За всё хорошее

За всё хорошее
~ 32 мин

Левым может стать каж­дый. Если чело­век решит, что система по какой-то при­чине его не устра­и­вает (а при­чины могут быть самыми абсурд­ными), то он может всту­пить в «коммунистическую/​социалистическую» пар­тию. И всё, что от него тре­бу­ется, — участ­во­вать в акциях орга­ни­за­ции. Если пар­тия явля­ется мас­со­вой, то тогда ясно — нужно отдать голос за того или иного кан­ди­дата на выборах.

Прин­ци­пи­аль­ные вопросы в таком слу­чае либо игно­ри­ру­ются, либо откла­ды­ва­ются в дол­гий ящик. Акти­ви­сты могут гово­рить, что капи­та­лизм — зло, но их дей­ствия сви­де­тель­ствуют о том, что они не соби­ра­ются бороться с капи­та­лиз­мом, наобо­рот, можно заме­тить, что они про­сто хотят улуч­шить капи­та­лизм в своих инте­ре­сах. А ино­гда даже не улуч­шить, а про­сто таким обра­зом про­биться во власть.

Проще всего про­блему «левизны» решает вопрос иден­тич­но­стей, или ста­тус­ных групп, когда вопросы вроде борьбы с дис­кри­ми­на­цией по при­знаку веса и т. п. стоят на пер­вом месте. Таким обра­зом можно создать пар­тию и уже зани­маться попу­лиз­мом, тем более, что тема довольно-таки популярная.

Подоб­ная дея­тель­ность не только не про­ти­во­ре­чит капи­та­ли­сти­че­ской системе, а наобо­рот, это именно та самая форма про­те­ста, кото­рая устра­и­вает капи­та­ли­стов, неда­ром они часто даже поощ­ряют подоб­ное, раз­да­вая гранты «левым» и «ради­каль­ным» феми­нист­кам, кото­рые «Объ­еди­няют феми­нист­скую пост­ко­ло­ни­аль­ную науку и феми­нист­скую поли­ти­че­скую эко­ло­гию»1 .

Есте­ственно, сюда же можно доба­вить ещё пост­струк­ту­ра­ли­стов, кото­рые пред­ла­гают каж­дому чело­веку осво­ить свой соб­ствен­ный язык и бороться с тота­ли­тар­ной нау­кой, дик­та­том обра­зо­ва­ния и обще­ства. Не говоря уже о людях, исполь­зу­ю­щих «про­тест­ную идею» для того, чтобы зара­бо­тать денег. Это отно­сится к «левым» медиа-дея­те­лям, коих немало на западе. В первую оче­редь, нужно пони­мать, что таким людям выго­ден ста­тус-кво, а не смена обще­ственно-эко­но­ми­че­ской формации.

История проблемы

В период смены обще­ствен­ных фор­ма­ций новые отно­ше­ния шоки­ро­вали как пред­ста­ви­те­лей мел­кой бур­жу­а­зии, так и бед­ня­ков. Однако про­цесс инду­стри­а­ли­за­ции и урба­ни­за­ции неумо­лим, и в конеч­ном итоге при­вёл к новой орга­ни­за­ции общества.

Неуди­ви­тельно, что основ­ными кри­ти­ками новой системы были сто­рон­ники общин или мел­кого про­из­вод­ства, участ­ники реак­ци­он­ных пар­тий при­зы­вали вер­нуться в про­шлое, слу­жили инте­ре­сам элиты, кото­рая не хотела отда­вать свою власть и при­ви­ле­гии буржуазии.

Поэтому и неуди­ви­тельно, что в основ­ном кри­тика капи­та­лизма заклю­ча­лась в идеях о «спра­вед­ли­во­сти». И, что неуди­ви­тельно, реа­ли­зо­вать подоб­ные про­екты было воз­можно только в одном слу­чае: вер­нуться в про­шлое. Аль­тер­на­тив, как пра­вило, и не было, за исклю­че­нием, разве что, фан­та­сти­че­ских идей о том, что в иде­аль­ном обще­стве не будет нена­ви­сти; что даже хищ­ники не будут охо­титься и зажи­вут в гар­мо­нии со всеми окружающими.

Уто­пизм не вызы­вал непри­язни со сто­роны капи­та­ли­стов. Более того, часто капи­та­ли­сты даже давали деньги сто­рон­ни­кам уто­пий, чтобы те могли в таком духе кри­ти­ко­вать эко­но­ми­че­скую систему, такие дея­тели дока­зы­вают обще­ству, что капи­та­лизм без­аль­тер­на­ти­вен. И если вчера это были люди вроде Фурье, то сего­дня такие тоже есть, напри­мер, Жак Фреско2 и сто­рон­ники идеи, что все про­блемы обще­ства заклю­ча­ются в том, что люди «не нрав­ственны» и для стро­и­тель­ства соци­а­лизма нужно для начала «изме­нить себя», а потом и всё обще­ство изменится.

Рас­смат­ри­вать их как вра­гов капи­та­лизма как-то глупо, поскольку, во-пер­вых, на прак­тике всё то, что они пред­ла­гали, про­ва­ли­лось с трес­ком, во-вто­рых, эти люди не явля­ются сто­рон­ни­ками рево­лю­ции, потому что рево­лю­ция — это наси­лие. А во время рево­лю­ций такие лица часто защи­щают капитал.

Капи­та­лизм, несмотря на про­грес­сив­ную роль, всё же заклю­чал в себе про­ти­во­ре­чия, в част­но­сти, про­ти­во­ре­чие между обще­ствен­ным харак­те­ром про­цесса про­из­вод­ства и част­но­ка­пи­та­ли­сти­че­ской фор­мой присвоения.

Объ­ек­тив­ные про­ти­во­ре­чия этого спо­соба про­из­вод­ства вызы­вали не только сти­хий­ные про­те­сты со сто­роны отжив­ших клас­сов и про­чей реак­ции, но и сопро­тив­ле­ние про­ле­тар­ских масс. Конечно, сокру­шить про­грес­сив­ную обще­ственно-эко­но­ми­че­скую фор­ма­цию сти­хий­ные про­те­сты не могли. Вожди подоб­ных объ­еди­не­ний в прин­ципе, как пра­вило, и не пред­став­ляли, что делать в слу­чае успеш­ного исхода. И со вре­ме­нем появи­лись рабо­чие союзы (тред-юни­оны, проф­со­юзы), кото­рые выдви­гали в основ­ном только эко­но­ми­че­ские тре­бо­ва­ния, напри­мер, повы­ше­ние зарплаты.

