Тезисы о большевистской партии XXI века

Тезисы о большевистской партии XXI века
~ 40 мин

Сего­дняш­няя ста­дия раз­ви­тия ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния в Рос­сии, как и во мно­гих дру­гих стра­нах, может харак­те­ри­зо­ваться как круж­ко­вый этап. Деся­ток «ком­пар­тий» суще­ствует лишь фор­мально, на деле явля­ясь кон­гло­ме­ра­том реги­о­наль­ных групп и отдель­ных пер­со­на­лий, кото­рые зача­стую идейно далеко отстоят друг от друга, объ­еди­ня­ясь лишь по при­знаку непри­я­тия капи­та­лизма, под­держки раз­ного рода сти­хий­ного про­те­ста и кри­ти­че­ского отно­ше­ния к КПРФ. Послед­няя же пред­став­ляет собой бур­жу­аз­ную пар­тию, при­кры­ва­ю­щу­юся ком­му­ни­сти­че­ской сим­во­ли­кой и ритуалами.

Дан­ная ситу­а­ция явля­ется след­ствием вре­мен­ного пора­же­ния ком­му­ни­стов фак­ти­че­ски во всём мире, краха суще­ство­вав­шей ранее соци­а­ли­сти­че­ской системы. По сути, мало кто из людей, назы­ва­ю­щих себя ком­му­ни­стами, до конца разо­брался в том, что пред­став­ляет собой совре­мен­ная капи­та­ли­сти­че­ская Рос­сия, какова её клас­со­вая струк­тура и что делать совре­мен­ным ком­му­ни­стам, чтобы достичь успеха. За послед­ние 25-30 лет рос­сий­ские ком­му­ни­сты два­жды стал­ки­ва­лись с ката­стро­фи­че­ским и непред­ви­ден­ным для них изме­не­нием ситу­а­ции в стране.

  1. Рас­пад СССР, гибель огром­ной пар­тии КПСС, прак­ти­че­ски за несколько дней, «без еди­ного выстрела», ока­за­лись пол­ной неожи­дан­но­стью для тех чле­нов КПСС, кто сохра­нял субъ­ек­тив­ную при­вер­жен­ность ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии. В схему «совет­ского марк­сизма-лени­низма» рестав­ра­ция капи­та­лизма абсо­лютно не укла­ды­ва­лась, никто все­рьёз не гово­рил о такой пер­спек­тиве, она вос­при­ни­ма­лась как фан­та­сти­че­ская. Это след­ствие идей­ной дегра­да­ции КПСС пост­ста­лин­ского пери­ода, край­ней дог­ма­ти­за­ции и вуль­га­ри­за­ции марк­сизма в СССР, при­вед­ших к необос­но­ван­ным выво­дам о «пол­ной и окон­ча­тель­ной победе соци­а­лизма», недо­оценке про­ти­во­ре­чий и про­блем, суще­ство­вав­ших в Совет­ском Союзе и дру­гих соци­а­ли­сти­че­ских странах.
  2. Оша­ра­шен­ные уни­что­же­нием СССР, ком­му­ни­сты создали ряд новых поли­ти­че­ских орга­ни­за­ций и всту­пили в борьбу с ель­цин­ским режи­мом. Соци­аль­ная ката­строфа 1990-х гг. каза­лось бы, давала надежду на то, что совет­ский народ скоро «про­зреет» и вер­нёт Совет­скую власть. Вся левая про­па­ганда того пери­ода была наце­лена на обли­че­ние «окку­па­ци­он­ного режима», поли­тика кото­рого при­вела к мас­со­вому обни­ща­нию рос­сиян, гибели мно­гих про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий, откро­вен­ной зави­си­мо­сти пра­ви­тель­ства РФ от пра­ви­тельств США и дру­гих стран Запада. Однако с начала 2000-х гг. начался неко­то­рый рост уровня жизни в Рос­сии — за счёт зна­чи­тель­ного повы­ше­ния миро­вых цен на нефть, про­изо­шла мас­со­вая адап­та­ция рос­сий­ских тру­дя­щихся к новым капи­та­ли­сти­че­ским усло­виям. Члены пар­тий с ком­му­ни­сти­че­скими назва­ни­ями, при­вык­шие к митин­гам под лозун­гами типа «Капи­та­лизм — это смерть рос­сий­ского народа», вновь ока­за­лись в непри­выч­ной ситу­а­ции: этот самый народ вполне при­вык к суще­ство­ва­нию в импе­ри­а­ли­сти­че­ской стране вто­рого эше­лона и спло­тился вокруг бур­жу­азно-кон­сер­ва­тив­ной груп­пи­ровки Путина. Воз­ник мас­со­вый «сред­ний класс», полу­чив­ший воз­мож­ность брать жильё в ипо­теку, ездить на отдых в Тур­цию и ряд иных благ, соот­вет­ству­ю­щих его уровню жизни.

В резуль­тате ни одна из пар­тий с ком­му­ни­сти­че­ским назва­нием в сло­жив­шейся ситу­а­ции не смогла выра­бо­тать адек­ват­ной про­граммы дей­ствий, под­го­то­вить необ­хо­ди­мые кадры, и соот­вет­ственно не состо­я­лась как ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия в пол­ном смысле этого слова. Напри­мер, РКРП (ныне РКРП-КПСС) пред­став­ляла собой орга­ни­за­цию с еди­ной поли­ти­че­ской линией, мак­си­мум, до конца 1990-х гг. Посте­пенно она пре­вра­ти­лась в союз реги­о­наль­ных групп, каж­дая из кото­рых про­во­дит свою линию, в соот­вет­ствии с соб­ствен­ным пред­став­ле­нием о марк­сизме и нынеш­ней ситу­а­ции. То же самое про­изо­шло в ВКПБ Нины Андре­евой и дру­гих левых орга­ни­за­циях «пер­вой волны».

До опре­де­лён­ного момента, когда име­лась неко­то­рая, хотя и доста­точно иллю­зор­ная, почва для ско­рой соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, невни­ма­ние к идео­ло­ги­че­ским вопро­сам могло иметь какое-то если не оправ­да­ние, то объ­яс­не­ние. Однако соци­аль­ная база мас­со­вого про­со­вет­ского про­те­ста исчезла к рубежу 2000-х гг., на тра­ди­ци­он­ные митинги стала при­хо­дить одна и та же «тусовка» акти­ви­стов. Тем не менее, и РКРП, и ВКПБ, и про­чие, вме­сто того, чтобы в этих усло­виях попы­таться акти­ви­зи­ро­вать идео­ло­ги­че­скую работу, поли­ти­че­ски само­опре­де­литься, покон­чить с «обще­про­тестной» идео­ло­гией в своих рядах, наобо­рот, в попыт­ках сохра­ниться как «боль­шая пар­тия» всё более сни­жали планку тре­бо­ва­ний к пар­тийцу, всё более стре­ми­лись к самым бес­прин­цип­ным объ­еди­не­ниям, раз­мы­вая и уби­вая остатки ком­му­ни­стич­но­сти. Те немно­гие ком­му­ни­сты, кто пытался выта­щить РКРП из про­тестного болота к марк­сизму, услы­шаны не были и систе­ма­ти­че­ски тре­ти­ро­ва­лись как «сек­танты» и «диван­ные тео­ре­тики». В итоге «улич­ные борцы» пре­вра­тили свои орга­ни­за­ции в сбо­рища людей, во мно­гом про­сто ото­рван­ных от реальности.

