Империализм и трансформация стоимости в цену

Империализм и трансформация стоимости в цену
~ 36 мин

Источ­ник: Lauesen T.Cope Z. Imperialism and the Transformation of Values into Prices // Monthly review. 2015. Volume 67, Issue 03 (July — August).

Пере­вод: Павел Чика­ров


Введение

В этой ста­тье мы хотим про­де­мон­стри­ро­вать, что низ­кие цены на товары, про­из­во­ди­мые на гло­баль­ном Юге, и сопут­ству­ю­щий скром­ный вклад его экс­порта в ВВП Севера скры­вают реаль­ную зави­си­мость эко­но­мики послед­него от низ­ко­опла­чи­ва­е­мой рабо­чей силы Юга. Мы утвер­ждаем, что пере­ме­ще­ние про­мыш­лен­но­сти в страны гло­баль­ного Юга за послед­ние три деся­ти­ле­тия при­вело к мас­со­вому уве­ли­че­нию пере­носа сто­и­мо­сти на Север. Основ­ными меха­низ­мами такого пере­носа явля­ются репа­три­а­ция при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти за счёт пря­мых ино­стран­ных инве­сти­ций, неэк­ви­ва­лент­ный обмен това­рами, вопло­ща­ю­щими нерав­ные объ­ёмы сто­и­мо­сти, и вымо­га­тель­ство за счёт обслу­жи­ва­ния долга.

Вклю­че­ние огром­ных южных эко­но­мик в капи­та­ли­сти­че­скую миро­вую систему, где доми­ни­руют север­ные транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции и финан­со­вые инсти­туты, поста­вило пер­вых в состо­я­ние соци­аль­ной отчуж­дён­но­сти и экс­порт­ной зави­си­мо­сти. Крайне низ­кие ставки зара­бот­ной платы в этих стра­нах обу­слов­лены: 1) дав­ле­нием, ока­зы­ва­е­мым их экс­пор­том, кото­рый вынуж­ден кон­ку­ри­ро­вать за огра­ни­чен­ные доли на рынке потре­би­тель­ских това­ров мет­ро­по­лии; 2) утеч­кой сто­и­мо­сти и при­род­ных ресур­сов, кото­рые в про­тив­ном слу­чае могли бы быть исполь­зо­ваны для нара­щи­ва­ния про­из­во­ди­тель­ных сил наци­о­наль­ной эко­но­мики; 3) нере­шен­но­стью земель­ного вопроса, созда­ю­щего пере­из­бы­ток рабо­чей силы; 4) подав­ле­нием рабо­чего дви­же­ния ком­пра­дор­скими пра­ви­тель­ствами, кото­рые встро­ены в нео­ли­бе­раль­ный поря­док и полу­чают от него выгоду, и, сле­до­ва­тельно, не могут и не желают повы­шать зара­бот­ную плату из-за страха про­сти­му­ли­ро­вать работ­ни­ков к борьбе за свои права; 5) мили­та­ри­зо­ван­но­стью гра­ниц, предот­вра­ща­ю­щих эми­гра­цию рабо­чих в раз­ви­тые страны и, сле­до­ва­тельно, урав­ни­ва­ние оплаты труда.

Империалистическая глобализация производства

Дис­кус­сия о пере­носе сто­и­мо­сти и неэк­ви­ва­лент­ном обмене не нова. Однако сего­дня всё более зна­чи­тель­ная доля това­ров, потреб­ля­е­мых в мире, про­из­во­дится на гло­баль­ном Юге. Про­из­вод­ство, в отли­чие от 1970-х гг., не огра­ни­чи­ва­ется сырьём и неслож­ными про­мыш­лен­ными това­рами, такими как нефть, мине­ралы, кофе и игрушки. Наобо­рот, несмотря на отно­си­тельно низ­кую добав­лен­ную сто­и­мость в про­мыш­лен­но­сти (о кото­рой подроб­нее речь пой­дёт ниже), прак­ти­че­ски все виды сырья и про­мыш­лен­ной про­дук­ции про­из­во­дятся на гло­баль­ном Юге: к ним отно­сятся хими­че­ские веще­ства, гото­вые метал­ли­че­ские изде­лия, машин­ное и элек­тро­обо­ру­до­ва­ние, элек­тро­ника, фур­ни­тура и транс­порт­ное обо­ру­до­ва­ние для тек­стиль­ных изде­лий, обуви, одежды, табака и топ­лива1 . Но почему и как про­изо­шёл этот сдвиг в рас­по­ло­же­нии производства?

Изме­не­ние меж­ду­на­род­ного раз­де­ле­ния труда явля­ется резуль­та­том посто­ян­ных поис­ков капи­та­лом более высо­ких при­бы­лей и осно­вано, во-пер­вых, на огром­ном росте числа про­ле­та­риев, инте­гри­ро­ван­ных в капи­та­ли­сти­че­скую миро­вую систему, и, во-вто­рых, на суще­ствен­ной инду­стри­а­ли­за­ции Юга за послед­ние три деся­ти­ле­тия. Это стало воз­мож­ным бла­го­даря рас­паду СССР и восточ­но­ев­ро­пей­ских соци­а­ли­сти­че­ских эко­но­мик, откры­тию Китая для гло­баль­ного капи­та­лизма и аут­сор­сингу про­из­вод­ства в Индию, Индо­не­зию, Вьет­нам, Бра­зи­лию, Мек­сику и дру­гие новые про­мыш­лен­ные страны. Резуль­та­том стало уве­ли­че­ние числа про­ле­та­риев с низ­кой зара­бот­ной пла­той в рам­ках гло­баль­ного капи­та­лизма, по край­ней мере, на один мил­ли­ард. Сего­дня более 80 % про­мыш­лен­ных рабо­чих в мире нахо­дятся на гло­баль­ном Юге, в то время как на Севере их число неуклонно падает (см. диа­грамму 1). Воз­можно, мы живём в пост­ин­ду­стри­аль­ных обще­ствах на Севере, но мир в целом более инду­стри­а­лен, чем когда-либо.

Milliony_rabochikh
Диа­грамма 1. Гло­баль­ная про­мыш­лен­ная рабо­чая сила, 1950–20102 .

Инду­стри­а­ли­за­ция Юга не была спро­гно­зи­ро­вана тео­рией зави­си­мого раз­ви­тия 1960–70-х гг. Согласно этой тео­рии, капи­та­ли­сти­че­ский центр дол­жен бло­ки­ро­вать любое опе­ре­жа­ю­щее про­мыш­лен­ное раз­ви­тие так назы­ва­е­мой пери­фе­рии, чтобы она оста­ва­лась постав­щи­ком сырья, тро­пи­че­ских сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов и про­дук­тов тру­до­ём­кого, но тех­ни­че­ски про­стого про­мыш­лен­ного про­из­вод­ства, кото­рое должно быть обме­нено на пере­до­вые про­мыш­лен­ные про­дукты цен­тра. Лишь немно­гие ана­ли­тики пред­ви­дели инду­стри­а­ли­за­цию Юга, дви­жи­мую тор­гов­лей и инве­сти­ци­ями капи­та­ли­сти­че­ской метрополии.

