няют уста­нов­ле­ние сред­ней нормы при­были в обще­ми­ро­вом масштабе.

Зна­чи­тель­ное затруд­не­ние для пере­тока капи­тала из сферы в сферу свя­зано также с огром­ными вло­же­ни­ями капи­та­ли­стов в основ­ной капи­тал и осо­бен­но­стями функ­ци­о­ни­ро­ва­ния послед­него. Если обо­рот­ный капи­тал сразу же после цикла обо­рота при­те­кает назад к капи­та­ли­сту в виде денег, кото­рые могут быть вло­жены в про­из­вод­ство в дру­гой сфере, то основ­ной капи­тал воз­вра­ща­ется по частям. Будучи вло­жен­ным в про­из­вод­ство, основ­ной капи­тал фик­си­ру­ется в нём, не давая капи­та­ли­сту про­сто так поме­нять сферу дея­тель­но­сти до тех пор, пока капи­тал не отслу­жит весь свой срок, сме­нив про­из­во­ди­тель­ную форму на денежную. 

Таким обра­зом, вло­жив­шись в сферу с дли­тель­ным сро­ком службы основ­ного капи­тала, напри­мер, в желез­но­до­рож­ный транс­порт, капи­тал оста­ётся дли­тель­ное время свя­зан. Конечно, можно было бы воз­ра­зить, что в век циф­ро­вых тех­но­ло­гий каж­дый отдель­ный капи­та­лист может про­дать акции сво­его пред­при­я­тия, тем самым выйдя из этой сферы про­из­вод­ства, напра­вив полу­чен­ные деньги в более при­быль­ную сферу. Однако это лишь поверх­ност­ный взгляд на явле­ние. В дан­ном слу­чае про­ис­хо­дит лишь смена соб­ствен­ни­ков капи­тала, в то время как реаль­ный капи­тал оста­ётся на своём месте — в про­из­вод­стве. Иначе говоря, если капи­та­лист А вло­жил 1000 руб­лей в ста­нок по про­из­вод­ству товара А, а сред­ний срок службы станка 10 лет, то каж­дый год к капи­та­ли­сту в луч­шем слу­чае будет воз­вра­щаться по 100 руб­лей с его основ­ного капи­тала. Только после окон­ча­ния срока службы, то есть через 10 лет, капи­та­лист вер­нёт свои 1000 руб­лей и смо­жет сме­нить свою сферу дея­тель­но­сти. Если же капи­та­лист про­сто про­даст свои акции капи­та­ли­сту Б, то ничего от этого не изме­нится. Ста­нок всё так же будет при­вя­зан к этому же про­из­вод­ству товара А и всё так же будет функ­ци­о­ни­ро­вать 10 лет, при­нося так же по 100 руб­лей в год, но уже капи­та­ли­сту Б. Поме­ня­лись только имена соб­ствен­ни­ков, а сам капи­тал остался на месте.

Таким обра­зом, чем больше вели­чина основ­ного капи­тала и чем больше срок его службы, тем слож­нее пере­ме­щать капи­талы из отрасли в отрасль. Но и с мел­кими капи­та­лами дело обстоит не легче. Тен­ден­ция совре­мен­ного про­из­вод­ства такова, что для успеш­ного веде­ния пред­при­я­тия необ­хо­дим всё воз­рас­та­ю­щий объём капи­таль­ных вло­же­ний. Это при­во­дит к тому, что боль­шое коли­че­ство соб­ствен­ни­ков мел­ких капи­та­лов не могут вырваться из своей сферы про­из­вод­ства из-​за нехватки средств, сле­до­ва­тельно, пере­ток капи­та­лов ещё больше затрудняется.

Исходя из этого, эмпи­ри­че­ские работы, посвя­щён­ные иссле­до­ва­нию фак­ти­че­ских уров­ней норм при­были, должны быть особо полезны для марк­си­стов. Они пока­зы­вают пере­токи при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в пользу тех или иных капи­та­ли­стов, а также направ­ляют иссле­до­ва­те­лей на поиск кон­крет­ных меха­низ­мов, затруд­ня­ю­щих вырав­ни­ва­ние норм прибылей. 

Одной из таких инте­рес­ных работ явля­ется моно­гра­фия Глеба Вла­ди­ми­ро­вича Бори­сова «Сто­и­мость, цена про­из­вод­ства и при­быль в ради­каль­ной запад­ной полит­эко­но­мии XX в.»80 Будучи посвя­щён­ной в основ­ном «про­блеме транс­фор­ма­ции», моно­гра­фия Бори­сова инте­ресна в боль­шей сте­пени гла­вой 4, где автор сде­лал обшир­ный обзор раз­лич­ных эко­но­мет­ри­че­ских работ, в кото­рых эко­но­ми­сты на обшир­ном ста­ти­сти­че­ском мате­ри­але иссле­до­вали уровни нормы при­были в раз­ных отрас­лях эко­но­мики в раз­лич­ных стра­нах. И хотя в любом эмпи­ри­че­ском иссле­до­ва­нии, при­ве­дён­ном Бори­со­вым, можно обна­ру­жить неко­то­рые недо­чёты, свя­зан­ные со слож­но­стью пред­мета иссле­до­ва­ния, о чём не забы­вает упо­мя­нуть и сам Глеб Вла­ди­ми­ро­вич, мы всё же можем сде­лать неко­то­рые выводы.

