Последний «Московский процесс». Часть II

Последний «Московский процесс». Часть II
46 мин.

Период полураспада

В прошлый раз мы остановились на том, что коммунистическая партия всё-таки нашла в себе силы, воспользовалась изменением политической обстановки и вернулась на политическую арену. Но этому предшествовал долгий период «подполья». Я беру это слово в кавычки, так как массового преследования коммунистов не было. Отдельные случаи, которые вскрылись в ходе процесса, мы ещё рассмотрим в будущих частях…

Первым последствием запрета КПСС и КП РСФСР стало усиление центробежных процессов в её структурах. Линии расколов наметились давно, в период возникновения различных платформ: демократической, большевистской, марксистской и т. д.

Ситуация была вполне закономерная. В первой части мы уже выяснили, что КП РСФСР (она же РКП) только потенциально могла вести реальную политическую деятельность. По факту же она готовила состав партии к схватке с Горбачевым. Последнего, однако, свалили совсем другие люди, и обстановка резко изменилась.

Потеряла смысл и идея «замкнуть» местные партийные отделения на российское, более консервативное ЦК: не стало уже ни обоих центральных комитетов, ни местных отделений под ними, ни их материальной базы. Остались на местах немногие растерянные партийцы, запуганные антикоммунистической истерией в СМИ и наглухо дезориентированные потерей… всего.

Таким образом, КП РСФСР просто выполнила свою историческую роль.

Фатально провалив все экзамены на зрелость.

Если верить журналистке «Советской России» Надежде Гарифуллиной, на начало 1992 года действовали следующие партии 1:

  • Союз коммунистов
  • РКРП — Российская коммунистическая рабочая партия Виктора Тюлькина, с которым мы скоро познакомимся поближе
  • РПК — Российская партия коммунистов
  • ВКПБ Нины Андреевой
  • Большевистская платформа Татьяны Хабаровой
  • СПТ — Социалистическая Партия Трудящихся — будущая КПРФ.

В СПТ, на случай полного запрета коммунистической идеологии, Купцов, Зюганов, Кашин и сотоварищи по Секретариату и Политбюро КП РСФСР поспешили перебросить оставшийся актив 2. Вдруг начнётся декоммунизация, как в Восточной Европе? Люди, которые называют КПРФ социал-демократической партией, не «просто дразнятся», и не «просто завидуют». Помимо теории и практики КПРФ, на то есть и исторические причины. Если б «Дело КПСС» зашло дальше, их партийное знамя сильно порозовело. Так что с этого момента их можно считать за отдельную фракцию.

Виктор Тюлькин

В одном из интервью Виктора Тюлькина, основателя и лидера РКРП, есть такой примечательный кусок: «Появилась РКРП. Съезд был назначен ещё во времена действующей КПСС как Инициативный съезд коммунистов. Он не переносился, а так 23 ноября и прошёл в Свердловске в 1991 году в присутствии более чем 600 делегатов, в том числе членов ЦК КП РСФСР. <…> РКРП была создана низовыми партийными организациями, наплевавшими на ельцинские запреты. Законопослушное руководство ЦК от участия в „авантюре“ отказалось. А РКРП прошла официальную регистрацию в Минюсте (по окончании съезда документы подали на регистрацию и после нескольких возвратов зарегистрировали в Минюсте 9 января 1992 г.). Так же инициативным путём, правда без регистрации, образовались РПК, ВКП (б), Союз коммунистов».

Расспрашивая местных ветеранов КПРФ о том времени, я отметил весьма любопытную деталь. значительная часть низовых организаций в регионах сохраняла двойную, а то и тройную принадлежность к разным ЦК. Только в 1993 году пришло время определяться окончательно.

Тот или иной обком мог одновременно контактировать и с РКРП, и с СПТ на равных, а окончательно примкнуть к РКРП или КПРФ (вчерашней СПТ) несколько позже. До 1993 года была надежда, что всё ещё как-нибудь образуется и такая «коммунистическая многопартийность» — явление временное. И только позднее практика показала, что разломы между разными платформами и группами будут всё сильнее углубляться, атомизируя движение.

Движение «Коммунистическая инициатива» превратилось в РКРП на съезде, проходившем в Свердловске (Екатеринбурге), 23−24 ноября 1991 года. И это воспринималось, если верить интервью Тюлькина, её основателя, как разрыв и решительное размежевание с остальными осколками КПСС.

Мол, съезд прошёл как и запланировано, никто и не думал ничего переносить, всё окончательно… Но вот в 1995 году та же Гарифуллина ссылалась на статью В. А. Тюлькина «Коммунизм и оппортунизм» 3, где он был не столь однозначен:«Запрет КПСС был сделан поэтапно, надо понимать, для того, чтобы сковать реакцию рядовых членов КПСС. Формулировки запрета оставляли некоторые надежды, что наверху разберутся и всё образуется. В условиях такой неопределённости огромное значение имела позиция официальных лидеров партии (! — В. П.) — секретарей ЦК (КПСС и КП РСФСР).

Никто из них не встал во весь рост, не боролся за сохранение организации. Потом, как самое большое геройство они будут преподносить свои заботы по трудоустройству аппарата. Мелкий, но многоговорящий факт: партия для них — это просто место службы. Автор сам приезжал в ЦК КП РСФСР, звал секретарей ЦК Купцова, Ильина, Зюганова, Антоновича: «Давайте собирать Съезд коммунистов (!! — В. П.) Ельцин упирает на то, что КП РСФСР не зарегистрирована, так мы зарегистрируем (!!! — В. П.)». Да и это не главное, надо сопротивление организовать! Но нет, в ответ слышалось, что не время, надо пригнуться, переждать, изменить, мол, тактику, замаскироваться. И изменили. Весь ликвидационный аппарат ЦК КП РСФСР (человек 20) отработал на передачу дел Ельцину и на созыв съезда другой, некоммунистической по сути и по названию партии — СПТ в надежде втянуть сюда тех, кто не хотел подчиниться антиконституционным указам. Когда на учредительном съезде этой партии коммунисты внесли поправку: заменить слово в названии с «социалистической» на «коммунистическую» партию трудящихся, из президиума раздались крики: «Это провокация!». Коммунисты ушли…" 4.

В 2009 году продвигалась версия, что всё было спланировано ещё при жизни КПСС, а размежевание и основание РКРП в ноябре 1991 года прошло точно по плану, никакого торможения быть не могло. А копнёшь глубже — оказывается, Тюлькин до последнего надеялся на мир и возрождение единой КП РСФСР.

Есть один характерный момент, который хорошо раскрывает тему «решительного» размежевания компартий. Несколькими абзацами выше речь шла о неназванных людях, которые упорно пытались дать Социалистической Партии Трудящихся коммунистическое название. В 2009 году cам лидер РКРП Тюлькин раскрыл, то это были за люди.

Вот цитата: «На Учредительном съезде этой партии, когда с трибуны мы (у меня кончились восклицательные знаки — В. П.) предложили — давайте возьмём название „Коммунистическая партия трудящихся“ (КПТ), из зала, а, особенно из президиума, раздались возгласы: „это провокация, подстава“ и так далее, „удалить их со съезда“. Нам пришлось самим покинуть этот съезд». Решительное размежевание. И Съезд РКП давайте собирать, и в СПТ мы участие примем, если выйдет что, и РКРП в качестве запасного плацдарма организуем.

«История КПСС» как дисциплина канула в лету, но её традиции живее всех живых. По-прежнему пишем историю партии не как надо, а как хотим. Недаром ныне существующие коммунистические организации в нашей стране так боятся своего прошлого и редко о нём вспоминают. Там есть чего стесняться.

Отмечу ещё кое-что. В статье за 1995 год В. А. Тюлькин признает самостоятельное значение «Суда над КПСС», а вот в интервью за 2009 год… Читайте сами: «Руководители ЦК КПСС и КП РСФСР затеяли такое „выдающееся“ мероприятие как организация Конституционного суда по делу КПСС. С одной стороны это выглядело благородно, как защита партии, а с другой стороны — это было явной нелепицей: сидят коммунисты перед телеэкраном и вертят головой: разрешат или не разрешат работу КПСС. Будем действовать или не будем? Мол, мы законопослушные — разрешите».

Звучит жутко революционно! Вот только среди представителей от коммунистов на процессе были члены РКРП. И среди депутатов Верховного Совета, подписавших ходатайство, давшее ход этому «выдающемуся» мероприятию, также были члены РКРП! Хотя со временем участие в данном мероприятии было предано забвению. Когда в 2014 году член РКРП и активный участник процесса Ю. М. Слободкин ушел из жизни, газета «Мысль» в некрологе даже не упомянула его участие в «Деле КПСС» 5. Рассказали о том, что Слободкин был автором коммунистического варианта Конституции РФ, о его преподавательской деятельности, о работе народным судьей. Но о главном процессе в его карьере — ни строчки. Просто вымарано из биографии.

Юрий Максимович Слободкин

Ничто не мешало Ельцину запретить РКРП на основании того, что «под новым названием она осуществляет реставрацию деятельности ранее запрещённых структур». Толковать президентские указы можно было очень широко, и в то время это понимали. Весьма глупо думать, что наличие регистрации в Минюсте или её отсутствие могло бы спасти будущие «сильные и независимые» компартии от судьбы прародительницы. А сейчас это как-то забылось, хотя и сам Тюлькин не смог бы отмазаться от того обвинения, что его структура опирается на остатки местных ячеек КПСС, которые тоже были запрещены.

Но довольно. Слишком мало у меня есть на руках, чтобы развить эту тему. К тому же, нет иного варианта, кроме как «мчаться галопом». Если начинать всё это разматывать с должной педантичностью, то даже чисто фактическая сторона вопроса, не говоря уже о глубинных причинах, связанных с социальной базой, с вопросами «а почему так и не иначе?», потребует много денег и связей, чтобы собрать все нужные свидетельства.

