Критические заметки о политэкономии (отрывок)

Критические заметки о политэкономии (отрывок)
~ 13 мин

Пред­ла­гаем вашему вни­ма­нию пере­вод с испан­ского языка наи­бо­лее инте­рес­ных и содер­жа­тель­ных заме­ток Эрне­сто Че Гевары, опуб­ли­ко­ван­ных в книге «Кри­ти­че­ские заметки о полит­эко­но­мии» («Apuntes criticos a la Economia Politica»). Эта книга содер­жит ком­мен­та­рии к пере­ве­ден­ной на испан­ский язык «хру­щёв­ской» вер­сии учеб­ника по полит­эко­но­мии под редак­цией Ост­ро­ви­тя­нова. Эта вер­сия учеб­ника в неко­то­рых момен­тах суще­ственно отли­ча­ется от ста­лин­ской вер­сии извест­ного учеб­ника 1954 года. Ком­мен­та­рии Че Гевары в основ­ном каса­ются именно тех момен­тов, кото­рых нет в ста­лин­ском учебнике.

«В мире нет таких сил, кото­рые могли бы реста­ври­ро­вать капи­та­лизм в нашей стране и раз­ру­шить соци­а­ли­сти­че­ский лагерь. Опас­ность рестав­ра­ции капи­та­лизма в нашей стране пол­но­стью исклю­чена. Это озна­чает, что соци­а­лизм побе­дил не только окон­ча­тельно, но и бесповоротно».

Весьма спор­ные утвер­жде­ния. Послед­ние изме­не­ния в эко­но­мике СССР напо­ми­нают то, что про­ис­хо­дило в Юго­сла­вии, когда был взят курс на посте­пен­ный воз­врат к капи­та­лизму. Время пока­жет, было ли это вре­мен­ное отступ­ле­ние, либо же оно повле­чёт за собой дви­же­ние в обрат­ном направ­ле­нии. Любые кон­цеп­ции, осно­ван­ные на воз­мож­но­сти стро­ить соци­а­лизм с эле­мен­тами капи­та­лизма, на самом деле явля­ются лишь заблуж­де­ни­ями. Вы полу­ча­ете сме­шан­ную систему, кото­рая либо ведёт в тупик, либо к едва ли воз­мож­ному выходу, кото­рый тре­бует всё новых и новых усту­пок эко­но­ми­че­ских рыча­гов рынку, т. е. отката назад.

«С побе­дой соци­а­лизма СССР всту­пил на новую ста­дию раз­ви­тия, на послед­ний этап стро­и­тель­ства соци­а­лизма, на фазу посте­пен­ного пере­хода от соци­а­лизма к коммунизму».

Утвер­жде­ние, кото­рое идёт враз­рез с орто­док­саль­ной марк­сист­ской тео­рией, но, что более важно, также про­тив нынеш­ней логики. Во-​первых, в нынеш­них усло­виях, с раз­ви­тием миро­вого рынка, ком­му­низм будет осно­вы­ваться на экс­плу­а­та­ции и пре­не­бре­же­нии людьми тех стран, с кото­рыми СССР тор­гуют. Во-​вторых, огром­ное коли­че­ство ресур­сов, направ­ля­е­мых на обо­рону, не даёт воз­мож­но­сти для пол­ного раз­ви­тия ком­му­низма, по край­ней мере, в рам­ках наших теку­щих зна­ний о воз­мож­но­стях тех­ники. Вме­сто этих гром­ких заяв­ле­ний можно было бы про­сто уве­ли­чить долю соци­аль­ных рас­хо­дов на самые основ­ные потреб­но­сти чело­века: жильё, одежду, про­дукты пита­ния, меди­цину, образование.

«Пере­ход к ком­му­низму может иметь место только в том слу­чае, если удастся суще­ственно пре­взойти уро­вень про­из­вод­ства раз­ви­тых капи­та­ли­сти­че­ских стран и достичь гораздо более высо­кой про­из­во­ди­тель­но­сти труда, чем при капи­та­лизме. Однако выпол­не­ние основ­ной эко­но­ми­че­ской задачи СССР еще не зна­чит, само по себе, начало стро­и­тель­ства ком­му­низма. Это лишь реша­ю­щий этап сорев­но­ва­ния с капи­та­лиз­мом, в про­цессе кото­рого созда­ётся материально-​техническая база ком­му­низма и раз­ви­ва­ются необ­хо­ди­мые про­из­во­ди­тель­ные силы, чтобы обес­пе­чить изоби­лие необ­хо­ди­мой про­дук­ции и перейти к уста­нов­ле­нию ком­му­ни­сти­че­ских обще­ствен­ных отношений».