Во-​первых, дей­стви­тельно было обна­ру­жено, что в эко­но­мике иссле­до­ван­ных стран (США, Канада, Фран­ция, ФРГ, Ита­лия, Япо­ния, Шве­ция, Вели­ко­бри­та­ния и др.) при­сут­ствуют меха­низмы, обес­пе­чи­ва­ю­щие вырав­ни­ва­ние норм при­были между раз­лич­ными отрас­лями про­из­вод­ства. Было под­твер­ждено, что появ­ле­ние отрас­лей с черес­чур высо­кой нор­мой при­были, обес­пе­чи­ва­ю­щей извле­че­ние фир­мами сверх­при­бы­лей, быстро при­во­дит к зна­чи­тель­ному потоку инве­сти­ций в дан­ную отрасль. В резуль­тате про­ис­хо­дит зна­чи­тель­ный рост капи­тала в этой сфере и, как след­ствие, быст­рое сокра­ще­ние сверх­при­бы­лей и при­бли­же­ние нормы при­были к средней.

При этом Бори­сов делает точ­ное заме­ча­ние. Обычно, когда идёт обсуж­де­ние меха­низ­мов уста­нов­ле­ния общей нормы при­были, иссле­до­ва­тели гово­рят об актив­ном пере­токе капи­та­лов из отрас­лей с более низ­кой нор­мой при­были в отрасли с более высо­кой нор­мой при­были. Однако, как было ска­зано выше, этот меха­низм даже в иде­аль­ной кон­ку­рент­ной эко­но­мике натал­ки­ва­ется на пре­пят­ствие в виде дли­тель­ного срока службы основ­ного капи­тала. Сле­до­ва­тельно, пере­ток капи­та­лов из одних отрас­лей в дру­гие обычно затруд­нён. Но ничто не мешает капи­та­ли­стам, уже нахо­дя­щимся в сфере с ано­мально высо­кой нор­мой при­были, инве­сти­ро­вать в своё же пред­при­я­тие, тем самым уве­ли­чи­вая раз­мер капи­тала, нахо­дя­ще­гося в этой сфере. Таким обра­зом, в дан­ном слу­чае про­ис­хо­дит в боль­шей сте­пени не мигра­ция капи­та­лов из дру­гих отрас­лей, а рас­ши­рен­ное вос­про­из­вод­ство внутри одной сферы, обес­пе­чи­ва­е­мое сверх­при­бы­лями, извле­ка­е­мыми капи­та­ли­стами этой же сферы.

Из этого выте­кает сле­ду­ю­щая про­блема. Даже будучи моно­по­ли­стом в сверх­при­быль­ной сфере, капи­та­лист путём мно­го­крат­ных инве­сти­ций в соб­ствен­ное про­из­вод­ство дой­дёт до такой точки, после кото­рой сверх­при­быль будет быстро умень­шаться, так как пред­ло­же­ние товара с этого момента нач­нёт обго­нять спрос. Выхо­дом для капи­та­ли­ста будет либо поиск дру­гой сверх­при­быль­ной сферы, либо попытка выхода на рынки сбыта в дру­гих стра­нах. Но, как бы то ни было, меха­низмы под­дер­жа­ния высо­кой нормы при­были не могут рабо­тать вечно, а эмпи­ри­че­ские дан­ные сви­де­тель­ствуют: несмотря на всё про­ти­во­дей­ствие капи­та­ли­стов, сверх­при­были имеют тен­ден­цию к быст­рому исчезновению.

Во-​вторых, несмотря на довольно быст­рое исчез­но­ве­ние сверх­при­бы­лей, между раз­лич­ными отрас­лями всё же не про­ис­хо­дит пол­ного усред­не­ния норм при­были. Как ока­за­лось, на дли­тель­ных про­ме­жут­ках вре­мени всё равно оста­ются ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мые раз­ли­чия между отрас­лями, хотя откло­не­ния инди­ви­ду­аль­ных норм при­были от сред­ней не явля­ются зна­чи­тель­ными. Таким обра­зом, несмотря на нали­чие меха­низ­мов вырав­ни­ва­ния норм при­были, суще­ствуют и про­ти­во­дей­ству­ю­щие им механизмы. 

Можно было бы пред­по­ло­жить вли­я­ние фак­то­ров риска на повы­ше­ние нормы при­были в более рис­ко­вых отрас­лях про­из­вод­ства, так как лишь незна­чи­тель­ное коли­че­ство капи­та­ли­стов готово рис­ко­вать сво­ими капи­та­лами настолько, чтобы полу­чить сверх­при­быль. И хотя эта гипо­теза кажется логич­ной, эмпи­ри­че­ские дан­ные, при­ве­дён­ные Бори­со­вым, сви­де­тель­ствуют о том, что вклад рис­ко­вого ком­по­нента в пре­вы­ше­ние уровня нормы при­были над сред­ним незна­чи­те­лен. Таким обра­зом, в откло­не­нии отрас­ле­вых норм при­были от сред­ней участ­вует какой-​то иной компонент.

