Беличье колесо «экономизма»

Беличье колесо «экономизма»
~ 40 мин

Помню, как чуть более двух лет назад спус­кался в под­вал ста­рой совет­ской пяти­этажки. Пройдя вме­сте с сопро­вож­да­ю­щим кори­дор, мы ока­за­лись в плохо осве­щён­ной ком­натке с боль­шим сто­лом — за ним сидели незна­ко­мые мне люди. Зачем я при­шёл к ним? Мне нужен был ответ на вопрос: «Что же не так с этим миром?» И я был твёрдо убеж­дён, что прежде чем дей­ство­вать, необ­хо­димо изу­чить нара­ботки преды­ду­щих поко­ле­ний, а эти люди должны мне помочь. Мои рас­суж­де­ния были про­сты: «Умный чело­век сна­чала думает, а потом дей­ствует». Но несмотря на мои «твёр­дые» убеж­де­ния, кото­рые на самом деле были субъ­ек­тив­ным выво­дом из лич­ного опыта, мно­гие пороки совре­мен­ного левого дви­же­ния не обо­шли меня стороной.

Через несколько меся­цев я участ­во­вал в оди­ноч­ном пикете. Вет­ре­ным зим­ним днём мы собра­лись с такими же моло­дыми людьми, как и я, на одной из самых люд­ных пло­ща­дей города. Меня сразу пора­зило то, что один из нас явился полу­пья­ным, а дру­гие отнес­лись к этому спо­койно — подоб­ное отно­ше­ние к делу вызвало моё непри­я­тие и до сих пор не укла­ды­ва­ется в голове. Хотя на этом сюр­призы не закон­чи­лись, ока­за­лось, что листовки не сло­жены в бук­ле­тики и необ­хо­димо это делать прямо сей­час. Мы зашли в сто­ло­вую, взяли одну чашку чая на чело­век десять и начали этим зани­маться. Есте­ственно, как только адми­ни­стра­ция уви­дела, чем мы зани­ма­емся, она ука­зала нам на дверь. Закан­чи­вать при­шлось на улице.

Спу­стя час я стоял с пла­ка­том, где был изоб­ра­жён неиз­вест­ный мне «полит­за­клю­чён­ный», а мой напар­ник раз­да­вал про­хо­дя­щим мимо людям те самые бук­ле­тики сомни­тель­ного содер­жа­ния. Всё, что я видел в гла­зах обы­ва­те­лей, — это пол­ное без­раз­ли­чие. Неко­то­рые брали листовки, рас­смат­ри­вали и отправ­ляли их в бли­жай­шую урну. Когда всё закон­чи­лось, я отпра­вился домой и по дороге думал, что подоб­ная дея­тель­ность абсо­лютно бес­смыс­ленна и нужна «левым», ско­рее, для сов­мест­ного вре­мя­пре­про­вож­де­ния, а не для каких-​то реаль­ных резуль­та­тов. Уже дома узнал, что за парень был изоб­ра­жён на моём пла­кате: им ока­зался «анти­фа­шист» Алек­сей Сутуга, ока­зав­шийся в тюрьме за драку с «уль­тра­пра­выми». Конечно, дело поли­ти­че­ское и всё под­строил Центр «Э».

В том же году, вес­ной, вме­сто того, чтобы полу­чать зна­ния, я обсуж­дал с людьми, к кото­рым при­шёл за ними, орга­ни­за­цию сбора под­пи­сей мест­ных жите­лей за уста­новку бюста Ста­лина. Тогда моё пони­ма­ние марк­сизма остав­ляло желать луч­шего, но я уже твёрдо пони­мал, что «акти­визм», «эко­но­мизм», «рефор­мизм» не имеют ника­кого отно­ше­ния к под­лин­ному уче­нию Маркса, о чём открыто заяв­лял всем при­сут­ству­ю­щим. Впо­след­ствии я не раз ста­но­вился сви­де­те­лем подоб­ных обсуж­де­ний: «орга­ни­за­ция аги­та­ции на митинге пен­си­о­не­ров», «под­дер­жать ли нам кан­ди­дата от КПРФ в Гос­думу» или «выдви­же­ние нашего члена в орган само­управ­ле­ния богом забы­той деревни». Театр абсурда, орга­ни­зо­ван­ный люби­те­лями коммунизма.

И сего­дня в Рос­сии наби­рает попу­ляр­ность одна из раз­но­вид­но­стей этого театра — «эко­но­мизм», сущ­ность кото­рого заклю­ча­ется в том, что левые, при­кры­ва­ясь фра­зами об «орга­ни­за­ции рабо­чих в класс», отка­зы­ва­ются от рево­лю­ци­он­ной поли­ти­че­ской повестки и зани­ма­ются баналь­ным обслу­жи­ва­нием инте­ре­сов апо­ли­тич­ных проф­со­ю­зов или даже бур­жу­аз­ных поли­ти­че­ских сил. Всё чаще у левых можно уви­деть подоб­ные заголовки:

  1. «Ита­льян­ская заба­стовка: опыт проф­со­юза кач­ка­нар­ского ГОКа»1 .
  2. «Нор­ве­гия: Заба­стовка проф­со­юза NNN на «Norse Production» закон­чи­лась побе­дой»2 .
  3. «Рабо­чие афин­ского метро про­тив Ципраса»3 .

Откуда они взя­лись? Давайте обра­тимся к истории.

Как известно, орга­ни­зо­ван­ная эко­но­ми­че­ская борьба рабо­чих нача­лась до раз­ра­ботки марк­сист­ской тео­рии клас­си­ками, а точ­нее — в начале ХIX века. Про­ле­та­риат наи­бо­лее раз­ви­той на тот момент капи­та­ли­сти­че­ской дер­жавы ­— Англии (да и не только) — каким-​то обра­зом без помощи боро­да­тых мужей дога­дался про­да­вать свою рабо­чую силу орга­ни­зо­вано, моно­польно, чтобы таким обра­зом взвин­тить её цену. Пер­вые ассо­ци­а­ции рабо­чих имели местеч­ко­вый харак­тер и объ­еди­няли высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих тех­но­ло­ги­че­ски осна­щён­ных отрас­лей, то есть так назы­ва­е­мую «рабо­чую ари­сто­кра­тию». Толпы неква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих в ту пору оста­ва­лись за бор­том проф­со­юз­ного дви­же­ния, так как их было очень легко заме­нить. Сей­час проф­со­юзы тоже стал­ки­ва­ются с подоб­ными про­бле­мами, ведь очень трудно орга­ни­зо­вать проф­союз из людей, кото­рые сего­дня здесь, а зав­тра там.

Но капи­та­лизм не стоял на месте, а наобо­рот, сме­тал все ста­рые порядки. С одной сто­роны, интен­сив­ное раз­ви­тие тех­ники при­во­дило к упро­ще­нию тех­но­ло­гии труда, росту дис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сти и паде­нию тре­бу­е­мого уровня «ква­ли­фи­ка­ции» (рабо­чий чело­век ста­но­вился т. н. «при­дат­ком к машине») рабо­чих масс, тем самым, воз­рас­тала кон­ку­рен­ция на рынке труда. С дру­гой, рас­ту­щая кон­цен­тра­ция обще­ствен­ных средств про­из­вод­ства в руках бур­жу­а­зии созда­вала толпы нищих наём­ных работ­ни­ков, гото­вых рабо­тать бук­вально за еду, их кон­ку­рен­ция более не поз­во­ляла «рабо­чей ари­сто­кра­тии» чув­ство­вать себя защи­щён­ной. Объ­ек­тив­ный про­цесс тре­бо­вал от ассо­ци­а­ций рабо­чих рас­ши­рить свои ряды, чтобы эффек­тивно про­ти­во­сто­ять новым реа­лиям. Пер­вые тред-​юнионы Бри­та­нии шири­лись, объ­еди­ня­лись и, в конце кон­цов, сли­лись в еди­ную орга­ни­за­цию с цен­траль­ным орга­ном «Trades Union Congress» в 1868 году, а уже в 1900 году они полу­чили соб­ствен­ное поли­ти­че­ское пред­ста­ви­тель­ство в виде «Labour Party», кото­рая до сих пор явля­ется одной из веду­щих бур­жу­аз­ных пар­тий Великобритании.