Главное, что я хотел показать на данном примере — до 1993 года структуры коммунистических партий в России были слабо разделены. Говорить о тотальном распаде и принципиальном размежевании было преждевременно. Это был скорее полураспад. Не нужно переносить современную ситуацию в комдвижении и отношения между современными кусками КПСС на прошлое. Тогда все эти люди понимали, что они «повязаны» общим прошлым и будущее их в равной степени туманно.

Но это всё партийные войны внутри КП РСФСР, а ведь была ещё жива КПСС. И это самая увлекательная история из всей внутрипартийной жизни до процесса.

13 июня 1992 года в Москве собрался Пленум ЦК КПСС 6. Это, кстати, ещё одно подтверждение тому, что «Дело КПСС» изначально было политическим процессом. В Указах Ельцин пугал страну, что партия способна организовать новый путч, а потому её нужно запретить. На деле же, Пленум распущенной структуры спокойно прозаседал, и ничего страшного со страной не произошло.

Причём это были не «ролевики», которых сейчас полно среди российских левых. Это был тот самый ЦК, доверие которому выразил XXVIII Съезд. Тот самый ЦК, который избрала ещё «та самая КПСС». Не сказать, чтобы этот Пленум был сильно легитимен: всего 68 членов ЦК и 14 членов ЦКК, Но и время на дворе нестандартное. Это были не только люди из Москвы и России. Инициативу поддержали Социалистическая партия Казахстана, ЦК Киргизской компартии, а также компартии Прибалтики, которые оказались уже в настоящем подполье 7. Далее представительство только росло.

Сюда можно прибавить то, что произошёл пленум вопреки функционерам КП РСФСР. Провести его хотели в феврале 1992 года. Купцов, лидер РКП, надавил на то, что дату нужно перенести — скоро ведь Конституционный суд, нельзя подставлять сторону в суде! И организаторы продавились 8. А по итогу попали в ловушку. Потому что В. А. Купцов и В. А. Ивашко начали тормошить местные партийные организации и оставшуюся партийную прессу, чтобы никакой информации о Пленуме нигде не давалось и никакой легитимности за ним не признавать 9. И. П. Осадчий, на которого я ссылался так активно в прошлой части материала, тоже засветился в этой кампании 10. Но в своих мемуарах он об этом не пишет ни строчки.

Ребята, однако, времени не теряли! Сражались на два фронта — против партии по телефонам и против президента в суде. Таким образом, какое-то количество участников пленума их усилия явно «скосили». Проигнорировали мероприятие и иные осколки — РКРП, РПК, ВКПБ, Большевистская платформа. Только Алексей Пригарин и его «Союз коммунистов» поддержали данную инициативу 11. По-видимому, труп КП РСФСР разделывать было несколько перспективнее, чем посадить себе на шею прежний ЦК. Зачем мне ЦК, когда я сам себе ЦК…

Не буду сейчас давать оценок, что было правильно и разумно, а что нет. Нужно смотреть в контексте всей социально-экономической обстановки, задним числом оценить реальные перспективы тех лет и уже с этой точки зрения судить, кто был к их пониманию ближе всего.

На самом деле, Пленум не сделал ничего выдающегося. Были приняты два решения: исключить Горбачёва из партии (как вовремя!) и провести XX Всесоюзную конференцию КПСС с целью объединить нарождающиеся компартии.

XX Всесоюзная партконференция, к слову, тоже состоялась — в том же 1992-м году. Точной даты проведения мне установить не удалось, но в этот день молодая российская буржуазная демократия была в большой опасности! Дело было в одной из московских школ недалеко от метро «Павелецкая».

Эту конференцию наконец-то соизволили посетить представители КП РСФСР: Купцов, Зюганов, Ильин, Зоркальцев, Рыбкин и примкнувший к ним Ивашко 12. Обладатели «реальных» структур всё ещё воспринимали свой бывший ЦК как противника. Подтверждением этому были все препоны, которые ставились на пути его функционированию со стороны КП РСФСР и иных партий, а также тот факт, что Купцов и кампания по итогу пришли говорить на равных. Не просто так, конечно же, они соизволили явиться. ЦК КПСС начал заниматься тем, чем и все остальные в те годы — «замыкать» на себя местные кадры 13. Только тогда у РКП появился повод для разговора с бывшим начальством.

Но на XX партконференции решались вопросы отнюдь не организационные. Если вы следите за датами, то уже поняли, что «Суд над КПСС» был в самом разгаре. И там была некоторая проблема с представительством, о которой я ещё напишу ниже. Но главное, на конференции обсуждалась тактика поведения представителей компартии на процессе. Предоставляю слово члену ЦК КПСС, Константину Анатольевичу Николаеву:

«Решался вопрос о дальнейшей тактике на процессе в Конституционном суде. И здесь — я особо подчеркиваю это — КПСС была продана высшим руководством во второй раз. На совещании было принято решение отстаивать в Конституционном суде только КП РСФСР, а КПСС не защищать как исторически сошедшую с арены.
<…>
Дискуссия была, и вопрос даже голосовался. А когда подсчитали, то все, в том числе Ивашко, Купцов, Зюганов, Ильин, Зоркальцев, Рыбкин и другие известные руководители обеих партий, проголосовали за это предложение. Против было всего трое: Николаев, Пригарин, Слободкин. Но мы-то руководителями партии не были! А они мотивировали свое решение тем, что Конституционный суд не разрешит действовать КПСС и КП РСФСР одновременно. И вот, чтобы спасти КП РСФСР, они решили пожертвовать КПСС, не спросив об этом рядовых коммунистов. КПСС принесли в жертву КП РСФСР…» 14.

И это не просто клевета какого-то там члена ЦК КПСС, избранного (всего-то!) каким-то XXVIII съездом партии, на великого Геннадия Андреевича. За реальность происходившего говорит сам судебный процесс, где «коммунисты» из будущей КПРФ стремились отмежеваться от доперестроечной истории.

Все эти троллейбусы с портретами Сталина, календарики в честь Октябрьской революции, мантры о своей преемственности и о том что «только КПРФ является…» — всё это появится позже. А тогда они продали и партию, и историю. И продадут ещё раз, если им снова станет страшно.

О том, что КПРФ не имеет никакого права быть идейным наследником российского коммунистического движения, исписано так много, что никаких жёстких дисков не хватит. Но судьба последних структур КПСС — свидетельство того, что несмотря на любовь к советским регалиям, зюгановцы не имеют права даже на организационную преемственность. Это всё были бы чисто схоластические вещи, если бы КПРФ сама так не напирала на то, кто, кому и когда был секретарь. И не использовала свою сказку о преемственности, чтобы водить за нос тех недалеких партийцев, для которых верность идее — это прежде всего верность партийному знамени. Что бы на последнем ни было написано.

Геннадий Андреевич Зюганов

Само собой, всегда остаётся универсальная палочка-выручалочка: «надо было спасти партию». С помощью этого упёртые зюгановцы могут оправдать вообще всё.

В 1992 надо было спасти партию, в 1993 надо было спасти партию, в 1996 надо было спасти партию… Мало кто может посоревноваться с птенцами «гнезда Купцова» в дискредитации коммунистической идеи среди широких масс. Начиная от выдаваемых ими в статьях и речах идеологических винегретов и заканчивая переводом протестов в чисто парламентско-бумажное русло.

В 1993 году эта история окончательно закончилась. КПСС предлагала вновь созданной КПРФ стать своим республиканским отделением, но требовала более радикальной программы — непарламентских методов борьбы и отказа от признания рыночной экономики и частной собственности в партийных документах 15. То есть ЦК КПСС предлагал более левую программу. Но мы все знаем, чем это кончилось — безвольной СКП-КПСС, откуда вскоре повыгоняли всех, кто осмеливался критиковать КПРФ слева. Потому-то я и писал в прошлой части о том, что противостояние двух ЦК, общесоюзного и российского, после распада СССР приобрело иной смысл. Теперь уже опорой реформизма оказался российский центральный комитет, а общесоюзный был более левым. Бомба, заготовленная против Горбачёва, сработала против ортодоксов.

Не берусь говорить, что не случись этого, и всё бы радикально изменилось. Ведь если вчитаться в воспоминания Николаева, то можно увидеть, что только трое участников XX Партконференции высказались против того, чтобы потопить не только свою историю (долой патетику), но и с трудом дышащую общесоюзную организацию в угоду российской. Нужно было очень плохо соображать, чтобы навязать всему руководящему составу российского ЦК своё поле битвы, заставить признать свою легитимность, и тут же поднять руки вверх.

Компартия наносит ответный удар

Кажется, разобрались. Довольно долгое предисловие для судебного процесса, который продлился менее года, не находите? Но я посчитал его необходимым, сколь бы поверхностно оно ни было. Просто для того, чтобы люди, сыгравшие в процессе важную роль, не были для вас безликими. Чтобы вы понимали, почему в тех или иных моментах они сказали то, что сказали, и не говорили того, что могли бы.

И общие сведения о событиях партийной жизни тех лет вставлены тоже не случайно. Я, надеюсь, наглядно продемонстрировал вам то, что генезис «коммунистической многопартийности» — это целая проблема даже с описательной точки зрения. А его объяснение с опорой на более глубокие социально-экономические корни — одна из важнейших задач в изучении развития российского коммунистического движения в 1990—2000-е гг.

Теперь вы немного лучше понимаете общую расстановку сил в движении, его рыхлость и слабую разделенность. Именно из-за этого внешний, по отношению к структурам партии, раздражитель мог стать катализатором многих процессов внутри неё.

И что бы не писали сейчас, «Дело КПСС» касалось в равной степени всех. За его исходом было будущее и других коммунистических организаций, которые прорастали из одного трупа. Хотя они и бахвалятся ныне тем, что возникли «явочным порядком». Исход данного дела определял, мог ли президент пойди дальше.

Если КПСС неконституционна и это никто не оспаривает, то не преступна ли она? Не ждало ли Россию вслед за этим своё «Дело Политбюро», наподобие того, что развернулось в ГДР? Люстрации не получится, но что если вычеркнуть из политики сразу всех более-менее активных лидеров?