Тем не менее, инду­стри­а­ли­за­ция Юга стала вре­мен­ным реше­нием эко­но­ми­че­ских и поли­ти­че­ских про­блем капи­та­лизма 1970-х гг., про­явив­шихся, с одной сто­роны, в сни­же­нии нормы при­были, неф­тя­ном кри­зисе и дав­ле­нии за всё более высо­кую зара­бот­ную плату со сто­роны рабо­чего дви­же­ния на Севере, а с дру­гой — в наци­о­нально-осво­бо­ди­тель­ной борьбе Юга. Однако инду­стри­а­ли­за­ция Юга не явля­ется уступ­кой его тре­бо­ва­ниям. Наобо­рот, вме­сто того, чтобы сде­лать шаг к более рав­но­прав­ному миру, она при­вела к углуб­ле­нию импе­ри­а­ли­сти­че­ской зави­си­мо­сти в гло­баль­ном масштабе.

Эта новая импе­ри­а­ли­сти­че­ская поли­ти­че­ская эко­но­мия опи­ра­ется на две основы. Во-пер­вых, раз­ви­тие новых про­из­во­ди­тель­ных сил в элек­тро­нике, связи, транс­порте, логи­стике и управ­ле­нии: ком­пью­теры, Интер­нет, мобиль­ные теле­фоны, кон­тей­нер­ные пере­возки и раз­ви­тие гло­баль­ных про­из­вод­ствен­ных цепо­чек с новыми режи­мами управ­ле­ния. Во-вто­рых, раз­ви­тие нео­ли­бе­ра­лизма с устра­не­нием наци­о­наль­ных барье­ров для дви­же­ния капи­тала и това­ров, при­ва­ти­за­ция госу­дар­ствен­ной и обще­ствен­ной соб­ствен­но­сти, созда­ние новых гло­баль­ных инсти­ту­тов, таких как Все­мир­ная тор­го­вая орга­ни­за­ция (ВТО), G-встречи и дру­гие формы гло­баль­ного поли­ти­че­ского управ­ле­ния, а также новые воен­ные стра­те­гии, направ­лен­ные на сдер­жи­ва­ние и свёр­ты­ва­ние рас­про­стра­не­ния наци­о­наль­ного и соци­а­ли­сти­че­ского развития.

В рам­ках этого нового режима накоп­ле­ния не только капи­тал и тор­говля гото­вой про­дук­цией стали транс­на­ци­о­наль­ными; само про­из­вод­ство в про­из­вод­ственно-сбы­то­вых цепоч­ках стало гло­ба­ли­зо­ван­ным. Под­про­цессы в про­из­вод­ствен­ной цепочке рас­по­ло­жены в тех местах, где сто­и­мость про­из­вод­ства, инфра­струк­тура и нало­го­вое зако­но­да­тель­ство явля­ются опти­маль­ными для капи­тала. Авто­мо­биль или ком­пью­тер про­из­во­дится с исполь­зо­ва­нием ресур­сов и ком­по­нен­тов сотен фирм, рас­по­ло­жен­ных во мно­гих стра­нах, и про­дукт может быть собран в раз­ных частях мира.

Нео­ли­бе­ра­лизм при­вёл к новому гло­баль­ному раз­де­ле­нию труда, в кото­ром гло­баль­ный Юг стал «мастер­ской мира». Гло­баль­ный капи­та­лизм всё больше поля­ри­зует мир на Южные «эко­но­мики про­из­вод­ства» и Север­ные «эко­но­мики потреб­ле­ния». Основ­ной дви­жу­щей силой этого про­цесса, без­условно, явля­ется низ­кий уро­вень зара­бот­ной платы на Юге. Таким обра­зом, струк­тура сего­дняш­ней гло­баль­ной эко­но­мики была сфор­ми­ро­вана путём рас­пре­де­ле­ния рабо­чей силы между про­мыш­лен­ными сек­то­рами в соот­вет­ствии с раз­лич­ными нор­мами экс­плу­а­та­ции на меж­ду­на­род­ном уровне.

Соблазн для круп­ного биз­неса про­во­дить аут­сор­синг про­из­вод­ства или инве­сти­ро­вать в новые про­екты на Юге довольно велик. Уровни зар­плат Юга и Севера соот­но­сятся не только как один к двум, но часто как один к десяти или пят­на­дцати3 . Дей­стви­тельно, в 2010 г. из трёх мил­ли­ар­дов рабо­чих в мире около 942 мил­ли­о­нов были клас­си­фи­ци­ро­ваны Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­цией труда (МОТ) как «рабо­та­ю­щие бед­ные» (почти каж­дый тре­тий работ­ник во всём мире живёт менее чем на 2 дол­лара в день)4 .

По сло­вам эко­но­ми­ста Все­мир­ного банка Бранко Мила­но­вича (Branko Milanović) (см. диа­грамму 2), в 1870 г. гло­баль­ное нера­вен­ство между граж­да­нами мира было зна­чи­тельно меньше, чем сего­дня. Ещё более пора­зи­тельно, что если ранее нера­вен­ство опре­де­ля­лось пре­иму­ще­ственно клас­со­вой при­над­леж­но­стью (в немарк­сист­ской кон­цеп­ции Мила­но­вича, долей наци­о­наль­ного дохода), то сего­дня оно почти пол­но­стью зави­сит от места про­жи­ва­ния, послед­нее опре­де­ляет 80% гло­баль­ного нера­вен­ства. Он пишет:

«…гораздо важ­нее, грубо говоря, то, доста­точно ли вам повезло, чтобы родиться в бога­той стране, чем то, явля­ется ли доход класса, к кото­рому вы при­над­ле­жите, в бога­той стране высо­ким, сред­ним или низ­ким»5 .

Что не ска­зано, так это то, что гео­гра­фия нера­вен­ства явля­ется про­дук­том эко­но­ми­че­ских, пра­во­вых, воен­ных и поли­ти­че­ских струк­тур про­шлых сто­ле­тий коло­ни­а­лизма и послед­них лет нео­ко­ло­ни­а­лизма. Эти исто­ри­че­ские фак­торы состав­ляют основу клас­со­вой борьбы, опре­де­ля­ю­щей то, что Маркс назвал «исто­ри­че­ским и мораль­ным» аспек­том уровня зара­бот­ной платы.

Index_dzhinni
Диа­грамма 2. Уро­вень и струк­тура гло­баль­ного нера­вен­ства в 1870 и 2000 гг. (раз­ло­же­ние Джини)6 .