Ком­му­ни­сти­че­ская модель про­из­вод­ства пред­по­ла­гает зна­чи­тель­ное изоби­лие мате­ри­аль­ных благ, но не обя­за­тельно стро­гое срав­не­ние с капи­та­лиз­мом. Когда ком­му­низм будет вве­дён в каче­стве миро­вой системы, он будет суще­ство­вать в стра­нах с раз­ным уров­нем раз­ви­тия, пока этот уро­вень не выров­ня­ется, на что уйдут годы. Идея сде­лать из ком­му­низма коли­че­ствен­ную цель и попут­чика капи­та­ли­сти­че­скому раз­ви­тию, кото­рое про­дол­жает дви­же­ние впе­рёд, явля­ется меха­ни­сти­че­ской, с одной сто­роны, и пора­жен­че­ской — с дру­гой. Не говоря уже о том, что никто не уста­нав­ли­вал такую цель, да и не может её выпол­нить. Такое мир­ное сорев­но­ва­ние с капи­та­лиз­мом — это одно­сто­рон­нее стрем­ле­ние, бла­го­род­ное на пер­вый взгляд, но опас­ное и эго­и­стич­ное по своей сути, оно обез­ору­жи­вает морально народы и застав­ляет их забыть о соци­а­лизме в дру­гих отста­лых стра­нах, чтобы про­дол­жить это соревнование.

«Если капи­та­ли­сти­че­ское вос­про­из­вод­ство осу­ществ­ля­ется сти­хийно, пери­о­ди­че­ски пре­ры­ва­ется эко­но­ми­че­скими кри­зи­сами, то для соци­а­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства харак­терно бес­кри­зис­ное раз­ви­тие, непре­рыв­ное рас­ши­рен­ное воспроизводство».

Этот тезис осно­вы­ва­ется на утвер­жде­нии Ста­лина о том, что спрос дол­жен быть ниже пред­ло­же­ния на про­тя­же­нии всего пери­ода стро­и­тель­ства. Хру­щёв усо­мнился в этом утвер­жде­нии, как и в самом тезисе. Но сама жизнь дока­зала его спра­вед­ли­вость. Резуль­та­том допу­щен­ных оши­бок стал зату­шё­ван­ный кри­зис и застой в производстве.

«Тем не менее, дик­та­тура про­ле­та­ри­ата — это не только режим, опи­ра­ю­щийся на наси­лие и направ­лен­ный про­тив экс­плу­а­та­то­ров, это по сути даже совсем не режим, осно­ван­ный на наси­лии. Марксистско-​ленинские пар­тии отдают пред­по­чте­ние наи­бо­лее без­бо­лез­нен­ным фор­мам пере­хода к соци­а­лизму и никоим обра­зом не навя­зы­вают любой ценой — как это делают враги ком­му­низма — наси­лие, граж­дан­скую войну и воору­жён­ное вос­ста­ние, то есть, наи­бо­лее ост­рые формы клас­со­вой борьбы».

Мел­кий оппор­ту­низм. Дик­та­тура про­ле­та­ри­ата есть режим, опи­ра­ю­щийся на наси­лие и направ­лен­ный про­тив бур­жу­а­зии. Ясно, что накал борьбы зави­сит от сопро­тив­ле­ния экс­плу­а­та­то­ров, но нико­гда дик­та­тура про­ле­та­ри­ата не будет режи­мом розо­вых дождей, иначе же её съедят.

«Раз­ви­тие про­мыш­лен­но­сти сопро­вож­да­ется уве­ли­че­нием чис­лен­но­сти про­ле­та­ри­ата, ростом его спло­чён­но­сти, созна­тель­но­сти и организованности».

По форме эта фраза орто­док­саль­ного марк­сизма верна, но стал­ки­ва­ется с теку­щей реаль­но­стью. Рабо­чий класс импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран уве­ли­чил спло­чён­ность и орга­ни­зо­ван­ность, но не созна­тель­ность, за исклю­че­нием тех слу­чаев, когда они от сво­его имени созна­тельно при­мы­кают к миро­вым эксплуататорам.