А что же Маркс и Энгельс? Обще­из­вестно, что марк­сизм не явля­ется про­дол­же­нием пси­хо­ло­гии сред­не­ста­ти­сти­че­ского рабо­чего, а по своей сути есть рево­лю­ци­он­ное уче­ние, и заро­ди­лось оно не в рабо­чем дви­же­нии, а вне его — в среде интел­ли­ген­ции, кото­рая наблю­дала «со сто­роны». Объ­яс­ня­ется это баналь­ным раз­де­ле­нием умствен­ного и физи­че­ского труда, кото­рое не поз­во­ляло рабо­чим выра­бо­тать соб­ствен­ную науч­ную идеологию.

Маркс не пона­слышке был зна­ком с тем, что впо­след­ствии Ленин назо­вёт «тремя источ­ни­ками марк­сизма»: немец­кой клас­си­че­ской фило­со­фией, англий­ской поли­ти­че­ской эко­но­мией и фран­цуз­ским уто­пи­че­ским соци­а­лиз­мом. В пер­вой поло­вине 40-​х годов ХIХ века Маркс наво­дит кон­такты с про­грес­сив­ной интел­ли­ген­цией и рабо­чими орга­ни­за­ци­ями, зани­ма­ется изда­тель­ством жур­на­лов и напи­са­нием своих пер­вых работ. В 1844 году зна­ко­мится с Энгель­сом и сов­местно с ним пишет «Немец­кую идео­ло­гию», где выри­со­вы­ва­ются пер­вые черты марк­сизма. В 1847 году они всту­пают в «Союз спра­вед­ли­вых», кото­рый под их вли­я­нием пре­вра­ща­ется в «Союз ком­му­ни­стов» и для него они пишут свой зна­ме­ни­тый «Мани­фест ком­му­ни­сти­че­ской партии».

В 50-​х и 60-​х годах Маркс ведёт актив­ную обще­ствен­ную жизнь: пишет книги и ста­тьи, ведёт пере­писку с пере­до­выми пред­ста­ви­те­лями рабо­чих и орга­ни­зо­вы­вает «широ­ко­ле­вый» Пер­вый Интер­на­ци­о­нал, куда вошли соци­а­ли­сты, анар­хи­сты, рево­лю­ци­он­ные демо­краты и пере­до­вые рабо­чие, вклю­чая бри­тан­ских тред-юнионистов.

Как мы видим, Маркс и Энгельс застали уже суще­ству­ю­щее рабо­чее дви­же­ние, а не созда­вали его. Пер­во­оче­ред­ной зада­чей для них была орга­ни­за­ция пар­тии, кото­рая будет пред­став­лять про­ле­та­риат и его объ­ек­тив­ные инте­ресы. Для этого они и при­вле­кали на свою сто­рону пере­до­вые слои обще­ства с помо­щью выпуска газет, жур­на­лов, отдель­ных ста­тей, книг, пере­писки и т. д., то есть те слои, кото­рые могли выпол­нять пер­во­оче­ред­ную задачу любого марк­си­ста, — при­вне­се­ние марк­сизма в массы.

При мало­чис­лен­но­сти ком­му­ни­стов, недо­статке опыта и объ­ек­тив­ных усло­виях, скла­ды­ва­ю­щихся отнюдь не в их пользу, ведь Англия посте­пенно ста­но­ви­лась импе­ри­а­ли­сти­че­ской дер­жа­вой, пер­вые марк­си­сты потер­пели пора­же­ние в борьбе за проф­со­юзы. Энгельс выра­зит эту мысль сле­ду­ю­щим образом:

«Но здесь-​то и при­хо­дится, к сожа­ле­нию, ска­зать, что тред-​юнионы забыли свои обя­зан­но­сти пере­до­вой части рабо­чего класса. Новое ору­жие нахо­дится в их руках в тече­ние более чем десяти лет, но едва ли они хотя бы раз обна­жили его. А им не сле­до­вало бы забы­вать, что они не смо­гут сохра­нить зани­ма­е­мое ими поло­же­ние, если не будут дей­стви­тельно идти в пер­вых рядах рабо­чего класса. Про­ти­во­есте­ственно, чтобы рабо­чий класс Англии, будучи в состо­я­нии посы­лать в пар­ла­мент сорок или пять­де­сят рабо­чих, всё же вечно удо­вле­тво­рялся тем, что его пред­став­ляют капи­та­ли­сты или их при­каз­чики, вроде юри­стов, жур­на­ли­стов и т. п.
Более того: судя по мно­гим симп­то­мам, в рабо­чем классе Англии про­сы­па­ется созна­ние того, что он неко­то­рое время шёл по лож­ному пути; что нынеш­нее дви­же­ние, исклю­чи­тель­ной целью кото­рого явля­ется повы­ше­ние зара­бот­ной платы и сокра­ще­ние рабо­чего дня, дер­жит его в пороч­ном кругу, из кото­рого нет выхода; что основ­ным злом явля­ется не низ­кий уро­вень зара­бот­ной платы, а сама система наём­ного труда. Как только пони­ма­ние этого ста­нет в среде рабо­чего класса обще­рас­про­стра­нён­ным, поло­же­ние тред-​юнионов должно будет суще­ственно изме­ниться, у них не будет больше той при­ви­ле­гии, что они един­ствен­ные орга­ни­за­ции рабо­чего класса. Наряду с сою­зами отдель­ных про­фес­сий или над ними должно воз­ник­нуть общее объ­еди­не­ние, поли­ти­че­ская орга­ни­за­ция рабо­чего класса как целого»
4 .

Энгельс в 1881 году ещё питал надежды на то, что вожди тред-​юнионов оду­ма­ются бла­го­даря дав­ле­нию масс, но, как мы знаем, этого не слу­чи­лось и боль­шин­ство рабо­чих Англии стали «рабо­чими ари­сто­кра­тами», погряз­шими в чисто эко­но­ми­че­ской борьбе.

Тот же про­цесс, но уже в дру­гих усло­виях и на более высо­кой сту­пени про­ис­хо­дил в Рос­сии, а точ­нее за её пре­де­лами — в среде рус­ских эми­гран­тов. Пле­ха­нов, кото­рый понял бес­по­лез­ность народ­ни­че­ства и тер­ро­ри­сти­че­ской дея­тель­но­сти, в 1883 году орга­ни­зо­вал из круж­ков рево­лю­ци­он­ной интел­ли­ген­ции первую марк­сист­скую орга­ни­за­цию — «Осво­бож­де­ние труда». В первую оче­редь группа заня­лась пере­во­дом на рус­ский язык луч­ших тру­дов Маркса и Энгельса, а сле­ду­ю­щей целью была кри­тика народ­ни­че­ства и ана­лиз обще­ствен­ной жизни в Рос­сий­ской импе­рии. Это поз­во­лило зало­жить тео­ре­ти­че­ский и орга­ни­за­ци­он­ный фун­да­мент для после­ду­ю­щего созда­ния Рос­сий­ской социал-​демократической рабо­чей партии.