Низ­кий уро­вень зара­бот­ной платы в стра­нах Юга создаёт не только более высо­кую гло­баль­ную норму при­были, чем она была бы на Севере; он также вли­яет на цену това­ров, про­из­во­ди­мых в стра­нах Юга. В рыноч­ной эко­но­мике фор­ми­ро­ва­ние рыноч­ной цены на пер­со­наль­ный ком­пью­тер через про­из­вод­ствен­ную цепочку можно оха­рак­те­ри­зо­вать как «улы­ба­ю­щу­юся кри­вую» добав­лен­ной сто­и­мо­сти (sic) (см. гра­фик 1)7 . Добав­лен­ная сто­и­мость, кото­рая в нео­клас­си­че­ской тео­рии про­сто экви­ва­лентна новому добав­лен­ному доходу, изме­рен­ному исходя из услов­ных цен, явля­ется высо­кой в пер­вой частью цепочки с высо­ко­опла­чи­ва­е­мыми иссле­до­ва­ни­ями и раз­ра­бот­ками, дизай­ном и финан­со­вым менедж­мен­том, рас­по­ло­жен­ными на Севере, в то время как кри­вая падает в сере­дине с низ­ко­опла­чи­ва­е­мой рабо­чей силой на Юге, про­из­во­дя­щей физи­че­ский про­дукт. Добав­лен­ная стоимость/​цена снова рас­тёт к концу кри­вой с брен­дин­гом, мар­ке­тин­гом и про­да­жами, про­ис­хо­дя­щими на Севере, несмотря на то, что зара­бот­ная плата для работ­ни­ков роз­нич­ной тор­говли явля­ется одной из самых низ­ких в этих странах.

Stoimost
Гра­фик 1. Зара­бот­ная плата, сто­и­мость и цено­об­ра­зо­ва­ние в гло­баль­ной про­из­вод­ствен­ной цепочке.

В логике «улы­ба­ю­щейся кри­вой» основ­ная часть сто­и­мо­сти про­дукта добав­ля­ется на Севере, в то время как труд на Юге, кото­рый про­из­во­дит товары, вно­сит только мини­маль­ную часть. Согласно этой точке зре­ния, мно­го­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции ока­зы­вают услугу обще­ству, сни­жая цены на потре­би­тель­ские товары. Однако, по правде говоря, низ­кие рыноч­ные цены на такие товары скры­вают тот факт, что рабо­чие вынуж­дены жить в тяжё­лых усло­виях из-за низ­кой зара­бот­ной платы и изну­ри­тель­ных усло­вий труда в южной части про­из­вод­ствен­ных цепочек.

В марк­сист­ской кон­цеп­ции, напро­тив, сто­и­мость пред­став­ляет собой сумму пря­мого и кос­вен­ного обще­ственно необ­хо­ди­мого рабо­чего вре­мени, кото­рое необ­хо­димо для про­из­вод­ства товара (в виде выпол­ня­е­мого в насто­я­щее время — «живого труда» и капи­тала — «мёрт­вого труда», соот­вет­ственно). Как мы уви­дим, рыноч­ная цена товара регу­лярно рас­хо­дится с его сто­и­мо­стью, хотя в конеч­ном счёте она опре­де­ля­ется сто­и­мо­стью. Таким обра­зом, если нари­со­вать кри­вую марк­сист­ской кон­цеп­ции добав­лен­ной сто­и­мо­сти в про­из­вод­ствен­ной цепочке для ком­пью­те­ров, то она при­мет более или менее про­ти­во­по­лож­ную форму «улы­ба­ю­щейся кри­вой» — сво­его рода «груст­ный смайл» (см. гра­фик 1). Но если суще­ствует кор­ре­ля­ция между сто­и­мо­стью в марк­сист­ском смысле и рыноч­ной ценой, как про­ис­хо­дит эта транс­фор­ма­ция от «груст­ного смайла» сто­и­мо­сти к «весё­лому смайлу» рыноч­ной цены?

Преобразование стоимости в цену

Несмотря на раз­но­гла­сия между эко­но­ми­че­скими тео­ри­ями, они, как пра­вило, согла­ша­ются с тем, что цена про­из­вод­ства товара равна цене мате­ри­аль­ных затрат плюс воз­на­граж­де­ние тех, кто имеет пре­тен­зии на часть сто­и­мо­сти ука­зан­ной про­дук­ции. Эта вто­рая часть делится на начис­ле­ние зара­бот­ной платы и на доходы акци­о­не­ров: при­быль, рента, про­цент и т. д.

Но какой неза­ви­си­мый пере­мен­ный фак­тор эко­но­мики опре­де­ляет цены? В нео­клас­си­че­ской эко­но­мике опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром явля­ется «рынок», то есть субъ­ек­тив­ные потреб­но­сти и пред­по­чте­ния потре­би­теля. Эти потреб­но­сти и пред­по­чте­ния опре­де­ляют цены на конеч­ные товары, а они, в свою оче­редь, опре­де­ляют затраты на зара­бот­ную плату и уро­вень при­были. Соот­вет­ственно, цены выпол­няют функ­цию изме­ре­ния спроса на рынке и воз­ни­кают через обмен между кон­ку­рен­то­спо­соб­ными трейдерами.

Марк­сист­ская тео­рия сто­и­мо­сти, напро­тив, отдаёт опре­де­ле­ние цен про­из­вод­ствен­ной сто­роне эко­но­мики. Издержки про­из­вод­ства или себе­сто­и­мость — это шаг в пере­ходе от сто­и­мо­сти к рыноч­ной цене. Себе­сто­и­мость про­дукта состоит из затрат на «посто­ян­ный» капи­тал (сырьё, машины, зда­ния и т. д.) и «пере­мен­ный» капи­тал (т. е. зара­бот­ная плата). В допол­не­ние к себе­сто­и­мо­сти рыноч­ная цена должна покры­вать, по край­ней мере, сред­нюю норму при­были. Это свя­зано с тем, что товары необ­хо­димо про­из­во­дить и вос­про­из­во­дить посто­янно, и если капи­та­ли­сты не вос­ста­нав­ли­вают себе­сто­и­мость про­из­вод­ства плюс при­быль при их про­даже, про­из­вод­ство оста­нав­ли­ва­ется. Поэтому в марк­сист­ской эко­но­мике рыноч­ная цена отра­жает издержки производства.

Как мы изме­ряем издержки про­из­вод­ства, то есть затраты, необ­хо­ди­мые для про­из­вод­ства товара? Мы не можем исполь­зо­вать цены в целом для изме­ре­ния затрат, поскольку цены — это то, что в первую оче­редь мы пыта­емся объ­яс­нить. Однако одна вещь явля­ется общей для любого товара: чело­ве­че­ский труд. Все рыноч­ные цены в капи­та­ли­сти­че­ской эко­но­мике в конеч­ном итоге свя­заны с объ­ё­мом потреб­ле­ния рабо­чей силы. То, что Маркс назы­вал «живым тру­дом» или рабо­чей силой, не явля­ется обыч­ным това­ром. Его цена — зара­бот­ная плата — опре­де­ля­ется не только издерж­ками вос­про­из­вод­ства (потреб­но­стями рабо­чего: про­дук­тами пита­ния, жильём, обра­зо­ва­нием и т. д.), но и столк­но­ве­нием поли­ти­че­ских инте­ре­сов — клас­со­вой борь­бой, отра­жа­ю­щей соот­но­ше­ние сил между клас­сами и груп­пами в обще­стве. Таким обра­зом, в то время как спрос и пред­ло­же­ние явля­ются над­стро­еч­ными эле­мен­тами, базис­ным фак­то­ром, лежа­щим в основе рыноч­ной цены, явля­ется себе­сто­и­мость про­из­вод­ства, а вме­сте с ней — и цена рабо­чей силы.