И тут я наконец-то должен сказать что-то хорошее о В. А. Купцове и его людях. Они занимались не только добиванием ЦК КПСС и перегоном своих структур под вывеску СПТ. И уж точно не одним лишь трудоустройством бывшего аппарата. Главное их достижение — они правильно ухватили обстановку. «Анпиловские бабушки» — это очень хорошо. Для участников данных хороводов это довольно весело, для нервных либеральных журналистов — причина насмешек, замешанных на диком страхе «красной реставрации». Но власти это не пугает. В их руках весь государственный аппарат, и подобные увеселительные мероприятия могут закончиться очень быстро и почти безболезненно для политической сферы страны, так как запрос на коммунистические идеи в обществе в самом начале 1990-х был пока ещё не велик.

В этих условиях возможность вытащить из государственного аппарата, пока он ещё в стадии формирования, пару шестерёнок в своих интересах — бесценно. И закипела работа…

Прежде всего, по линии общественной организации «В защиту коммунистов». Не буду расписывать всю её деятельность, у меня всё равно нет по этому поводу ничего кроме книги И. П. Осадчего 16. Суть организации заключалась в том, чтобы создать формально некоммунистическую структуру, которая занялась бы давлением на власть через общественное мнение. Активистам КП РСФСР уже в 1991 году удалось втянуть туда всех более-менее известных деятелей культуры и учёных, которые хотя бы сочувствовали левым взглядам. Привлекали в том числе и людей из РКРП. Засветились люди из РПК, Союза коммунистов и из той самой КПСС. Это не помешает людям Купцова потом потопить последнюю, но эту историю вы уже слышали.

Удалось привлечь даже американского левого публициста Майкла Давидоу, который в тот момент был в Москве. Так начали завязываться выходы на международный уровень. И это было важно, так как на СМИ коммунистам в те годы были выйти так же сложно, как и сейчас.

«Посредством народных депутатов РСФСР — коммунистов, выезжавших для участия в работе СБСЕ, наше Заявление и другие документы были распространены среди представителей парламентов европейских государств, в первую очередь среди парламентариев коммунистической и социалистической ориентации.
<…>
20 сентября 1991 года, в Центральном Доме журналистов, Оргкомитет Общественного Объединения «В защиту прав коммунистов» провел пресс-конференцию для советских и зарубежных журналистов, на которой присутствовало до 70 представителей прессы, в основном зарубежной 17."

Если бы они в тот момент тратили все силы на унылые пенсионерские митинги «Не позволим судить партию!» — они бы просто проиграли. А здесь всё было рассчитано точно, с учетом обстановки и времени. Действовать через общественное мнение и СМИ, уметь играть на чужом поле. Бесспорно, уличные столкновения на первых боевых демонстрациях тех лет повлияли на ход судебного разбирательства. Весь этот социальный накал в целом. Но по отношению к судебным баталиям они выступали скорее фоном. И этот разрыв — существенный промах коммунистической стороны.

Учитывая, что первое собрание организации прошло 17 сентября 1991 года, когда никто ещё не знал, как история пойдёт дальше, подобный шаг был и весьма смелым. Не каждый осмеливался в тот период так открыто заявить о своих просоветских позициях.

«Из всех пришедших только один участник встречи не подписал Заявление. Это я обнаружил, придя в обитель, в которой меня приютил Виктор Осипович Лучин. Не мог поверить, что это сделано сознательно. И потому, хотя была полночь, решил сразу устранить недоразумение, позвонил тому профессору философии, подписи которого не оказалось под Заявлением.
„Нет, это не случайность, — ответил он сразу и откровенно. — Я не гожусь для героических поступков. У меня семья, я должен заботиться о ней. Я просто боюсь, что меня могут лишить работы, и семья останется без средств к существованию“» 18.

Даже Феликс Михайлович Рудинский, ставший адвокатом партии, испытывал сомнения по поводу своей дальнейшей судьбы. Ведь он работал в департизированном ВУЗе и всерьёз опасался на старости лет потерять работу 19. Это нам сейчас легко говорить о таких вещах, но для современника всё было крайне неопределённым. Не припомнит ли могущественная исполнительная власть? Не понадобится ли адвокат потом и мне самому?

При организации также был создан фонд помощи пострадавшим от политических репрессий. Через него осуществлялась помощь коммунистам Прибалтики, узникам по делу ГКЧП, а также укрывавшимся на территории России коммунистам Восточной Европы. Например, Эриху Хонеккеру.

Итогом работы союза «В защиту коммунистов» стала команда, идеально подготовленная для будущего процесса. По информации И. П. Осадчего, туда входило 24 представителя, более 60 экспертов, 80 свидетелей и около 20 журналистов, освещавших процесс. В общей сложности штаб насчитывал 230 человек 20. Причём качество этих людей, особенно юристов, было на высшем уровне. С учётом того, что всё было сделано «на коленке» менее чем за полгода. У вас будет возможность в этом убедиться.

И второй аспект, это работа фракции «Коммунисты России» (не путать с современной одноимённой партией) в Верховном Совете. В каком-то смысле ошибкой Ельцина было то, что, запретив структуры КПСС и КП РСФСР, он не предпринял действий по отъёму мандатов у депутатов, которые сохранили верность прежним идеалам. Хотя это вряд ли было возможно. Подобные действия создали бы опасный прецедент для всех депутатов Верховного Совета. Сегодня у коммунистов, завтра у нас. Потому меж двух огней осталось пространство для манёвра.

Заостряю внимание на том, что с началом центробежных тенденций сидевшие в Верховном Совете левые депутаты по-разному самоопределились. Кто-то ассоциировал себя с РКРП, кто-то — с командой Купцова и т. д. Но фракция по-прежнему была одна. Потому действовали они слаженно и через них удалось провести так называемое ходатайство 43-х 21. Причём подписались под документом не только коммунисты (хотя они в этом списке и составляли большинство), но и представители ещё 8-ми фракций Верховного Совета. Команда профессиональных юристов со стороны компартии вела работу над документом в течение пяти месяцев, выверялась каждая формулировка. И по итогу, оно стало политической бомбой даже на фоне бурных событий той эпохи.

Президент Российской Федерации обвинялся в нарушении Конституции, присвоении себе функций остальных ветвей власти, незаконном изъятии имущества и клевете. Также депутаты напомнили об ответственности, которую несёт Президент за нарушение присяги. Конечно же, основным требованием была отмена неконституционных указов, но вот этим последним пунктом президента ненавязчиво подводили под «государственную измену».

Чтобы понять эпичность произошедшего, просто попытайтесь представить, что нацболы после их запрета тащат представителей Путина на суд и предъявляют им обвинение в нарушении закона. Запрещённая партия, руками депутатов, судит власть, её запретившую!

В принципе, и сейчас достаточно людей, которые пытаются всерьёз инициировать то иски к Путину, то процесс о признании распада СССР незаконным, Горбачёва в своё время пытались засудить… Но это не более чем фрики. А в 1992 году всё было всерьёз.

Конституционный суд был в плохих отношениях с президентом после того, как запретил Ельцину объединить МВД и госбезопасность 22в единого силового монстра.

Ох уж эти мифы о «демократичном» Ельцине… Его терпимость к сатире, в том числе к известной передаче «Куклы», превозносится как показатель высокой политической культуры. А то, что этот человек хотел заиметь себе свой клон НКВД, который позволил бы милиции автоматически овладеть всеми правами и техническими средствами спецслужб 23, — давно забытая всеми «мелочь».

Инициирован этот процесс также был группой депутатов Верховного Совета. И, естественно, выигран. Иначе в наши дни политические процессы были бы гораздо круче… То есть у команды коммунистов на вооружении был определённый прецедент.

Но главное, конечно же, смена политической обстановки на фоне «шоковой терапии». Об этом мы уже говорили не раз.

Здесь важно отметить, что людям Купцова удалось достигнуть того, что так и не смогли сделать радикалы тех лет на улицах. При тотальном преимуществе противника в силе и средствах они смогли вырвать у него инициативу.

Как мы увидим далее, президентская команда могла лишь более-менее оперативно реагировать на шаги инициаторов процесса. И то не всегда адекватно. Кремль ушёл в оборону. И как бы смело не сражались демонстранты на первомайских побоищах, Президента в тот месяц 1992 года реально пугала только одна дата — 26 мая, открытие конституционного суда.

И этот успех пришёл к, казалось бы, наименее прогрессивной части левых не просто так. На мой взгляд, дело хотя бы отчасти в том, что Купцов и его команда установку «бить своих, чтобы чужие боялись» сумела перенести из плоскости внутрипартийной борьбы на большое политическое поле. Вся история восхождения «державников» к господству над компартией — это история перехватывания инициативы у противника, имевшего преимущество. Просто проследите то, как красиво они подрубили что ЦК КПСС, что различные платформы внутри КП РСФСР. Люди В. А. Тюлькина тратили время, выкрикивая «коммунизм» при наречении СПТ. Пока они это делали, они не занимались своей партией. По итогу, КПРФ увела у РКРП в 1993 году не одно региональное отделение… В тех условиях время было ценнейшим ресурсом. Осознанно или инстинктивно, но «зюгановцы» эту суть ухватили.

«Дело КПСС» в лицах. Кто есть кто?

Начнём, пожалуй, с президентской команды. Потому что именно её формирование лучше всего высвечивает предыдущий тезис. Несмотря на то, что президенту все карты были в руки, этот кон он всё равно проиграл, ибо готовилась его команда в явной спешке.

Для начала усвоим себе, что никто не мог позволить компартии судить президента. Уже тогда. Быть ответчиком, а для массового ТВ-зрителя это выглядело именно так, Б. Н. Ельцину было не с руки. Тем более по отношению к запрещённой партии. В связи с этим радикал-демократы из Верховного Совета наспех, за два-три месяца 24подали своё ходатайство в Конституционный суд 25. О том, чтобы признать КПСС и КП РСФСР неконституционными. Опять.