Бори­сов спра­вед­ливо отме­чает, что этим без­ри­с­ко­вым ком­по­нен­том явля­ются моно­по­ли­за­ция отрас­лей и необ­хо­ди­мые для веде­ния биз­неса раз­меры пред­при­я­тий, кото­рые затруд­няют рас­ши­ре­ние сверх­при­быль­ных сфер про­из­вод­ства, пре­пят­ствуя тем самым окон­ча­тель­ному уста­нов­ле­нию еди­ной общей нормы при­были среди всех отрас­лей экономики. 

Очень инте­рес­ные эмпи­ри­че­ские дан­ные, при­ве­дён­ные Бори­со­вым, сви­де­тель­ствуют о нали­чии связи между орга­ни­че­ским стро­е­нием капи­тала и нор­мой при­были. При этом зави­си­мость ока­за­лась обрат­ной: чем выше орга­ни­че­ское стро­е­ние, тем ниже норма при­были на дан­ный капи­тал, и наобо­рот. Из этого Бори­сов делает вер­ный вывод, что при таком рас­кладе товары про­да­ются ско­рее по их тру­до­вым сто­и­мо­стям, чем по ценам про­из­вод­ства. Однако далее Бори­сов делает не совсем кор­рект­ное, на наш взгляд, утвер­жде­ние: резю­ми­руя выше­ска­зан­ное, Бори­сов отде­ляет тео­рию сто­и­мо­сти Маркса от его тео­рии цен про­из­вод­ства. При этом послед­няя, по мне­нию Бори­сова, в таком слу­чае явля­ется излиш­ней конструкцией. 

Мы согласны с Бори­со­вым в том, что эмпи­ри­че­ские дан­ные об обрат­ной зави­си­мо­сти между орга­ни­че­ским соста­вом капи­тала и нор­мой при­были очень инте­ресны и прямо сви­де­тель­ствуют о спра­вед­ли­во­сти тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Однако они не могут являться отве­том на вопрос о том, какие меха­низмы пре­пят­ствуют фор­ми­ро­ва­нию общей нормы при­были. Тем более, эти факты не делают тео­рию цен про­из­вод­ства Маркса излиш­ней. Они лишь сви­де­тель­ствуют о том, что на пути пере­тока капи­та­лов из отрасли в отрасль име­ются зна­чи­тель­ные пре­пят­ствия, не даю­щие рыноч­ным ценам зна­чи­тельно откло­няться от стоимостей.

Под­водя итоги, сле­дует под­черк­нуть, что в совре­мен­ном капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве име­ются раз­но­на­прав­лен­ные тен­ден­ции. Одни не дают нор­мам при­были раз­лич­ных отрас­лей слиш­ком сильно откло­няться друг от друга, стре­мясь све­сти их к сред­ней норме по всей эко­но­мике; дру­гие, наобо­рот, пре­пят­ствуют обра­зо­ва­нию общей нормы при­были и тем самым мешают уста­нов­ле­нию цен производства.

Глобальная капиталистическая экономика и «проблема трансформации»

Прежде чем перейти к заклю­чи­тель­ным выво­дам, мы должны особо акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей на том, какие пер­спек­тивы откры­вает макро-​монетарная интер­пре­та­ция тео­рии Маркса для изу­че­ния гло­баль­ной капи­та­ли­сти­че­ской экономики.

В при­ве­дён­ных Бори­со­вым эмпи­ри­че­ских рабо­тах нормы при­бы­лей срав­ни­ва­лись между собой только внутри отдель­ных стран. К сожа­ле­нию, каче­ствен­ных работ, посвя­щён­ных срав­не­нию норм при­были как среди одних и тех же, так и среди раз­ных отрас­лей про­из­вод­ства раз­лич­ных госу­дарств, ката­стро­фи­че­ски мало. Так как совре­мен­ная гло­баль­ная эко­но­мика пред­став­ляет собой про­из­вод­ствен­ные цепочки, свя­зы­ва­ю­щие раз­ные страны между собой, мы могли бы наблю­дать неэк­ви­ва­лент­ный обмен между отрас­лями раз­лич­ных стран. При этом особо сто­ило бы отме­тить тот факт, что неко­то­рые отрасли могут в боль­шей сте­пени огра­ни­чи­ваться пре­де­лами лишь одного госу­дар­ства. Напри­мер, парик­ма­хер­ские услуги прак­ти­че­ски цели­ком могут осу­ществ­ляться лишь одним парик­ма­хе­ром на дому, при­ме­ня­ю­щим мини­мум средств про­из­вод­ства, про­из­ве­дён­ных в дру­гих стра­нах; тем самым эта отрасль лишь кос­венно зави­сит от пото­ков сто­и­мо­стей между стра­нами. Дру­гие отрасли рас­про­стра­ня­ются на несколько стран одно­вре­менно. Напри­мер, в про­из­вод­стве теле­фо­нов Apple участ­вуют рабо­чие по всему миру; тем самым цепочки пере­не­се­ния сто­и­мо­сти из одной страны в дру­гую значительны. 