Но про­ти­во­ре­чия капи­та­лизма именно как системы выявили пред­ста­ви­тели бур­жу­аз­ной поли­ти­че­ской эко­но­мии. Дело в том, что на началь­ном этапе ста­нов­ле­ния этой науки ещё никто не видел ничего зазор­ного в том, чтобы выявить про­ти­во­ре­чия капи­та­лизма. Тем более что, как каза­лось тео­ре­ти­кам, эти про­ти­во­ре­чия могут под­ска­зать, что надо исправить.

Но никто ничего исправ­лять не соби­рался. Более того, когда появи­лась уже кри­тика поли­ти­че­ской эко­но­мии (непо­сле­до­ва­тель­ная), то капи­та­ли­сты поняли, что про­ти­во­ре­чия системы необ­хо­димо замал­чи­вать. Так что кри­ти­че­ское насле­дие Смита и Рикардо игно­ри­ро­вали, на их смену при­шли люди, кото­рые про­сто рас­ска­зы­вали исто­рию народ­ного хозяй­ства. Но не все забыли о кри­тике, кото­рая содер­жа­лись в рабо­тах клас­си­ков поли­ти­че­ской эко­но­мии. Маркс завер­шил работу, выявил основ­ные про­ти­во­ре­чия капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба производства.

Маркс обос­но­вал необ­хо­ди­мость отмены част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства. Он пер­вый так осно­ва­тельно разо­брал по полоч­кам капи­та­ли­сти­че­скую систему, выявил основ­ные законы, по кото­рым она рабо­тает, и, сле­до­ва­тельно, нашёл, как можно решить проблему:

«…дело идёт не об изме­не­нии част­ной соб­ствен­но­сти, а об её уни­что­же­нии, не о зату­шё­вы­ва­нии клас­со­вых про­ти­во­ре­чий, а об уни­что­же­нии клас­сов, не об улуч­ше­нии суще­ству­ю­щего обще­ства, а об осно­ва­нии нового обще­ства»3 .

Цель сто­рон­ни­ков науч­ного ком­му­низма — соци­аль­ная рево­лю­ция, смена обще­ственно-эко­но­ми­че­ской фор­ма­ции, а не улуч­ше­ние капи­та­лизма, зама­зы­ва­ние про­ти­во­ре­чий за счёт сверх­экс­плу­а­та­ции отста­лых стран.

Несо­мненно, объ­еди­не­ние людей на основе марк­сист­ских прин­ци­пов пред­став­ляет угрозу для капи­та­лизма (что под­твер­жда­ется исто­рией рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния). Всё-таки речь идёт о клас­со­вой борьбе, когда обе сто­роны осо­знают свои инте­ресы. Рабо­чие демон­стра­ции рас­стре­ли­вали, лиде­ров рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния пери­о­ди­че­ски про­сто уби­вали или заклю­чали в тюрьмы.

Пер­вые мас­со­вые поли­ти­че­ские пар­тии были под зна­чи­тель­ным вли­я­нием марк­сизма. Именно рабо­чие, воору­жён­ные марк­сист­ской тео­рией, сумели стать такой силой, с кото­рой при­шлось реально счи­таться. Соци­аль­ные основы капи­та­лизма изме­ни­лись тогда, когда члены Интер­на­ци­о­нала высту­пали кол­лек­тивно. Те права, кото­рые были заво­е­ваны в ту пору, закре­пи­лись на дол­гие годы, мно­гие до сих пор дей­ствуют и к ним отно­сятся про­сто как к данности.

Марк­сизм был опа­сен ещё тем, что под его вли­я­нием меня­лись почти все обще­ствен­ные науки. Исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм как мето­до­ло­ги­че­ский прин­цип взяли на воору­же­ние мно­гие учё­ные. Ино­гда они были про­тив­ни­ками марк­сизма, но всё же поль­зо­ва­лись дости­же­ни­ями Маркса. Энгельс обобщил:

«Как Дар­вин открыл закон раз­ви­тия орга­ни­че­ского мира, так Маркс открыл закон раз­ви­тия чело­ве­че­ской исто­рии — тот про­стой, скры­тый до послед­него вре­мени идео­ло­ги­че­скими насло­е­ни­ями, факт, что люди должны есть, пить, иметь жилище и оде­ваться прежде, чем зани­маться поли­ти­кой, нау­кой, искус­ством, рели­гией и т. д., и что, сле­до­ва­тельно, про­из­вод­ство непо­сред­ствен­ных мате­ри­аль­ных средств жизни, а вме­сте с этим сту­пень эко­но­ми­че­ского раз­ви­тия народа или эпохи обра­зует основу, из кото­рой раз­ви­ва­ются госу­дар­ствен­ные учре­жде­ния, пра­во­вые воз­зре­ния, искус­ство и даже рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния дан­ных людей и из кото­рой они должны быть объ­яс­нены, а не обратно, как это дела­лось до сих пор»4 .

Под­ход к обще­ству был ради­кально пере­смот­рен. Однако если работу Маркса как соци­аль­ного фило­софа при­шлось при­знать, то кри­тику поли­ти­че­ской эко­но­мии нужно либо замал­чи­вать, либо критиковать.