Это создавало парадоксальную ситуацию. По крайней мере с политической точки зрения. Президента мы поддерживаем целиком и полностью, Указы его признаем правомерными… Но давайте всё же проведём новое разбирательство по делу. Получается, демократы негласно признавали, что спонтанное правотворчество первых месяцев новой власти никуда не годилось и шансов отстоять его нет.

А потому надо заранее подготовить контрнаступление. Правда, в ходатайстве признание неконституционности КПСС и КП РСФСР увязывалось с одновременным признанием конституционными Указов президента. По принципу «он совершил преступление, но ради пресечения другого, более опасного преступления, а значит всё правомерно» 26. Это, по мнению обозревателей, и могло стать козырем, который позволил бы президентской стороне превратится в нападающих 27.

Феликс Рудинский

Феликс Рудинский оценивал это ходатайство не слишком высоко: «…сразу бросалось в глаза, что весь этот документ, наполненный политическими и идеологическими утверждениями и штампами, весьма далёк по форме и содержанию от правового ходатайства. Юридической аргументации в ходатайстве почти не было» 28. Конечно, один юрист о другом хорошего никогда не скажет, но, на минуточку, в документе был такой момент: КПСС и КП РСФСР могут действовать вне организационных структур и за пределами России, а потому нельзя говорить о том, что Ельцин узурпировал судебную власть. Мол, только суд может признать партию запрещенной. Борис Николаевич партию запретил, но не то чтобы прям совсем 29.

Как партия может действовать «вне организационных структур»? В чём смысл деятельности российской политической партии, если она никак не будет оказывать влияния на положение внутренних дел России? Как это понимать? Да как хотите. Хотя до абсурда современного российского законодательства им даже в этом случае было далеко.

Подтверждают шаткость президентских позиций и газетные публикации тех лет. Даже либеральные обозреватели перед процессом сходились на том, что «Борис был не прав». Юрий Феофанов отмечал, что запрет политической партии единоличным указом президента — прецедент опасный. И стороне президента будет очень, очень трудно на этом процессе 30. Михаил Карпов из «Независимой газеты» высказывался ещё категоричнее: «Президент России не использовал возможности отменить свои собственные указы о запрете компартии, предоставив вынести своё решение об их конституционности Конституционному суду. Похоже, мало кто сомневается, что КС признает их противоречащими Основному Закону» 31.

Александр Котенков

Вот вам, кстати, свидетельство относительно позиции, что никто не собирался «судить идею» или делать «новый Нюрнберг», а потому все вновь созданные коммунистические организации в России были в безопасности. «Известия» накануне процесса, ссылаясь на слова Александра Котенкова:


«Из беседы с ним можно было сделать вывод, что представители президента намерены превратить заседания Конституционного суда, на которых будет обсуждаться соответствие Указов президента о запрете деятельности КПСС и РКП Конституции, в своеобразный аналог Нюрнбергского процесса — в суд над КПСС» 32.

Благодаря тому, что разбирательство по обоим ходатайствам проходило в рамках одного процесса, в суде на самом деле было четыре стороны, а не две.

  1. Первая — представители депутатов-коммунистов, подавших ходатайство о проверке Конституционности указов Б. Н. Ельцина.
  2. Вторая — представители президента как стороны, издавшей указы.
  3. Третья — представители депутатов от радикальных демократов, требовавших запретить компартию.
  4. Четвертая — представители КПСС и КП РСФСР как отстаивающие интересы данных организаций по обращению третьих.

Слишком сложно для повествования, потому мы будем использовать обороты вроде «команда президента» и «команда коммунистов». Тем более, что в самом процессе разница практически стиралась.

Представителями президента, отвечающими на обвинения компартии, были Сергей Шахрай, Геннадий Бурбулис и доктор юридических наук Михаил Федотов. Первые двое уже во второй половине 1990-х стали персонажами чисто историческими. Их политическая карьера (по крайне мере «на Олимпе») была недолгой.

Михаил Федотов

А вот Федотов до сих пор на плаву. Сейчас возглавляет «Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека». Активно двигает проекты десталинизации и декоммунизации российского общества. Упёртый антисоветчик и большой профессионал в своём деле. В смысле, как юрист. Хотя и в антисоветизме тоже.

Ф. М. Рудинский вспоминал про Сергея Шахрая как про исключительного оратора, максимально корректного и выдержанного. Он всегда здоровался за руку с представителями коммунистической стороны и вёл себя на равных. В ходе процесса так и не смог выступить против своего бывшего научного руководителя, Д. Л. Златопольского, бывшего на стороне КПСС. Совесть не позволила. Но как юрист он, по мнению Феликса Михайловича Рудинского, переоценён 33.

Сергей Шахрай

Само участие в процессе С. М. Шахрая вызывало вопросы. Ведь на тот момент он был депутатом, то есть представителем власти законодательной. Лучше привести цитату из стенограммы процесса:

«РУДИНСКИЙ Ф. М. Уважаемый Сергей Михайлович, позвольте Вас спросить, может ли народный избранник, народный депутат подчинить себя исполнительной власти? В частности быть представителем Президента в Конституционном Суде? Насколько это соответствует Декларации о суверенитете и статье 3 Конституции Российской Федерации?
Председатель Суда ЗОРЬКИН В. Д. Уважаемый профессор, Суд свидетельствует Вам уважение как знатоку проблемы прав человека и гражданина. Вместе с тем он решил вопрос этот, и Сергей Михайлович Шахрай как представитель здесь выступает. Я прошу этот вопрос в Суде больше не поднимать»
34.

Геннадий Бурбулис

По воспоминаниям Рудинского, минимальную роль в процессе (по крайней мере, на заседаниях) сыграл Геннадий Бурбулис. За весь процесс он произнёс едва ли несколько слов, выступая этаким «серым кардиналом» 35. Это действительно так, по стенограммам выходит, что Бурбулис наблюдал за всем молча. Хотя по воспоминаниям Федотова именно он координировал и согласовывал позицию стороны с Ельциным.

Наиболее опасным противником Ф. М. Рудинский считал Михаила Александровича Федотова. По его мнению это был наиболее профессиональный человек в президентской команде, хотя и было в суждениях Федотова «нечто искусственно-схоластическое» 36. Правда, одновременно с высочайшим профессионализмом, его отличала ужасающая надменность 37.

Из всех троих только М. А. Федотов никогда не состоял в КПСС. Все остальные сами в тот или иной период носили красные книжечки и регулярно платили взносы.

Если же говорить о стороне, подавшей ходатайство о признании КПСС и КП РСФСР неконституционными (это 65 депутатов), то её представляли О. Г. Румянцев, лидер правых социал-демократов в Верховном Совете 38, А. А. Котенков, начальник государственно-правового управления Президента РФ 39и И. А. Безруков, адвокат Московской городской коллегии адвокатов 40. Это помимо того, что все они на тот момент были депутатами Верховного Совета РФ.

О. Г. Румянцев

Мало что интересного можно рассказать о них. Все трое — видные юристы, пусть и с меньшими регалиями, нежели Федотов… Хотя нет, один факт всё же есть. Румянцев и Безруков одинаково приложили руку к созданию новой российской конституции. Только Олег Германович Румянцев к тому варианту, который продвигал Верховный Совет, а Игорь Александрович Безруков работал в Конституционном совещании при Президенте РФ, давшем нам нынешний документ. Оба ушли из политики, но Румянцев — не так спокойно и тихо, как Безруков. Олег Германович до последнего останется защитником Верховного Совета, за что в 4 октября 1993 будет бит ОМОНом 41.

Самое ироничное в этой ситуации то, что специалиста по конституционному праву и защитника президента «космонавты» били как раз во имя конституции и защиты президента. После этого, 17 ноября 1993 года, Румянцев даже даст обличительное интервью газете «Правда». Да, тем самым людям, организацию которых он хотел судить за «неконституционность». От традиций Густава Носке 42до «Правды» — пара ударов дубинкой по голове.

Но если отбросить иронию в сторону, то честь Олегу Румянцеву делает хотя бы то, что он понимал — не может быть ничего здравого в будущем страны, которая живёт по «указному праву» первого лица и никак иначе. Хоть он и был одним из тех, кто приложил руку к этому процессу.

Лев Понамарёв и его борьба.

Если говорить об интересных людях, подписавших антикоммунистическое ходатайство, но не принимавших участия в самом разбирательстве, то среди них Лев Пономарёв (привет лево-правой «Другой России») и диссидент-правозащитник Сергей Ковалёв. Да, тот самый человек, который заявлял о «неправомерности» Нюрнбергского трибунала, был одним из зачинателей его плохого ремейка. По-видимому, ему на самом деле не давало покоя, что в тот год на скамью подсудимых в Нюрнберге села не советская сторона.

Юридическое обеспечение ходатайства депутатов взял на себя Андрей Михайлович Макаров. На фотографиях начала 1990-х он слабо узнаваем, так как с тех пор очень сильно похудел. Личность весомая. На тот момент Макаров был членом Московской коллегии адвокатов, но уже довольно известным.

Андрей Михайлович Макаров

В 1987 году Андрей Михайлович защищал Юрия Чурбанова, зятя Брежнева, проходившего по «хлопковому делу». После «Суда над КПСС» А. М. Макаров возглавит одно из управлений «Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ по борьбе с организованной преступностью и коррупцией». На фоне его опыта как защитника Чурбанова это выглядело таким контрастом, что Макаров сам будет вынужден покинуть свой пост. Ну и самое «эпичное» заключается в том, что непримиримый правозащитник ныне состоит в «Единой России» 43. Этот факт придаёт всем его выступлениям на процессе особую комичность с точки зрения дня сегодняшнего. А тогда, в 1992, он и вправду выглядел убеждённым противником однопартийной системы…

Впрочем, «адвокат дьявола» — это призвание. Макаров продолжает использовать по назначению свои отточенные годами навыки. Теперь для защиты пенсионной реформы. Отложите свои проскрипции, сторонники «покаяния»! Вещает ваш кумир.

