Забастовки с китайской спецификой

Забастовки с китайской спецификой
~ 22 мин

Вместо предисловия

Когда рабо­та­ешь юри­стом, рано или поздно начи­на­ешь видеть мир с помо­щью юри­ди­че­ских прак­тик: сли­чать букву закона с тем, что про­ис­хо­дит на деле. Можно назы­вать это про­фес­си­о­наль­ной дефор­ма­цией, одно­сто­рон­но­стью или как угодно ещё, но эта мето­дика даже при недо­статке фак­тов нередко поз­во­ляет нащу­пать реаль­ное поло­же­ние дел и понять, что нам все врут.

1 октября было при­нято спон­тан­ное реше­ние посе­тить это меро­при­я­тие. Группа лиц по пред­ва­ри­тель­ному сго­вору под руко­вод­ством Буз­га­лина А. В. собра­лась, чтобы выне­сти окон­ча­тель­ное реше­ние китай­ского вопроса. Из глав­ных доклад­чи­ков только Нико­лай Свет­лов кри­ти­ко­вал точку зре­ния о том, что Китай — соци­а­ли­сти­че­ское госу­дар­ство. Неспра­вед­ливо получается.

Повто­рять тезисы сто­рон­ни­ков «китай­ского „соци­а­лизма“» смысла нет — их не слы­шал только глу­хой. Стоит разве что вспом­нить один из финаль­ных пас­са­жей А. В. Буз­га­лина, кото­рый умело мас­ки­ро­вался под бес­при­страст­ного моде­ра­тора. Он зву­чал при­мерно так:

«Страна настолько имеет курс на соци­а­лизм, насколько госу­дар­ство рабо­тает в инте­ре­сах страны и народа в целом, и настолько отвер­гает этот курс, насколько оно рабо­тает в инте­ре­сах госу­дар­ствен­ной бюро­кра­тии и круп­ного капи­тала. В Китае по ста­ти­стике весь народ стал лучше жить в послед­ние годы, кто-то в разы, а кто-то в десятки раз. Раз так, госу­дар­ство рабо­тает в инте­ре­сах боль­шин­ства, а зна­чит, у Китая есть курс на соци­а­лизм. Да и круп­ный капи­тал не имеет пря­мой вла­сти, вся поли­тика в руках тех, чей инте­рес — раз­ви­тие страны в целом»

При­дётся кое-что рас­ска­зать об этой самой «работе на инте­ресы». Но тут не подой­дёт контр­ар­гу­мен­та­ция в духе «китайцы не стали жить намного лучше, зна­чит в КНР нет социализма». 

Над­ле­жит пойти дру­гим путём.

Закон суров, но справедлив

Один из опре­де­ля­ю­щих при­зна­ков соци­а­лизма — хре­сто­ма­тий­ный прин­цип «от каж­дого — по его спо­соб­но­стям, каж­дому — по его труду». Этот прин­цип дол­жен быть в Кон­сти­ту­ции любой соци­а­ли­сти­че­ской страны. Но если рас­пре­де­ле­ние по труду суще­ствует только на бумаге, а на деле до тру­дя­щихся масс не дохо­дит каж­дый месяц ровно то, что им при­чи­та­ется в соот­вет­ствии с этим прин­ци­пом (зара­бот­ная плата, социальное/​пенсионное/​медицинское обес­пе­че­ние и т. д.), — то и соци­а­лизм в стране оста­ётся пустой декларацией.

Посмот­рим же, как в КНР слово соот­но­сится с делом. Читаем Кон­сти­ту­цию:

«Ста­тья 6. Основа соци­а­ли­сти­че­ской эко­но­ми­че­ской системы Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­лики — соци­а­ли­сти­че­ская обще­ствен­ная соб­ствен­ность на сред­ства про­из­вод­ства, то есть обще­на­род­ная соб­ствен­ность и кол­лек­тив­ная соб­ствен­ность тру­дя­щихся масс. Соци­а­ли­сти­че­ская обще­ствен­ная соб­ствен­ность лик­ви­ди­рует систему экс­плу­а­та­ции чело­века чело­ве­ком, осу­ществ­ляет прин­цип «от каж­дого – по спо­соб­но­стям, каж­дому – по труду.
На началь­ной ста­дии соци­а­лизма госу­дар­ство под­дер­жи­вает эко­но­ми­че­скую систему, при кото­рой обще­ствен­ная соб­ствен­ность доми­ни­рует и дру­гие формы соб­ствен­но­сти раз­ви­ва­ются парал­лельно, при­дер­жи­ва­ется системы, при кото­рой рас­пре­де­ле­ние по труду доми­ни­рует при сосу­ще­ство­ва­нии с дру­гими спо­со­бами рас­пре­де­ле­ния».