После Маркса бур­жу­аз­ные тео­ре­тики дока­зы­вали, что капи­та­лизм есте­стве­нен, вне­исто­ри­чен и без­аль­тер­на­ти­вен. Труды Бём-Баверка — эта­лон в этом смысле, поскольку поро­дили раз­лич­ные направ­ле­ния с еди­ной сутью. Там содер­жатся мно­го­чис­лен­ные срав­не­ния совре­мен­ного обще­ства с отста­лым хозяй­ством и охот­ни­ками, живу­щими в изо­ля­ции, кото­рые, мол, руко­вод­ству­ются прин­ци­пами субъ­ек­тив­ной цен­но­сти. И это, после стран­ного срав­не­ния, рас­про­стра­ня­ется на всё совре­мен­ное обще­ство в целом. Хотя вряд ли у транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций есть такие «цен­но­сти». Суть сво­дится к тому, что, как гово­рила Тэт­чер, нет ника­кого обще­ства, а есть только отдель­ные инди­виды. Вот и у Бёма почти все­гда жители оазиса, кото­рые «соби­рают хлеб» и про­дают излишки, руко­вод­ству­ясь прин­ци­пами субъ­ек­тив­ной цен­но­сти. Как члены такого обще­ства сумеют, ска­жем, постро­ить завод, орга­ни­зо­вать про­из­вод­ство и т. д., вообще непонятно.

Игно­ри­ро­вать про­из­вод­ство, акцен­ти­руя вни­ма­ние только на потреб­ле­нии, — это типично для идео­ло­гов капи­та­лизма. Понятно, что такие люди игно­ри­руют вообще все про­ти­во­ре­чия капи­та­лизма, исполь­зуя свои фан­та­зии в каче­стве при­мера. То есть Маркс был бы не прав, если бы не было обще­ства и всю пла­нету насе­ляли жители оазиса и жертвы кораб­ле­кру­ше­ний, кото­рых посто­янно при­во­дят в при­мер пред­ста­ви­тели той же австрий­ской эко­но­ми­че­ской школы.

Ничего достой­нее апо­ло­геты капи­та­лизма пред­ло­жить не могут, потому что если нач­нут ана­ли­зи­ро­вать капи­та­лизм, то могут прийти к выво­дам, к кото­рым в свое время при­шёл Маркс, а они этого сде­лать не могут, ибо заин­те­ре­со­ваны в суще­ство­ва­нии капи­та­лизма, в его «есте­ствен­но­сти» (Такие идео­логи часто ста­но­вятся совет­ни­ками поли­ти­ков, капи­та­ли­стов; зани­мают почёт­ные долж­но­сти в уни­вер­си­те­тах, ино­гда воз­глав­ляют министерства).

Но капи­та­ли­сти­че­ской спо­соб про­из­вод­ства исто­ри­чен, он осно­ван на част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства и обу­слав­ли­вает раз­де­ле­ние людей на анта­го­ни­сти­че­ские классы. Ограб­ле­ние и экс­плу­а­та­ция угне­тен­ного класса явля­ется основ­ным усло­вием суще­ство­ва­ния бур­жу­а­зии. Над­стройка обще­ства (право, рели­гия, мораль) также обу­слов­лена ныне суще­ству­ю­щим спо­со­бом производства.

Соот­вет­ственно, не от идей о «спра­вед­ли­во­сти» зави­сит то, каким будет обще­ствен­ное устрой­ство, а от спо­соба про­из­вод­ства. С изме­не­нием СП меня­ется обще­ствен­ный строй, в том числе поли­ти­че­ские, фило­соф­ские и проч. идеи. Про­цесс смены обще­ственно-эко­но­ми­че­ских фор­ма­ций в про­шлом под­твер­ждает дан­ное поло­же­ние исто­ри­че­ского материализма.

Оппортунизм

Отказ от науч­ных взгля­дов Маркса и Энгельса в пользу «исправ­ле­ния» капи­та­ли­сти­че­ской системы — обыч­ное дело. Обу­слов­лено это, есте­ственно, тем про­стым фак­том, что за каж­дой идеей скры­ва­ются клас­со­вые инте­ресы. Несо­мненно, оппор­ту­ни­сти­че­ские тече­ния, кото­рые суще­ство­вали и до марк­сизма, выра­жают инте­ресы гос­под­ству­ю­щего класса, потому что высту­пают про­тив рево­лю­ци­он­ного пре­об­ра­зо­ва­ния обще­ства, отка­зы­ва­ются даже от науч­ного ана­лиза совре­мен­ной системы, выдви­гая в основ­ном эмо­ци­о­наль­ные лозунги.

У оппор­ту­низма много раз­ных форм. В отно­си­тельно спо­кой­ное и ста­биль­ное время они [оппор­ту­ни­сты] могут выдви­гать ради­каль­ные тре­бо­ва­ния. Однако как только системе что-то начи­нает угро­жать, так сразу же эти люди встают на защиту пра­ви­тель­ства или гос­под­ству­ю­щей бур­жу­аз­ной груп­пи­ровки, что наблю­да­лось неод­но­кратно (рево­лю­ци­он­ные вол­не­ния в Рос­сий­ской импе­рии в начале XX века, I миро­вая война, граж­дан­ская война в Ника­ра­гуа, когда члены ком­пар­тии вме­сте с контр­ре­во­лю­ци­о­не­рами высту­пали про­тив сан­ди­ни­стов, и т. д.).

Дело в том, что оппор­ту­ни­сты при­ни­мают пра­вила капи­та­лизма, то есть дей­ствуют в рам­ках, кото­рые уста­нав­ли­вает гос­под­ству­ю­щий класс. Сами рамки рас­счи­таны на то, чтобы сохра­нить суще­ству­ю­щий спо­соб про­из­вод­ства любой ценой. И если всё-таки есть хоть малей­шая угроза, то всю эту ширму можно отбросить.

Логика у оппор­ту­ни­стов сле­ду­ю­щая: в дан­ный момент ком­му­низм не побе­дит, сле­до­ва­тельно, нужно «делать хоть что-то». Тот же Перри Андер­сон вообще заявил, что пере­мены невоз­можны, и левым оста­ётся лишь «куль­тур­ная кри­тика»5 , что под­хо­дит для бур­жу­а­зии. Таким дея­те­лям не грех и помочь, то есть выде­лить сред­ства или даже дать респек­та­бель­ную долж­ность с достой­ным окладом.

Фак­ти­че­ски оппор­ту­ни­сты слу­жат капи­та­лизму, зани­ма­ясь мас­со­вой про­па­ган­дой для того, чтобы ста­би­ли­зи­ро­вать систему. При­чём, что важно заме­тить, такая работа с каж­дым годом ста­но­вится всё акту­аль­нее, подоб­ные тече­ния могут при­ни­мать раз­ный вид: от уме­рен­ной социал-демо­кра­тии до «лево­ра­ди­каль­ной» орга­ни­за­ции. Уча­стие в пар­ла­мент­ском кре­ти­низме — отли­чи­тель­ный признак.