Андрей Макаров и его борьба.

Что тут сказать? Услуги политического тамады: речи обвинительные, речи оправдательные, торговля принципами…

А. М. Макаров, по мнению коммунистов, уже в то время был самым большим провалом президентской команды: «Беспардонные, непрофессиональные выпады Макарова против нас — только часть его деятельности. В ходе процесса он перешёл к грубым выпадам против Суда. Президентская сторона использовала Макарова как таран, средство давления на судей. После одного из его обычных телевизионных выступлений, где он порочил членов Суда, КС оштрафовал его за неуважение к суду и предупредил, что он будет удалён из процесса, если повторит подобные выходки. Макаров продолжал поносить Конституционный Суд и после окончания дела. <…> Раздражая Суд своим непрофессиональным поведением, он фактически играл в нашу пользу» 44. Хотя источники с президентской стороны уверяют, что Макаров как раз и обеспечил процессу наступательный характер. Об этом чуть ниже.

По информации Рудинского, Макарова в процесс протолкнул Федотов через Геннадия Бурбулиса. Сам Президент от этой идеи был не в восторге 45. Данную версию частично подтверждает и сам Михаил Федотов:

«Так вот. Для юриста поучаствовать в процессе по делу КПСС в Конституционном суде, как для этих ребят пострелять из пистолета Дзержинского. Поэтому, конечно, я согласился.
Бурбулис сказал:
— Ну, хорошо, ты будешь вторым.
Я говорю:
— Хорошо, я буду вторым. А кто будет первым?
Бурбулис:
— А первым будет Серёжа Шахрай.
Я отвечаю:
— Отлично. Мы с Серёжей старые друзья — проблем никаких нет. А кто будет третьим?
Он говорит:
— Я не знаю.
Я говорю:
— Всё-таки Сергей и я — мы теоретики, ученые, мы не практикующие адвокаты. Надо позвать практикующего адвоката.
Бурбулис спрашивает:
— Кого?
Я говорю:
— Я бы позвал Андрюшу Макарова. Потому что Андрюша Макаров великолепный адвокат, очень знающий, очень профессиональный. А главное — знающий адвокатскую технологию, адвокатское ремесло, искусство адвоката, которого мы с Серёжей не знаем.
Бурбулис позвонил Ельцину, и тот сказал „нет“.
Тогда я говорю:
— Гена, это будет очень трудно. Нам нужен Макаров.
Л.Б.: А почему другого адвоката вы не хотели взять вместо него? Такого, который подошёл бы Ельцину?
М.Ф.: Потому что в этой роли я видел именно Макарова. Я знаю много других адвокатов, но для этой роли подходил именно он.
Бурбулис спрашивает:
— А ты вообще с Макаровым на эту тему разговаривал?
Я отвечаю:
— Пока нет. У меня нет его телефона, но я постараюсь его найти.
И надо же было так случиться, что я иду по Васильевской улице — это рядом с Домом кино, — и мне навстречу идет Макаров. Это случилось буквально в этот же день, или на следующий. Я его хватаю и говорю:
— Андрюша, дорогой, есть вот такая идея.
Он задает несколько вопросов. Как вы думаете, чего можно было ожидать от адвоката? Наверное, он должен был бы спросить, какой гонорар? Но он не спрашивает о гонораре, потому что речь шла об историческом действии. И он отвечает согласием».

Нельзя сказать, что состав президентской команды был совсем слабым, но организована она была явно наспех. По информации журналистов, в команде Геннадия Бурбулиса до последнего не было единства — отказываться ли от защиты президентских Указов вовсе и делать ставку на ходатайство депутатов, либо всё же гнаться за двумя зайцами 46.

Президентская сторона вплоть до начала процесса так и не определилась со списком свидетелей, в то время как у компартии их было к тому моменту уже 60 и среди них практически не было партийных функционеров 47. Представьте себе, в обстановке 1991−1992 гг. их надо было ещё найти!

Конечно же, у Президентской стороны будут успехи. И их будет много. Но лучшую и наиболее ёмкую характеристику проделанной ими работе дал Олег Максимович Попцов. Человек, правые политические взгляды которого несомненны.

«Они: и Бурбулис, и Шахрай, и Макаров, и даже Федотов, — рассчитывали на громкость процесса, на его скоротечность, на очевидность вины оппонентов. Анализ, предвосхищающий сами события, давал на выходе немалый политический эффект. Однако события ложились в пространстве иначе. Процесс перерос в длительное и вязкое действо. И, как мне кажется, команда Президента к бегу на длинную дистанцию не готовилась. Скамейка запасных у противоположной стороны, отстаивающей позиции КПСС, оказалась намного длиннее. Мы говорим о качестве свидетелей, экспертов. Чисто численно высокоорганизованная структура, какой долгие годы была КПСС, имеет мощную разветвлённую сеть во всех сферах, в том числе и в юриспруденции. И даже остаточный потенциал у этой сети неизмеримо больше, чем нарождающийся потенциал демократических структур.
Второй немаловажный вывод. Предполагалось, что процессу будет сопутствовать хотя бы частичное улучшение экономической ситуации, появление первых признаков стабилизации. Увы, этого не случилось»
48.

Это не только мнение стороннего обозревателя. М. А. Федотов, вспоминая о данном процессе в 2010 году, считал одной из причин неудач именно то, что в 1992 году пошла сильная волна протестных настроений и коммунисты снова были «на коне».

Но помимо объективных обстоятельств и условий подготовки, подобное фиаско было и результатом усилий коммунистической команды. Кто же были эти люди?

Депутатов-коммунистов, подписавших ходатайство об отмене президентских указов, представляли В. А. Боков, И. М. Братищев, В. И. Зоркальцев, М. И. Лапшин, И. П. Рыбкин, В. И. Севастьянов, Ю. М. Слободкин, А. С. Соколов, Д. Е. Степанов, Б. В. Тарасов — народные депутаты РФ. Расписывать их всех было бы очень утомительно, да и незачем. В. А. Боков 49и В. И. Зоркальцев 50впоследствии сделали типичную карьеру в структурах КПРФ. Виталий Иванович Севастьянов — лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза. Затем член КПРФ 51.

Виталий Иванович Севастьянов

Из интересных персонажей среди представителей компартии я бы отметил Михаила Ивановича Лапшина — лидера Аграрной Партии России. Длительное время его организация обеспечивала поддержку КПРФ на селе, но затем начала дрейфовать вправо. Итогом стал раскол, благодаря которому Харитонов увёл окололевое крыло партии в КПРФ, а АПР вскоре потеряла последний политический вес 52. Борис Васильевич Тарасов представлял фракцию «Отчизна», ориентирующуюся на интересы ВПК 53. Примечательна фигура И. П. Рыбкина, самого известного ренегата КПРФ, который после первого же депутатства в Государственной Думе понял, что коммунистом ему быть совсем не нравится. По итогу спутался с Березовским, да так и пропал.

И. М. Братищев на тот момент был членом РКРП, в феврале 1993 года перешёл в КПРФ 54. Одним из самых пламенных ораторов и принципиальным коммунистом-ортодоксом в команде стал Ю. М. Слободкин. Известен как автор коммунистического варианта Конституции РФ, тоже член РКРП 55.

Наиболее интересная судьба в этой команде была у Д. Е. Степанова, беспартийного депутата-самовыдвиженца. Его отец был репрессирован, объявлен «врагом народа» и умер в заключении. В связи с этим Дмитрий Егорович никогда не состоял ни в каких советских политических структурах — ни в пионерии, ни в комсомоле, ни тем более в партии. Даже высшее образование он смог получить только после того, как прошла первая послесталинская реабилитация. Но вместе с тем, уже с самого начала своей политической карьеры (в годы перестройки), Д. Е. Степанов не скрывал коммунистических убеждений и активно выступал против курса на рыночные реформы. Накануне «Дела КПСС», в феврале 1992 года, Дмитрий Егорович Степанов стал членом РКРП. Впоследствии занимал пост Первого секретаря городской организации РКРП города Бийска. Так «сын врага народа» стал видным деятелем ультрасталинистской организации 56. Этакий Гизо российского коммунистического движения. 57.

Боголюбов

Теперь к юристам. Юридическое обеспечение осуществляли С. А. Боголюбов, В. Г. Вишняков, Б. П. Курашвили, В. С. Мартемьянов, Б. Б. Хангельдыев, О. О. Миронов, Ф. М. Рудинский, В. Д. Филимонов — доктора юридических наук. Ю. В. Голик — кандидат юридических наук, Ю. П. Иванов и А. В. Клигман — члены Московской областной коллегии адвокатов, Р. Г. Тихомирнов — член Московской городской коллегии адвокатов.

Здесь я себе позволил собрать в одном абзаце всех юристов от компартии, не разделяя их на представителей депутатов и защитников КПСС/КП РСФСР. Обратите внимание, каков контраст с президентской командой. Здесь вся суть перехваченной инициативы. 58.

Дать характеристику всем этим людям как профессионалам я не могу, а оценки Ф. М. Рудинского самые общие. Просто расскажу о наиболее ярких судьбах.

Прежде всего, сам Феликс Михайлович Рудинский. Этот человек был не только профессионалом, лично знавшим многих судей и участников процесса (в том числе и с президентской стороны), но и политическим козырем команды. Дело в том, что Ф. М. Рудинский был организатором первой в России кафедры прав человека, которую он создал в родном Волгограде. Это неожиданно, но это так. Первый, кто поставил правозащиту на академические рельсы (в плане преподавания), был коммунистом 59. Причём убеждения Феликса Михайловича были довольно последовательными — он действительно видел перспективу создания бесклассового общества 60. Немногие коммунисты в той обстановке смогли сохранить подобные взгляды неизменными.

Особенно это всё контрастирует с тем, что пришлось пережить семье Рудинских. Его отец и дядя пострадали от чисток сталинского периода 61.