Дей­стви­тельно, раз­ви­тие экс­плу­а­та­ции людей со сто­роны импе­ри­а­лизма вызвало дихо­то­мии в отно­ше­нии рабо­чих в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах. Орга­ни­зо­ван­ность и созна­тель­ность экс­плу­а­ти­ру­е­мого класса упали, сни­зился дух про­ле­тар­ского интер­на­ци­о­на­лизма, и сей­час, по край­ней мере, вре­менно, упала роль рево­лю­ци­он­ного авангарда.

Слу­чай (и подоб­ные ему), опи­сан­ный в книге, на при­мере такой страны, как Испа­ния, где раз­ви­ва­ется капи­та­лизм без воз­мож­но­сти импе­ри­а­ли­сти­че­ской экс­пан­сии, а рабо­чий класс дол­жен нести на своих пле­чах всю тяжесть раз­ви­тия, тоже имеет место. Кроме того, воз­можно, такие страны, как Бель­гия, дека­дент­ский импе­ри­а­лист, где тру­до­вые кон­фликты должны быть очень мощ­ными, потому что в допол­не­ние к потере при­ви­ле­ги­ро­ван­ного поло­же­ния, мы должны учи­ты­вать и то, что в каче­стве млад­шего парт­нёра в Евро­пей­ском эко­но­ми­че­ском сооб­ще­стве капи­та­ли­сты и рабо­чие Бель­гии несут на своих пле­чах боль­шую кон­цен­тра­цию капи­тала, кото­рые посту­пают в эту страну, и стра­дают от его послед­ствий — кризиса.

«Капи­та­ли­сты все­гда и везде стре­мятся низ­ве­сти мате­ри­аль­ные и куль­тур­ные усло­вия жизни рабо­чих на самый низ­кий уро­вень. Рабо­чие, тем вре­ме­нем, ока­зы­вают сопро­тив­ле­ние таким попыт­кам своих хозяев и ведут упор­ную борьбу за повы­ше­ние сво­его уровня жизни».

Тен­ден­цией стран совре­мен­ного импе­ри­а­лизма явля­ется вовле­че­ние рабо­чих в кос­вен­ную экс­плу­а­та­цию дру­гих наро­дов. Кроме того, тен­ден­ция уве­ли­че­ния объ­ёма про­из­вод­ства тре­бует уве­ли­че­ния потреб­ле­ния, что дости­га­ется только тогда, когда новые эле­менты ста­но­вятся неотъ­ем­ле­мой частью жизни работ­ника, и, сле­до­ва­тельно, участ­вуют в фор­ми­ро­ва­нии его сто­и­мо­сти как рабо­чей силы (радио, теле­ви­де­ние, кино, быто­вая тех­ника и т. д.). Это важ­ный момент, кото­рый, как я думаю, Маркс изу­чил недо­ста­точно глубоко.

Нужно изу­чить реаль­ную зара­бот­ную плату рабо­чих в круп­ных капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах, в том числе в тех, кото­рые не могут осу­ществ­лять импе­ри­а­ли­сти­че­скую политику.

«В эпоху раз­ви­того капи­та­лизма, когда на оче­редь дня постав­лена задача соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, наци­о­на­ли­за­ция земли не может быть осу­ществ­лена в рам­ках бур­жу­аз­ного обще­ства в силу сле­ду­ю­щих при­чин. Во-​первых, бур­жу­а­зия не реша­ется лик­ви­ди­ро­вать част­ную соб­ствен­ность на землю, боясь, что в связи с ростом рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния про­ле­та­ри­ата это может потря­сти основы част­ной соб­ствен­но­сти вообще. Во-​вторых, капи­та­ли­сты сами обза­ве­лись земель­ной соб­ствен­но­стью. Инте­ресы класса бур­жу­а­зии и класса землевладельцев-​помещиков всё более пере­пле­та­ются. В борьбе про­тив про­ле­та­ри­ата и кре­стьян­ства они все­гда высту­пают совместно».

Вто­рой аспект, на мой взгляд, самый важ­ный. Необ­хо­ди­мость наци­о­на­ли­за­ции земли, про­па­ган­ди­ру­е­мая бур­жу­аз­ными эко­но­ми­стами, была осно­вана на реаль­ном анта­го­низме между зем­ле­вла­дель­цами и про­мыш­лен­ни­ками, но всё более и более тес­ные связи между ними при­вели к посте­пен­ному зату­ха­нию про­ти­во­ре­чий. Экс­плу­а­та­торы всё чаще дей­ствуют как еди­ное пред­при­я­тие про­тив экс­плу­а­ти­ру­е­мых. Это не путь в одном направ­ле­нии, как ука­зано здесь.