При этом оче­видно, что тен­ден­ции к фор­ми­ро­ва­нию общей нормы при­были будут ниве­ли­ро­ваться импе­ри­а­ли­сти­че­ской поли­ти­кой стран Гло­баль­ного Севера. Таким обра­зом, в раз­ных стра­нах можно ожи­дать зна­чи­тель­ных отли­чий в норме при­были в ана­ло­гич­ных отраслях.

Намётки для буду­щих иссле­до­ва­ний уже зало­жены целым рядом авто­ров от Ленина81 до Зака Коупа82 83 84 и дру­гих иссле­до­ва­те­лей. Однако модели рас­ши­рен­ного вос­про­из­вод­ства для гло­баль­ной эко­но­мики в усло­виях неэк­ви­ва­лент­ного обмена ещё лишь пред­стоит постро­ить. Такие модели, выпол­нен­ные с после­до­ва­тель­ным при­ме­не­нием марк­сист­ской мето­до­ло­гии и опо­рой на надёж­ные эмпи­ри­че­ские дан­ные, помо­гут ком­му­ни­стам буду­щего понять, куда дви­жется миро­вая капи­та­ли­сти­че­ская система, опре­де­лить её силь­ные и сла­бые сто­роны, а также лучше понять при­роду совре­мен­ных эко­но­ми­че­ских кризисов.

Заключение

Наша работа посвя­щена про­блеме, кото­рая уже больше века вол­но­вала пред­ста­ви­те­лей марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии. Как было пока­зано, в дей­стви­тель­но­сти ника­кой «про­блемы транс­фор­ма­ции» не суще­ствует. Не разо­брав­шись осно­ва­тельно в «Капи­тале», Лади­слав Борт­ке­вич сфор­му­ли­ро­вал урав­не­ния, опи­сы­ва­ю­щие совер­шенно дру­гую тео­рию, но никак не тео­рию Карла Маркса. К сожа­ле­нию, такая поста­новка вопроса сбила с вер­ного пути мно­же­ство исследователей. 

Чем больше авто­ров пыта­лось решить задачу в рам­ках этой пара­дигмы, тем меньше иссле­до­ва­те­лей зада­вало вопрос о кор­рект­но­сти подоб­ной поста­новки вопроса. Как нам кажется, этому спо­соб­ство­вал целый ряд небла­го­при­ят­ных факторов. 

В СССР марк­сизм в силу объ­ек­тив­ных при­чин довольно быстро пре­вра­тился из науки в идео­ло­гию со свой­ствен­ными ей дог­ма­тиз­мом и вуль­га­ри­за­цией. Тра­ги­че­ские собы­тия 30-​х годов унесли жизни мно­гих спо­соб­ных полит­эко­но­мов, в то время как остав­ши­еся в живых даже после Боль­шого тер­рора не все­гда имели воз­мож­ность пуб­ли­ко­вать то, что счи­тали нуж­ным. Ситу­а­ция с закры­тием в 1947 году Инсти­тута миро­вого хозяй­ства и миро­вой поли­тики, воз­глав­ля­е­мого Евге­нием Вар­гой, и опа­лой самого ака­де­мика Варги тому подтверждение. 

В то же самое время эко­но­ми­сты на Западе не обла­дали доста­точ­ной ком­пе­тен­цией для реше­ния воз­ник­шей про­блемы. Будучи неплохо обра­зо­ван­ными, они всё равно пере­ни­мали логику орто­док­саль­ных эко­но­ми­че­ских тео­рий. Именно из-​за этого они посто­янно сколь­зили в сто­рону раз­лич­ных направ­ле­ний неори­кар­диан­ства вплоть до пол­ного отказа от тру­до­вой тео­рии стоимости.