Для Маркса цены на стан­дарт­ные товары опре­де­ля­ются их сто­и­мо­стью. Сорев­ну­ясь с кон­ку­рен­тами в соот­но­ше­нии долей при­были, фирмы должны сокра­тить рабо­чее время, необ­хо­ди­мое для про­из­вод­ства това­ров, внед­ряя новей­шие тех­но­ло­гии. Кон­ку­рен­ция внутри эко­но­ми­че­ского сек­тора при­во­дит к фор­ми­ро­ва­нию стан­дарт­ных цен на стан­дарт­ные товары, тогда как кон­ку­рен­ция между сек­то­рами при­во­дит к при­сво­е­нию сред­ней нормы при­были стан­дарт­ными про­из­во­ди­те­лями в каж­дом из них. Добав­лен­ная к издерж­кам про­из­вод­ства эта сред­няя норма при­были порож­дает цену про­из­вод­ства как «моди­фи­ци­ро­ван­ную» рыноч­ную сто­и­мость8 .

Однако цена про­из­вод­ства кон­крет­ного товара не сов­па­дает с его сто­и­мо­стью, хотя сово­куп­ная цена всех това­ров равна их сово­куп­ной сто­и­мо­сти. Работ­ники в раз­ных фир­мах полу­чают оди­на­ко­вую зара­бот­ную плату и рабо­тают в одни и те же часы каж­дый день, созда­вая оди­на­ко­вые суммы при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, то есть раз­ницу между вре­ме­нем, кото­рое работ­ник тра­тит на вос­про­из­вод­ство своей соб­ствен­ной рабо­чей силы, и общим вре­ме­нем, кото­рое они заняты. Таким обра­зом, мы могли бы ожи­дать, что более тру­до­ём­кие фирмы созда­дут наи­боль­шую при­ба­воч­ную сто­и­мость и, сле­до­ва­тельно, полу­чат самые высо­кие пока­за­тели при­были. Вме­сте с тем дви­же­ние капи­тала между фир­мами и про­мыш­лен­ными сек­то­рами и обу­слов­лен­ные этим изме­не­ния в спросе и пред­ло­же­нии делают так, что уровни цен в конеч­ном счёте опре­де­ля­ются в той точке, в кото­рой норма при­были оди­на­кова во всех отраслях.

Поскольку капи­тал выво­дится из отрас­лей с низ­кими нор­мами при­были и инве­сти­ру­ется в отрасли с более высо­кими нор­мами, объём про­из­вод­ства (пред­ло­же­ние) в пер­вой из них сни­жа­ется, а цены рас­тут выше фак­ти­че­ских сумм сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­во­ди­мой кон­крет­ной отрас­лью, и наобо­рот. Таким обра­зом, капи­талы с раз­лич­ным орга­ни­че­ским соста­вом (соот­но­ше­ние между посто­ян­ным и пере­мен­ным капи­та­лом) в конеч­ном счёте про­дают товары по сред­ним ценам, а при­ба­воч­ная сто­и­мость рас­пре­де­ля­ется более или менее рав­но­мерно по отрас­лям про­из­вод­ства в соот­вет­ствии с общим аван­си­ро­ван­ным капи­та­лом (посто­ян­ным и пере­мен­ным)9 . Сред­няя норма при­были фор­ми­ру­ется за счёт непре­рыв­ного поиска кон­ку­ри­ру­ю­щими капи­та­лами более высо­ких при­бы­лей и бег­ства капи­тала из про­мыш­лен­ных сек­то­ров, кото­рые про­из­во­дят товары с высо­ким или низ­ким спро­сом. В целом, когда один товар про­да­ётся меньше своей сто­и­мо­сти, про­ис­хо­дит соот­вет­ству­ю­щая про­дажа дру­гого товара больше его стоимости.

Именно через их транс­фор­ма­цию в рыноч­ные цены сто­и­мость и при­ба­воч­ная сто­и­мость рас­пре­де­ля­ются между капи­та­ли­стами внутри сек­то­ров и между ними. Нерав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние сто­и­мо­сти про­ис­хо­дит из-за высокого/​низкого орга­ни­че­ского и сто­и­мост­ного стро­е­ния капи­тала, ренты, добы­ва­е­мой как за счёт моно­по­лии, так и моноп­со­нии, отно­си­тельно высо­кой про­из­во­ди­тель­но­сти и тен­ден­ции к вырав­ни­ва­нию норм при­были. Это про­ис­хо­дит между капи­та­лом и тру­дом через соот­вет­ству­ю­щие доли — при­быль и зара­бот­ную плату каж­дый полу­чает в резуль­тате рас­ста­новки клас­со­вых сил в дан­ный момент. Важно отме­тить, что это же про­ис­хо­дит между стра­нами из-за раз­ли­чий между наци­о­наль­ной рыноч­ной ценой рабо­чей силы (зара­бот­ной пла­той) и рыноч­ной ценой тех това­ров, кото­рые потреб­ляет рабо­чая сила (про­дук­то­вая корзина).

Глобальная система

Сего­дня цены на про­дук­цию опре­де­ля­ются в гло­баль­ном мас­штабе, поскольку капи­тал имеет воз­мож­ность цир­ку­ли­ро­вать транс­на­ци­о­нально, по всему миру, чтобы обес­пе­чить мак­си­маль­ную при­быль от своих инве­сти­ций. Мобиль­ность капи­тала между наци­о­наль­ными гра­ни­цами и тен­ден­ция к вырав­ни­ва­нию нормы при­были, несмотря на силь­ные рас­хож­де­ния в тем­пах экс­плу­а­та­ции (соот­но­ше­ние между тру­до­ём­ко­стью, необ­хо­ди­мой для про­из­вод­ства рабо­чей силы, и затра­чи­ва­е­мой кон­крет­ной рабо­чей силой), явля­ются пред­по­сыл­кой для фор­ми­ро­ва­ния миро­вых цен на про­дук­цию. Как отме­тил марк­сист­ский эко­но­мист Ген­рик Гросс­ман (Henryk Grossman):

«По сути, цено­об­ра­зо­ва­ние на миро­вом рынке регу­ли­ру­ется теми же прин­ци­пами, кото­рые при­ме­ня­ются при кон­цеп­ту­ально изо­ли­ро­ван­ном капи­та­лизме. Послед­нее, так или иначе, явля­ется лишь тео­ре­ти­че­ской моде­лью, а миро­вой рынок, как един­ство кон­крет­ных наци­о­наль­ных эко­но­мик, — чем-то реаль­ным и кон­крет­ным. Сего­дня цены на важ­ней­шее сырьё и конеч­ную про­дук­цию опре­де­ля­ются на меж­ду­на­род­ном, миро­вом рынке. Мы больше не стал­ки­ва­емся с наци­о­наль­ным уров­нем цен, а с уров­нем, опре­де­лён­ным на миро­вом рынке»10 .