Отсут­ствие общей идео­ло­гии и ответа на вопрос «Что делать?» при­во­дит и к край­нему орга­ни­за­ци­он­ному раз­броду. В РКРП, где дол­гое время состоял автор дан­ной ста­тьи, отдель­ные реги­о­наль­ные орга­ни­за­ции не имели даже сколько-нибудь посто­ян­ной связи между собой, прак­ти­че­ски никак не коор­ди­ни­ро­вали свою работу. Члены РКРП из Перми знали о кад­ро­вом составе и работе орга­ни­за­ции РКРП, ска­жем, в Сара­тове, при­мерно столько же, сколько о Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Гва­те­малы. При­чём все пред­ло­же­ния улуч­шить ситу­а­цию в этом плане отвер­га­лись как руко­вод­ством, так и рядо­выми чле­нами. Какую-то инфор­ма­цию, в явно недо­ста­точ­ном объ­ёме, можно было полу­чить только на съез­дах пар­тии и Пле­ну­мах ЦК и, в боль­шей сте­пени, в резуль­тате част­ных поез­док неко­то­рых това­ри­щей в дру­гие реги­оны. При­чём в послед­нем слу­чае порой встре­ча­лась реак­ция в стиле «Зачем вы тут ездите и выспра­ши­ва­ете о нашей работе?».

Тем не менее, именно таким обра­зом уда­лось соста­вить общее впе­чат­ле­ние о состо­я­нии РКРП к концу 2000-х гг. Прак­тика пока­зала, что члены РКРП из раз­ных реги­о­нов зани­мают самые раз­ные пози­ции по важ­ней­шим вопро­сам сего­дняш­ней поли­тики, а зача­стую прямо-таки «гово­рят на раз­ных языках».

Вме­сто идей­ного един­ства в совре­мен­ном ком­дви­же­нии прак­ти­ку­ется един­ство на основе раз­лич­ных свя­зей лич­ного харак­тера, сло­жив­шихся тра­ди­ций и т. д. Часто реги­о­наль­ная орга­ни­за­ция неот­ли­чима от про­стого кружка дру­зей, при­чём такое наблю­да­ется и среди моло­дёжи, и среди вете­ра­нов. Поэтому поли­ти­че­ского раз­ме­же­ва­ния ожи­дать не при­хо­дится — в усло­виях посто­ян­ных пора­же­ний, отсут­ствия роста орга­ни­за­ции дру­же­ские связи ста­вятся выше идео­ло­ги­че­ских прин­ци­пов. Акти­вист, даже пони­мая, что «род­ная» орга­ни­за­циz «делает что-то не то» и не желает ничего менять, зача­стую неспо­со­бен порвать с ней. Кроме того, к при­меру, фор­маль­ное един­ство РКРП дер­жится на свое­об­раз­ной иден­тич­но­сти вете­ра­нов, участ­во­вав­ших в созда­нии РКРП или всту­пив­ших в неё в 1991–1993 г. (по при­чине очень сла­бого при­тока моло­дежи за все 20 лет эти люди до сих пор состав­ляют зна­чи­тель­ный про­цент актива пар­тии, если не боль­шин­ство). Закли­на­ния вроде «мы были пер­вые, кто под­нял пору­ган­ное знамя КПСС» доста­точны для этих «хра­ни­те­лей тра­ди­ций», чтобы ни на йоту не сомне­ваться в пра­виль­но­сти «поли­тики пар­тии». Над серьёз­ными вопро­сами идео­ло­гии они, как пра­вило, и не задумываются.

Всё выше­из­ло­жен­ное харак­терно не только для орга­ни­за­ций, появив­шихся сразу после гибели СССР. Вновь созда­ва­е­мые кружки и группы, как пра­вило, изна­чально больны тем же самым — напы­щен­ной риту­аль­щи­ной (три чело­века объ­яв­ляют себя «ком­му­ни­сти­че­ской пар­тией» и при­ни­мают про­грамму и устав), ком­па­ней­щи­ной, кото­рая при­кры­вает идео­ло­ги­че­скую бес­прин­цип­ность и поли­ти­че­скую все­яд­ность, непо­ни­ма­нием сего­дняш­ней эпохи, эмо­ци­о­наль­ной про­тестно­стью, кото­рая заме­няет науч­ный анализ.

В этих усло­виях ком­му­ни­стам, все­рьёз оза­бо­чен­ным стро­и­тель­ством насто­я­щей ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в Рос­сии, боль­ше­вист­ской пар­тии XXI века, при­хо­дится заду­маться, а каким же обра­зом её стро­ить, чтоб не повто­рить судьбу КПСС, а затем пост­со­вет­ских «ком­пар­тий».

В первую оче­редь, что есте­ственно, взгляды обра­ща­ются к успеш­ному опыту пар­тии боль­ше­ви­ков, в весьма слож­ных усло­виях само­дер­жав­ной Рос­сии сумев­ших создать пар­тию, воз­гла­вив­шую побе­до­нос­ную соци­а­ли­сти­че­скую рево­лю­цию. Однако к опыту боль­ше­ви­ков надо под­хо­дить осто­рожно, тща­тельно учи­ты­вая отли­чия тогдаш­ней ситу­а­ции от ситу­а­ции совре­мен­ной России.

Наи­бо­лее важ­ные из этих отли­чий можно оха­рак­те­ри­зо­вать сле­ду­ю­щим образом.