А если эти люди отка­зы­ва­ются от соци­аль­ной рево­лю­ции и дик­та­туры про­ле­та­ри­ата (неко­то­рые фор­мально явля­ются марк­си­стами, но всё равно рево­лю­цию не при­вет­ствуют), что же они поддерживают?

В иде­але — уто­пи­че­ский соци­а­лизм, кото­рый насту­пит неиз­вестно когда. А в реаль­ной жизни — всё, что выгодно для пра­вя­щего класса. Оппор­ту­ни­сты в пра­ви­тель­стве могут реа­ли­зо­вать как «соци­аль­ные» меры, так и нео­ли­бе­раль­ные реформы. Кстати, не стоит думать, что вне­ры­ноч­ные меха­низмы, исполь­зу­е­мые для ста­би­ли­за­ции капи­та­лизма, явля­ются чем-то «соци­а­ли­сти­че­ским».

В слу­чае угрозы капи­та­ли­сты согласны на вре­мен­ное сгла­жи­ва­ние про­ти­во­ре­чий, исполь­зуя как раз-таки соци­аль­ные реформы. Напри­мер, в период про­ле­тар­ских рево­лю­ций сэр Уильям Гуд указывал:

«Про­дукты пита­ния были един­ствен­ной осно­вой, на кото­рой можно было удер­жать у вла­сти пра­ви­тель­ства поспешно создан­ных госу­дарств… Поло­вина Европы нахо­ди­лась на грани боль­ше­визма… Если бы в 1919–20 гг. в Цен­траль­ной и Восточ­ной Европе не была предо­став­лена помощь кре­ди­тами на 137 млн фун­тов, то не было бы воз­мож­но­сти снаб­дить их про­до­воль­ствием и углём и орга­ни­зо­вать их доставку туда. Лишён­ные про­до­воль­ствия, угля и транс­порта, Австрия и веро­ятно ряд дру­гих стран пошли бы путём Рос­сии. Два с поло­ви­ной года спу­стя хре­бет боль­ше­визма в Цен­траль­ной Европе был слом­лен глав­ным обра­зом бла­го­даря этим кре­ди­там… Предо­став­ле­ние этих 137 млн было, пожа­луй, с финан­со­вой и поли­ти­че­ской точки зре­ния одним из луч­ших капи­та­ло­вло­же­ний, кото­рые когда-либо знала исто­рия»6 .

Конечно, такие меры дей­ствуют только в период кри­зиса или войн, в том числе холод­ных. Когда необ­хо­ди­мость отпа­дает, то начи­на­ются «реформы» и «опти­ми­за­ции». Избра­ние «соци­а­ли­сти­че­ских» кан­ди­да­тов тут ничем не поможет.

Ленин верно сфор­му­ли­ро­вал суть оппортунизма:

«…тео­ре­ти­че­ская победа марк­сизма застав­ляет вра­гов его пере­оде­ваться марк­си­стами. Внут­ренне сгнив­ший либе­ра­лизм про­бует ожи­вить себя в виде соци­а­ли­сти­че­ского оппор­ту­низма. Период под­го­товки сил для вели­ких битв они истол­ко­вы­вают в смысле отказа от этих битв. Улуч­ше­ние поло­же­ния рабов для борьбы про­тив наём­ного раб­ства они разъ­яс­няют в смысле про­дажи рабами за пята­чок своих прав на сво­боду. Трус­ливо про­по­ве­дуют „соци­аль­ный мир“ (то есть мир с рабо­вла­де­нием), отре­че­ние от клас­со­вой борьбы и т. д.»7

Для марк­си­ста оче­видно, что поли­ти­че­ская борьба — это борьба клас­со­вых инте­ре­сов, а не идей. И за вся­ким заблуж­де­нием или иде­а­лиз­мом в этом деле все­гда скры­ва­ется трез­вый расчёт.

«Левые силы» запада

К сожа­ле­нию, отдель­ные това­рищи раду­ются успе­хам так назы­ва­е­мых левых сил на западе. Мол, победа какой-нибудь пар­тийки вроде СИРИЗЫ — это несо­мнен­ный успех, кото­рый озна­чает, что обще­ство «поле­вело».

На деле это ничего не озна­чает, поскольку, как видно, ничего реально такие пар­тии изме­нить не спо­собны. Они могут назы­ваться «лево­ра­ди­каль­ными» или «ком­му­ни­сти­че­скими», но они дей­ствуют в рам­ках капи­та­ли­сти­че­ской системы и в инте­ре­сах гос­под­ству­ю­щего класса. Про­сто есть фор­маль­ный выбор: раз в несколько лет можно избрать того или иного пред­ста­ви­теля бур­жу­а­зии. Это бур­жу­аз­ная демократия.

В реаль­но­сти «ком­му­ни­сти­че­ская» (напри­мер, Мол­дова) пар­тия про­во­дит нео­ли­бе­раль­ные реформы, хотя, конечно, изби­ра­тели рас­счи­ты­вали на то, что пар­тий­ные дея­тели прямо-таки воз­ро­дят МССР. Реаль­ной опас­но­сти для капи­та­лизма игра в демо­кра­тию не представляет.

Отдель­ные граж­дане пола­гают, что если на пре­зи­дент­ских выбо­рах побе­дит Берни Сан­дерс, то всё, это изме­нит весь мир. На самом деле это ничего не изме­нит, потому что такие дея­тели точно так же, как, напри­мер, СИРИЗА про­сто создают види­мость выбора. Как гово­рил Марк Твен:

«Если бы выборы что-то решали, людям бы не дали голо­со­вать».

Не стоит забы­вать, что даже поли­ти­че­ская кам­па­ния опла­чи­ва­ется той или иной ТНК. С пред­ста­ви­те­лями бур­жу­а­зии непре­менно любой кан­ди­дат заклю­чает дого­воры, а затем во время пре­зи­дент­ского срока выпол­няет обе­ща­ния (раз­ре­шает част­ные армии, тюрьмы и проч. и проч.). А вот обе­ща­ния попу­лист­ские, напри­мер, про­грес­сив­ные соци­аль­ные реформы, как пра­вило, оста­ются про­сто обещаниями.