Здесь, однако, сле­дует нас пони­мать пра­вильно. Мы ни в коем слу­чае не отри­цаем необ­хо­ди­мость изу­че­ния мейн­стри­мо­вых тео­рий. Наобо­рот! Глупо отме­тать тео­рии про­сто за то, что они не марк­сист­ские. При этом нельзя каж­дого из орто­док­саль­ных эко­но­ми­стов вос­при­ни­мать как слугу капи­тала, созна­тельно обма­ны­ва­ю­щего насе­ле­ние. Каж­дая из орто­док­саль­ных эко­но­ми­че­ских тео­рий дей­стви­тельно отра­жает с боль­шей или мень­шей сте­пе­нью тот или иной аспект реаль­но­сти. Однако, в отли­чие от марк­сист­ской полит­эко­но­мии, орто­док­саль­ные эко­но­ми­сты рабо­тают в основ­ном в таких обла­стях, где не может рас­крыться вся сущ­ность про­ис­хо­дя­щих явле­ний. Да, тео­рии потре­би­тель­ского выбора или пове­ден­че­ская эко­но­мика могут с боль­шей или мень­шей точ­но­стью опи­сы­вать то, как потре­би­тели выби­рают тот или иной товар, но отно­сится это не к тому, как воз­ни­кает при­быль у капи­та­ли­ста, а к тому, как она будет рас­пре­де­ляться. К сожа­ле­нию, пока марк­сист­ская поли­ти­че­ская эко­но­мия не выра­бо­тала тех допол­не­ний к «Капи­талу», кото­рые бы опи­сы­вали эти обла­сти подробно. Но это не зна­чит, что все дости­же­ния мейн­стрима сле­дует без­думно заим­ство­вать, как это часто пред­ла­гают, напри­мер, сто­рон­ники син­теза тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти с тео­рией пре­дель­ной полез­но­сти. Мейн­стрим надо осмыс­лять, пере­ра­ба­ты­вать и вычле­нять в нём то раци­о­наль­ное, что дей­стви­тельно отра­жает сущ­ность тех или иных явлений.

Общей как для совет­ских, так и для запад­ных иссле­до­ва­те­лей стала нехватка фило­соф­ской под­го­товки, крайне необ­хо­ди­мой для вер­ного пони­ма­ния основ­ных поло­же­ний тео­рии Маркса. Не раз­би­ра­ясь глу­боко в кате­го­риях мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­тики, иссле­до­ва­тели не могли понять логи­че­ского метода Карла Маркса, посто­янно при­ни­мая за сущ­ность лишь поверх­ност­ную сто­рону изу­ча­е­мого предмета.

К сожа­ле­нию, рас­пад СССР ещё больше оттолк­нул иссле­до­ва­те­лей от марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии. Осо­бенно сильно это ска­за­лось на иссле­до­ва­те­лях из Рос­сии и быв­ших соц­стран. Часть из них пол­но­стью пере­бе­жала на сто­рону орто­док­саль­ных тео­рий, дру­гие погрязли в эклек­тике неор­то­док­саль­ных левых тео­рий, кото­рые зача­стую ещё менее реле­вантны тому, что про­ис­хо­дит в реаль­ном мире. 

Иро­нич­ным стало то, что в лагере, про­ти­во­по­лож­ном совет­скому, нашлись учё­ные, кото­рые осо­знали необ­хо­ди­мость глу­бо­кого зна­ния диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма для пони­ма­ния логики Карла Маркса. Нарас­та­ние глу­бины миро­вого финан­со­вого кри­зиса лишь под­толк­нуло их к даль­ней­шему изу­че­нию марк­сист­ской тео­рии. Всё это при­вело к появ­ле­нию «нестан­дарт­ных интер­пре­та­ций», резуль­та­том кото­рых стало ста­нов­ле­ние макро-​монетарной интер­пре­та­ции тео­рии Маркса, навсе­гда поло­жив­шей конец так назы­ва­е­мой «про­блеме трансформации».