Нужно изу­чить ста­ти­стику кон­сал­тин­го­вых фирм по сель­ско­хо­зяй­ствен­ным про­фес­сиям. В част­но­сти, пред­став­ляет инте­рес срав­ни­тель­ный ана­лиз по этому вопросу в ряде стран Латин­ской Америки.

«В усло­виях моно­по­ли­сти­че­ского капи­та­лизма товары, про­из­во­ди­мые моно­по­ли­ями, про­да­ются уже не по ценам про­из­вод­ства, а по зна­чи­тельно более высо­ким — моно­поль­ным — ценам.

Моно­поль­ная цена равна издерж­кам про­из­вод­ства плюс мак­си­маль­ная при­быль, зна­чи­тельно пре­вы­ша­ю­щая сред­нюю норму при­были; моно­поль­ная цена выше цены про­из­вод­ства и, как пра­вило, пре­вы­шает сто­и­мость това­ров.

Таким обра­зом, при импе­ри­а­лизме и на основе гос­под­ства моно­по­лий уста­нав­ли­ва­ется закон высо­кой моно­поль­ной при­были как отра­же­ние и раз­ви­тие основ­ного эко­но­ми­че­ского закона капитализма».

Если моно­по­лия рас­про­стра­ня­ется на боль­шую часть про­дук­ции страны, это есте­ственно ведёт к новому раз­меру сред­ней при­были, кото­рая будет выше, в ущерб запаз­ды­ва­ю­щим отрас­лям про­из­вод­ства. Это про­ти­во­ре­чит тезису Маркса о паде­нии нормы при­были. Опять же, объ­яс­не­ние этому явле­нию сле­дует искать в нече­ло­ве­че­ских усло­виях жизни в зави­си­мых стра­нах, кото­рые вно­сят свою лепту в сверх­при­были монополий.

«С раз­ви­тием соб­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти в коло­ниях рас­тёт наци­о­наль­ная бур­жу­а­зия, ока­зы­ва­ю­ща­яся в двой­ствен­ном поло­же­нии: с одной сто­роны, гнёт чуже­зем­ного импе­ри­а­лизма и фео­даль­ных пере­жит­ков пре­граж­дает ей путь к эко­но­ми­че­скому и поли­ти­че­скому гос­под­ству, а с дру­гой сто­роны, она сов­местно с ино­стран­ными моно­по­ли­ями участ­вует в экс­плу­а­та­ции рабо­чего класса и кре­стьян­ства. В наи­бо­лее круп­ных коло­ни­аль­ных и полу­ко­ло­ни­аль­ных стра­нах суще­ствуют моно­по­ли­сти­че­ские объ­еди­не­ния мест­ной бур­жу­а­зии, нахо­дя­щи­еся в зави­си­мо­сти от ино­стран­ных моно­по­лий. Поскольку национально-​освободительная борьба направ­лена на свер­же­ние гос­под­ства импе­ри­а­лизма, заво­е­ва­ние наци­о­наль­ной само­сто­я­тель­но­сти страны и лик­ви­да­цию фео­даль­ных пере­жит­ков, тор­мо­зя­щих раз­ви­тие капи­та­лизма, наци­о­наль­ная бур­жу­а­зия на извест­ном этапе участ­вует в этой борьбе и играет про­грес­сив­ную роль».

Исто­ри­че­ски это было прав­дой, но для сего­дняш­ней ситу­а­ции это ложь. В стра­нах с более про­дол­жи­тель­ным опы­том поли­ти­че­ской псев­до­не­за­ви­си­мо­сти, каким явля­ется боль­шин­ство стран Латин­ской Аме­рики, аль­янс между мест­ной бур­жу­а­зией и импе­ри­а­ли­сти­че­ским капи­та­лом укреп­ля­ется в тече­ние дол­гого вре­мени. Кубин­ская рево­лю­ция послу­жила реаль­ным сиг­на­лом тре­воги для мест­ных экс­плу­а­та­то­ров. К тому же, борьба про­тив остат­ков фео­даль­ного строя весьма затруд­нена, так как союз между экс­плу­а­та­то­рами из раз­лич­ных отрас­лей и круп­ными зем­ле­вла­дель­цами суще­ствует как в про­мыш­лен­но­сти, так и в тор­говле. В Африке фор­ми­ро­ва­ние бур­жу­а­зии при­об­ре­тает пара­зи­ти­че­ский отте­нок с самого момента начала пол­ного вклю­че­ния зави­си­мой бур­жу­а­зии в моно­по­ли­сти­че­ский капи­тал. Борьба про­тив бур­жу­а­зии явля­ется суще­ствен­ным усло­вием осво­бо­ди­тель­ной борьбы, если она может при­ве­сти к успеш­ному и окон­ча­тель­ному завер­ше­нию (Индо­не­зия — контрпример).

