О женщинах, искусстве и революции

О женщинах, искусстве и революции
~ 11 мин

В отча­ян­ных попыт­ках добиться ува­же­ния к жен­щине, при­зна­ния её права на интел­лек­ту­аль­ную реа­ли­за­цию и уча­стие в обще­ствен­ных про­цес­сах в 70-​х годах про­шлого века было даже создано направ­ле­ние в искус­стве — арт-​феминизм. Среди его про­грамм­ных про­из­ве­де­ний: инстал­ля­ция «Моя кро­вать» Трейси Эмин1 (кро­вать с мятыми про­сты­нями в окру­же­нии мусора, исполь­зо­ван­ных пре­зер­ва­ти­вов и пустых буты­лок из-​под водки, про­дан­ная в 2014-​м за 4 мил­ли­она дол­ла­ров), пьеса Ив Энц­лер «Моно­логи вагины»2 (спек­такли по ней ста­вятся и в Рос­сии, пред­став­ляют они собой серию моно­ло­гов от имени жен­ских гени­та­лий с назва­ни­ями «Моя вагина — мой дом», «Клуб вульвы», а также такие, что при­во­дить их в нашем изда­нии непри­лично), твор­че­ство Луизы Бур­жуа3 (обла­да­тель­ница харак­тер­ной фами­лии то фал­лос на крюк пове­сит, то мане­ке­нам ноги раз­дви­нет на ширину плеч) и пре­ве­ли­кое мно­же­ство иных «про­из­ве­де­ний искус­ства». Может ли марк­сист­ская эсте­тика что-​то про­ти­во­по­ста­вить такому пред­став­ле­нию жен­щины в твор­че­стве? Конечно, может. Поз­вольте при­ве­сти сти­хо­тво­ре­ние Миха­ила Свет­лова «Раб­фа­ковке», издан­ное в 1925 году.

rabfakovka_oformlenie

Сде­лаем лите­ра­тур­ный ана­лиз дан­ного про­из­ве­де­ния. Глав­ной геро­и­ней, как сле­дует из назва­ния и самого тек­ста, явля­ется Раб­фа­ковка девушка, кото­рая по вече­рам после работы на заводе или в поле учится на рабо­чем факуль­тете в надежде посту­пить в ВУЗ. Также при­сут­ствуют две вто­ро­сте­пен­ные геро­ини: Жанна д’Арк и Мария-​Антуанетта. Выбор, согла­си­тесь, инте­рес­ный. Две послед­ние особы важ­ные исто­ри­че­ские фигуры Фран­ции, в то время как раб­факи чисто совет­ское явле­ние. Но не надо забы­вать, что моло­дой Союз счи­тал себя идей­ным наслед­ни­ком Париж­ской ком­муны, поэтому Раб­фа­ковка явля­ется логич­ным про­дол­же­нием исто­ри­че­ской линии от про­шлого к насто­я­щему. А теперь пой­дём по тексту.

Сти­хо­тво­ре­ние начи­на­ется с три­умфа геро­инь: Жанна вот-​вот осво­бо­дит Орлеан, после кото­рого её назо­вут Орле­ан­ской девой; Мария-​Антуанетта празд­нует день рож­де­ния в рези­ден­ции Три­а­нон, став­шей сино­ни­мом монар­шей рас­то­чи­тель­но­сти и празд­но­сти. По этой логике, чте­ние кон­спек­тов по вече­рам три­умф Раб­фа­ковки, её выс­шая сту­пень раз­ви­тие интел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей. В сле­ду­ю­щих трёх стро­фах повест­во­ва­ние вновь пред­став­ляет три­аду Жанна-​Мария-​Рабфаковка. Орле­ан­ская дева поги­бает на костре, Анту­а­нетту каз­нят на гильо­тине, а Раб­фа­ковка… «заво­ё­вы­вает» зачёт. То есть если в пер­вых трёх стро­фах она сто­яла в одном ряду с пред­ше­ствен­ни­цами, то теперь автор выдви­нул её впе­рёд? Зачем, спро­сите вы? Через подоб­ную логику постро­е­ния сюжета Свет­лов пока­зы­вает нам, что жен­щины про­шлых эпох если и ста­но­ви­лись объ­ек­тами обще­ствен­ного про­цесса, вер­ши­те­лями исто­рии, то лишь в еди­нич­ных слу­чаях, бла­го­даря пре­врат­но­стям судьбы или рож­де­нию в монар­шей или ари­сто­кра­ти­че­ской семье. Реаль­ной мас­со­вой воз­мож­но­сти воз­вы­ситься над тяж­ким бытом и начать участ­во­вать в управ­ле­нии стра­ной у жен­щин (впро­чем, как и у муж­чин из экс­плу­а­ти­ру­е­мых клас­сов) про­сто не было. В то время как совре­мен­ные жен­щины (по край­ней мере, совре­мен­ные автору) имеют мас­со­вую воз­мож­ность реа­ли­зо­вать себя как интел­лек­ту­алки и добиться успеха (заво­ё­ван­ный зачёт), а не забве­ния. При этом мотив стра­да­ния при­сут­ствует и в дея­тель­но­сти Раб­фа­ковки (Попро­буйте отпа­хать смену в усло­виях 25-​го года в СССР, про­си­деть над учеб­ни­ком до ноч­ных звёзд, не устать и будете сами руко­плес­кать глав­ной геро­ине стихотворения).