Как мы видим, пер­вые марк­си­сты за рубе­жом и в Рос­сии начали с вне­се­ния марк­сизма в наи­бо­лее пере­до­вые слои обще­ства, кото­рые впо­след­ствии должны были его рас­про­стра­нить далее к рабо­чим. Всё это объ­яс­ня­лось вполне понят­ными при­чи­нами. Для вне­се­ния марк­сизма в массы необ­хо­димо, в первую оче­редь, орга­ни­зо­вать это самое вне­се­ние, а для этого нужны люди, ресурсы и время.

В пер­вой поло­вине 90-​х годов под вли­я­нием работ Пле­ха­нова Ленин при­хо­дит к марк­сизму. Спу­стя десять лет Ленин в про­ти­во­вес мно­же­ству социал-​демократов будет отста­и­вать необ­хо­ди­мость созда­ния «пар­тии нового типа», кото­рая будет состо­ять не из т. н. «сочув­ству­ю­щих», а из «про­фес­си­о­наль­ных рево­лю­ци­о­не­ров», и иметь чёт­кую струк­туру с довольно жёст­кой цен­тра­ли­за­цией. К тому же, Ленин одним из пер­вых дал опре­де­ле­ние «эко­но­мизму»:

«Его поли­ти­че­ская сущ­ность сво­ди­лась к про­грамме: „рабо­чим — эко­но­ми­че­ская, либе­ра­лам — поли­ти­че­ская борьба“»5 .

«Эко­но­ми­сты» отка­зы­ва­лись от поли­ти­че­ской повестки и отда­вали её на откуп бур­жу­а­зии, акцен­ти­руя свои силы на эко­но­ми­че­ской борьбе. При­чины воз­ник­но­ве­ния «эко­но­мизма» на тот момент были следующими:

  1. Боль­шое коли­че­ство вче­раш­них кре­стьян в рабо­чем дви­же­нии и рабо­чих, кото­рые имели землю или род­ствен­ни­ков в деревне.
  2. Успеш­ная эко­но­ми­че­ская борьба в евро­пей­ских стра­нах и отно­си­тельно успеш­ная в Рос­сий­ской импе­рии, кото­рая вооду­шев­ляла мно­гих лиде­ров рабо­чего движения.
  3. Недо­ста­точ­ная тео­ре­ти­че­ская гра­мот­ность и идей­ная раз­об­щён­ность среди социал-демократов.

На сего­дняш­ний день «эко­но­мизм» при­об­рёл иную форму, но при этом сущ­ность его не поме­ня­лась. Теперь «эко­но­ми­сты», при­зы­вают отка­заться от акту­аль­ных задач и заняться орга­ни­за­цией «рабо­чих в класс», и «в класс» в не марк­сист­ском пони­ма­нии, как орга­ни­зо­ван­ные рабо­чие массы, целью кото­рых явля­ется рево­лю­ция, а во вполне без­обид­ном для бур­жу­а­зии смысле — рабо­чие, орга­ни­зо­ван­ные в проф­со­юзы. Для этого они исполь­зуют сле­ду­ю­щие идеи, при­кры­вая их цита­тами классиков:

«Без силь­ного рабо­чего дви­же­ния невоз­можна ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия. Рабо­чие само­сто­я­тельно её орга­ни­зуют для пере­хода к поли­ти­че­ским тре­бо­ва­ниям, когда окон­ча­тельно убе­дятся в огра­ни­чен­но­сти эко­но­ми­че­ской борьбы».

В этом пред­ло­же­нии вся суть «эко­но­мизма», кото­рая при­во­дит к дру­гим поро­кам левого дви­же­ния — «акти­визму», «хво­стизму» и «рефор­мизму», ведь подоб­ными выска­зы­ва­ни­ями «эко­но­ми­сты» при­зы­вают отка­заться от рево­лю­ци­он­ной поли­ти­че­ской повестки и перейти к борьбе в рам­ках капи­та­ли­сти­че­ской логики, выжи­дая того момента, когда рабо­чие «созреют». И вопросы напо­до­бие этих они пред­по­чи­тают про­сто игнорировать:

«Где силь­ные ком­му­ни­сти­че­ские пар­тии в стра­нах с раз­ви­тым рабо­чим движением?»

«Каким обра­зом про­изо­шла рево­лю­ция на Кубе?»

«Чем ваша пози­ция отли­ча­ется от меньшевистской?»

И послед­ний, но не менее неудобный:

При­чи­нами «эко­но­мизма» на дан­ный момент являются:

  1. Идей­ная и орга­ни­за­ци­он­ная раз­об­щён­ность марк­си­стов в России.
  2. Упа­док рабо­чего дви­же­ния из-​за импе­ри­а­ли­сти­че­ского положения.
  3. Пого­лов­ная тео­ре­ти­че­ская без­гра­мот­ность совре­мен­ных левых.

Послед­нему пункту стоит уде­лить осо­бое вни­ма­ние. Совре­мен­ные левые, вме­сто того, чтобы овла­деть диа­лек­ти­че­ским мето­дом мыш­ле­ния, пред­по­чи­тают пона­брать цитат и носиться с ними. Осо­бенно любим совре­мен­ными левыми Ленин. Для них его работы нахо­дятся «в форме созер­ца­ния, а не как чело­ве­че­ская чув­ствен­ная дея­тель­ность».

Ленин пишет:

  1. «Иде­а­лом социал-​демократов дол­жен быть <…> народ­ный три­бун, уме­ю­щий откли­каться на все и вся­кие про­яв­ле­ния про­из­вола и гнёта»6 .
    Тут наш «левак» бежит устра­и­вать пикеты про­тив пони­же­ния пен­си­он­ных выплат, закры­тия боль­ницы или жесто­кого обра­ще­ния с животными.
  2. «…все орга­ни­за­ции пар­тии должны спо­соб­ство­вать обра­зо­ва­нию бес­пар­тий­ных про­фес­си­о­наль­ных сою­зов и побуж­дать к вступ­ле­нию в них всех пред­ста­ви­те­лей дан­ной про­фес­сии, вхо­дя­щих в состав пар­тии»7 .
    Про­чи­тал? Ско­рее беги орга­ни­зо­вы­вать проф­со­юзы на пред­при­я­тиях сво­его города и пле­вать, что за тобой нет партии.
  3. «Отряды рево­лю­ци­он­ной армии должны <…> высту­пать и воору­жён­ной силой, изби­вая чер­но­со­тен­цев, уби­вая их, взры­вая их штаб-​квартиры и т. д. и т. д.»8
    И юный рево­лю­ци­о­нер вос­хи­ща­ется сме­ло­стью «лева­ков» из Европы, где они стал­ки­ва­ются с поли­цией в оче­ред­ных улич­ных беспорядках.