По Кон­сти­ту­ции соци­а­лизм на началь­ном этапе, рас­пре­де­ле­ние идёт в основ­ном по труду, а экс­плу­а­та­ция — «дру­гие спо­собы рас­пре­де­ле­ния» — хоть и суще­ствует, но не пре­ва­ли­рует над этим гла­вен­ству­ю­щим прин­ци­пом моло­дой дина­мично раз­ви­ва­ю­щейся соци­а­ли­сти­че­ской системы. 

Далее сле­дует перейти ко вто­рой главе, посвя­щён­ной пра­вам и обя­зан­но­стям граж­дан КНР. В ней есть ста­тья о праве на труд:

«Ста­тья 42. Граж­дане Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­лики имеют право на труд и обя­зан­ность тру­диться.
Госу­дар­ство раз­лич­ными путями создает усло­вия для тру­до­устрой­ства, улуч­шает охрану и усло­вия труда, а также на основе раз­ви­тия про­из­вод­ства повы­шает оплату труда и мате­ри­аль­ное бла­го­со­сто­я­ние тру­дя­щихся.
Труд — почёт­ная обя­зан­ность всех тру­до­спо­соб­ных граж­дан. Тру­дя­щи­еся пред­при­я­тий госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти и кол­лек­тив­ных эко­но­ми­че­ских орга­ни­за­ций города и деревни должны отно­ситься к сво­ему труду, как хозя­ева страны. Госу­дар­ство поощ­ряет соци­а­ли­сти­че­ское тру­до­вое сорев­но­ва­ние, награж­дает отлич­ни­ков труда и пере­до­ви­ков. Госу­дар­ство поощ­ряет заня­тие граж­дан доб­ро­воль­ным без­воз­мезд­ным тру­дом.
Госу­дар­ство осу­ществ­ляет необ­хо­ди­мое тру­до­вое обу­че­ние граж­дан до устрой­ства их на работу»
.

Ни слова о праве на заба­стовку1 .

Логично: раз почти нет экс­плу­а­та­ции, то не нужно ни заба­сто­вок, ни их пра­во­вого регу­ли­ро­ва­ния. Вот Рос­сия — капи­та­ли­сти­че­ская страна с экс­плу­а­та­цией, зна­чит, декла­ра­ция заба­сто­вок в зако­но­да­тель­стве имеет смысл. И дей­стви­тельно, право на заба­стовку закреп­лено и Кон­сти­ту­цией, и дей­ству­ю­щим в соот­вет­ствии с ней Тру­до­вым кодек­сом.

Раз права на заба­стовку нет в Кон­сти­ту­ции, нет смысла искать его и в дру­гих зако­нах, кото­рые при­ни­ма­ются только на её осно­ва­нии. Впро­чем, для нагляд­но­сти проверим. 

Тру­до­вое зако­но­да­тель­ство КНР пред­став­лено Зако­ном КНР «О труде», Зако­ном КНР «О тру­до­вом дого­воре» и Зако­ном КНР «О меди­а­ции и арбит­раже тру­до­вых спо­ров». Нас инте­ре­сует пер­вый из них. Так, ста­тья 3 кон­кре­ти­зи­рует ста­тью 42 Кон­сти­ту­ции КНР в части права на труд:

«Ста­тья 3. Работ­ники поль­зу­ются рав­ным пра­вом на труд и выбор про­фес­сии, пра­вом на полу­че­ние воз­на­граж­де­ния за труд, пра­вом на отдых и отпуск, пра­вом на обес­пе­че­ние охраны без­опас­но­сти и гиги­ены труда, пра­вом на про­хож­де­ние про­фес­си­о­наль­ного обу­че­ния и под­го­товки, пра­вом на соци­аль­ное стра­хо­ва­ние и обес­пе­че­ние, пра­вом на обра­ще­ние за раз­ре­ше­нием тру­до­вого спора и дру­гими тру­до­выми пра­вами, преду­смот­рен­ными зако­нами.
Работ­ники обя­заны выпол­нять тру­до­вые задачи, повы­шать про­фес­си­о­наль­ную ква­ли­фи­ка­цию, выпол­нять нор­ма­тивы без­опас­но­сти и гиги­ены труда, соблю­дать тру­до­вую дис­ци­плину и про­фес­си­о­наль­ную этику»
.