Накоп­ле­ние капи­тала про­ис­хо­дит в миро­вом мас­штабе в той мере, в какой ему не мешают пра­во­вые или поли­ти­че­ские усло­вия для сво­бод­ной тор­говли и инве­сти­ций. По мере даль­ней­шего раз­ви­тия капи­та­ли­сти­че­ских отно­ше­ний про­из­вод­ства, созда­ва­е­мая тру­дом сто­и­мость на миро­вом уровне ста­но­вится свя­зан­ной с миро­вым «сред­ним» уров­нем раз­ви­тия про­из­во­ди­тель­ных сил. По сло­вам Нико­ласа (Nicholas):

«По Марксу, как только товар ста­но­вится неотъ­ем­ле­мой частью вос­про­из­вод­ства эко­но­ми­че­ской системы, осно­ван­ной на обмене, труд, затра­чен­ный на его про­из­вод­ство, ста­но­вится частью труда, необ­хо­ди­мого для вос­про­из­вод­ства всей системы и каче­ственно экви­ва­лент­ного всему дру­гому труду, затра­чен­ному на про­из­вод­ство всех дру­гих това­ров, кото­рые ана­ло­гично явля­ются неотъ­ем­ле­мой частью вос­про­из­вод­ства эко­но­ми­че­ской системы»11 .

Это спра­вед­ливо как для наци­о­наль­ной, так и для меж­ду­на­род­ной эко­но­мики. Однако цена рабо­чей силы — зара­бот­ная плата — сильно отли­ча­ется на гло­баль­ном уровне между Севе­ром и Югом.

В мире, где рыноч­ные цены на товары имеют тен­ден­цию быть гло­баль­ными, в то время как рыноч­ные цены на рабо­чую силу варьи­ру­ются из-за клас­со­вой борьбы — как исто­ри­че­ской, так и совре­мен­ной — резуль­та­том явля­ется пере­рас­пре­де­ле­ние сто­и­мо­сти из стран с низ­кой рыноч­ной ценой рабо­чей силы в страны с высо­кой рыноч­ной ценой. Таким обра­зом, импе­ри­а­лизм дол­жен быть объ­яс­нён в кон­тек­сте пре­об­ра­зо­ва­ния сто­и­мо­сти в цену. Однако утвер­ждать, что это сме­щает кон­цеп­цию экс­плу­а­та­ции со сферы про­из­вод­ства на сферу обра­ще­ния, неуместно.

Чело­ве­че­ский труд создаёт сто­и­мость, а при­ба­воч­ный — при­ба­воч­ную сто­и­мость. Однако при­ба­воч­ная сто­и­мость не явля­ется физи­че­ским свой­ством, кото­рое труд добав­ляет к това­рам, как какая-то моле­кула, встро­ен­ная и хра­ня­ща­яся в про­дукте. Сто­и­мость и пре­об­ра­зо­ва­ние сто­и­мо­сти в рыноч­ную цену ско­рее явля­ются резуль­та­том соци­аль­ных отно­ше­ний между тру­дом и капи­та­лом и между раз­лич­ными капи­та­лами. Именно пере­ход от сто­и­мо­сти к рыноч­ной цене обес­пе­чи­вает про­дол­же­ние про­цесса накоп­ле­ния в рас­ши­рен­ном мас­штабе. Этот рас­ши­рен­ный кру­го­во­рот капи­тала пред­по­ла­гает пре­об­ра­зо­ва­ние сто­и­мо­сти и при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в при­быль, а также пере­нос сто­и­мо­сти с Юга на Север в соот­вет­ствии с низ­кими ценами, упла­чи­ва­е­мыми за товары, про­из­ве­дён­ные в конеч­ном счёте Югом. Таким обра­зом, экс­плу­а­та­ция не про­ис­хо­дит в каком-либо кон­крет­ном сек­торе про­из­вод­ства или наци­о­наль­ной эко­но­мики; она явля­ется резуль­та­том общего гло­баль­ного про­цесса накоп­ле­ния капитала.

Теперь мы можем перейти от этих тео­ре­ти­че­ских сооб­ра­же­ний к кон­крет­ному при­меру этого про­цесса, а именно к гло­ба­ли­зи­ро­ван­ному про­из­вод­ству вез­де­су­щих айфонов.

В чём суть

На основе подроб­ных иссле­до­ва­ний, про­ве­дён­ных Кре­ме­ром (Kraemer), Лин­де­ном (Linden) и Дед­ри­ком (Dedrich)12 в про­из­вод­ствен­ных цепоч­ках Apple, Дональд Клел­ланд (Donald A. Clelland) про­ана­ли­зи­ро­вал раз­мер и пере­дачу сто­и­мо­сти в рам­ках миро­вой системы через меха­низм рыноч­ной цены13 .

IPad выпус­ка­ется ком­па­нией Apple, рас­по­ло­жен­ной в США. В период с сере­дины 2010 г. по сере­дину 2011 г. Apple про­дала чуть более 100 мил­ли­о­нов штук. Apple — образ­цо­вый экзем­пляр «фаб­лесс» ком­па­нии, т. е. ком­па­нии без про­из­вод­ства. Apple делает раз­ра­ботки, про­екты, патенты и про­даёт ком­пью­теры и ком­му­ни­ка­ци­он­ное обо­ру­до­ва­ние, в то время как сама про­во­дит аут­сор­синг про­цесса про­из­вод­ства това­ров. Все IPad собраны в Китае. Apple инте­гри­ро­вала в свою про­из­вод­ствен­ную цепочку 748 постав­щи­ков мате­ри­а­лов и ком­по­нен­тов, 82% из кото­рых бази­ру­ются в Азии, 351 из кото­рых — в Китае14 .

На каж­дом узле про­из­вод­ствен­ной цепочки име­ются фак­торы, к кото­рым добав­ля­ются зара­бот­ная плата, управ­ле­ние, наклад­ные рас­ходы и при­быль. Общая моне­ти­зи­ро­ван­ная цена этих фак­то­ров во всех узлах цепи равна цене про­дажи. Это то, что Клел­ланд назы­вает «свет­лой сто­и­мо­стью» (bright value) в товар­ной цепочке15 .

Рыноч­ная цена iPad в 2010–2011 гг. состав­ляла $499, а завод­ская цена — $275. Из завод­ской цены только $33 пошли на зара­бот­ную плату рабо­чих на Юге, в то время как целых $150 сум­мар­ной при­были Apple пошли на зар­платы в обла­сти дизайна, мар­ке­тинга и адми­ни­стри­ро­ва­ния, а также на науч­ные иссле­до­ва­ния, раз­ра­ботки и амор­ти­за­цию, в основ­ном на гло­баль­ном Севере16 . Рас­пре­де­ле­ние этой «сто­и­мо­сти» в зара­бот­ной плате и при­были хорошо пред­став­лено «улы­ба­ю­щейся кривой».

Однако капи­та­ли­сти­че­ская миро­вая эко­но­мика при­ни­мает форму айс­берга. Наи­бо­лее изу­чен­ная часть — «свет­лая сто­и­мость», появ­ля­ю­ща­яся над поверх­но­стью, под­дер­жи­ва­ется огром­ной под­пи­ра­ю­щей струк­ту­рой, кото­рая нахо­дится вне поля зре­ния. В отли­чие от айс­берга, миро­вая эко­но­мика — это дина­мич­ная система, осно­ван­ная на пото­ках сто­и­мо­сти снизу вверх, с Юга на Север. Эти потоки вклю­чают стоки, кото­рые при­ни­мают две формы: види­мые моне­ти­зи­ро­ван­ные потоки «свет­лой сто­и­мо­сти» и скры­тые потоки, кото­рые несут «тём­ную сто­и­мость», порож­дён­ную неучтён­ной сто­и­мо­стью дешё­вого вос­про­из­вод­ства рабо­чей силы и неопла­чен­ного труда, а также неопла­чи­ва­е­мыми эко­ло­ги­че­скими экс­тер­на­ли­ями. Тер­мин «тём­ная сто­и­мость» вдох­нов­лён откры­тием физи­ков, что обыч­ная мате­рия и энер­гия состав­ляют лишь 5 % от извест­ной все­лен­ной, а «тём­ная мате­рия» и «тём­ная энер­гия» состав­ляют осталь­ную часть. Подобно тому, как неучтён­ная тём­ная энер­гия управ­ляет рас­ши­ре­нием Все­лен­ной, «тём­ная сто­и­мость» скры­вает неопла­чен­ный труд, кото­рый сти­му­ли­рует рас­ши­ре­ние капи­та­ли­сти­че­ской миро­вой системы17 .