Но он абсо­лютно не хочет пони­мать, что мно­гое гово­ри­лось в совер­шенно дру­гих усло­виях, а именно:

  1. РСДРП уже суще­ство­вала как пар­тия, то есть как бое­вая орга­ни­за­ция про­ле­та­ри­ата, кото­рая могла:
    «Идти во все классы насе­ле­ния <…> в каче­стве тео­ре­ти­ков, и в каче­стве про­па­ган­ди­стов, и в каче­стве аги­та­то­ров, и в каче­стве орга­ни­за­то­ров»9 .
  2. Перед РСДРП сто­яли ещё и бур­жу­аз­ные задачи. Пер­во­оче­ред­ной явля­лась — поло­жить конец монар­хии. На рубеже ХIX–XX веков тре­бо­ва­ние выбор­ной вла­сти, достой­ной оплаты труда, умень­ше­ние рабо­чего дня, сво­боды орга­ни­за­ции проф­со­ю­зов и т. п. — были рево­лю­ци­он­ными настолько, что даже их обсуж­де­ние вызы­вало репрес­сии со сто­роны вла­стей. А сейчас?
  3. РСДРП исполь­зо­вала эко­но­ми­че­скую борьбу про­ле­та­ри­ата для того, чтобы про­дви­гать в массы поли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния, и не про­сто поли­ти­че­ские, а рево­лю­ци­он­ные:
    «…пар­тия должна всеми мерами стре­мится к тому, чтобы вос­пи­ты­вать участ­ву­ю­щих в про­фес­си­о­наль­ных сою­зах рабо­чих в духе широ­кого пони­ма­ния клас­со­вой борьбы и соци­а­ли­сти­че­ских задач про­ле­та­ри­ата»10 .

Дог­ма­ти­че­ская трак­товка работ клас­си­ков марк­сизма и непо­ни­ма­ние нынеш­них усло­вий при­во­дит мно­гих тол­ко­вых людей к «акти­визму» и «эко­но­мизму». Не обо­шла подоб­ная участь и автора «Lenin Crew» Дмит­рия Гро­мова, кото­рый не так давно отме­тился замет­кой: «Об осо­бен­но­стях про­па­ганды марк­сизма в среде про­мыш­лен­ного про­ле­та­ри­ата»11 .

В этой заметке выра­жена квинт­эс­сен­ция сооб­ра­же­ний «эко­но­ми­стов», поэтому мы её тща­тельно проанализируем.

При­ме­ча­тельно, что Гро­мов начи­нает своё повест­во­ва­ние с субъ­ек­тив­ных впе­чат­ле­ний от работы на раз­лич­ных про­мыш­лен­ных пред­при­я­тиях: «осно­вы­ва­юсь лишь на соб­ствен­ных наблю­де­ниях», «мне это при­хо­ди­лось наблю­дать», «мастер мне рас­ска­зы­вал». Хочется спро­сить: «Разве это марк­сист­ский под­ход к делу?» Вряд ли, потому что из своих лич­ных пред­став­ле­ний Дмит­рий делает далеко иду­щие выводы:

«Я думаю, что излишне дока­зы­вать, что гиб­лым делом было бы писать для такого кон­тин­гента ста­тьи на фило­соф­ские темы, если, вдруг, кто-​то пла­ни­ро­вал этим заняться»12 .

Под таким «кон­тин­ген­том» Гро­мов имеет в виду задав­лен­ный жиз­нью и морально опу­стив­шийся про­ле­та­риат и те его слои, кото­рые заин­те­ре­со­ваны только в полу­че­нии зара­бот­ной платы. Наблю­дая их жизнь, Дмит­рий делает стран­ный вывод — в дан­ный момент необ­хо­димо ори­ен­ти­ро­ваться не на пере­до­вых рабо­чих, а на этот «кон­тин­гент»:

«Что каса­ется про­па­ганды марк­сизма, то скажу сразу, что в том виде, в каком марк­сизм суще­ствует сего­дня в интер­нете, на заво­дах в мас­со­вом мас­штабе ему не быть»13 .

Да, согла­сен, про­па­ганда марк­сизма в интер­нете на дан­ный момент, в основ­ном, ори­ен­ти­ро­вана на самые раз­ви­тые слои обще­ства — интел­ли­ген­цию, рабо­чих ари­сто­кра­тов и пере­до­вой про­ле­та­риат. Но сле­дует ли из-​за этого от неё отка­заться и под­стро­иться? Ни в коем слу­чае, потому что наи­важ­ней­шей зада­чей сего­дня явля­ется созда­ние ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, кото­рая будет вклю­чать в себя луч­ших марксистов.

Далее Д. Гро­мов предъ­яв­ляет свои обви­не­ния тем, кто пыта­ется раз­ви­вать рево­лю­ци­он­ную тео­рию, отве­ча­ю­щую запро­сам нынеш­ней эпохи:

«…наивно рас­счи­ты­вать на то, что меха­ни­че­ский пере­сказ тру­дов сто­лет­ней дав­но­сти полу­чит отклик в рабо­чей среде…»14

Не так давно Гро­мов и сам зани­мался «пере­ска­зом» работ Димит­рова, но, видимо, ему это надо­ело, и он решил пора­бо­тать «в поле», отдав­шись сти­хии эко­но­ми­че­ской борьбы. Сколько раз ком­му­ни­сты слы­шали подоб­ные упрёки и отве­чали на них, но всё одно и то же — «активуи» слу­шать не желают. Маркс и Энгельс не побе­жали сразу к рабо­чим, а зани­ма­лись изда­тель­ством газет и жур­на­лов (не для широ­ких рабо­чих масс), нала­жи­ва­нием свя­зей с самыми про­грес­сив­ными людьми того вре­мени и, самое глав­ное, — раз­ви­тием тео­рии. Да и сами пер­вые работы Маркса носили в себе ещё отпе­ча­ток мла­до­ге­ге­льян­ства, не удив­люсь, если узнаю, что и Марксу предъ­яв­ляли подоб­ные обви­не­ния: «Зани­ма­ется пере­ска­зом Гегеля, Фей­ер­баха и Рикардо». Тут же Дмит­рий добавляет:

«Если левые и пишут тек­сты про сего­дняш­ние вопросы, то не о жизни рабо­чих на кон­крет­ных при­ме­рах, а про „реак­ци­он­ность капи­та­лизма вообще“»15 .

Самый глав­ный труд Маркса — «Капи­тал» — пред­став­ляет собой именно такой «текст», и в нём есть те самые вставки «кон­крет­ных при­ме­ров», правда, в форме вну­ши­тель­ной ста­ти­стики, чтобы под­ве­сти чита­теля к мысли, что это беда не одного, не десят­ков, не сотен, не тысяч, а сотен тысяч, мил­ли­о­нов людей, что это про­грес­си­ру­ю­щая зако­но­мер­ность, рако­вая опу­холь на теле обще­ства. Для «кон­крет­ных при­ме­ров» суще­ствует худо­же­ствен­ная лите­ра­тура, кото­рая в тысячи раз лучше рас­кроет боль и стра­да­ния отдель­ного пролетария.

Но не один только Маркс писал о «реак­ци­он­но­сти капи­та­лизма вообще». Одной из пер­вых работ В. И. Ленина была книга — «Раз­ви­тие капи­та­лизма в Рос­сии», где Ленин дал бле­стя­щий ана­лиз эко­но­ми­че­ской дей­стви­тель­но­сти Рос­сий­ской импе­рии конца ХIХ века. Нам бы сей­час хотя бы одну такую срав­ни­мую по зна­чи­мо­сти работу, но среди левых как раз появи­лась про­ти­во­по­лож­ная тен­ден­ция: они пишут об оче­ред­ном про­те­сте, повы­ше­нии цен, пло­хих усло­виях труда — в общем, обо всём, кроме того, что тре­бует уси­лий. Ведь так про­сто запи­сать то, что уви­дел, под­ки­нуть туда пару цифр, взя­тых из отчёта Рос­стата, и ска­зать: «Живём плохо — надо бороться!» Такие «леваки» своей писа­ни­ной создают только инфор­ма­ци­он­ный шум, кото­рого и так полно из-​за либе­раль­ных СМИ.