Отлично, всё-таки тру­до­вые споры могут иметь место, работ­ни­кам можно даже ини­ци­и­ро­вать такой спор, если их тру­до­вые права нару­шены. Зна­чит, всё же есть спра­вед­ли­вость в КНР, и ни один из малого уже числа, в соот­вет­ствии с Кон­сти­ту­цией, остав­шихся экс­плу­а­та­то­ров, не уйдёт от ответ­ствен­но­сти, преду­смот­рен­ной зако­но­да­тель­ством. Не так ли?

Да, на пер­вый взгляд, это так. Перей­дём к раз­делу про тру­до­вые споры:

«Ста­тья 77. При воз­ник­но­ве­нии тру­до­вого спора между рабо­то­да­те­лем и работ­ни­ком сто­роны могут в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством обра­титься для про­ве­де­ния меди­а­ции, арбит­ража, обра­титься в суд, а также дого­во­риться путем пере­го­во­ров.
Прин­ципы меди­а­ции при­ме­ня­ются в арбит­раже и судеб­ном про­цессе»
.

Для подроб­но­стей можно про­честь после­ду­ю­щие ста­тьи 78-84 главы 10 этого же закона и закон о меди­а­ции и арбит­раже, здесь же хва­тит крат­кого пояс­не­ния. При меди­а­ции (посред­ни­че­стве) спор рас­смат­ри­ва­ется тремя сто­ро­нами: пред­ста­ви­те­лями работ­ни­ков, рабо­то­да­теля и проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции. Послед­няя и явля­ется посред­ни­ком между спор­щи­ками. Не при­шли к общему зна­ме­на­телю? К вашим услу­гам арбит­раж: комис­сия, состо­я­щая из пред­ста­ви­те­лей орга­нов госу­дар­ствен­ного управ­ле­ния в сфере труда (ана­лог оте­че­ствен­ного Роструда), рабо­то­да­теля и проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции. Арбит­раж не помог? У каж­дой из сто­рон есть 15 дней с момента полу­че­ния пись­мен­ного реше­ния арбит­ража, чтобы обра­титься в народ­ный суд для воз­буж­де­ния судеб­ного раз­би­ра­тель­ства. Если же спор каса­ется заклю­че­ния кол­лек­тив­ного тру­до­вого дого­вора и сто­роны не смогли мирно его уре­гу­ли­ро­вать, то китай­ский ана­лог Роструда высту­пает орга­ни­за­то­ром пере­го­во­ров между сторонами.

Вот и все спо­собы раз­ре­ше­ния тру­до­вых спо­ров по китай­скому зако­но­да­тель­ству. Руко­вод­ство КНР пред­по­ла­гает, что их доста­точно, чтобы при­звать к порядку зарвав­шихся недо­би­тых экс­плу­а­та­то­ров. Экс­плу­а­та­ция же мизерная.

Жестокая реальность

Было гладко на бумаге, да забыли про овраги. 

Давайте загля­нем в эти овраги и посмот­рим, что за черти там водятся. Возь­мём карту тру­до­вых кон­флик­тов в КНР2 .

Пред­уста­новки ста­ти­стики по ссылке: с апреля по октябрь 2019 вклю­чи­тельно, число участ­ни­ков каж­дой заба­стовки: от 1 до 100 чело­век, сфера эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти: любая. Ничего себе, ока­зы­ва­ется, за послед­ние пол­года в КНР про­изо­шло 700 с лиш­ним заба­сто­вок чис­лен­но­стью до ста чело­век! Как же так, по закону заба­сто­вок ведь не существует? 

А в реаль­но­сти они есть. Вся эко­но­ми­че­ски раз­ви­тая часть страны охва­чена заба­стов­ками, при­чём сферы дея­тель­но­сти и кате­го­рии работ­ни­ков самые раз­ные. Но все­гда най­дутся люди, кото­рые ска­жут, что «от 1 до 100 чело­век» — мало­вато будет, это не заба­стовка, у нас, мол, на заводе/​в школе/​в поликлинике/​во дворе/​в интер­нете и то больше людей про­те­сто­вало. Хорошо, зада­дим пара­метр «от 100 до 1000 человек»:

  • 13.04.2019 — г. Цзи­нань, про­вин­ция Шань­дун. Заба­стовка рабо­чих, при­чина — отсут­ствие индек­са­ции зара­бот­ной платы, невы­пол­не­ние обя­за­тельств по соци­аль­ному обес­пе­че­нию (невы­плата стра­ховки), рабо­то­да­тель — госу­дар­ствен­ная золо­то­до­бы­ва­ю­щая ком­па­ния, спо­соб про­те­ста — демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — неизвестно;
  • 20.05.2019 — г. Бачжун, про­вин­ция Сычу­ань. Заба­стовка рабо­чих, при­чина — невы­пол­не­ние обя­за­тельств по пен­си­он­ному и меди­цин­скому обес­пе­че­нию, мас­со­вое уволь­не­ние работ­ни­ков (лок­аут), рабо­то­да­тель неиз­ве­стен, спо­соб про­те­ста — демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — пре­сле­до­ва­ние поли­цией, пере­го­воры при посред­ни­че­стве госу­дар­ствен­ных органов;
  • 21.05.2019 — г. Цзя­ньян, про­вин­ция Сычу­ань. Заба­стовка учи­те­лей, при­чина — невы­плата пре­мий, невы­пол­не­ние обя­за­тельств по меди­цин­скому обес­пе­че­нию, рабо­то­да­тель — нена­зван­ное обра­зо­ва­тель­ное учре­жде­ние, спо­соб про­те­ста — демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — пре­сле­до­ва­ние поли­цией, пере­го­воры при посред­ни­че­стве госу­дар­ствен­ных органов;
  • 19.06.2019 — г. Тай­чжоу, про­вин­ция Цзянсу. Заба­стовка рабо­чих, при­чина — невы­плата зара­бот­ной платы, невы­пол­не­ние обя­за­тельств по соци­аль­ному обес­пе­че­нию, рабо­то­да­тель — про­из­во­ди­тель сол­неч­ных бата­рей, спо­соб про­те­ста — кол­лек­тив­ное пре­кра­ще­ние работы (сидя­чая заба­стовка), бло­ки­ро­ва­ние дорог; обрат­ная связь — пре­сле­до­ва­ние поли­цией, нане­се­ние телес­ных повре­жде­ний, арест (задер­жа­ние);
  • 16.07.2019 — г. Чэнду, про­вин­ция Сычу­ань. Заба­стовка так­си­стов, при­чина — непол­ная выплата воз­на­граж­де­ния за ока­за­ние транс­порт­ных услуг, рабо­то­да­тель — очень круп­ная транс­порт­ная ком­па­ния Didi Chuxing, спо­соб про­те­ста — кол­лек­тив­ное пре­кра­ще­ние работы, обрат­ная связь — неизвестно;
  • 19.08.2019 — г. Линь­ф­энь, про­вин­ция Шаньси. Заба­стовка мед­ра­бот­ни­ков, при­чина — смена соб­ствен­ника и свя­зан­ное с этим невы­пол­не­ние обя­за­тельств по соци­аль­ному обес­пе­че­нию (невы­плата соци­аль­ной стра­ховки), рабо­то­да­тель — нена­зван­ное госу­дар­ствен­ное учре­жде­ние здра­во­охра­не­ния, спо­соб про­те­ста — кол­лек­тив­ное пре­кра­ще­ние работы, демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — неизвестно;
  • 24.08.2019 — г. Ухань, про­вин­ция Хубэй. Заба­стовка рабо­чих (стро­и­те­лей), при­чина — задол­жен­ность по зара­бот­ной плате, рабо­то­да­тель — нена­зван­ная стро­и­тель­ная ком­па­ния, спо­соб про­те­ста — кол­лек­тив­ное пре­кра­ще­ние работы (сидя­чая заба­стовка), демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — неизвестно;
  • 07.09.2019 — уезд Линь­гао, про­вин­ция Хай­нань. Заба­стовка рабо­чих (стро­и­те­лей), при­чина — задол­жен­ность по зара­бот­ной плате, рабо­то­да­тель — нена­зван­ная стро­и­тель­ная ком­па­ния, спо­соб про­те­ста — демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — пре­сле­до­ва­ние поли­цией, нане­се­ние телес­ных повреждений; 
  • 09.10.2019 — г. Пекин. Заба­стовка рабо­чих, при­чина — задол­жен­ность по зара­бот­ной плате, рабо­то­да­тель — сто­лич­ная энер­ге­ти­че­ская ком­па­ния, спо­соб про­те­ста — кол­лек­тив­ное пре­кра­ще­ние работы (сидя­чая заба­стовка), демон­стра­ция (митинг), обрат­ная связь — переговоры;
  • 15.10.2019 — г. Шан­хай. Заба­стовка работ­ни­ков доставки, при­чина — закры­тие OTP Express — под­раз­де­ле­ния логи­сти­че­ского гиганта YTO Express — и невы­плата ком­пен­са­ции, рабо­то­да­тель — YTO Express/​OTP Express, спо­соб про­те­ста — кол­лек­тив­ное пре­кра­ще­ние работы (сидя­чая заба­стовка), демон­стра­ция, обрат­ная связь — неизвестно.

Это лишь неболь­шая часть круп­ных заба­сто­вок, всего их за послед­ние пол­года про­изо­шло 44.