Печальнее всего судьба сложится у Мартемьянова. Он вступит в КПРФ, станет членом Комитета по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности в Госдуме I созыва. Его ограбят и забьют насмерть в подъезде собственного дома 1 ноября 1994 года 62.

Известной личностью для своего времени был Александр Викторович Клигман. Я не знаю, можно ли назвать его «легендарным адвокатом», но этот человек брался за самые безнадёжные политические дела. На момент своего участия в процессе, Клигман уже был адвокатом Грушко по делу ГКЧП. Как жаль, что он не дожил до процессов наших дней… В 2001 году А. В. Клигман покончил с собой, застрелившись в собственном кабинете 63. По крайней мере, такова официальная версия. Его смерть подозрительно совпала с проталкиванием президентского варианта закона об адвокатуре, против которого Клигман активно выступал.

Конечно же, у большинства участников дальнейшая жизнь сложилась куда лучше. Часть из них связала свою судьбу с КПРФ, другие ушли в науку. Но карьера их не сравнится со взлётом Федотова и Макарова. А на фоне судьбы А. В. Клигмана и В. С. Мартемьянова виден особый контраст.

Как исторический анекдот смотрится статья журналиста «Независимой газеты» Сергея Пархоменко «Верность вместо мастерства». Там он постулирует то, что юристы со стороны компартии — «дрянные профессионалы». И откровенно насмехается над тем, что коммунисты не смогли найти себе в защиту кого-нибудь получше 64. И это о людях, которые вошли в современные учебники права! Это даже больше, чем их докторские степени. Это признание. Федотов и Румянцев — это тоже величины. Даже одиозному Макарову, и тому уже уготовано место в истории. Это признавали даже их противники.

Самое замечательное, что Сергей Пархоменко позже выступит одним из авторов «Московской хартии журналистов» — профессионально-этического кодекса для работников СМИ. Я просто в самом деле уже ничему не удивляюсь.

Но остались ещё сами представители от КПСС и КП РСФСР, которые должны были отвечать по ходатайству депутатов-демократов. Ничего нового, почти всех их вы уже знаете. От КП РСФСР были выставлены первый секретарь ЦК КП РСФСР, член Политбюро В. А. Купцов и Г. А. Зюганов, секретарь ЦК КП РСФСР по идеологии, член Политбюро этой партии. С КПСС всё интереснее. Её представляли В. А. Ивашко, заместитель Генерального Секретаря ЦК КПСС, М. И. Кодин, член ЦКК КПСС, И. И. Мельников, секретарь ЦК КПСС и соратник Зюганова в текущем составе ЦК КПРФ, член ЦК КПСС В. В. Калашников. Вот тут и кроется самое интересное! Совершенно случайно все эти люди — члены ЦК КП РСФСР! Вы же помните, что её создатели сохраняли свои посты в КПСС?

За исключением, пожалуй, В. В. Калашникова. Он после процесса от политики вообще отошёл и в процессе был занят скорее как историк. Сейчас выступает за государственный капитализм и о левой повестке даже не заикается. Информации о судьбе М. И. Кодина я не нашёл, но в каких-либо партийных структурах он замечен не был.

Таким образом, КПСС была представлена на процессе, но… не была представлена на процессе. Везде были рассажены люди Купцова. Правда, Анатолий Собчак (что неожиданно) упоминает о том, что XXIX съезд КПСС 65послал на процесс своих представителей 66. Настоящих, а не ряженых В. А. Купцовым. Но и Конституционный суд, и люди из РКП были солидарны с тем, чтобы до участия в процессе их не допустить.

Что касается В. А. Ивашко, который в КП РСФСР участия не принимал, сохраняя пост только в КПСС, то с ним всё предельно ясно. По уверениям Юрия Прокофьева, это был человек Горбачёва. Не убеждённый реформатор, но просто удобная «рабочая лошадка», которая была буфером между генсеком и недовольной партией 67. После краха, как вы могли видеть по предыдущим материалам, Ивашко не проявлял интереса к работе структур «партии большой», зато активно начал сотрудничать с Купцовым, участвуя в его интригах.

По поводу финансового обеспечения Рудинский отмечает, что коммунистическая сторона была фактически на иждивении государства. Те, кто не жил в Москве, получали деньги на проезд и скромные суточные. Некоторые вовремя не могли оплатить гостиницу и сидели в суде с чемоданами 68. Примечательный факт: смету на содержание коммунистической стороны утверждал не кто-нибудь, а Геннадий Бурбулис 69.

Президентская же команда действовала с шиком. Приезжали в здание суда на правительственных лимузинах, с охраной, и никогда не входили через парадный вход. Как и судьи, представители президента пользовались только служебным. Как-никак «государевы люди». По какой-то причине демократы брезговали обедать в столовой Конституционного Суда вместе со всеми остальными участниками дела 70.

Что тут сказать? Перестроечная борьба с привилегиями закончилалась безоговорочной победой последних.

Первое заседание

Как я уже упоминал ранее, стенограммы первого заседания суда в официальном издании от «СПАРК» нет. Моё убеждение таково, что нет её там из-за характера решений, который были приняты в тот день. Они были весьма и весьма спорными. А ведь это заседание было чуть ли не определяющим для дальнейшего хода процесса. Да, там обсуждались по сути только оргвопросы, но за решениями по этим вопросам была большая сила.

За неимением лучшего, буду пересказывать Ф. М. Рудинского, так как Боголюбов в своих сборниках помещал в основном отзывы прессы и наиболее хлёсткие моменты выступлений обеих сторон. У него там таких вещей не найти.

Открылось заседание 26 мая 1992 года. Буквально сразу же суд преподнёс очень неприятный сюрприз представителям депутатов-коммунистов.

Два ходатайства объединены в одно. Дело о конституционности указов президента и запрос радикал-демократов о конституционности самой компартии будут рассматриваться вместе. Суд решил это единолично, за сутки до начала процесса — 25 мая 71. Напомню вам, что Анатолий Собчак упрекал Конституционный суд в том, что он играл на стороне коммунистов…

Для коммунистической стороны это было крайне невыгодное решение. Все эти месяцы они готовились к одному процессу, а по итогу их будет два. Одно дело — собирать доказательства и свидетелей по поводу неконституционности действий Президента. Совсем другое — искать свидетелей и доказательства собственной невиновности. Элемент внезапности в наступлении с коммунистической стороны несколько нивелировался.

Политическая перспектива тоже открывалась весьма печальная. Мы уже отметили чуть выше, что даже либеральные обозреватели не оставляли Президентским указам шанса — для Кремля процесс будет проигрышным. С признанием самой КПСС/РКП неконституционными всё было не так однозначно. Смотрите, в чём суть. Дело о рассмотрении Указов Б. Н. Ельцина было бы хронологически первым. Скорее всего, суд оказался бы на стороне компартии. Это повлекло бы её легализацию, хотя бы частичную. После победы по этому делу нужно было ждать старта судебного разбирательства по ходатайству правых депутатов.

Но пока суд да дело, можно было подготовиться к любому исходу, даже к самому худшему. Время было. Теперь же ставки становились предельно высоки. Всё или ничего, здесь и сейчас.

Ну да ладно. Сумела президентская сторона через своих людей это решение протолкнуть — пусть пользуется. Право — дело сильного. Но ведь мы в первой части приводили мнение Никиты Петрова о том, что суд проходил строго в рамках закона. А вот Рудинский пришёл в настоящий ужас от такого решения. Была поколеблена чуть ли не правовая аксиома. Чтобы человек, не имеющий соответствующего образования, понял, в чём же был ужас, Феликс Михайлович приводит один занятный пример. Позволю себе перевести его на современные реалии.

Предположим, что вас обвиняют в преступлении. Скажем, в ограблении магазина. Сотрудник правоохранительных органов N, осуществлявший задержание, принялся вас избивать, хотя вы даже не оказывали сопротивления. Да ещё и тайком вытащил ваш бумажник. Вы инициируете против него дело. А когда приходит время разбирательства, вам заявляют — мы дело об ограблении объединяем с делом о превышении полномочий сотрудником. И более того, виновность N мы поставим в зависимость от того, грабили вы или нет. Если всё же грабили, то ему ничего не будет. 72.

Было два дела. Одно о превышении должностным лицом (Президентом Б. Н. Ельциным) своих полномочий, другое о конституционности компартии. Стало одно. Хотя первое было несоизмеримо шире, потому что касалось не только судьбы КПСС/РКП, но и государства в целом.

Ведь такое самовластие президента создавало опасный прецедент. Какие Указы ему далее взбредут в голову? Может, он так государственный переворот совершит. Распустит парламент, приостановит деятельность судебной власти…

Ещё одной особенностью Конституционного суда России тех лет было отсутствие у сторон права на отвод судей. Закон также допускал ведение дискуссий между судьями по поводу процесса прямо во время заседания 73. Эту деталь я счёл уместным упомянуть здесь, хотя стоит иметь ввиду, что данный порядок от суда уже не зависел. Таков был закон тех лет. То есть, даже видя явную ангажированность в ту или другую сторону, никто из участников не смог бы с этим ничего поделать.

На этом правовые новшества не кончились. Так как «к ответу» радикал-демократы зовут КПСС и КП РСФСР, на тот момент уже распущенные, нужно что-то делать с представительством. Идут дебаты на тему, существует ли компартия как субъект права (просто временно поражённый в правах) или уже нет. Коммунисты настаивают на том, что согласно Указам она уже распущена, а стало быть — нет, не существует. Даже решение суда отправлять будет некуда, а потому ходатайство Румянцева и прочих лишено смысла. Конституционна была партия или нет, но она уже является историей. Суд тогда посчитал, что КПСС ещё существует.

Забегая вперед. Ходатайство депутатов-антикоммунистов по итогу вылетит в трубу. Никакого решения по нему не будет вовсе. И предлог к отказу от вынесения решения просто убийственный. Он таков: КПСС уже не существует, а КП РСФСР ещё не существует, так как она не имела регистрации ни общесоюзной, ни российской. Итого — субъектов права нет. И они не исчезли во время процесса, нет. Их как таковых не было ещё до процесса.