Чело­век же, кото­рый прин­ци­пи­ально соби­ра­ется уни­что­жить капи­та­лизм, на 100 % не ста­нет кан­ди­да­том в пре­зи­денты, у кото­рого есть шансы на победу в совре­мен­ных усло­виях. Более того, сама система не предо­став­ляет воз­мож­но­сти лик­ви­ди­ро­вать капи­та­ли­сти­че­ские отно­ше­ния таким обра­зом, иначе вообще не было бы смысла в её суще­ство­ва­нии. Кан­ди­даты про­сто выра­жают инте­ресы раз­ных бур­жу­аз­ных группировок.

Если посмот­реть на про­грамму таких вот пар­тий, то можно заме­тить, что ничего кон­крет­ного там, как пра­вило, нет. В основ­ном, кон­ста­та­ция факта, что, мол, есть бед­ность, есть без­ра­бо­тица. Это всё плохо, но с этим ничего поде­лать нельзя.

Более того, судя по тен­ден­ции, прак­ти­че­ски все соци­аль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния поти­хоньку сво­ра­чи­вают. Поэтому един­ствен­ная «эво­лю­ция» всех этих оппор­ту­ни­сти­че­ских пар­тий — реа­ли­за­ция нео­ли­бе­раль­ных реформ. А в слу­чае рево­лю­ци­он­ных вол­не­ний — пре­да­тель­ство инте­ре­сов угне­тён­ных клас­сов, попытка заклю­чить дого­вор с бур­жу­аз­ными силами, дабы в оче­ред­ной раз при помощи госу­дар­ствен­ного вме­ша­тель­ства сгла­дить про­ти­во­ре­чия капи­та­лизма и сохра­нить в целост­но­сти систему.

Не стоит также забы­вать, что когда речь идёт о раз­ви­тых стра­нах мира, то тут надо учи­ты­вать то обсто­я­тель­ство, что страны пер­вого мира могут за счёт сверх­экс­плу­а­та­ции отста­лых стран обес­пе­чи­вать соци­аль­ную ста­биль­ность. Речь идёт о тоталь­ном кон­троле и нерав­ном обмене. В дан­ный момент вой­ска США раз­ме­щены в 150 стра­нах мира8 . Жители раз­ви­тых стран могут счи­таться отча­сти соучаст­ни­ками экс­плу­а­та­ции. А это уже кон­крет­ный мате­ри­аль­ный инте­рес. Но это акту­ально ровно до тех пор, пока есть соб­ственно сам ресурс и воз­мож­но­сти для капитала.

О буржуазной демократии

Для мно­гих левых бур­жу­аз­ная демо­кра­тия явля­ется реаль­ной цен­но­стью. Важно не постро­е­ние соци­а­лизма, а обес­пе­че­ние так назы­ва­е­мых чест­ных выбо­ров. Что же такое бур­жу­аз­ная демо­кра­тия на деле, если игно­ри­ро­вать иде­а­ли­сти­че­ские пред­став­ле­ния левац­ких акти­ви­стов, кото­рые пред­по­чи­тают участ­во­вать в акциях за «чест­ные выборы»?

Суще­ствует «тройка», то есть Евро­пей­ская комис­сия, Меж­ду­на­род­ный валют­ный фонд и Евро­пей­ский цен­траль­ный банк. Дан­ные учре­жде­ния ока­зы­вают суще­ствен­ное вли­я­ние на эко­но­мику и поли­тику прак­ти­че­ски любой капи­та­ли­сти­че­ской страны. Важно отме­тить, что отдель­ные реко­мен­да­ции этих орга­ни­за­ций явля­ются обя­за­тель­ными для выпол­не­ния, а руко­вод­ство вообще не рас­смат­ри­вает заме­ча­ния со сто­роны т. н. суве­рен­ных государств.

Неуди­ви­тельно, что дан­ные струк­туры закрыты. В основ­ном, тех­ни­че­ские работ­ники — пред­ста­ви­тели финан­со­вого капи­тала. Они реа­ли­зуют «свет­лые иде­алы» транс­на­ци­о­наль­ных корпораций.

Дан­ные орга­ни­за­ции, в част­но­сти, МВФ, обе­щают кре­диты стра­нам, но с инте­рес­ными усло­ви­ями. Напри­мер, в 1998 году пред­ла­гали кре­дит Рос­сии, но ради этого нужно было закрыть якобы «нерен­та­бель­ные» шахты9 . Шахты не закрыли только по той при­чине, что деньги кто-то успел своровать.

Однако подоб­ные дей­ствия часто закан­чи­ва­ются граж­дан­скими вой­нами. К при­меру, можно вспом­нить то, что про­ис­хо­дило в Руанде, когда финан­со­вая орга­ни­за­ция потре­бо­вала от пра­ви­тель­ства отка­заться от под­держки сель­ского хозяй­ства. В итоге гено­цид, но зато сверх­при­были для гло­баль­ного биз­неса. А долг лишь накап­ли­ва­ется. При­чём МВФ впо­след­ствии даёт деньги в долг на обслу­жи­ва­ние долга, погру­жая любую страну в пол­ную зависимость.

В цен­тре капи­та­ли­сти­че­ской системы про­тек­ци­о­низм госу­дар­ства не осуж­да­ется, это счи­та­ется нор­мой. Иначе ведь мно­гие отрасли про­сто раз­ва­лятся. Зато в дру­гих стра­нах мира про­тек­ци­о­низм — это вообще тота­ли­та­ризм, воз­вра­ще­ние к ком­му­низму и про­чее, поэтому нужно срочно отме­нить «неэф­фек­тив­ные» меры и поз­во­лить успеш­ным капи­та­ли­стам нала­дить про­из­вод­ство. Это все­гда при­во­дит к печаль­ным последствиям.