И уже не важно, нужны ли эти заба­стовки ком­му­ни­стам, проснётся ли от них у работ­ни­ков клас­со­вое созна­ние. Важно дру­гое: в жизни заба­стовки есть, а в законе нет, а зна­чит, они рас­це­ни­ва­ются вла­стью как пра­во­на­ру­ше­ния, и на них рас­про­стра­ня­ются поло­же­ния не тру­до­вого, а уго­лов­ного зако­но­да­тель­ства. У нас нет точ­ных ста­ти­сти­че­ских дан­ных о том, как именно ква­ли­фи­ци­ру­ются китай­ские заба­стовки, но, как мы видим, здесь не обхо­дится и без полиции. 

Надо пола­гать, чтобы избе­жать уго­лов­ного пре­сле­до­ва­ния, работ­ники во мно­гих слу­чаях могут при­бе­гать не к соб­ственно заба­стовке (кол­лек­тив­ному пре­кра­ще­нию работы), а к пуб­лич­ным про­те­стам не ста­чеч­ного харак­тера — демон­стра­циям и митин­гам, что видно из при­ве­дён­ной части ста­ти­стики. Такая так­тика имеет смысл, поскольку право на подоб­ные меро­при­я­тия Кон­сти­ту­цией КНР закреп­ля­ется, а зна­чит, китай­ские работ­ники дей­ствуют, нахо­дясь в пра­во­вом поле:

«Ста­тья 35. Граж­дане Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­лики имеют сво­боду слова, печати, собра­ний, сою­зов, улич­ных шествий и демон­стра­ций».

Однако не стоит недо­оце­ни­вать китай­ских зако­но­да­те­лей: декла­ра­ция права на пуб­лич­ные меро­при­я­тия отнюдь не озна­чает, что «город­ской черни» всё доз­во­лено в рам­ках своих схо­док. На это ука­зы­вают сле­ду­ю­щие ста­тьи Уго­лов­ного кодекса КНР:

«Ста­тья 296. Про­ве­де­ние митин­гов, шествий, демон­стра­ций без подачи в соот­вет­ствии с зако­ном про­ше­ния о про­ве­де­нии или без санк­ци­о­ни­ро­ва­ния про­ше­ния о про­ве­де­нии, либо про­ве­де­ние ука­зан­ных дей­ствий не в соот­вет­ствии с опре­де­лен­ными раз­ре­ше­нием руко­во­дя­щих орга­нов вре­ме­нем, местом и марш­ру­том и отказ от пре­кра­ще­ния ука­зан­ных дей­ствий после полу­че­ния при­каза об их пре­кра­ще­нии, серьезно нару­шив­шие обще­ствен­ный поря­док, в отно­ше­нии руко­во­ди­те­лей митин­гов, шествий, демон­стра­ций и иных лиц, несу­щих непо­сред­ствен­ную ответ­ствен­ность, — нака­зы­ва­ются лише­нием сво­боды на срок до 5 лет, крат­ко­сроч­ным аре­стом, над­зо­ром или лише­нием поли­ти­че­ских прав».

«Ста­тья 297. Нали­чие при себе в нару­ше­ние зако­но­да­тель­ства ору­жия, режу­щего инстру­мента, ноше­ние кото­рого при себе огра­ни­чено, или взрыв­ча­тых веществ при уча­стии в митинге, шествии, демон­стра­ции — нака­зы­ва­ется лише­нием сво­боды на срок до 3 лет, крат­ко­сроч­ным аре­стом, над­зо­ром или лише­нием поли­ти­че­ских прав».

«Ста­тья 298. Пре­пят­ство­ва­ние про­во­дя­щимся в соот­вет­ствии с зако­ном митин­гам, шествиям и демон­стра­циям посред­ством дез­ор­га­ни­зу­ю­щих дей­ствий, напа­де­ний и иных спо­со­бов, повлек­шее за собой обще­ствен­ные бес­по­рядки, — нака­зы­ва­ется лише­нием сво­боды на срок до 5 лет, крат­ко­сроч­ным аре­стом, над­зо­ром или лише­нием поли­ти­че­ских прав».

Если резю­ми­ро­вать эти три ста­тьи, при жела­нии у ком­пе­тент­ных орга­нов есть воз­мож­ность кри­ми­на­ли­зи­ро­вать и преду­смот­рен­ные кон­сти­ту­цией шествия и митинги. При­чём, как явствует из 298 ста­тьи, вполне мир­ную и согла­со­ван­ную акцию про­те­ста можно спро­во­ци­ро­вать на такие дей­ствия, кото­рые пре­вра­тят это меро­при­я­тие в обще­ствен­ные бес­по­рядки, но нести ответ­ствен­ность будут учи­нив­шие эти бес­по­рядки — наём­ные работники. 