  1. Зна­чи­тельно более высо­кий уро­вень жизни про­ле­та­ри­ата1 , в том числе и про­мыш­лен­ных рабо­чих, в совре­мен­ной Рос­сии. Отсут­ствуют настолько кош­мар­ные усло­вия суще­ство­ва­ния, когда чело­веку посто­янно бук­валь­ным обра­зом гро­зит голод­ная смерть, и он готов идти даже под пули, лишь бы хоть немного улуч­шить своё поло­же­ние. В начале XX века в такой ситу­а­ции нахо­ди­лось боль­шин­ство рабо­чих Рос­сий­ской Импе­рии.
    Поэтому листовки, сти­ли­зо­ван­ные под про­кла­ма­ции боль­ше­ви­ков, кото­рые так любят совре­мен­ные ком­му­ни­сты, не имеют ника­кого про­па­ган­дист­ского эффекта. Рабо­чие вос­при­ни­мают их как тво­ре­ния «клу­бов исто­ри­че­ской рекон­струк­ции», не пони­мая марк­сист­ской тер­ми­но­ло­гии и не видя жиз­нен­ной необ­хо­ди­мо­сти в откры­тых фор­мах эко­но­ми­че­ской борьбы, а при­зывы к рево­лю­ции пони­мают как «одних пара­зи­тов хотят сверг­нуть дру­гие», не отли­чая соци­а­ли­сти­че­скую рево­лю­цию от какого-нибудь «Май­дана».
    После ката­строфы 1990-х основ­ная масса тру­дя­щихся рос­сиян довольно непри­тя­за­тельна, упорно дер­жась за «синицу в руках», боясь воз­вра­ще­ния «пере­стройки» с пустыми при­лав­ками и ель­цин­ских вре­мён с 8-месяч­ными задерж­ками зар­платы. Кроме того, совре­мен­ный рос­сий­ский капи­та­лизм предо­став­ляет воз­мож­но­сти выжи­ва­ния. Около двух лет назад автору ста­тьи при­хо­ди­лось общаться с работ­ни­ками перм­ского пред­при­я­тия «Дор­строй», кото­рым два месяца не пла­тили зар­плату. Несмотря на это, никто с голоду не падал, все выкру­чи­ва­лись как могли — мик­ро­кре­диты, помощь род­ствен­ни­ков, под­ра­ботки и т. д. А на неко­то­рых перм­ских (надо думать, и не только перм­ских) пред­при­я­тиях, опять же по нашему опыту, до сих пор почти легально мел­кое воров­ство. Все это явля­ется при­чи­ной отсут­ствия в Рос­сии мас­со­вых заба­сто­вок, к кото­рым пыта­ются при­зы­вать рабо­чих левые.
  2. Ком­му­ни­сты, в отли­чие от марк­си­стов Рос­сий­ской Импе­рии (РИ), не могут выпол­нить функ­цию, по сути, един­ствен­ного источ­ника зна­ний для рабо­чих и кре­стьян. В негра­мот­ной РИ интел­ли­гент, орга­ни­зо­вав­ший кру­жок само­об­ра­зо­ва­ния для рабо­чих, зача­стую одним этим заво­ё­вы­вал авто­ри­тет. Как же, «барин про­никся нуж­дами нас, мужи­ков». А в усло­виях отсут­ствия доступа к зна­ниям тем более они цени­лись наи­бо­лее раз­ви­той частью рабо­чих, стре­мив­шихся к чему-то сверх церкви и кабака. Потому и к «кра­моле про­тив царя», кото­рую гово­рил этот интел­ли­гент, рабо­чие готовы были при­слу­ши­ваться.
    В вос­по­ми­на­ниях боль­ше­ви­ков часто опи­сы­ва­ется такая ситу­а­ция: рабо­чие того или иного завода не вос­при­ни­мают про­па­ганду рабо­чего или интел­ли­гента — социал-демо­крата, отно­сятся к нему с иро­нией, а то и враж­деб­но­стью, но всё меня­лось, когда он про­яв­лял себя в ходе кон­фликта с хозя­и­ном. Напри­мер, извест­ный боль­ше­вик Лядов в своей работе «Как начала скла­ды­ваться ВКП(б)» писал:
    «Работа на круп­ных фаб­ри­ках не поз­во­ляет рабо­чему изо­ли­ро­ваться, ухо­дить в себя. Общие инте­ресы работы поне­воле вызы­вают общие раз­го­воры, обсуж­де­ние того или иного факта из жизни фаб­рики, вроде пони­же­ния рас­це­нок, про­из­вола того или иного мастера и т. п. Во время таких общих раз­го­во­ров выде­лялся обык­но­венно пере­до­вой круж­ко­вый рабо­чий, кото­рому, есте­ственно, при­хо­ди­лось про­ти­во­по­став­лять своё созна­тель­ное мне­ние — мне­нию широ­ких бес­со­зна­тель­ных масс. Сна­чала рабо­чая масса отно­си­лась к его мне­нию недо­вер­чиво, награж­дая его полу­пре­зри­тель­ной клич­кой „сту­дента“, но тем не менее в моменты общего воз­буж­де­ния к его голосу начи­нали всё чаще и чаще при­слу­ши­ваться, его выби­рали в тех слу­чаях, когда надо было объ­яс­няться с адми­ни­стра­цией фаб­рики, гово­рить от имени всех с фаб­рич­ной инспек­цией, писать жалобу и т. д. Невольно к этому круж­ко­вому рабо­чему при­ста­вали и те, кото­рые начи­нали заду­мы­ваться над своим поло­же­нием. Вся­кое непо­нят­ное место в слу­чайно про­чи­тан­ной книжке или газете застав­ляло их обра­щаться к нему и искать у него помощи и объ­яс­не­ния. Авто­ри­тет его с тече­нием вре­мени рос всё больше и больше, и он, если даже и хотел, не мог уже скрыть сво­его раз­ви­тия от това­ри­щей по работе. Вокруг него, есте­ственно, груп­пи­ру­ются все жаж­ду­щие зна­ния, и от его актив­но­сти зави­село спло­тить их в кру­жок и начать систе­ма­ти­че­ские заня­тия»2 .
    Однако сего­дня к услу­гам про­ле­та­риев система все­об­щего сред­него обра­зо­ва­ния, интер­нет и т. д. В част­но­сти, именно поэтому левым и не уда­ётся добиться поли­ти­че­ского вли­я­ния через уча­стие в эко­но­ми­че­ской борьбе рабо­чих. Проф­со­ю­зами, заба­стов­ками никого не уди­вишь, всю инфор­ма­цию на тему орга­ни­за­ции эко­но­ми­че­ской борьбы легко найти в интер­нете, при­чём на далеко не ком­му­ни­сти­че­ских ресур­сах. К чле­нам левых пар­тий, помо­га­ю­щим заба­стов­щи­кам, отно­ше­ние у рабо­чих в луч­шем слу­чае как к «про­сто хоро­шим людям», однако ком­му­ни­сти­че­ского вли­я­ния на кол­лек­тив из этого не про­ис­те­кает. При­меры мно­го­чис­ленны, в част­но­сти, на одном из круп­ных пред­при­я­тий Перми пред­се­да­те­лем проф­кома в тече­ние 10 лет был член РКРП. Как лидер проф­со­юза, он поль­зо­вался авто­ри­те­том среди рабо­чих, неод­но­кратно орга­ни­зо­вы­вал акции про­те­ста. Однако все попытки ком­му­ни­сти­че­ской про­па­ганды неиз­менно натал­ки­ва­лись на стену непо­ни­ма­ния: «Хоро­ший ты чело­век, Иван Ива­ныч, но ком­му­низма нам тво­его не надо». В итоге пред­се­да­тель проф­кома был бук­вально «выдав­лен» адми­ни­стра­цией с завода, не оста­вив после себя ника­ких сле­дов пар­тий­ного вли­я­ния РКРП в коллективе.
  3. Цар­ская Рос­сия пред­став­ляла собой соче­та­ние эле­мен­тов фео­да­лизма и капи­та­лизма, тру­дя­щи­еся массы стра­дали от «роди­мых пятен» обеих фор­ма­ций — и ухо­дя­щей, и насту­пив­шей. При этом рас­стре­ли­ва­лись даже попытки обра­титься к «царю-батюшке» со сво­ими нуж­дами: «Кро­ва­вое вос­кре­се­нье» в Петер­бурге — самый извест­ный, но далеко не един­ствен­ный при­мер подоб­ного.
    Такая ситу­а­ция во мно­гом опре­де­лила изна­чально очень поли­ти­зи­ро­ван­ный харак­тер рабо­чего дви­же­ния в Рос­сий­ской Импе­рии, при­чём поли­ти­зи­ро­ван­ный в сто­рону соци­а­лизма — за вли­я­ние на рабо­чих боро­лись боль­ше­вики, мень­ше­вики, эсеры, кое-где — анар­хи­сты. Пра­вые же бур­жу­аз­ные и поме­щи­чьи поли­ти­че­ские силы — либе­ралы, чер­но­со­тенцы, начали пред­при­ни­мать попытки заво­е­вать под­держку в рабо­чей среде слиш­ком поздно, и мало чего доби­лись. Тогда как, ска­жем, в Вели­ко­бри­та­нии обе основ­ные пар­тии — и либе­ралы, и кон­сер­ва­торы, ещё с 1860–70-х гг., обна­ру­жив тщет­ность попы­ток пода­вить рабо­чее дви­же­ние сило­вым путём, при­сту­пили к его «при­ру­че­нию» путём соци­аль­ных реформ, под­купа отдель­ных лиде­ров, вовле­че­ния их в пар­ла­мент­ские игры и т. д. Это в даль­ней­шем яви­лось одной из основ­ных при­чин неуспеха бри­тан­ских соци­а­ли­стов и ком­му­ни­стов в плане работы среди пролетариата.
  4. В лик­ви­да­ции само­дер­жав­ного строя была заин­те­ре­со­вана и зна­чи­тель­ная часть бур­жу­а­зии, кото­рой, таким обра­зом, до опре­де­лён­ного момента было по пути с марк­си­стами. Отсюда факты финан­си­ро­ва­ния боль­ше­ви­ков со сто­роны либе­раль­ных пред­при­ни­ма­те­лей, воз­мож­ность исполь­зо­вать либе­раль­ные газеты как легаль­ную три­буну для марк­си­стов и т. д. Сего­дня же «бур­жу­аз­ная рево­лю­ция уже совер­ши­лась», и все бур­жу­аз­ные груп­пи­ровки логично отно­сятся к ком­му­ни­стам как к без­услов­ным вра­гам, будучи гото­выми содей­ство­вать только тем левым, кто отка­жется от ком­му­ни­сти­че­ской про­граммы в пользу бур­жу­аз­ной под крас­ным фла­гом, как «ком­му­ни­сты» из про­пу­тин­ского дви­же­ния «Сути вре­мени» или под­чи­нён­ного либе­ра­лам «Левого фронта».
  5. Соци­а­ли­сти­че­ская идея, в том числе и марк­сизм, были попу­лярны среди обра­зо­ван­ной моло­дёжи, за ними не тянулся шлейф тяжё­лого пора­же­ния. Кроме того, борьба пра­вя­щего режима про­тив рево­лю­ци­о­не­ров была гру­бой, топор­ной, вклю­чая в себя лишь сило­вые методы подав­ле­ния, как и в слу­чае с рабо­чими выступ­ле­ни­ями. В сего­дняш­нюю эпоху бур­жу­аз­ной интел­ли­ген­цией взяты на воору­же­ние десятки спо­со­бов дис­кре­ди­та­ции ком­му­низма, созда­ние под­став­ных орга­ни­за­ций под крас­ным фла­гом, под­куп раз­лич­ных «левых» дея­те­лей, мно­же­ство «левых» тео­рий, рабо­та­ю­щих на сохра­не­ние капитализма.