Если бы iPad был собран в Соеди­нён­ных Шта­тах, себе­сто­и­мость про­из­вод­ства состав­ляла бы не $45, а $442. И если мы углу­бимся на один шаг в про­из­вод­ствен­ную струк­туру iPad, в суб­ком­по­ненты и сырье­вые ресурсы, мы узнаем, что бо́льшая часть этих мате­ри­аль­ных ресур­сов также про­из­во­дится на Юге с при­бли­зи­тель­ными рас­хо­дами на зара­бот­ную плату в $33 за iPad. Если бы это про­из­вод­ство также осу­ществ­ля­лось в Соеди­нён­ных Шта­тах, его сто­и­мость состав­ляла бы при­бли­зи­тельно $210.

Рабо­чим в цепочке про­из­вод­ства iPad пла­тят меньше не потому, что их про­из­во­ди­тель­ность ниже, чем у рабо­чих на Севере. Фак­ти­че­ски, они, веро­ятно, более про­из­во­ди­тельны. Постав­щики Apple — миро­вые лидеры, исполь­зу­ю­щие самые совре­мен­ные тех­но­ло­гии. Их управ­лен­че­ский пер­со­нал управ­ляет работ­ни­ками, исполь­зуя методы тей­ло­ризма и более дли­тель­ные рабо­чие недели, кото­рые запре­щены зако­но­да­тельно на Севере. Постав­щики состав­ляют гра­фики с еже­днев­ными сме­нами по 12 часов для повы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти труда работ­ни­ков и тща­тельно сле­дят за соблю­де­нием гра­фика и ста­ра­ются его пере­вы­пол­нить. Рабо­чие недели пре­вы­шают шесть­де­сят часов, поскольку работ­ники обя­заны рабо­тать сверх­урочно, пре­вы­шая уста­нов­лен­ные зако­ном нормы18 . Таким обра­зом, неуди­ви­тельно, что в 2011 г., когда Стиву Джобсу, на тот момент гене­раль­ному дирек­тору Apple, на ужине в Белом доме пре­зи­дент Обама задал вопрос:

«Что потре­бу­ется для того, чтобы Apple вер­нула свое про­из­вод­ство домой?»

— Джобс ответил:

«Эти рабо­чие места не воз­вра­ща­ются»19 .

К тому вре­мени, когда товар про­шёл через мно­го­чис­лен­ные узлы гло­баль­ной сети, чтобы добраться до порога потре­би­теля, он вклю­чает в себя не только труд низ­ко­опла­чи­ва­е­мой рабо­чей силы, но и огром­ные суммы недо­пла­чен­ных и неопла­чен­ных тру­до­вых и эко­ло­ги­че­ских ресур­сов. Капи­та­ли­сты при­сва­и­вают скры­тые излишки от дея­тель­но­сти домаш­них хозяйств и тене­вого сек­тора эко­но­мики. Для созда­ния про­из­вод­ствен­ного потен­ци­ала и обес­пе­че­ния выжи­ва­ния каж­дого наём­ного работ­ника необ­хо­дима длин­ная тём­ная цепочка про­из­во­ди­те­лей про­до­воль­ствия и актив­ность тене­вого сек­тора. Этот поток «тём­ной сто­и­мо­сти» сни­жает затраты на вос­про­из­вод­ство пери­фе­рий­ного труда и, соот­вет­ственно, уро­вень зара­бот­ной платы, выпла­чи­ва­е­мой капи­та­ли­стами. Быто­вой и тене­вой сек­торы не нахо­дятся вне капи­та­лизма, а явля­ются неотъ­ем­ле­мыми ком­по­нен­тами гло­баль­ных товар­ных цепочек.

Эко­ло­ги­че­ская дегра­да­ция, загряз­не­ние и исто­ще­ние ресур­сов явля­ются внеш­ними фак­то­рами, бла­го­даря кото­рым постав­щики Apple извле­кают «тём­ную сто­и­мость». Каж­дый iPad исполь­зует почти пят­на­дцать кило­грам­мов полез­ных иско­па­е­мых (неко­то­рые из кото­рых редки и огра­ни­чены в постав­ках), три­ста пять­де­сят пять лит­ров воды и коли­че­ство элек­тро­энер­гии, полу­чен­ной из иско­па­е­мого топ­лива, при сго­ра­нии кото­рого выбра­сы­ва­ется трид­цать кило­грам­мов угле­кис­лого газа. Более того, про­из­вод­ство айпада создаёт 105 кило­грам­мов пар­ни­ко­вых газов20 . Все эти эко­ло­ги­че­ские нагрузки ста­вятся на плечи Китая и дру­гих ази­ат­ских стран, в то время как про­дукт потреб­ля­ется на Севере. Эко­ло­ги­че­ская дегра­да­ция — это внеш­ний эффект, кото­рый встроен в iPad как «тём­ная сто­и­мость». Глядя только на затраты на загряз­не­ние, Клел­ланд оце­ни­вает, что Apple избе­гает затрат в раз­мере $190 на еди­ницу про­дук­ции, кото­рую она должна была бы запла­тить в Соеди­нён­ных Шта­тах за эко­ло­ги­че­ские экс­тер­на­лии21 . Капи­та­лизм зави­сит даже от всех этих форм «тём­ной сто­и­мо­сти». Эти фак­торы нико­гда не фигу­ри­руют в учёте себе­сто­и­мо­сти про­дук­ции, они явля­ются неви­ди­мыми «подар­ками» капи­та­ли­стам и покупателям.