Д. Гро­мов не про­сто решает отдаться кон­крет­ным при­ме­рам, но и «при обще­нии, — лич­ном или посред­ством пред­ла­га­е­мых печат­ных мате­ри­а­лов, — нужно исполь­зо­вать тот язык, на кото­ром гово­рят рабо­чие». Рус­ский, что ли? Нет, он хочет заме­нить марк­сист­ские тер­мины на те, кото­рые более близки сред­нему рабо­чему. Конечно, при пер­вич­ной мас­со­вой аги­та­ции или лич­ном обще­нии это поз­во­ли­тельно и даже нужно. Но необ­хо­димы ли на дан­ном этапе мас­со­вые печат­ные изда­ния? Нет, потому что рабо­чее дви­же­ние в упадке и мас­со­вая про­па­ганда неак­ту­альна. Она отвле­кает и без того малые силы. Намного эффек­тив­нее рабо­тать с пере­до­выми рабо­чими, кото­рые уже сде­лали пер­вые шаги к марк­сизму, посред­ством интер­нета или лично в круж­ках, а уже в буду­щем через них рабо­тать мас­сово. Разо­браться в основ­ных опре­де­ле­ниях марк­сизма не так сложно, как кажется автору, и пере­до­вой рабо­чий точно с этим справится.

К тому же, при исполь­зо­ва­нии немарк­сист­ских тер­ми­нов суще­ствует опас­ность запу­тать рабо­чих, потому что марк­сизм — это наука со своей соб­ствен­ной тер­ми­но­ло­гией, за кото­рой скры­ва­ются опре­де­лён­ные смыслы, выра­ба­ты­ва­е­мые уже более 150 лет, начи­ная с Маркса. Изме­не­ние тер­ми­но­ло­гии в неуме­лых руках откры­вает путь к более широ­кой трак­товке поня­тий «капи­тал», «рабо­чая сила», «бур­жу­а­зия» и про­чих. Разве инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель, тор­гу­ю­щий с при­лавка, кото­рый гордо име­ну­ется биз­не­сме­ном или част­ным соб­ствен­ни­ком, при­над­ле­жит к классу бур­жу­а­зии? «Нет, это пред­ста­ви­тель про­ме­жу­точ­ного классамел­кой бур­жу­а­зии», — ска­жут все, кто хотя бы чуть-​чуть раз­би­ра­ется в марк­сизме. Поэтому выби­рая дан­ный спо­соб про­па­ганды, нужно, во-​первых, самому быть тео­ре­ти­че­ски гра­мот­ным, во-​вторых, тща­тельно про­ду­мать изло­же­ние, чтобы не запу­тать рабо­чих, осо­бенно пере­до­вых, кото­рые всё-​таки заин­те­ре­со­ва­лись печат­ным мате­ри­а­лом. А спо­со­бен ли Гро­мов на это? Чуть ниже будет разо­бран дан­ный вопрос.

Та же самая «кон­кре­тика» при­во­дит Гро­мова к ещё одному выводу:

«…вряд ли вы най­дёте отклик в рабо­чей среде, если будете сразу пред­ла­гать мате­ри­алы поли­ти­че­ского харак­тера»16 .

Прак­тика дока­зала и далее будет дока­зы­вать, что отказ от поли­ти­че­ской повестки не спо­соб­ствует рево­лю­ции. Марк­сизм — это не что-​то постыд­ное, что нужно испод­тишка под­со­вы­вать рабо­чему, а кон­цен­три­ро­ван­ное выра­же­ние его объ­ек­тив­ных инте­ре­сов. И наш «эко­но­мист» пре­вра­ща­ется в «хво­сти­ста», отка­зы­ва­ясь от поли­ти­че­ской повестки. Ком­му­ни­сты в пред­став­ле­нии автора — это не аван­гард рабо­чего класса, веду­щий про­ле­та­риат, а арьер­гард, пле­ту­щийся за ним, под­стра­и­ва­ю­щийся под его настро­е­ния, ведь сей­час рабо­чим не нужны «вся­кие там рево­лю­ции», он хочет «жить здесь и сейчас».

«Ком­му­ни­сты, сле­до­ва­тельно, на прак­тике явля­ются самой реши­тель­ной, все­гда побуж­да­ю­щей к дви­же­нию впе­рёд частью рабо­чих пар­тий всех стран»17 ,

— писал Маркс в Ком­му­ни­сти­че­ском Манифесте.

В конце своей заметки Д. Гро­мов пред­ла­гает участ­во­вать в созда­нии рабо­чей газеты, кото­рая объ­еди­нит все реги­оны страны с помо­щью сбора инфор­ма­ции и напи­са­ния ста­тей на рабо­чую тема­тику. В ком­мен­та­риях к этой заметке автора не про­сто так обви­нили в «обслу­жи­ва­нии проф­со­ю­зов», ведь пред­ло­жен­ные Гро­мо­вым дей­ствия направ­лены именно на это:

«…под­тал­ки­вать чита­те­лей к выводу о созда­нии проф­со­ю­зов и веде­ния орга­ни­зо­ван­ной борьбы».

А фразы о том, что нужно «пока­зы­вать систем­ный харак­тер про­блем на про­из­вод­стве», — это лишь при­кры­тие «эко­но­мизма». Как бы автор ни откре­щи­вался, он при­зы­вает именно к нему.

И не послед­нюю роль тут играют ста­дий­ные взгляды автора: поли­ти­че­ская борьба «взой­дёт только на почве эко­но­ми­че­ской», а на «почве» поли­ти­че­ской — рево­лю­ция. Сколько раз уже марк­си­сты опро­вер­гали эту ста­дий­ную чушь, но всё без толку. Когда-​то Ленин спо­рил с мень­ше­ви­ками, кото­рые утвер­ждали, что ни о каком пере­ходе к соци­а­лизму не может быть и речи, пока в Рос­сии в доста­точ­ной мере не раз­вился капи­та­лизм. И кто ока­зался прав? Прак­тика пока­зала, что Ленин.

Здесь та же самая ситу­а­ция — эко­но­ми­че­ская борьба не явля­ется абсо­лютно необ­хо­ди­мым эта­пом. Рабо­чий класс может перейти сразу к рево­лю­ци­он­ным поли­ти­че­ским тре­бо­ва­ниям, благо, сей­час орга­ни­за­ция рабо­чего класса может идти не только по линии «эко­но­ми­че­ских» и про­фес­си­о­наль­ных инте­ре­сов, но и по линии объ­ек­тив­ных инте­ре­сов наём­ных работ­ни­ков в целом, потому что сего­дня совер­шенно дру­гая тех­но­ло­ги­че­ская эпоха, и кто бы что ни утвер­ждал, тех­ни­че­ские нов­ше­ства не обхо­дят сто­ро­ной про­ле­та­риат. В Рос­сии рабо­чие обос­но­ванно больше опа­са­ются про­блем, вызван­ных как раз попыт­ками орга­ни­за­ции эко­но­ми­че­ской борьбы в откры­той форме, чем наде­ются на то, что она оправ­дает себя. И левые ничего с этим не сде­лают при всём жела­нии — всю пост­со­вет­скую чет­верть века эко­но­ми­че­ская борьба в Рос­сии воз­ни­кает там, где для этого появ­ля­ются соот­вет­ству­ю­щие усло­вия, безо вся­кой связи с левой пропагандой.