Всё это вме­сте при­вело к тому, что попытки совре­мен­ных левых рабо­тать, копи­руя опыт боль­ше­ви­ков, обре­чены на неудачу. Левые выгля­дят как музей­ные экс­по­наты, как пред­ста­ви­тели неко­его недо­ра­зу­ме­ния, застряв­шие в про­шлой эпохе. За все эти 20 с лиш­ним лет так и не выяс­нился вопрос о соци­аль­ной базе ком­му­ни­стов в нынеш­них усло­виях, о том, к каким слоям рабо­чих и про­ле­та­ри­ата в целом сле­дует обра­щать про­па­ганду. Соци­аль­ный состав левых орга­ни­за­ций очень пёст­рый, невоз­можно выде­лить ни одну соци­аль­ную группу, кото­рая ста­бильно постав­ляла бы новых людей коммунистам.

В этих усло­виях нам необ­хо­димо понять, изу­чить совре­мен­ное рос­сий­ское бур­жу­аз­ное обще­ство и выра­бо­тать про­грамму дей­ствий, направ­лен­ную на борьбу за ком­му­низм. Все собы­тия в мире послед­них лет, Араб­ская весна, Евро­май­дан и Граж­дан­ская война на Укра­ине пока­зы­вают важ­ность силь­ной, креп­кой ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии для успеш­ной борьбы про­ле­та­ри­ата. Все идеи о «сете­вых струк­ту­рах», об «отри­ца­нии иерар­хии» вновь, как и в преды­ду­щие эпохи, пока­зы­вают свою несо­сто­я­тель­ность — в отсут­ствии ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии ленин­ского типа все вос­ста­ния тру­дя­щихся, меч­та­ю­щих о спра­вед­ли­во­сти, завер­ша­ются лишь сме­ной экс­плу­а­та­то­ров, сидя­щих на их шее.

Однако и в плане созда­ния ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии при­хо­дится мно­гое пере­осмыс­ли­вать и допол­нять насле­дие клас­си­ков. Не сле­дует цеп­ляться за формы, форма должна соот­вет­ство­вать содер­жа­нию. Сего­дня стоит задача по раз­ви­тию сети круж­ков — то есть пер­вич­ных поли­ти­че­ских обра­зо­ва­ний, состо­я­щих из марк­си­стов-еди­но­мыш­лен­ни­ков. В рос­сий­ской тра­ди­ции такие группы при­нято назы­вать «круж­ками», но суть не в назва­нии. Глав­ная задача, кото­рую должны решать кружки, — раз­ви­тие марк­сист­ской науки с тем, чтобы научно осмыс­лить совре­мен­ную капи­та­ли­сти­че­скую реаль­ность и выра­бо­тать про­грамму дей­ствий. Задача весьма слож­ная, учи­ты­вая зна­чи­тель­ные изме­не­ния в мире, опыт вре­мен­ной победы импе­ри­а­лизма над соци­а­лиз­мом. По сути, капи­та­лизм, суще­ству­ю­щий после Вто­рой миро­вой войны, до сих пор недо­ста­точно изу­чен марк­си­стами. Нали­чие ракетно-ядер­ного ору­жия ока­за­лось тем фак­то­ром, кото­рый заста­вил импе­ри­а­ли­стов, осу­ществ­ляя пере­дел рын­ков сбыта и при­бы­лей, перейти от миро­вых войн к локаль­ным кон­флик­там и «оран­же­вым пере­во­ро­там», а нали­чие соци­а­ли­сти­че­ского лагеря — пойти на бес­пре­це­дент­ные уступки в соци­аль­ной обла­сти (каса­ю­щи­еся, правда, только стран Европы и Север­ной Аме­рики, живу­щих во мно­гом за счёт сверх­экс­плу­а­та­ции осталь­ного мира).

В круж­ках про­ис­хо­дит раз­ви­тие марк­сизма, а также кад­ро­вый отбор. Из людей, инте­ре­су­ю­щихся марк­сиз­мом, надо гото­вить тео­ре­ти­ков, а также пуб­ли­ци­стов, ора­то­ров, — тот костяк, кото­рый ста­нет осно­вой ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. При этом стоит отме­тить клю­че­вые моменты работы кружка.

  1. Важно еди­но­мыс­лие — кру­жок дол­жен иметь общий взгляд по основ­ным насущ­ным про­бле­мам, а также в плане того, что необ­хо­димо делать на прак­тике. Веч­ный дис­кус­си­он­ный клуб, спло­чён­ный ком­па­ней­щи­ной, — путь в никуда. Именно нали­чие чёт­кой идео­ло­гии, пони­ма­ния, на каком этапе мы нахо­димся и что надо делать, спо­собно при­влечь умных людей, ори­ен­ти­ро­ван­ных на дело, а не болтовню.
  2. Руко­вод­ство кружка явля­ется само­на­зна­чен­ным, т. е. нефор­маль­ный руко­во­ди­тель ста­но­вится тако­вым по факту, бла­го­даря соб­ствен­ному авто­ри­тету гра­мот­ного марк­си­ста. Кру­жок — обра­зо­ва­ние немно­го­чис­лен­ное, и есть опас­ность раз­мыть его, в слу­чае при­тока группы людей на энту­зи­азме, но без долж­ной подготовки.
  3. Поэтому же в кружке надо стре­миться к жёст­кому раз­де­ле­нию — кого мы счи­таем пол­но­прав­ным чле­ном, а кого лишь сочувствующим.
  4. Все улич­ные акции, выборы и иная «пуб­лич­ная поли­тика» для кружка до опре­де­лён­ного момента на вто­ром плане. Когда есть силы и ресурсы — можно и даже нужно исполь­зо­вать, ска­жем, мас­со­вые митинги бур­жу­аз­ных сил для соб­ствен­ной про­па­ганды. Однако пока прак­тика пока­зы­вает, что все «май­даны» объ­еди­няют лишь кон­тин­гент, твёрдо сто­я­щий на бур­жу­аз­ных позициях.

Посте­пенно на основе круж­ков должна быть создана ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, соот­вет­ству­ю­щая сего­дняш­ней эпохе, пар­тия науч­ного цен­тра­лизма (ПНЦ). За те три года, кото­рые про­шли с тех пор, как тов. Под­гу­зов выдви­нул идею созда­ния ПНЦ, мы слы­шали десятки вари­ан­тов обви­не­ний в «сек­тант­стве», «эли­тар­но­сти» и т. д. Однако прак­ти­че­ски все наши оппо­ненты не могут или не хотят понять выше­из­ло­жен­ных осо­бен­но­стей сего­дняш­ней эпохи, отно­сясь к марк­сизму как к рели­ги­оз­ному «свя­щен­ному писа­нию», не под­ле­жа­щему кор­рек­ти­ровке. Так же, как «марк­сист­ские» дог­ма­тики начала XX века не при­ни­мали ленин­ского вклада в марк­сизм, вклю­чая план созда­ния «пар­тии нового типа» (ПНТ), аргу­мен­ти­руя это тем, что «Маркс и Энгельс такого не писали».

ПНЦ — это по сути раз­ви­тие «пар­тии нового типа» в новых усло­виях с учё­том сла­бо­стей и недо­стат­ков, кото­рые выяви­лись после Ленина, в тече­ние деся­ти­ле­тий функ­ци­о­ни­ро­ва­ния пар­тий, фор­мально создан­ных по подо­бию РКП(б) во мно­гих стра­нах мира.