Маркс счи­тал, что сто­и­мость рабо­чей силы должна сни­жаться с уве­ли­че­нием про­из­во­ди­тель­но­сти труда, и что там, где этого не про­изо­шло, тен­ден­ция к паде­нию общей нормы при­были должна уси­ли­ваться. Однако при импе­ри­а­лизме и уста­но­вив­шейся таким обра­зом гло­баль­ной системе наци­о­наль­ного угне­те­ния моно­поль­ный капи­тал спо­со­бен гаран­ти­ро­вать низ­кие цены на потре­би­тель­ские товары рабо­чих, про­из­во­ди­мые сверх­экс­плу­а­ти­ру­е­мой рабо­чей силой на Юге. Наряду с парал­лель­ным уде­шев­ле­нием посто­ян­ного капи­тала за счёт импорта недо­ро­гих про­ме­жу­точ­ных и сырье­вых това­ров, про­дажа недо­ро­гих потре­би­тель­ских това­ров сверх­о­пла­чи­ва­е­мым рабо­чим в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах сни­жает сто­и­мость рабо­чей силы, тем самым уве­ли­чи­вая уро­вень пред­по­ла­га­е­мой «при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти», про­из­ве­дён­ной на мест­ном уровне. Как тако­вые, север­ные рабо­чие кажутся более про­дук­тив­ными с точки зре­ния при­были, кото­рую они гене­ри­руют. Однако с точки зре­ния «про­из­во­ди­тель­но­сти», основ­ной мерой «про­из­во­ди­тель­но­сти» не явля­ется «добав­лен­ная сто­и­мость» за час труда — она зави­сит от цен про­дажи, завы­шен­ных моно­по­лией, транс­ферт­ным цено­об­ра­зо­ва­нием, нерав­ным обме­ном, и от резуль­тата вме­ша­тель­ства госу­дар­ства, армии и поли­ции в сни­же­ние затрат на рабо­чую силу за рубе­жом. Основ­ной мерой «про­из­во­ди­тель­но­сти» явля­ются поча­со­вые затраты на рабо­чую силу отно­си­тельно при­были, полу­чен­ной на гло­баль­ном уровне.

Вопреки утвер­жде­ниям мно­гих проф­со­юз­ных акти­ви­стов мет­ро­по­лии, не только капи­та­ли­сты на Севере полу­чают мате­ри­аль­ную выгоду от сверх­экс­плу­а­та­ции низ­ко­опла­чи­ва­е­мой Южной рабо­чей силы.

«В слу­чае с iPad боль­шая часть экс­про­при­и­ро­ван­ной „тём­ной сто­и­мо­сти“ реа­ли­зу­ется не как кор­по­ра­тив­ная при­быль, а как потре­би­тель­ский изли­шек в виде более деше­вых това­ров. Сле­до­ва­тельно, граж­да­нин мет­ро­по­лии ста­но­вится неволь­ным [(?) — прим. авто­ров] выго­до­при­об­ре­та­те­лем этой экс­плу­а­та­тор­ской системы, когда он (она) исполь­зует один опла­чен­ный час для покупки про­дукта, кото­рый вопло­щает в себе гораздо более низко или вообще неопла­чи­ва­е­мые часы и мно­гие недо­оце­нён­ные мате­ри­аль­ные и эко­ло­ги­че­ские затраты»22 .

Политическая перспектива

Поли­ти­че­ская пер­спек­тива, уста­нов­лен­ная насто­я­щим ана­ли­зом, заклю­ча­ется в том, что потен­циал рево­лю­ци­он­ных изме­не­ний в XXI в. про­ис­те­кает из Юга. Там сотни мил­ли­о­нов новых про­мыш­лен­ных про­ле­та­риев, сосре­до­то­чен­ных на фаб­ри­ках в тяжё­лых усло­виях, полу­чают неве­ро­ятно низ­кую зара­бот­ную плату, опто­вая кор­по­ра­тив­ная при­ва­ти­за­ция земли лишает мил­ли­оны бед­ных фер­ме­ров земли и дохо­дов (они затем вынуж­дены согла­шаться на самую низ­ко­опла­чи­ва­е­мую работу), а раз­ница между север­ными и южными усло­ви­ями жизни оче­видна для всех бла­го­даря гло­ба­ли­за­ции инфор­ма­ции и средств мас­со­вой инфор­ма­ции23 .

Это про­ти­во­ре­чие должно в конеч­ном итоге про­явиться в анти­ка­пи­та­ли­сти­че­ских дви­же­ниях к соци­а­лизму (и за его пре­делы). В южных стра­нах про­жи­вают классы, наде­лён­ные объ­ек­тив­ным инте­ре­сом и спо­соб­но­стью к сопро­тив­ле­нию гло­баль­ному нео­ли­бе­ра­лизму. Подобно анти­ко­ло­ни­аль­ным наци­о­нально-осво­бо­ди­тель­ным дви­же­ниям, вспых­нув­шим в стра­нах Тре­тьего мира в период с 1945 по 1975 г., мы пред­ви­дим воз­мож­ность новой волны анти­ка­пи­та­ли­сти­че­ских дви­же­ний в будущем.

Бла­го­даря стра­те­ги­че­скому поло­же­нию нового про­ле­та­ри­ата на Юге, его сила в миро­вой эко­но­мике намного больше, чем она была на волне наци­о­наль­ного осво­бож­де­ния, охва­тив­шего мир в 1960-х и 70-х гг. Однако поли­ти­че­ская реа­ли­за­ция этой силы не про­изой­дёт сама собой. Субъ­ек­тив­ные фак­торы отсут­ствуют как на Юге, так и на Севере. Таким обра­зом, задача гло­баль­ных левых огромна. В 1970-х гг. мил­ли­оны людей боро­лись и уми­рали за соци­а­лизм. Сего­дня тех, кто борется за соци­а­лизм, срав­ни­тельно мало. Соци­а­лизм не явля­ется силь­ным «брен­дом». Раз­де­ле­ние зем­ного шара на Юг и Север отра­жа­ется в раз­де­ле­нии гло­баль­ного рабо­чего класса, в том, что часть его полу­чила огром­ные эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские выгоды, кото­рые помогли обес­пе­чить его лояль­ность и ста­тус-кво импе­ри­а­лизма. Эта пре­дан­ность, конечно, под­креп­ля­ется про­па­ган­дой госу­дар­ствен­ных и кор­по­ра­тив­ных медий­ных моно­по­лий (СМИ). Это одна из самых глу­бо­ких про­блем, сто­я­щих сего­дня перед соци­а­ли­сти­че­скими силами во всём мире.

Для реше­ния этих про­блем мы должны прежде всего взгля­нуть на борьбу с гло­баль­ным капи­та­лом с гло­баль­ной точки зре­ния. Только так мы можем выра­бо­тать эффек­тив­ную стра­те­гию и так­тику. Пытаться найти выход из нынеш­него кри­зиса с помо­щью наци­о­наль­ного про­тек­ци­о­низма (социал-демо­кра­ти­че­ского, «зелё­ного» или фашист­ского) — это не только анти­со­ли­дар­ность, но и абсо­лютно про­иг­рыш­ная стра­те­гия, неиз­беж­ный путь на дно.

Об авторах

Тор­кил Лау­э­сен — анти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­ский акти­вист и писа­тель с конца 1960-х гг. Его пуб­ли­ка­ции на англий­ском языке вклю­чают «It’s All About Politics», а также интер­вью, оба из кото­рых можно найти в «Turning Money into Rebellion», под редак­цией Габ­ри­эля Куна (2014).

Зак Коуп — автор книги «Раз­де­лён­ный мир. Раз­де­лён­ный класс: гло­баль­ная поли­ти­че­ская эко­но­мия и стра­ти­фи­ка­ция труда при капи­та­лизме» (Мон­ре­аль, Канада: 2012 и 2015)24 и сов­местно с Имма­ну­и­лом Нес­сом явля­ется соре­дак­то­ром «Palgrave Encyclopedia of Imperialism and Anti-Imperialism» (2015).