Я не при­зы­ваю к отказу от эко­но­ми­че­ской борьбы, а говорю прямо, что эко­но­ми­че­ская форма борьбы была, есть и будет без ком­му­ни­стов, они не должны зани­маться её обслу­жи­ва­нием, а должны исполь­зо­вать её в инте­ре­сах рево­лю­ции. Дмит­рий, может быть, и пони­мает это, но упрямо настаивает:

«…именно через т. н. „эко­но­ми­че­скую повестку“ и стоит посте­пенно нала­жи­вать систе­ма­ти­че­скую про­па­ганду и орга­ни­за­цию класса, инте­ресы кото­рого пред­став­ляют марк­си­сты»18 .

Оста­вим «ста­дий­ный эко­но­мизм», обра­тимся к дру­гому, а именно — к «марк­си­стам». Откуда они возь­мутся у Гро­мова, если он при­зы­вает всех мыс­ля­щих людей тра­тить время на напи­са­ние оче­ред­ной ста­тьи о том, как «плохо живётся рабо­чему» (а это все и так знают), и после­ду­ю­щую раз­дачу газетки с этой ста­тьёй, а не на само­об­ра­зо­ва­ние, раз­ви­тие тео­рии и созда­ние марк­сист­ской орга­ни­за­ции? Непо­нятно. Не утруж­дая себя кри­ти­че­ским вос­при­я­тием работ клас­си­ков, Гро­мов делает оче­ред­ной вывод:

«Тео­ре­ти­че­ская и прак­ти­че­ская работа должны все­гда быть нераз­рыв­ными, только в этом слу­чае совре­мен­ные марк­си­сты смо­гут стать насто­я­щим аван­гар­дом рабо­чего класса»19 .

Фраза вер­ная, с ней спо­рить глупо, но в том-​то и дело, что она оста­ётся «фра­зой», потому что из кон­тек­ста мы пони­маем — прак­тика пони­ма­ется авто­ром пре­вратно, для него это «акти­визм» чистой воды: раз­дача газе­ток, орга­ни­за­ция проф­со­юза, пикет, в общём, всё, что назы­ва­ется «работа в поле». Но такая прак­тика абсо­лютно не рево­лю­ци­онна, она ни на йоту не при­бли­зит марк­си­ста к пони­ма­нию совре­мен­ных капи­та­ли­сти­че­ских про­цес­сов или рас­ста­новки клас­со­вых сил, ни на секунду не при­бли­зит его к тому моменту, когда он смо­жет тео­ре­ти­че­ски гра­мотно вести марк­сист­скую про­па­ганду. И това­рищ Гро­мов тому яркий пример.

В боль­шом коли­че­стве они появятся только на основе широ­кой системы кол­лек­тив­ного само­об­ра­зо­ва­ния — круж­ков и марк­сист­ского пери­о­ди­че­ского изда­ния. Сам Дмит­рий отка­зался от орга­ни­за­ции кружка по изу­че­нию тео­рии в своём городе, утвер­ждая, что «можно и дома почи­тать книги». Как бы смешно это ни зву­чало, но один из редак­то­ров «Про­рыва» (а Гро­мов не любит этот жур­нал, счи­тая их сек­тан­тами, что явля­ется сущей прав­дой) — А. Лбов, — имеет то же мне­ние: «Кружки не нужны, марк­сизм можно изу­чить и самому». От «эко­но­мизма» до тео­ре­ти­че­ского сек­тант­ства один шаг.

Назре­вает вопрос: «Так откуда возь­мётся пар­тия у Д. Гро­мова?» Те самые «тео­ре­тики», «про­па­ган­ди­сты», «аги­та­торы» и «орга­ни­за­торы»? Неужто рабо­чие проф­со­ю­зов их сами родят в нелёг­ких схват­ках эко­но­ми­че­ской борьбы? Нико­гда, и прак­тика двух сто­ле­тий это пол­но­стью под­твер­ждает. Напло­дятся только «рабо­чие ари­сто­краты» и про­хо­димцы вроде Джеймса Хоффа.

Разо­брав тео­ре­ти­че­ские взгляды Гро­мова, мы должны перейти к прак­ти­че­ским резуль­та­там, а именно — к рабо­чей газете «Факел», кото­рую он выпус­кает. Газета нас встре­чает «духом широ­кого пони­ма­ния клас­со­вой борьбы и соци­а­ли­сти­че­ских задач пролетариата»:

«В этой газете мы будем откро­венно, не при­укра­ши­вая, рас­ска­зы­вать о суще­ству­ю­щих про­бле­мах и о том, как с ними бороться; о нару­ше­ниях Тру­до­вого Кодекса рабо­то­да­те­лем и о том, как пра­вильно рабо­то­да­теля за это при­влечь к ответ­ствен­но­сти; о том, как началь­ники пыта­ются залезть в кар­ман рабо­тя­гам, и о том, как этому про­ти­во­сто­ять»20 .

Странно, но если забить всё это в поис­ко­вик, то он сразу выдаст сотни ста­тей по этим темам. И про­блемы опи­саны, и как бороться с рабо­то­да­те­лем, и как у рабо­чих послед­нее отби­рают, но нет — нужна печат­ная газета, ведь рабо­чие, видимо, дурачки и не умеют поль­зо­ваться интер­не­том. На этом можно было бы закон­чить, ведь газетка вся такая, в ней повсюду «рефор­мизм», «эко­но­мизм» и даже есть упо­ва­ние на нынеш­нее зако­но­да­тель­ство, но возь­мём себя в руки и спу­стимся на дно «эко­но­мизма».

Не будем обра­щать вни­ма­ние на инфор­ма­ци­он­ный шум заме­ток типа «Лик­без: всё об отпуске» или ста­тей об оче­ред­ных неуря­ди­цах на каком-​то заводе, напи­сан­ных под копирку. Давайте раз­бе­рём то, каким обра­зом в газете про­па­ган­ди­ру­ется марксизм.

«И поэтому у про­стых рабо­тяг нет ника­кого иного выхода, кроме как орга­ни­зо­вы­ваться и бороться за свои деньги и свои права»21 .

Подоб­ные выра­же­ния со сло­вами «право», «закон» и «Тру­до­вой Кодекс» встре­ча­ются почти в каж­дой ста­тье. И самый глав­ный при­зыв — бороться за них. Бороться за права, кото­рые нам кидают, как кость собаке? Нет, нам ска­жут, что там же можно встре­тить сле­ду­ю­щие слова:

«Можно сколько угодно гово­рить о том, что беды Рос­сии от того, как в ней мас­штабно и про­ти­во­за­конно воруют. Но нет, даже не воруют — отни­мают вполне в рам­ках закона. Потому что вот такой у нас закон. Закон, поз­во­ля­ю­щий накап­ли­вать мно­го­мил­ли­он­ные состо­я­ния, игно­ри­руя потреб­но­сти рабо­чих — а ино­гда и обойти себя, годами не индек­си­руя зар­платы, оформ­ляя их „в серую“, не выпла­чи­вая заслу­жен­ные пре­мии или отка­зы­ва­ясь ком­пен­си­ро­вать боль­нич­ные. И госу­дар­ство не про­сто закры­вает на это глаза, но и — в лице чинов­ни­ков пра­ви­тель­ства и Цен­тро­банка — то и дело пред­ла­гает зар­платы ещё уре­зать»22 .