Нет воз­мож­но­сти подроб­нее рас­смот­реть пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние таких пуб­лич­ных меро­при­я­тий: нет пере­ве­дён­ных на рус­ский язык китай­ских зако­нов, ана­ло­гич­ных, к при­меру, нашему Феде­раль­ному закону «О собра­ниях, митин­гах, демон­стра­циях, шествиях и пике­ти­ро­ва­ниях». Однако в кон­тек­сте послед­ней из при­ве­дён­ных ста­тей УК КНР можно пред­по­ло­жить, что органы госу­дар­ствен­ной вла­сти для пре­се­че­ния любых выступ­ле­ний, свя­зан­ных с тру­до­выми спо­рами, могут при­бе­гать к помощи про­во­ка­то­ров. Послед­ние и будут «пре­пят­ство­вать про­ве­де­нию закон­ных митин­гов с помо­щью раз­лич­ных действий».

Полу­ча­ется, экс­плу­а­та­ция-то — не отми­ра­ю­щий руди­мент, угне­та­тели совсем не недо­би­тые, и не их кон­тро­ли­руют работ­ники через мир­ное раз­ре­ше­ние мел­ких тру­до­вых спо­ров, а совсем наобо­рот. Налицо регу­ляр­ные круп­ные тру­до­вые споры, кото­рые работ­ники спо­собны попро­бо­вать раз­ре­шить только ради­каль­ным мето­дом — неза­кон­ной (дру­гих нет) забастовкой. 

Поскольку заба­стовка неза­конна, она явля­ется крайне ответ­ствен­ным и рис­ко­ван­ным шагом с непред­ска­зу­е­мым резуль­та­том — усло­вия труда могут стать ещё хуже вплоть до уволь­не­ния, а то и уго­лов­ного дела. При этом «народ­ное» госу­дар­ство на своих, госу­дар­ствен­ных, пред­при­я­тиях, как пока­зано выше, тоже дово­дит работ­ни­ков до стачки.

А теперь давайте срав­ним выше­ска­зан­ное с пози­цией «Китай­ского рабо­чего бюл­ле­теня», кото­рый осве­щает рабо­чее дви­же­ние в Китае. Вот что они сооб­щают о заба­стов­ках в раз­деле «Часто зада­ва­е­мые вопросы».

«Есть ли у китай­ских работ­ни­ков право на заба­стовку?

Право на заба­стовку было уда­лено из Кон­сти­ту­ции в 1982 году в рам­ках реформ тогдаш­него лидера Дэн Сяо­пина по „модер­ни­за­ции“ Китая. Впро­чем, зако­но­да­тель­ный запрет на заба­стовки отсут­ствует. Но фак­ти­че­ски, как было ука­зано выше3 , у работ­ни­ков нет воз­мож­но­сти дове­сти свои тре­бо­ва­ния до рабо­то­да­теля, кроме как с помо­щью заба­стовки. Наша карта заба­сто­вок, в кото­рой зафик­си­ро­вано более 10 тысяч подоб­ных слу­чаев, начи­ная с 2011 г., пока­зы­вает, что заба­стовки и дру­гие формы кол­лек­тив­ных про­те­стов — обыч­ное дело для всех отрас­лей китай­ского про­из­вод­ства. Как пра­вило, заба­стовки неболь­шие и недол­гие, хотя в тече­ние наблю­да­е­мого пери­ода были и зна­чи­тель­ные собы­тия. Так, напри­мер, в апреле 2014 около 40 тысяч работ­ни­ков обув­ной фаб­рики „Yue Yuen“ в Дун­гу­ане при­няло уча­стие в заба­стовке, кото­рая про­дли­лась 2 недели. Также есть слу­чаи одно­вре­менно про­хо­дя­щих заба­сто­вок в раз­ных горо­дах Китая. При­мер — заба­стовка кра­нов­щи­ков и заба­стовка води­те­лей гру­зо­ви­ков в мае и июне 2018 соот­вет­ственно. Ино­гда работ­ни­ков аре­сто­вы­вают за уча­стие в заба­стов­ках или их орга­ни­за­цию, но если им всё-таки будет предъ­яв­лено обви­не­ние, то их дей­ствия будут ква­ли­фи­ци­ро­ваться как пре­ступ­ле­ния про­тив обще­ствен­ного порядка, напри­мер, „орга­ни­за­ция толпы с целью нару­ше­ния обще­ствен­ного порядка“, а не как уча­стие в заба­стовке. Более рас­про­стра­нён­ная прак­тика — уволь­не­ние работ­ни­ков-орга­ни­за­то­ров (лиде­ров) заба­сто­вок — по ини­ци­а­тиве рабо­то­да­теля или во время заба­стовки, или спу­стя несколько меся­цев после заба­стовки. В Китае это назы­ва­ется „сво­дить счёты после дости­же­ния резуль­тата“»4 .