Под­водя итог, хочется ещё раз под­черк­нуть силу тео­рии Карла Маркса. Не опро­верг­ну­тая ни одним из кри­ти­ков, она гораздо лучше, чем какая-​либо дру­гая тео­рия, объ­яс­няет про­цессы, про­ис­хо­дя­щие в реаль­ной эко­но­мике, и непро­ти­во­ре­чиво свя­зы­вает макро- и мик­ро­эко­но­мику друг с дру­гом. Учи­ты­вая всё это, хоте­лось бы наде­яться, что эко­но­ми­сты самых раз­лич­ных направ­ле­ний пере­шаг­нут через стену предубеж­де­ний и мифов и снова обра­тят свой взгляд на луч­шую из эко­но­ми­че­ских теорий.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Lawson, T. (2006). The nature of heterodox economics. Cambridge journal of economics, 30(4), 483–505.
  2. Маль­цев, А. А. (2018). Гете­ро­док­саль­ная эко­но­ми­че­ская тео­рия: теку­щее состо­я­ние и пути даль­ней­шего раз­ви­тия. Эко­но­ми­че­ская поли­тика, 13(2), 148–169.
  3. Blaug, M. (1997). Economic theory in retrospect. Cambridge university press., p. 218–224.
  4. Даже в целом сим­па­ти­зи­ру­ю­щий марк­сизму Рус­лан Дза­ра­сов в интер­вью нашему жур­налу при­зна­вал суще­ство­ва­ние этой про­блемы:
    «Я думаю, что про­блема транс­фор­ма­ции сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства не была до конца решена Марк­сом. Мне кажется, что он, конечно, сумел гени­ально поста­вить эту про­блему и суще­ственно про­дви­нулся в ее реше­нии, но не до конца».
  5. В тер­ми­нах, исполь­зо­ван­ных в клас­си­че­ском пере­воде «Капи­тала», было бы пра­виль­нее гово­рить «про­блема пре­вра­ще­ния сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства», однако вари­ант «про­блема транс­фор­ма­ции» закре­пился в поли­ти­че­ской эко­но­мии исто­ри­че­ски.
  6. Loria, C. (1895). L’opera postuma di Carlo Marx. Nuova Antologia, LV, 1 Febbraio, 460–496.
  7. Böhm-​Bawerk, E. (1896) Zum Abschluss des Marxschen Systems. In: Otto v. Boenigk (Hrsg.): Staatswissenschaftliche Arbeiten. Festgaben für Karl Knies zur fünfundsiebzigsten Wiederkehr seines Geburtstages. O. Haering, Berlinm S. 85–205. (Рус­ский пере­вод в книге: Бём-​Баверк, О. (2002). Кри­тика тео­рии Маркса. М. Челя­бинск: Социум).
  8. Гиль­фер­динг, Р. (1923). Бём-​Баверк как кри­тик Маркса. М.: Мос­ков­ский рабо­чий.
  9. Смит, А. (1962). Иссле­до­ва­ние о при­роде и при­чи­нах богат­ства наро­дов. М.: Изда­тель­ство социально-​экономической лите­ра­туры., стр. 80. Заметьте, что дальше Смит пишет:
    «…а когда во всех отрас­лях тор­говли дан­ного обще­ства про­ис­хо­дит такое же уве­ли­че­ние капи­тала, та же кон­ку­рен­ция должна про­из­ве­сти подоб­ное дей­ствие во всех отрас­лях».
    Сле­до­ва­тельно, Адам Смит счи­тал, что кон­ку­рен­ция капи­та­лов пони­жает не только норму при­были внутри кон­крет­ной отрасли, но также и общую норму при­были во всех отрас­лях, что неверно и было опро­верг­нуто Кар­лом Марк­сом впо­след­ствии.
  10. Там же, стр. 81.
  11. Рикардо, Д. (1955). Начала поли­ти­че­ской эко­но­мии и нало­го­вого обло­же­ния. М.: Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 81.
  12. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1961). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 25 ч. 1. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 169.
  13. Howard, M. C., King, J. E. (1987). Dr Mühlpfort, Professor von Bortkiewicz and the «transformation problem». Cambridge Journal of Economics, 11(3), 265–268. К сожа­ле­нию, автору дан­ной ста­тьи не уда­лось найти ори­ги­наль­ной работы Мюльп­форта.
  14. Дмит­риев, В. К. (2001). Эко­но­ми­че­ские очерки. ГУ ВШЭ.
  15. Туган-​Барановский, М. И. (1906). Тео­ре­ти­че­ские основы марк­сизма. 3-​е изд. С.-Петербург.: Изда­ние редак­ции жур­нала «Мир божий».
  16. Steedman, I. (1977). Marx after Sraffa. London: NLB., p. 30.
  17. Bortkiewicz, L. V. (1952) [1907]. Value and price in the Marxian system. International Economic Papers, no 2, MacMillan.
  18. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1961). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 25 ч. 1. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 175–176.
  19. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1963). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 26 ч. 2. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 234–235.
  20. Marx, K. (2019). Marx’s Economic Manuscript of 1867–68 (Excerpt). Historical Materialism, 27(4), 162–192.
  21. Bortkiewicz, L. V. (1949) [1907]. On the correction of Marx's fundamental theoretical construction in the third volume of Capital. In Book: Karl Marx and the Close of His System. Edited by Paul M. Sweezy. A. M. Kelley Publisher, 197–221.
  22. Blaug, M. (1997). Economic theory in retrospect. Cambridge university press., p. 223.
  23. Рубин, И. И. (1929). Очерки по тео­рии сто­и­мо­сти Маркса. 4-​е изд. М. Л.: Госиз­дат., стр. 215.
  24. Там же, стр. 217.