Надо пони­мать, что ПНТ созда­ва­лась в ситу­а­ции, когда на фоне рас­ту­щего рабо­чего дви­же­ния, при­бли­жа­ю­щейся Пер­вой рус­ской рево­лю­ции 1905–1907 гг. перед марк­си­стами сто­яла задача ско­рей­шего созда­ния пар­тии, ведь они уже имели нема­лое вли­я­ние среди рабо­чих, нара­бо­тан­ное круж­ками, начи­ная с 1880-х гг. Потому ком­про­мисс­ной фор­мой объ­еди­не­ния круж­ков, где боль­ше­вики сосу­ще­ство­вали с мень­ше­ви­ками, стал демо­кра­ти­че­ский цен­тра­лизм, поз­во­ляв­ший упо­ря­до­чить внут­рен­нюю идей­ную борьбу путём демо­кра­ти­че­ского меха­низма — кто больше голо­сов полу­чил, тот и прав, несо­глас­ные могут оста­ваться в орга­ни­за­ции и отста­и­вать соб­ствен­ные пози­ции, но обя­заны под­чи­няться реше­нию большинства.

Такой под­ход поз­во­лял объ­еди­нить уси­лия для дости­же­ния бли­жай­ших целей в период рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции. Однако в даль­ней­шем борьба между боль­ше­ви­ками и оппор­ту­ни­сти­че­скими направ­ле­ни­ями в РСДРП обост­ри­лась вновь, что при­вело к раз­ме­же­ва­нию боль­ше­вист­ского крыла с осталь­ными социал-демократами.

В 1921 г., на X съезде РКП(б), демо­кра­тия в пар­тии была сужена, за счёт уси­ле­ния цен­тра­лизма — созда­ние фрак­ций было запре­щено, тогда как прак­ти­че­ски вся преды­ду­щая исто­рия пар­тии была напол­нена борь­бой между фрак­ци­ями, суще­ство­ва­ние кото­рых логи­че­ски выте­кало из дем­цен­тра­лист­кого прин­ципа. Тем не менее, созда­ние РСДРП в 1903 г. на осно­вах демо­кра­ти­че­ского цен­тра­лизма было шагом впе­рёд по срав­не­нию с пред­ла­гав­шейся мень­ше­ви­ками моде­лью запад­ной социал-демо­кра­тии, где открыто суще­ство­вали раз­ные плат­формы, про­во­див­шие раз­ную поли­тику. Реше­ние 1921 г. было сле­ду­ю­щим эта­пом — несов­ме­сти­мым с член­ством в пар­тии стало не только непод­чи­не­ние реше­ниям руко­во­дя­щих орга­нов, но и любая про­па­ганда взгля­дов, «аль­тер­на­тив­ных» обще­пар­тий­ной точке зре­ния. Сей­час же нам нужен ещё один шаг в сто­рону науч­ного цен­тра­лизма — отсе­че­ние от опре­де­ле­ния поли­тики ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии всех колеб­лю­щихся, недо­ста­точно под­го­тов­лен­ных людей, пусть даже они всей душой за ком­му­низм и «за пар­тию». В этом и состоит то новое, что пред­ла­гает редак­ция жур­нала «Про­рыв», по срав­не­нию с усто­яв­шейся моде­лью стро­и­тель­ства ком­му­ни­сти­че­ской партии.

Науч­ный цен­тра­лизм пред­по­ла­гает мак­си­маль­ное, насколько воз­можно, исклю­че­ние ком­про­мис­сов в идео­ло­гии ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, мак­си­мально жёст­кий кон­троль за каче­ством кад­ров. Фор­мально это будет оформ­ляться как услож­не­ние струк­туры пар­тии, деле­ние её чле­нов на ряд кате­го­рий, в зави­си­мо­сти от их науч­ной под­го­товки, кото­рая должна выяв­ляться прак­ти­кой. Суть ПНЦ вовсе не в том, что будет некий «вождь», кото­рый «все­гда прав», а в том, что реше­ния должны при­ни­мать люди, дока­зав­шие свою ком­пе­тент­ность и обла­да­ю­щие заслу­жен­ным марк­сист­ским авто­ри­те­том среди своих еди­но­мыш­лен­ни­ков. Тако­выми их делают не декла­ра­ции, а реаль­ная работа в плане марк­сист­ской пропаганды.

В клас­си­че­ской фор­муле Ленина, вошед­шей в устав РСДРП, — «чле­ном пар­тии счи­та­ется вся­кий, при­зна­ю­щий её про­грамму и под­дер­жи­ва­ю­щий пар­тию как мате­ри­аль­ными сред­ствами, так и лич­ным уча­стием в одной из пар­тий­ных орга­ни­за­ций», — наи­бо­лее уяз­ви­мым момен­том явля­ется, конечно, «при­зна­ние про­граммы». Ведь при­зна­ние не озна­чает пони­ма­ния, при­знать можно и то, в чём не раз­би­ра­ешься. Не говоря уж о ком­про­мисс­ном харак­тере тогдаш­ней про­граммы РСДРП, перед пар­тией сто­яла про­ме­жу­точ­ная задача свер­же­ния самодержавия.

Сего­дня нам нужно не про­сто при­зна­ние, а пони­ма­ние про­граммы каж­дым чле­ном ПНЦ, уве­рен­ность в том, что вся­кий, полу­ча­ю­щий пол­но­прав­ное член­ство, обла­дает зна­ни­ями, поз­во­ля­ю­щими не сойти с марк­сист­ского пути при любых сме­нах обста­новки в стране, самых раз­ных зиг­за­гах исто­рии, кото­рые «под­бра­сы­вает» жизнь. Именно этого в своё время не хва­тило КПСС — пар­тия была раз­мыта людьми, попав­шими туда за успехи в какой-либо отрасли народ­ного хозяй­ства, за геро­изм на войне и т. д. Они искренне сто­яли за ком­му­низм, но не пони­мали его сущ­ность, сво­дили в основ­ном к повы­ше­нию уровня жизни. Потому анти­марк­сист­ский пово­рот вер­хушки пар­тии во главе с Хру­щё­вым основ­ная масса пар­тий­цев про­сто не заме­тила, немно­гих высту­пив­ших в защиту марк­сист­кой линии Ленина-Ста­лина без осо­бых уси­лий зада­вили хру­щёвцы. Хру­щёв очень ловко вос­поль­зо­вался идео­ло­ги­че­ски отста­лыми эле­мен­тами пар­тии, активно под­дер­жав­шими оха­и­ва­ние Ста­лина, с исполь­зо­ва­нием тези­сов троц­ки­стов и фашистов.