Мы про какую-то стенограмму, а тут метаморфозы крупнее. 26 мая Конституционный суд, несмотря ни на что, протолкнул решение, что партия есть. Даже представителей её назначил. Они, как и представители радикал-демократов, бодались в суде не на жизнь, а насмерть почти год. Если выкинуть из стенограмм всё, что связано с этой частью дела, то издание похудеет тома на два. Но вот всё закончилось, 30 ноября 1992, вердикт. И там сказано, что одни отстаивали призрак, другие против него бились.

Я не профессиональный юрист. Быть может, так и вправду бывает, но что-то сильно сомневаюсь. Лично у меня по этой ситуации два предположения:

1. Изначально «программировалось» совсем иное решение, для которого это ходатайство судьи за уши к процессу и притянули. Но пока шло разбирательство, политическая обстановка начала меняться, нужно было искать компромисс. Наиболее удобным решением было отсечение самой провокационной части.

2. Что Федотов, что Попцов сходились во мнении: «время работало на коммунизм». Пока в зале суда шли баталии юридические, в стране всё ожесточеннее шли баталии политические. Общая обстановка благоприятствовала коммунистической команде. Таким образом, прицепив ходатайство Румянцева к делу в качестве мины для противника, сторона президента сама же на ней и подорвалась. Без него процесс был бы много короче, что хоть как-то повышало шансы на успех. А причина? Спешка. Ещё раз помянем перехваченную инициативу как благо.

Но вернёмся к 26 мая 1992. Сойдясь на том, что компартия всё же есть, встает вопрос о конкретных представителях. Коммунисты настаивают на разрешении собрать Съезд, который и выберет представителей. Суд против. Депутаты-коммунисты для этой роли не годятся. Все они «бывшие», теперь уже просто пенсионеры, де-юре беспартийные или в иных партиях. У них просто остался статус депутатов. Сама КПСС\РКП собраться и определить, кто от неё будет выступать, не может. На самом деле, прекрасно может, но эти сборы нарушают пока ещё действующие Указы, а потому не считаются. Что-то надо делать.

Буду цитировать Феликса Михайловича полностью. Тут даже добавить нечего.

«Слово берёт С. М. Шахрай: „Возможны три варианта: Суд вправе рассмотреть этот вопрос и без соответствующей стороны. Во-вторых, Суд может определить защитников КПСС и РКП. Наконец, мы полагали, что наши уважаемые оппоненты не откажутся защитить эту организацию“. Итак, слушать дело о партии, но без её участия, т. е. без обеспечения права на защиту!!! Либо другой путь — не спрашивать у партии, кого она желает иметь в качестве адвоката, пусть Суд решит, т. е. игнорировать волю стороны. Или третий путь — возложить эту обязанность на других лиц, т. е. депутатов, не имеющих отношения к партии.
Каков юридический перл! Это как у Крылова волк говорит ягненку: „Досуг мне разбирать вины твои, щенок!“. Судья Б. С. Эбзеев удивленно спрашивает С. М. Шахрая: „Вы полагаете, что данный вопрос мы можем рассматривать без участия в этом рассмотрении представителей КПСС и РКП, так Вас надо понимать?“. С. М. Шахрай: „Вы правильно поставили вопрос, и я на него отвечаю утвердительно. Более того, представители этих организаций юридически не могут появиться в этом зале. Могут появиться защитники интересов этих организаций на момент издания Указов“. Здесь Сергей Михайлович „достиг“ высочайших вершин юридической науки! Подумайте только: судить будем заочно, а представители даже появиться в зале не могут! Ведь даже при Гитлере на Лейпцигском процессе у коммунистов были адвокаты. Правда, там был уголовный суд, а в Конституционном Суде правила другие. Но юридическая аксиома — каждый вправе защитить свои интересы — относится ко всем судам!» 74.

Наконец, Конституционный суд решил: представителями от КПСС и КП РСФСР будут лица, занимавшие в них ключевые посты на момент запрета. От РКП — В. А. Купцов, от КПСС — М. С. Горбачёв. Но последнее уже тогда могло вызвать лишь нервный смешок, а потому в список добавили заместителя Горбачёва, небезызвестного вам В. А. Ивашко. Все всё понимали. Эти лица также могут выбрать и иных представителей, которые будут отстаивать интересы их организаций 75. Следующий этап процесса — 7 июля 1992 года, а на сегодня всё.

На последующей пресс-конференции представители президента назвали это решение о представительстве «маленьким юридическим шедевром» 76. В целом, в сторону суда сыпались сплошные комплименты. Оценили положительно всё — от новых мантий до решений. Спускать всех собак на В. Зорькина станут позже.

С точки зрения коммунистов, первое заседание окончилось тотальным провалом. Все решения в пользу демократов. Играть придётся не только на их поле, но и по их правилам 77.

Настроения были упаднические. Весомой международной поддержки нет, общественное мнение не на их стороне, СМИ в руках Президента и его людей. Процесс уже заранее запрограммирован на определённый вердикт. Звучали предложения не принимать участия в данном действе, лишив его легитимности и громко хлопнуть дверью 78.

Кто знает, как пошла бы история дальше, если бы к середине года политический и экономический кризис в стране не усугубился ещё более. На этом фоне у команды коммунистов явно открылось второе дыхание.

А пока либеральная пресса взорвалась публикациями о том, что развязка близка. Забудьте прежнюю аналитику, позиции менялись, как направление флюгера. Юрий Феофанов заявил, что преступления партии очевидны, как «убийство, совершённое у всех на глазах». Проблема лишь в формальностях. А правовые формальности в истинно демократическом государстве важны и должны составлять предмет гордости 79. Когда журналист «Комсомольской правды» 27 мая задал Ельцину вопрос о том, что он намерен делать, если, допустим, Конституционный Суд все же признает его Указы неконституционными. Президент ответил предельно коротко: «Не допускаю» 80.

Сергей Пархоменко прямо заявлял, что перспектива победы президента в процессе открывает простор и для уголовного преследования бывших членов КПСС 81.

Очень по-своему истолковал процесс обозреватель Михаил Карпов. Проблему с представительством КПСС/РКП он воспринял как-то, что «никто не желает брать на себя ответственность за партию» 82.

Большое интервью «Российской газете» дал Олег Румянцев. В нём он вкратце пересказал суть ходатайства депутатов-демократов и оценил перспективы процесса. В интервью Румянцев уверенно заявляет, что готов доказать причастность не только центральных органов КПСС к событиям августа 1991 года, но и республиканских/областных её отделений 83. Здесь сторона двигалась прямо в ловко расставленную ловушку. Кто же мог знать, что коммунисты заранее позаботились о том, чтобы составить соответствующие запросы в прокуратуру всех субъектов РФ и получить однотипные ответы: «Участия КП РСФСР и КПСС в деятельности ГКЧП не выявлено… не обнаружено… нет информации» 84. Исключение составили только Оренбург и Москва. И всё это приобщат к делу. Допросы партийных работников с мест для демократов тоже будут весьма безрадостны.

В остальном же интервью очень сухое и стандартное. Олег Румянцев просто кратко объясняет суть претензий к КПСС. Весьма аргументированно и спокойно.

Среди них есть и такая — антиконституционность компартии заключена в характере её идеологии: классовом подходе и диктатуре пролетариата. Так что суждение о том, что «идею никто судить не собирался», достаточно шаткое. Юридическая посылка «нового Нюрнберга» была заключена как раз в ходатайстве Румянцева. Коммунисты в России оказались бы вне закона. Не смогли бы напугать такие заявления только КПРФ — их идеология обходится и без первого, и без второго.

Представители президента полностью разделяли данный тезис Румянцева. М. А. Федотов спустя 18 лет говорил следующее: «Да, счёт был не сухой, безусловно. Не удалось признать КПСС преступной организацией. Каждый раз, когда мы говорили о том, что этот процесс подобен Нюрнбергскому, на нас кричали, шикали, топали ногами. Это делали, в том числе, и судьи Конституционного суда».

Коммунисты также провели свою пресс-конференцию после первого заседания суда. Отметили как позитивный исход то, что вопрос о конституционности КПСС будет решаться не вообще «за все 70 лет», а только на момент издания Указов Президента РФ. Это август-ноябрь 1991.

И вообще, на том мероприятии С. А. Боголюбов попросил компартию с претензиями за 1930-е и прочие годы не беспокоить. Разделение властей, многообразие форм собственности — всё это замечательно. И КПСС совсем уже не та партия, и перестройка была прекрасна… 85

Теперь вы понимаете, почему В. А. Купцов и его люди так упирались, чтобы не отстаивать историческую роль КПСС? Так было легче вести процесс. Что ответить на исторические претензии? А то, что мы не мы и вообще демократизация и гласность. Казалось бы, вполне продуктивный шаг. Но вся эта «хитрость» выйдет прахом. На деле в историю будут лезть чуть ли не до основания РСДРП. На каждом заседании. И коммунистическая сторона вместо атаки уйдет в глухую оборону.

Все партийные руководители тех лет либо живы до сих пор, либо застали резкую «сталинизацию» КПРФ, а то и вовсе были его инициаторами. Все они прятались за перестройку, когда было страшно, а затем началось — бюсты И. В. Сталину, анафема 1980-м… Несгибаемость политического курса, что тут сказать.

Наиболее сдержанно из обозревателей высказался Виталий Третьяков из «Независимой газеты». Третьяков в своей небольшой заметке отмечал, что «Суд над КПСС» лишён всякого смысла, даже если и считать её прошлое преступным. А декоммунизация в России будет идти тихо и постепенно. Без крайностей. Идея суда над кем-то отпадёт вместе со стабилизацией в обществе 86. Редкий случай, когда газетный прогноз попал в точку. Так оно и происходило в дальнейшем.