После­ду­ю­щие две строфы о звёз­дах, что разо­шлись по домам, и ветре, что хочет раз­гля­деть вос­по­ми­на­ния, нельзя понять, не вспом­нив о том, что Михаил Свет­лов про­дол­жал роман­ти­че­скую линию4 в совет­ской поэ­зии, полу­чив зва­ние «крас­ного Гейне». В образ­ном стро­е­нии мира у роман­ти­ков было два уровня: мир гор­ний (выс­ший) и мир доль­ний (низ­ший). Пер­вому соот­вет­ство­вали все формы чело­ве­че­ского твор­че­ства, науки, сози­да­тель­ная дея­тель­ность чело­века и всё боже­ствен­ное, воз­вы­шен­ное. Вто­рой пред­став­лен всем обы­ден­ным, некра­си­вым, смерт­ным, серым, что окру­жает чело­века в повсе­днев­ной жизни. Свет­лов, как поэт марк­сист­ской, мате­ри­а­ли­сти­че­ской эсте­тики, пони­мал или чув­ство­вал, что за мисти­че­ским дуа­лиз­мом миро­ощу­ще­ния ста­рых роман­ти­ков скры­ва­ется отри­ца­ние воз­мож­но­сти реа­ли­за­ции чело­ве­че­ского потен­ци­ала в обще­стве, раз­ди­ра­е­мом клас­со­выми про­ти­во­ре­чи­ями. И раз­ре­ше­ние этих про­ти­во­ре­чий, объ­еди­не­ние двух миров («звёзды, сойдя с высот,||По домам разо­шлись неслышно») про­ис­хо­дит только после полу­че­ния зачета Раб­фа­ков­кой. Ветер же в роман­ти­че­ской тра­ди­ции все­гда был свя­зан с пере­ме­нами. Борьба с негра­мот­но­стью, мас­со­вое сред­нее и выс­шее обра­зо­ва­ние, доступ­ное жен­щи­нам наравне с муж­чи­нами, было делом неви­дан­ным в Рос­сии до того вре­мени. Это был гло­ток сво­бод­ного, чистого воз­духа, при­не­сён­ного вет­ром пере­мен. Ито­гом этих ново­вве­де­ний стало повы­ше­ние общего уровня гра­мот­но­сти, уве­ли­че­ние числа интел­лек­ту­а­лов в стране, кото­рым, есте­ственно, была инте­ресна исто­рия их страны, логика пере­хода от монар­хии к капи­та­лизму, а от него к соци­а­лизму. Именно поэтому ветер «хотел раз­гля­деть … вос­по­ми­на­нья».

А вспом­нить было что. В Граж­дан­ской войне на сто­роне Крас­ной Армии сра­жа­лись около 66 тысяч жен­щин5 . Это были не только мед­сестры и пова­рихи, но и сол­даты и даже офи­церы (как, напри­мер, Люд­мила Мок­и­ев­ская — един­ствен­ная женщина-​командир бро­не­по­езда). Безумно тра­гично кон­тра­сти­руют строки о наших девуш­ках, что «С пес­ней падали под ножом,||На высо­ких кострах горели», с двумя стро­фами лири­че­ских кар­тин звёзд­ного неба и мяг­ких вет­ров. И, не дав отойти, автор бьёт прямо в сердце сло­вами о том, что «В каж­дом брат­стве боль­ших могил||Похоронена наша Жанна».

Пред­по­след­няя строфа свя­зы­вает Жанну д’Арк и Раб­фа­ковку, в образе кото­рой и зашиф­ро­ваны эти храб­рые совет­ские девушки. Но почему Свет­лов не свя­зал Раб­фа­ковку с Марией-​Антуанеттой? Давайте рас­смот­рим подроб­нее наших геро­инь. По ходу повест­во­ва­ния автор два­жды пере­хо­дит от Жанны к Марии, от Марии к Раб­фа­ковке. Три­ада, марк­сизм, пере­ходы — эти тер­мины так и под­тал­ки­вают при­ме­рить закон отри­ца­ния отри­ца­ния. Пер­вая сту­пень, тезис — Жанна д’Арк — являет собой при­мер рели­ги­оз­ной чистоты, непо­роч­но­сти, с одной сто­роны, и защиты сво­его Оте­че­ства от интер­вен­тов — с дру­гой. В этом плане вто­рая сту­пень, анти­те­зис — Мария-​Антуанетта — её отри­цает как огром­ными тра­тами на укра­ше­ния, пла­тья и балы в Три­а­ноне (не зря же её про­звали «Мадам Дефи­цит»), так и уси­лен­ными попыт­ками уско­рить австрийско-​прусское втор­же­ние во Фран­цию в надежде спа­сти монар­хию. И вот перед нами син­тез — Раб­фа­ковка — ей не свой­ственна шикар­ная жизнь, раз­врат и сиба­рит­ство монар­хов, но вовсе не из рели­ги­оз­ных предубеж­де­ний про­шлого, и она защи­щает соци­а­ли­сти­че­скую Родину от интер­вен­тов, одно­вре­менно отста­и­вая рево­лю­ци­он­ные взгляды. В пол­ном соот­вет­ствии с диа­лек­ти­че­ской логи­кой, Раб­фа­ковка — это Жанна д’Арк на более высо­кой сту­пени раз­ви­тия. И закан­чи­ва­ется сти­хо­тво­ре­ние сном глав­ной геро­ини. После всех стра­да­ний, что она вынесла, после дол­гого исто­ри­че­ского пути она, конечно, заслу­жила отдых.