При­чём марк­сист­ская гра­мот­ность отнюдь не сво­дится к начи­тан­но­сти. Глав­ное — понять диа­лек­тику, понять марк­сист­ский метод и уметь при­ме­нять его к любой стране и эпохе. И в совет­ские годы, и сего­дня в ком­му­ни­сти­че­ском дви­же­нии мы можем наблю­дать доста­точно много людей, кото­рые утвер­ждают (и им, веро­ятно, можно верить), что они цели­ком про­чи­тали пол­ные собра­ния сочи­не­ний клас­си­ков марк­сизма-лени­низма. Однако это не мешает этим «марк­си­стам» про­во­дить мах­рово-оппор­ту­ни­сти­че­скую, про­бур­жу­аз­ную поли­тику. Война на Укра­ине, став­шая опре­де­лён­ной про­вер­кой для ком­му­ни­стов и «ком­му­ни­стов» Укра­ины и Рос­сии, про­де­мон­стри­ро­вала нам ряд ярких при­ме­ров этого рода — под­дер­жи­вать бур­жу­аз­ных сепа­ра­ти­стов «Ново­рос­сии» рину­лись руко­во­ди­тель «Фонда рабо­чей ака­де­мии» про­фес­сор М. Попов, лидер Объ­еди­не­ния «Боротьба» В. Шапи­нов и про­чие люди, кото­рых трудно обви­нить в незна­ком­стве с марк­сиз­мом. Остав­ляя в сто­роне подо­зре­ния на мер­кан­тиль­ную состав­ля­ю­щую их дей­ствий (кото­рую сей­час никто дока­зать не в состо­я­нии), можно кон­ста­ти­ро­вать, что при­чины их поли­тики — неспо­соб­ность при­ме­нить марк­сизм в кон­крет­ной ситу­а­ции, дог­ма­ти­за­ция отдель­ных выво­дов клас­си­ков (напри­мер, о наци­о­нально-осво­бо­ди­тель­ной борьбе, об общей с бур­жу­аз­ными силами анти­фа­шист­ской борьбе и т. д.), вообще отсут­ствие пони­ма­ния сего­дняш­него момента3 . Отсюда про­ис­те­кает хво­стизм, стрем­ле­ние при­сло­ниться к какой-то из «серьёз­ных» бур­жу­аз­ных сил, к какой именно — зави­сит от сию­ми­нут­ной конъ­юнк­туры. Вспом­ним, ныне высту­па­ю­щие про­тив «фашист­ской хунты» «бороть­би­сты» под­дер­жи­вали про­те­сты «за чест­ные выборы», кото­рые орга­ни­зо­вы­вали и воз­глав­ляли рос­сий­ские еди­но­мыш­лен­ники Яце­нюка и Поро­шенко4 .

В связи с этим, под­го­товке кад­ров сего­дня должно отво­диться пер­во­сте­пен­ное вни­ма­ние. Прежде всего, необ­хо­дима тща­тель­ная работа по под­го­товке авто­ров про­па­ган­дист­ских материалов.

Поэтому осо­бая роль в ПНЦ будет отво­диться прессе, как бумаж­ной, так и элек­трон­ной. Редак­ция Цен­траль­ного органа должна сов­па­дать с соста­вом руко­во­дя­щей пар­тий­ной струк­туры (Полит­со­вета, Полит­бюро, назва­ние может быть любым). Цен­траль­ный орган в нашу эпоху может быть и стра­ни­цей в соци­аль­ной сети, хотя для под­стра­ховки необ­хо­дима и бумаж­ная вер­сия (интер­нет-ресурсы могут бло­ки­ро­ваться спец­служ­бами). Свои органы должны быть и у реги­о­наль­ных орга­ни­за­ций, именно по ним в первую оче­редь опре­де­ля­ется работа мест­ной ячейки, в том числе и вопрос пра­во­мер­но­сти её вклю­че­ния в состав ПНЦ.

Таким обра­зом, струк­тура ПНЦ, по нашему мне­нию, будет выгля­деть при­мерно так: руко­вод­ство (редак­ция Цен­траль­ного органа) — пол­но­прав­ные члены с пра­вом реша­ю­щего голоса — члены ПНЦ с пра­вом сове­ща­тель­ного голоса — сто­рон­ники, воз­можно объ­еди­нён­ные в широ­кое дви­же­ние вокруг ПНЦ. Пере­ход на сле­ду­ю­щий этап осу­ществ­ля­ется путём кооп­та­ции, то есть реше­нием руко­вод­ства, по реко­мен­да­ции пер­вич­ной орга­ни­за­ции. Цен­траль­ный орган явля­ется «само­на­зна­чен­ным», то есть сфор­ми­ро­ван­ным прак­ти­кой тео­ре­ти­че­ской работы, основа его руко­во­дя­щей роли — при­зна­ние марк­сист­ского авто­ри­тета това­ри­щей из ЦО в круж­ках, на основе кото­рых будут сфор­ми­ро­ваны реги­о­наль­ные орга­ни­за­ции ПНЦ.

Пер­вичка состоит из коми­тета (редак­ции мест­ного органа), куда вхо­дят пар­тийцы, обла­да­ю­щие реша­ю­щим голо­сом, и осталь­ных пар­тий­цев, вокруг неё объ­еди­ня­ются сто­рон­ники. Между реги­о­наль­ными орга­ни­за­ци­ями, а также между пер­вич­ками и редак­цией Цен­траль­ного органа должна быть посто­ян­ная связь, все члены и сто­рон­ники пар­тии обя­заны быть в курсе работы ЦО и мест­ных отде­ле­ний, в курсе их кад­ро­вого состава, име­ю­щихся раз­но­гла­сий и т. д.

Реше­ния по важ­ней­шим вопро­сам поли­тики и рас­ста­новки кад­ров при­ни­ма­ются руко­во­дя­щим орга­ном, с учё­том мне­ния реги­о­наль­ных орга­ни­за­ций. В ком­пе­тен­цию послед­них вхо­дит про­ве­де­ние пар­тий­ной поли­тики на мест­ном уровне, в зави­си­мо­сти от усло­вий того или иного реги­она. В слу­чае раз­но­гла­сий вопрос обсуж­да­ется, в самом край­нем слу­чае, если реше­ние необ­хо­димо без про­мед­ле­ний, про­во­дится голо­со­ва­ние среди чле­нов ПНЦ соот­вет­ству­ю­щего уровня. В обыч­ной же ситу­а­ции ком­му­ни­сты обя­заны уметь либо убе­дить несо­глас­ное мень­шин­ство в своей правоте, либо, если раз­но­гла­сия непре­одо­лимы, не бояться реши­тель­ного раз­ме­же­ва­ния. Ситу­а­цию с голо­со­ва­нием по сущ­ност­ному вопросу в ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии сле­дует рас­смат­ри­вать как симп­том идео­ло­ги­че­ской проблемы.

Кри­те­рии для вве­де­ния в ядро ПНЦ должны быть свя­заны с реаль­ными успе­хами пар­тийца в про­па­ган­дист­ской работе. Есте­ственно, глав­ный пункт — лите­ра­тур­ная дея­тель­ность, уча­стие в напол­не­нии элек­трон­ной и бумаж­ной прессы. Однако это всё же не может быть един­ствен­ным кри­те­рием, ведь успехи воз­можны и в уст­ной аги­та­ции, кото­рая бывает осо­бенно важна в ходе «улич­ной поли­тики», воз­ник­но­ве­ния ситу­а­ции откры­того столк­но­ве­ния между раз­лич­ными клас­сами и поли­ти­че­скими силами.

По сути, всё это — раз­ви­тие ленин­ского боль­ше­вист­ского метода парт­стро­и­тель­ства, за выче­том необ­хо­ди­мо­сти посто­янно огля­ды­ваться на суще­ство­вав­шее тогда немарк­сист­ское крыло в пар­тии и путём демо­кра­ти­че­ского голо­со­ва­ния согла­со­вы­вать с ним пар­тий­ную поли­тику. Наши оппо­ненты любят при­во­дить целый набор цитат из про­из­ве­де­ний Ленина, где он поло­жи­тельно отзы­ва­ется о демо­кра­ти­че­ском цен­тра­лизме. Повто­римся ещё раз: в то время и не было дру­гого выхода, аль­тер­на­тива была между мень­ше­вист­ским про­ек­том и демо­кра­ти­че­ским цен­тра­лиз­мом. Сей­час, спу­стя век, когда мы знаем о созда­нии, функ­ци­о­ни­ро­ва­нии, пере­рож­де­нии и раз­вале ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий гораздо больше, чем Ленин, в силу име­ю­ще­гося опыта, мы можем и даже обя­заны идти дальше, учи­ты­вая выявив­ши­еся сла­бые места пар­тии нового типа5 .