Большинство упомянутых публикаций высмеяли позицию Владимира Антоновича Ивашко, который на заседании 26 мая сомневался в своей способности представлять КПСС, сославшись на отсутствие партийного решения. Без него он никакой должности кроме «пенсионер» не занимает. Первая часть газетчиками была плавно опущена, осталась лишь ссылка на то, что он пенсионер. Это выставили как трусость и попытку спрятаться за свой возраст. Хотя такой его поступок явно был связан с тем, чтобы суд под формальным предлогом разрешил партии реорганизоваться и получить то самое «партийное решение».

Такие вещи сложно читать без отвращения. Накануне процесса Ивашко перенёс инфаркт и явился в зал Суда прямо из больницы 87. Участвовать в подобном действии не каждому молодому под силу, это колоссальная нагрузка. Более того, проблемы со здоровьем Владимир Антонович начал испытывать ещё с 1991 года и наверняка понимал, что осталось ему недолго. Это и в самом деле так, после процесса он проживёт едва ли два года. Всё это не отменяет того, что я писал об Ивашко ранее. Его роль в поздней истории партии очень двойственная — с одной стороны он был могильщиком КПСС, с другой же — до последнего защищал честь организации. Он вполне мог провести последние годы жизни как Виктор Гришин. Никто бы его не упрекнул. Быть может, тогда бы и прожил дольше. Реабилитация после инфаркта — дело не быстрое и с «процессами века» мало совместимое. В конце концов он был младше Ельцина на год, шансы были. Тем не менее, Ивашко потратил время на то, чтобы сдать дела новому поколению, и только после этого ушёл на пенсию, не имея никаких политических амбиций в новых компартиях.

В. А. Ивашко

Пожалуй, именно В. А. Ивашко более достоин того, чтобы называться последним руководителем КПСС. Для Горбачёва, бросившего партию ради рекламы пиццы и международных грантов, это слишком большая честь. А его заместитель не только в лучших, но даже и в худших своих поступках, как в зеркале, отражал состояние партии в последний, самый короткий период её жизни.

Продолжение следует…

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 203
  2. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 195
  3. Оригинал обнаружить не удалось, однако «адрес» указан — газета «Молния» № 20 (89) 1995 г.
  4. Цит. по: Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 195
  5. Наши горькие утраты // Мысль. 2014. № 8 (370)
  6. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 195
  7. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 200−201
  8. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 198
  9. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 199
  10. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 202
  11. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 199
  12. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 201
  13. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 197
  14. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 201
  15. Гарифуллина Н. Тот, кто не предал. М., 1995. С. 205−215
  16. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / В защиту прав коммунистов // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 391
  17. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / В защиту прав коммунистов // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 391
  18. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / В защиту прав коммунистов // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 391
  19. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 40
  20. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / В защиту прав коммунистов // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 391
  21. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / За правдой в Конституционный Суд // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 392
  22. Указ Президента РСФСР «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» от 19 декабря 1991 года № 289
  23. Филиппов Б., Бойко Т. КГБ и радикальные перемены [Интервью с В.В. Иваненко] // История новой России. Сайт Общественного Совета «Уроки девяностых». URL: www.ru-90.ru/node/1134
  24. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / На завершающем этапе подготовки к «процессу века» // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 395
  25. КПСС вне закона?! Конституционный суд в Москве. (Составитель С. А. Боголюбов). М.: Байкальская Академия, 1992. С. 11−13
  26. Карпов М. Конституционный суд, возможно, нанесёт двойной удар // Независимая газета. 26 мая 1992. № 98 (269)
  27. Пархоменко С. Лучшая защита — обвинение // Независимая газета. 26 мая 1992. № 98 (269)
  28. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 40
  29. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 39
  30. Феофанов Ю. Конституционный суд России рассматривает самое спорное и самое сенсационное дело // Известия. 26 мая 1992. № 122 (23 696)
  31. Карпов М. Конституционный суд, возможно, нанесет двойной удар // Независимая газета. 26 мая 1992. № 98 (269)
  32. Чугаев С. «Я буду работать на команду президента» [Интервью с Сергеем Шахраем] // Известия. 25 мая 1992. № 121 (23 695)
  33. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 51−52
  34. Заседание Конституционного суда Российской Федерации 9 июля 1992 года // Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента РФ, касающихся деятельности КПСС и КП РСФСР, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Том 1. М.: Спарк, 1996. С. 117
  35. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 53−54
  36. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 50
  37. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 49−51
  38. Е. Кофанова, Н. Кротов. Румянцев Олег Германович. Биографический портрет. 1993−1994 // Официальный сайт Олега Германовича Румянцева URL: rumiantsev.ru/a771/
  39. Котенков Александр Алексеевич // Lobbying.ru URL: www.lobbying.ru/persons.php?id=418&link_id=11
  40. Игорь Александрович Безруков // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия» URL: law.edu.ru/person/person.asp?persID=1 130 789
  41. Е. Кофанова, Н. Кротов. Румянцев Олег Германович. Биографический портрет. 1993−1994 // Официальный сайт Олега Германовича Румянцева URL: rumiantsev.ru/a771/
  42. Густав Носке (1868−1946) — немецкий социал демократ, участвовал в подавлении коммунистического движения после Ноябрьской революции 1918 г.
  43. Макаров Андрей Михайлович // Lobbying.ru URL: lobbying.ru/content/persons/id654_linkid133.html
  44. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 49
  45. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 47
  46. Карпов М. Конституционный суд, возможно, нанесет двойной удар // Независимая газета. 26 мая 1992. № 98 (269)
  47. Остапчук А. Конституционный суд начинает рассмотрение Указов Ельцина о запрете компартии // Независимая газета. 26 мая 1992. № 98 (269)
  48. Попцов О. М. Хроника времен «царя Бориса». Edition Q Verlags-GmbH: Совершенно секретно, 1995. С. 78−79
  49. Боков Владимир Анатольевич // Lobbying.ru URL: http://www.lobbying.ru/content/persons/id_3980.html
  50. Зоркальцев Виктор Ильич // Lobbying.ru URL: www.lobbying.ru/content/persons/id_4803.html
  51. Севастьянов Виталий Иванович // Lobbying.ru URL: http://www.lobbying.ru/persons.php?id=886
  52. Лапшин Михаил Иванович // FLB.ru URL: old.flb.ru/persprint/495.html
  53. Тарасов Борис Васильевич // Краткие биографии URL: biographiya.com/tarasov-boris-vasilevich/
  54. Братищев Игорь Михайлович // Lobbying.ru URL: www.lobbying.ru/content/persons/id_3990.html
  55. Слободкин Юрий Максимович // People. su URL: www.people.su/101 670
  56. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / За правдой в Конституционный Суд // Wikireading.ru URL: biography.wikireading.ru/55 392
  57. Отец видного французского историка стал жертвой революционного террора в апреле 1794 года. Не смотря на это Франсуа Гизо снискал славу последовательного защитника идеалов Французской революции в эпоху Реставрации.
  58. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 45
  59. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 6
  60. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 42−43
  61. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 41−42
  62. Виктор Черномырдин выразил соболезнования семье погибшего // КоммерсантЪ. 9 ноября 1994. № 212 (680)
  63. Заподинская Е. Адвоката Клигмана не защитил никто // КоммерсантЪ. 22 декабря 2001. № 234 (2364)
  64. Пархоменко С. Верность вместо мастерства // Независимая газета. 28 мая 1992. № 100 (271)
  65. В книге «Тот, кто не предал» говорится, что данный Съезд прошёл только в 1993 году. Собчак и газета Московские новости за 12 июля 1992 года писали о Съезде уже в 1992 году. У кого именно ошибка — сказать затрудняюсь.
  66. Собчак А. А. Жила-была КПСС / Глава 5. Суд над КПСС // Анатолий Собчак. Официальный сайт URL: sobchak.org/rus/books/Kpss/9.html
  67. Прокофьев Ю. А. Как убивали партию / Власти предержащие // e-reading.club URL: www.e-reading.club/bookreader.php/1 026 469/Prokofev_-_Kak_ubivali_partiyu._Pokazaniya_Pervogo_Sekretarya_MGK_KPSS.html
  68. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 51
  69. Остапчук А. Коммунисты не склонны обвинять КС в предвзятости // Независимая газета. 14 июля 1992. № 132 (303)
  70. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 51
  71. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 31
  72. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 31
  73. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 21
  74. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 34−35
  75. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 37
  76. Маштакова Г. Конституционный суд в великолепной форме // Российская газета. 27 мая 1992. № 120 (456)
  77. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 37
  78. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 38−39
  79. Феофанов Ю. Я гражданин на пенсии, но ситуацией владею, — сказал на заседании Конституционного суда В. Ивашко // Известия. 27 мая 1992. № 123 (23 697)
  80. Цит. по: Заседание Конституционного суда Российской Федерации 14 июля 1992 года // Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента РФ, касающихся деятельности КПСС и КП РСФСР, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Том 1. М.: Спарк, 1996. С. 282
  81. Пархоменко С. Верность вместо мастерства // Независимая газета. 28 мая 1992. № 100 (271)
  82. Карпов М. Конституционный суд объединил два ходатайства в одно дело // Независимая газета. 27 мая 1992. № 99 (270)
  83. Анохин П. Запрещена КПСС, а не коммунисты. Их никто не преследует [Интервью с Олегом Румянцевым] // Российская газета. 27 мая 1992. № 120 (456)
  84. Осадчий И. П. Как это было… К истории Компартии РСФСР — КПРФ / Формирование коммунистической команды // Wikireading.ru URL: https://biography.wikireading.ru/55 393
  85. КПСС вне закона?! Конституционный суд в Москве. (Составитель С. А. Боголюбов). М.: Байкальская Академия, 1992. С. 20−21
  86. Третьяков В. Суд над КПСС // Независимая газета. 27 мая 1992. № 99 (270)
  87. Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном Суде. М.: Былина, 1998. С. 37