  25. Bortkiewicz, L. V. (1921). Objektivismus und Subjektivismus in der Werttheorie. Ekonomisk tidskrift, (häft 12), 1–22.
  26. Клю­кин, П. Н. (2017). Борт­ке­вич как кри­тик Маркса: к 150-​летию пуб­ли­ка­ции I тома «Капи­тала». ЦЭМИ РАН, 54–71.
  27. Sweezy, P. (1962). The Theory of capitalist development. Principles of Marxian political Economy. Dennis Dobson Limited., p. 126.
  28. Там же, p. 128.
  29. Там же, p. 129.
  30. Там же, p. 129–130.
  31. Winternitz, J. (1948). Values and prices: A solution of the so-​called transformation problem. The Economic Journal, 58(230), 276–280.
  32. Meek, R. L. (1956). Some notes on the «Transformation Problem». The Economic Journal, 66(261), 94–107.
  33. Seton, F. (1957). The «transformation problem». The Review of Economic Studies, 24(3), 149–160.
  34. Sraffa, P. (1975). Production of commodities by means of commodities: Prelude to a critique of economic theory. Cambridge University Press.
  35. Kurz, H. D. (1979). Sraffa after Marx. Australian Economic Papers, 18(32), 52–70.
  36. Бод­ри­ков, М. В. (2018). Сраф­фи­ан­ская тео­рия цен­но­сти: про­ме­жу­точ­ный этап воз­вра­ще­ния к клас­сике. Terra Economicus, 16(2), 46–74.
  37. Samuelson, P. A. (1971). Understanding the Marxian notion of exploitation: a summary of the so-​called transformation problem between Marxian values and competitive prices. Journal of Economic Literature, 9(2), 399–431.
  38. Сереб­ря­ков, Б. Г. (1973). Тео­рии эко­но­ми­че­ского рав­но­ве­сия. М.: Мысль., стр. 178.
  39. Валь­тух, К. (1980). Марк­сова тео­рия цены про­из­вод­ства в фор­ма­ли­зо­ван­ном изло­же­нии. Обще­ствен­ные науки, 5, 108–125. Стоит отме­тить, что в этом же году, но в дру­гом жур­нале вышел прак­ти­че­ски дуб­ли­кат этой ста­тьи, но под дру­гим назва­нием с незна­чи­тель­ными изме­не­ни­ями: см. Валь­тух, К. (1980). О марк­со­вой тео­рии цены про­из­вод­ства как пре­вра­щён­ной формы сто­и­мо­сти (ответ Саму­эль­сону). Миро­вая эко­но­мика и меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния, (12), 112–127.
  40. Valtukh, K. K. (1987). Marx's theory of commodity and surplus-​value: formalised exposition. Progress Publishers., p. 201.
  41. Samuelson, P. A. (1982). The normative and positivistic inferiority of Marx's values paradigm. Southern Economic Journal, 11–18.
  42. Баш­ма­ков, И. А. (1986). О меха­низме пре­вра­ще­ния сто­и­мо­сти в цену про­из­вод­ства. Эко­но­мика и мате­ма­ти­че­ские методы, 22(6), 988–998.
  43. Чепу­ренко, А. Ю. (1988). Идей­ная борьба вокруг «Капи­тала» сего­дня. Поли­т­из­дат., стр. 45–65.
  44. Чепу­ренко, А. Ю. (2018). Мой Маркс. Аль­тер­на­тивы, (2), 97–101.
  45. Пуш­ной, Г. С. (2011). Реше­ние про­блемы транс­фор­ми­ро­ва­ния сто­и­мо­стей в цены про­из­вод­ства в модели про­стого вос­про­из­вод­ства с тремя под­раз­де­ле­ни­ями.
  46. Калюж­ный, В. В. Пол­ное реше­ние про­блемы транс­фор­ма­ции сто­и­мо­сти това­ров в цену про­из­вод­ства.
  47. Калюж­ный, В. В. Иссле­до­ва­ние меха­низ­мов пре­вра­ще­ния сто­и­мо­стей това­ров в цены про­из­вод­ства.
  48. Samuelson, P. A. (1971). Understanding the Marxian notion of exploitation: a summary of the so-​called transformation problem between Marxian values and competitive prices. Journal of Economic Literature, 9(2), 399–431.
  49. Moseley, F. (2015). Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the «Transformation Problem». Brill.
  50. На догму Смита в своих тру­дах опи­рался извест­ный эко­но­мист Жан Батист Сэй. Сэй утвер­ждал, что пред­ло­же­ние все­гда должно созда­вать спрос. А так как, исходя из догмы Смита, сто­и­мость все­гда пред­став­лена сум­мой трёх фак­то­ров про­из­вод­ства (зара­бот­ная плата, при­быль и рента), то все части сово­куп­ного про­дукта обще­ства должны найти сбыт среди рабо­чих, капи­та­ли­стов и зем­ле­вла­дель­цев. Таким обра­зом, по мне­нию Сэя, кри­зи­сов пере­про­из­вод­ства быть не может. В даль­ней­шем сама реаль­ность опро­вергла его тео­рию.
  51. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1960). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 23. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 105.
  52. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1959). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 13. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 59.
  53. Wolff, R. D., Roberts, B., Callari, A. (1982). Marx's (not Ricardo's) «transformation problem»: a radical reconceptualization. History of Political Economy, 14(4), 564–582.
  54. Duménil, G. (1983). Beyond the transformation riddle: a labor theory of value. Science & Society, 427–450.
  55. Foley, D. K. (1982). The value of money the value of labor power and the Marxian transformation problem. Review of Radical Political Economics, 14(2), 37–47.