Мы пред­ви­дим воз­ра­же­ния, ука­зы­ва­ю­щие на то, что в такую пар­тию, где новому чело­веку прямо гово­рится — «покажи свой идей­ный уро­вень, и только тогда будешь что-то решать», не пой­дут мно­гие из сто­рон­ни­ков ком­му­низма, кото­рых оттолк­нёт «неде­мо­кра­тич­ность». Однако надо прямо ска­зать, что ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии не нужны люди, ста­вя­щие соб­ствен­ные амби­ции и «обиды» выше инте­ре­сов дела борьбы за ком­му­низм. Каж­дый ком­му­нист, если он дей­стви­тельно им явля­ется, обя­зан пол­но­стью зада­вить своё «эго» и дей­ство­вать в инте­ре­сах кол­лек­тива на том уровне, куда его опре­де­лят. Ком­му­нист, пони­ма­ю­щий свою неком­пе­тент­ность в важ­ных вопро­сах, и сам отка­жется от уча­стия в при­ня­тии реше­ний по ним, как отка­зы­ва­лись в преж­нюю эпоху от член­ства в пар­тии люди, честно боров­ши­еся за ком­му­низм, но здраво оце­ни­ва­ю­щие свой идей­ный уро­вень как невы­со­кий. Такой чело­век заслу­жи­вает только осо­бого ува­же­ния и, есте­ственно, помощи в идейно-тео­ре­ти­че­ском росте.

Созда­ние ПНЦ — это задача, реше­ние кото­рой зави­сит от сего­дняш­них ком­му­ни­стов. Это тот субъ­ек­тив­ный фак­тор, кото­рый мы должны иметь к пери­оду откры­тых клас­со­вых столк­но­ве­ний, когда закон­чится отно­си­тель­ная «ста­биль­ность» эко­но­ми­че­ской и поли­ти­че­ской жизни РФ. Капи­та­лизм порож­дает кри­зисы в силу самой своей сущ­но­сти, пока­зы­вая себя широ­ким мас­сам «во всей красе». Но чтобы вос­поль­зо­ваться ситу­а­цией кри­зиса в своих корен­ных инте­ре­сах, рос­сий­ский про­ле­та­риат дол­жен иметь свой «моз­го­вой центр», созда­ние кото­рого и явля­ется глав­ной зада­чей бли­жай­шего времени.

На сего­дняш­нем этапе попол­не­ние рядов ком­му­ни­стов идёт из самых раз­ных слоёв насе­ле­ния. В основ­ном, новички — это моло­дёжь, как пра­вило, обра­зо­ван­ная, с широ­ким кру­го­зо­ром. Все они из семей с самым раз­ным достат­ком, с раз­ной куль­ту­рой отно­ше­ния к ком­му­низму и совет­скому про­шлому, раз­ных реги­о­нов и насе­лён­ных пунк­тов, порой сильно раз­ли­ча­ю­щихся по усло­виям жизни в них. В этом раз­резе непразд­ным вопро­сом явля­ется то, как вли­яет мате­ри­аль­ное поло­же­ние на поли­ти­че­ское само­опре­де­ле­ние в сего­дняш­ней России.

Прак­тика пока­зы­вает, что на нынеш­нем уровне раз­ви­тия ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния фор­ми­ро­ва­ние ком­му­ни­сти­че­ских убеж­де­ний — не обя­за­тельно след­ствие тяже­лого мате­ри­аль­ного поло­же­ния, при­над­леж­но­сти к наи­бо­лее угне­тён­ным слоям про­ле­та­ри­ата. Недо­воль­ство окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­стью, поли­ти­че­ские сим­па­тии к идео­ло­гиям, высту­па­ю­щим про­тив суще­ству­ю­щего поло­же­ния, жела­ние участ­во­вать в пре­об­ра­зо­ва­нии мира — всё это объ­ек­тивно рож­да­ется в усло­виях капи­та­лизма у доста­точно зна­чи­тель­ного числа людей, в первую оче­редь, моло­дых, только начи­на­ю­щих взрос­лую жизнь. Роль ком­му­ни­стов состоит в том, чтобы дока­зать им, что именно за марк­сиз­мом буду­щее, именно пере­устрой­ство обще­ства, пред­ла­га­е­мое науч­ным ком­му­низ­мом, — един­ственно вер­ный путь устрой­ства мира на разум­ных нача­лах, в отли­чие от раз­лич­ных уто­пи­че­ских проектов.

Так же дело обсто­яло и 100 лет назад, мно­гие из числа пер­вых рос­сий­ских марк­си­стов были отнюдь не бедны и при­над­ле­жали порой даже к экс­плу­а­та­тор­ским клас­сам. Сего­дня же эко­но­ми­че­ское поло­же­ние играет в при­вле­че­нии новых людей к марк­сизму тем более далеко не глав­ную роль, по при­чине «снос­ных» усло­вий жизни основ­ной массы. Поэтому тео­ре­ти­че­ская работа, раз­ра­ботка акту­аль­ных вопро­сов фило­со­фии, исто­рии и теку­щей поли­тики явля­ется веду­щим сред­ством про­па­ганды и рас­ши­ре­ния вли­я­ния ком­му­ни­стов. Пока что наша целе­вая ауди­то­рия — не интел­ли­ген­ция или рабо­чие, наша ауди­то­рия — все убеж­ден­ные в необ­хо­ди­мо­сти покон­чить с капи­та­лиз­мом и спо­соб­ные доб­ро­со­вестно осва­и­вать марксизм-ленинизм.

Сего­дня не стоит гнаться за коли­че­ством рабо­чих в ком­му­ни­сти­че­ской орга­ни­за­ции, как это делают мно­гие левые. Да, несо­мненно, в период соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции именно про­мыш­лен­ному про­ле­та­ри­ату, наи­бо­лее мас­со­вому и орга­ни­зо­ван­ному самим харак­те­ром сво­его труда, при­над­ле­жит реша­ю­щая роль. Однако пока речь не идёт и не может идти о работе с широ­кими мас­сами. Соб­ственно, такую работу сего­дня из левых орга­ни­за­ций в состо­я­нии вести только бур­жу­аз­ная пар­тия КПРФ, охо­тя­ща­яся за элек­то­ра­том на выбо­рах. Осталь­ные же левые, когда гово­рят об «уча­стии в рабо­чем дви­же­нии» и «работе в мас­сах», зани­ма­ются попро­сту ими­та­цией такой работы. Эта иллю­зия созда­ётся путём выпуска при­ми­тив­ных листо­вок и газет, напол­нен­ных реля­ци­ями о митин­гах и поверх­ност­ной пуб­ли­ци­сти­кой, отно­си­тельно боль­шим тира­жом (мак­си­мум — несколько десят­ков тысяч экзем­пля­ров). Однако сколько-нибудь мас­со­вого чита­теля эти изда­ния (напри­мер, газеты РКРП — КПСС — «Тру­до­вая Рос­сия», «Тру­до­вая Тюмень») имеют лишь среди пен­си­о­не­ров, что есть насле­дие 1990-х гг. Среди эко­но­ми­че­ски актив­ного насе­ле­ния, осо­бенно моло­дёжи, все эти «мас­со­вые органы» читают немно­гие, так же, как и изда­ния марксистов.

То есть путём при­ми­ти­ви­за­ции и бли­зо­сти «к народу» левые не при­об­ре­тают коли­че­ства, охва­чен­ного их про­па­ган­дой, но пол­но­стью хоро­нят каче­ство, при­вле­кая лишь неболь­шое коли­че­ство «акти­ви­стов» и «бор­цов ради борьбы». Люди, спо­соб­ные все­рьёз про­дви­нуть впе­рёд тео­рию, к ним не идут, но и масса, отно­си­тельно сытая, тоже. Это хоро­нит все надежды рос­сий­ских левых повто­рить опыт коа­ли­ции Уго Чавеса, гре­че­ской Сиризы, пор­ту­галь­ского «Левого блока» и про­чих объ­еди­не­ний «широ­кой левой», добив­шихся успе­хов на выбо­рах. Впро­чем, прак­тика уже пока­зала, что даже придя к вла­сти, такие объ­еди­не­ния не в состо­я­нии покон­чить с капи­та­лиз­мом в своих странах.