И опять, вроде бы всё верно, про­сле­жи­ва­ется попытка под­ве­сти рабо­чих к мысли огра­ни­чен­но­сти борьбы в рам­ках суще­ству­ю­щего закона, что нужно идти дальше. Но после сле­ду­ю­щих строк всё меркнет:

«Даже самый совест­ли­вый и кри­стально чест­ный началь­ник при­сва­и­вает боль­шую часть того, что про­из­вели его под­чи­нён­ные, себе в кар­ман. Не в раз­ви­тие про­из­вод­ства, не в пре­мии, а в кар­ман»23 .

Или:

«XXI век на дворе, на всех про­грес­сив­ных пред­при­я­тиях ста­ра­ются облег­чить труд и повы­сить его про­из­во­ди­тель­ность, внед­ряя авто­ма­ти­за­цию, а где-​то уже и робо­то­тех­нику»24 .

Выки­нув марк­сист­ские тер­мины, авторы сих строк выки­нули и марк­сизм на «свалку исто­рии». Про­блема капи­та­лизма не в рас­пре­де­ле­нии благ по чьим-​то «кар­ма­нам», а в про­из­вод­ствен­ной системе, кото­рая устро­ена таким обра­зом, что порож­дает про­ти­во­ре­чие между обще­ствен­ным про­из­вод­ством и част­ным харак­те­ром при­сво­е­ния. Нам как марк­си­стам не важно, куда идут деньги — в «кар­ман» или на «робо­то­тех­нику», важно, что и то, и дру­гое уси­ли­вает обни­ща­ние про­ле­та­ри­ата, без­ра­бо­тицу и нано­сит вред обще­ству (и стране, и миру в целом) в рам­ках суще­ству­ю­щей системы. Подоб­ная пута­ница, кото­рая льётся на бумагу из головы авто­ров, под­во­дит чита­теля к про­ти­во­по­лож­ной мысли: «В Рос­сии капи­та­лизм „непра­виль­ный“, а там в США или Европе всё хорошо, ведь там не кла­дут деньги в кар­ман». И тут перед рабо­чими воз­но­сятся аме­ри­кан­ские идолы: Стив Джобс, Билл Гейтс и Илон Маск. Эти пер­со­нажи как раз не кла­дут деньги себе в кар­ман, а вкла­ды­вают их в про­из­вод­ство снова и снова, пока полу­чают при­быль, раз­ду­вая чело­ве­че­ские потреб­но­сти до небы­ва­лых мас­шта­бов, невзи­рая на послед­ствия. То есть зани­ма­ются тем, чем дол­жен зани­маться истин­ный пред­ста­ви­тель капи­тала — накоплением.

Спра­ши­ва­ется, чем отли­ча­ется эта пута­ница от либе­раль­ной про­па­ганды? Тем, что она являет собой «пута­ницу», а не пря­мой при­зыв: «Впе­рёд! К хоро­шему капи­та­лизму!»? Такая непо­сле­до­ва­тель­ность создает ситу­а­цию, спо­соб­ству­ю­щую пере­хвату пере­до­вых рабо­чих, кото­рые только-​только начи­нают про­сы­паться, пуб­ли­кой вроде Наваль­ного, у кото­рого есть все необ­хо­ди­мые ресурсы для этого. Хотя, может, ему даже не при­дётся их тра­тить, ведь доб­рень­кие ком­му­ни­сты сами всё сде­лают: орга­ни­зуют силь­ные проф­со­юзы, поро­дят в их голо­вах поли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую без­гра­мот­ность и толк­нут, тем самым, в руки «хоро­ших» капи­та­ли­стов. Такие проф­со­юзы очень удобны, ведь они не выхо­дят за рамки капи­та­ли­сти­че­ской логики, что обре­кает их на смерть, как и рабо­чее дви­же­ние в 90-​х годах.

А может быть, упо­ва­ние на «кар­маны» свя­зано с тем, что авторы неосо­знанно про­дви­гают инте­ресы наци­о­наль­ной «рабо­чей ари­сто­кра­тии», кото­рая полу­чит с этого свою выгоду? Как мы знаем из тре­тьего тома «Капи­тала» Маркса, капи­тал высо­кого стро­е­ния (высо­кий про­цент посто­ян­ного капи­тала с низ­ким про­цен­том пере­мен­ного) имеет бо́льшую норму при­были по срав­не­нию с кон­ку­рен­тами в рам­ках обще­ствен­ного про­из­вод­ства, а сле­до­ва­тельно созда­ётся ситу­а­ция, в кото­рой наци­о­наль­ная бур­жу­а­зия может делиться частью своих дохо­дов с тру­до­вым наро­дом через завы­шен­ные зара­бот­ные платы, соци­аль­ные посо­бия, льготы и дру­гие меха­низмы. И это — несмотря на сни­жа­ю­щу­юся общую норму при­были, ведь абсо­лют­ная вели­чина миро­вого капи­тала рас­тёт, сле­до­ва­тельно, рас­тут и абсо­лют­ные зна­че­ния прибылей.

Вишен­кой на торте полит­эко­но­ми­че­ской без­гра­мот­но­сти авто­ров явля­ются такие опусы:

«А вот как эта ситу­а­ция выгля­дит с точки зре­ния эко­но­мики. Про­из­ве­дён­ные во время „про­стоя“ плат­формы про­да­дутся за пол­ную сто­и­мость. Про­из­во­ди­лись же они рабо­чими всего за ⅔ оплаты труда, а зна­чит, сэко­ном­лен­ную на сто­и­мо­сти рабо­чей силы ⅓ часть соб­ствен­ники забрали себе в каче­стве при­ят­ного бонуса»25 .

С точки зре­ния бур­жу­аз­ного «эко­но­микс» всё верно, а вот с точки зре­ния марк­сист­ской полит­эко­но­мии всё выгля­дит печально. Вме­сто попытки объ­яс­не­ния рабо­чим доступ­ным язы­ком основ марк­сизма авторы решают перейти к быто­вой, то есть нена­уч­ной, подаче эко­но­ми­че­ских зако­нов, сме­ши­вая это всё с бур­жу­аз­ным пра­вом. Капи­та­лист и даже рабо­чий всё вос­при­ни­мает именно так: один обво­ро­вы­вает дру­гого, поль­зу­ясь лазей­ками в зако­но­да­тель­стве. Но если капи­та­лист будет пол­но­стью «опла­чи­вать труд» (опять пута­ница, то «оплата труда», то «рабо­чая сила») рабо­чих? Полу­ча­ется, что всё честно, никто никого не обма­ны­вает, ведь это же рынок, а ком­му­ни­сты там что-​то об «экс­плу­а­та­ции» говорят.

Д. Гро­мов утвер­ждал, что на дан­ный момент нужно отка­заться от марк­сист­ской тер­ми­но­ло­гии и поли­ти­че­ской повестки, то есть стыд­ливо при­крыть марк­сизм фиго­вым листоч­ком, но на деле ока­за­лось, что прикрывать-​то и нечего. Здесь нет марк­сизма, а если нет марк­сизма, то есть совер­шенно дру­гое — бур­жу­аз­ные пред­став­ле­ния об эко­но­мике, рас­про­стра­не­ние кото­рых абсо­лютно про­ти­во­по­ложно одной из важ­ней­ших задач ком­му­ни­стов вообще — при­вне­се­нию марк­сизма в массы.