Дан­ные созна­тель­ных китай­цев под­твер­ждают наши пред­по­ло­же­ния, за исклю­че­нием одного момента: они утвер­ждают, что зако­но­да­тель­ного запрета на заба­стовку нет. Если так, попро­буем найти в Уго­лов­ном кодексе то, что они имеют в виду под «орга­ни­за­цией толпы с целью нару­ше­ния обще­ствен­ного порядка». Это, веро­ятно, сле­ду­ю­щие ста­тьи УК КНР:

«Ста­тья 290. Зачин­щики мас­со­вых обще­ствен­ных бес­по­ряд­ков, при­вед­ших к невоз­мож­но­сти нор­маль­ного осу­ществ­ле­ния рабо­чей, про­из­вод­ствен­ной, хозяй­ствен­ной, пре­по­да­ва­тель­ской и научно-иссле­до­ва­тель­ской дея­тель­но­сти и явив­шихся при­чи­ной зна­чи­тель­ных убыт­ков, при отяг­ча­ю­щих обсто­я­тель­ствах — нака­зы­ва­ются лише­нием сво­боды на срок от 3 до 7 лет; те же дея­ния, совер­шен­ные про­чими актив­ными участ­ни­ками, — нака­зы­ва­ются лише­нием сво­боды на срок до 3 лет, крат­ко­сроч­ным аре­стом, над­зо­ром или лише­нием поли­ти­че­ских прав.

Зачин­щики напа­де­ния на госу­дар­ствен­ный орган, при­вед­шего к невоз­мож­но­сти осу­ществ­ле­ния нор­маль­ного функ­ци­о­ни­ро­ва­ния госу­дар­ствен­ного органа и при­чи­нив­шего зна­чи­тель­ный ущерб, — нака­зы­ва­ются лише­нием сво­боды на срок от 5 до 10 лет; то же дея­ние, совер­шен­ное про­чими актив­ными участ­ни­ками, - нака­зы­ва­ется лише­нием сво­боды на срок до 5 лет, крат­ко­сроч­ным аре­стом, над­зо­ром или лише­нием поли­ти­че­ских прав».

«Ста­тья 291. Зачин­щики мас­со­вых обще­ствен­ных бес­по­ряд­ков на транс­порт­ных стан­циях, при­ча­лах, в аэро­пор­тах граж­дан­ской авиа­ции, на рын­ках, в пар­ках, кино­те­ат­рах, на выстав­ках и ста­ди­о­нах или в дру­гих обще­ствен­ных местах, зачин­щики мас­со­вого бло­ки­ро­ва­ния транс­порт­ного сооб­ще­ния или дез­ор­га­ни­за­ции транс­порт­ного сооб­ще­ния, про­ти­во­дей­ствия и вос­пре­пят­ство­ва­ния работ­ни­кам госу­дар­ствен­ных орга­нов, осу­ществ­ля­ю­щим кон­троль за обще­ствен­ным поряд­ком, выпол­не­ние в соот­вет­ствии с зако­ном своих слу­жеб­ных обя­зан­но­стей, при отяг­ча­ю­щих обсто­я­тель­ствах — нака­зы­ва­ются лише­нием сво­боды на срок до 5 лет, крат­ко­сроч­ным аре­стом или над­зо­ром».

Во-пер­вых, здесь пре­ступ­ле­нием явля­ется всё дея­ние в целом — мас­со­вые бес­по­рядки не могут являться закон­ными митин­гами. Ста­тьи же 296-298 карают за пре­ступ­ле­ния, совер­шён­ные в рам­ках закон­ных митин­гов и выяв­лен­ные пра­во­охра­ни­тель­ными орга­нами

Во-вто­рых, ука­заны места совер­ше­ния пре­ступ­ле­ний — и это рабо­чие места. Зако­но­да­тель про­зрачно наме­кает, что люди соби­ра­ются без­об­раз­ни­чать по опре­де­лён­ному поводу. В ста­тьях 296-298 нет такой кон­кре­тики. Оно и пра­вильно: митин­гуйте как и где угодно, только чтоб митинг был спо­кой­ный, согла­со­ван­ный, без ножей и провокаций. 