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Орга­ни­за­ция Объ­еди­нён­ных Наций по Про­мыш­лен­ному раз­ви­тию (ЮНИДО), «Table 8. 4. Developing and Developed Countries’ Share of Global Manufacturing Value Added by Industry Sector, Selected Years, 1995–2009 (percent)», Industrial Development Report 2011 (New York: United Nations, 2011), http://unido.org, 146; см. также «Table 8. 7. Share of Manufacturing Employment for Developing and Developed Countries, by Industry Sector, Selected Periods Over 1993–2008 (percent)», 151.
  2. John Smith, «Imperialism and the Law of Value», Global Discourse 2, no. 1 (2011): 20 . Дан­ные по рабо­чей силе в про­мыш­лен­но­сти за 2010 г. были экс­тра­по­ли­ро­ваны по срав­не­нию с 2008 г. в раз­бивке по отрас­ле­вому рас­пре­де­ле­нию рабо­чей силы и взяты из пуб­ли­ка­ции Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции труда (МОТ) «Key Indicators of the Labor Market (KILM), 6th edition» (ILO, 2010); дан­ные по эко­но­ми­че­ски актив­ному насе­ле­нию (ЭАН) взяты из тру­до­вой базы дан­ных МОТ; а также пока­за­тель «более раз­ви­тые реги­оны» про­мыш­лен­ной рабо­чей силы, кото­рый вклю­чает оценку МОТ спада, вызван­ного рецес­сией. Кате­го­рии МОТ «более» и «менее» раз­ви­тые реги­оны при­мерно соот­вет­ствуют совре­мен­ным кате­го­риям «раз­ви­тых» и «раз­ви­ва­ю­щихся» стран, соот­вет­ственно.
  3. Zak Cope, Divided World Divided Class: Global Political Economy and the Stratification of Labor under Capitalism, second edition (Montréal, Quebec: Kersplebedeb, 2015), 378–82.
  4. Benjamin Selwyn, «Twenty-First-Century International Political Economy: A Class-Relational Perspective», European Journal of International Relations (December 3, 2014): 1–25.
  5. Branko Milanović, «The Haves and Have-Nots: A Brief and Idiosyncratic History of Global Inequality» (New York: Basic Books, 2011), 113.
  6. Branko Milanović, The Haves and Have-Nots: A Brief and Idiosyncratic History of Global Inequality (New York: Basic Books, 2011), 112; Francois Bourguignon and Christian Morrison, «The Size Distribution of Income Among World Citizens, 1820–1990», American Economic Review 92, no. 4 (September 2002): 724–44; Branko Milanović, Worlds Apart: Measuring International and Global Inequality (Princeton: Princeton University Press, 2005), fig. II.3.
  7. «Улы­ба­ю­ща­яся кри­вая» была впер­вые пред­ло­жена Стэном Ши, осно­ва­те­лем Acer, около 1992 г. Согласно наблю­де­ниям Ши, в инду­стрии пер­со­наль­ных ком­пью­те­ров оба конца цепочки созда­ния сто­и­мо­сти добав­ляют больше сто­и­мо­сти, чем сред­няя часть цепочки созда­ния. Если это явле­ние пред­став­лено на гра­фике осью Y для добав­лен­ной сто­и­мо­сти и осью X для цепочки созда­ния сто­и­мо­сти (ста­дий про­из­вод­ства), резуль­ти­ру­ю­щая кри­вая имеет форму улыбки.
  8. Howard Nicholas, «Marx’s Theory of Price and Its Modern Rivals» (New York: Palgrave Macmillan, 2011), 30, 39–40.
  9. Маркс по-раз­ному отно­сится к тех­ни­че­скому стро­е­нию капи­тала, сто­и­мо­сти или цене и орга­ни­че­скому составу капи­тала. Он пишет:
    «…я назы­ваю сто­и­мост­ное стро­е­ние капи­тала, — поскольку оно опре­де­ля­ется его тех­ни­че­ским стро­е­нием и отра­жает в себе изме­не­ния тех­ни­че­ского стро­е­ния, — орга­ни­че­ским стро­е­нием капи­тала».
    Однако, как напи­сал Павел Зарембка сто­и­мость рабо­чей силы (пере­мен­ный капи­тал) «может меняться без каких-либо изме­не­ний в тех­ни­че­ском составе из-за обсто­я­тельств, в кото­рых сами работ­ники могут полу­чать больше или меньше, про­из­водя с той же тех­но­ло­гией». См.: Paul Zarembka, «Materialized Composition of Capital and its Stability in the United States: Findings Stimulated by Paitaridis and Tsoulfidis (2012)», Review of Radical Political Economics 47, no. 1 (2015): 106–11. Для Маркса, поскольку капи­тал (мерт­вый труд) накап­ли­ва­ется и всё чаще исполь­зу­ется по отно­ше­нию к живому труду, орга­ни­че­ское стро­е­ние капи­тала уве­ли­чи­ва­ется, а норма при­были имеет тен­ден­цию к паде­нию.
  10. Henry Grossman, «The Law of Accumulation and Breakdown of the Capitalist System» (London: Pluto Press, 1992; originally 1929), 170.
  11. Howard Nicholas, «Marx’s Theory of International Price and Money; An Interpretation», in Immanuel Ness and Zak Cope, eds., Palgrave Encyclopaedia of Imperialism and Anti-Imperialism (New York: Palgrave Macmillan, 2015).
  12. Kenneth L. Kraemer, Greg Linden, and Jason Dedrick, «Capturing Value in the Global Networks: Apple´s iPad and Phone», University of California, July 2011.
  13. Donald A. Clelland, «The Core of the Apple: Dark Value and Degrees of Monopoly in the Commodity Chains», Journal of World-Systems Research 20, no. 1 (2014): 82–111.
  14. Там же, 83.
  15. Там же, 86.
  16. Там же, 88, с диа­грам­мой, взя­той из ана­лиза дан­ных в: Kenneth Kraemer, Greg Linden, and Jason Dedrick, «Capturing Value in Global Networks», Personal Computing Industry Center, University of California — Irvine, 2011.
  17. Clelland, «The Core of the Apple», 85.
  18. Там же, 97.
  19. Там же, 98.
  20. Там же, 102.
  21. Там же, 103.
  22. Там же, 105.
  23. При обсуж­де­нии выво­дов доклада Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции труда о гло­баль­ной зара­бот­ной плате за 2014 г. Пат­рик Бел­сер отме­чает:
    «Рост зара­бот­ной платы в раз­ви­тых стра­нах почти равен нулю, а миро­вая зара­бот­ная плата рас­тёт на 2 про­цента. Если вы выве­дете Китай из урав­не­ния, гло­баль­ный рост зара­бот­ной платы про­сто сокра­тится вдвое». См. Patrick Belser, «Fiscal Redistribution: Yes, but Inequality Starts in the Labor Market: Findings from the ILO Global Wage Report 2014/2015», Global Labor Column, 2014. При таких тем­пах роста мы можем вели­ко­душно пред­по­ло­жить, что уро­вень зара­бот­ной платы на гло­баль­ном Юге будет дого­нять уро­вень зара­бот­ной платы на гло­баль­ном Севере, где он, по край­ней мере, в десять раз выше в сред­нем, при­мерно за 500 лет.
  24. Cм. пере­вод пер­вой главы этой книги на сайте LC.