Не стоит забы­вать, что реше­ния МВФ при­ни­мает не каким-то там голо­со­ва­нием, а руко­вод­ству­ясь инте­ре­сами ТНК, то есть у кого боль­ший вклад, тот и при­ни­мает клю­че­вые реше­ния. Пакет «реформ» неда­ром назы­ва­ется «Вашинг­тон­ским консенсусом».

Прак­ти­че­ски все страны в той или иной мере обя­заны выпол­нять поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские тре­бо­ва­ния, иначе про­сто не полу­чат кре­дит, а может даже ста­нут изго­ями. Основ­ные тре­бо­ва­ния МВФ про­сты: сво­бод­ное дви­же­ние капи­тала, откры­тый рынок, тоталь­ная при­ва­ти­за­ция (даже в сфе­рах, где кон­ку­рен­ции быть не может в прин­ципе), частич­ная или пол­ная отмена соци­аль­ной сферы и мно­гое другое.

И про­сто игно­ри­ро­вать тре­бо­ва­ния подоб­ных орга­ни­за­ций не полу­чится никак. Сле­до­ва­тельно, бур­жу­аз­ная демо­кра­тия даже в самом иде­аль­ном виде — про­сто ширма. Наи­бо­лее яркий при­мер — дея­тель­ность СИРИЗЫ, Пар­тии тру­дя­щихся (Бра­зи­лия) и подоб­ных «левых» пар­тий после победы на выборах.

Капитализм в период массовых волнений

Бур­жу­аз­ная демо­кра­тия суще­ствует ровно до тех пор, пока капи­та­лизму ничто не угро­жает. Если появ­ля­ются силы, пред­став­ля­ю­щие опас­ность для системы, то тут же начи­на­ются репрес­сии, види­мость демо­кра­тии заме­няют откры­той тер­ро­ри­сти­че­ской дик­та­ту­рой буржуазии.

Подоб­ная мера не явля­ется иде­аль­ной, потому что ста­биль­ность в таких усло­виях обес­пе­чить не все­гда полу­ча­ется, но это луч­шее сред­ство в том слу­чае, когда ком­му­ни­сты могут взять власть.

И это уже не период крив­ля­ний, а период клас­со­вой борьбы, когда маски можно сни­мать. Бур­жу­а­зия Ита­лии выдви­гает Мус­со­лини, Гер­ма­нии — Гит­лера. Уже после пора­же­ния Гит­лера пред­ста­ви­тель бур­жу­а­зии Гер­ма­нии Крупп заявлял:

«Эко­но­мика нуж­да­ется в спо­кой­ном посту­па­тель­ном раз­ви­тии. В резуль­тате борьбы между мно­гими немец­кими пар­ти­ями и бес­по­рядка не суще­ство­вало воз­мож­но­сти для про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­сти. Мы, члены семьи Круппа, не иде­а­ли­сты, а реа­ли­сты… У нас созда­лось впе­чат­ле­ние, что Гит­лер обес­пе­чит нам необ­хо­ди­мое здо­ро­вое раз­ви­тие. И он дей­стви­тельно сде­лал это… Жизнь — это борьба за суще­ство­ва­ние, за хлеб, за власть… В этой суро­вой борьбе нам было необ­хо­димо суро­вое и креп­кое руко­вод­ство»10 .

Не говоря о дея­те­лях вроде неф­тя­ного маг­ната Генри Детер­динга, кото­рый помо­гал не только Гит­леру, но и белому дви­же­нию и про­чим реак­ци­он­ным анти­ком­му­ни­сти­че­ским силам.

Именно види­мость демо­кра­тии воз­можна тогда, когда у ком­му­ни­стов вообще нет ника­ких пер­спек­тив. А вот в стра­нах, где такие пер­спек­тивы име­ются, те же самые наци­о­на­ли­сти­че­ские груп­пи­ровки при под­держке пра­ви­тель­ства уби­вают пред­ста­ви­те­лей ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния. Мас­со­вые звер­ства подоб­ного рода часто назы­вают защи­той демо­кра­тии. Напри­мер, убий­ства ком­му­ни­стов в Бол­га­рии и Фин­лян­дии в период рево­лю­ци­он­ных вол­не­ний были одоб­рены миро­вым сообществом.

И это все­гда зако­но­мер­ный итог в том слу­чае, когда оппор­ту­ни­сты уже не могут сгла­дить про­ти­во­ре­чия. Впро­чем, несмотря на то, что ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние в раз­ви­тых стра­нах мира прак­ти­че­ски мертво, бур­жу­а­зия ино­гда пред­при­ни­мает меры для того, чтобы про­лоб­би­ро­вать зако­но­про­екты, осуж­да­ю­щие «пре­ступ­ле­ния ком­му­низма». Напри­мер, в 2005 году в Совете Европы рас­смат­ри­ва­лась резо­лю­ция о «Необ­хо­ди­мо­сти меж­ду­на­род­ного осуж­де­ния пре­ступ­ле­ний ком­му­низма», где сокру­ша­ются по поводу того, что ком­пар­тии «легальны и даже дей­ствуют в несколь­ких стра­нах»11 .

Капитализм против прогресса

Миро­вая капи­та­ли­сти­че­ская система дик­тует усло­вия всем стра­нам мира. Суще­ство­ва­ние вне этих пра­вил в прин­ципе невоз­можно. Дело в том, что отча­сти им под­чи­нены и такие госу­дар­ства, как КНДР, потому что с ними заклю­чены отдель­ные дого­воры, и их эко­но­мика всё равно зави­сит от мно­гих стран (какие-то страны отка­зы­ва­ются с ними вести тор­говлю, но ведь далеко не все).