В тре­тьих, в ста­тьях 290-291 выде­ля­ются субъ­екты пре­ступ­ле­ний — орга­ни­за­торы и наи­бо­лее актив­ные участ­ники. Логика зако­но­да­теля: пра­во­охра­ни­тель­ные органы лик­ви­ди­руют вер­хушку бузо­тё­ров, осталь­ные раз­бе­гутся сами собой, а позже, если потре­бу­ется, их доста­нут дру­гим спо­со­бом — напри­мер, уво­лят. Похоже на попытку при­рав­нять орга­ни­за­то­ров и актив­ных участ­ни­ков к глав­ным пре­ступ­ни­кам и соучаст­ни­кам в рам­ках орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной группы. В ста­тьях про нару­ше­ния на митин­гах нет этого выде­ле­ния — зако­но­да­тель пред­по­ла­гает, что легаль­ные митинги не тре­буют серьёз­ной орга­ни­за­ции и рас­пре­де­ле­ния по ролям, соот­вет­ственно, под­ра­зу­ме­ва­ется, что орга­ни­за­торы и участ­ники митин­гов не явля­ются чле­нами орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной группы.

Сле­до­ва­тельно, пра­виль­ней будет ска­зать, что в зако­но­да­тель­стве нет пря­мого запрета на заба­стовку, но ста­тьи 290-291 УК КНР состав­лены так, чтобы воз­ни­ка­ю­щие тру­до­вые кон­фликты было легко кри­ми­на­ли­зи­ро­вать — под­ве­сти их под ста­тью о мас­со­вых беспорядках. 

Это можно счи­тать кос­вен­ным запре­том на забастовку.

Вывод?

Декла­ри­ру­е­мое Кон­сти­ту­цией пре­об­ла­да­ние рас­пре­де­ле­ния по труду над «дру­гими спо­со­бами рас­пре­де­ле­ния» (в оче­ред­ной раз хочется под­черк­нуть эту заме­ча­тель­ную зако­но­да­тель­ную фор­му­ли­ровку) в реаль­но­сти ока­зы­ва­ется пере­вёр­ну­тым с ног на голову. Если бы это было не так, с чего бы работ­ни­кам начи­нать басто­вать, тем более, в таком коли­че­стве? Раз бастуют, зна­чит, имеет место нару­ше­ние тру­до­вых прав работ­ни­ков, что под­твер­жда­ется дан­ными с карты тру­до­вых кон­флик­тов. Раз тру­до­вые права нару­ша­ются, зна­чит, на деле бал пра­вят эти самые «дру­гие спо­собы рас­пре­де­ле­ния» со всеми выте­ка­ю­щими послед­стви­ями — капи­та­ли­сти­че­ская экс­плу­а­та­ция труда.

Это лишь один из аспек­тов обще­ствен­ной жизни Китая. Но всё пере­пле­тено, и там, где мы видим один при­знак капи­та­лизма, неиз­бежно обна­ру­жи­ва­ются и дру­гие. Уви­дев вер­хушку айс­берга китай­ских обще­ствен­ных отно­ше­ний, стоит лиш­ний раз поду­мать: а где тут социализм?

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Кстати, как и о праве на дру­гие спо­собы раз­ре­ше­ния тру­до­вых спо­ров, о кото­рых будет ска­зано ниже. Забе­гая впе­рёд: выхо­дит, тру­до­вое зако­но­да­тель­ство КНР, закреп­ля­ю­щее эти самые спо­собы, в част­но­сти, Закон КНР «О труде», ссы­ла­ется на Кон­сти­ту­цию КНР — «…Насто­я­щий Закон при­нят в соот­вет­ствии с Кон­сти­ту­цией КНР…», в кото­рой они вообще никак не обо­зна­чены. Налицо юри­ди­че­ское несо­от­вет­ствие. Впро­чем, это вполне может быть тех­ни­че­ской недо­ра­бот­кой, не име­ю­щей отно­ше­ния к делу
  2. Здесь и далее ссылки на гон­конг­ские ресурсы, кото­рые могут не откры­ваться у неко­то­рых поль­зо­ва­те­лей — это, веро­ятно, Рос­ком­над­зор забло­ки­ро­вал гон­конг­ские сер­вера. Они, в числе про­чих, могли попасть под горя­чую руку во время кон­фликта РКН с Telegram. Зайти на эти сайты можно через VPN или с помо­щью бра­у­зер­ного рас­ши­ре­ния «Анти­За­прет».
  3. Выше по тек­сту «Часто зада­ва­е­мых вопро­сов» — Ф. К.
  4. Ско­рее всего, име­ется в виду, что китай­ский рабо­то­да­тель любит махать кула­ками и после драки тоже