«Национально-​освободительное дви­же­ние в коло­ниях и зави­си­мых стра­нах, во главе кото­рого стоит про­ле­та­риат, как при­знан­ный руко­во­ди­тель широ­ких масс кре­стьян­ства и всех тру­дя­щихся, втя­ги­вает в борьбу про­тив импе­ри­а­лизма гигант­ское боль­шин­ство насе­ле­ния земли, угне­та­е­мое финан­со­вой оли­гар­хией несколь­ких круп­ней­ших капи­та­ли­сти­че­ских дер­жав. Инте­ресы про­ле­тар­ского дви­же­ния в капи­та­ли­сти­че­ски раз­ви­тых стра­нах и национально-​освободительного дви­же­ния в коло­ниях тре­буют соеди­не­ния этих двух видов рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния в общий фронт борьбы про­тив общего врага, про­тив империализма».

Ложь, наг­лая ложь. Нет ника­кого смысла в кон­такте между про­ле­тар­скими мас­сами импе­ри­а­ли­сти­че­ских и зави­си­мых стран, всё это спо­соб­ствует тому, чтобы раз­де­лить их, создать анта­го­низм между ними. Также неверно, что про­ле­та­риат (если отли­чать про­ле­та­риат этих стран по идео­ло­гии) играет реша­ю­щую роль в осво­бож­де­нии от коло­ни­аль­ной зави­си­мо­сти, начи­ная этот про­цесс в боль­шин­стве полу­ко­ло­ни­аль­ных стран. Раз­ли­чия таковы: про­ле­та­рии импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран полу­чают крохи коло­ни­аль­ной экс­плу­а­та­ции и ста­но­вятся соучаст­ни­ками моно­по­ли­стов; рабо­чие зави­си­мых стран полу­чают зар­плату в несколько раз меньше, но у них всё-​таки есть зар­плата и отно­си­тельно ста­биль­ная работа, кото­рая в боль­шей мере обес­пе­чи­ва­ется и ложится на плечи без­зе­мель­ных кре­стьян и деклас­си­ро­ван­ных эле­мен­тов; кре­стьяне в этих стра­нах лишены земли, они не могут стать круп­ными зем­ле­вла­дель­цами и созда­вать пред­ло­же­ния на рынке труда; их нату­раль­ное хозяй­ство исче­зает, и ничто не заме­нит его в боль­шин­стве зави­си­мых стран, в боль­шин­стве стран его аутен­тич­ная форма ничтожна. Именно они, тру­дя­щи­еся зави­си­мых стран, явля­ются рево­лю­ци­он­ной силой.

«Оппор­ту­низм в рабо­чем дви­же­нии пред­став­ляет собой при­спо­соб­ле­ние рабо­чего дви­же­ния к инте­ре­сам бур­жу­а­зии путём под­рыва рево­лю­ци­он­ной борьбы про­ле­та­ри­ата за осво­бож­де­ние от капи­та­ли­сти­че­ского раб­ства. Рас­ка­лы­вая ряды рабо­чего класса, оппор­ту­ни­сты мешают рабо­чим объ­еди­нить силы для низ­вер­же­ния капи­та­лизма. В этом заклю­ча­ется одна из важ­ней­ших при­чин того, что во мно­гих стра­нах бур­жу­а­зия ещё про­дол­жает дер­жаться у власти».

Пра­вильно, но необ­хо­димо под­черк­нуть ещё раз, что оппор­ту­низм про­ник в широ­кие слои рабо­чего класса в импе­ри­а­ли­сти­че­ских стра­нах; осо­бенно это каса­ется его отно­ше­ний с зави­си­мыми стра­нами. Сего­дня сло­вами «рабо­чая ари­сто­кра­тия» можно было бы опи­сать рабо­чие массы силь­ных стран по отно­ше­нию к слабым.

Источ­ник

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.