  56. Foley, D. K. (1986). Understanding capital: Marx's economic theory. Harvard University Press.
  57. Mohun, S. (1994). A re(in)statement of the labour theory of value. Cambridge Journal of Economics, 18(4), 391–412.
  58. Kliman, A. J., McGlone, T. (1988). The transformation non-​problem and the non-​transformation problem. Capital & Class, 12(2), 56–84.
  59. Kliman, A. J., McGlone, T. (1999). A temporal single-​system interpretation of Marx's value theory. Review of political economy, 11(1), 33–59.
  60. Fine, B. (2013). Note: A dissenting note on the transformation problem. In Book: The Value Dimension: Marx versus Ricardo and Sraffa. Routledge Revivals, 209–214.
  61. Fine, B., Saad-​Filho, A. (2016). Marx’s Capital. 6th edition. London: Pluto Press.
  62. Foley, D. K. (1986). Understanding capital: Marx's economic theory. Harvard University Press.
  63. Moseley, F. (2014). The Universal and the Particulars in Hegel’s Logic and Marx’s Capital. In Marx's Capital and Hegel's Logic. Brill., 113–139.
  64. Moseley, F. (2015). Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the «Transformation Problem». Brill., p. 29. Срав­ните это с тем, что пишет Рубин:
    «…пол­ное позна­ние сто­и­мо­сти, пред­став­ля­ю­щей собой в выс­шей сте­пени слож­ное явле­ние, тре­бует тща­тель­ного иссле­до­ва­ния её с трёх сто­рон: со сто­роны вели­чины сто­и­мо­сти, формы сто­и­мо­сти и суб­стан­ции (содер­жа­ния) сто­и­мо­сти».
    Рубин, И. И. (1929). Очерки по тео­рии сто­и­мо­сти Маркса. 4-​е изд. М. Л.: Госиз­дат., стр. 68.
  65. Moseley, F. (2015). Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the «Transformation Problem». Brill., p. XII–XIII.
  66. Stiglitz, J. E. (2018). Where modern macroeconomics went wrong. Oxford Review of Economic Policy, 34(1–2), 70–106.
  67. Moseley, F. (2015). Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the «Transformation Problem». Brill., pp. 27–40.
  68. На рус­ский язык это можно было бы пере­ве­сти ещё тер­ми­ном цено­вая сто­и­мость.
  69. Это необ­хо­димо также с прак­ти­че­ской точки зре­ния. Далее, когда мы кос­нёмся раз­лич­ных вари­ан­тов пере­рас­пре­де­ле­ния окон­ча­тель­ного про­дукта, будет видно, что при оди­на­ко­вом рас­пре­де­ле­нии про­дукта в цено­вом экви­ва­ленте может быть совер­шенно раз­ным при­сво­е­ние раз­лич­ными клас­сами часов абстракт­ного труда, вопло­щён­ного в этом про­дукте. Иными сло­вами, мы будем видеть откло­не­ние реаль­ной зара­бот­ной платы от номи­наль­ной.
  70. Туган-​Барановский, М. И. (1906). Тео­ре­ти­че­ские основы марк­сизма. 3-​е изд. С.-Петербург.: Изда­ние редак­ции жур­нала «Мир божий»., стр. 166.
  71. Steedman, I. (1977). Marx after Sraffa. London: NLB., p. 30.
  72. Здесь i (от individual) обо­зна­чает каж­дую отдель­ную сферу про­из­вод­ства. — Д. П.
  73. Moseley, F. (2015). Money and Totality: A Macro-​Monetary Interpretation of Marx's Logic in Capital and the End of the «Transformation Problem». Brill., p. 225.
  74. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1961). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 24. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 447.
  75. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1961). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 25 ч. 1. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 202.
  76. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1968). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 46 ч. 1. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 246.
  77. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1961). Сочи­не­ния. 2-​е изда­ние. Т. 25 ч. 1. Госу­дар­ствен­ное изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры., стр. 214–215.
  78. Гиль­фер­динг, Р. (1959). Финан­со­вый капи­тал. Новей­шая фаза в раз­ви­тии капи­та­лизма. М.: Изда­тель­ство социально-​экономической лите­ра­туры.
  79. Варга, Е. С. (1974) Очерки по про­бле­мам полит­эко­но­мии капи­та­лизма. В книге Е. С. Варга. Избран­ные про­из­ве­де­ния. Капи­та­лизм после вто­рой миро­вой войны. М.: Наука, 201–520.
  80. Бори­сов, Г. В. (2012). Сто­и­мость, цена про­из­вод­ства и при­быль в ради­каль­ной запад­ной полит­эко­но­мии XX в. СПб.: Издат. Дом С.-Петерб. гос. ун-​та.
  81. Ленин, В. И. (1969) [1917]. Импе­ри­а­лизм, как выс­шая ста­дия капи­та­лизма. В ПСС. 5-​е изда­ние, т. 27. М.: Изда­тель­ство поли­ти­че­ской лите­ра­туры, с. 299–426.
  82. Lauesen, T., Cope, Z. (2015). Imperialism and the Transformation of Values into Prices. Monthly Review, 67(3), 54–67.
  83. Cope, Z. (2015). Divided World, Divided Class: Global Political Economy and the Stratification of Labour Under Capitalism. Kersplebedeb Publishing.
  84. Cope, Z. (2019). The wealth of (some) nations: imperialism and the mechanics of value transfer. London: Pluto Press.