Основ­ная задача, конечно, не меня­ется. Это мак­си­ми­за­ция при­были, накоп­ле­ние капи­тала любым доступ­ным спо­со­бом. Если источ­ник дохода исся­кает или уже не удо­вле­тво­ряет капи­та­ли­стов пол­но­стью, то нахо­дят новый, в том числе при помощи пря­мой воен­ной агрес­сии. Про­гресс тут дело деся­тое или два­дца­тое. Ана­толь Франс в сати­ри­че­ской книге «Ост­ров пинг­ви­нов» опи­сал эти «прин­ципы»:

«Ведь это про­мыш­лен­ные войны. Народы, не име­ю­щие раз­ви­той тор­говли и про­мыш­лен­но­сти, не нуж­да­ются в вой­нах; но дело­вой народ вынуж­ден вести заво­е­ва­тель­ную поли­тику. Число наших войн неиз­бежно воз­рас­тает вме­сте с нашей про­из­вод­ствен­ной дея­тель­но­стью. Как только та или иная отрасль нашей про­мыш­лен­но­сти не нахо­дит сбыта для своей про­дук­ции, воз­ни­кает надоб­ность в войне, чтобы полу­чить для него новые воз­мож­но­сти. Вот почему в этом году у нас была уголь­ная война, мед­ная война, хлоп­ча­то­бу­маж­ная война. В Тре­тьей Зелан­дии мы пере­били две трети жите­лей, чтобы при­ну­дить осталь­ных поку­пать у нас зон­тики и под­тяжки».

Без соци­аль­ной рево­лю­ции, уста­нов­ле­ния дик­та­туры про­ле­та­ри­ата и пол­ного пере­устрой­ства соци­аль­ных основ госу­дар­ства с цен­тра­ли­за­цией эко­но­мики невоз­можно про­ти­во­сто­ять миро­вой капи­та­ли­сти­че­ской системе.

Суть науч­ного соци­а­лизма заклю­ча­ется в том, что про­из­вод­ство в первую оче­редь направ­лено на про­грес­сив­ные пре­об­ра­зо­ва­ния; на обес­пе­че­ние куль­тур­ных и мате­ри­аль­ных потреб­но­стей обще­ства, а не на при­быль, как в капи­та­ли­сти­че­ских странах.

Несо­мненно, мно­гие подоб­ные сферы могут быть убы­точ­ными, но ведь осво­е­ние кос­моса и дру­гие подоб­ные гло­баль­ные про­екты, в сущ­но­сти, убы­точны. Выгод­нее про­из­во­дить алко­голь­ную про­дук­цию. И с такой так­ти­кой оста­ётся только одно: захва­ты­вать дру­гие страны для повы­ше­ния при­были (идео­логи капи­та­лизма ска­жут, что дело не в повы­ше­нии при­были, а в «при­роде человека»).

Это вообще рен­та­бель­нее, чем раз­ви­вать тяже­лую про­мыш­лен­ность, вкла­ды­вать деньги в гло­баль­ные про­екты. При­чём не обя­за­тельно даже захва­ты­вать отста­лые страны при помощи воен­ных средств, можно и при помощи меж­ду­на­род­ных финан­со­вых орга­ни­за­ций вроде МВФ.

Логика раз­ви­тия, то есть посто­ян­ное совер­шен­ство­ва­ние тех­ники и про­из­вод­ство средств про­из­вод­ства, а также их улуч­ше­ние, далеко не все­гда выгодно для капи­та­лизма, осо­бенно в гло­баль­ном смысле. Ино­гда сред­не­ве­ко­вое про­из­вод­ство, кото­рое имеет место в отста­лых стра­нах, гораздо при­быль­нее высо­ко­тех­но­ло­гич­ного. Не говоря уже о том, что есть ком­мер­че­ская тайна, патенты и про­чее. Когда при­хо­дится по 100 раз «изоб­ре­тать вело­си­пед» вме­сто того, чтобы всё обще­ство могло поль­зо­ваться всеми науч­ными дости­же­ни­ями. Более того, поскольку про­из­вод­ство ори­ен­ти­ро­вано на извле­че­ние при­были, то оно в прин­ципе будет ори­ен­ти­ро­ваться на запла­ни­ро­ван­ное устаревание.

Не стоит также забы­вать, что сама орга­ни­за­ция рыноч­ной эко­но­мики вряд ли может счи­таться про­грес­сив­ной, поскольку даже про­из­вод­ство самых необ­хо­ди­мых това­ров невоз­можно без раз­ного рода посред­ни­че­ских финан­со­вых ком­па­ний. Рынки цен­ных бумаг, биржи ничего не про­из­во­дят и для эко­но­ми­че­ского про­гресса не нужны. Все эти пара­зи­ти­че­ские наро­сты ока­зы­вают нега­тив­ное вли­я­ние на раз­ви­тие про­мыш­лен­но­сти и, сле­до­ва­тельно, обще­ства в целом.

Пла­но­вая эко­но­мика эффек­тив­нее только потому, что исклю­чает все эти сомни­тель­ные учре­жде­ния ран­тье. Более того, в период вос­ста­но­ви­тель­ных мер даже в рам­ках капи­та­лизма, когда при­хо­ди­лось отка­зы­ваться от рыноч­ных меха­низ­мов, было зафик­си­ро­вано, что это прямо-таки «золо­той период» раз­ви­тия капи­та­лизма, потому что цен­тра­ли­зо­ван­ная эко­но­мика про­сто эффек­тив­нее системы, кото­рая слу­жит инте­ре­сам финан­со­вых спекулянтов.

Именно про­гресс воз­мо­жен только тогда, когда про­из­во­ди­тель­ные силы спо­соб­ствуют эко­но­ми­че­скому раз­ви­тию, а не слу­жат инте­ре­сам неболь­шой группы пара­зи­тов-потре­би­те­лей. Без уни­что­же­ния част­ной соб­ствен­но­сти про­грес­сив­ная орга­ни­за­ция про­из­вод­ства именно на новом, рево­лю­ци­он­ном уровне невозможна.

Социальная революция

Соци­аль­ная рево­лю­ция — исто­ри­че­ский про­цесс, за кото­рым сле­дуют ради­каль­ные пре­об­ра­зо­ва­ния и изме­не­ние спо­соба про­из­вод­ства. Люди, кото­рые пола­гают, что его можно обойти, потому что рево­лю­ция — наси­лие, чаще всего таким обра­зом про­сто кон­ста­ти­руют, что не соби­ра­ются бороться про­тив капи­та­лизма, потому что все осталь­ные спо­собы направ­лены на то, чтобы капи­та­ли­сты пошли на незна­чи­тель­ные уступки, остав­ляя гос­под­ству­ю­щий спо­соб производства.