Каче­ство про­па­ган­дист­ских кад­ров, идей­ное заво­е­ва­ние интел­лек­ту­аль­ного аван­гарда поз­во­лит решить проблемы:

  1. Пре­одо­ле­ния арха­ич­но­сти ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии в мас­со­вом созна­нии и взгляда на ком­му­ни­стов как на «вечно вче­раш­них» людей, не пони­ма­ю­щих совре­мен­ной эпохи.
  2. Роста вли­я­ния ком­му­ни­стов, на базе не только мате­ри­аль­ных бед тру­дя­щихся, но и на базе науч­ного зна­ния, на кото­ром осно­вы­ва­ется марк­сист­ская идеология.
  3. Одна из глав­ных задач — пре­одо­ле­ние идей­ной зави­си­мо­сти ком­му­ни­стов от «общео­оп­по­зи­ци­он­ной» сти­хии, от либе­раль­ного и пат­ри­о­ти­че­ского уклона. На сего­дня нам не нужны ника­кие ком­про­миссы, нет необ­хо­ди­мо­сти объ­еди­няться с кем-либо про­тив «хозяев и пра­ви­тель­ства», необ­хо­дима соб­ственно ком­му­ни­сти­че­ская, марк­сист­ско-ленин­ская поли­тика, при­ме­нён­ная к импе­ри­а­ли­сти­че­ской России.
  4. На базе марк­сизма должна вестись и вся работа с раз­лич­ными сти­хий­ными про­тестными дви­же­ни­ями тру­дя­щихся. «За народ» про­тив «пло­хих» вла­стей — в совре­мен­ных усло­виях готовы высту­пить все — либе­ралы, наци­о­на­ли­сты, любые иные бур­жу­аз­ные силы. Необ­хо­дима ком­му­ни­сти­че­ская про­грамма пере­хода к новому обще­ству, только ради про­па­ганды такого рода имеет смысл уча­стие в раз­лич­ных акциях проф­со­ю­зов, «бор­цов за сохра­не­ние скве­ров», «бор­цов про­тив рели­гии», «бор­цов за эко­ло­гию» и т. д. Бур­жу­а­зия выра­бо­тала мно­же­ство спо­со­бов увода про­тестных настро­е­ний в без­опас­ную для капи­та­лизма сто­рону, дело ком­му­ни­стов — не «бес­ко­рыстно помо­гать» про­те­сту­ю­щим, а в любой ситу­а­ции, по любому поводу разъ­яс­нять ком­му­ни­сти­че­скую точку зре­ния и ком­му­ни­сти­че­скую про­грамму действий.

Посте­пенно раз­ви­тие круж­ков, рост про­ле­тар­ского дви­же­ния, выявит, где наи­бо­лее пер­спек­тив­ные «точки роста» для ком­му­ни­стов в импе­ри­а­ли­сти­че­ской Рос­сии. Появ­ле­ние мас­со­вого дви­же­ния невоз­можно без изме­не­ний объ­ек­тив­ных усло­вий, иметь же орга­ни­зо­ван­ный в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию науч­ный аван­гард ком­му­ни­сты обя­заны ко вре­мени гря­ду­щих потря­се­ний, стро­и­тель­ство ПНЦ зави­сит только от наших сего­дняш­них интел­лек­ту­аль­ных усилий.

Объ­еди­нён­ные вокруг ПНЦ, пере­до­вые интел­ли­генты и рабо­чие нач­нут работу на массы, про­па­ганду марк­сизма, рас­счи­тан­ную на более широ­кий круг, нежели сего­дня, на «сред­него» про­ле­та­рия. Это потре­бует новых под­хо­дов, новых спо­со­бов связи аван­гарда и масс. Этот этап — дело буду­щего, когда ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия уже будет создана и заво­юет авто­ри­тет среди созна­тель­ной части про­ле­та­ри­ата. С какими объ­ек­тив­ными усло­ви­ями мы столк­нёмся на ста­дии завер­ше­ния круж­ко­вого этапа — сего­дня ещё неясно. Однако пре­одо­ле­ние идей­ного кри­зиса среди ком­му­ни­стов, под­го­товка костяка про­па­ган­дист­ских кад­ров — необ­хо­ди­мые усло­вия для буду­щих успе­хов мас­со­вой работы, когда вопрос вста­нет уже о смене всего эко­но­ми­че­ского и поли­ти­че­ского строя импе­ри­а­ли­сти­че­ской России.

При этом под­чёр­ки­ваем, что прин­ципы постро­е­ния ПНЦ — это прин­ципы именно ком­му­ни­сти­че­ской орга­ни­за­ции, отбора кад­ров для неё. Органы госу­дар­ствен­ной вла­сти (будут ли они назы­ваться Сове­тами или ещё как-то) после уста­нов­ле­ния дик­та­туры про­ле­та­ри­ата должны быть мак­си­мально открыты для избра­ния в них всех достой­ных пред­ста­ви­те­лей обще­ства, именно здесь про­ис­хо­дит вовле­че­ние масс в управ­ле­ние. Прин­ципы науч­ной орга­ни­за­ции ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и прин­ципы фор­ми­ро­ва­ния орга­нов пуб­лич­ной вла­сти — вещи разные.

Всё выше­из­ло­жен­ное не голо­словно. Наши утвер­жде­ния осно­ваны на реаль­ном опыте работы Перм­ской орга­ни­за­ции РКРП и кол­лек­тива «Газеты ком­му­ни­сти­че­ской». Мы имеем воз­мож­ность срав­нить свою во мно­гом оши­боч­ную работу в рам­ках РКРП с дея­тель­но­стью в русле жур­нала «Про­рыв»6 , глав­ным эле­мен­том кото­рой явля­ется изда­ние ГК.

Как и това­рищи из дру­гих реги­о­нов, мы в Перми, будучи ещё в РКРП, пере­жили все иллю­зии по поводу «рево­лю­ци­он­ной роли бое­вых проф­со­ю­зов», попы­ток ими­та­ции «работы на массы», «объ­еди­не­ния всех левых», копи­ро­ва­ния опыта боль­ше­ви­ков и т. д. Без­ре­зуль­тат­ность этой работы была понята не сразу, но с годами стала оче­вид­ной. С 2010 г., когда начала изда­ваться «Газета ком­му­ни­сти­че­ская», мы видим сла­бый, но ста­биль­ный рост чис­лен­но­сти наших сто­рон­ни­ков, при­чём не дер­жа­те­лей фла­гов, а именно людей, ори­ен­ти­ро­ван­ных на идей­ный рост и фун­да­мен­таль­ную про­па­ганду марк­сизма. Исходя из этой реаль­ной прак­тики, нас не тро­гают обви­не­ния в «сек­тант­стве» со сто­роны людей, кото­рые, как пра­вило, либо десятки лет без­успешно пыта­ются играть в боль­ше­ви­ков, не добив­шись ничего, наобо­рот, рас­те­ряв накоп­лен­ный в 1990-е гг. потен­циал, либо только всту­пают в борьбу про­тив капи­та­лизма, насту­пая на при­выч­ные грабли левого дви­же­ния пост­со­вет­ской России.

Мы не утвер­ждаем, что у нас есть ответы на все насущ­ные вопросы сего­дняш­него дня, сто­я­щие перед ком­му­ни­стами. Мно­гое должно быть ещё иссле­до­вано, выяс­нено, уста­нов­лено. Однако начало поло­жено, и мы при­зы­ваем всех, кто счи­тает себя марк­си­стом, при­со­еди­няться к дея­тель­но­сти жур­нала «LENIN CREW» и «Газеты коммунистической».

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Под про­ле­та­ри­а­том мы пони­маем всех людей, для кото­рых про­дажа соб­ствен­ной рабо­чей силы — основ­ной источ­ник дохода.
  2. В. М. Лядов. «Как начала скла­ды­ваться ВКП (боль­ше­ви­ков)».
  3. Раз­бор харак­тер­ного при­мера — А. Лбов. «Почему Сла­вянск не Мад­рид, а Дон­басс не Испа­ния».
  4. См. напри­мер А. Ман­чук. «Мы здесь власть».
  5. См. напри­мер Р. Голо­би­ани. «Дорогу оси­лит иду­щий».
  6. К насто­я­щему моменту наша группа идейно разо­шлась с редак­цией жур­нала «Про­рыв» (см.)