В рам­ках феми­ни­сти­че­ской поле­мики хочется отме­тить, что кроме жен­ских пер­со­на­жей, кото­рым автор явно сим­па­ти­зи­рует, при­сут­ствует в про­из­ве­де­нии и один муж­ской — палач. Фигуру эту лите­ра­торы итак не особо жалуют, а здесь он пред­став­лен ещё и холод­ным цини­ком, кото­рого «не охва­тит дрожь» при виде отруб­лен­ной головы. А раз он знает, что «Кровь людей не меняет цвета», то про­лил он её очень много, и кто знает, сколько ещё жен­щин на его счету? Образ муж­чины, каз­ня­щего жен­щину как оли­це­тво­ре­ние пат­ри­ар­хата, оче­ви­ден, но заметьте, насколько всё эсте­тично подано в рам­ках лите­ра­тур­ной формы, без воплей об «угне­та­ю­щих ***мра­зях». Автор искренне вос­хи­ща­ется исто­ри­че­ским путём, кото­рый про­шли жен­щины от слу­жи­тель­ниц церкви, через пред­мет поли­ти­че­ских интриг между монар­хи­ями, к пол­но­прав­ным чле­нам обще­ства с пол­ным набо­ром тру­до­вых, поли­ти­че­ских и граж­дан­ских прав, что и у муж­чин. В «Раб­фа­ковке» сла­вится пере­ход жен­щин от пози­ций объ­ек­тов исто­рии к субъ­ек­там, кото­рые тво­рят исто­рию сами, утвер­ждая свои взгляды на мир, при необ­хо­ди­мо­сти — и с ору­жием в руках. Но надо пони­мать, что это про­ис­хо­дит в рам­ках общего рево­лю­ци­он­ного подъ­ёма масс, что осво­бож­де­ние жен­щины невоз­можно вне осво­бож­де­ния всего чело­ве­че­ства от гнёта капи­тала и сопут­ству­ю­щих ему анта­го­ни­сти­че­ских процессов.

Таким обра­зом, это сти­хо­тво­ре­ние Миха­ила Свет­лова можно одно­вре­менно назвать и феми­ни­сти­че­ским, и ком­му­ни­сти­че­ским, и совре­мен­ным, при этом не погре­шить про­тив истины и не впасть в эклек­тику. Такая мно­го­гран­ность трак­то­вок соот­вет­ствует глу­бине и силе таланта автора, его мно­го­сто­рон­нему под­ходу к заяв­лен­ной про­блеме. Именно такие про­из­ве­де­ния акти­вистки борьбы за жен­ские права должны под­нять на щит. В усло­виях все­мир­ного кри­зиса феми­низма и марк­сизма выра­ботка новых идео­ло­гии и эсте­тики должна вестись именно на таких при­ме­рах, как «Раб­фа­ковка». А иначе так и будем рисо­вать кар­тины при­чин­ным местом.

P. S.: Тем това­ри­щам, что поже­лают повто­рить изби­тый тезис о синих зана­вес­ках, напо­ми­наем, что искус­ство — это осо­бая форма обще­ствен­ного созна­ния, для кото­рого образ­ное мыш­ле­ние явля­ется основ­ным мето­дом позна­ния и отра­же­ния дей­стви­тель­но­сти. Вме­сте с тем, авторы про­из­ве­де­ний искус­ства живут не в Мат­рице, а в обще­стве, участ­вуя в его жизни, обща­ясь с людьми. Поэтому обще­ствен­ные про­цессы отра­жа­ются в их твор­че­стве, и чем вер­нее и инте­рес­нее они отра­жены, тем более талант­ли­вым явля­ется автор. Однако нельзя исклю­чать воз­мож­ность и несо­зна­тель­ного, непред­на­ме­рен­ного отра­же­ния бла­го­даря инту­и­ции. Воз­можно, Свет­лов созна­тельно не вкла­ды­вал в своё про­из­ве­де­ние всех тех смыс­лов, что отме­чены в дан­ном ана­лизе, но почему они от этого ста­нут лишними?

P. P. S.: Да, това­рищ Свет­лов был не иде­аль­ным поэтом. Даже в этом сти­хо­тво­ре­нии ино­гда не выдер­жан ритм и про­ска­ки­вают слова вроде «не томися». Ну что ж, давайте смот­реть на это как на воз­мож­ность пре­взойти своих пред­ше­ствен­ни­ков и вырасти в дра­ко­нов, а не блох.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.