Вме­сто того, чтобы объ­яс­нить рабо­чим, что прак­ти­че­ски в любом слу­чае капи­та­ли­сты при­сва­и­вают при­ба­воч­ную сто­и­мость в виде при­были, поль­зу­ясь раз­ни­цей между сто­и­мо­стью рабо­чей силы и сто­и­мо­стью про­из­ве­дён­ных ими про­дук­тов, кото­рая впо­след­ствии рас­пре­де­ля­ется исходя из инди­ви­ду­аль­ных инте­ре­сов част­ных соб­ствен­ни­ков, а не из обще­ствен­ных, что порож­дает все ужасы капи­та­лизма (пус­кай это и зай­мёт больше места в газете, но зато будет напи­сано хоть что-​то полез­ное), авторы дан­ной газеты зани­ма­ются при­вне­се­нием бур­жу­аз­ных нена­уч­ных пред­став­ле­ний. Я гово­рил и повторю еще раз, что это не спо­соб­ствует рабо­чему дви­же­нию как рево­лю­ци­он­ному, а наобо­рот, тор­мо­зит его, ото­дви­гает момент начала соци­а­ли­сти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний, бро­сает рабо­чий класс в лапы бур­жу­а­зии, кото­рая впо­след­ствии будет его исполь­зо­вать в своих раз­бор­ках, как пушеч­ное мясо.

Ком­му­ни­сты должны пони­мать, что сей­час не время идти к рабо­чим, как народ­ники к кре­стья­нам, сей­час необ­хо­димо зани­маться дру­гими делами, а именно:

  1. Орга­ни­зо­вать марк­сист­ское пери­о­ди­че­ское интернет-​издание, кото­рое будет в себя вклю­чать мно­же­ство авто­ров из раз­ных угол­ков нашей страны и не только. Пуб­ли­ку­е­мые работы должны быть над­ле­жа­щего каче­ства, а иссле­до­ва­ния нужно вести по трём основ­ным направлениям:
    1. Полит­эко­но­мия совре­мен­ного капи­та­ли­сти­че­ского обще­ства и его клас­со­вая структура.
    2. Ана­лиз рево­лю­ци­он­ной прак­тики в СССР и по всему миру.
    3. Фило­со­фия диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма26 .

Самое глав­ное, что интернет-​издание должно быть орга­ни­за­цией с чёт­кой струк­ту­рой, посто­ян­ными чле­нами и соб­ствен­ными ресур­сами для эффек­тив­ной про­па­ганды марк­сизма. Начало этому поло­жено в виде интернет-​журнала «Lenin Crew».

  1. Сфор­ми­ро­вать сеть круж­ков, в кото­рых пере­до­вые наём­ные работ­ники (и не только) будут зани­маться само­об­ра­зо­ва­нием и обсуж­де­нием акту­аль­ных про­блем марк­сизма. Подоб­ные кружки будут обес­пе­чи­вать орга­ни­за­цию све­жими про­па­ган­ди­стами и аги­та­то­рами, нара­щи­вать силы и связи на местах.
  2. На основе этих двух эле­мен­тов должна быть создана ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, кото­рая смо­жет заняться эффек­тив­ной мас­со­вой про­па­ган­дой среди рабо­чих через мест­ные ячейки.

Только орга­ни­зо­вав­шись, ком­му­ни­сты смо­гут вести рабо­чих. На пер­вых порах это могут делать силь­ные мест­ные кружки при под­держке марк­сист­ского издания.

И напо­сле­док, Гро­мов в своей заметке гово­рит об «ото­рван­но­сти» левых от рабо­чего класса. Каких левых он имеет в виду, мы все пре­красно пони­маем — ком­му­ни­стов, кото­рые не колеб­лясь отка­зы­ва­ются от «акти­визма» и «эко­но­мизма», зани­ма­ясь раз­ви­тием тео­рии и созда­нием орга­ни­за­ции. Я хочу спро­сить у чита­те­лей их мне­ние: «А не ото­рван ли сам Дмит­рий Гро­мов и подоб­ные ему от рабо­чего класса?» Ведь вме­сто того, чтобы раз­ви­вать рево­лю­ци­он­ную тео­рию, пока его бра­тья по классу стоят за стан­ками и нахо­дятся в плену у бур­жу­аз­ной про­па­ганды, они издают газетки и листки, кото­рые про­дви­гают инте­ресы проф­со­ю­зов типа МПРА (а им рево­лю­ци­он­ная поли­ти­че­ская повестка до лам­почки). Они не спо­соб­ствуют орга­ни­за­ции марк­сист­ского изда­ния и круж­ков, а заво­дят дружбу с «акти­ви­стами» и «эко­но­ми­стами» из какой-​нибудь «Рабо­чей плат­формы», на стра­нице кото­рой мы можем уви­деть «р-​р-​революционные» заго­ловки: «Повы­ше­ние транс­порт­ных цен в Дзер­жин­ске», «Води­те­лей челя­бин­ских трам­ваев лишили допол­ни­тель­ного отпуска», «Опти­ми­за­ция меди­цины уве­ли­чила смерт­ность». И самое глав­ное, они не вно­сят марк­сизм как науч­ную идео­ло­гию про­ле­та­ри­ата в массы через свои поделки на коленке, а тол­кают бур­жу­аз­ные мифы.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Бода­нин А. «Ита­льянка»: на чей же кар­ман, направ­лен удар // Соли­дар­ность. Цен­траль­ная проф­со­юз­ная газета.
  2. Нор­ве­гия: Заба­стовка проф­со­юза NNN на «Norse Production» закон­чи­лась побе­дой // Меж­ду­на­род­ный союз пище­ви­ков. IUF.
  3. Рабо­чие афин­ского метро про­тив Ципраса // Рево­лю­ци­он­ная рабо­чая пар­тия.
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Тред-​юнионы / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1961. Т. 19. С. 267–268.
  5. Ленин В. «Эко­но­ми­сты» и ста­рая «Искра» / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1970. Т. 26. С. 343–344.
  6. Ленин В. Что делать? / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1970. Т. С. 80.
  7. Ленин В. Так­ти­че­ская про­грамма к объ­еди­ни­тель­ному съезду / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1970. Т. 12. С. 235.
  8. Ленин В. Задачи отря­дов рево­лю­ци­он­ной армии. / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1970. Т. 11. С. 343.
  9. Ленин В. Что делать? / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1970. Т. 6. С. 82.
  10. Ленин В. Так­ти­че­ская про­грамма к объ­еди­ни­тель­ному съезду / Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. М., 1970. Т. 12. С. 235.
  11. Гро­мов Д. Об осо­бен­но­стях про­па­ганды марк­сизма в среде про­мыш­лен­ного про­ле­та­ри­ата // Lenin Crew.
  12. Там же.
  13. Там же.
  14. Там же.
  15. Там же.
  16. Там же.
  17. Маркс К., Энгельс Ф. Мани­фест Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии
  18. Гро­мов Д. Указ. соч.
  19. Там же.
  20. Обра­ще­ние к рабо­чим // «ФАКЕЛ» Меж­ре­ги­о­наль­ная рабо­чая газета.
  21. О рабо­чих, нера­вен­стве и спра­вед­ли­во­сти // «ФАКЕЛ» Меж­ре­ги­о­наль­ная рабо­чая газета.
  22. Там же.
  23. Там же.
  24. Чего боится началь­ство Омского шин­ного завода? // «ФАКЕЛ» Меж­ре­ги­о­наль­ная рабо­чая газета.
  25. Руб­цов С. Алтай­ва­гон: что делать, если «рабо­то­да­тель» лезет в ваш кар­ман? // «ФАКЕЛ» Меж­ре­ги­о­наль­ная рабо­чая газета.
  26. Подроб­нее здесь.