Пока оста­ётся гос­под­ству­ю­щей нынеш­няя форма соб­ствен­но­сти, то есть основа пара­зи­тизма бур­жу­а­зии, обще­ство ради­кально не изме­нится. Инте­ресы пра­вя­щего класса обслу­жи­вает госу­дар­ство — аппа­рат наси­лия, а также идео­ло­ги­че­ская над­стройка. Экс­плу­а­та­тор­ский класс нико­гда не отка­жется от сво­его положения.

И бороться с капи­та­ли­сти­че­ской систе­мой воз­можно только в том слу­чае, если, во-пер­вых, про­ле­та­риат осо­знает свои истин­ные (клас­со­вые) инте­ресы, во-вто­рых, если есть объ­ек­тивно рево­лю­ци­он­ная ситуация:

  1. Верхи не могут жить по-ста­рому — невоз­мож­ность гос­под­ству­ю­щего класса сохра­нять в неиз­мен­ном виде своё господство;
  2. Низы не хотят жить по-ста­рому — рез­кое обостре­ние выше обыч­ной нужды и бед­ствий угне­тён­ных клас­сов и их жела­ние изме­не­ний своей жизни в луч­шую сторону;
  3. Зна­чи­тель­ное повы­ше­ние актив­но­сти масс, при­вле­ка­е­мых как всей обста­нов­кой кри­зиса, так и самими «вер­хами» к само­сто­я­тель­ному исто­ри­че­скому выступлению.

Но про­блема в том, что соци­а­ли­сти­че­ское созна­ние может быть при­не­сено рабо­чему только извне, то есть сто­рон­ни­ками марк­сизма, кото­рые осво­или науч­ные зна­ния и готовы пере­дать их рабо­чему классу. В про­тив­ном слу­чае можно ожи­дать сти­хий­ный бунт с чисто эко­но­ми­че­скими тре­бо­ва­ни­ями, кото­рые в оче­ред­ной раз направ­лены на вре­мен­ное сгла­жи­ва­ние противоречий.

Отсут­ствие науч­ных зна­ний у рабо­чих (чем поль­зу­ются капи­та­ли­сты) при­во­дит к тому, что они не спо­собны сопро­тив­ляться, исполь­зуя науч­ные зна­ния, а левые из раз­ви­тых стран вообще не готовы им помочь в этом, счи­тая, что всё реша­ется сти­хийно. Впро­чем, веро­ятно, при­чина отча­сти также в том, что левые про­сто не знают, что такое капи­та­лизм, если судить по их репли­кам о том, что, напри­мер, в Рос­сии «фео­даль­ный режим» или что-то в этом роде. Такие люди спо­собны не при­не­сти соци­а­ли­сти­че­ское созна­ние, а только запу­тать рабочих.

Закон соот­вет­ствия про­из­вод­ствен­ных отно­ше­ний харак­теру и уровню раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил заклю­ча­ется в том, что в обще­стве, раз­де­лён­ном на классы, воз­ни­кает про­ти­во­ре­чие между ста­рыми про­из­вод­ствен­ными отно­ше­ни­ями и раз­вив­ши­мися про­из­во­ди­тель­ными силами, и в конеч­ном итоге кон­фликт раз­ре­ша­ется только соци­аль­ной революцией.


Люди, кото­рые назы­вают себя левыми сего­дня, как пра­вило, далеки от марк­сизма точно так же, как были далеки от него уто­пи­сты. Отка­зы­ва­ясь от науч­ного зна­ния в угоду неве­же­ствен­ным пред­рас­суд­кам о том, что можно, игно­ри­руя враж­деб­ное окру­же­ние и объ­ек­тив­ные эко­но­ми­че­ские законы, постро­ить обще­ство мно­го­чис­лен­ных ком­мун, напо­ми­на­ю­щих пер­во­быт­ный строй, и децен­тра­ли­зо­вать эко­но­мику, что при­ве­дёт к гос­под­ству нату­раль­ного хозяй­ства, эти люди при­зна­ются в том, что ника­кой серьёз­ной аль­тер­на­тивы капи­та­лизму якобы нет.

Если повто­рять уто­пии на раз­ный лад, то толку здесь не будет ника­кого. Задача левых, сле­до­ва­тельно, заклю­ча­ется в том, чтобы обно­вить рево­лю­ци­он­ную тео­рию, чтобы она стала акту­альна для совре­мен­ного мира, а не впа­дать в иде­а­лизм и не огра­ни­чи­ваться реваншизмом.

Левые, отка­зав­ши­еся от науч­ного ана­лиза капи­та­лизма и от марк­сист­ской тео­рии на деле, будут только повто­рять ту прак­тику, что имеет место с начала 90-х. Навер­ное, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что такая так­тика в прин­ципе ни к чему не приведёт.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Пят­нич­ное: феми­нист­ский под­ход к изу­че­нию … лед­ни­ков [Элек­трон­ный ресурс].
  2. Гавва А. Невы­учен­ные уроки Жака Фреско [Элек­трон­ный ресурс] // Spinoza. 2015.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 7. С. 261, 267.
  4. Маркс К., Энгельс Ф. О вос­пи­та­нии и обра­зо­ва­нии. М.: Изд-во ака­де­мии педа­го­ги­че­ских наук РСФСР, 1957. С. 293.
  5. Само­убий­ство New Left Review [Элек­трон­ный ресурс].
  6. Сэр Вильям Гуд // Times. 1925. 14/Х.
  7. Ленин В. И. Изб. соч., Т. 6. С. 61–62.
  8. Вой­ска США раз­ме­щены в 150 стра­нах [Элек­трон­ный ресурс] // RT. 2014.
  9. Плуж­ни­ков С., Соко­лов С. Хро­ника раз­во­ро­вы­ва­ния мно­го­мил­ли­ард­ных кре­ди­тов МВФ и МБРР в Рос­сии [Элек­трон­ный ресурс] // Компромат.Ru. 2000.
  10. Гал­кин А. Фашизм и моно­по­ли­сти­че­ская бур­жу­а­зия [Элек­трон­ный ресурс] / Гер­ман­ский фашизм. М.: Наука, 1989.
  11. Гьячче В. Тота­ли­та­ризм: позор­ная исто­рия дутой кон­цеп­ции // Лефт.Ру.